Право владения в римском праве

45. Способы приобретения и прекращения владения

Владение всегда приобреталось первоначально и самостоятельно лицом, желающим владеть вещью. Требование самостоятельности не исключало содействия при этом подвластных и рабов, но право владения возникало лишь у домовладыки.

Способы приобретения владения:

1) завладение — приобретение никому не принадлежащих движимых вещей и диких животных. Завладение представляло собой окончательный захват вещи. Так, дикими зверями можно завладеть не путем ранения, а при окончательной поимке, так как в промежуток времени после ранения может произойти такое, что помешает поймать зверя. Поимка и захват должны быть окончательными, обеспечивающими фактическое господство. В случае возникновения споров о захвате факт захвата доказывается установлением волевого и материального элементов владения;

2) передача владения, традиция. Приобретение владения первоначально, даже если владение передается одним лицом другому. При приобретении движимых вещей от прежнего владельца с его согласия достаточно, чтобы вещи были перемещены от отчуждателя в дом приобретателя и находились там под охраной. Способы передачи владения:

— передача товара осуществлялась путем передачи ключей от помещения, где находится товар. Передача должна была происходить перед складами, чем подчеркивалось наличие товара и свободный доступ к нему. При приобретении владения недвижимостью от предшествующего ее владельца требование материального овладения сводилось к допущению к частичному овладению (достаточно вступить лишь на какую-либо часть имения) при полноте знаний плана и границ имения;

— «передача длинной рукой». Продавец при отчуждении недвижимости мог просто показать покупателю передаваемый участок с башни, этого было достаточно для передачи владения;

— «передача короткой рукой» (стала возможна при Юстиниане) — передача владения лишь изменением субъективного момента, т. е. воли сторон в отношении вещи. Применялся тогда, когда объективный момент уже имелся у приобретателя. Например, если наниматель покупал вещь у наймодателя;

3) самовольный захват владения. Постороннее лицо насильственно завладевало земельным участком в отсутствие и без ведома владельца. Данным способом владение приобреталось окончательно, если прежний владелец, узнав о самовольном захвате, не оспаривал его либо оспаривал, но безуспешно;

4) приобретение владения через других лиц получило признание лишь в классическую эпоху, когда крупную роль в хозяйствах стали играть вольноотпущенники. Такое приобретение предполагает подчинение лицом вещи своему господству, а также намерение этого лица приобрести вещь для другого лица, изъявившего волю приобрести владение через постороннее лицо. Согласно мнению Павла владение прекращается при отпадении волевого и материального элементов владения. Но это предполагает активность только владельца, но для потери владения характерно влияние ряда внешних обстоятельств и намерения третьих лиц, действующих без ведома владельца. Способы прекращения владения:

— недобровольная потеря владения, когда достаточно утраты фактического господства над вещью;

— добровольная потеря владения, когда требуется утрата обоих элементов владения (волевого и материального).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

§ 2. Виды владения

Римские юристы различали несколько видов владения.

Цивильное владение (possessio civilis). Его еще называют титульным владением, которое имеет правовое основание (iusta causa). Ему противостоит естественное (или беститульное владение) — possessio naturalis.

Цивильное владение известно уже по Закону XII Таблиц, в котором предусмотрена возможность приобретения вещи в собственность по давности владения.

Наличие правового основания (титула) владения дает возможность приобретения вещи не только во владение, но и в собственность по давности (usucapio), которое еще называют владением ad usucapionem. С I в. до н.э. такой владелец управомочен также на вещный петиторный иск — actio in rem Publiciana. Вот что на этот счет писали римляне: «Родов владения существует столько, сколько и правовых оснований приобретения нами того, что не является нашим, например, в качестве покупателя; как отказанным по завещанию; как приданым; в качестве наследника; как выданным в возмещение ущерба; как своим, как бывает в отношении тех вещей, которые мы захватываем на земле и на море, у врагов; или тех, чье существование в природе вещей мы создали сами. В общем, скорее существует один род владения, а число видов бесконечно» (Д. 41.2.3.21).

В качестве естественного владения (безтитульное) рассматривается владение арендатора, ссудопринимателя и т.п., т.е. держание, когда вещью владеют на чужое имя.

Владение законное и незаконное

Законным является владение собственника. Незаконное владение — владение вора (iusta possessio — iniusta possessio).

Владение добросовестное и недобросовестное

Добросовестный владелец (possessio bonae fidei) не знает и не должен знать, что он не имеет права владеть вещью (например, купил ворованную вещь, не зная о том, что вещь ворованная). Недобросовестный владелец знает о незаконности своего владения. Например, вор.

Производное владение

В ряде случаев римское право давало преторскую интердиктную защиту не владельцам, а держателям: владение кредитора вещью, данной в реальный залог; владение секвестра — лица, которому вещь сдана на хранение на время процесса о собственности по соглашению сторон с тем, чтобы она была выдана победителю процесса; владение наследственного арендатора общественного поля, когда отношение не может быть прекращено арендодателем (гражданской общиной) до тех пор, пока уплачивается рента (vectigal); прекарное владение (precarium), полученное от собственника в безвозмездное пользование до востребования. Во всех этих случаях владелец выступает только как держатель, так как он держит вещь на чужое имя и у него нет воли, намерения владеть ею как своей. Такое держание никогда не станет собственностью по истечении давности владения. И тем не менее по разным причинам такому держанию, в отличие от других случаев, дается интердиктная защита. В литературе по римскому праву эти случаи предлагается называть производным владением (или, по Савиньи, аномальным владением), или владением ad interdicta.

Держание: понятие, содержание, защита, отличие от владения

Римское право признавало владением не любое фактическое обладание вещью и различало в связи с этим владение и держание. Близким к владению по своей юридической природе римские юристы считали держание или, иначе говоря, посредственное владение.

Владение как право существует лишь настолько, насколько оно признано и защищено позитивным правом. В узком смысле говорят о юридическом владении. Удобнее различать в этом отношении владение и держание — фактическую ситуацию индивидуальной принадлежности, взятую независимо от ее официального признания и защиты.

Держание — фактическое обладание вещью на основе договора с другим лицом (собственником), не связанное с намерением относиться к этой вещи как к своей.

Держание чаще всего возникало на основе договора с собственником вещи (договор аренды, хранения и т.д.). Юридическое значение различия между владением и держанием заключалось в том, что владельцы могли самостоятельно (от своего имени) защищаться от всяких незаконных посягательств на вещь, в то время как держатель вещи (например, арендатор) вынужден был каждый раз обращаться за защитой к собственнику и сам подавать иск не мог. Таким образом, владение по римскому праву — это фактическое обладание вещью, соединенное с намерением относиться к ней, как к своей.

Практическое значение различия владения и держания выражалось в том, что в то время как владельцы защищались от всяких незаконных посягательств на вещь непосредственно сами, арендатор как “держатель от чужого имени” мог получить защиту только через посредство собственника, от которого получена вещь. Этим вскрывается социальное значение такого построения: отсутствие собственной владельческой защиты арендатора, необходимость для него обращаться за помощью к собственнику позволяли собственнику сильнее эксплуатировать арендатора, принадлежавшего обычно к малоимущим слоям населения.

Держание не признается владением, когда воля обладать вещью опосредована соглашением с ее владельцем, поставлена в зависимость от другого лица, чья связь с вещью признается основой такого соглашения. Римляне различали владение на свое имя и пребывание во владении от чужого имени.

§ 144. Traditio

157 Traditio, или передача вещи, была важнейшим и единствен­ным деривантным (производным) способом приобретения по предписаниям jus gentium.

157 В римском праве traditio служила способом приобретения квиритской собственности на res nес mancipi и бонитарной собственности на res mancipi.

157 Не всякая traditio, или передача вещи, представляла собой способ приобретения собственности.

157 В римском праве существова­ло много случаев передачи, при которых устанавливалась не собст­венность, а только лишь естественное (detentio) или правовое владе­ние (possessio civilis).

157 Лишь передача, при которой были выполнены специальные условия, действовала как приобретение собственности.

157 В traditio должны были существовать два субъекта: отчуж­дающий вещь (tradens) и приобретатель вещи (accipiens).

157 В связи с тем, что traditio была способом приобретения собственности по пред­писаниям jus gentium, право- и дееспособными субъектами при этом выступали не только римские граждане, но и другие свободные жители римского государства, правомочные заключать имущественные сделки по jus gentium.

157 Если traditio выступала как способ приобретения собственно­сти, субъектам требовалось прийти к согласию о том, что собствен­ность переносится одним лицом (tradens, или отчуждающий) на другое (акципиенса, или приобретателя), (animus dominii transferendi), а приобретатель принимает эту вещь в собственность (animus dominii adqirendi). (235)

157 Если tradens и acci piens не приходили к взаимному соглашению, traditio не имела транслятивного характера.

157 Согласие траденса и акципиенса должно было быть основано на неком правовом основании, обязывающим траденса перенести

158 право собственности на акципиенса и уполномачивающим акципиенса требовать у траденса в собственность его вещь.

158 Причины, на основании которых отчуждающие должны были передать вещи в собственность приобретателей, а приобретатели требовать переда­чи предмета, были различными: договор купли-продажи (pro emptore), договор приданого (pro dota), договор дарения (pro donate), наследства (pro hedere), легат (pro legato) и т. д.

158 Все эти причины назывались titulus или causa traditiones (justa causa traditiones).

158 Когда традиция совершалась без какой-либо транслятивной причины (без какой-либо причины, обязывающей траденса вещи передать ее в собственность акципиенсу), традиция воспринималась или как traditio, по которой устанавливается владение, или как traditio sine causa.

158 В таком случае траденс имел право требовать возвращения своей вещи. (236)

158 Предметом транслятивной традиции в старом праве были лишь res nес mancipi.

158 Co времени, когда преторы создали правила защиты лиц, принявших некую вещь из группы res mancipi путем traditio, предметом традиции стали все вещи in commercio, если были материальными. (237)

158 С тех пор, традиция служила способом приобретения квиритской собственности на res пес man­cipi, разумеется, если субъектами традиции были перегрины, она приводила лишь к dominium no jus gentium.

158 Для традиции, прово­дящейся дееспособными субъектами, на основании правомерной причины (causa justa) соглашающихся отчуждать и принимать в собственность вещь, чтобы действительно привести к приобрете­нию собственности, кроме требования материальности вещи, было необходимо, чтобы отчуждаемый предмет находился в собственно­сти отчуждающего, или траденса.

158 Никто не мог передать право соб­ственности на предмет, не являющийся его собственностью: nemo plus juris ad alium transferre potest, quam ipse habet. (238)

158 Наконец, для правомерной традиции, как способа приобрете­ния собственности требовалось совершить акт передачи.

158 В древнеримском праве акт передачи выступал в форме сделки с res nес mancipi (побочными движимыми вещами): вещь должна быть передана «corpore et tactu».

158 Акципиент получал собственность, когда сдвигал предмет с места (loco moveri). (239)

158 Между тем, когда в последние века республики и земля передавалась путем традиции, больше не требовалось перемещать вещь.

158 Для традиции земли тре­бовалось «omnes glebas circumambulare» — обход всех частей зем­ли. (240)

158 Позднее не требовалось и этого. Достаточно было ступить на землю, чтобы подтвердить, что весь участок переходит к акципиенту, или с какого-нибудь более высокого места обозреть весь участок земли.

158 Когда возобладало мнение, что физический контакт не является необходимым элементом традиции, возникли особые виды традиции, применяющиеся как для движимого, так и для не-159-движимого имущества: traditio brevi manu, traditio longa manu, constitutum possessorium.

159 Traditio brevi manu применялась в случае, когда прежний держатель вещи, на основании некой транслятивной причины, полу­чал право и далее сохранять вещь в своей собственности. В этом случае не было необходимости совершать традицию. Сам факт вла­дения предметом, следующий из транслятивного титула, заменял акт передачи.

158 Traditio longa manu, или символическая передача, существовала, когда отчуждающий вещи вместо предмета, который требовалось передать, передавал приобретателю некий символ предмета или каким-нибудь символическим действием демонстрировал, что отрекается от своего права собственности и переносит его на при­обретателя.

158 Это случалось, когда собственник вместо введения по­купателя во владение предметом, передавал ему ключи как символ власти над купленным домом, или когда с возвышения обозначал границы имения с целью показать приобретателю, что все это на­ходится в его власти. (241).

241. D 18, 1, 74; D 41, 2, 1, 21; D 41, 2, 18, 2; D 51, 2, 51; I 2, 1, 45. По этой традиции чаще всего требовалось, чтобы передача симво­ла вещи совершалась в непосредственной близости от самого предмета (ключи вручались перед дверьми дома). От символи­ческой традиции следует отличать фиктивную традицию, воз­никшую в постклассический период. При фиктивной традиции само написание документа о совершении передачи считалось суррогатом передачи (instrumentum traditiones charta traditionis).

158 Constitutum possessorium представлял собой обратный случай traditio brevi manu.

158 Только прежний собственник утрачивал собст­венность, но, по соглашению с приобретателем, и далее продолжал владеть вещью.

158 Constitutum possessorium обладал действием двой­ной традиции: традиция транслятивной природы, по которой преж­ний собственник передавал вещь приобретателю, и другая тради­ция — без транслятивного действия, по которой приобретатель вещи передавал вещь прежнему собственнику, но на основании некоего акта, не обладающего транслятивным действием (аренда, пользо­вание и т. д.)

158 Традиция, при которой были выполнены все предписанные условия, действовала как способ приобретения собственности.

158 Ко­гда при Юстиниане были отменены отличия между res mancipi и res nес mancipi, традиция служила единственным деривантным способом приобретения частной собственности, называемой plenum jus или plena in re potestas.

В) Способы приобретения собственности по jus gentium

46. Защита права владения

Римский закон защищал права владения; права держания защищались только в том случае, если защиты требовал не держатель, а сам владелец. Защита владения осуществлялась обычно в два этапа: сначала следовал поссессорный иск, устанавливающий факт владения, затем преторский процесс, основанный на издании интердиктов (запрещений).

Владельческий процесс (поссессорный) рассматривал по иску только факт владения, но оставлял незатронутым вопрос, кому принадлежит право на владение данной вещью. Иногда владельческого процесса было достаточно, чтобы установить принадлежность вещи, и незаконный владелец мог ее возвратить законному. Чаще следом за первым этапом требовалось подать собственнический иск, устанавливающий право собственности на данную вещь.

Если законному владельцу удавалось предъявить неоспоримые доказательства прав своего владения, ему удавалось истребовать вещь у фактического владельца. Владельческие процессы исходили из принципа, что лицо, которое пользуется вещью, относится к ней как к своей.

Доказывать неправомочность такого владения должна была другая сторона, приводя основания, по которым фактический владелец не имеет права на владение, и данная вещь должна быть у него изъята. Если поссессорный (вещный) иск ситуацию не разрешал, ущемленный в правах мог подать петиторный иск к ошибочно установленному владельцу вещи, доказывая свои права на нее. На этом этапе в процесс вмешивался претор, имеющий право издавать интердикты (запрещения) на совершение или прекращение каких-то действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан.

Претор издавал интердикты: в архаичном праве – после фактической проверки права владения просителя на оспариваемую вещь как прямое и категорическое указание передать вещь реальному владельцу; в праве периода республики – как условные распоряжения на случай, если подтвердятся доводы просителя. Условные интердикты вменяли возврат вещи или запреты на пользование вещью или на посягание на вещь при условии, если претензии истца обоснованны и требовали подачи собственнического иска.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *