Повторная почерковедческая экспертиза

заслушав заключение судьи Ю.М. Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина А.А. Авчинникова, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Авчинников оспаривает конституционность следующих положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

положений статьи 195 «Порядок назначения судебной экспертизы», согласно которым следователь, признав необходимым назначение судебной экспертизы, выносит об этом постановление; судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями; следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 данного Кодекса; об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением;

части первой статьи 198 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы», согласно которой при назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его представитель вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту, знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Как следует из представленных материалов, 11 февраля 2008 года следователем было вынесено постановление о назначении физико-химической судебной экспертизы наркотических средств, изъятых в ходе проверочной закупки, произведенной в связи с подозрением в причастности А.А. Авчинникова к незаконному сбыту наркотических средств. Экспертиза была проведена 13-26 февраля 2008 года, при этом протоколы ознакомления заявителя и его защитника с постановлением о назначении экспертизы и с заключением эксперта были составлены только 25 сентября 2008 года, т.е. спустя семь месяцев.

Все это время А.А. Авчинников находился под стражей. В протоколе ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и в протоколе ознакомления с заключением эксперта он в присутствии адвоката указал, что знакомится с текстами протоколов повторно и замечаний не имеет (в приложенных к жалобе А.А. Авчинникова в Конституционный Суд Российской Федерации материалах отсутствуют сведения о том, когда он знакомился с протоколами в первый раз).

Приговором Приморского районного суда города Санкт-Петербурга от 9 декабря 2010 года А.А. Авчинников был признан виновным в неоднократном незаконном сбыте наркотических средств организованной группой в особо крупном размере (пункты «а», «г» части третьей статьи 228.1 УК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) и в покушении на совершение этого преступления и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При рассмотрении уголовного дела в суде А.А. Авчинников, не ставивший вопрос о назначении повторной или дополнительной экспертизы, обращался к суду с ходатайством о признании заключения экспертизы недопустимым доказательством, обосновывая это несвоевременным ознакомлением с постановлением о ее назначении. В удовлетворении данного ходатайства ему было отказано со ссылкой на то, что часть третья статьи 195 УПК Российской Федерации не предусматривает конкретные сроки ознакомления обвиняемого (подозреваемого) с постановлением о назначении экспертизы.

Суды второй и надзорной инстанций не усмотрели нарушений этой статьи в деле заявителя (кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27 июня 2011 года; постановления судей Санкт-Петербургского городского суда от 13 февраля 2012 года и Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2012 года; ответ заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 1 ноября 2013 года), равно как и органы прокуратуры, куда он также обращался с жалобой. В частности, в кассационном определении отмечалось, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания недопустимыми доказательствами заключений судебно-химических экспертиз, которые были проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 2, 15 (части 1 и 2), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 24 (часть 2), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 49, 50 (часть 2), 55 (часть 3), 118 (часть 2), 123 (часть 3) и 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они допускают возможность ознакомления обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении экспертизы после ее проведения — вопреки правовому смыслу этих норм, выявленному в решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1).

В соответствии с названным конституционным требованием в уголовно-процессуальном законе закреплены в качестве принципов уголовного судопроизводства охрана прав и свобод человека и гражданина, обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (часть первая статьи 11 УПК Российской Федерации), а также право обжалования процессуальных действий (бездействия) и решений суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя (часть первая статьи 19 УПК Российской Федерации).

2.1. Вопрос о нарушении конституционных прав и свобод положениями статей 195 и 198 УПК Российской Федерации ранее уже рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации (определения от 18 июня 2004 года N 206-О, от 25 декабря 2008 года N 936-О-О, от 13 октября 2009 года N 1161-О-О, от 20 октября 2011 года N 1386-О-О, от 25 января 2012 года N 32-О-О, от 11 мая 2012 года N 682-О, от 29 мая 2012 года N 1021-О и N 1022-О, от 17 июня 2013 года N 1005-О и др.).

Так, в Определении от 18 июня 2004 года N 206-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника должно быть осуществлено до начала производства экспертизы, в противном случае названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы и вытекающие из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК Российской Федерации, и что соответствующее требование части третьей статьи 195 данного Кодекса распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях.

Опираясь на приведенные правовые позиции, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде решений сформулировал следующие выводы:

часть первая статьи 198 УПК Российской Федерации, как следует из ее содержания, имеет целью обеспечение права подозреваемого, обвиняемого на защиту и предполагает — в системной связи со статьей 45 Конституции Российской Федерации, а также статьей 19 и частью третьей статьи 195 данного Кодекса — обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, разъяснить предусмотренные в ней права и обеспечить их реализацию, а потому не может рассматриваться как нарушающая права заявителя, гарантированные статьями 24 (часть 2) и 45 Конституции Российской Федерации;

часть первая статьи 198 данного Кодекса, предусматривая право подозреваемого, обвиняемого и его защитника знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, тем самым обеспечивает участникам уголовного судопроизводства условия для защиты своих или представляемых интересов как при производстве данного следственного действия, так и при проведении предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу в целом; данная норма в единстве с другими положениями этой статьи, а также статьями 47, 159, 195, 204 и 206 того же Кодекса, регламентирующими порядок производства судебной экспертизы и права участников судопроизводства, предполагает обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, предъявить обвиняемому и его защитнику постановление о назначении экспертизы и разъяснить связанные с ее проведением права до начала производства экспертизы, обеспечивая тем самым их реализацию на началах состязательности и равноправия сторон;

ознакомление подозреваемого, обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы после ее производства должно расцениваться как недопустимое нарушение права на защиту, принципа состязательности и равноправия сторон (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 N 288-О, от 20 февраля 2007 года N 154-О-О и от 15 ноября 2007 года N 762-О-О).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» разъяснил, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, равно как и потерпевший, должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства; в том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол (пункт 9).

2.2. Приведенные правовые позиции были восприняты федеральным законодателем, который, изложив в Федеральном законе от 4 марта 2013 года N 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» часть первую статьи 144 УПК Российской Федерации в новой редакции, предусмотрел возможность производства судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела (в которой подозреваемый, обвиняемый как субъекты уголовного судопроизводства, как правило, отсутствуют), а Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» внес в часть третью статьи 195 и часть первую статьи 198 названного Кодекса изменения, в соответствии с которыми потерпевший и его представитель имеют те же права, что и подозреваемый, обвиняемый и их защитник, в частности право на ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы.

По смыслу названных законоположений, подозреваемый, обвиняемый и их защитник не могут не быть ознакомлены с постановлением о назначении судебной экспертизы и с соответствующим заключением эксперта — за исключением случаев, когда для этого нет объективной возможности, а именно когда подозреваемый, обвиняемый не установлены. Если же органам предварительного расследования конкретное лицо, причастное к преступлению, известно, этому лицу должна быть во всяком случае предоставлена возможность реализовать весь комплекс прав, в том числе при производстве судебных экспертиз. Иными словами, ознакомление подозреваемого, обвиняемого, его защитника с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства — при отсутствии объективной невозможности это сделать — является обязательным.

Несоблюдение же при назначении и производстве экспертизы предусмотренных статьей 198 УПК Российской Федерации прав названных участников уголовного судопроизводства может быть предметом как прокурорской, так и судебной проверки по их жалобам (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июня 2004 года N 206-О).

Кроме того, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (статьи 47, 53, 119-122, часть первая статьи 206, статьи 207 и 283) обязывает следователя предъявить подозреваемому, обвиняемому заключение эксперта и разъяснить ему право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы и не ограничивает право подозреваемого, обвиняемого при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта или при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела ходатайствовать о назначении дополнительной судебной экспертизы, а в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов — о назначении повторной экспертизы (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года N 618-О-О, от 13 октября 2009 года N 1313-О-О и от 29 сентября 2011 года N 1209-О-О). Не содержит уголовно-процессуальный закон и положений, предполагающих произвольный отказ в удовлетворении заявленного ходатайства, если обстоятельства, об установлении которых просит сторона, имеют значение для разрешения уголовного дела (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 2011 года N 29-О-О), а также положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть их в соответствии с требованиями статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года N 955-О-О, от 20 октября 2011 года N 1423-О-О, от 11 мая 2012 года N 814-О, от 24 сентября 2012 года N 1620-О и др.).

2.3. Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство содержит все необходимые правовые механизмы, гарантирующие обеспечение права на защиту подозреваемых, обвиняемых при ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы и с соответствующим заключением эксперта, а оспариваемые заявителем законоположения в системе действующего правового регулирования и с учетом правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в его решениях, предполагают ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника до начала производства экспертизы (при отсутствии объективной невозможности это сделать).

Проверка же законности и обоснованности действий и решений следователя при назначении и проведении судебных экспертиз, а также содержащихся в принятых по конкретному делу судебных постановлениях выводов относительно порядка назначения и проведения судебных экспертиз не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать жалобу гражданина Авчинникова Алексея Анатольевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Заключение эксперта: категорическая и вероятностная формы

Заключение судебно-медицинской экспертизы — один из источников доказательств в уголовном, гражданском и административном процессе, поэтому оно должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертами выводов. Заключение оформляется в письменном виде, содержит ответы на вопросы, которые были включены в постановление (определение) о назначении судебно-медицинской экспертизы. В настоящей статье речь пойдет о формах экспертного заключения и их значимости для суда.

Чтобы составить наиболее ясное представление о предмете нашего разговора, дадим определения основных понятий. Согласно ст. 9 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» судебная экспертиза представляет собой процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Заключением эксперта закон называет письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом.

Вывод — это умозаключение эксперта, сделанное по результатам проведенных исследований на основе выявленных или представленных ему данных об исследуемом объекте и общего научного положения соответствующей отрасли знания. Вывод может быть категорическим (положительным или отрицательным) и вероятным. Первый содержит достоверные знания эксперта о факте независимо от каких-либо условий его существования. Второй представляет собой обоснованное предположение (гипотезу) эксперта об устанавливаемом факте. Обычно вероятные выводы отражают неполную внутреннюю психологическую убежденность в достоверности аргументов, среднестатистическую доказанность факта, невозможность достижения полного знания; они допускают возможность существования факта, но не исключают абсолютно другого (противоположного).

Следует упомянуть еще одно важное понятие — вероятностный подход в экспертных исследованиях. Он необходим для оценки совокупности признаков при идентификационных, диагностических и классификационных исследованиях и основан на использовании методов теории вероятностей и математической статистике. Вероятностный подход в судебной экспертизе предполагает разработку специальной количественной методики.

В последние десятилетия произошло смешение понятий с изменением их смысла: вероятный вывод эксперта стал именоваться вероятностным, но при этом вероятностный подход не реализуется и специальная методика не разрабатывается. В настоящем исследовании будет использован термин «вероятностный вывод эксперта» как общеупотребительный. Его употребление предпочтительнее, чем «вероятный», поскольку последний термин несет больший оттенок сомнения, меньшую доказательность. Для сравнения приведем две формулировки: «данные повреждения могли быть следствием использования хирургом электрокоагулятора» и «имеющиеся повреждения характерны для ожогов электрокоагулятором, наиболее вероятно, что появление ожогов было связано с погрешностью в хирургической технике (с вероятностью более 70% при проведении экспериментального подтверждения опытным путем на культуре мышечной ткани in vitro)». Первая (вероятная) формулировка менее убедительна, чем вторая (вероятностная).

Предмет судебной экспертизы включает в себя объект исследования, решаемые экспертные задачи и методы (методики или приемы) исследования.

Объект экспертизы можно рассматривать в широком и узком смысле. В широком смысле это фактические обстоятельства дела, познаваемые средствами экспертизы. В узком смысле — особенности объекта, исследуемого экспертом, как источника информации на материальных носителях.

Анализ экспертной задачи подразумевает анализ вопросов, поставленных перед экспертами. При этом необходимо раскрыть логику данных вопросов, возможность их структурирования и уточнения. Следует учитывать, что наряду с конкретной (целевой) задачей экспертного исследования иногда оперируют такими понятиями, как промежуточная или вспомогательная задача. Экспертное исследование многоступенчато, оно состоит из ряда этапов, имеет достаточно сложную логическую структуру. Решив промежуточную задачу одного этапа, эксперт переходит к следующему. Вспомогательные задачи решаются при выборе методики экспертного эксперимента, получения образцов и т. п.

Средства исследования — методы, методики, приемы, выбор аппаратуры, оборудования, иных условий познания объекта. Результаты экспертных исследований и выводы эксперта должны были изложены на языке, понятном всем участникам судебного процесса, поэтому необходимо обращать внимание на используемую экспертом терминологию. В настоящей статье нам представилось актуальным рассмотреть оформление экспертного заключения, а также особенности формирования и обоснования вероятностного вывода экспертов.

Экспертные выводы

Выводы эксперта должны удовлетворять трем основным принципам (определенности, квалифицированности, доступности) и иметь определенную логическую форму. Принцип определенности выводов эксперта заключается в недопустимости неопределенности выводов. Принцип квалифицированности предполагает, что при составлении заключения должны использоваться специальные знания, присущие эксперту. Заключение не может базироваться на повседневном житейском опыте, иначе нет необходимости в экспертизе. Принцип доступности состоит в том, что в процессе доказывания могут использоваться только те выводы эксперта, для интерпретации которых не требуется специальных познаний участников процесса (судей, сторон и др.).

В зависимости от логических построений различают следующие формы экспертных заключений:
— о возможности и действительности;
— однозначная и альтернативная;
— утвердительная и отрицательная;
— категорическая и вероятностная.

В выводах о возможности констатируется не факт объективной действительности, а лишь возможность какого-либо события, явления (кровотечения из аневризмы, возможности отцовства и т. п.), что отличает их от выводов о действительности. Возможность не следует смешивать с вероятностью. Если вероятность — это характеристика имеющегося знания, которая может повышаться по мере его углубления, то возможность — это объективное состояние вещей. Возможность устанавливается достоверно и, будучи установленной, не меняется от того, была она реализована или нет. Поэтому недопустима встречающаяся в практике подмена вероятных выводов выводами о возможности. Это может привести к путанице и ошибкам. Например, умозаключение «рана могла быть оставлена подобным орудием» можно понять двояко: что рана, вероятно, получена от данного орудия или что данное орудие вообще может наносить подобные раны. Поэтому выводы о возможности эксперт должен формулировать только в том случае, если он решает вопрос не о факте действительности (каким орудием нанесена рана), а о фактической возможности какого-либо события, явления (например, о возможности «самопроизвольного» выстрела при падении или встряхивании оружия). Альтернативный вывод формулируется, когда эксперту не удалось прийти к единственному варианту решения и итогом исследования стали несколько вариантов (например, причиной смерти может быть любой из трех факторов: аллергическая реакция на препарат, отсроченное оказание медицинской помощи или недостаточная мощность разряда дефибриллятора). Однозначный вывод дается, когда эксперт приходит к единственному варианту решения (причиной смерти явилась аллергическая реакция немедленного типа в виде аллергического шока на новокаин).

Условным называется вывод, в котором его истинность ставится в зависимость от какого-либо условия (например, причиной смерти могла быть аллергическая реакция на препарат, если потерпевшему перед смертью был введен какой-либо препарат). Безусловный вывод никаких условий не содержит («повреждения оставлены не данным топором»).

Отрицательный вывод констатирует отсутствие устанавливаемого факта, события, свойства (например, «смерть наступила не от оперативного вмешательства, а вследствие непереносимости компонента наркоза»). Обычно отрицательный вывод является оправдательным доказательством.

Одним из негативных факторов, снижающих качество проводимых экспертиз, является формирование выводов без осмотра пострадавших. Пока количество подобных выводов растет. Предоставляемые медицинские документы, как правило, содержат скупую, а нередко и противоречивую информацию, не позволяющую оценить характер повреждений и наступившие последствия. Кроме того, как показывают результаты осмотров, в некоторых случаях выявленные повреждения не отражены в медицинских документах. Поэтому на предварительном этапе выполнения экспертиз, т. е. до заседания экспертной комиссии, целесообразно проводить осмотр пострадавших специалистами.

Категорическая и вероятностная формы заключения эксперта

Наибольшее практическое значение для судебной практики имеют такие виды экспертиз, как категорическая и вероятностная. При категорической форме ответа эксперт дает совершенно определенные, однозначно трактуемые и обоснованные ответы на поставленные вопросы, а выводы, к которым пришла экспертиза, можно проверить или они вытекают логически из описания и хода рассуждений. Именно эта форма ответов и заключения может быть признана судом надлежащим доказательством и лежит в основе судебных решений. Однако не всегда в ходе экспертизы эксперт приходит к однозначному толкованию имеющихся фактов или может утверждать о чем-либо со 100% вероятностью. Например, иногда довольно трудно вынести категорическое суждение касательно срока установления смерти, принадлежности крови к определенной группе, принадлежности тканей конкретному человеку по результатам ДНК-типирования. В этих случаях эксперт может ответить в вероятностной форме. Однако такая форма заключения не будет служить ни обвинительным, ни оправдательным доказательством в силу вытекающего из презумпции невиновности и не знающего исключений правила: приговор не может основываться на предположениях, а доказательства — не предположения, а фактические данные.

К сожалению, действующее законодательство, в том числе приказ Минздравсоцразвития России от 12.05.2010 № 346-н, не разъясняет, как поступать эксперту в случаях, когда возможно вынести суждение только в вероятностной форме. Дело в том, что многие диагностические исследования основаны на приеме аналогии. Этот прием позволяет получить знания лишь предположительного характера, с некоторой степенью вероятности. Умозаключение по аналогии широко используется при производстве идентификационных экспертных исследований, а это означает, что выводы таких экспертиз вероятностны по сути.

Выбор экспертом категорической или вероятностной формы для вывода обычно зависит от того, в какой степени удалось его обосновать, представляется ли ему установленный факт или обстоятельство практически достоверным или только вероятным. Здесь важны опыт эксперта, состояние объекта, методики исследования, степень подготовленности эксперта к анализу полученных результатов и использованию их при мотивации выводов. Хорошим подспорьем могла бы стать база заключений и выводов, позволяющая унифицировать подходы и создать алгоритмы деятельности экспертов различных отраслей знаний, в особенности медицины и биологии.

Если заключение написано в категорической форме, необходимо получение однозначного ответа на поставленный судом вопрос. Ответ не должен быть интерпретирован с иным, не заложенным экспертом смыслом. Для более объективного и всестороннего рассмотрения обстоятельств дела заключение эксперта должно быть изложено понятным языком, выводы структурированы и логичны и в необходимых случаях содержать пояснения к тексту. При необходимости могут быть приведены схемы, диаграммы, фотографии, доказывающие выводы. Также допустимы ссылки на доказательства при наличии в выводах аналогий.

Выделяют объективные и субъективные причины, по которым получение категоричной формы заключения эксперта становится невозможным.

К объективным причинам относятся:
— недостаточность представленных данных;
— низкое их качество;
— отсутствие информативных методов исследования вследствие ограниченности научного познания;
— изначальная вероятность исследований, основанных на приеме аналогии.

К субъективным причинам можно отнести:
— неправильный выбор методики;
— неполное обследование (исследование);
— недостаточный опыт эксперта.

Причины непринятия судом вероятностных заключений можно разделить на пять групп:
— недостаточная обоснованность (мотивированность) выводов;
— выводы перегружены специальными терминами, затрудняющими однозначную интерпретацию;
— слабое обоснование выбора методов исследования (обследования) или выбор неинформативных методов;
— низкая воспроизводимость результатов, ставящая под сомнение выводы;
— отсутствие пояснений в виде иллюстративного материала (фото, схемы, приложения, описывающие последовательность действий).

В связи с этим предлагаем комплекс мероприятий, повышающих возможность принятия судом заключения, выполненного в вероятностной форме, а именно способы подтверждения (определения) степени вероятности события:
— указание границ специфичности и чувствительности метода, исследования, диагностического теста;
— использование методов математического моделирования (вероятность, непараметрическая статистика, построение тренда и др.);
— использование данных доказательной медицины (обзоров, клинических рекомендаций, стандартов и порядков медицинской помощи);
— геоинформационное картирование;
— иллюстрации, схемы, фотографии, подтверждающие вероятностные выводы.

Выводы эксперта, сформулированные в вероятностной форме, не могут быть непосредственно использованы при вынесении решения, однако в целом такое заключение эксперта способно помочь суду как в выявлении новых источников доказательств, так и в оценке полученных доказательственных фактов.

Таким образом, необходимо не только учитывать специфику формирования доказательственной базы при получении выводов эксперта с позиции логики, но и найти возможности применить современный математический аппарат, включая нечеткую логику. Также необходимо использовать самый современный понятийный аппарат, обеспечивающий полное взаимопонимание судебного эксперта и других участников судебного процесса.

Нередко при производстве экспертиз в уголовном процессе адвокат для опровержения позиции, высказанной в судебно-медицинской экспертизе, привлекает в процесс специалиста. В соответствии со ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ) к доказательствам относится как заключение эксперта, так и заключение специалиста. Следует отметить, что судьи зачастую не приветствуют участие в процессе специалистов, однако при аргументированном, логичном, изложенном понятным языком мотивированном заключении такое участие может быть оправданным. Постепенно отношение судей, в том числе апелляционной и кассационной инстанций, к заключениям специалиста меняется в лучшую сторону.


Необходимо учитывать, что привлечение специалиста в ряде случаев может иметь негативные последствия, если противоположная сторона докажет подмену экспертизы заключением специалиста. Подмена экспертизы привлечением специалиста лишает одну из сторон значительного объема прав. Это весомый аргумент в суде. Так, в арбитражном процессе нельзя использовать доказательства, которые получены с нарушением установленного законом порядка и прав сторон (п. 3 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Судьи не принимают их во внимание и не учитывают при вынесении решения.

Например, в определении от 06.03.2008 № 2291/08 Высший Арбитражный Суд РФ отметил, что доказательства налогового правонарушения считаются таковыми, только если они получены в соответствии с требованиями Налогового кодекса РФ. Арбитры указали, что соблюдение установленной законом процедуры при сборе доказательств не менее важно, чем сами доказательства. Остается доказать в суде, что фактически налоговая инспекция проводила экспертизу, а не привлекала специалиста. Главным отличием экспертизы от привлечения специалиста арбитры признают проведение исследования и наличие по его результатам письменного заключения, в котором изложены выводы и обоснованы ответы на поставленные вопросы. То есть эксперт составляет заключение, которое должно стать доказательством налогового правонарушения или его отсутствия (говоря судебным языком, «формирует доказательственную базу»). Специалист же исследований не проводит, заключений не дает, а просто консультирует инспекторов по ходу налоговой проверки (к примеру, когда им необходимо вникнуть в тонкости сложного технологического процесса). Поэтому если по результатам почерковедческого исследования специалист составил заключение, которое налоговая инспекция представляет как доказательство в суде, значит, в действительности это была экспертиза и порядок ее проведения был нарушен. И неважно, что бумага эта «для маскировки» названа иначе — по сути она остается заключением по результатам экспертизы (см. постановления ФАС Поволжского округа от 18.09.2008 № А57- 4045/08, от 09.09.2008 № А57-4046/08 и № А57-365/08-33; постановления ФАС Северо-Западного округа от 06.09.2004 № А56-41763/03 и от 12.08.2009 № А56- 1263/2009).

Если оба заключения (и специалиста, и эксперта), выполненные профессионалами, обладающими знаниями в одной и той же отрасли науки, содержат противоречивые сведения об обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию, и эти противоречия невозможно устранить в ходе расследования и судебного разбирательства, то необходимым условием для исключения противоречий является проведение нового экспертного исследования. Как правило, это касается случаев, когда имеются сомнения в установленном диагнозе или механизме образования телесных повреждений.

Если сотрудничество адвоката и специалиста начинается на первых этапах следствия еще до назначения экспертиз, то в этом случае защита имеет возможность сформулировать для эксперта свои вопросы. После проведения экспертизы по делу привлечение специалиста малоэффективно, а процент удовлетворения судом ходатайства защиты о повторных и дополнительных экспертизах при вероятностной форме заключения эксперта значительно снижается.

Необходимо обратить особое внимание на то, что при изложении результатов и хода исследования эксперт самостоятелен не только в выборе суммы научных положений, на которые он опирается, но и в способе изложения научного материала, степени детализации экспертных исследований и обоснования сделанных умозаключений. При решении этих вопросов эксперт должен постоянно помнить о предстоящей оценке его заключения и иметь в виду степень осведомленности адресата доказывания, которому предстоит оценивать его заключение по существу (следователем, дознавателем, начальником органа дознания, прокурором, судом). При этом необходимо соблюдать и логику построения правовых конструкций, используемую следователями, прокурорами и судьями.

Для устранения факторов, негативно сказывающихся на совместной работе правоохранительных органов и судебно-медицинских экспертов, на базе Кемеровского областного бюро ежегодно проводятся семинары, посвященные выбору методик проведения исследований, уточнению формулировок вопросов, выносимых в постановление о назначении экспертизы, срокам и качеству производства экспертиз и другим актуальным вопросам. По нашему мнению, следует разработать курс последипломного обучения для юристов по специальности «судебная медицина». В ходе обучения необходимо уделить внимание тонкостям формулировки вопросов, ставящихся на разрешение эксперта, методологии исследований, порядку оформления постановлений, в частности установочной части, и т.д. Подобный курс был бы полезен и практикующим врачам. Для них наиболее актуальным может стать рассмотрение вопросов, связанных с должным оформлением истории болезни и описанием в ней повреждений и состояния пациентов.

Назначение повторной почерковедческой экспертизы

cтоимость экспертизы

от 6 500

Заказать

Точная стоимость зависит от конкретного случая. Оставьте заявку или уточняйте по телефону.

5 / 5 ( 2 голоса )

Задачи почерковедческой экспертизы — установить составителя рукописного текста или подписи, его пол и возраст, давность исполнения подписи, условий и обстоятельств, при которых выполнялись различные рукописные документы. Следовательно, к объектам почерковедческой экспертизы относятся рукописные документы, отрывки выполненных текстов, небольшие записи (в буквенном и цифровом исполнении), подписи.

Основание для повторного проведения экспертизы почерка есть назначение повторной почерковедческой экспертизы. Этот документ, который предоставляется для рассмотрения судье, является важным, потому что от его составления, полностью зависит решение о необходимости почерковедческой экспертизы.

Последовательность проведения экспертизы определяет экспертизы первичные и повторные. Назначение повторной почерковедческой экспертизы выдается на экспертизу, которая производится по тем же объектам и решаются те же вопросы, что и в первичной экспертизе, заключение которой признали необоснованным или вызвало сомнения.

Такое возможно, к примеру, при:

  • противоречащем заключении первичной экспертизы объективно установленным фактам или сделанном без учета фактов, которые относятся к предмету экспертизы;
  • несогласованных выводах эксперта с иными фактическими обстоятельствами дела;
  • возникших сомнениях в достоверности имеющихся результатов и определившихся выводов;
  • допущении нарушения процессуальных норм, которыми регламентируется назначение и производство судебных экспертиз, в особенности, поручении проведения экспертизы лицу, который заинтересован в исходе дела, или малокомпетентному (ст. 18 ГПК, ст. 23 АПК, ст. 70 УПК, ч. 2 ст. 25.12 КоАП);
  • необоснованном отклонении ходатайства участников процесса в связи с экспертизой (к примеру, назначение эксперта из числа представленных лиц, постановка перед экспертом определенной группы вопросов).

Повторную экспертизу подписи могут назначить как в то же экспертное учреждение, которое проводило первичную, но иному эксперту (группа экспертов), так и в другое экспертное учреждение. Назначая повторную судебную экспертизу по гражданскому и арбитражному процессу, резолютивная часть постановления обязательно должна указывать, что данная экспертиза относится к повторной, должны приводиться вопросы, которые разрешала первичная экспертиза, и выводы, которые были получены в итоге ее проведения.

Уголовный процесс с законодателем предусматривает специальную законодательную форму, которая представлена в виде бланка протокола на назначение дополнительной и повторной экспертиз. Оно именуется как приложение 120 к УПК. Этот бланк не предусматривает перечень вопросов, которые разрешались в процессе первичной экспертизы, и выводов экспертизы. Обычно назначение повторной почерковедческой экспертизы — последствие отрицательного отношения к экспертному заключению субъектами, которые назначили экспертизу. И если результат проведения повторной судебной экспертизы у эксперта будет иным, по сравнению с первичной экспертизой, и выводы тоже, тогда необходимо иметь в тексте заключения эксперта соответствующее объяснение этого результата.

Судебным экспертам не дано права давать оценку заключения друг друга — это привилегия следователя и суда, хотя экспертом могут быть даны комментарии по поводу использования в первичной экспертизе методики, учитывая ее научную состоятельность и корректность применения при изучении данных объектов, а также предложены иные полезные для следователя и суда информационные материалы. Разъяснения противоречий в итогах первичной и повторной почерковедческой экспертизы могут быть даны субъекту, который назначил экспертизы, при допросе экспертов.

Назначение повторной экспертизы относится к правам, а не к обязанностям следователя, дознавателя, суда. Повторную экспертизу могут назначить и тогда, когда заключение эксперта противоречиво иным доказательствам, которые собраны по делу, ибо заключение эксперта не представляет собой какое-то особое доказательство и отдать априорно преимущество экспертным выводам неправильно.

Типичная ошибка, которая встречается в следственной и судебной практике, выражается в назначении повторной экспертизы лишь основываясь на том, что экспертные выводы не удовлетворяют следователя или суд или формой (вероятные), или потому, что «не соответствуют» той версии, которой отдавалось преимущество.

Вероятную форму выводов саму по себе нельзя считать основанием, чтобы назначить повторную экспертизу, при условии, когда только при оценке заключения не будет сомнений в отношении научной обоснованности последнего или компетентности эксперта. Если говорить о противоречиях между экспертными выводами и следственной или судебной версией, то в отсутствие других оснований, чтобы назначить повторную экспертизу, разрешить противоречия можно корректировкой или заменой версии.

Хотя в КоАП законодателем особо не указываются правовые возможности судьи, органа или должностного лица, который занимается производством дела об административном правонарушении, возможность назначения дополнительной или повторной экспертизы, основание их назначения в практике производства по делам об административном правонарушении имеется и соответствует общему положению ст. 26.4 КоАП.

Положением определяется назначение экспертизы тогда, когда производство по делу требует применения специальных знаний. Практикой производства дел о правонарушениях доказано, что в некоторых случаях судья, органы и должностные лица, которые занимаются делом, по сути, могут назначить такие экспертизы. Зачастую этому способствуют ходатайства лиц, имеющих отношение к производству по делу, потерпевших, защитников и представителей, потому что в итоге обжалования и опротестования постановления об административном правонарушении возможна новая процедура рассмотрения дела.

Решить вопросы почерковедческой экспертизы вы можете через НП «Федерация Судебных Экспертов», где эксперты окажут вам квалифицированную помощь, окажут услуги соответственно требованиям, предъявляемым к аккредитованным специалистам. Блестящее владение методами почерковедческих экспертиз, владение огромным опытом в сочетании с профессиональной интуицией, стремление экспериментировать, осваивать новые достижения в области почерковедения дает возможность экспертам профессионально выполнять свои обязанности, а повторное назначение почерковедческой экспертизы дает им возможность прийти к истине.

Цены:

Количество объектов (подписей) для почерковедческой экспертизы Стоимость (руб., за 1 шт.)
Москва, МО, СПб, Ленинградская обл. Другие регионы
10 шт 7 000 6 500
9 шт 7 200 6 700
8 шт 7 500 7 000
7 шт 8 000 7 200
6 шт 8 500 7 500
5 шт 9 000 8 000
4 шт 10 000 8 750
3 шт 12 000 10 000
2 шт 15 000 12 500
1 шт 20 000 15 000
Итоговая цена (стоимость) почерковедческой экспертизы определяется путем умножения заявленного количества образцов подписи или текста на их стоимость в Москве, МО или в Регионах России
При оптовом заказе допускаются скидки.
Выезд эксперта в суд оплачивается отдельно.
Почтовые расходы оплачиваются отдельно.
Стандартный срок исполнения экспертизы минимум 10(десять) рабочих дней.
Доплата за срочность исполнения экспертизы составляет 100%.

Экспертиза последовательности нанесения реквизитов
Исследование одного объекта в случае отсутствия пересечения реквизитов (подпись, оттиск, запись, печатный текст) 25 000
Исследование одного объекта в случае наличия пересечения реквизитов (подпись, оттиск, запись, печатный текст) 15 000

  • Любые консультации экспертов-почерковедов проводятся бесплатно.
  • Мы гарантируем минимальную стоимость проведения почерковедческих экспертиз на всей территории России.
  • Мы предоставляем скидки при заказе более двух и более объектов для почерковедческого исследования.
  • Мы дарим скидки уже при повторном обращении в наш адрес.
  • Мы гарантируем высочайшее качество любой почерковедческой экспертизы или внесудебного почерковедческого исследования.
  • Мы единственная экспертная компания, где консультации по вопросам проведения почерковедческой экспертизы проводятся бесплатно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *