Правовое регулирование сети интернет

Государственное регулирование сети Интернет

Сегодня Интернет, как средство массовой коммуникации, достиг такого уровня развития и воздействия на общественную жизнь, который требует государственного вмешательства в виде принятия законов, регулирующих деятельность, связанную с распространением новых технологий.

С целью определения направления такого регулирования в ряде стран проведены специальные исследования, созданы общественные объединения, разрабатываются кодексы поведения в Интернете, принимаются законы. Все документы, которые будут упомянуты мной в данной главе, доступны в интернете, что делает излишним их пересказ или детальный анализ. Вместе с тем краткая их характеристика дает возможность понять само направление развития законодательства и опыта регулирования Интернета.

«Интернациональная» природа сети позволяет утверждать, что проблемы законодательного регулирования деятельности в Интернете носят общий характер и одинаковы для всех стран Мелюхин И.С. Государство и Интернет // Законодательство и практика средств массовой информации: URL: http://www.medialaw.ru/publications/zip/39/contents.html (1997. 11 нояб.).

В 1997 году в Канаде был подготовлен доклад «Киберпространство — не земля вне закона» См. там же («The Cyberspace is not a «No land Law». A Study of the Issues of Liability for Content circulating on the Internet»). В нем рассматриваются проблемы, связанные с уголовной и гражданской ответственностью, возникающие в ходе работы в сети Интернет, как пользователей, так и поставщиков содержания и информационных услуг. В контексте канадского уголовного кодекса рассмотрены такие действия в Интернете, как передача непристойных, оскорбительных сообщений, детской порнографии, нарушения прав на торговые марки. В докладе рассмотрены случаи наступления гражданской ответственности, возникающие в результате действий в Интернете, ведущих к диффамации, нанесению вреда репутации, нарушению тайны личной жизни, злоупотреблениям или не обеспечению сохранности тайны личной жизни, сообщению неверной информации, разглашению секретных данных и несправедливой конкуренции.

В Германии в том же году был принят закон об информационных и коммуникационных услугах (Informations und Kommunikationsdienste Gesetz) в котором определен статус цифровой подписи, введены поправки в уголовный кодекс, в законы о запрете на распространение морально вредной для юношества информации, охране авторских прав Мелюхин И.С. Зарубежный опыт регулирования Интернета // Информационные ресурсы России 1998 г. № 1(38) URL: http://www.kcnti.csti.ru/irr/38/index.html .

Во Франции создан официальный сайт Хартии Интернет (Charte de l’Internet), в которой определяются принципы добровольных обязательств пользователей и создателей информационных услуг и продуктов, связанных с Интернетом.

В США с инициативами государственного регулирования Интернет технологий выступала еще Администрация Б. Клинтона. Речь шла о создании Интернета следующего поколения (Next Generation Internet), концепция которого предполагает не только значительно более высокие скорости передачи информации, но и развитие интерактивных услуг в общенациональном масштабе См. там же . Подчеркивалась ведущая роль государства в организации научных исследований и разработок, в создании технологий для сети следующего поколения.

В докладе Федеральной комиссии США по связи «Цифровое торнадо: Интернет и телекоммуникационная политика» (Digital Tornado: the Internet and Telecommunications Policy, March 1997) См. там же дается анализ правовых, экономических и социальных проблем, связанных с Интернетом. В работе подчеркивается необходимость не обременять Интернет ненужным государственным регулированием и воздействием. Именно ограниченным государственным вмешательством в развитие Интернета объяснятся его быстрый рост.

В связи с этим, уместно привести позицию американского политолога Р. Лайтена по данной проблеме. В работе «Право и политика в век Интернета» он попытался дать ответ на вопрос, по каким основаниям государство должно строить свою политику в отношении Интернет-революции в современных условиях. Лайтен высказывает сомнения относительно того, что сетевые проблемы могут быть решены исключительно с помощью государственного вмешательства. На основе комплексного анализа он приходит к выводу, что государству следует делать ставку на использование рыночных механизмов и высоких технологий, вмешиваясь только в том случае, если последние в конкретной ситуации оказались недееспособны и положение может быть исправлено при помощи государственного регулирования в какой-либо конкретной форме.

Вообще, в политической науке известны три различных ответа на вопрос следует ли государству устанавливать правила для сети интернет, аналогичные тем, что существуют в оффлайн-мире, или оно должно дать возможность рыночным механизмам и развивающимся высоким технологиям доказать свою способность решать эти проблемы.

Первоначально политики и ученые придерживались мнения, согласно которому Интернет должен оставаться сферой, свободной от регулирования. Сеть рассматривалась как идеальный образец беспланового, частного, инновационного сегмента экономики, польза от которого может быть уничтожена незрелым и неподготовленным государственным вмешательством.

Второй подход — интервенционистский — опирается на тезис о том, что Интернет имеет слишком большое значение, чтобы остаться вне сферы регулирования. Аргументы здесь таковы: правила в Интернете устанавливают не законодатели, а составители программ («кодов»); «коды» накладывают на пользователей больше ограничений, чем политика в реальном мире и, если государство не будет вмешиваться, оно выпустит Интернет из-под контроля и будет вынуждено капитулировать в борьбе с составителями «кодов».

Наконец, третий подход можно обозначить как прагматический. Он предполагает, что проблемы должны решаться с помощью рыночных и технологических механизмов в комбинации с государственным вмешательством, сущность которого должна зависеть от природы конкретной политической проблемы. Данный подход, конкретизированный в рассуждениях Р. Лайтена, на мой взгляд, представляется наиболее перспективным. На его основе уже построен ряд законопроектов, находящихся на рассмотрении в Конгрессе США. Так, Проект закона о защите Интернета (Internet Protection Act) предложенный с целью поддержки быстрейшего технологического и коммерческого развития Интернета, прямо указывает на то, что политика США должна опираться на частные инициативы и максимально избегать государственных ограничений и надзора за действиями в Интернете. Отмечается, что регулирование информационных услуг не служит общественным интересам.

В качестве примера можно привести также Проект закона о безопасности и свободе через шифрование (Security and Freedom Through Encryption Act of), который предполагает свободу использования и продажи средств шифрования и установление запрета на обязательный доступ к ключам шифрования со стороны государственных структур. Предлагается признать законным использование шифрования независимо от используемых алгоритмов, длины кода, технологий и средств шифрования. Никого нельзя обязать передать ключи шифрования другому лицу, кроме как в случае проведения расследований в соответствии с установленной законом процедурой.

Между тем, очевидными остаются основные проблемы, с которыми приходиться иметь дело государству в сфере регулирования Интернет технологий, это:

  • — защита частной сферы (до сих пор никто не может гарантировать, что информация частного характера, предоставляемая гражданами онлайн-структурам, будет недоступна для какой-либо третьей заинтересованной стороны);
  • — защита интеллектуальной собственности (речь идет о разработке программ, с помощью которых можно распространять аудио- и видеозаписи через Сеть таким образом, что дальнейшая их передача пользователям, не заплатившим владельцу, будет заблокирована).
  • — налогообложение (смысл этой проблемы в том, как обеспечить условия честной конкуренции торговли в Сети и в реальном мире, путем выработки механизмов, которые позволят подчинить виртуальные супермаркеты нормам федерального и местного налогового законодательства) Зорин В.А. Интернет и политика // Русский журнал: URL: http://old.russ.ru/politics/20020729-zor.html;

Кроме того, огромную важность имеет проблема юрисдикции в Сети. Сегодня в сознании рядовых пользователей прочно укрепляется двойной стандарт: законы должны соблюдаться, но только не в сети. Текущая ситуация раздвоения реального и виртуального мира таит в себе колоссальную опасность. Причины ее многогранны и их можно условно разделить на: технические, социально-психологические и правовые.

К первым можно отнести влияние природы информации на электронных носителях (электронные данные в нашем материальном мире выглядят чрезвычайно изменчивыми и нестабильными), колоссальные массивы данных и «текучесть» информации в сети Интернет, а также незащищенность протоколов обмена информацией.

Социально-психологическими причинами процесса становления двойного стандарта являются отсутствие понимания места и роли Интернет в человеческом обществе и эфемерный статус автономности личности, дающий возможность наслаждаться анонимностью и кажущимся могуществом. К правовым причинам относятся известная недостаточность правового регулирования, а также концептуальная сложность обеспечения доказательств в сети.

Примечательно, что в принципе не существует никакого органа, который устанавливал бы правила коммуникации в интернет. Напротив, сеть управляется структурами, часто независимыми от каких бы то ни было правительственных учреждений. Каким законодательством будут регулироваться вопросы защиты частной сферы, интеллектуальной собственности, прав потребителей и другие им подобные, происходящие из реального мира, но имеют аналоги в киберпространстве? Эти проблемы достаточно сложны, даже если они возникают в пределах одного государства, и они становятся еще более сложными, когда речь идет о взаимодействии субъектов, резиденции которых размещены в разных странах.

В длительной перспективе отчетливо вырисовывается необходимый алгоритм действий. Государства должны приложить максимум усилий для гармонизации своих законодательных баз, так чтобы их взаимодействие не было затруднено. Задача политиков при этом будет заключаться в разработке такой стратегии, которая не только не будет препятствовать, а напротив — будет стимулировать поиск рыночных и технологических способов решения существующих проблем. Государственное регулирование может быть эффективным в отношение наиболее крупных компаний, которые уже сейчас активно используют Интернет, и будут продолжать этот курс в будущем с целью сохранения и увеличения собственного влияния.

Единственное, что можно сказать с определенностью о развитии Интернета, — это то, что его практически невозможно предугадать. Это требует от политиков избегать неподготовленных действий. Если же они действуют, они должны делать это прагматично и осторожно, постоянно внося коррективы в процесс претворения своих решений в жизнь.

Содержание правового регулирования: методы, способы и виды

правовой регулирование социальный мораль

Среди методов и способов правового регулирования мы можем выделить самые распространенные — императивный и диспозитивный.

Императивный метод правового регулирования.

Смысл данного метода заключается в том, что при регулировании правоотношений один участник находится в подчинении у другого. Обычно этот метод находит свое применение в конституционно-правовых отношениях, уголовно-правовых отношения, административно-правовых отношениях.

Диспозитивный метод правового регулирования

Характеризуется тем, что регулирует правоотношения, организованные на равенстве участников, отсутствии подчинения между ними. Своё отражение данный метод находит в регулировании правоотношения в частноправовой сфере.

Кроме того, следует выделить такой метод, как поощрительный, который выражается в поощрении и вознаграждении за правомерное поведение.

В целях достижения координирования потребностей, интересов человека или сообщества людей реализовывается социальное регулирование, как целеустремленное влияние на поведение людей.

Регулирование может быть внешним по отношению к человеку, так и внутренним. Внутреннее регулирование можно обозначить еще как саморегулирование

На всем протяжении развития общество сформировало разнообразную систему средств (способов) регламентации поведения людей.

Средства определяют, чем регулируется поведение людей, а способы определяют, как реализовывается это целенаправленное воздействие.

К средствам общественного регулирования относятся социальные нормы — моральные, корпоративные, обычаи.

Норма является основной, но не единственной формой воздействия на поведение людей. Средством регулирования также может быть персональные предписания, властные распоряжения, меры физического, психического, организационного принуждения.

В системе правового регулирования важнейшая роль принадлежит правовому регулированию, под которым в узком смысле понимается воздействие норм права, других специально юридических средств на поведение людей и на общественные отношения в целях их упорядочения и прогрессивного развития.

Правовое регулирование обычно постигаться, как многостороннее влияние на социальные отношения всех правовых явлений, также правовых идей, взглядов правовой жизни общества, не олицетворенных в юридические формы — законы, нормативно-правовые акты.

Но для решения задач юристу, необходимо, с пониманием относиться к роли, значению правового регулирования как совокупности средств и способов реализации позитивного права.

Позитивное право располагает свойствами и механизмами, снабжающими его осуществление в жизни общества. Нормативность, общеобязательность, обеспеченность государственно-правовым принуждением позволяют переместить правовые нормы из области «должного» в сферу «существующего», в будничную жизнь человека и общества.

Иногда, когда под воздействием законодательного акта, его норм наступают результаты, не внезапные для законодательства, противоречащие целям законодателя, то такое влияние не может рассчитываться правовым регулированием.

Так, под влиянием земельного законодательства увеличилась цена на земельные участки, повысилось количество сделок по поводу земли со спекулятивной составляющей, производимых ради наживы, непродуктивного использования земли.

Отрицательное воздействие закона о земле на социальные взаимоотношения нельзя назвать правовым регулированием, поскольку это не являлось целью законодателя — упорядочить жизнедеятельность общества, снабдить достоверный, рациональный характер пользования ценностью в виде земли

Нельзя полагать правовым урегулировать влияние, реализовываемое антиюридическими средствами.

Так, влияние на сознание и поведение общества и отдельно взятых людей через средства массовой информации, агитации, не возможно отнести к правовому регулированию как специально-юридической организующей деятельности.

Безусловно, в реальной жизни духовное, мировоззренческое, психологическое воздействие права взаимосвязано, совмещается со специальным юридическим правовым регулированием.

Влияние на социальные отношения, на поведение общества специально-юридическими способами, в свою очередь показывает воздействие на духовно-нравственную сторону жизни человека.

На различных исторических периодах формирования общества и государства в зависимости от политических, экономических, идеологических и иных факторов, была в наличии обусловленная сфера правового регулирования.

В тех условиях, когда область регулирования была невелика и формальна, когда не употреблялись потенциалы права для упорядочения социальных отношений, в обществе завязывалась угроза произвола, непредсказуемости , в тех сферах людских отношений, которые можно было упорядочить с помощью права.

Общественные отношения, урегулированные правом, должны иметь следующие признаки.

Во-первых, это отношения, в которых есть отражение как индивидуальных интересов членов общества, так интересов общесоциальных.

Во-вторых, в этих отношениях находят свое место взаимные интересы участников.

В-третьих, отношения строятся на основании согласия осуществлять обусловленные правила, признания обязательности правил.

В-четвертых, эти отношения призывают к соблюдению правил, обязательность которых подразумевает достаточно действенную силу.

В сферу правового регулирования входят три группы общественных отношений, содержащих в себе перечисленные признаки.

Первая группа — отношения людей по обмену ценностями.

Здесь наиболее эффектно выражается потенциал и необходимость правового регулирования имущественных отношений, поскольку во взаимоприемлемом обмене имуществом заинтересовано и все общество, и каждый человек.

Эти отношения построены на основе общепризнанных правил поведения; обязательность признания правил снабжена эффективной силой особого аппарата правового принуждения.

Вторую группу создадут отношения по властному управлению обществом. В управлении социальными процессами заинтересованы и человек, и общество.

Управление реализовывается ради удовлетворения как персональных, так и общественных интересов и должно осуществиться по строгим правилам, снабженным силой принуждения. Конечно, в сферу правового регулирования входит государственное управление общественными процессами.

В третью группу укладываются отношения по снабжению правопорядка, которые призваны обеспечивать нормальное протекание процессов обмена ценностями, процессов управления в обществе.

Эти отношения возникают из неисполнения правил, регламентирующих поведение индивидов в двух указанных средах.

Социальные отношения, входящие в эти группы составляют предмет правового регулирования.

Это социальные отношения, которые могут поддаваться нормативному и организационному влиянию и в конкретных исторических условиях и требуют правового урегулирования.

От характера и содержания социальных отношений, составляющих предмет правового регулирования, зависят особенности, характер, способы и средства правового регулирования.

Очевидно, что взаимоотношения по неравносильному обмену ценностями, к примеру, имущественные отношения, призывают иные правовые средства и способы урегулирования, чем те, которые употребляются для урегулирования управленческих отношений.

Способы правового регулирования это прежде всего пути юридического влияния, сформулированные в юридических нормах и других элементах правовой системы.

Некоторые ученые абсорбируют следующие способы правового регулирования:

а) дозволение,

б) запрещение,

в) позитивное обязывание

Следовательно, в каждом конкретном случае процесс правового регулирования различен и зависит от выполнения правовых обязанностей, добровольно они выполняются или под принуждением.

В список важнейших способов правового регулирования включают правомочие, то есть наделение лица, возможностью требовать конкретного поведения от других лиц.

Существенное же отличие правомочия от дозволения состоит в том, что лицо не может исполнить данное ему право лишь собственными действиями, и должно прибегать к помощи другого лица.

Дополнительные способы правового регулирования — стимулы и санкции (меры наказания за неисполнение обязываний и запретов, определённых правовыми предписаниями).

В процессе правового урегулировать государство применяет способы правового регулирования в самых различных сочетаниях, которые зависят от предмета регулирования.

В праве выделяют общедозволительный и запретительный типы регулирования.

Общедозволительный тип правового регулирования — «разрешенным считается все, что прямо не запрещено законом» — используется при урегулировать правового статуса личности, осуществления ею своих прав и свобод. Запретительный тип регулирования исходит из формулы — «запрещено все, что не разрешено законом» — так регулируется правовой статус государственных органов и отношения между ними. Например, должностное лицо обладает только теми полномочиями, которые указаны в законе, и не вправе произвольно расширять свою компетенцию, даже если это прямо не запрещено законом или должностной инструкцией. Иной тип регулирования неизбежно привел бы к анархии и произволу.

Некоторые авторы определяют правовое регулирование как осуществляемое при помощи системы правовых средств (юридических норм, правоотношений, индивидуальных предписаний и др.) результативное, нормативно-организационное воздействие на общественные отношения с целью их упорядочения, охраны, развития в соответствии с общественными потребностями, т.е. определяют правовое регулирование через правовое воздействие.

Однако не всякое правовое влияние составляет механизм правового регулирования. Понятие механизма правового регулирования уже понятия механизма правового воздействия, ибо воздействие включает как регулирование с помощью определенной правовой нормы, так и другие правовые средства и формы влияния на поведение людей. В механизм правового воздействия наряду с механизмом правового регулирования включают и правовое сознание, правовую культуру, правовые принципы, правотворческий процесс. Отличие правового воздействия от правового регулирования состоит в том, что правовое воздействие является частью социального воздействия. Как культурная и информационная ценность, право определяет направление человеческой деятельности, вводит ее в общие рамки цивилизованных общественных отношений. Именно в этом смысле правовое воздействие шире, чем правовое регулирование общественных отношений.

Особенность правового регулирования заключается в осуществлении государством посредством издания общеобязательных норм поведения. Здесь проявляется искусство правотворческих органов, их умение учитывать реальные возможности и предвидеть наступающие последствия.

Другие юристы определяют механизм правового регулирования как систему правовых средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права. На основании чего определяют механизм правового регулирования как систему правовых средств, с помощью которых осуществляется упорядоченность общественных отношений в соответствии с целями и задачами правового государства.

В механизме правового регулирования выделяет структуру правового регулирования, которая характеризуется, прежде всего, методами и способами регулирования. Каждой отрасли права присущ свой метод или сочетание методов правового регулирования. В теории правового регулирования принято выделять два метода правового воздействия:

1) метод децентрализованного регулирования, построенный на координации целей и интересов в общественном отношении и применяемый в сфере отраслей частноправового характера;

2) метод централизованного, императивного регулирования, базирующийся на отношениях субординации между участниками общественных отношений и используемый в публично- правовых отраслях.

Существенное значение для понимания правового регулирования имеет его предмет или сфера правового регулирования.

Предметом правового регулирования являются разнообразные общественные отношения, которые объективно, по своей природе, могут поддаваться нормативно-организационному воздействию. В сферу правового регулирования входят различные группы общественных отношений:

1) отношения людей по обмену ценностями;

2) отношения по властному управлению обществом;

3) отношения по обеспечению правопорядка, возникающие из нарушения правил, регламентирующих поведение людей в двух вышеуказанных сферах.

Сфера правового регулирования не является неизменной и постоянной, она может расширяться за счет появления новых отношений (отношения в сфере экологии) или сужаться за счет отказа от использования права в тех или иных областях общественных отношений. От содержания и характера предмета во многом зависят особенности содержания правового регулирования, а отсюда и особенности структуры права. Ими могут быть имущественные, земельные, управленческие, организационные и другие отношения. Правильное определение понятия и состава механизма правового регулирования позволяет:

— объединить явления правовой действительности (правовые нормы, правоотношения, юридические акты и др.), участвующие в правовом воздействии, в системно-воздействующем виде для определения эффективности правового регулирования;

— определить специфические функции, которые выполняют те или иные юридические явления в правовой системе, показать их связь между собой и взаимодействие и др.

Чтобы получить правильное и более полное представления о механизме правового регулирования следует подробно рассмотреть его компоненты в их взаимодействии, как сложную систему правовых средств, субъектов, осуществляющих правовое регулирование или правовую деятельность, и юридически значимых результатов их деятельности. При этом единый механизм правового регулирования, исходя из стадий правового регулирования можно разделить на три элемента: механизм правотворчества, механизм реализации норм права и механизм государственного принуждения. Каждая часть действует на своей стадии правового регулирования правотворчестве, правореализации и применении юридической ответственности — и характеризуется только ему присущими особенностями и правовыми средствами.

Правовое регулирование представляет собой процесс государственного воздействия на поведение субъектов в общественных отношениях. Этот процесс имеет несколько стадий.

На первой стадии формируется правило поведения, которое направлено на удовлетворение тех или иных интересов, находящихся в сфере права и требующих их справедливого упорядочивания. Здесь не только определяется круг интересов и соответственно правоотношений, в рамках которых их осуществление будет правомерным, но и прогнозируются препятствия этому процессу, а так же возможные правовые средства их преодоления.

На второй стадии происходит определение специальных условий, при наступлении которых «включается» действие общих программ и которые позволяют прейти от общих правил к более детальным. Элементом, обозначающим данную стадию, является юридический факт, который используется в качестве «спускового крючка» для движения конкретных интересов по юридическому «каналу».

Однако зачастую для этого необходима целая система юридических фактов (фактический состав), где один из них должен быть обязательно решающим. Отсутствие подобного решающего юридического факта выступает в роли препятствия, которое необходимо рассматривать с двух точек зрения: с содержательной (социальной, материальной) и с формальной(правовой). С точки зрения содержания препятствием будут выступать неудовлетворение собственных интересов субъектом, а также общественных интересов. В формально же правовом смысле препятствие выражается в отсутствии решающего юридического факта.

Акт применения права представляет собой основной элемент совокупности юридических фактов, без которого не может реализоваться конкретная норма права. Он всегда носит решающий характер, ибо требуется в самый «последний момент», когда уже есть в наличии другие элементы фактического состава. Так, для осуществления права на поступление в ВУЗ акт применения (приказ ректора о зачисления в студенты) необходим тогда, когда абитуриент представил в приемную комиссию требуемые документы, сдал вступительные экзамены и прошел по конкурсу, т.е. когда уже имеются три других юридических факта. Акт применения (приказ) соединяет их в единый юридический состав, придает им достоверность и влечет возникновение субъективных прав и обязанностей, преодолевая тем самым препятствия и создавая возможность для удовлетворения интересов граждан.

Только правоприменительный орган может обеспечить выполнение правовой нормы, принять акт, который станет опосредующим звеном между нормой и результатом её действия, составит фундамент для нового ряда правовых и социальных последствий, а значит, для дальнейшего развития общественного отношения, облеченного в правовую форму. Подобный вид правоприменения называют оперативно-исполнительным, ибо он основан на позитивном регулировании и призван развивать социальные связи. Именно в нем в наибольшей мере воплощаются правостимулирующие факторы, что характерно для актов о поощрении, присвоении персональных званий, об установлении выплат, пособий, о регистрации брака, об устройстве на работу и т.п.

Третья стадия — установление конкретной юридической связи с весьма определенным разделением субъектов на управомоченных и обязанных. Иначе говоря, здесь выявляется, какая из сторон имеет интерес и соответствующее субъективное право призванное его удовлетворять, а какая — обязана либо не препятствовать этому удовлетворению (запрет),либо осуществлять известные активные действия в интересах именно управомоченного.

В любом случае речь идет о правоотношении, которое возникает на основе норм права и при наличии юридических фактов и где абстрактная программа трансформируется в конкретное правило поведения для соответствующих субъектов. Оно конкретизируется в той степени, в какой индивидуализируются интересы сторон, а точнее, основной интерес управомоченного лица, выступающий критерием распределения прав и обязанностей между противостоящими в правоотношении лицами.

Четвертая стадия — реализация субъективных прав и юридических обязанностей, при которой правовое регулирование достигает своих целей -позволяет интересу субъекта удовлетвориться. Акты реализации субъективных прав и обязанностей -это основное средство, при помощи которого права и обязанности претворяются в жизнь — осуществляются в поведении конкретных субъектов. Эти акты могут выражаться в трех формах:

1. соблюдении;

2. исполнении;

3. использовании.

При соблюдении субъект воздерживается от совершения действий, запрещенных нормами права. Он не реализует при этом свои собственные интересы, отличные от интересов оппонирующего субъекта , а так же от общественных интересов в охране и защите, и тем самым не ставит препятствий их удовлетворению.

При исполнении обязанностей лицо должно активными действиями удовлетворять интересы оппонирующего субъекта и общественные интересы в охране и защите и не ставит им препятствий в какой либо форме (не выполнение, частичное не выполнение обязанностей, удовлетворение своих интересов, противоречащих интересам контрагента и т.п.)

При использовании субъект получает благо, ценность удовлетворяет личные интересы. При этом он не должен препятствовать удовлетворению интересов других лиц, а так же общественных интересов в охране и защите.

Пятая стадия — является факультативной. Она вступает в действие тогда, когда беспрепятственная форма реализации права не удается и когда на помощь неудовлетворенному интересу должна прийти соответствующая правоприменительная деятельность. Возникновение применения права в этом случае уже связывается с обстоятельствами негативного характера, выражающимися в наличии либо реальной опасности, правонарушения либо прямого правонарушения.

Механизм правового регулирования это единая система правовых средств, при помощи которых обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношение.

Регулированию не должно подлежать всё, пускай даже правовому, пределы такого регулирования должны быть чётко обозначены. Если этого не происходит, то возможны следующие ситуации:

Существует концепция «государства — ночного сторожа», такое государство регулирует лишь наиболее важные общественные отношения, вследствие чего сфера правового регулирования оказывается сильно зауженной, отсюда хаос и произвол в нерегулируемых сферах жизни.

Если же ситуация складывается наоборот, т.е. сфера правового регулирования слишком расширена, то уже ничто иное, как тоталитарное государство (которое контролирует каждый шаг своих граждан), отсюда социальная пассивность граждан.

В научной литературе можно выделить две основных точки зрения на способ определения пределов правового регулирования:

В сферу правового регулирования должны входить лишь общественные отношения, которые обладают определёнными признаками:

а) это отношения, в которых заключены как индивидуальные интересы общества, так и интересы общесоциальные;

б) в этих отношениях реализуются взаимные интересы их участников, каждый из которых идёт на какое-то ущемление своих интересов ради удовлетворения интересов другого;

в) эти отношения строятся на основе согласия выполнять определённые правила, признания обязательности этих правил;

г) эти отношения требуют соблюдения правил, обязательность которых подкреплена достаточно действенной силой.

Практика показала, что в сферу правового регулирования входят три группы общественных отношений, отвечающих перечисленным признакам:

* Отношения людей по обмену ценностями (материальными и нематериальными).

* Отношения по властному управлению обществом.

* Отношения по обеспечению правопорядка.

Сфера правового регулирования определяется с позиции возможного и необходимого правового регулирования .

Определяется верхняя и нижняя граница. Верхняя граница — возможный предел правового регулирования. Нижняя граница — определяется важностью общественных отношений для государства и общества.

Под эффективностью правового регулирования подразумевается соотношение между результатом правового регулирования и стоящей перед ним целью. Целями механизма правового регулирования являются следующие:

Совершенствование правотворчества. В этом процессе в правовых нормах наиболее полно выражаются общественные интересы и закономерности, в рамках которых они будут функционировать.

Создание условий, с помощью юридических и информационно-психологических средств, при которых соблюдение закона станет выгоднее его нарушения.

Совершенствование правоприменения, которая дополняет действенность механизма правового регулирования. За счет актов правоприменения, которые в нужный момент подключаются к нормативному регулированию, идет процесс наибольшего удовлетворения интересов.

Взаимосвязывание, соединение различных правовых средств разных видов правового регулирования. Функционирование нормативного регулирования и правоприменения вместе просто необходимо, так как взятые отдельно эти элементы начинают показывать уязвимые места: нормативное регулирование без усмотрения перевоплощается в формализм, а правоприменение без общих правил — в произвол.

Наилучшее сочетание различных управленческих методов в одном механизме придает ему гибкость и универсальность, снижает сбои и остановки в его функционировании. От лучшего выбора правовых средств в конечном счете зависит достижение целей правового регулирования, а значит и эффективность права в целом.

Повышение уровня правовой культуры субъектов права также влияет на качество всего механизма правового регулирования, на укрепления законности и правопорядка.

Главным ориентиром развития и совершенствования элементов механизма правового регулирования являются интересы человека. Механизм правового регулирования должен постоянно быть социально ценным по своему характеру, создавать благоприятные условия для реализации законных целей личности, упрочению его правового статуса.

Базовое законодательство связанное
с Интернет-деятельностью

Кроме нижеперечисленного, смотрите также
Российское законодательство
об авторском праве
о программах для ЭВМ и БД
по информационному праву
о СМИ: России и субъектов РФ

Законодательство США и Европейского союза
в области Интернета, связи и электронной почты

<< Нормы пользования Сетью >>

Правовые рекомендации
для создателей и владельцев
электронных библиотек

Глобальное:

Окинавская Хартия глобального информационного общества

Конституция Российской Федерации

Доктрина информационной безопасности РФ

Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002-2010 годы)»

Городская целевая программа «Электронная Москва»

Кодексы:

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Смотрите также раздел: Кодексы России

Законодательство:

Федеральный Закон «Об авторском праве и смежных правах» (утратил силу с 01/01/08, вместо него)

Федеральный Закон «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (утратил силу с 01/01/08, вместо него)

Федеральный Закон «О связи»

Федеральный Закон «Об электронной подписи»

Федеральный Закон «Об электронной цифровой подписи»

Федеральный Закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» («Антипиратский закон»)

Федеральный Закон «О средствах массовой информации»

Федеральный Закон «О обязательном экземпляре документов»

Федеральный Закон «О рекламе»

Федеральный Закон «О коммерческой тайне»

Федеральный Закон «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (утратил силу с 01/01/08, вместо него)

Федеральный Закон «О защите конкуренции»

Модельный закон СНГ «Об электронной цифровой подписи»

Подзаконные акты:

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. N 10 «О применении части четвертой Гражданского Кодекса Российской Федерации»

Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (отменено Постановлением Пленума ВС РФ № 10 от 23.03.2019)

Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 19 июня 2006 г. N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах»

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»

Письмо ЦБ РФ от 23 октября 2009 г. N 128-Т «О Рекомендациях по информационному содержанию и организации WEB-сайтов кредитных организаций в сети Интернет»

Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 августа 1994 г. № С1-7/ОП-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике» (Извлечения)

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. N 7 «О судебном решении» (Извлечения)

Инструктивные указания Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. № И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники»

ГОСТ 6.10.4-84. Придание юридической силы документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники

ГОСТ 7.83-2001. Межгосударственный стандарт. СИБИД. Электронные издания. Основные виды и выходные сведения.

ГОСТ Р 52292-2004. Информационная технология. Электронный обмен информацией.

Международная классификация товаров и услуг (МКТУ 11)

Законодательство проверено по состоянию на начало 2020 года,
однако, точность и актуальность информации не гарантируется.

Соцсети, блогеры и государство: новые меры по регулированию Интернета

Президент РФ Владимир Путин 5 мая 2014 года подписал федеральный закон о контроле обмена электронными сообщениями в сети Интернет, а также деятельности блогеров1 (далее – Закон). Документ продолжает череду законодательных актов, направленных на регулирование Интернета, которые начали приниматься еще в 2010 году. Закон о «черных списках», «антипиратский» закон, закон о «произвольных блокировках», законопроект о расширении «антипиратского» закона – именно эти документы в настоящий момент характеризуют подходы российского государства к регулированию сети.

Закон является частью так называемого «антитеррористического пакета», внесенного в Госдуму группой депутатов, среди которых небезызвестные борцы за безопасность российских граждан – Ирина Яровая и Андрей Луговой. Формально документ продвигается под лозунгом борьбы с терроризмом и, по заверениям разработчиков, не отразится на правах и свободах добропорядочных пользователей Интернета. При этом в пояснительной записке к документу не приводится никаких конкретных обоснований, статистики, анализа или прогноза последствий его принятия.

Между тем, Закон неоднократно подвергался критике правозащитных институтов и экспертов в сфере интернет-индустрии. В частности, 21 апреля 2014 года на специальном заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека отмечалось, что документ не соответствует, в частности, Всеобщей декларации прав человека и Конституции РФ.

Позднее Председатель Совета Михаил Федотов обратился к Председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой рассмотреть возможность отклонения Закона. По его мнению, необходимо подвергнуть документ тщательной экспертизе и широким публичным консультациям. Негативно о Законе высказалась и Уполномоченный по правам человека в РФ Элла Памфилова. Тем не менее, документ был одобрен верхней палатой Федерального Собрания РФ и подписан главой государства.

Насколько обоснованны аргументы «за» и «против» документа и каковы возможные последствия его вступления в силу с 1 августа 2014 года, попробуем разобраться ниже.

Организатор распространения информации

Прежде всего, Законом водится понятие «организатор распространения информации в сети Интернет» (далее – организатор). Организатор – это лицо, осуществляющее деятельность по обеспечению функционирования информационных систем или программ для ЭВМ, которые предназначены или используются для приема, передачи, доставки или обработки электронных сообщений пользователей Интернета. Исходя из данного определения, под действие закона могут попасть социальные сети и блоги (Facebook, Вконтакте, Twitter, ЖЖ), форумы, так как они тоже имеют сервисы обмена сообщениями, сайты, предоставляющие услуги электронной почты (Gmail, Яндекс, Mail.ru), программы обмена мгновенными сообщениями (Skype, Viber, ICQ) и все сайты, имеющие формы обратной связи.

При этом организатор будет обязан уведомить Роскомнадзор о начале осуществления соответствующей деятельности. Порядок уведомления утвердит Правительство РФ. Кроме того, организаторам придется хранить на территории России информацию о фактах приема, передачи, доставки или обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей и сведения об этих пользователях. Срок хранения информации – шесть месяцев. Также организаторы обязаны предоставлять указанную информацию уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРД) или обеспечение безопасности России.

«В нынешней версии закона определено, что хранятся только факты соединений, то есть контент, содержание не надо хранить полгода», – пояснил в ходе обсуждения закона на пленарном заседании нижней палаты председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Алексей Митрофанов.

Тем не менее, согласно Закону, детальный состав информации, подлежащей хранению, место и правила ее хранения, порядок ее предоставления уполномоченным органам будет утвержден Правительством РФ. Также оно определит порядок контроля за деятельностью организаторов, связанной с хранением такой информации, и федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление такого контроля.

Помимо этого, организатор обязан соблюдать специальные требования к оборудованию и программно-техническим средствам, используемым в его информационных системах. Такие требования утвердит Минкомсвязи России. Нужно это для того, чтобы органы, осуществляющие ОРД или обеспечение безопасности России, могли без затруднений проводить необходимые мероприятия (см. проект приказа Минкомсвязи России). Порядок взаимодействия организатора с упомянутыми органами утвердит Правительство РФ.

При этом все описанное выше не касается операторов государственных и муниципальных информационных систем, операторов связи, оказывающих услуги связи на основании лицензии, а также граждан, осуществляющих указанную деятельность для личных, семейных и домашних нужд (перечень таких нужд также утверждается Правительством РФ).

Стоит отметить, что Закон содержит только общие положения. Все самое важное – конкретика – отдается на откуп Правительству РФ, Минкомсвязи России и Роскомнадзору, то есть выводится из законодательного регулирования на уровень подзаконных актов. Государство получает право контролировать социальные сети и блоги, а как именно – оно решит в рабочем режиме.

«Нам сложно говорить о технической реализации, поскольку закон содержит только общие нормы, конкретика об объемах информации для хранения появится в отдельном постановлении правительства. В проекте закона предлагают сохранять в течение шести месяцев данные практически о любой активности пользователя, разве что сервисы о погоде или программы телепередач не подпадают под новые правила», – отмечает в своем пресс-релизе компания «Яндекс».

Таким образом, если ранее многие пользователи отдавали предпочтение зарубежным социальным сетям, сервисам электронной почты и мгновенных сообщений, в том числе для скрытия своей идентичности и защиты своей переписки, то в перспективе это может оказаться бесполезным. Исходя из положений Закона, подобные ресурсы также должны соблюдать новые правила, в противном случае, доступ к ним на территории России может быть заблокирован.

    МНЕНИЕ

    Саркис Дарбинян, адвокат Коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», советник РАЕН по отделению проблем права, член «Пиратской Партии России», блогер, правозащитник:

    «Закон в его формулировках предписывает массово нарушать все фундаментальные права человека и гражданина, закрепленные в Конституции РФ и положения ст. 12 и ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, фактически позволяя компаниям собирать различные данные о пользователях и их сетевой активности для дальнейшего их предоставления по первому запросу правоохранительных органов без соблюдения каких-либо специальных процедур, предусмотренных для получения таких сведений. За неисполнение требований закона предусматривает драконовские штрафы, которые в один момент могут похоронить весь бизнес. В отношении тех сайтов, которые не будут выполнять закон (очевидно, это большая часть иностранных ресурсов), предусматривается возможность ограничения к ним доступа на уровне интернет-провайдеров, в том числе и во внесудебном порядке. Очевидно, что подобный закон создает крайне неблагоприятный фон для ведения IT- и интернет-бизнеса в России, что может стать дополнительным поводом для бегства интернет-ориентированного бизнеса и инвесторов из страны».

В свете принятия данного Закона на специальном заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека 21 апреля 2014 года, в частности, отмечалось, что Интернет имеет трансграничный характер. Предъявление требований российского законодательства к зарубежным интернет-ресурсам и сервисам фактически является либо попыткой регулировать весь Интернет, либо, напротив, изолировать российский сегмент Интернета от международного.

Как отметил Михаил Федотов, ни одно государство не может определить свои границы в Интернете. Также в сети затруднительно определить действие закона в пространстве, во времени и по кругу лиц, а субъектами в Интернете являются не физические или юридические лица, а сетевые объекты. В связи с этим, по его мнению, традиционные методы законодательного регулирования в данной сфере неуместны.

Как отмечалось в ходе заседания, в прошлом году средний рост интернет-индустрии составил не менее 25% к объему предыдущего года, что значительно превышает средний рост экономики России в целом, а также многих отдельных ее сегментов. Размеры всей экосистемы интерет-зависимых рынков составляет 4,5 трлн руб., что сравнимо с 7% всего ВВП страны. В связи с этим у экспертов есть опасения, что попытки ввода ограничений могут существенно затормозить развития Рунета и привести к снижению его инвестиционной привлекательности.

Порядок ограничения доступа к ресурсам и программам организатора

В случае нарушения организатором описанных выше требований доступ к его информационным системам или программам для приема, передачи, доставки или обработки электронных сообщений может быть ограничен. Факт нарушения должен быть подтвержден вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении. В адрес организатора (его филиала или представительства) уполномоченным органом будет направляться уведомление с указанием срока для устранения нарушений. Такой срок должен составлять не менее 15 дней.

В случае неисполнения требований в установленный срок доступ к соответствующим информационным ресурсам и программам организатора будет ограничен оператором связи до устранения нарушений. Основанием для ограничения доступа, согласно Закону, может быть только вступившее в силу решение суда или решение уполномоченного органа. Детальное регулирование данного процесса (порядок взаимодействия уполномоченного органа с организатором, порядок направления уведомления, порядок ограничения и возобновления доступа порядок информирования граждан о таком ограничении) должно установить Правительство РФ.

Кто такой блогер, и что ему запрещено

Закон регулирует деятельность не только организаторов обмена информацией, но и пользователей соответствующих сервисов, которых законодатель обобщенно назвал блогерами. Под блогером понимается владелец сайта или страницы сайта (далее – блог) в Интернете, на которых размещается общедоступная информация, и доступ к которым в течение суток составляет более 3000 пользователей. Иными словами, в под определение «блогер» попадает не только лицо, ведущее собственно блог, но и лицо, выкладывающее информационные материалы, например, в социальных сетях. При этом владельцы сайтов, зарегистрированных в качестве СМИ (сетевых изданий), согласно Закону не являются блогерами. Одновременно в Законе нет четкого указания на то, что блогером может быть только физическое лицо. Подобное можно лишь предположить, исходя из закрепленной в документе обязанности блогера разместить на сайте или странице свою фамилию, инициалы и электронный адрес.

Стоит отметить, что на данный момент не приходится говорить о какой бы то ни было неурегулированности деятельности блогеров. Поскольку они, вопреки представлениям власти, не являются каким-то самостоятельным и тем более профессиональным институтом, деятельность блогеров регулируется «общечеловеческими» нормами права. На них распространяются положения гражданского законодательства, законов в сфере связи, информационных технологий, позволяющие при необходимости применять к ним меры гражданской, административной и уголовной ответственности. Однако введение специальных механизмов контроля и учета блогеров и организаторов сильно упростит задачу по выявлению и оперативной блокировке нежелательного контента. При этом среди обязанностей, возложенных на блогеров, есть такие, которые свойственны СМИ. Более того, отдельные нормы Закона практически дословно скопированы из Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – закон о СМИ).

Что требуется от блогера:

  • не допускать использования блога в целях совершения уголовно наказуемых деяний, разглашения государственной или специально охраняемой законом тайны, распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, и материалов, содержащих нецензурную брань (цитируется ч. 1 ст. 4 закона о СМИ);
  • проверять достоверность размещаемой общедоступной информации до ее размещения и незамедлительно удалять размещенную недостоверную информацию (схожая обязанность закреплена в п. 2 ч. 1 ст. 49 закона о СМИ);
  • не допускать распространение информации о частной жизни гражданина с нарушением гражданского законодательства;
  • соблюдать запреты и ограничения, предусмотренные законодательством о референдуме и выборах (аналогичные положения предусмотрены рядом статей закона о СМИ);
  • соблюдать требования законодательства, регулирующие порядок распространения массовой информации;
  • соблюдать права и законные интересы граждан и организаций, в том числе честь, достоинство и деловую репутацию граждан, деловую репутацию организаций.

При размещении информации в блоге не допускается (практически дословно копируется текст ст. 51 закона о СМИ):

  • использование сайта или страницы сайта в Интернете в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения заведомо недостоверной информации под видом достоверных сообщений;
  • распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.

Тем не менее, блогер имеет право:

  • свободно искать, получать, передавать и распространять информацию любым способом в соответствии с действующим законодательством;
  • излагать в блоге свои личные суждения и оценки с указанием своего имени или псевдонима;
  • размещать или допускать размещение в блоге текстов или иных материалов других пользователей, если размещение таких текстов или иных материалов не противоречит законодательству;
  • распространять в блоге на возмездной основе рекламу в соответствии с гражданским законодательством, Федеральным законом от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе».

    МНЕНИЕ

    Саркис Дарбинян, адвокат Коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», советник РАЕН по отделению проблем права, член «Пиратской Партии России», блогер, правозащитник:

    «Не существует никакой объективной необходимости принятия подобного закона. Органы, осуществляющие ОРД, когда возникает реальная необходимость, вполне способны и так вычислять злоумышленников. Кроме того, есть «закон о диффамации», а также нормы о защите чести и достоинства, по которым блогер, распространяющий недостоверные сведения в отношении тех или иных лиц, может быть привлечен к гражданско-правовой и административной ответственности.

    В онлайн-пространстве непременно должны действовать те же правила, что и в оффлайне, и все соответствующие правовые механизмы уже существуют, а потому изобретать ничего нового в данном отношении не имеет смысла. При этом право на «анонимность» и шифрование данных, которые, наоборот, необходимо защищать как неотъемлемые цифровые права, обеспечивающие соблюдение основных прав человека и гражданина, фактически были запрещены принятым законом».

Основная критика, которая звучит в связи описанными выше нормами Закона, сводится, в частности, к тому, что с учетом современных интернет-технологий превратить в блогера можно любого пользователя, направив 3000 посетителей к нему на страницу. Кроме того, фактически вводится обязанность полной премодерации контента под угрозой блокировки оператором связи или штрафа, что в перспективе означает физическую изоляцию российского сегмента Интернета от международного.

Одновременно, требование тотальной идентификации интернет-пользователей противоречит ст. 12 Всемирной декларации прав человека, а также Декларации о свободе интернет-коммуникаций Совета Европы. В последнем документе говорится, в частности, что для того, чтобы обеспечить защиту от онлайн-слежения и совершенствовать свободу выражения обмена информацией и идеями, государства-члены должны уважать право пользователей Интернета не раскрывать свою идентичность. Такая позиция озвучена Постоянной комиссией по свободе информации и правам журналистов Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

«То, что здесь должно быть правовое регулирование, никто с этим, я думаю, не будет спорить. Но почему такое? Почему оно сделано таким образом, что у нас Общественная палата РФ является блогером? Не члены общественной палаты, а сама общественная палата. Более того, у нас Госдума является блогером. У нас Президент РФ является блогером. Почему? Потому что так написан закон. Блогером является любой владелец сайта, который посещают более 3000 человек. Но владельцем сайта может быть и банк, и магазин автозапчастей, и торговый дом, и федеральные органы исполнительной власти. Они все блогеры? Их сайты посещают более 3000 человек. Но это же очевидная ошибка. Закон должен быть точный, иначе он теряет смысл и не приносит ничего, кроме вреда», – отметил Михаил Федотов в ходе совместного с Общественной палатой РФ заседания на тему законодательства о СМИ 14 мая 2014 года.

При этом очевидно, что власти имеют не вполне адекватное представление о природе и назначении блогов, рассматривая их не как инструмент реализации конституционного права на свободу слова, а исключительно как профессиональную коммерческую деятельность, которая, по их логике, подлежит специальному регулированию. Показательно в этом смысле заявление одного из главных сторонников Закона, Алексея Митрофанова, в ходе рассмотрения документа на пленарном заседании Госдумы 18 апреля 2014 года (второе чтение).

«Они попадают в особый реестр Роскомнадзора и после этого получают ряд прав, в том числе право на размещение на возмездной основе рекламы на своей страничке, то есть это первый шаг к профессионализации этой группы и к капитализации этой деятельности. Грубо говоря, люди, которые будут популярны, смогут на этом зарабатывать, они будут иметь доход от размещения рекламы, понимаете, а из этого вдруг устроили какую-то историю!», – сказал он.

Ряд формулировок, касающихся прав и обязанностей блогеров, являются крайне размытыми. Так, неясным остается круг норм, которые понимаются под «требованиями законодательства, регулирующими порядок распространения массовой информации». Например, в главе III закона о СМИ «Распространение массовой информации» речь идет преимущественно о лицензировании телевизионного и радиовещания.

Кроме того, согласно Закону блогер не имеет право не только размещать определенную информацию, но и допускать ее размещение. При этом он должен предварительно проверять достоверность информации и незамедлительно удалять недостоверную информацию. В данном случае автоматически возникает вопрос об ответственности блогера за материалы, размещаемые его читателями в комментариях, и о том, какой срок понимается под словом «незамедлительно». Особенно с учетом того, что согласно Закону нарушение блогерами указанных требований влечет за собой уголовную, административную или иную ответственность.

Положения Закона, касающиеся блогеров, критикуют не только эксперты интернет-индустрии и правозащитники, но и представители «партии власти». Как отметил депутат Госдумы от фракции «Единая Россия» Роберт Шлегель, в ходе обсуждения документа на том же пленарном заседании нижней палаты парламента, в его тексте очень много неопределенностей.

«Я перечислю буквально несколько: например, определение блогера не отвечает практике; не определено, что является персональным сайтом, страницей; блогер неправильно назван владельцем блога, потому что блог ему не принадлежит (мне не принадлежит моя страница в «Фейсбуке» или в «Твиттере», то есть я могу вести эту страницу, но она мне не принадлежит); не ясно, что делать в случае коллективного управления блогом; дается очень размытое определение суточной аудитории доступа», – пояснил депутат.

При этом Роберт Шлегель высказался за подробное обсуждение законопроекта, в том числе и с профессиональным сообществом, чтобы подойти к его принятию более взвешенно. По его мнению, тема прав блогеров является очень значимой, и вызвала серьезный резонанс в обществе.

«К сожалению, сейчас мы вынуждены будем принять решение, в которое мы не сможем внести изменения и по которому нам потом предстоит работать, а в принципе я разделяю точку зрения, что необходимо эту сферу урегулировать и сделать так, чтобы интернет-сообщество, интернет-пространство было бы, в общем-то, вполне законопослушным», – пояснил ситуацию депутат.

Выявление и учет блогеров

Еще одним спорным моментом является требование об идентификации блогера. Так, он обязан разместить в блоге свои фамилию и инициалы, а также электронный адрес для направления ему юридически значимых сообщений. При этом не ясно, должен ли человек самостоятельно отнести себя к категории блогера и выполнить указанные требования, либо ему следует дождаться выявления и признания его в качестве блогера Роскомнадзором.

Как Роскомнадзор выявляет блогеров? По утверждаемой им самим методике, он будет проводить мониторинг Интернета на предмет ресурсов, попадающих под признаки блога, и включать их в специальный реестр. Необходимую для ведения такого реестра информацию ведомство сможет запрашивать как у самих блогеров, так и у организаторов и иных лиц (информация должна быть представлена не позднее чем в течение 10 дней со дня получения запроса).

Включив блог в реестр, Роскомнадзор должен затребовать у провайдера хостинга или иного обеспечивающего размещение блога лица данные, позволяющие идентифицировать блогера (их необходимо предоставить в течение трех рабочих дней).

После получения данных Роскомнадзор включает блог в реестр и направляет блогеру уведомление об этом. Блог может быть исключен из реестра по заявлению владельца, если в течение трех месяцев доступ к нему составляет менее 3000 пользователей в сутки. Об исключении блога из реестра блогер уведомляется Роскомнадзором (в какой срок происходит исключение и направляется уведомление, в Законе не уточняется).

Стоит отметить, что в результате принятия Закона такие ресурсы, как Яндекс и Livejournal, скрыли статистику, отражающую количество пользователей блогов. Тем не менее, по словам руководителя Роскомнадзора Александра Жарова, ведомство имеет возможность определять количество посещений, не прибегая к статистике блогов и поисковых систем.

    МНЕНИЕ

    Саркис Дарбинян, адвокат Коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», советник РАЕН по отделению проблем права, член «Пиратской Партии России», блогер, правозащитник:

    «Пока ни у одного специалиста нет понимания, какими инструментами и с помощью каких алгоритмов будет считаться уникальная суточная трехтысячная аудитория. Согласно закону Роскомнадзор должен в ближайшее время определить методику определения количества пользователей. Думаю, многим специалистам было бы интересно увидеть эту методику. Обращаю внимание, что это не 3000 посещений сайта в сутки (то, что считают самые популярные статистические инструменты для подсчета количества посещений сайтов), а именно 3000 пользователей. Учитывая, что нагнать на любую страницу трафика в несколько тысяч уникальных пользователей не составляет никакого труда, никто не сможет почувствовать себя в безопасности и иметь гарантии того, что к нему на страницу в течение нескольких часов (а то и минут) не зайдут 3000 тысяч человек. А дальше – санкции за неисполнение требований закона, который открывает огромный шлюз для недобросовестной конкуренции и властного давления на любой информационный ресурс и на любого пользователя сети. Однако, полагаю, закон написан так, что добиться его реального и повсеместного исполнения, невозможно, даже если нанять в Роскомнадзор армию контролеров. Очевидно, применение закона будет точечным. Как и в отношении кого будут приниматься меры административного воздействия за неисполнение требований закона, мы увидим с вами в самое ближайшее время».

По мнению Эллы Памфиловой, единственный плюс, который может дать Закон – это мощный импульс для развития новых интернет-технологий в процессе поиска обходных путей и пробелов в законодательстве. Однако, по ее словам, это приведет к разрушению зачатков правового сознания, особенно у молодежи.

***

Таким образом, мы имеем дело с еще одним не вполне совершенным законом, дающим власти достаточно широкие инструменты по ограничению распространения информации в Интернете и порождающий широкий простор для злоупотреблений. С одной стороны, есть позиция государства без какой-либо внятной аргументации, кроме абстрактной борьбы с терроризмом, с другой – мнение экспертов и правозащитников, которые практически в один голос говорят о вреде Закона. При этом существует мнение, что Закон направлен, прежде всего, против «топовых» политических блогеров. Однако с формальной точки зрения, он будет висеть как дамоклов меч над всеми популярными интернет-ресурсами и социальными сетями.

По данным Фонда общественного мнения, доля активной аудитории Интернета (это люди, выходящие в сеть хотя бы раз за сутки) по состоянию на зиму 2013-2014 годов составляет 48% (56,3 млн человек). При этом в 2014 году 79% полугодовой аудитории Интернета имеет аккаунты в социальных сетях. Для общения в Интернете социальные сети используют 60% аудитории, электронную почту – 55%, чаты и форумы – 12%, сервисы мгновенных сообщений – 11%, блоги – 5%.2. Таким образом, подписанный Президентом РФ Закон формально касается подавляющего большинства пользователей всемирной сети.

Также понятно, что на этом Законе попытки урегулировать и контролировать Интернет не закончатся. В одном пакете с ним был принят, например, закон, усиливающий контроль за электронными платежами в Интернете. Кроме того, на данный момент Советом Федерации подготовлен законопроект «О создании сайтов и размещении информации на них», предполагающий обязательную государственную регистрацию (с уплатой госпошлины) сайтов и их владельцев в Роскомнадзоре и ведение государственного реестра сайтов.

Помимо этого, по сообщениям СМИ, на данный момент Администрацией Президента РФ разрабатываются меры, предусматривающие пропуск всего трафика региональных и местных операторов только через сети общероссийских операторов. На всех уровнях всех сетей передачи данных может быть введена фильтрация контента, а также запрет на размещение DNS-серверов доменов .ru и .рф за пределами территории России. Полномочия по регистрации доменов предлагается передать государственным органам.

Наконец, Общественным советом при ФСБ России выдвинуто предложение о запрете анонимайзеров (маскировочные программы, скрывающее, например, IP-адреса и сведения о ресурсах, посещаемых пользователем), что может существенно затруднить реализацию права пользователей Интернета не раскрывать свою идентичность.

Документы по теме:

  • Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей»
  • Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»
  • Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях»
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»
  • Федеральный закон от 28 июля 2012 г. № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»
  • Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»
  • Гражданский кодекс Российской Федерации
  • Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях
  • Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации»
  • Федеральный закон от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе»

Новости по теме:

  • Президент РФ подписал закон о контроле блогеров – ИА «ГАРАНТ», 6 мая 2014 г.
  • Совет Федерации одобрил закон об ограничениях для блогеров – ИА «ГАРАНТ», 29 апреля 2014 г.
  • Госдума в третьем чтении приняла закон о контроле блогеров – ИА «ГАРАНТ», 23 апреля 2014 г.
  • Члены совета по правам человека раскритиковали законопроект о регулировании деятельности блогеров – ИА «ГАРАНТ», 22 апреля 2014 г.
  • Пакет «антитеррористических» законопроектов одобрен Госдумой в первом чтении – ИА «ГАРАНТ», 3 марта 2014 г.
  • Существующие ограничения анонимных электронных платежей предлагают ужесточить – ИА «ГАРАНТ», 16 января 2014 г.
  • Организаторов интернет-сайтов могут обязать уведомлять уполномоченный орган об организации распространения информации или обмена данными – ИА «ГАРАНТ», 15 января 2014 г.

Особенности правового регулирования Интернет

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРНЕТ

ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ

Анализ особенностей правового регулирования Интернет. Правовые аспекты использования информационных ресурсов Интернет. Особенности информационных правоотношений в Интернет. Информационно-правовые отношения в Интернет при поиске, получении и потреблении информации. Информационно-правовые отношения в Интернет при формировании и использовании информационных ресурсов, информационных продуктов и оказании информационных услуг. Информационно-правовые отношения в Интернет при создании, внедрении и эксплуатации информационных технологий и средств их обеспечении. Информационно-правовые отношения в Интернет при обеспечении информационной безопасности.

В виртуальном пространстве Интернет действуют различные субъекты, которые могут иметь разный правовой статус. В процессе деятельности они вступают между собой в отношения, при которых наступают, в том числе, и юридические последствия. Это приводит к необходимости правового регулирования общественных отношений в данном виртуальном пространстве, что рождает право виртуальной среды. Необходимо отметить, что именно информационное право составляет основу или юридический базис этой среды.

С правовой точки зрения Интернет признается некоторыми специалистами как среда, в которой право принципиально не применимо. Данный подход представляется абсолютно неверным, поскольку, как и любое произведение человечества, Интернет подлежит правовому регулированию. Однако он имеет свои особенности, которые необходимо учитывать. В этой связи можно считать, что при учете особенностей объектов Интернет и своеобразия правоотношений в данной среде, возможно правовое регулирование и в данной части информационной сферы. Системный анализ данной виртуальной среды был проведен различными учеными в последние годы.

Оценивая Интернет как единое целое, необходимо отметить, что он не является ни объектом, ни субъектом права.

С одной стороны, Интернет не является ни международной организацией, ни государственным образованием, ни общественным объединением, ни юридическим лицом, ни иной юридически образованной структурой, которая вступала бы в правоотношения с какой-либо иной структурой. Не существует другой структуры, которая могла бы использоваться для взаимодействия с Интернет. Таким образом, Интернет не может быть субъектом права. При этом отдельных субъектов, которые вступают в правоотношения внутри и посредством данной среды практически столько же, сколько пользователей Интернет.

С другой стороны, у Интернет нет одного конкретного собственника, владельца. Система является распределенной и принадлежит огромному количеству людей одновременно. Таким образом, можно сделать вывод, что Интернет в целом никому не принадлежит и потому объектом права также не является. Необходимо отметить, что в состав Интернет входит большое количество отдельных информационных объектов, которые принадлежат конкретным лицам на праве собственности или владения.

Если Интернет не является ни субъектом права, ни объектом права, однако с его помощью осуществляются правоотношения, его необходимо признать специальной средой, которая виртуально повторяет реальную жизнь. Таким образом, Интернет является виртуальной средой, копирующей реальную среду и переносящей все реальные правоотношения из материального пространства в виртуальное. Однако это не означает, что правоотношения в Интернет имеют виртуальный характер. Они вполне реальны и материальны, особенно в вопросах защиты информации.

Для исследования Интернет возможно применение модели информационной сферы и всех особенностей правоотношений и необходимо только адаптировать данную модель к условиям и особенностям виртуального пространства.

Сравнительный анализ информационных отношений, проявляющихся в реальной информационной среде и в виртуальной информационной среде, показывает, что они имеют определенные отличия. Это связано с тем, что в виртуальной среде меняются физические свойства информации и, как следствие, появляются новые юридические особенности и свойства информации как объекта правоотношений.

Особенность физического представления информации в Интернет проявляется в ее существовании в электронном виде, что характеризуется отсутствием материального носителя, на котором фиксируется информация. Это приводит к значительному усложнению оформления и документирования информации в виртуальном пространстве, что касается как обычных, так и официальных документов. Частично данные проблемы решаются с помощью ранее рассмотренного механизма электронно-цифровой подписи, однако не во всех документах возможно ее применение, и поэтому распространение электронно-цифровой подписи на весь обмен информацией в Интернет не представляется возможным.

Существует три вида субъектов, которые действуют в Интернет.

Первый вид – субъекты, создающие программно-техническое обеспечение, позволяющее функционировать Интернет. В программно-техническое обеспечение включаются средства связи и телекоммуникаций и программное обеспечение, адаптированное для работы в Интернет. Основными субъектами данного вида являются разработчики компьютерных сетей, в том числе их технических средств, средств связи и телекоммуникаций, программных средств разного уровня и назначения, другого оборудования, составляющего инфраструктуру Интернет.

Второй вид – субъекты, производящие и распространяющие информацию в Интернет, предоставляющие услуги по подключению к Интернет. Основными субъектами данного вида являются специалисты, производящие исходную информацию и формирующие информационные ресурсы. Они наполняют информацией базы данных, входящие в состав Интернет, создают сайты и предоставляют информацию из информационных ресурсов потребителям. Часть субъектов, называемая провайдерами, только предоставляет возможность подключения к Интернет. В этом случае пользователи самостоятельно осуществляют поиск информации.

Третий вид – субъекты, пользующиеся информацией из Интернет – потребители. Это самый многочисленный вид субъектов, который включает в себя как индивидуальные, так и коллективные субъекты. Причем, особенностью Интернет является то, что потребители информации в отдельных случаях являются ее создателями. При этом функции распространения новой информации возлагаются на провайдера или производителя информационных ресурсов. Полученная информация может использоваться для собственных нужд или для создания производной информации.

К объектам, по поводу которых возникают информационно-правовые отношения в Интернет, относятся:

· программно-технические комплексы, информационные системы, информационно-телекоммуникационные технологии, средства связи и телекоммуникаций;

· информация, информационные ресурсы;

· информационные продукты, информационные услуги;

· доменные имена;

· информационные права и свободы;

· интересы личности, общества, государства в Интернет;

· информационная целостность и Суверенитет государства;

· информационная безопасность.

Все информационные объекты в Интернет представлены в виртуальной форме. Как уже упоминалось, это является причиной существенных отличий правоотношений от действующих в отношении информационных объектов на твердых носителях. В качестве примера можно привести доменное имя, которое предоставляется владельцу сайта и служит для обозначения адресации данного сайта в Интернет. В Интернет недопустимо использование двух одинаковых доменных имен. Поскольку доменное имя является особым информационным объектом, то для него существует свое правовое регулирование. Во-первых, доменное имя подлежит обязательной регистрации, причем процесс регистрации не предусматривает соответствия доменного имени и, например, названия компании. Это приводит к тому, что доменное имя крупных компаний бывает уже занято (например, так было с kodak.ru) и его владелец либо отказывается продать его, либо запрашивает непомерную сумму. Правового механизма, позволяющего запретить использование в качестве доменного имени товарные знаки и фирменные наименования, компаниям, имеющим косвенное отношение к данному товару, не существует. В приведенном примере доменное имя принадлежало фотосалону, использовавшему оборудование фирмы Kodak, но не являвшемуся ее дочерним предприятием.

Необходимо отметить, что Интернет свойственно преобладание пассивного способа распространения информации, при котором информация предоставляется на всеобщее обозрение и пользование. В отдельных случаях возможна продажа информационных ресурсов. Однако реклама владельцев информации осуществляется через рекламу сайтов, как в Интернет, так и другими способами. Активный способ предоставления информации реализуется в основном через механизмы электронной почты, однако тоже в основном содержит ссылки на какие-либо информационные ресурсы. Соответственно, чем более узнаваемым является доменное имя, тем больше посетителей у сайта и тем больше товаров его владелец может продать. Можно охарактеризовать действия владельцев сайтов, не принадлежащих к основной фирме, как недобросовестную конкуренцию, однако юридически запретить использование подобных доменных имен может только суд. Судебные решения выносятся долго и не всегда в пользу корпораций, что привело к необходимости выкупать доменные имена и стало доходным видом бизнеса.

Соответственно необходимо регистрировать доменные имена только после проверки авторских прав на используемое обозначение. Однако при этом возникает множество похожих, отличающихся на одну букву имен, которые, пользуясь известностью фирмы, продают свою продукцию под аналогичной маркой.

К основным направлениям правового регулирования информационных отношений в Интернет относятся:

· защита от вредной и незаконной информации;

· соблюдение авторских и смежных прав в условиях распространения информации в электронной форме;

· регулирование электронного документооборота, доменных имен, отношений при использовании электронной цифровой подписи;

· правовое регулирование электронных денег, рекламы, маркетинга, электронных публикаций, электронных контрактов;

· обеспечение информационной безопасности объектов информационных правоотношений в Интернет;

· предотвращение правонарушений и преступлений в Интернет.

Правовое регулирование должно обеспечивать баланс между свободой слова, свободой доступа к информации, с одной стороны, и информационной безопасностью личности, общества, государства, с другой.

Правовое регулирование отношений в Интернет осуществляется на основе норм информационного законодательства, имеющих административно-правовой характер, и норм гражданского законодательства. Часть правоотношений регулируется нормами международного права, что связано с глобальным характером данной компьютерной сети.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *