Правовая природа

УДК 34.01

Формально логические аспекты понятия «правовая природа»

Е.Г. Комиссарова

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Автор раскрывает сущностные характеристики понятия и соотносит его с такими как «правовой режим», «правовая характеристика», где правовая характеристика явления – один из «срезов» правовой сущности явления, а правовой режим воспринимается как синоним правовой сущности. Необходимость исследования данного соотношения предопределена многооборотностью понятия «правовая природа». Феноменологический анализ сочетания «правовая природа» позволяет увидеть, что речь идет о глубинных, сущностных характеристиках правового явления, а если точнее, то о его правовых корнях.

Ключевые слова: правовая природа; правовой режим; юриспруденция; юридическая характеристика; канцеляризмы в праве; отрасль права; правовая характеристика; нормативные признаки; сущностные свойства правового явления

Достаточно часто в юриспруденции употребляется термин «правовая природа» и применяются многочисленные попытки его определения в привязке к тому или иному правовому явлению. Удобство использования данной категории и универсальность случаев, когда она может быть употреблена, как правило, отодвигают на второй план вопрос о сущности этого понятия. Практически всегда сочетание «правовая природа» воспринимается как данность, без анализа ее сущности (в изначальном смысле как «вышедший из права»). А потому нередко адекватность его использования в научном обороте оказывается весьма сомнительной. Термин обретает характер «оборотного канцеляризма», употребляемого во всех тех случаях, когда есть трудности в выборе «имени» научного вопроса. При этом масштабы и отраслевая география использования сочетания «юридическая природа» весьма значительны, как и субстанции, по отношению к которым оно используется, не говоря уже о наборе характеристик, которые, по мнению того или иного автора, образуют исследуемую им юридическую природу.

О критической частоте его употребления в отдельных правовых сферах свидетельствует тот факт, что практически ни одна кандидатская диссертация не обходится без параграфа с названием «Правовая природа …» Однако при этом, чаще всего, ракурс использования самого понятия в тексте не оговаривается. Поскольку без преувеличения можно утверждать, что всем феноменам с правовым качеством без исключения сопутствует правовая природа, на уровне доктринальном важно определиться: что же образует смысл и суть самого понятия.

К правильному выводу о сущности какого-либо явления можно прийти лишь в случае, когда оно в основном сформировалось. Несмотря на всю многооборотность термина «правовая природа», это утверждение по отношению к нему является преждевременным.

Научное стремление абсолютного большинства авторов, намеревающихся определить правовую природу того или иного явления, крайне редко предваряет вопрос о том, что на самом деле они имеют в виду. Лишь немногие авторы, предваряя процесс исследования правовой природы, останавливаются на определении заданного. Так, С.С. Алексеев определяет юридическую природу через юридические характеристики правового явления, позволяющие увидеть структуру, место и роль среди других правовых явлений в соответствии с его социальной природой . Перекликается с определением С.С. Алексеева определение правовой природы, данное И.В. Матвеевым. Автор утверждает, что обращение к термину «правовая природа» обусловлено необходимостью дать исчерпывающую характеристику тому или иному юридическому факту, процессу, явлению. При этом в осмыслении правовой природы И.В. Матвеев исходит из значения самого термина «природа», под которым обычно понимается сущность, основное свойство чего-либо. Отсюда, по автору, определить правовую природу означает определить место правового явления в системе права с выявлением его специфических существенных признаков. Так, анализ правовой природы применительно к недействительным сделкам, согласно точке зрения И.В. Матвеева, будет означать «определение их места в системе юридических фактов и указание на специфические признаки недействительных сделок, позволяющие отграничить их от других юридических фактов» . Более узкое определение правовой природы дает А.В. Захаров, утверждая, что правовая природа явления – это, по сути, вопрос об отраслевой принадлежности норм, которыми эти отношения регламентируются с целью определить, какие нормы «ответственны» за регулирование данной группы общественных отношений .

Опираясь на последнее определение правовой природы, можно предположить, что в использовании категории «правовая природа», авторы сплошь и рядом совершают логическую ошибку, определяя то, чего на самом деле определять и не требуется. Ведь в любой достаточно развитой и надлежаще отдифференцированной правовой системе для абсолютного большинства правовых явлений вопрос об отраслевой принадлежности норм уже является решенным, а значит, они находятся под правовым воздействием норм конкретной отрасли права. Вопрос же о необходимости определять принадлежность того или иного явления к соответствующей сфере правового регулирования возникает не столь часто. Причинами для этого могут быть либо пересечение кросс-понятий в разных областях права (1); нерешенность вопросов о соотношении нормативных актов разной отраслевой принадлежности, когда один акт является актом общего действия, а другой актом специальным применительно (2); необходимость определения отраслевой принадлежности внешнеэкономических сделок при решении вопроса о том относятся ли они к публичному праву либо к международному частному праву (3) .

Применительно к первому случаю можно привести пример с конструкцией брачного договора, используемого как в области гражданско-правового регулирования, так и семейно-правового регулирования. Известно, что одни авторы рассматривают брачный договор в качестве одного из видов гражданско-правовых договоров, являющихся «чем-то уникальным» . Другие авторы полагают, что брачный договор не может считаться гражданско-правовой сделкой, а лишь является особым, семейно-правовым соглашением . Третьи рассматривают брачный договор как гражданско-правовой с особенностями, определенными СК РФ .

Что касается второй причины, побуждающей исследовать правовую природу явления на предмет его отраслевой принадлежности, то она является частью большой теоретической проблемы о соотношении актов общего законодательства и специального. Как известно, разделение норм на общие и специальные проводится в зависимости от назначения нормативных актов. Общие нормативные акты предназначены для всех субъектов, поскольку в них закреплены общие правила поведения без учета каких-либо особенностей экономической и иной деятельности. Специальные (нередко комплексные) нормативные акты отражают особенности правового регулирования в отдельных областях. Практическое значение деления нормативных актов на общие и специальные заключается в том, что специальным актам в процессе правоприменения отдается предпочтение перед общими. Теоретически нормы общих актов применяются лишь тогда, когда отношение не урегулировано либо не в полной мере урегулировано в специальном нормативном акте. Однако, несмотря на признание того, что между общим и специальным законодательством существует неразрывная связь, поскольку специальное законодательство базируется на общем и зависимо от него, фактически бывает непросто определить исходные юридические характеристики соответствующего явления с опорой на правовой аппарат действующего законодательства. В этой части известны коллизии гражданского и земельного законодательства, а также других специальных актов (налогового, финансового) законодательства. <

Для того чтобы остановиться на каком-либо понимании сущности «юридической природы1» обратимся к онтологическому (что есть природа) и аксиологическому (в чем ее ценность) аспектам этого сочетания.

Понятие «природа» не является специальным юридическим термином. За пределами права под природой вещей обычно понимается их основное качество или существенный признак. При этом существенным должен считаться только тот признак определяемого понятия, с исключением которого уничтожается само понятие . Философ Эриуген понимал под природой вещей их субстанцию или сущность. По нему, знание субстанции или сущности вещи «схватывает» ее существование и категориальные характеристики . Исходя из этого можно утверждать, что, говоря о природе явления, мы в первую очередь имеем в виду первооснову, ведущее начало, обусловившие существование самого явления, его суть, сущность. Определение сущности явления сводится к выявлению его основ, что является самым глубоким уровнем понимания сущности (другими словами ядром сущности): «…сущность определяет самое себя как основание» , которое показывает на чем держится сущность. Другой составляющей сущности является совокупность необходимых (существенных, сущностных) свойств и отношений явления, определение которых можно назвать менее глубоким предшествующим пластом понимания сущности. Свойствами выступают как потенциальные возможности (непроявленное), так и реально присущие явлению (предмету) признаки. Отсюда справедливо под признаком понимается наличие или отсутствие свойства у явления (предмета), а также наличие или отсутствие отношения между явлениями (предметами) .

В отношении того или иного явления можно говорить о различных аспектах его природы (социальная природа, экономическая, этическая, политическая, правовая и т.д.). Поэтому в анализе терминологического значения понятия «правовая природа» определяющее значение имеет присутствие в нем термина «правовая», указывающего на то, что явление определяется с точки зрения права. Если наличие правовой природы в том или ином правовом явлении это аксиома, то значение будет иметь ее определение, выявление, которое будет заключаться в анализе с позиции права его существенных свойств (как потенциально возможных, так и признаков реально присущих) и раскрытии основания.

Исходя из сказанного мы не находим оснований не согласиться с определениями правовой природы, данными С.С. Алексеевым и И.В. Матвеевым, в которых сущностный (феноменологический) анализ сочетания «правовая природа» сводится к юридическим характеристикам, структуре, месте и роли явления в ряду других. Однако объективно встает вопрос о соотношении исследуемой категории с такими смежными и также часто используемыми понятиями, как «юридическая оценка», «юридическая характеристика» и «правовой режим».

Описание существенных свойств явления называется его характеристикой . В свою очередь под правовой характеристикой явления в объективной действительности понимается правовой режим .

Сама категория «правовой режим» тоже небесспорна в применении и также не отличается унифицированным пониманием. Одни авторы воспринимают правовой режим как глубокое содержательное правовое явление, связывающее воедино целостный комплекс правовых средств в соответствии со способами правового регулирования, его типами .

Другие определяют его через точку приложения правового воздействия, указывая, что для каждого явления объективной действительности существует отраслевой правовой режим, который преимущественно и определяет правовое значение данного явления в типичной для него правовой сфере. При этом внутри отраслевого правового режима вычленяется институционный, в некоторых случаях индивидуальный правовой режим данного явления .

Представляется, что задача определения правового режима близка к задаче правовой квалификации явления и отличается только объемом исследования: при определении правового режима рассматривается не только существующее правовое регулирование, но и заложенные в праве правовые возможности. Следовательно, при определении места явления в системе права, отраслевой принадлежности норм, которыми регламентируются отношения, связанные с данным явлением, фактически определяется не правовая природа, а правовой режим явления либо дается его правовая квалификация, под которой понимается юридическая оценка деяния, основанная на соответствующих нормативных предписаниях .

Вместе с тем правовой режим опосредовано, через категорию «правовая характеристика», связан с определением существенных свойств явления, а следовательно, с пониманием одного из уровней его правовой сущности (или правовой природы).

Обратимся к осмыслению второго уровня в понимании правовой сущности явления через раскрытие его правового основания. Если правовая характеристика явления это лишь один из «срезов» его сущности, то определение основания суть попытка раскрыть исконно правовое начало, его «правовой корень». Можно предположить, что именно этот пласт правовой сущности интересовал Д.И. Степанова при определении правовой природы устава юридического лица. Автор обошел традиционные подходы в понимании природы устава в виде договорной концепции, согласно которой основой устава является договор (как соглашение между учредителями) либо правовой феномен, основанный на договоре или содержащий в себе договор, и выдвинул мнение о том, что устав – это акт применения права .

Анализируя правовую природу договоров присоединения, А.В. Цыпленкова также исходит из задачи раскрыть правовую основу, «правовой корень» данного вида договоров. При этом автор констатирует, что в отношении правовой природы договоров присоединения существует две точки зрения: последователи одной говорят о наличии договорной природы, сторонники другой выделяют нормативную природу договора присоединения, рассматривая его как одностороннюю сделку нормативной природы .

С учетом предложенных размышлений достаточно привлекательно выглядит мысль о том, что двигаться к пониманию правовой сущности (правовой природы) можно через познание функций, определение правовой характеристики. Ведь сущность явления имеет несколько ступеней познания, идти по которым можно все дальше и дальше, в глубь правового явления – от его существенных свойств к основанию. И, несмотря на то, что «юридическая природа» – сложная, составная категория, не исключается возможность найти и увидеть границы ее применения в научном обороте. Взаимосвязь категории «юридическая природа» с такими терминами, как «правовая оценка» (квалификация), «правовая характеристика», «правовой режим», «функция», а также с методом правового регулирования определяет ее существенное значение (аксиологический аспект). Таким образом, определение правовой природы позволяет не только дать правовую характеристику юридического явления, уяснить его место и роль среди других, но и выявить его основание («правовой корень»), оказывающее неизбежное влияние на его правовую характеристику.

Библиографический список

1 Словосочетания «правовая природа» и «юридическая природа» преимущественно применяются в качестве синонимов, вполне взаимозаменяемых исходя из контекста или стилистической предпочтительности. Именно такое отношение к ним мы примем за основу в настоящей работе. Однако в теории права существует разграничение между понятиями «правовой» и «юридический» и считается не верным признавать юридическим правом все, что имеет правовое значение (см. ).

Синонимы «правовая природа»

Введите слово и нажмите «Найти синонимы». Поделиться, сохранить:

Найдено 3 синонима. Если синонимов недостаточно, то больше можно найти, нажимая на слова.

Синонимы строкой Скрыть словосочетания
,

Синоним, количество Частота
1 (1)
2 принадлежность к институту права (1)
3 юридическая сущность (1)

С тем же началом: правовой, правомерность, правомерно, правонарушение, правота

С таким же концом: живая природа, дикая природа, мать-природа, юридическая природа

Слова по отдельности: правовая, природа

Другие слова на букву п

Синонимы к словам и словосочетаниям на букву:
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Поделитесь, если помогло

Наверх На главную

  • Поиск занял 0.007 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Случайные слова и фразы: масонство, схороненный, коловший глаза

Предложите свой вариант синонима к «правовая природа»

Музыка от Hardiardent?!

Не подписывайся:

Понятие, юридическая природа и структура административно-правовых отношений

Тема № 4. Административно-правовые отношения

Источники

1. Литература основная:

1.1. Административная ответственность: курс лекций / Б. В. Россинский. 2-е изд., перераб. и доп. 2009.

1.2. Административное право России: учебник / под ред. Н. М. Конина, Ю. Н. Старилова. 2-е изд., пересмотр. 2010.

1.3. Административное право: учебник / под ред. Л. Л. Попова, М. С. Студеникиной. 2010.

1.5. Коренев А.П. Нормы административного права и их применение, -М.: 1978.

2. Литература дополнительная:

2.3. Алексеев С.С. Структура советского права. – М.: Юридическая литература, 1975.

2.4. Барцис И. Н. Реформа государственного управления в России: правовой аспект. – М.: «Формула права», 2008.

2.5. Бахрах Д. Н. Очерки теории российского права. – М.: Норм, 2008.

2.6. Бахрах Д.Н. Административное право России: учебник. 6-е изд., перераб. и доп. – М.: ЭКСМО, 2010.

2.7. Зырянов С.М. Административный надзор. – М.: ИД «Юриспруденция», 2010.

2.1 . Мелехин А.В. Административное право Российской Федерации: учебник. – М.: МФПА, 2011.

План лекции:

1. Понятие, юридическая природа и структура административно-правовых отношений.

2. Основания возникновения, изменения и прекращения административно-правовых отношений.

3. Классификация административно-правовых отношений.

Административно-правовые отношения являются разновидностью правовых отношений и содержат все основные признаки любого правоотношения.

Рассматривая данные признаки в совокупности, можно сказать, что административно-правовые отношения – это регулируемые нормами административного права общественные отношения, складывающиеся в сфере управления, стороны которых выступают в качестве носителей взаимных прав и обязанностей, установленных и гарантированных административно-правовой нормой.

В общей теории права есть несколько подходов к определению правоотношения:

– во-первых, правоотношение есть возникающая на основе норм права правовая связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства;

– во-вторых, правовые отношения – это общественные отношения, урегулированные правом. Правоотношения возникают не просто потому, что есть норма права (хотя это обязательное формальное основание), а потому, что определенные общественные отношения нуждаются в правовой регламентации. Правоотношения как бы вызревают в недрах общественной жизни, детерминируясь экономическими и иными потребностями, и окончательно оформляются с принятием юридической нормы;

– в-третьих, правоотношение – это конкретная, полностью индивидуализированная правовая связь между субъектами, которые взаимодействуют друг с другом. Этот подход часто называют «узко цивилистическим», так как он ориентирован на модель обязательства гражданского права.

Из приведенных определений мы отдаем предпочтение первому, так как в нем названы все основные признаки правоотношения, а именно:

1) правоотношения всегда возникают, изменяются и прекращаются на основе норм права. Иные общественные отношения регулируются иными нормами (морали, обычая и т.п.);

2) это правовая связь, когда субъективным правам одного человека корреспондируется юридическая обязанность другого. Участники правоотношения «связаны», то есть занимают по отношению друг к другу определенное положение (состояние, позиции). Это положение характеризуется тем, что интересы одного участника могут быть реализованы лишь через посредство другого;

3) правоотношения гарантируются принудительной силой государства. Как только те или иные лица становятся носителями субъективных юридических прав и обязанностей, так сразу же они попадают в специфическое положение (состояние) по отношению к государству. Государство поддерживает, гарантирует действия носителя субъективного права (управомоченного), обеспечивает исполнение обязанностей;

4) правоотношения всегда имеют индивидуализированный характер. Они связаны с конкретными субъектами, которые определяются по ряду признаков (например, занятие определенным видом экономической деятельности, гражданство, трудовая занятость и т.п.).

Наличие прав и обязанностей в определении правоотношений раскрывает, с одной стороны, социальную природу административных правоотношений, с другой – права и обязанности выступают как юридическое явление. И право и обязанность не могут существовать отдельно без другой стороны, по отношению к которой они связаны с правом и обязанностью требовать исполнения. Обязанности всегда сопутствует требование.

Исходя из этого следует сказать еще об одной не менее важной социальной функции правоотношений: они служат средством реализации функций государственного управления. Поскольку управление есть свойство любой организованной системы, обеспечивающее достижение поставленных перед ней целей и выполнение задач посредством исполнения возложенных на нее функций, то правоотношения есть средство упорядочения общественных отношений, а следовательно, способ получения необходимых результатов правового регулирования.

Важность роли правоотношений как необходимых средств, обеспечивающих реализацию правовых норм права, проявляется в результатах государственного управления и обусловлена единством правовых норм и правоотношений. Реализация норм права первична, но всегда вторична стадия правоотношения, субъективные юридические права и обязанности всегда едины. Правоотношение – «обязательное средство в механизме правового регулирования, то есть если этот механизм приводится в действие, то он не может миновать стадию правоотношения».

Анализ юридических прав и обязанностей во взаимосвязи с содержанием правоотношения позволяет оценить эффективность механизма правового регулирования. Научная ценность понятия правоотношения, одна из главных его функций – раскрыть эффективность права в его неразрывной связи с регулируемым им общественным отношением.

Итак, наиболее существенными признаками правоотношений, раскрывающими их содержание, являются следующие:

1. Правоотношение – важнейший и неотъемлемый элемент механизма правового регулирования.

2. Качество правоотношений обусловливает упорядоченность и эффективность правовой системы, системы органов государственного управления, действенность исполнения ими своих функций.

3. Правоотношения обеспечивают единство субъективных прав и обязанностей, и именно в них раскрываются социальная природа и юридическое содержание правоотношений.

4. Правоотношение – динамический правовой институт, который необходимо рассматривать с учетом возникновения, развития и прекращения субъективных юридических прав и обязанностей, их материализации в поведении людей.

В теории права принято считать, что правоотношения, возникающие на основе норм права, выполняют определенные функции в правовой системе и государственно-правовом механизме регулирования общественных отношений. Правоотношения определяют круг субъектов, на которых распространяется действие юридических норм. Они индивидуализируют поведение этих субъектов путем конкретизации юридических норм, имеющих абстрактный характер. Наконец, они выступают необходимым условием приведения в действие в случае необходимости юридических средств защиты субъективных прав и юридических обязанностей.

Все сказанное в полной мере характерно и для административных правоотношений. Вместе с тем, следует заметить, что они обладают рядом особенностей, которые свойственные им именно как административно-правовым отношениям, имеющим самостоятельный предмет и метод правового регулирования.

1. Административно-правовые отношения в отличие от других правовых отношений (например: гражданско-правовых) построены на началах «власти и подчинения». Сама природа управленческой деятельности, в процессе которой реализуется исполнительная власть, требует специального субъекта. Поэтому административно-правовые отношения всегда в качестве одной из своих сторон (участников) имеют такого властного субъекта. Как правило – это исполнительные органы (их должностные лица), т.е. субъект, формулирующий соответствующие волеизъявления, адресуемые другой стороне.

Однако, как справедливо отмечает профессор Старилов Ю.Н., в современных условиях с появлением рыночных отношений все большее распространение получают отношения, расположенные по горизонтали. То есть – отношения между органами исполнительной власти, местной администрацией и другими участниками управленческой деятельности, в которых они выступают как равные стороны.

2. Названный субъект управления от имени государства наделен властными полномочиями для защиты общественных и государственных интересов, защиты конституционных прав граждан. В отличие от других правоотношений, для административно-правовых отношений наличие органа государственного управления является обязательным условием. Поэтому административно-правовые отношения в идеале не могут возникать между гражданами или между негосударственными объединениями. В них всегда присутствуют две стороны: лицо, которое обладает властными полномочиями (правомочное лицо), и лицо, которое несет бремя соответствующих обязанностей (обязанное лицо).

Обратим внимание на то, что необходимо отличать исполнительные органы государственной власти от исполнительных органов организаций. Первые всегда выступают в качестве субъектов исполнительной власти, вторые могут это делать только в случае обладания ими юридически властных полномочий. К первым следует отнести, например, элементы системы исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, ко вторым – исполнительные органы организации.

Органы исполнительной власти (их должностные лица) являются особыми субъектами административно-правовых отношений, поскольку их компетенция обусловлена задачами государственного управления. Важно, что административно-правовые отношения возникают не просто в сфере государственного управления (здесь могут возникать и гражданско-правовые отношения), границы которой весьма широки, но и в связи или по поводу совершения полномочными субъектами исполнительной власти своей управленческой компетенции. Именно таково, например, конкретное содержание административно-правовых отношений между гражданами и органами управления. Главное – выражение в этих отношениях публично-правового интереса.

3.Административно-правовые отношения имеют свой объект управления.Им является воля, сознание и поведение (действия или бездействия) различных субъектов права. Специфической в данном случае следует рассматривать сферу возникновения и реализации таких общественных отношений. А именно – сферу государственного управления, где исполнительная власть осуществляет реализацию своих полномочий.

4. Являясь по своей сути управленческими, административно-правовые отношения имеют широкие возможности для своего возникновения, изменения, либо прекращения в различных вариантах и сочетаниях. Они охватывают все основные направления экономической, социально-культурной, административно-политической работы. Исходя из этой многогранности в сфере государственного управления, помимо административно-правовых отношений нередко возникают и иные правоотношения, с которыми они теснейшим образом связаны (например, финансово-правовые, земельно-правовые, природоохранные, предпринимательские и др.). Так, например, административно-правовые отношения могут возникать в процессе управления финансами: между Министерством финансов и Федеральным казначейством, Федеральным казначейством и таможенным органом и т.д. Но между этими органами исполнительной власти возникают и финансово-правовые отношения. Таким образом, административно-правовые отношения возможны и в сфере иных правоотношений – финансовых, трудовых и др.

5.Административно-правовые отношения по своей сути являются организационными, носят регулирующий характер.Это выражается в их прямой связи с практической реализацией функций исполнительной власти, конечная цель которой организация процесса правоисполнения. Эта организационная нагрузка административно-правовых отношений осуществляется в двух аспектах: во-первых – это организация собственной работы исполнительного аппарата, которая выполняется между различными звеньями системы исполнительных органов и во-вторых – организация, реализуемая в административно-правовых отношениях с участием иных коллективов, отдельных граждан, направленная на упорядочение их индивидуального либо совместного поведения в конкретной сфере государственного управления.

6. Административно-правовые отношения возникают по инициативе любой из сторон: как органов исполнительной власти, так и граждан (должностных лиц, юридических лиц). Примером первых выступают юрисдикционные правоотношения (привлечение к административной ответственности), вторых – процедурные (оформление лицензии на частную охранную деятельность). При этом согласия для их возникновения от другой стороны таких отношений не требуется.

7. В случае нарушения административно-правовой нормы лицо, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, несетответственность перед государством.

8. Споры, возникающие между сторонами административно-правовых отношений, разрешаются, как правило, в административном порядке. Суть этого внесудебного порядка заключается в том, что полномочный исполнительный орган (должностное лицо) рассматривает спор и принимает по нему одностороннее юридически властное решение. В случае, когда в административном порядке спор не будет разрешен, заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с требованием о восстановлении ее законных прав и интересов.

9. Административно-правовые отношения в некоторых случаях предполагают споры сторон. Так, лицензирующий орган вправе обратиться в суд с заявлениями об аннулировании лицензии. В свою очередь лицензиат вправе оспорить как решение об отказе в предоставлении лицензии, так и решение о временном запрете деятельности, принятое лицензирующим органом.

Административное правоотношение имеет определенную структуру. Его элементами являются: субъекты (участники) отношений, объекты отношений (то, по поводу чего возникли отношения), содержание правоотношения (совокупность субъективных юридических прав и обязанностей). Следовательно, под структурой административно-правовых отношений следует понимать совокупность перечисленных элементов: субъекты правоотношения, объект правоотношения и содержание правоотношения.

При этом в содержании административного правоотношения можно выделить две стороны: материальную (поведение субъектов) и юридическую (субъективные юридические права и обязанности).

По вопросу о том, что является объектом правоотношения, в юридической литературе существуют различные мнения. Одни авторы в качестве единственного объекта любого правового отношения признают объект имущественных отношений, иногда именуемый предметом (материальные предметы и вещи) и объект неимущественных отношений (действия, поведение людей).

Профессор Бахрах Д.Н. учитывает в данном случае наличие непосредственного и более отдаленного объекта отношения. Непосредственным объектом административных правоотношений является волевое поведение человека, его деяния. А через управляемые деяния оказывается влияние на процессы, на материальные предметы, продукты духовного творчества. Однако большинство ученых считают, что в подобных случаях объектом административно-правовых отношений являются действия сторон, а вещи, продукты творческой деятельности и личные нематериальные блага – их предметами.

Субъекты административного правоотношения – это лица и организации, которым административным законодательством предоставлена возможность или способность быть носителями прав и обязанностей в сфере управленческой деятельности и вступать в конкретные административно-правовые отношения для реализации своих полномочий. Следовательно, субъектом административно-правового отношения является тот, кто наделен административными правами и обязанностями и обладает правосубъектностью – способностью вступать в административно-правовые отношения, быть субъектами административного права .

Субъектами административно-правовых отношений являются:

а) граждане России;

б) иностранные граждане и лица без гражданства;

в) государственные органы, их структурные подразделения, предприятия, учреждения и иные государственные организации;

г) общественные объединения;

д) служащие государственных органов и организаций, служащие общественных (негосударственных) объединений.

Права и обязанности физических лиц в сфере административных правоотношений в основном исходят из конституционных прав и обязанностей, детализированных и конкретизированных во многих законах и подзаконных актах.

Административная правосубъектность у граждан возникает с момента рождения. Административная правосубъектность у государственных и общественных (негосударственных) служащих наступает с момента назначения (зачисления) их на конкретную должность.

Правосубъектность в своей структуре предполагает наличие у субъекта права, как минимум двух составляющих – правоспособности и дееспособности, взятых в единстве и функциональном развитии. Правоспособность – это закрепляемая в законодательстве за субъектом права возможность иметь права и обязанности, носящие юридический характер.

Дееспособность – это закрепленная в законодательстве за субъектом права возможность своими действиями приобретать права и обязанности, предусмотренные законодательством. Административная правосубъектность у государственных органов, предприятий, учреждений, общественных объединений и других формирований и юридических лиц – с момента образования их в установленном порядке.

Наука административного права подразделяет субъекты административно-правовых отношений на индивидуальные и коллективные. С индивидуальным субъектом связана определенная совокупность прав и обязанностей физического лица, способного в силу своего возраста (оформление общегражданского паспорта), гражданства (поступление на государственную службу), состояния здоровья (оформление удостоверения частного охранника), образования (поступление на обучение в высшее образовательное учреждение) и прочих факторов, выступать участником конкретных административных правоотношений.

Коллективные субъекты – это организованные, обособленные, самоуправляемые группы людей, наделенные правами выступать в отношениях с другими субъектами как единое целое, персонифицировано.

В зависимости от организационной самостоятельности, целей, правового положения, теория права коллективные субъекты подразделяет на:

— организации;

— структурные подразделения организаций;

— трудовые и иные коллективы организаций и их структурных подразделений;

— сложные организации.

В группе самостоятельных организаций в зависимости от рода деятельности и особенностей правового статуса различают государственные органы, предприятия, учреждения и иные организации.

К сложным организациям административное право относит государственное ведомство, межотраслевое объединение и иные сложные организационные структуры, обладающие всеми составляющими правосубъектности. Они являются целостными самоуправляемыми системами, способными самостоятельно взаимодействовать с окружающей средой. В состав таких субъектов входят не только органы управления конкретной разновидностью хозяйствания, но и другие предприятия и организации промышленного, строительного, научно-исследовательского назначения, а также учреждения профессионального образования, здравоохранения и культуры.

В административно-правовом статусе государственных коллективных субъектов выделяют три главных элемента: 1) целевой, 2)структурно-организационный, 3) компетенционный.

Первым элементом административно-правового статуса государственного коллективного субъекта являются его юридически закрепленные цели, задачи и функции.

Цель в данном случае выступает как обеспечение определенной социальной потребности и закрепляется в Положениях, Уставах и иных управленческих актах, регламентирующих деятельность субъекта.

Задачи, стоящие перед структурными единицами государственного механизма, подразделяются на три группы:

— производственные, конкретизирующие ту цель, ради которой она создана (выпускать продукцию, учить, контролировать);

— экономико-экологические, закрепляющие полномочия по рациональному использованию природных ресурсов и обеспечению сохранности окружающей среды;

— социальные – это задачи, направленные на организацию культурно-бытового обеспечения, улучшение материального состояния своих сотрудников.

Вторым компонентом правового статуса государственных коллективных субъектов является организационно-структурный.

В него входит нормативное регулирование порядка образования и реорганизации субъекта, их подчиненности, установление и изменение их организационных структур, процедур деятельности и др.

Третья часть правового статуса коллективного субъекта – компетенция. Она состоит из совокупности властных полномочий, касающихся определенных предметов ведения.

Компетенция включает в себя права и обязанности субъекта, связанные с осуществлением власти, с участием в управленческих отношениях, в том числе и право издавать определенные акты. В компетенцию также входит подведомственность, правовое закрепление круга объектов, предметов, дел, на которые распространяются властные полномочия. Компетенция может быть рассмотрена по связи властных полномочий с определенными управленческими функциями. В данном случае можно различать права и обязанности в сфере планирования, методического руководства, нормативного регулирования, работы с кадрами, учета, контроля и др.

В административном праве наряду с функциональным характером компетенции рассматривается и ее субъективный характер. В таком аспекте различают компетенцию в отношении вышестоящих и в отношении подчиненных коллективных субъектов. Минимальный объем административно-правового статуса негосударственного коллективного субъекта включает в себя право на государственное признание, наименование, регистрацию, право самостоятельно вступать в административно-правовые отношения с государственными органами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *