Постановление пленума о кассации по гражданским делам

«Пленуму закон не писан»: как Верховный Суд России «разодрал» поле кассационного обжалования

В очередной раз не ожидали мы, что высшая судебная институция что-то неординарное и связанное с новыми кассационными и апелляционными судами «выкинет», ведь все юридическое сообщество благонастроенно ожидало запуск вновь созданных судов межрегионального уровня, теоретически способных навести порядок в разбирательстве судебных дел или хотя бы осчастливить часть соискателей правовой справедливости.

Но не тут-то было: еще летом 2019 года (за несколько месяцев до начала работы кассационных и апелляционных судов) Пленумом Верховного Суда РФ издается Постановление от 09.07.2019 года № 25 «О некоторых вопросах, связанных с началом деятельности кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции», как и всегда, становящееся «авторитетным и руководящим разъяснением закона», подлежащим обязательному учету судами при рассмотрении гражданских дел.

Ближе к сути

12.04.2019 года судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда частично отменяет решение одного из районных судов г. Москвы и удовлетворяет в соответствующей части исковые требования гр. В.Е.И. (истица). Не согласный с этим гр. В.А.Л. (ответчик), дождавшись дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции (01.10.2019 года) и воспользовавшись «шестимесячным бонусом» (п. 3 означенного Постановления), 05.10.2019 года подает во Второй кассационный суд кассационную жалобу на апелляционное определение.

Существо кассационной жалобы В.А.Л. (ответчика) сводится к обоснованному оспариванию определения суда апелляционной инстанции в части удовлетворения исковых требований В.Е.И. к нему и просьбе о производстве поворота исполнения апелляционного определения, которое было исполнено в августе 2019 года.

19.11.2019 года в ходе первого судебного заседания Второго кассационного суда по кассационной жалобе гр. В.А.Л. участники процесса от истицы узнают, что гр. В.Е.И. ранее — 30.09.2019 года подала кассационную жалобу на тот же судебный акт по этому же делу в Президиум Московского городского суда по правилам гл. 41 ГПК РФ, действовавшим до 01.10.2019 года, и определением судьи Московского городского суда от 30.10.2019 года в передаче данной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Мосгорсуда отказано.

На основании этого В.Е.И. просила Второй кассационный суд «снять жалобу В.А.Л. с рассмотрения и передать ее для разрешения в Президиум Мосгорсуда». Свое странное ходатайство мотивировала п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 года № 25, в котором предусмотрены следующие «разъяснения»:

— полномочия президиума областного (равного ему) суда по рассмотрению кассационных жалоб, поданных до дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции, т.е. до 01.10.2019 года, с 01.10.2019 года сохраняются;

— указанные жалобы подлежат рассмотрению по правилам гл. 41 ГПК РФ, действующим до 01.10.2019 года;

— если до рассмотрения названных жалоб другим лицом, участвующим в деле, после 01.10.2019 года подана кассационная жалоба на тот же судебный акт, то они подлежат рассмотрению судом, в производстве которого находится ранее поданная жалоба по правилам, действующим до 01.10.2019 года.

Именно об этих новоявленных разъяснительных положениях, по сути выступивших новыми правовыми предписаниями, дополнившими ГПК РФ, последует далее речь. А пока стоит сказать о том, что ответчик В.А.Л., понадеявшийся на торжество справедливости и полноту внимания «сплошной кассации», пришел от ходатайства В.Е.И. в откровенное негодование, обусловленное гнусными (теперь) перспективами дела во Втором кассационном суде.

По мнению В.А.Л., его права как самого заинтересованного участника дела — ответчика -«разделением кассационного поля» в деле были бессовестно попраны: добросовестный гражданин решительно не понял, почему старый закон как привидение привязался к его делу, тем более, что старая (выборочная) кассация на практике не давала практически никаких шансов на успех обжалования по тем делам, где необходимо демонстрировать конкретные материалы дела. По иронии судьбы отработанный в президиумах областных и равных им судов прежний «кассационный футбол» фактически не истребовал материалы дел из судов первой инстанции, ограничиваясь анализом текстов итоговых судебных актов.

Об основном:
жалкий п. 2 Постановления Пленума от 09.07.2019 года

Хитрая истица, зная о практике «кассационного футбола» в Президиуме Мосгорсуда, в своем ходатайстве о»снятии кассационной жалобы В.А.Л. с рассмотрения Второго кассационного суда и передаче жалобы на рассмотрение в Президиум Мосгорсуда» сослалась на п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 года № 25, который вызывает просто небывалые сомнения…

Юридическое сообщество знает, что квинтэссенция действия закона во времени, пространстве и по кругу лиц играет далеко не последнюю роль в любом правовом поле, и гражданский процесс, как странным бы ни казалось, тут не исключение.

Так, ч. 3 ст. 1 ГПК РФ провозглашает, что «гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральными законами, действующими во время рассмотрения и разрешения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений (судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции), постановлений других органов».

Изложенная норма не нуждается в специальном толковании, ее существо ясно как никогда — действие подчинено тому закону, который действует во время совершения этого действия, и никак иначе. Для полной ясности остается только разжевать, о каких действиях идет речь: в типичном их понимании (когда они обособлены) или в комплексном (когда эти действия объединены в единый и неразделимый процесс)?

Часть 3 ст. 1 ГПК РФ все эти действия делит на три группы:

— рассмотрение и разрешение гражданского дела (комплекс действий),

— отдельные процессуальные действия,

— исполнение судебных постановлений (комплекс действий),

и именно к этим группам привязывает нормы процессуального закона, которые действуют во время совершения действий из этих групп.

Применительно к нашему случаю — подаче кассационной жалобы и вынесению определения по ней — надлежит определиться, что эти обстоятельства из себя представляют с точки зрения ч. 3 ст. 1 ГПК РФ.

Предъявление кассационной жалобы В.Е.И. от 30.09.2019 года являет собой отдельное процессуальное действие, которое совершено до 01.10.2019 года, подчиненное нормам гл. 41 ГПК РФ в редакции, действовавшей до 01.10.2019 года.

Вынесение определения судьи Московского городского суда от 30.10.2019 года об отказе в передаче кассационной жалобы В.Е.И. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда представляет собой также отдельное процессуальное действие, которое совершено уже после 01.10.2019 года.

Внимательный читатель спросит: почему эти действия — отдельные процессуальные действия, а не «рассмотрение и разрешение дела» (комплекс процессуальных действий), например? В ответе нам поможет ч. 1 ст. 154 ГПК РФ, которая предусмотрела, что «гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд, если иные сроки рассмотрения и разрешения дел не установлены ГПК РФ, а мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству». Выходит, что истина определена — рассмотрение и разрешение дела имеет место только на стадии первичного производства, т.е. в пределах первой инстанции.

То, что рассматриваемые действия являются отдельными процессуальными действиями подтверждает и это: п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 года № 62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве» разъясняет, что «кассационная жалоба на судебный приказ рассматривается судом в соответствии с положениями ГПК РФ и АПК РФ, действующими на момент совершения судом отдельного процессуального действия, в том числе принятия судебного акта (ч. 3 ст. 1 ГПК РФ, ч. 4 ст. 3 АПК РФ)». Названное Постановление Пленума как руководящий акт официального судебного толкования называет вынесение (принятие) определения по кассационной жалобе отдельным процессуальным действием, а не началом «рассмотрения и разрешения гражданского дела». То обстоятельство, что Постановление Пленума из всех видов судебных постановлений упоминает только судебный приказ, не позволяет правоприменителю полагать, что это разъяснение касается лишь кассационного обжалования одного судебного приказа – разъяснение охватывает по своему регулятивному существу кассационное обжалование всех судебных постановлений, вне зависимости от их вида и времени вынесения, как видит автор.

Методом исключения выяснено, что подача кассационной жалобы и вынесение определения по ней — это не элементы комплекса неотделимых процессуальных действий, а отдельные процессуальные действия по смыслу ч. 3 ст. 1 ГПК РФ, которые должны регламентироваться порознь — с ориентированием на время их совершения.

19.10.2010 года Конституционный суд РФ в своем Определении № 1308-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «Мичурина-Трудобеликовский» на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Налогового кодекса Российской Федерации» пояснил: «В соответствии с ч. 3 ст. 1 ГПК РФ гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральными законами, действующими во время рассмотрения и разрешения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений (судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции), постановлений других органов. Таким образом, при совершении конкретного процессуального действия следует руководствоваться правилами федерального закона, действующего в момент совершения этого действия, — независимо от того, каким федеральным законом регулировались предыдущие процессуальные действия».

Иными словами, ч. 3 ст. 1 ГПК РФ во взаимосвязи с Определением Конституционного Суда РФ от 19.10.2010 года № 1308-О-О и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 года № 62 дает нам сделать однозначные выводы:

— кассационная жалоба В.Е.И. от 30.09.2019 года как отдельное процессуальное действие регламентировалась правилами гл.41 ГПК РФ, действовавшими до 01.10.2019 года, и подпадала под прежнюю «выборочную» кассацию Президиума Мосгорсуда, но до 01.10.2019 года;

— вынесение определения судьи Мосгорсуда от 30.10.2019 года по кассационной жалобе В.Е.И., произошедшее уже после 01.10.2019 года, как отдельное процессуальное действие подлежало регулированию правилами гл. 41 ГПК РФ, действовавшими с 01.10.2019 года, но никак не правилами гл. 41 ГПК РФ, действовавшими до 01.10.2019 года.

В идеальной ситуации, при идеальном соблюдении ч. 3 ст. 1 ГПК РФ в контексте Определения Конституционного Суда РФ от 19.10.2010 года № 1308-О-О и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 года № 62 кассационная жалоба В.Е.И. от 30.09.2019 года с началом деятельности кассационных судов (01.10.2019 года) подлежала бы передаче во Второй кассационный суд вопреки искусственно созданному Пленумом Верховного Суда РФ правилу о «сохранении полномочий старой кассации в отношении жалоб, поданных по старым правилам».

При идеальных условиях действия ч. 3 ст. 1 ГПК РФ Президиум Московского городского суда не был бы вправе сохранить за собой полномочия суда кассационной инстанции с 01.10.2019 года в отношении кассационной жалобы, предъявленной до 01.10.2019 года и еще не рассмотренной до 01.10.2019 года. Но он эти полномочия сохранил. И в этом ему помог п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 года № 25, который по сути ввел в правовое поле новое специальное нормативное правило, дополняющее положения ГПК РФ и своим наличием игнорирующее общее требование ч. 3 ст. 1 ГПК РФ.

Поэтому положение п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 года № 25, позволяющее сохранить Президиуму Мосгорсуда полномочия суда кассационной инстанции с 01.10.2019 года в отношении кассационной жалобы, поданной до 01.10.2019 года, и устанавливающее подсудность другой кассационной жалобы на тот же судебный акт по тому же делу, но поданной после 01.10.2019 года, Президиуму Мосгорсуда как суду, «в производстве которого находится ранее поданная жалоба», и предписывающее рассмотрение обеих этих жалоб по правилам гл. 41 ГПК РФ, действующим до 01.10.2019 года, является ничтожным, противоречащим ч. 3 ст. 1 ГПК РФ, которая разделяет действия по кассационному обжалованию судебных актов и строго подчиняет их законам, действующим во время совершения этих действий, вне зависимости от того, каким законом регулировались предыдущие действия и каким законом будут регулироваться последующие действия.

Значение разрыва «кассационного поля» в одном деле
Так Президиум Московского городского суда в условиях вступления в силу 01.10.2019 года новелл ГПК, вводящих кассационные суды в судебную систему России и предписывающих передачу этим судам полномочий по рассмотрению кассационных жалоб, вопреки правилу ч. 3 ст. 1 ГПК РФ незаконно вынес по кассационной жалобе В.Е.И. свое определение. Оправдывает Президиум Мосгорсуда только одно — то, что он руководствовался п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 года № 25, который сам по себе не отвечает закону.

Этот пункт сыграл с конкретным делом в злую игру: второй кассатор (ответчик В.А.Л.) уже не сможет воспользоваться «дарами» российского законодателя в 2019 году — он не сможет с помощью механизма сплошной кассации попытаться наиболее качественно защитить свое имущественное право, которое в прямом смысле нарушено и безжалостно попрано.

Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 года № 25 «разорвал» одно конкретное дело в стадии кассации на две части, каждая из которых оказалась или окажется нежизнеспособной с точки зрения правовой защиты и интереса законности.

Вывод

Определение Мосгорсуда от 30.10.2019 года по кассационной жалобе В.Е.И. не может приниматься Вторым кассационным судом в качестве значимого юридического факта.

Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 года № 25 «, на котором истица основывает свое ходатайство, противоречит ч. 3 ст. 1 ГПК РФ в её взаимосвязи с ч. 1 ст. 154 ГПК РФ, Определением Конституционного Суда РФ от 19.10.2010 года № 1308-О-О и п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 года № 62, ввиду чего не может применяться Вторым кассационным судом как руководящее разъяснение закона. Этому препятствуют следующие обстоятельства.

Пункт 1 ч. 7 ст. 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» определяет, что Верховный Суд РФ в целях обеспечения единообразного применения закона дает судам разъяснения по вопросам судебной практики на основе её изучения и обобщения. Как указано в п. 5.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 23.12.2013 года № 29-П «По делу о проверке конституционности абзаца первого пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина М.В. Кондрачука», «правомочие Пленума Верховного Суда РФ давать судам общей юрисдикции разъяснения по вопросам применения законодательства РФ в целях обеспечения единства судебной практики направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права судами общей юрисдикции и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы».

Из процитированной правовой позиции Конституционного Суда РФ очевидно вытекает: разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, вступающие в противоречие нормам закона как правилам, обладающим высшей юридической силой, не должны учитываться судами, поскольку не обеспечивают единообразие толкования и применения этих норм закона.

В заключении представляется, что кассационная жалоба В.А.Л., поданная во Второй кассационный суд после 01.10.2019 года, подлежит рассмотрению этим судом даже несмотря на то, что Президиум Московского городского суда вынес определение по ранее поданной кассационной жалобе В.Е.И. на тот же судебный акт и по тому же делу. И на этот раз должны работать правила гл. 41 ГПК РФ, действующие с 01.10.2019 года, а не положения ГПК РФ, действовавшие до 01.10.2019 года.

P.S.: «В любом случае»

Положения гл. 41 ГПК РФ, регулирующие производство дела в кассационном суде общей юрисдикции, не предусматривают возможность прекращения производства по кассационной жалобе в случае выяснения факта кассационного обжалования того же судебного акта по тому же делу в президиум областного (равного ему) суда до 01.10.2019 года.

Частью 1 ст. 390 ГПК РФ установлено, что по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления кассационный суд общей юрисдикции вправе: 1) оставить постановления судов первой и (или) апелляционной инстанций без изменения, а кассационные жалобу, представление без удовлетворения; 2) отменить постановление суда первой или апелляционной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий суд. При направлении дела на новое рассмотрение суд может указать на необходимость рассмотрения дела в ином составе судей; 3) отменить постановление суда первой или апелляционной инстанции полностью либо в части и оставить заявление без рассмотрения или прекратить производство по делу; 4) оставить в силе одно из принятых по делу судебных постановлений; 5) изменить либо отменить постановление суда первой или апелляционной инстанции и принять новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и (или) толковании норм материального права; 6) оставить кассационные жалобу, представление без рассмотрения по существу при наличии оснований, предусмотренных ст. 379.1 ГПК РФ, или прекратить производство по кассационным жалобе, представлению, если после принятия кассационных жалобы, представления к производству суда от лица, их подавшего, поступило заявление об отказе от кассационных жалобы, представления и отказ принят судом в соответствии со ст. 39 ГПК РФ.

Статьей 379.1 ГПК РФ, в свою очередь, определяется перечень случаев возвращения кассационной жалобы без рассмотрения по существу. В данный перечень случай с фактом кассационного обжалования того же судебного акта по тому же делу в президиум областного (равного ему) суда до 01.10.2019 года не входит.

Поэтому ходатайство В.Е.И. о «снятии кассационной жалобы В.А.Л. с производства во Втором кассационном суде и ее передаче в президиум Мосгорсуда» при любом раскладе не основано на законе.

Мораль

Пленум Верховного Суда настолько «отличился», что и оценивать боязно, а уж объективно — тем более. Таким «отсеканием» кассационных возможностей Верховный Суд может испортить судьбу многих дел, которые попали в подобную историю. Отныне можно открыто и твердо говорить о том, что «руководящие разъяснения Пленума» — не такие уж безобидные ПРАВОписания: формальное разъяснение топчет норму закона, выворачивая ее вовсе не по-детски. Теперь можно считать, что зачастую «толкование» Верховного Суда — это безжалостный каток базовых норм процессуального закона, заложенных существом процесса и идеологией права, сформулированной и испытанной десятками, а где-то даже сотнями и тысячами лет…

Всё об уголовных делах

Пленум Верховного суда от 5 марта 2004 г. N 1

«О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса» (ред. 01.06.2017г.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Недопустимость доказательств

— п.2 Пленума № 1 исключенное доказательство может быть возращено

Перечень доказательств

— п.13 Пленума № 1 перечень доказательств в обвинительном заключении

Возврат дела прокурору

— п.14 Пленума № 1 существенные нарушения УПК в обвинительном заключении

— п.14 Пленума № 1 нарушение права на защиту — возврат прокурору

— п.14 Пленума № 1 нарушение прав потерпевшего — возврат прокурору

— п.15 Пленума № 1 отказ от получения обвинительного заключения

— п.15.1 Пленума № 1 СМС-извещения

Оглашение показаний при неявке свидетеля

— п.19 Пленума № 1 при неявке свидетеля оглашение только с согласия сторон

— п.19 Пленума № 1 в случаях ч.2 281 УПК оглашение без согласия сторон

Оглашение показаний при противоречиях

— п.19 Пленума № 1 при противоречиях, оглашение только по ходатайству сторон

— п.19 Пленума № 1 при противоречиях согласия другой стороны не нужно

Отказ прокурора от обвинения

— п.29 Пленума № 1 отказ прокурора от обвинения обязателен для суда

— п.29 Пленума № 1 отказ прокурора от обвинения требует мотивации

— п.29 Пленума № 1 до смягчения суд проводит исследование оснований

— п.29 Пленума № 1 отказ прокурора от обвинения обжалуется в апелляции и кассации

1) Обратить внимание судов на их обязанность при рассмотрении уголовных дел и вынесении решений соблюдать установленные Главой 2 УПК принципы уголовного судопроизводства, имеющего своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

2) Решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в п.3 ч.2 75 УПК, суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.

В силу ч.7 235 УПК при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

3) Поскольку в соответствии с ч.2 49 УПК один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, может быть допущено судом в качестве защитника только наряду с адвокатом, принятие отказа от адвоката влечет за собой и прекращение участия в деле этого лица (за исключением производства у мирового судьи). (пункт 3 исключен)

Пункты 4-12 исключены.

Пункт 12.1 — исключен (согласно п.20 Пленума № 19)

Url Дополнительная информация:

Вместо него применяются

— п.9 Пленума № 19 выемка документов содержащих врачебную тайну

— п.9 Пленума № 19 отдельные сведения без судебного решения

12.1) Исходя из положений п.7 ч.2 29 УПК, ч.3 183 УПК и 9 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» выемка медицинских документов, содержащих сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья, являющиеся врачебной тайной, производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном 165 УПК.

Вместе с тем, если органам дознания и следствия или суду в связи с проведением предварительного расследования или судебным разбирательством необходимы лишь сведения, составляющие врачебную тайну (факт обращения за медицинской помощью, диагноз заболевания и иные сведения, полученные при обследовании и лечении гражданина), то в соответствии со ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан они могут быть представлены по запросу органов дознания и следствия или суда без согласия гражданина или его законного представителя. В этом случае получение судебного решения о разрешении указанных сведений не требуется.

13) Обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление в соответствии п.5 — п.6 ч.1 220 УПК, п.6 ч.1 225 УПК и ч.1 226.7 УПК должны включать в себя, в частности, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Абзац утратил силу.

Если по делу привлечены несколько обвиняемых или обвиняемому вменяется несколько эпизодов обвинения, то перечень указанных доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду обвинения.

Перечень доказательств, подтверждающих обвинение, а также перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, включает не только ссылку на источники доказательств в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, но и приведение краткого содержания самих доказательств, поскольку в силу ч.1 74 УПК доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.

14) Под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220 УПК, 225 УПК положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда:

— обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого;

— когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором;

— когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и др.

Url Дополнительная информация:

— п.14 Пленума № 28 нарушения влекущие возврат дела прокурору

— п.18 Пленума № 29 возврат дела при нарушении права на защиту

— п.19 Пленума № 51 возврат не должен быть связан с восполнением неполноты

Возврат прокурору

Возврат дела прокурору на досудебную стадию, для устранения нарушений

Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в п.2 — п.5 ч.1 237 УПК, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч.1 237 УПК по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном статьями 234 УПК и 236 УПК, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

Одновременно с этим судья в соответствии с ч.3 237 УПК принимает решение о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу) и перечисляет его за прокуратурой.

В тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

При вынесении решения о возвращении уголовного дела прокурору суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированных Конституцией РФ:

— права обвиняемого на судебную защиту;

— и права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора.

Следует также иметь в виду, что в таких случаях после возвращения дела судом прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные или иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и, руководствуясь статьями 221 УПК и 226 УПК, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт.

15) Если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения или обвинительного акта (ч.4 222 УПК и ч.3 226 УПК) и дело поступило в суд с указанием прокурором причин, по которым копия обвинительного заключения (обвинительного акта) не была вручена обвиняемому, суд принимает одно из решений, указанных в п.1 — п.3 227 УПК. При назначении по такому делу судебного заседания суд проводит его подготовительную часть с соблюдением правил, предусмотренных Главой 36 УПК, за исключением изложенных в ч.2 265 УПК положений, установивших, что судебное разбирательство может быть начато не ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения (обвинительного акта).

Вместе с тем суду в каждом конкретном случае необходимо выяснять, по каким причинам обвиняемому не вручена копия обвинительного заключения (обвинительного акта), оформлен ли отказ в его получении в письменном виде, подтвержден ли документально факт неявки по вызову и т.п. если обвиняемый скрылся и его местонахождение неизвестно, судья принимает решение в соответствии с ч.2 238 УПК.

15.1) Извещение участников судебного заседания допускается, в том числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом указывается номер мобильного телефона, на который оно направляется.

Пункты 16 — 18 исключены.

Url Дополнительная информация:

Неявка свидетеля

Оглашение показаний при неявке свидетеля, условия

19) При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля оглашение их показаний, ранее данных ими при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в соответствии с ч.1 281 УПК допускается — только с согласия сторон.

В случаях, предусмотренных ч.2 281 УПК, оглашение показаний потерпевшего или свидетеля не требует согласия сторон.

Url Дополнительная информация:

— ч.3 281 УПК оглашение показаний свидетеля при противоречиях

— п.10 Пленума № 51 противоречия, для оглашения нужно ходатайство стороны

Противоречия

Оглашение в случае противоречий между старыми и новыми показаниями

Если в ходе судебного разбирательства обнаружатся существенные противоречия в показаниях потерпевшего или свидетеля по сравнению с ранее данными ими показаниями при производстве предварительного расследования или в судебном заседании, суд вправе огласить такие показания лишь по ходатайству стороны (ч.3 281 УПК).

В этом случае согласия другой стороны не требуется.

Пункты 20) — 28 исключены.

Url Дополнительная информация:

— п.20 Пленума № 51 отказ прокурора от обвинения — обязателен для суда

29) В соответствии с ч.7 и ч.8 246 УПК полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения — предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем.

Url Дополнительная информация:

— п.20 Пленума № 51 смягчение обвинения требует мотивации

Вместе с тем государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Url Дополнительная информация:

— п.20 Пленума № 51 до смягчения суд проводит исследование оснований

— п.17 Пленума № 29 право обвиняемого на перерыв для подготовки

Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания.

Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном или кассационном порядке.

30) пункт утратил силу.

31) пункт утратил силу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *