Право информационных технологий

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО Текст научной статьи по специальности «Право»

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА. МЕЖДУНАРОДНОЕ И ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО

УДК 341

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

ВАХИТОВА Гузель Валериевна

кандидат филологических наук, доцент кафедры международного права и международных отношений Института права ФГБОУВО «Башкирский государственный университет», г. Уфа, Россия. E-mail: v.guzel.v@mail.ru

ШОНИН Николай Егорович

кандидат политических наук, доцент кафедры международного права и международных отношений Института права ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет», г. Уфа, Россия. E-mail: shonin_nick@mail.ru

Изобретение и применение современных информационно-коммуникационных технологий является одновременно и угрозой международной безопасности и средством её обеспечения. Проблемы, возникающие в связи с распространением информационных технологий на сферу международных отношений, связаны с развитием нормативно-правовой базы по обеспечению информационной безопасности в России и в мире. Документы ООН указывает на опасность применения информативных технологий в военной сфере. О серьёзности этих угроз свидетельствует то, что только в России было принято четыре нормативно-правовых документа, посвященных специально проблемам информационной безопасности, на уровне ООН принято шесть соответствующих специальных резолюций. Проблемами информационной безопасности занимаются и неправительственные организации, особенно авторитетной из них является ПИР-центр (Россия), который обладает консультативным статусом при ЭКОСОС ООН.

Ключевые слова: законом диалектики, международной безопасности, правоохранительной области, международных отношений, международного права.

INFORMATION TECHNOLOGY AND INTERNATIONAL LAW

VAKHITOVA Guzel Valerievna

E-mail: v.guzel.v@mail.ru

SHONIN Nikolay Egorovich

Key words: law of dialectics, international security, law enforcement, international relations, international law.

Информационные технологии так быстро вошли в нашу жизнь, что ими охвачены все её стороны. Без них сбор, обработка, передача и сохранение информации по-прежнему оставались бы очень трудоемким процессом, требующим участия огромного количества работников и занимающим много времени. Но эти же достоинства информационных технологий в соответствии с законом диалектики превратились и в свою противоположность, порождая не виданные ранее проблемы, особенно в области обеспечения национальной и международной безопасности и в правоохранительной области. Распространившись на сферу международных отношений, эти проблемы требуют решения не только в чисто технологическом и техническом плане, но и в области международного права. В доинформационную эпоху, когда информация передавалась на бумажных носителях, дополненных затем фотодокументами и (микро-) фотопленками, передачами по радио и телевидению, контроль за информационными потоками о стороны государства осуществлялся весьма эффективно: печатные источники и отечественные теле-радиопередачи подвергались строгой цензуре, иностранные телерадиопередачи глушились, а в 1950-60-ые годы даже запрещалось производить и продавать радиоприемники, способные принимать «вражеские голоса».

Иное дело современный мир. Если во второй половине ХХ века трезвомыслящие политики пришли к выводу о невозможности обеспечить национальную безопасность без обеспечения международной безопасности, то сейчас всеми осознано, что обеспечить международную безопасность без информационной безопасности невозможно. Примечательно, что гарантом безопасности тогда были само существование ядерного оружия, роковая опасность его применения. Что же касается современных информационно-коммуникационных технологий, то их изобретение и применение является одновременно и угрозой международной безопасности и средством её обеспечения. Важнейшими угрозами здесь являются в первую очередь использование информационно-коммуникационных технологий во враждебных целях против информационных инфраструктур других государств в политических, в военных и экономических целях. Особенно чревата последствиями кибератака на энергетические сети, что парализует и экономику и обороноспособность. В современном мире происходит постепенная «информатизация» вооруженных сил и «интеллектуализация» традиционных вооружений. Информационное оружие становится важным элементом военного потенциала государств. Оно эффективно дополняет традиционные военные средства и в ряде случаев способно заменить их. В таких условиях Россия стала первым государством, которое на международном уровне подняло вопрос о появлении принципиально новых (информационных) угроз национальной и международной безопасности в XXI веке .

Вышеназванное отличие информационного оружия от ядерного привело к тому, что с начала XXI века межгосударственные конфликты все более приобретают форму информационных войн, поскольку они могут осуществляться без огромных инвестиций в военную технику и вооружения, а, самое главное, без обязательного объявления войны, тайно и трансгранично. Эта особенность информационного оружия позволяет использовать его достаточно скрытно не только против врагов, но и для контроля за союзниками. Известны скандалы с прослушкой американскими спецслужбами телефонных переговоров руководителей стран-членов НАТО, взламывания сайтов политических деятелей и т.д. Даже использование негосударственных субъектов оказывается здесь более приемлемым, ибо труднее доказать их деятельность для того или иного государства в отличие от так называемых частных военных компаний , типа Blackwater, где cui bono достаточно хорошо просматривается.

Еще больше подрывают международную стабильность и безопасность преступники-одиночки, так называемые хакеры, и преступные сообщества, получившие доступ к информационно-коммуникативным технологиям и разворачивающие свою деятельность в кибер-пространстве либо с целью обогащения, либо с политическими целями как международные террористы, потому что их больше и мотивы разнообразнее.

Впрочем, помимо этих опасных для мира хакеров есть и такие, которые работают на пользу мирового сообщества, раскрывая преступные планы правительств и организаций.

От них получает, например, информацию WikiLeaks. Поскольку информационно-коммуникационные технологии дают эффект для национальной экономики и обороны только тогда, когда они реализуются в сетях, то перед каждым государством постоянно стоит задача уберечь их от несанкционированного проникновения. Одной из составных частей решения этой задачи в демократических государствах является создание нормативно-правовой базы. Поскольку наша страна находится в центре информационных атак со стороны стран НАТО, то совершенно логично, что у нас был создан солидный нормативно-правовой блок: Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. N 390-Ф3 «О безопасности», Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2012), Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ Об информации, информационных технологиях и о защите информации. (Принят Государственной Думой 8 июля 2006 года. Одобрен Советом Федерации 14 июля 2006 года), Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 30 ноября 2016 г.), Военная доктрина Российской Федерации (Дата подписания: 25.12.2014.), Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. (Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 2016 г. №646), Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»), постановление Правительства РФ от 26 июня 1995 г. N 608 «О сертификации средств защиты информации» (в ред. Постановлений Правительства РФ от 23.04.1996 N 509, от 29.03.1999 N 342, от 17.12.2004 N 808), ПОЛОЖЕНИЕ о Министерстве иностранных дел Российской Федерации (В редакции Указа Президента Российской Федерации от 19.10.2005 г. N 1218), Указ Президента РФ от 12 марта 1996 г. № 375 «О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации», Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации», Указ президента РФ от 17 марта 2008 г. N 351 «О мерах по обеспечению информационной безопасности российской федерации при использовании информационно- телекоммуникационных сетей международного информационного обмена», а также нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие деятельность федеральных органов государственной власти в сфере внешней политики и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в этой сфере.

Поскольку использование информационно-коммуникационных технологий в информационных войнах означает вмешательство во внутренние дела суверенных государств и подрывает режим доверия в отношениях между государствами, международное сообщество в лице ООН не могло оставить без внимания такую ситуацию. Примечательно, что опасность враждебного использования информационных технологий во вред мировому сообществу была осознана только на рубеже XX-XXI веков, что явно связано с пониманием американским руководством неэффективности экономических методов «холодной войны» против России и переходу к преимущественно информационной войне в духе рекомендаций А. Даллеса.

А ведь в последней трети ХХ века ситуация выглядела иначе. Подписывались договоры о запрещении распространения ядерного оружия (ДНЯО, 1968 г.), договоры, объявляющие безъядерными зонами огромные пространства (Об Антарктике 1959 г., О запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (договор Тлателолько 1967 г.), О безъядерной зоне в южной части Тихого океана (договор Раратонга 1985 г.), договоры о вооруженных силах в Европе, о сокращении стратегических вооружений и потенциалов и др. Дело, казалось, шло к реальному углублению и расширению сотрудничества во всех областях, в том числе и информационной. Бурное развитие информационно-коммуникационных технологий в начале 1970-х годов позволило надеяться на улучшение перспектив более тесного сотрудничества государств в интересах мира и прогресса. На уровне ООН были приняты такие резолюции, как A/RES/2844(XXVI) от 19 декабря 1971 года «Свобода информации, права человека и научно-технический прогресс, ликвидация всех форм религиозной нетерпимости»,

A/RES/31/183 от 21 декабря 1976 года «Создание сети для обмена технической информацией», A/RES/32/178 от 19 декабря 1977 года «Сеть для обмена технической информацией и банк промышленно-технической информации».

Развал СССР породил у его противников надежду на такой же исход борьбы и с постсоветской Россией. Развал экономики и армии, разрушение всей системы обороны, осуществляемое администрацией Б. Ельцина, казалось, гарантировали такой исход. США решили, что форсировать далее этот процесс уже нет необходимости и переключились на другие цели. И просчитались. В итоге информационная война против России приняла уже откровенно оголтелый характер в форме неуправляемого потока информационной лжи. Дальше всех зашла в этом администрация нынешнего президента США Д. Трампа, не остановившаяся даже перед таким грубым нарушением принципов и норм международного права, как захват дипломатических представительств России на своей территории, а ведь Венская конвенция о дипломатических сношениях, от 18 апреля 1961 г. оговаривает право загранпредставительств на «получение всеми законными средствами информации о государстве пребывания». Венская конвенция о консульских сношениях, от 24 апреля 1963 г., ст.5 п. с) также дает право на «выяснение всеми законными путями условий и событий в торговой, экономической, культурной и научной жизни государства пребывания, сообщение о них правительству представляемого государства и предоставление сведений заинтересованными лицами».

Эта ожесточенная информационная война против России переродилась в войну всех против всех и породила новый аспект напряженности во всем мире. К концу 1990-х годов мировое сообщество вынуждено было признать необходимость борьбы за международную информационную безопасность. Первопроходцем здесь, так же, как и в XIX веке по общим вопросам международной безопасности, стала Россия, когда уже 17 декабря 1991 г. по инициативе Администраций связи 11 государств было создано Региональное содружество в области связи (РСС) с целью широкого сотрудничества и проведения согласованных действий этих государств в области электрической и почтовой связи. В соответствии с Соглашением о координации межгосударственных отношений в области почтовой и электрической связи, подписанным правительствами государств — участников СНГ (Бишкек, 9 декабря 1992 г.) данное содружество было одобрено как межгосударственный координирующий орган. РСС ныне официально признано наблюдателем в Международном союзе электросвязи и Всемирном почтовом союзе — специализированных учреждениях ООН по связи. Высшим органом РСС является Совет глав Администраций связи. Постоянно действующим исполнительным органом РСС является Исполнительный комитет, который находится в Москве .

Первым международным документом в этой области стали резолюции ООН A/RES/53/70 от 4 декабря 1998 г. «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности», A/RES/54/49 от 1 декабря 1999 г. «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности», а также A/RES/55/63 от 4 декабря 2000 года и A/RES/56/121 от 19 декабря 2001 г. «Борьба с преступным использованием информационных технологий» и другие общим числом 30 . 8 декабря 2010 г. была принята еще одна резолюция «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» (65/41). Во всех этих документах отмечается, что распространение и использование информационных технологий и средств затрагивают интересы всего международного сообщества и что широкое международное взаимодействие способствует обеспечению оптимальной эффективности, выражается озабоченность тем, что эти технологии и средства потенциально могут быть использованы в целях, несовместимых с задачами обеспечения международной стабильности и безопасности, и могут негативно воздействовать на целостность инфраструктуры государств, нарушая их безопасность применительно как к гражданской, так и к военной сферам, считается необходимым предотвратить использование информационных ресурсов или технологий в преступных или террористических целях, а государства-члены призываются и далее содействовать рассмотрению на многостороннем уровне существующих и потенциальных угроз в сфере информационной без-

опасности, а также возможных стратегий по рассмотрению угроз, возникающих в этой сфере, исходя из необходимости сохранить свободный поток информации .

Но наиболее основательно, а главное реалистично рассматривается проблема и пути её решения в концепции Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности, опубликованной 22 сентября 2011 г. на сайте МИД России, содержащей помимо традиционной преамбулы такие статьи: ст.1. Предмет и цель Конвенции, ст. 2. Термины и определения, ст. 3. Исключения в применении Конвенции, ст. 4. Основные угрозы международному миру и безопасности в информационном пространстве, ст. 5. Основные принципы обеспечения международной информационной безопасности, ст. 6. Основные меры предотвращения военных конфликтов в информационном пространстве, ст. 7. Меры, направленные на разрешение военных конфликтов в информационном пространстве.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нашла отражение в концепции и такая актуальная проблема, как терроризм. Об этом говорится в гл. 3 «ОСНОВНЫЕ Меры противодействия использованию информационного пространства в террористических целях» и гл. 4 «Основные меры противодействия правонарушениям в информационном пространстве». Но осознание угроз ведь ничего не даст, если не будут приняты меры по их обузданию, а они не будут эффективны, если не взяться за их решение всем миром, на что и указывает этот российский проект конвенции в главе 5 «Международное сотрудничество в сфере международной информационной безопасности» .

Таким образом, резолюции и конвенции ООН показывают, что мировое сообщество не только осознало опасность враждебного использования информационно-коммуникационных технологий отдельными государствами или организациями особенно преступного характера, но и указало на необходимость и возможность создания таких информационных технологий, которые смогут противодействовать опасному для мира использованию существующих информационных технологий, как об этом, например, говорится гл. 5 выше названной конвенции: «…государства-участники должны поддерживать и стимулировать научно-технические разработки в области освоения информационного пространства, а также образовательно-просветительскую деятельность, направленную на формирование глобальной культуры кибер-безопасности . Обострение международной обстановки в настоящее время привело к тому, что ООН в августе 2015 года призвала не использовать информационные технологии в военных целях. С учетом такого развития в вузах России было даже создано направлению подготовки 090000 «Информационная безопасность», специальность 090104 «Комплексная защита объектов информатизации» для студентов и слушателей факультета повышения квалификации, а также для дополнительной профессионально-образовательной программы «Преподаватель высшей школы». Выпускаются соответствующие учебники, например: Гатчин Ю.А., Сухостат В.В. Теория информационной безопасности и методология защиты информации: учебное пособие.

В заключение следует отметить, что обеспечение информационной безопасности в международном масштабе связано с одной очень большой трудностью, на которую указал консультант ПИР-Центра Адлан Маргоев в беседе с сэром Дэвидом Омандом, профессором Лондонского Королевского колледжа, бывшего в прошлом руководителем Центра правительственной связи, являющегося специальной службой Великобритании, ответственной за ведение радиоэлектронной разведки и обеспечение защиты информации. Трудность по его мнению заключается в том, что кибератаки в отличие от ограниченной ядерной войны, которую не удастся удержать в этом масштабе и она превратится в полномасштабную с соответствующими последствиями для воюющих государств и мира, поддаются ограничению, не ведут к эскалации и, следовательно, являются очень привлекательным средством в современной информационной войне . Привлекательность кибератак повышается еще и тем, что определить источник практически невозможно, а значит, вероятность ответной атаки низка, так что в будущем вполне возможно, что противостояние США и России примет эту форму.

Библиографические ссылки

6. ПИР-центр . URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ПИР-Центр.

7. Региональное содружество в области связи (РСС) . URL: http://www.rcc.org.ru.

8. Частные военные компании . URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Част-ная_военная_компания.

9. . URL: http://russian7.ru/post/7-glavnyx-chastnyx-armij-mira/.

10. . URL: http://politrussia.com/vooruzhennye-sily/chastnye-voennye-kompanii-469/.

8. PIR-centr. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/PIR-Centr

Дата поступления: 31.01.2018 Received: 31.01.2018

УДК 341.9

АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В РОССИИ

ГУРГУЛИЯ Астанда Апполоновна

аспирант кафедры гражданского права и процесса Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, г. Москва, Россия. E-mail: gurguliya93@mail.ru

В условиях неконтролируемого «бегства капитала» и неудачными попытками «деофф-шоризации» экономики страны стратегической задачей Российской Федерации является поиск оптимальных путей привлечения инвестиций и репатриирование капитала в экономику страну. Однако без надлежащего правового базиса, содержащего правовые гарантии для капитала, этого не удастся достичь. Инвестиционное законодательство Российской Федерации характеризуется бессистемностью, отсутствием единого закона, который устанавливал бы общие правила для различных видов инвестиционной деятельности. Анализ эволюционирования нормативно-правовой базы, регулирующей иностранные инвестиции в Российской Федерации, в особенности приток капитала в дореволюционный, советский и современный периоды, позволит найти ошибки прошлого в целях недопущения их в будущем, а также выбрать курс для эффективного развития инвестиционного законодательства.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: инвестиции, правовое регулирование, экономика, иностранный капитал, концессионные соглашения.

THE ANALYSIS OF THE DEVELOPMENT OF LEGAL REGULATION OF FOREIGN INVESTMENTS IN RUSSIA

GURGULIYA Astanda Appolonovna

нормативноЕ ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Современное состояние нормативной правовой базы информационных технологий в Российской Федерации

Законодательство Российской Федерации об информации, информационных технологиях и о защите информации основывается на Конституции Российской Федерации, международных договорах Российской Федерации и состоит из Федерального закона Российской Федерации от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и других регулирующих отношения по использованию информации федеральных законов.

В России социальная и политическая перестройка, формирование рыночной экономики объективно привели к необходимости существенного изменения информационных отношений в обществе. Несмотря на значительное расширение в последнее время рынка информационных услуг и продуктов, информационное обеспечение органов государственного управления, хозяйствующих субъектов и граждан остается на низком уровне.

Возможность доступа к информации, как правило, ограничивается ее ведомственной принадлежностью и обусловлена зачастую должностным положением и социальным статусом потребителя. Не решена проблема доступа к территориально удаленным информационным ресурсам.

Информационное законодательство Российской Федерации представляет собой совокупность норм права, регулирующих общественные отношения в информационной сфере.

Фундаментом законодательства в сфере информации и информатизации является Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием в декабре 1993 г. Конституция определила основные права и обязанности субъектов в сфере информационных отношений, базирующиеся на свободе личности и презумпции открытости информации.

Это, в частности, норма, обязывающая органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомится с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом, а также норма, возлагающая на должностных лиц ответственность в соответствии с федеральным законом за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей.

Основой законодательства о формировании и использовании информационных ресурсов является базовый Федеральный закон от 27 июля 2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Федеральный закон регулирует отношения, возникающие при:

— осуществлении права на поиск, получение, передачу, производство и распространение информации;

— применении информационных технологий;

— обеспечении защиты информации.

Правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, основывается на следующих принципах:

— свобода поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом;

— установление ограничений доступа к информации только федеральными законами;

— открытость информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленных федеральными законами;

— равноправие языков народов Российской Федерации при создании информационных систем и их эксплуатации;

— обеспечение безопасности Российской Федерации при создании информационных систем, их эксплуатации и защите содержащейся в них информации;

— достоверность информации и своевременность ее предоставления;

— неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия;

— недопустимость установления нормативными правовыми актами каких-либо преимуществ применения одних информационных технологий перед другими.

Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» определяет требования к созданию государственных информационных систем.

В стране действует базовый Закон Российской Федерации от 21.07.93 г. № 5485-1 «О государственной тайне». В этом законе определены порядок отнесения сведений к государственной тайне и ответственность лиц за ее разглашение. В этом же законе определяется состав организационных и технических мер, направленных на предотвращение утечки сведений, составляющих государственную тайну.

Формирование конкретных видов информационных ресурсов регулируется рядом видовых федеральных законов, к которым в первую очередь следует отнести:

— Федеральный закон от 29.12.94 № 78-ФЗ «О библиотечном деле»;

— Федеральный закон от 20.02.95 № 24-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов»;

— Основы законодательства Российской Федерации от 07.07.93 № 5341-1 «Об архивном фонде Российской Федерации и архивах»;

— «Патентный закон Российской Федерации» от 23.09.92 № 3517-1;

— Закон Российской Федерации от 10.06.93 № 5154-1 «О стандартизации».

Во всех этих законах детально представлены нормы, касающиеся порядка формирования соответствующих видов информационных ресурсов.

Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации от 09.09.2000 № Пр-1895, относит задачи совершенствования нормативной правовой базы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, включая механизм реализации прав граждан на получение информации и доступ к ней, к числу основных задач по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации.

Федеральным органом исполнительной власти, проводящим государственную политику и осуществляющим управление в области информатизации Постановлением Правительства РФ от 28.03.2000 N 265 «Об утверждении Положения о Министерстве Российской Федерации по связи и информатизации» определено Министерство Российской Федерации по связи и информатизации.

Работы последних десятилетий по улучшению информационного обеспечения органов государственной власти и управления сосредоточивались главным образом на создании технических средств, соответствующих автоматизированных систем и сетей, предназначенных для передачи и обработки информации. Однако, несмотря на определенное продвижение работ по автоматизации информационных процессов, нужной специалистам и гражданам информации по-прежнему остро не хватает.

Информатизация органов государственной власти до сих пор ориентирована на повышение эффективности собственной деятельности, что привело к созданию значительного числа ведомственных (отраслевых) автоматизированных (локальных и территориальных) информационно-управляющих систем, предназначавшихся, как правило, для удовлетворения информационных потребностей ограниченного круга пользователей. Внедрение новых информационных технологий не давало ожидаемого эффекта. Необходимо формирование единого информационного пространства России, которое позволит существенно повысить эффективность функционирования всех ветвей власти за счет повышения уровня информационной поддержки их деятельности, использование всей накопленной информации для решения комплексных проблем управления обществом.

При всех недостатках, информационно-управляющие системы органов государственной власти могут служить основой, которая обеспечит формирование государственных информационных ресурсов.

Работы по информатизации Хабаровского края были начаты в 1994 году. Постановлением Хабаровской краевой Думы № 61 от 28.07.1994 года был принят документ «О концепции информатизации Хабаровского края», в котором были изложены основные принципы и цели комплексной информатизации Хабаровского края, основные направления информатизации и первоочередные задачи (документ опубликован не был).

В настоящее время информационно-коммуникационный комплекс Хабаровского края находится в процессе развития. Создается нормативно-правовая база, информационные технологии внедряются во все сферы общественной жизни и экономики края.

Создан совет по внедрению информационных и коммуникационных технологий при Губернаторе Хабаровского края.

Для того, чтобы объединить усилия всех органов государственной власти края, органов местного самоуправления, хозяйствующих субъектов и граждан на территории края в области информатизации региона, Правительством Хабаровского края принято постановление № 75-пр от 25.10.2004 года «О состоянии и перспективах развития средств массовых коммуникаций и информационно-коммуникационных технологий в Хабаровском крае». Данным постановлением была утверждена концепция развития средств массовых коммуникаций, ИКТ в Хабаровском крае на 2005-2008 годы, перечень первоочередных мероприятий по развитию средств ИКТ в крае на 2005-2008 годы, а также положение о краевом государственном заказе на информационное обеспечение жителей края.

Учитывая общественную значимость информатизации социального блока, Правительством Хабаровского края принято постановление № 107-пр от 05.09.2005 года «Об основных направлениях развития информационно-коммуникационных технологий на 2006-2008 годы в социальной сфере Хабаровского края».

Данным постановлением утверждены основные направления развития ИКТ социального блока:

— информатизация сферы социальной защиты населения Хабаровского края;

— информатизация образования;

— телемедицина;

— информатизация учреждений культуры.

К правовым проблемам, возникающим при использовании муниципальных информационных ресурсов, относится отсутствие законодательной регламентации по следующим вопросам:

— обязанности органов местного самоуправления по предоставлению муниципальных информационных ресурсов органам государственной власти, юридическим лицам, общественным и политическим объединениям и гражданам;

— порядок использования муниципальных информационных ресурсов, порядок и условия предоставления их пользователям;

— состав информации, подлежащей защите в составе муниципальных информационных ресурсов, режимы защиты и органы, ответственные за ее обеспечение;

— обязанности органов местного самоуправления по созданию общедоступных информационных ресурсов;

— порядок определения перечня информационных услуг, оказываемых на основе муниципальных информационных ресурсов и компенсации расходов на их осуществление.

Решение важнейших правовых проблем формирования и использования муниципальных информационных ресурсов должно осуществляться на базе специального федерального закона, регламентирующего информационные основы деятельности органов местного самоуправления.

Разработка Федерального закона «Об информационных основах деятельности органов местного самоуправления» необходима по следующим причинам:

— информация становится важнейшим интеллектуальным ресурсом, сравнимым с материальными, финансовыми и трудовыми ресурсами, необходимыми для принятия обоснованных решений по социально-экономическому развитию территории;

— оценка состояния информатизации органов местного самоуправления показывает, что настоятельной необходимостью является координация работ по развитию информатизации территорий на единой методической основе с применением согласованных и апробированных в опорных зонах прогрессивных информационных технологий с их последующим тиражированием в другие муниципальные образования с целью сокращения затрат и повышения качества создаваемых информационных систем;

— создание территориальных информационных систем, территориальных информационных ресурсов для органов управления муниципальным образованием должно осуществляться в рамках единого информационного пространства субъекта Российской Федерации, в составе региональной информационно-телекоммуникационной системы, так как субъект Российской Федерации и муниципальные образования составляют единый социально-экономический комплекс;

— на территории муниципального образования находятся территориальные органы субъекта Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, которые осуществляют сбор первичной информации для своих целей; на территории сталкиваются интересы органов управления федерального, регионального и муниципального уровней, муниципальные информационные ресурсы должны органично взаимодействовать с государственными информационными ресурсами и обеспечивать создание единого информационного пространства России на основе федерального законодательства и других нормативных правовых актов.

Федеральный закон «Об информационных основах деятельности органов местного самоуправления» позволит разрешить проблемные ситуации, возникающие при создании на территории первичных информационных ресурсов для органов государственной власти и органов местного самоуправления. Однако наряду с разработкой такого закона необходимо провести гармонизацию действующей нормативной правовой базы в сфере информатизации и создания государственных информационных ресурсов с целью обеспечения интересов органов местного самоуправления в получении доступа к конкретным видам информационных ресурсов федеральных и региональных органов исполнительной и законодательной власти.

Магистерская программа «Право информационных технологий и интеллектуальной собственности»

29 января 2015

Магистерская программа «Право информационных технологий и интеллектуальной собственности» НИУ ВШЭ (предыдущее название «Правовая информатика») готовит высококвалифицированных специалистов в области авторского права, патентного права, телекоммуникационного права, правового регулирования электронной коммерции и других правовых аспектов информационно-телекоммуникационных технологий.

Поступить на магистерскую программу «Право информационных технологий и интеллектуальной собственности» можно двумя способами:
1) успешно сдать экзамены, которые проводятся в июле каждого года;
2) стать одним из победителей олимпиады НИУ ВШЭ для студентов и выпускников вузов, досрочно зарезервировав для себя бюджетное место в магистратуре.

В 2015 году олимпиада проводится 14-15 февраля. Ознакомиться с методическими рекомендациями и зарегистрироваться на олимпиаду можно по ссылке: http://olymp.hse.ru/ma/

Регистрация на олимпиаду открыта до 9 февраля!

Большинство занятий у студентов проводят ведущие специалисты крупнейших российских и зарубежных IT/IP компаний, а также представители государственных структур и юридических фирм, специализирующихся на вопросах информационных технологий и интеллектуальной собственности.

В рамках магистерской программы студентам предлагаются следующие учебные курсы:

  • Информационное право
  • Право интеллектуальной собственности в цифровую эпоху
  • Правовые аспекты электронной коммерции
  • Право в сфере телекоммуникаций и медиа
  • Правовые основы информационной безопасности
  • Правовой режим персональных данных
  • Судебная защита интеллектуальных прав
  • Договорное право в сфере информационных технологий
  • Основы договорного права Англии и США (преподается на английском языке)
  • Приобретение активов в сфере информационных технологий: юридическая проверка, оценка рисков и структурирование сделок
  • Антимонопольное регулирование в новой экономике

Помимо названных курсов, на протяжении двух лет обучения в магистратуре проводятся еженедельные научно-исследовательские семинары, на которые приглашаются компетентные представители различных компаний и государственных структур для обсуждения самых актуальных вопросов права в сфере IT/IP.

Веб-сайт магистерской программы: http://www.hse.ru/ma/legalinfo/

Магистерская программа реализуется в тесном сотрудничестве с научно-учебной лабораторией по информационному праву НИУ ВШЭ (http://pravo.hse.ru/infolaw)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *