Постановление об аресте, образец

Освобождение имущества от ареста

Комментарий дает ведущий специалист-эксперт отдела контроля, анализа, планирования и статистики Управления ФССП России по Республике Карелия Татьяна Ермолинская

ОСВОБОЖДЕНИЕ ИМУЩЕСТВА ОТ АРЕСТА

В некоторых случаях при аресте имущества определить, кто является его собственником (законным владельцем), затруднительно. Например, когда по одному адресу расположено не одно юридическое лицо или проживают несколько граждан. В таких ситуациях после ареста имущества зачастую в суд предъявляются иски об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.

Татьяна Ермолинская

Процессуальные вопросы

Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» определяет, что в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи (п. 1 ст. 119 Закона).

На практике зачастую в суд обращаются не с иском, а с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя. Однако спор о праве на имущество может быть рассмотрен только в рамках искового производства. В таких ситуациях суд отказывает в удовлетворении жалобы и разъясняет заявителю право на обращение в суд с соответствующим иском.

Истцами по данной категории исков выступают лица, считающие себя собственниками или законными владельцами арестованного имущества.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ч. 2 ст. 442 ГПК РФ ответчиками по рассматриваемым искам являются должник и взыскатель (по сводному исполнительному производству — все взыскатели). Наиболее распространенной ошибкой при подаче иска является то, что в числе ответчиков, а иногда и единственным ответчиком, указывается Служба судебных приставов, которая может участвовать в подобных делах только в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Согласно ч. 2 ст. 442 ГПК РФ в случае, если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекается лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. Если арестованное или включенное в опись имущество уже реализовано, иск предъявляется также к приобретателю имущества.

Исходя из практики арбитражного суда в последнем случае подаются иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Ведь требование об освобождении имущества от ареста (исключение его из описи) предполагает снятие указанных ограничений на конкретное, фактически существующее имущество, подвергнутое аресту. В случае если имущество на момент подачи иска уже реализовано, иск об освобождении имущества от ареста не может восстановить нарушенное право.

Вместе с тем в соответствии с п. 28 Постановления споры об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи рассматриваются в соответствии с подведомственностью по правилам искового производства независимо от того, наложен арест в порядке обеспечения иска или в порядке обращения взыскания на имущество должника во исполнение исполнительных документов.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 39 Закона в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста исполнительное производство подлежит приостановлению судом полностью или частично.
В Законе не уточнено, когда вопросы приостановления рассматривает суд общей юрисдикции, а когда – арбитражный суд.

Согласно ст. 327 АПК РФ приостановление или прекращение исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа, который выдан арбитражным судом, производится этим же судом либо арбитражным судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

В остальных случаях заявления о приостановлении исполнительного производства рассматривает суд общей юрисдикции.

Обратиться в арбитражный суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства может должник, взыскатель и судебный пристав-исполнитель. В соответствии со п. 6 ч. 1 ст. 91 АПК РФ третье лицо при предъявлении иска об освобождении имущества от ареста может обратиться в суд с заявлением о применении обеспечительной меры в виде приостановления реализации имущества.

Недвижимое имущество

Право собственности у покупателя недвижимости возникает с момента государственной регистрации перехода этого права (п. 1 ст. 131 и п. 2 ст. 223 ГК РФ).

В связи с этим единственным неопровержимым доказательством права собственности на недвижимое имущество является государственная регистрация права в Едином государственном реестре, что также закреплено в ст. 2 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

На практике, перед тем как наложить арест на недвижимое имущество, судебный пристав-исполнитель, как правило, запрашивает информацию о наличии зарегистрированного за должником недвижимого имущества, поэтому при аресте недвижимости ошибки со стороны приставов редки. Однако спорные ситуации иимеют место.

Например, возникают вопросы при обращении взыскания на объекты незавершенного строительства. Доказательством права собственности на них также является государственная регистрация права.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59 «Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» указывает: право собственности на объект недвижимости, не завершенный строительством, подлежит регистрации только в случае, если он не является предметом действующего договора строительного подряда и при необходимости собственнику совершить с этим объектом сделку (п. 16 Письма).

Если объект незавершенного строительства является предметом действующего договора строительного подряда, то до момента государственной регистрации он не имеет собственника. Подрядчик обладает правом владения, которое он передает заказчику по окончанию строительства. В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента его государственной регистрации.

Не являются доказательством права собственности акт приема передач объектов незавершенного строительства, договор о долевом участии в строительстве или иные документы, за исключением тех, которые подтверждают государственную регистрацию права на указанные объекты.

Другой пример: судебный пристав-исполнитель наложил арест на радиаторы, краны, вентили и т. п. Иск об освобождении имущества от ареста, заявленный собственником здания, был удовлетворен судом, поскольку установленные в здании чугунные батареи, трубы и вентили перестали быть отдельными самостоятельными объектами собственности, а стали частью принадлежащей истцу недвижимости.

В силу ст. 135 ГК РФ вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи.

Движимое имущество

Пункт 2 ст. 130 и п. 1 ст. 223 ГК РФ определяют, что права собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникают в момент передачи этой вещи.

В случае приобретения имущества по договору при доказывании права собственности истцам по искам об освобождении имущества от ареста необходимо подтвердить фактическое получение спорного имущества.
При рассмотрении иска об освобождении от ареста озимой пшеницы судом в удовлетворении иска было отказано, т. к. право собственности (законного владения) на земельный участок не было подтверждено доказательствами. Согласно ст. 136, 218 ГК РФ поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества.

Зачастую сделки между гражданами не оформляются письменно. Трудно представить, что, к примеру, даря телевизор родителям, дети захотят составить договор. В то же время в соответствии со ст. 161 ГК РФ сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, должны совершаться в простой письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы согласно ст. 162 ГК РФ лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания.

В качестве письменных доказательств права собственности на спорное движимое имущество на практике истцы предъявляют в суд, например, товарные чеки или гарантийные талоны, которые точно не являются надлежащими доказательствами.

Автотранспортные средства

Согласно п. 3 «Правил регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ», утвержденных Приказом МВД России от 27.01.2003 № 59, собственники транспортных средств либо лица, от имени собственников пользующиеся и распоряжающиеся транспортными средствами на основании доверенности, обязаны зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в течение 5 суток после приобретения транспортного средства.

Получив из ГИБДД информацию о регистрации за должником автотранспортного средства, судебный пристав-исполнитель может наложить на него арест. Между тем на практике это имущество не обязательно принадлежит должнику.

Регистрация автотранспортных средств не является доказательством права собственности. В соответствии с п. 2 ст. 223 ГК РФ только в случаях, предусмотренных законом, право собственности подлежит обязательной регистрации. Например, как на обязательность государственной регистрации права собственности на недвижимость прямо указано в законе. Автотранспортные средства являются движимым имуществом и в законе (вышеуказанный приказ МВД – подзаконный акт) не указано на их обязательную регистрацию.

Имущество супругов

При наложении ареста на имущество физического лица по месту его проживания судебный пристав-исполнитель часто сталкивается с ситуацией, когда на это имущество претендует супруг(а).
Статья 256 ГК РФ, ст. 45 СК РФ определяют: по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Общее имущество супругов согласно п. 2 ст. 38 СК РФ может быть разделено по их соглашению (как в период брака, так и после его расторжения). По желанию такое соглашение может быть заверено нотариально.
Понятно, что недобросовестные должники могут легко воспользоваться указанными нормами и заключить соглашение с супругом (ой) задним числом для увода имущества от долгов. Такие ситуации на практике нередки.

При составлении соглашения, как правило, дорогостоящие вещи закрепляются за супругом (ой), а не за должником.

Необходимо учитывать следующее: из смысла ст. 38 СК РФ следует, что осуществление процедуры раздела имущества супругов связано с определением их долей и уточнением, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. Выявлять мнимые сделки нужно исходя из этого.

Зачастую споры вызваны и тем, что, по мнению истца, арест на имущество супругов по долгам одного из них незаконен, так как оно находится в совместной собственности.

Следуя требованийям ст. 45 СК РФ, ст. 256 ГК РФ, обращение взыскания по долгам одного из супругов возможно только на имущество этого супруга. Однако арест в понятие «обращение взыскания» не входит. Согласно ч. 1 ст. 69 Закона обращение взыскания — это изъятие имущества и (или) его принудительная реализация либо передача взыскателю.

Таким образом, судебный пристав-исполнитель может наложить арест на имущество, находящееся в совместной собственности супругов. Выделение доли в имуществе может быть произведено уже после ареста по иску взыскателя или сособственника.

Время создания/изменения документа: 29 августа 2011 12:16 / 05 сентября 2017 09:35

Версия для печати

Жалоба собственника на постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на имущество вместо иска об исключении из описи и освобождения от ареста имущества?

В июне 2018 года Верховный Суд РФ своим определением № N 303-КГ18-800 по делу N А04-1546/2017 удовлетворил кассационную жалобу лизингодателя ООО «РАФТ» сформулировав вывод о том, что постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на автотранспорт может быть оспорено собственником имущества в порядке, установленным главой 24 АПК РФ, а не в порядке иска об исключении из описи и освобождения от ареста (статья 119 Закона об исполнительном производстве).

Как следует из обстоятельств дела, судебный пристав-исполнитель арестовал имущество, которое принадлежит лизингодателю должника ООО «Мегастрой».

У судебного пристава-исполнителя на момент вынесения постановления о наложении ареста на имущество ООО «РАФТ» имелись сведения о том, что данное имущество не принадлежит должнику ООО «Мегастрой». Арестованное имущество принадлежало лизингодателю ООО «РАФТ», который стороной исполнительного производства не являлся. Это следовало из ответа ГИБДД и паспортов транспортных средств.

Мотивы действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста судебные акты не содержат, предположим, что судебному приставу-исполнителю не были известны особенности правового статуса имущества, полученного в лизинг.

В любом случае, для исправления допущенной ошибки собственник имущества выбрал такой способ защиты, как подача заявления о признании постановления о наложении ареста на лизинговое имущество незаконным.

В качестве оснований заявитель указал нарушение судебным приставом-исполнителем статей 69,80 Закона об исполнительном производстве, из которых логически следует, что судебный пристав-исполнитель может производить действия с имуществом, которое принадлежит только должнику.

Если обратиться к истории, то подача таких заявлений была широко распространена 15-18 лет назад, когда был только принят Закон об исполнительном производстве в современном виде (21.07.1998).

Стандартной фабулой такого дела был жалоба собственника на действие судебного пристава-исполнителя, который арестовал и изъял, к примеру, ноутбук, который находился в квартире должника. При этом судебному приставу-исполнителю в суде было необходимо доказать, что имущество принадлежит должнику. Ввиду сложности доказывания судебным приставом-исполнителем такого обстоятельства, как принадлежность обычного движимого имущества должнику, зачастую его действия признавались незаконными, и имущество возвращалось заявителю жалобы.

Такая практика негативно отражалась на эффективности исполнительного производства, взыскатель являлся третьим лицом и был ограничен в заявлении возражений и представлении доказательств. На судебного пристава-исполнителя возлагалась бремя доказывания принадлежности имущества должнику, с которым он не справлялся.

Таким образом, должникам не составляла особого труда выводить свое имущество из-под взыскания, с помощью подачи заявлений от связанных с таким должником аффилированных к нему лиц.

Но такая практика продолжалась несколько лет, суды разобрались, что в данном случае надлежащим способом защиты права является подача иска об исключении из описи и освобождения от ареста, как требовала того статья 92 Закона об исполнительном производстве.

В данном процессе, уже собственник, а не судебный пристав-исполнитель, должен доказать что имущество принадлежит ему, а не должнику или другим лицам.

Взыскатель в данном иске получает статус ответчика, так как претендует на имущество должника. При этом взыскатель обладает набором всех необходимых процессуальных прав, в том числе правом на принесение возражений о признании судом сделки, на которую ссылается собственник, как на подтверждение своего права, недействительной (напр. мнимой).

В таких процессах далеко не всегда собственникам удается доказать свое право на имущество, что положительно отразилось на эффективности исполнения судебного акта. Надлежащему собственнику не составит труда доказать свое право на имущество, в тоже время схемы по уводу имущества должника могут и не пройти.

Для того чтобы у судов не было никаких сомнений по данному вопросу, в 2010 году в пункте 50 ППВС РФ N 10, ПВАС РФ N 22 от 29.04.2010 указали, что по смыслу статьи 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Вместе с тем заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств.

Аналогичные разъяснения действуют и в настоящее время, они даны в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

В разбираемом нами деле, Верховный Суд РФ указал на возможность подачи заявлений в порядке главы 24 АПК РФ собственником при наличии одновременно следующих условий:

(1) имеются доказательства, что имущество не принадлежит должнику;

(2) должник и взыскатель не спорят по тому обстоятельству, что данное имущество не принадлежит должнику.

Из судебного акта неизвестно, что помешало лизингодателю выбрать обычный способ защиты нарушенного права – подача иска об исключении из описи и освобождении от ареста.

А что стало бы происходить, если взыскатель стал бы спорить по факту принадлежности имущества лизингодателя, приводить доводы, что договоры лизинга являются, к примеру, мнимыми сделками? В судебном акте это не анализируется. А если было бы несколько взыскателей, и один из них поменял бы позицию в ходе рассмотрения дела, и сказал, что спорит о принадлежности имущества собственнику?

Каким образом собственнику имущества при выборе способа защиты спрогнозировать будет спор по имуществу или нет, а также определить насколько весомы его доказательства принадлежности ему имущества?

Принятый судебный акт вносит сумятицу в сложившийся порядок защиты прав собственника при наложении ареста на его имущества.

Кроме того, данный судебный акт имеет слабую правовую аргументацию, в нем не указано, какие именно пункты статей 69,80 Закона об исполнительном производстве нарушены судебным приставом-исполнителем.

Выводы суда противоречат статье 119 Закона об исполнительном производстве, которая устанавливает, что арест на имущество, не принадлежащее должнику, не является нарушением закона со стороны судебного пристава-исполнителя. В данном случае собственник должен доказать свое право на имущество в порядке искового производства.

Следуя логике ВС РФ, судебный пристав-исполнитель вправе накладывать арест на имущество, только имея бесспорные документальные сведения о том, что имущество принадлежит должнику. Но дело в том, что право собственности на большую часть имущества в гражданском обороте не подлежит государственной регистрации. Для таких выводов суду необходимо все-таки было сослаться на конкретную норму закона, одного умозаключения здесь явно недостаточно.

У собственника имущества всегда будет риск, что суд, рассматривая его заявление в порядке главы 24 АПК РФ, может установить, что у судебного пристава-исполнителя все-таки были достаточные основания для наложения ареста на имущество, взыскатель будет спорить по принадлежности имущества – в данном случае у суда не останется ничего другого, как отказать собственнику в удовлетворении его требований.

С нашей точки зрения, заявителям собственникам не следует отклоняться от законом установленного порядка защиты нарушенных прав – подачи иска об освобождении от ареста и исключении из описи. Это сократит сроки разрешения спорной ситуации и сделает результат предсказуемым.

(с) А.А. Шарон, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *