Постановление пленума об экстремизме

Постановление Пленума ВС РФ от 20 сентября 2018 года о судебной практике по уголовным делам экстремистской направленности

Постановление

Пленума Верховного Суда

Российской Федерации

№ 32

г. Москва

20 сентября 2018 г.

О внесении изменений в постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

В связи с возникшими в правоприменительной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет внести в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности (в редакции постановления Пленума от 3 ноября 2016 года № 41) следующие изменения:

1) пункт 1 дополнить абзацем следующего содержания:

«Обратить внимание судов на то, что гарантированные Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами свобода мысли и слова, а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом могут быть ограничены только в исключительных случаях, прямо закрепленных в федеральном законе, в той мере, в какой это необходимо в демократическом обществе в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, территориальной целостности (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, часть 3 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, часть 2 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).»;

2) дополнить пунктом 21 следующего содержания:

«21. При рассмотрении в порядке статьи 125 УПК РФ жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела о преступлении экстремистской направленности суду необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела, что предполагает представление в суд материалов, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки соответствующих преступлений.

Обратить внимание судов, что с учетом содержания диспозиции статьи 282 УК РФ к таким данным относится не только сам факт размещения в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети изображения, аудио- или видеофайла, содержащего признаки возбуждения вражды и ненависти, унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам, указанным в данной статье, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, мотив его совершения.»;

3) в пункте 8:

а) дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«Размещение лицом в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети, в частности, на своей странице или на страницах других пользователей материала (например, видео-, аудио-, графического или текстового), созданного им самим или другим лицом, включая информацию, ранее признанную судом экстремистским материалом, может быть квалифицировано по статье 282 УК РФ только в случаях, когда установлено, что лицо, разместившее такой материал, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду либо унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе.»;

б) абзацы второй, третий, четвертый и пятый считать абзацами третьим, четвертым, пятым и шестым;

в) абзац третий изложить в следующей редакции:

«При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы данного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения информации, в том числе о совершении действий, направленных на увеличение количества просмотров и пользовательской аудитории, данные о его личности (в частности, приверженность радикальной идеологии, участие в экстремистских объединениях, привлечение ранее лица к административной и (или) уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремистской направленности), объем подобной информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.»;

4) дополнить пунктом 81 следующего содержания:

«81. Обратить внимание судов на то, что при правовой оценке действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по соответствующим признакам, судам следует исходить из характера и степени общественной опасности содеянного и учитывать положения части 2 статьи 14 УК РФ о том, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

При решении вопроса о том, является ли деяние малозначительным, то есть не представляющим общественной опасности, судам необходимо учитывать, в частности, размер и состав аудитории, которой соответствующая информация была доступна, количество просмотров информации, влияние размещенной информации на поведение лиц, составляющих данную аудиторию.»;

5) пункт 23 дополнить абзацем шестым следующего содержания:

«При оценке заключения эксперта по делам о преступлениях экстремистской направленности судам следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. При этом вопрос о том, являются те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, а также возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, относится к компетенции суда.».

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В.М. Лебедев

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.В. Момотов

Верховный суд изменил порядок рассмотрения дел об экстремизме в сети

Верховный суд России внес поправки в постановление пленума от 28 июня 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». Теперь экстремистские посты в соцсетях не будут считаться преступлением, если они не несут опасности для общества. Об этом «Газете.Ru» заявили в пресс-службе Верховного суда по итогам пленарного заседания, которое состоялось утром 20 сентября.

«Суду необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела, что предполагает представление в суд материалов, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки соответствующих преступлений», — говорится в постановлении пленума.

В суде отметили, что помимо самого факта размещения в интернете изображения, возбуждающего ненависть или вражду, следователи также должны предоставить другие сведения, доказывающие общественную опасность деяния и мотив его совершения.

Реклама

Первый пункт постановления пленума от 2011 года будет дополнен абзацем про то, что Конституция России гарантирует гражданам право на свободу мысли и слова, а также возможность свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любыми законными способами. «Эти права могут быть ограничены только в исключительных случаях», — заявили в Верховном суде.

Среди упомянутых исключительных случаев — защита конституционного строя, нравственности, обеспечение обороны и безопасности страны, а также ряда прав человека, отметили в ВС.



Дело об экстремизме может быть заведено только в случае, когда человек, разместивший подобный материал, «осознавал направленность своего поступка и целенаправленно нарушал основы конституционного строя», а «также имел цель возбудить ненависть или вражду».


Чтобы выявить преступный умысел, судьи обязаны учитывать контекст размещенной информации и изучать страницы обвиняемых в социальных сетях. Кроме того, суд должен брать во внимание данные о личности предполагаемого нарушителя — к примеру, его приверженность к радикальной идеологии и то, что его ранее привлекали к административной или уголовной ответственности.

Помимо прочего, пленум Верховного суда призвал учитывать размер аудитории, которая увидела экстремистскую информацию, количество просмотров постов, а также влияние этого контента на поведение аудитории.

«Не является преступным действие, хотя формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности», — заключили в ВС.

Высший судебный орган также рекомендовал изменить подход к экспертным заключениям, которые определяют, насколько публикация соответствует критериям экстремизма. Сегодня эти решения зачастую становятся основным доказательством виновности человека, отметили в ВС.

Теперь же заключения экспертов не должны иметь преимущества перед остальными доказательствами. Суды будут исследовать их в совокупности с другими доказательствами. При этом, подчеркнули в Верховном суде, окончательное решение должно принадлежать судьям, а не экспертам.



Эксперт им больше не судья

Адвокат Евгений Корчаго убежден, что изменения пленума ВС обусловлены возрастающим в обществе негодованием по количеству приговоров за лайки и репосты.

«Даже президент обращал внимание на нелепость и бездумность некоторых обвинений. До настоящего времени судье, чтобы постановить обвинительный приговор, было достаточно заключения лингвистической экспертизы, которая признавала публикацию экстремистской. Теперь же Верховный суд обязал в каждом конкретном случае выявлять наличие умысла при совершении подобных преступлений», — сообщил он «Газете.Ru»

Юрист также заявил, что разъяснение пленума Верховного Суда является обязательным ориентиром для нижестоящих инстанций.

«Органы, расследующие подобные дела, будут вынуждены принимать во внимание изменение подхода ВС. Следовательно, у лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, появляется больше шансов доказать свою невиновность», — объяснил Корчаго.

В то же время юрист BMS Law Firm Тимур Хутов не считает, что поправки ВС незамедлительно повлияют на уголовную практику по делам об экстремизме.

«Вероятно, понадобится отмена многих приговоров, основанных на формальных признаках, чтобы суды прекратили поддерживать сторону обвинения в массовом возбуждении подобных дел. В целом, ВС РФ сейчас держит курс на отказ от формального подхода при возбуждении уголовных дел, чем и объясняется появление таких разъяснений», — заявил он «Газете.Ru».

Напряженность в обществе возникла именно из-за абсурдности и формального подхода к расследованию дел об экстремизме, напоминает адвокат Тарас Котосин.

«Достаточно было факта публикации и формального заключения эксперта, а другие обстоятельства, на которые указывает ВС, не устанавливались. Однако эти моменты надо изучать наряду с другими доказательствами. Данный подход существует в процессуальной науке и закреплен в кодексах — суды должны учитывать совокупность обстоятельств, и, соответственно, оценивать заключение эксперта только вместе с ними», — сообщил он «Газете.Ru».

Лайки отдельно, котлеты отдельно

Отметим, что 10 сентября пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что практика уголовных дел за репосты и лайки демонстрирует, что действующая система оценки подобных деяний устарела — сегодня необходим «тонко настроенный оценочный механизм».

«Мне кажется, сейчас принципиально важно посмотреть на тот массив дел, который у нас появился за последнее время, и отделить те, где репосты и мемы вели к негативным последствиям, и те, где это использовалось лишь для того, чтобы получить лайк», — отметил Песков.

Он также заявил о возможности создания в России специализированных судов для рассмотрения дел в области цифрового права.

В августе Совет по правам человека предложил декриминализировать статью УК РФ «О возбуждении ненависти или вражды», а также «Об оскорблении чувств верующих». Такие нарушения должны быть отнесены в область административной ответственности, считают в СПЧ.

«В пользу полной декриминализации статьи 282 УК РФ высказались многие представители интернет-индустрии, однако совет полагает целесообразным декриминализировать только неотягощенный состав», — отметили в совете.

15 августа компания Mail.Ru Group, в активы которой входит соцсеть «ВКонтакте», обратилась к Госдуме, Верховному суду и Министерству юстиции России с просьбой декриминализовать действия пользователей соцсетей и амнистировать уже осужденных за репосты и лайки людей.

«Пользователи «ВКонтакте» все чаще становятся фигурантами подобных дел. И нас это чрезвычайно беспокоит. Правоохранительные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям», — заявил управляющий директор «ВКонтакте» Андрей Рогозов.

Инициативу Mail.Ru Group поддержали сотрудники Минкомсвязи России и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. В РПЦ также выступили за отмену уголовных наказаний за репосты в соцсетях, а в Госдуме пообещали изучить этот вопрос.

При этом замглавы Минкомсвязи Алексей Волин еще в июне 2015 года заявлял, что «лайки и репосты не являются выражением чего бы там ни было».


»Ты перепащиваешь некую строчку, содержание которой может поменяться. Что такое перепост? Ты указываешь некий адрес, но по этому адресу в жизни сегодня может стоять сарай, а завтра булочная.

И ты, указывая адрес, можешь иметь в виду сарай. А через 15 минут там что-то изменилось», — заявлял Волин в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Он также сообщил, что ведомство выступает против ответственности за посты в соцсетях.

При этом, по данным опроса фонда «Общественное мнение», проведенному в конце августа, большинство россиян (55%) поддерживают уголовное наказание за репосты. Треть респондентов считают, что наказывать за это нужно так же, как и за авторство материала. По мнению опрошенных, репост равносилен распространению информации, расшатывающей общество и приносящей ему вред.

Самый рьяный округ в мире

Пока общество обсуждает вопрос декриминализации ответственности за картинки в соцсетях, в Барнауле в разгаре рассмотрение уголовных дел, возбужденных по 282 статье УК РФ.

Среди них — дело студентки Марии Мотузной, которой грозит до пяти лет лишения свободы. Несколько лет назад девушка сохранила у себя на странице «ВКонтакте» фотографии, которые, по словам следствия, возбуждают ненависть и вражду, а также унижают человеческое достоинство.

С жалобой на Мотузную к правоохранителям обратились две студентки юридического факультета барнаульского университета. 11 сентября они дали свидетельские показания в суде. По словам одной из девушек, Дарьи Паутовой, картинки на странице Мотузной вызвали у нее неприязнь. Ее подруга, Юлия Схоменко, в свою очередь, сообщила, что при просмотре фотографий у нее «возникла ненависть к религии».

В качестве свидетеля в суде также выступил бывший молодой человек обвиняемой. Он рассказал суду, что Мария Мотузная никогда не пропагандировала какие-либо идеи и не высказывалась в отношении рас или религий.

По его словам, хотя девушка и является атеисткой, она ходит в церковь вместе с верующей мамой.

По данным Генпрокуратуры, только на июнь 2018 года в Алтайском крае были выявлены девять лиц, совершивших преступления экстремистской направленности. При этом всего за 2017 год таковых было 23.

Помимо Мотузной, в Барнауле параллельно идет процесс в отношении 38-летнего Андрея Шашерина. Его обвинили в публикации изображений, дискредитирующих РПЦ. Среди таких картинок — мем про «часы патриарха», также снимок роскошной церкви с золотыми куполами, рядом с которой стоит разваливающийся дом.

За интернет-активность рекомендуют наказывать только в исключительных случаях Критика уголовных дел за «лайки и репосты» побудила Верховный суд изменить постановление о судебной практике по таким делам. Судьям рекомендовали оценивать контекст публикаций и наказывать за них лишь при явном преступном умысле Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

Пленум Верховного суда принял решение уточнить судебную практику по делам, связанным с преступлениями экстремистской направленности. Высший судебный орган рекомендовал при вынесении вердиктов учитывать контекст публикаций и напомнил о конституционном праве граждан делиться информацией, сообщили РБК в пресс-службе Верховного суда.

Какие изменения внесут

Изменения должны быть внесены в постановление пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». В первый пункт этого постановления будет добавлен абзац, который обращает внимание судов на то, что «гарантированные Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами свобода мысли и слова, а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом могут быть ограничены только в исключительных случаях». Исключениями могут быть лишь защита конституционного строя, нравственности, обеспечение обороны и безопасности государства, а также прав человека.

Особо Верховный суд обратил внимание на то, что суд должен проверять наличие «не только повода, но и основания для возбуждения уголовного дела». Обвинение, таким образом, должно в суде доказать не только сам факт публикации какого-либо файла, содержащего признаки возбуждения вражды и ненависти, но и оценить контекст публикации. Квалифицировать публикацию каких-либо материалов как преступление по ст. 282 УК РФ рекомендовано лишь в том случае, если она была сознательной.

Судья ВС РФ Олег Зателепин на заседании отметил, что «90% от всех осужденных по преступлениям экстремистской направленности совершили их в интернете». По подсчетам РБК, основанным на статистических данных Генпрокуратуры, в первом полугодии 2018 года в 40 из 85 российских регионов число зарегистрированных дел за экстремизм выросло по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. Максимальный рост зарегистрирован в Амурской и Астраханской областях и Карачаево-Черкесии: с одного-двух преступлений за шесть месяцев до 6–13.

Как выявить преступление

В формулировке пленума ВС указывается, что для признания факта уголовно наказуемого деяния обвинение должно доказать, что «лицо, разместившее такой материал, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду либо унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе».

Пленум ВС обратил внимание нижестоящих судебных органов и на тот факт, что правовая оценка вероятному преступлению должна даваться исходя из «характера и степени общественной опасности». «Судам необходимо учитывать, в частности, размер и состав аудитории, которой соответствующая информация была доступна, количество просмотров информации, влияние размещенной информации на поведение лиц, составляющих данную аудиторию», — указывается в постановлении.

Роль заключений экспертов

Также в Верховном суде было рекомендовано изменить и подход к экспертным заключениям, которые ранее становились основным доказательством совершения преступления при публикации материалов в соцсетях. Согласно новому постановлению решение экспертов, оценивающих то, насколько публикация соответствует критериям экстремизма, не должно обладать преимуществом перед остальными доказательствами. Изучать его суду следует в совокупности с другими доказательствами. Окончательное решение должно принадлежать именно судьям, а не экспертам, подчеркнули в Верховном суде.

Как предлагали поменять закон

О планах Верховного суда уточнить подходы к судебной практике в начале сентября писали «Ведомости». В то же время не все эксперты, опрошенные изданием, высказали одобрение озвученным новым подходам. Так, глава правозащитного центра «Агора» Павел Чиков счел готовящиеся изменения в судебной практике «очень слабыми». «Правки 2016 года не привнесли ровно никаких изменений. Эти же выглядят еще менее серьезными. Очевидно, Верховный суд пытается сработать спойлером общественного запроса на либерализацию, предлагая не менять законодательство и оставить все как есть», — заявлял он.

Необходимость либерализации преследования за преступления экстремистской направленности в Сети обсуждается представителями общественности и отдельных ведомств не первый год. Еще в 2015 году замглавы Минкомсвязи Алексей Волин заявлял, что министерство выступает против наказания за лайки и репосты гиперссылок, ведущих на запрещенные материалы. Общественное внимание к этому вопросу оказалось приковано из-за роста числа дел, возбуждаемых в связи с размещением в соцсетях материалов, которые силовики сочли экстремистскими. Отмена наказания «за лайки и репосты» стала одним из лозунгов протестных акций «За свободный интернет» в Москве.

Видео: Телеканал РБК

Совет по правам человека при президенте (СПЧ), в свою очередь, предлагал сохранить наказание только за насильственные экстремистские преступления, сообщал в конце августа РБК. Совет призвал отменить ч. 1 ст. 282 УК РФ. В ней говорится о возбуждении ненависти или унижении достоинства с использованием СМИ или интернета. Это деяние, считают в СПЧ, должно перейти в разряд административных правонарушений.

Как наказывали за лайки и репосты

Очередная волна критики наказания по ст. 282 УК РФ за материалы в соцсетях пришлась на весну 2018 года. Большой резонанс, в частности, вызвало дело жительницы Барнаула Марии Мотузной, на которую было заведено дело по ч. 1 ст. 148 УК (оскорбление чувств верующих) и ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти или вражды) из-за сохраненных картинок во «ВКонтакте».

В апреле из-за фотографий в закрытом альбоме во «ВКонтакте» суд приговорил к двум годам условно активистку запрещенного движения «Артподготовка» Оксану Походун, работавшую медсестрой в Красноярске. Речь шла об изображениях, касавшихся конфликта на Украине, а также снимков президента Владимира Путина и священнослужителей, которые на странице Походун появились еще в 2015 и 2016 годах.

В июне вопрос об уголовном преследовании за лайки и репосты был задан Владимиру Путину на прямой линии. Тогда президент заявил, что «судебная, правоприменительная практика» по делам об экстремизме «должна находиться в поле зрения общественности и должна корректироваться». 25 июня депутаты Сергей Шаргунов и Алексей Журавлев внесли в Госдуму законопроект о частичной либерализации наказания по ст. 282 УК РФ. Преследование за публикации депутаты предложили перенести из Уголовного кодекса в Административный: максимальным наказанием за репост в соответствии с законопроектом должно стать не лишение свободы на срок до пяти лет, а административный арест на 15 суток или штраф 20 тыс. руб.

В то же время законопроект Шаргунова и Журавлева был негативно воспринят Верховным судом. В официальном отзыве Верховного суда за подписью его зампреда Владимира Давыдова отмечалось, что такие предложения «не в полной мере согласуются с подходом законодателя к вопросу об установлении уголовной ответственности за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Верховный суд рекомендовал не заводить дела об экстремизме только на основании репостов

Верховный суд России не рекомендует возбуждать дела об экстремизме только на основании репостов в социальных сетях. Об этом было объявлено на пленуме Верховного суда, проходящем в Москве.

При решении о возбуждении дел о размещении в интернете какой-либо спорной информации необходимо учитывать контекст и комментарии к ней.

Соответствующие поправки будут внесены в постановление пленума ВС от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», в котором даны разъяснения о квалификации действий по размещению информации в интернете, расцениваемых как возбуждение ненависти и вражды.

При решении вопроса «о направленности действий лица, разместившего какую-либо информацию, либо выразившего к свое отношение к ней, на возбуждение ненависти, либо вражды, а равно унижения лица или группы лиц, судам следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней».

За последние годы в России за репосты в соцсетях были возбуждены десятки дел по статьям УК об экстремизме.

В первой половине 2016 года, по данным Судебного департамента ВС, по «экстремистским» статьям (280, 282, 282.1, 282.2 УК РФ) были осуждены 237 человек. За первое полугодие 2015 года по этим статьям было вынесено 223 приговора.

  • Напишите нам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *