Постановление о банкротстве

Постановление пленума Верховного Суда РФ

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 25 декабря 2018 г. N 48

«О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан»

В целях обеспечения единства практики применения судами законодательства о банкротстве граждан Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения.

1. По общему правилу, в конкурсную массу гражданина включается все его имущество, имеющееся на день принятия арбитражным судом решения о признании гражданина банкротом и введении процедуры реализации имущества, а также имущество, выявленное или приобретенное после принятия указанного решения (пункт 1 статьи 213.25 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), в том числе заработная плата и иные доходы должника.

В конкурсную массу не включаются получаемые должником выплаты, предназначенные для содержания иных лиц (например, алименты на несовершеннолетних детей; страховая пенсия по случаю потери кормильца, назначенная ребенку; пособие на ребенка; социальные пенсии, пособия и меры социальной поддержки, установленные для детей-инвалидов, и т. п.).

Из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством, в том числе деньги в размере установленной величины прожиточного минимума, приходящейся на самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении (абзац первый пункта 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве, статья 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ).

Вопросы об исключении из конкурсной массы указанного имущества (в том числе денежных средств), о невключении в конкурсную массу названных выплат решаются финансовым управляющим самостоятельно во внесудебном порядке. В частности, реализуя соответствующие полномочия, финансовый управляющий вправе направить лицам, производящим денежные выплаты должнику (например, работодателю), уведомление с указанием сумм, которые должник может получать лично, а также периода, в течение которого данное уведомление действует.

При наличии разногласий между финансовым управляющим, должником и лицами, участвующими в деле о банкротстве, относительно указанных имущества, выплат и (или) их размера любое из названных лиц вправе обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о разрешении возникших разногласий. По результатам рассмотрения соответствующих разногласий суд выносит определение (пункт 1 статьи 60, абзац второй пункта 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве).

2. По мотивированному ходатайству гражданина и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, суд может дополнительно исключить из конкурсной массы имущество гражданина общей стоимостью не более 10 000 рублей (пункт 2 статьи 213.25 Закона о банкротстве). В исключительных случаях, в целях обеспечения самого должника и лиц, находящихся на его иждивении, средствами, необходимыми для нормального существования, суд по мотивированному ходатайству гражданина вправе дополнительно исключить из конкурсной массы имущество в большем размере (например, если должник или лица, находящиеся на его иждивении, по состоянию здоровья объективно нуждаются в приобретении дорогостоящих лекарственных препаратов или медицинских услуг и исключенной из конкурсной массы суммы недостаточно для покрытия соответствующих расходов). При этом должен соблюдаться баланс интересов должника, лиц, находящихся на его иждивении, с одной стороны, и кредиторов, имеющих право на получение удовлетворения за счет конкурсной массы, с другой стороны.

3. Исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, не обремененного ипотекой, действует и в ситуации банкротства должника (пункт 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве, абзац второй части 1 статьи 446 ГПК РФ).

При наличии у должника нескольких жилых помещений, принадлежащих ему на праве собственности, помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, определяется судом, рассматривающим дело о банкротстве, исходя из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого гражданина-должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав.

4. Целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не подлежит признанию недействительной сделка, направленная на отчуждение должником жилого помещения, если на момент рассмотрения спора в данном помещении продолжают совместно проживать должник и члены его семьи и при возврате помещения в конкурсную массу оно будет защищено исполнительским иммунитетом (статья 446 ГПК РФ).

5. Исходя из особенностей правового статуса единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, находящегося в залоге, судам необходимо учитывать следующее.

Если кредитор по требованию, обеспеченному залогом единственного пригодного для постоянного проживания должника и членов его семьи жилого помещения, не предъявил это требование должнику в рамках дела о банкротстве либо обратился за установлением статуса залогового кредитора с пропуском срока, определенного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве, и судом было отказано в восстановлении пропущенного срока, такой кредитор не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога, в том числе посредством обращения взыскания на данное имущество вне рамок дела о банкротстве.

Соответствующее требование учитывается в реестре требований кредиторов как не обеспеченное залогом.

В этом случае жилое помещение считается не вошедшим в конкурсную массу в силу пункта 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств (пункт 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве, статья 352 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

6. В деле о банкротстве гражданина учитываются как требования кредиторов по личным обязательствам самого должника, так и требования по общим обязательствам супругов. Погашение этих требований за счет конкурсной массы осуществляется в следующем порядке. Сначала погашаются требования всех кредиторов, в том числе кредиторов по текущим обязательствам, из стоимости личного имущества должника и стоимости общего имущества супругов, приходящейся на долю должника. Затем средства, приходящиеся на долю супруга должника, направляются на удовлетворение требований кредиторов по общим обязательствам (в непогашенной части), а оставшиеся средства, приходящиеся на долю супруга должника, передаются этому супругу (пункты 1 и 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ).

Вопрос о признании обязательства общим разрешается арбитражным судом в деле о банкротстве по ходатайству кредитора при установлении его требования (пункт 2 статьи 213.8, пункт 4 статьи 213.19, пункт 4 статьи 213.24 Закона о банкротстве). К участию в таком обособленном споре привлекается супруг должника, который обладает правами ответчика. Если кредитор, заявляя в деле о банкротстве требование, не ссылался на наличие общего обязательства супругов, вследствие чего арбитражный суд установил требование как личное, то впоследствии такой кредитор вправе обратиться с заявлением о признании его требования общим обязательством супругов; соответствующее заявление подлежит разрешению по правилам пункта 1 статьи 60 Закона о банкротстве с участием супруга должника.

Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 323 ГК РФ солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. Поэтому само по себе распределение общих долгов супругов между ними в соответствии с положениями пункта 3 статьи 39 СК РФ, произведенное без согласия кредитора, не изменяет солидарную обязанность супругов перед таким кредитором по погашению общей задолженности. Указанная норма СК РФ регулирует внутренние взаимоотношения супругов, не затрагивая имущественную сферу кредитора. Так, в частности, супруги должны добросовестно исполнять обязательства перед кредиторами согласно условиям состоявшегося распределения общих долгов (пункт 3 статьи 1 ГК РФ). В случае нарушения данной обязанности кредитор вправе потребовать исполнения обязательства без учета произошедшего распределения общих долгов; при этом супруг, исполнивший солидарную обязанность в размере, превышающем его долю, определенную в соответствии с условиями распределения общих долгов, имеет право регрессного требования к другому супругу в пределах исполненного за вычетом доли, падающей на него самого (подпункт 1 пункта 2 статьи 325 ГК РФ).

7. В деле о банкротстве гражданина-должника, по общему правилу, подлежит реализации его личное имущество, а также имущество, принадлежащее ему и супругу (бывшему супругу) на праве общей собственности (пункт 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве, пункты 1 и 2 статьи 34, статья 36 СК РФ).

Вместе с тем супруг (бывший супруг), полагающий, что реализация общего имущества в деле о банкротстве не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга и (или) интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей, вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства (пункт 3 статьи 38 СК РФ). Данное требование подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности. К участию в деле о разделе общего имущества супругов привлекается финансовый управляющий. Все кредиторы должника, требования которых заявлены в деле о банкротстве, вправе принять участие в рассмотрении названного иска в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (статья 43 ГПК РФ). Подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках процедур банкротства до разрешения указанного спора судом общей юрисдикции.

При рассмотрении дел о банкротстве судам следует учитывать, что супруг должника подлежит привлечению к участию в обособленных спорах, в рамках которых разрешаются вопросы, связанные с реализацией их общего имущества.

Обращение взыскания на имущество, принадлежащее на праве общей собственности гражданину-должнику и иным лицам, не являющимся супругом (бывшим супругом) должника, в процедурах банкротства производится в соответствии с общими положениями пункта 4 статьи 213.25 Закона о банкротстве, без учета особенностей, установленных пунктом 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве.

8. Если супругами не заключались внесудебное соглашение о разделе общего имущества, брачный договор либо если судом не производился раздел общего имущества супругов, при определении долей супругов в этом имуществе следует исходить из презумпции равенства долей супругов в общем имуществе (пункт 1 статьи 39 СК РФ) и при отсутствии общих обязательств супругов перечислять супругу гражданина-должника половину средств, вырученных от реализации общего имущества супругов (до погашения текущих обязательств).

Супруг (бывший супруг) должника, не согласный с применением к нему принципа равенства долей супругов в их общем имуществе, вправе обратиться в суд с требованием об ином определении долей (пункт 3 статьи 38 СК РФ). Такое требование подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности. К участию в указанном деле привлекается финансовый управляющий. Все кредиторы должника, требования которых заявлены в деле о банкротстве, вправе принять участие в рассмотрении данного иска в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (статья 43 ГПК РФ).

9. Если в судебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, финансовый управляющий, кредиторы должника вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке соответствующий судебный акт в части раздела имущества, определения долей при условии, что этим судебным актом нарушены их права и законные интересы. В случае пропуска ими процессуального срока обжалования судебного постановления суд может его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов (статья 112 ГПК РФ).

Финансовый управляющий, кредиторы должника, чьи требования признаны арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, обоснованными и по размеру отвечают критерию, указанному в пункте 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве, вправе оспорить в рамках дела о банкротстве внесудебное соглашение супругов о разделе их общего имущества (пункт 2 статьи 38 СК РФ) по основаниям, связанным с нарушением этим соглашением прав и законных интересов кредиторов (статьи 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, статьи 10 и 168, 170, пункт 1 статьи 174.1 ГК РФ). Заявления о признании недействительными соглашений супругов о разделе их общего имущества по иным основаниям подлежат рассмотрению в исковом порядке судами общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности; соответствующий иск может быть подан, в частности, финансовым управляющим.

Если во внесудебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, определения долей и переоформления прав на имущество в публичном реестре (пункт 6 статьи 8.1 ГК РФ), изменением режима имущества супругов юридически не связаны (статья 5, пункт 1 статьи 46 СК РФ). В силу пункта 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве это означает, что как имущество должника, так и перешедшее вследствие раздела супругу общее имущество включаются в конкурсную массу должника. Включенное таким образом в конкурсную массу общее имущество подлежит реализации финансовым управляющим в общем порядке с дальнейшей выплатой супругу должника части выручки, полученной от реализации общего имущества. Требования кредиторов, которым могут быть противопоставлены раздел имущества, определение долей супругов (бывших супругов), удовлетворяются с учетом условий соглашения о разделе имущества, определения долей.

По смыслу пункта 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве для включения в конкурсную массу общего имущества, перешедшего супругу должника по результатам изменения режима собственности внесудебным соглашением о разделе имущества, последний обязан передать все полученное им общее имущество финансовому управляющему должником. При уклонении супруга от передачи полученного финансовый управляющий вправе требовать отобрания этого имущества у супруга применительно к правилам пункта 3 статьи 308.3 ГК РФ. Соответствующее требование рассматривается в деле о банкротстве должника. В случае отчуждения супругом имущества, подлежащего передаче финансовому управляющему, он обязан передать в конкурсную массу денежные средства в сумме, эквивалентной полной стоимости данного имущества (если в реестр требований кредиторов должника включены, помимо прочего, общие долги супругов), или в сумме, превышающей то, что причиталось супругу до изменения режима собственности (если в реестр требований кредиторов включены только личные долги самого должника). При этом полученные от супруга денежные средства, оставшиеся после погашения требований кредиторов в соответствии с пунктом 6 настоящего постановления, подлежат возврату супругу. Само по себе наличие у финансового управляющего права на предъявление супругу указанного денежного требования не препятствует подаче иска об истребовании из чужого владения третьего лица имущества, подлежавшего передаче арбитражному управляющему. Такой иск следует разрешать по правилам статей 301 и 302 ГК РФ.

Разъяснения, приведенные в настоящем пункте, подлежат применению и при изменении законного режима имущества супругов брачным договором.

10. В случае, когда процедуры несостоятельности введены в отношении обоих супругов, их общее имущество подлежит реализации в деле о банкротстве того супруга, который в публичном реестре указан в качестве собственника либо во владении которого находится имущество, права на которое не фиксируются в публичных реестрах. Средства от реализации общего имущества супругов распределяются между их конкурсными массами пропорционально долям в общем имуществе.

В целях процессуальной экономии и для упрощения порядка реализации имущества, удовлетворения требований кредиторов суд может рассмотреть вопрос об объединении двух дел о несостоятельности супругов по правилам статьи 130Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с назначением финансового управляющего из того дела, что было возбуждено первым. После объединения двух дел кредиторы вправе провести общее собрание для определения кандидатуры иного арбитражного управляющего или иной саморегулируемой организации.

В случае объединения дел финансовый управляющий ведет отдельно реестр требований кредиторов по общим обязательствам супругов и реестры требований кредиторов по личным обязательствам каждого из супругов. Сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого супруга.

11. При разрешении вопросов об установлении требований кредиторов по алиментным обязательствам супругов и о расходовании конкурсной массы на выплату алиментов судам необходимо учитывать следующее.

Для целей возбуждения в отношении гражданина дела о банкротстве в упрощенном порядке (в отсутствие решения суда (судебного приказа), подтверждающего задолженность, — пункт 2 статьи 213.5 Закона о банкротстве) во внимание принимается не оспариваемая должником задолженность по алиментам на несовершеннолетних детей, возникшая из нотариально удостоверенного письменного соглашения об их уплате (абзац второй пункта 1 статьи 80 и глава 16 СК РФ).

Если задолженность по алиментам, возникшая из нотариально удостоверенного письменного соглашения об их уплате, оспаривается должником либо размер алиментных обязательств не подтвержден нотариально удостоверенным соглашением или судебным актом, кредитор по требованию, связанному с неисполнением должником обязанности по уплате алиментов, не вправе инициировать дело о банкротстве, поскольку имеется спор о праве, подлежащий разрешению судом общей юрисдикции вне рамок дела о банкротстве в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством (абзацы четвертый и пятый пункта 2 статьи 213.6Закона о банкротстве, статья 22 ГПК РФ). В этом случае право на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве возникает у получателя алиментов после вступления в законную силу решения суда общей юрисдикции.

Аналогичным подходом следует руководствоваться и при рассмотрении требования кредитора о включении основной задолженности по алиментам в реестр требований кредиторов должника: арбитражными судами для целей включения в реестр принимается во внимание основная задолженность по алиментам, подтвержденная нотариально удостоверенным соглашением об их уплате или решением суда. В отсутствие соглашения или судебного решения споры об установлении алиментов и после введения процедур банкротства рассматриваются судами общей юрисдикции в порядке, определенном гражданским процессуальным законодательством (статья 106СК РФ). К участию в деле об установлении алиментов привлекается финансовый управляющий. Все кредиторы должника, требования которых заявлены в деле о банкротстве, вправе принять участие в рассмотрении указанного дела в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (статья 43 ГПК РФ). В случае взыскания судом алиментов за период, истекший до возбуждения в отношении должника дела о банкротстве (абзац второй пункта 2 статьи 107 СК РФ), кредитору может быть восстановлен срок для включения соответствующей части его требования в реестр (пункт 2 статьи 213.8 и пункт 4 статьи 213.24 Закона о банкротстве).

12. Если в судебном порядке определены алиментные обязательства должника, финансовый управляющий, кредиторы должника вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке соответствующий судебный акт при условии, что этим судебным актом нарушены их права и законные интересы. В случае пропуска ими процессуального срока обжалования судебного постановления суд может его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов (статья 112 ГПК РФ).

Внесудебное соглашение об уплате алиментов может быть признано недействительным по заявлению финансового управляющего, кредиторов должника, чьи требования признаны арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, обоснованными и по размеру отвечают критерию, указанному в пункте 1 статьи 213.32Закона о банкротстве, в той части, в которой предоставление, причитающееся получателю алиментов, превосходит его разумно достаточные потребности, чем причиняется ущерб интересам иных кредиторов (статья 61.2 Закона о банкротстве, статьи 10 и 168, 170 ГК РФ). Соответствующее заявление подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве. Заявления о признании недействительными соглашений об уплате алиментов по иным основаниям подлежат рассмотрению в исковом порядке судами общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности; соответствующий иск может быть подан, в частности, финансовым управляющим от имени должника.

Разрешая вопрос о недействительности соглашения об уплате алиментов по основаниям, связанным с нарушением этим соглашением прав и законных интересов кредиторов, арбитражный суд проверяет, была ли направлена сделка на достижение противоправных целей в момент ее совершения. Если же негативные последствия для кредиторов возникли впоследствии, например, по причине ухудшения имущественного положения гражданина-должника и возникшего в связи с этим существенного дисбаланса между правами кредиторов и правами получателя алиментов, должник, финансовый управляющий его имуществом, кредиторы должника, чьи требования признаны обоснованными арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, вправе предъявить иск об изменении или о расторжении соглашения об уплате алиментов (пункт 4 статьи 101 СК РФ). Такой иск подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности. К участию в деле привлекается финансовый управляющий. Все кредиторы должника, требования которых заявлены в деле о банкротстве, вправе принять участие в рассмотрении указанного иска в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (статья 43ГПК РФ).

В том же порядке должник, финансовый управляющий его имуществом, кредиторы должника, чьи требования признаны обоснованными арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, вправе предъявить иски об изменении установленного судом размера алиментов или об освобождении от уплаты алиментов, об освобождении от уплаты задолженности по алиментам и (или) задолженности по уплате неустойки за несвоевременную уплату алиментов (статьи 114, 119 СК РФ).

Заявления кредиторов о включении в реестр требований кредиторов гражданина-должника задолженности по неустойке (пункт 2 статьи 115 СК РФ), начисленной на основную сумму реестровой задолженности по алиментам, подтвержденную нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов или решением суда общей юрисдикции об установлении алиментов, рассматриваются арбитражными судами в рамках дела о банкротстве независимо от того, имеется вступивший в законную силу судебный акт о взыскании суммы неустойки или нет. Задолженность по названной неустойке погашается в составе требований кредиторов третьей очереди удовлетворения после погашения основной суммы задолженности (пункт 3 статьи 137, пункт 1 статьи 213.1 и абзац четвертый пункта 3 статьи 213.27 Закона о банкротстве). При наличии заслуживающих внимания обстоятельств арбитражный суд вправе уменьшить неустойку, не подтвержденную судебным актом о ее взыскании, если предъявленная к включению в реестр неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства по уплате алиментов (абзац второй пункта 2 статьи 115 СК РФ).

13. Финансовый управляющий, кредиторы должника, чьи требования признаны арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, обоснованными и по размеру отвечают критерию, указанному в пункте 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве, вправе оспорить в рамках дела о банкротстве сделки по отчуждению общего имущества должника и его супруга, совершенные супругом должника, по основаниям, связанным с нарушением этими сделками прав и законных интересов кредиторов (статьи 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, статьи 10 и 168, 170, пункт 1 статьи 174.1 ГК РФ).

14. В связи с принятием настоящего постановления признать не подлежащими применению пункты 18 и 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 года N 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей».

Председатель Верховного СудаРоссийской Федерации
В. М. ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда Российской Федерации
В. В. МОМОТОВ

Постановление Пленума ВС РФ № 53 об ответственности контролирующих лиц в деле о банкротстве: на какие детали стоит обратить внимание

В продолжение предыдущего поста дополню анализ положений Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление), разъясняющих и конкретизирующих новые нормы главы III.2 Закона о банкротстве.

1. Разница между действиями (бездействием), вследствие которых должник признан банкротом (ранее действовавшая ст. 10 Закона о банкротстве) и действиями (бездействием), повлекшими невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве)

Ранее ст. 10 Закона о банкротстве оперировала понятием «ответственность за действия (бездействие), вследствие которых должник был признан несостоятельным (банкротом)». Теперь субсидиарная ответственность наступает за действия (бездействие), повлекшие «невозможность полного погашения требований кредиторов» (ст. 61.11 Закона о банкротстве). С одной стороны, формулировки очень похожи. Собственно, банкротство, как правило, влечет невозможность рассчитаться с кредиторами в полном объеме (за исключением крайне редких случаев, когда в результате мероприятий, проведенных в процедурах банкротства, конкурсная масса пополняется настолько, что возможно рассчитаться со всеми кредиторами, но это, скорее, из области фантастики, к сожалению).

Если обратить внимание на то, как называет ВС РФ в Постановлении случаи, при которых, пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий (бездействия) контролирующего должника лица, перечисленных в п. 2 ст. 61.11Закона о банкротстве, в своем большинстве повторяющих нормы ранее действовавшей ст. 10 Закона о банкротстве, то это именно «презумпции доведения до банкротства» (пункт 19 Постановления). Однако понятие главы III.2 Закона о банкротстве «ответственность за действия (бездействие), вследствие которых невозможно полное удовлетворение требований кредиторов» шире, чем доведение до банкротства, поскольку включает ситуации, когда должник стал не в состоянии рассчитаться по своим обязательствам не вследствие действий (бездействия) контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника (подп. 2 п. 12 ст. 61.11 Закона о банкротства, пункт 17 Постановления). Иными словами, речь идет о действиях, которые не довели компанию до банкротства (поскольку тому виной стали другие обстоятельства, будь то недобросовестные действия третьих лиц или ухудшение финансового состояния компании вследствие объективных экономических причин), но привели, тем не менее, к невозможности полного погашения требований кредиторов.

При этом интересно, что до внесения в Закон о банкротстве приведенной нормы подп. 2 п. 12 ст. 61.11 уже была практика привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц за действия, существенно ухудшившие финансовое положение должника, в частности когда собственником имущества унитарного предприятия изымается имущество должника, и фактически таким образом полностью останавливается деятельность предприятия при уже возникших признаках объективного банкротства. Например, в п. 1.8 Письма ФНС России от 29.06.2017 № СА-4-18/12520@ «О направлении обзора судебных актов» приводится дело со следующими обстоятельствами:

«У должника на момент изъятия котельной имелись отрицательная величина чистых активов и тенденция роста кредиторской задолженности. Администрация обладала информацией о финансовом положении должника, однако не приняла меры по выделению денежных средств на покрытие убытков и погашение задолженности должника, а также решение о ликвидации должника в порядке статьи 15 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». В результате вынесения главой администрации постановлений от 22.04.2011 № 30 и от 10.05.2012 № 41 у должника изъято имущество, составляющее большую часть основных средств Предприятия. При этом администрация, как собственник указанного имущества, при наличии большой кредиторской задолженности у Предприятия, в том числе перед поставщиками топлива для производства тепла в спорной котельной, не наделила должника иным имуществом, которое Предприятие могло бы использовать для выполнения уставной деятельности и расчетов с кредиторами».

Есть, правда, и иная позиция судов. Например, в определении Верховного Суда РФ от 01.09.2016 № 302-ЭС16-10211 по делу № А19-6467/2007 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения Экономической коллегией ВС РФ указано, что «незаконность изъятия администрацией имущества в данном случае не является основанием для привлечения администрации к субсидиарной ответственности, поскольку деятельность должника носила убыточный характер задолго до этого изъятия».

На мой взгляд, внесение в Закон о банкротстве правила подп. 2 п. 12 ст. 61.11 говорит о том, что при рассмотрении заявлений, поданных до 01.07.2017 (см. п. 3 ст. 4 Закона № 266-ФЗ), судами должна применяться первая из приведенных правовых позиций (собственник имущества унитарного предприятия не может при наличии признаков банкротства изъять имущество и остановить деятельность предприятия, поскольку в противном случае это будет являться причиной невозможности рассчитаться с кредиторами и повлечет субсидиарную ответственность собственника имущества должника). Однако необходимо учитывать правила пункта 17 Постановления о том, что если из-за действий (бездействия) контролирующего лица, совершенных после появления признаков объективного банкротства, произошло несущественное ухудшение финансового положения должника, такое контролирующее лицо может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков по иным, не связанным с субсидиарной ответственностью основаниям.

2. Понятие контролирующего лица – ориентиры, данные Верховным Судом РФ

Нормы ст. 61.10 Закона о банкротстве содержат немало конкретных примеров того, как может достигаться возможность контролирующего лица определять действия должника. В частности, согласно подп. 3 п. 2 ст. 61.10 Закона о банкротстве возможность определять действия должника может достигаться в силу должностного положения (например, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника). Важно, что применительно к понятию контролирующего лица ВС РФ дает общие ориентиры, а именно что необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия (пункт 3 Постановления). Соответственно, контролирующими лицами не могут быть признаны по умолчанию ни главный бухгалтер, ни выгодоприобретатель по сделке, ни лицо, имеющее долю в капитале должника менее 50 %. Об этом говорится в пунктах 3 и 5 Постановления. При этом Законом установлены три опровержимые презумпции наличия контроля над деятельностью должника (п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве). То есть, к примеру, лицу, которое обладает более 50 % акций (долей) должника необходимо доказать, что у него не было фактической возможности давать должнику обязательные указания, чтобы суд не признал его контролирующим. Однако в случае с главным бухгалтером доказывать наличие у такого лица возможности фактического контроля должно лицо, которое просит суд привлечь его к ответственности.

3. Ответственность за несохранность документации и отсутствие в реестрах обязательных сведений о должнике

По сравнению со ст. 10 Закона о банкротстве в п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве содержится две новых презумпции доведения до банкротства, связанных с искажением (утратой) документации и данных должника – случаи утраты или искажения документов, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации о соответствующих видах юридических лиц и о рынке ценных бумаг, и невнесение на дату возбуждения дела о банкротстве подлежащих обязательному внесению (либо внесение недостоверных) сведений в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ (подп. 4 и 5 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве соответственно).

Несмотря на то что только применительно к ранее закрепленному в ст. 10 ГК РФ основанию привлечения к ответственности за отсутствие в документах бухгалтерского учета и (или) отчетности информации о должнике или ее искажении (подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве), в законе указано, что для привлечения к субсидиарной ответственности необходимо, чтобы это влекло существенные затруднения проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, такое же правило установлено и в пункте 24 Постановления в отношении двух других презумпций доведения до банкротства, связанных с отсутствием или искажением документации и информации о должнике (подп. 4 и 5 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве). Это очень логичное и правильное разъяснение. Конечно, само по себе отсутствие, например, в ЕГРЮЛ сведений о должнике не может повлечь такую меру, как возложение обязанности отвечать по всему реестру на контролирующее лицо.

В целом толкование новых норм о субсидиарной ответственности, данное ВС РФ, было необходимым. Однако некоторые вопросы применения положений главы III.2 Закона о банкротстве остались без внимания высшей судебной инстанции. Так, в Постановление не попали разъяснения относительно действия новых норм о субсидиарной ответственности во времени. В Законе № 266-ФЗ указано, что рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной ст. 10Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до 01.07.2017), которые поданы с 01.07.2017, производится по правилам Закона о банкротстве в редакции Закона № 266-ФЗ. На мой взгляд, это относится к процессуальным нормам, например, об уменьшении размера ответственности номинального руководителя, стимулирующем вознаграждении арбитражного управляющего и т.д. При этом в силу ч. 1 ст. 4 ГК РФ положения главы III.2 Закона о банкротстве в части новых оснований привлечения к ответственности, которые ранее не выводились из ст. 10 Закона о банкротстве на уровне судебной практики, применяться к действиям (бездействию) контролирующих лиц, совершенных до 01.07.2017, не должны. Однако есть и некоторые «пограничные нормы». Например, не совсем понятно, как определяется период контроля применительно к конкретным лицам при подаче заявления о привлечении к ответственности после 01.07.2017 – три года до возникновения признаков банкротства или три года до возбуждения дела о банкротстве. Полагаю, что в силу той же нормы ч. 1 ст. 4 ГК РФ решение должно приниматься в пользу второго варианта.

Обзор важных разъяснений нового Постановления Пленума ВС РФ № 53 от 21.12.2017 по вопросам субсидиарной ответственности контролирующих лиц

Введение с 30 июля 2017 года в Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее «Закон о банкротстве») новой главы III.2 о субсидиарной ответственности контролирующих лиц при банкротстве должников вызвало многочисленные обсуждения в юридическом сообществе на тему практического применения новых правил данного института и потребовало разъяснений для устранения многочисленных пробелов, допущенных законодателем при внесении изменений в закон.

В связи с этим 21.12.2017 Пленумом Верховного Суда РФ, в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства о банкротстве в данной части, было принято Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», которое не только разъяснило, но, по сути, и дополнило новые правила привлечения к субсидиарной ответственности.

Практикующим коллегам-юристам необходимо быть готовыми применять в судах законодательные новеллы с учетом свежих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в связи с чем целесообразно кратко изложить суть важных разъяснений и новшеств, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ № 53 от 21.12.2017 (далее «Постановление»):

1. Разъяснен вопрос о соотношении применения общих норм Гражданского кодекса РФ (далее «ГК РФ») и специальных норм Закона о банкротстве при привлечении к субсидиарной ответственности:

а) общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда при привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности подлежат применению в части, не противоречащей специальным положениям Закона о банкротстве;

б) при решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению — общие положения о возмещении убытков (в том числе ст. 53.1 ГК РФ РФ) либо специальные правила о субсидиарной ответственности (статья 61.11 Закона о банкротстве), — суд в каждом конкретном случае оценивает, насколько существенным было негативное воздействие контролирующего лица на деятельность должника:

если допущенные контролирующим лицом нарушения явились причиной банкротства, применению подлежат нормы о субсидиарной ответственности (пункт 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве), а в том случае, когда причиненный контролирующими лицами, указанными в статье 53.1 ГК РФ, вред не должен был привести к банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать убытки в размере, определяемом по правилам статей 15, 393 ГК РФ.

При этом независимо от того, как заявитель поименовал при обращении в суд вид ответственности и на какие нормы он сослался, суд самостоятельно квалифицирует предъявленное требование: при недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную ст. 53.1 ГК РФ РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

в) разъяснены правила применения сроков исковой давности:

— сроки давности привлечения к субсидиарной ответственности, указанные в Законе о банкротстве, являются специальными сроками исковой давности (пункт 1 ст. 197 ГК РФ РФ), начало течения которых обусловлено субъективным фактором (моментом осведомленности заинтересованных лиц). При этом данные сроки ограничены объективными обстоятельствами: они в любом случае не могут превышать трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или со дня завершения конкурсного производства и десяти лет со дня совершения противоправных действий (бездействия). Исковая давность применяется судом только по заявлению контролирующего должника лица.

— положения абзаца второго пункта 5 и абзаца второго пункта 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве о возможности восстановления пропущенного по уважительной причине срока исковой давности являются специальными по отношению к правилам ст. 205 ГК РФ РФ. В частности, срок исковой давности арбитражному управляющему, кредиторам, являющимся юридическими лицами или предпринимателями, может быть восстановлен лишь в исключительных случаях, когда они действительно были лишены возможности своевременно обратиться в суд по независящим от них причинам.

При этом не подлежат восстановлению предельные объективные трехлетний и десятилетний сроки, исчисляемые со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или завершения конкурсного производства, совершения неправомерных действий (бездействия), причинивших вред кредиторам и влекущих субсидиарную ответственность.
2. ВС РФ ввёл для использования новое понятие «объективное банкротство», которое является юридическим фактом, влекущим правовые последствия применительно к субсидиарной ответственности: с него считается трехлетний период контроля должника, данное обстоятельство имеет значение для субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве.

В частности, для целей применения специальных положений о субсидиарной ответственности, по общему правилу, учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов.

То есть под объективным банкротством понимается момент, в который должник из-за превышения размера обязательств над реальной стоимостью его активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей (ранее такая позиция уже была высказана в деле о банкротстве ООО «Каркас», определение ВС РФ от 20.07.2017 № 309-ЭС17-1801).

При этом согласно п. 9 Постановления обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве. Но если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Кроме того, исполнение руководителем обязанности по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не ставится в зависимость от того, имеются ли у должника средства, достаточные для финансирования процедур банкротства.
3. В Постановлении ВС РФ разъяснил фактически новый критерий признания контролирующим лицом должника (в развитие ст. 61.10 Закона о банкротстве), а именно введено понятие «контролирующий выгодоприобретатель».

В частности, если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

Предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника является контролирующим. Так, контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.

В частности, предполагается, что контролирующим должника является третье лицо, которое получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершенной руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой организации и ее кредиторов (например, на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.) либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, и т.д.).

Также предполагается, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

Если необходимой причиной объективного банкротства явились сделка или ряд сделок, по которым выгоду извлекло третье лицо, признанное контролирующим должника исходя из презумпции, закрепленной в подпункте 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве, такой контролирующий выгодоприобретатель несет субсидиарную ответственность, предусмотренную статьей 61.11 Закона о банкротстве, солидарно с руководителем должника.
4. ВС РФ разъяснил вопрос о соотношении ответственности номинального и фактического руководителя при привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, номинальный руководитель, принимавший ключевые решения по указанию третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя), не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку подобное поведение не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления обязанностей по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом (пункт 3 ст. 53 ГК РФ РФ). В этом случае, оба руководителя (номинальный и фактический) несут субсидиарную ответственность солидарно.

Вместе с тем, на основании пункта 9 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности номинального руководителя может быть уменьшен, если благодаря раскрытой им информации были установлены фактический руководитель и/или имущество должника либо фактического руководителя, скрывавшееся ими, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.
5. ВС РФ уточнил, что при привлечении к субсидиарной ответственности руководителя за неподачу заявления о банкротстве должника:

— не учитываются обязательства перед кредиторами, которые в момент возникновения обязательств знали или должны были знать о том, что на стороне руководителя должника уже возникла обязанность по подаче заявления о банкротстве. Данное правило не применяется по отношению к обязательствам перед кредиторами, которые объективно вынуждены были вступить в отношения с должником либо продолжать существующие (недобровольные кредиторы), например, уполномоченный орган по требованиям об уплате обязательных платежей, кредиторы по договорам, заключение которых являлось для них обязательным, кредиторы по деликтным обязательствам;

— если обязанность по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве не была исполнена несколькими последовательно сменившими друг друга руководителями, первый из них несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим в период со дня истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве, последующие — со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве. При этом по обязательствам должника, возникшим в периоды ответственности, приходящиеся на нескольких руководителей одновременно, они отвечают солидарно;

— бывший руководитель должника, публично сообщивший неограниченному кругу лиц о сроке возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и неисполнении им соответствующей обязанности, не отвечает по обязательствам должника, возникшим со дня, следующего за днем такого публичного сообщения.
6. ВС РФ уточнил, что при привлечении к субсидиарной ответственности руководителя за невозможность полного погашения требований кредиторов:

— под действиями контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Неправомерные действия контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

— контролирующее лицо также подлежит привлечению к субсидиарной ответственности и в том случае, когда после наступления объективного банкротства оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника (контролирующее лицо, создавшее условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в полном объеме, поскольку презюмируется, что из-за его действий (бездействия) окончательно утрачена возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности, и, как следствие, утрачена возможность реального погашения всех долговых обязательств в будущем).
7. ВС РФ разъяснил возможность применения правила «о защите делового решения» для освобождения от субсидиарной ответственности: в частности, контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов должника.

Доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.).

Если банкротство наступило в результате действий (бездействия) контролирующего лица, однако помимо названных действий (бездействия) увеличению размера долговых обязательств способствовали и внешние факторы (например, имели место неправомерный вывод активов должника под влиянием контролирующего лица и одновременно порча произведенной должником продукции в результате наводнения), размер субсидиарной ответственности контролирующего лица может быть уменьшен.
8. В Постановлении разъяснен вопрос о субсидиарной ответственности нескольких контролирующих лиц:

— если несколько контролирующих должника лиц действовали совместно, они несут субсидиарную ответственность за доведение до банкротства солидарно. В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д. Пока не доказано иное, предполагается, что являются совместными действия нескольких контролирующих лиц, аффилированных между собой;

— если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо друг от друга, и действий каждого из них было достаточно для наступления объективного банкротства должника, названные лица также несут субсидиарную ответственность солидарно;

— если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо, и действий каждого из них, существенно повлиявших на положение должника, было недостаточно для наступления объективного банкротства, но в совокупности их действия привели к такому банкротству, данные лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в долях. В этом случае суд распределяет между ними совокупный размер ответственности, определяя долю, приходящуюся на каждое контролирующее лицо, пропорционально размеру причиненного им вреда или период осуществления контроля над должником.

— непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности и не свидетельствует об отсутствии вины. В случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно сменявших друг друга, связанных с ведением, хранением и восстановлением ими документации, презюмируется, что действий каждого из них было достаточно для доведения должника до объективного банкротства.
9. ВС РФ разъяснил спорные процессуальные вопросы обращения в суд и рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности.

— в уже возбужденных делах о банкротстве конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, работники должника вправе обратиться с заявлением о привлечении к ответственности только после включения соответствующих требований в реестр требований кредиторов должника, в том числе включения за реестром (в случае пропуска срока на включение в реестр);

— после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности вправе подать только те кредиторы, работники должника, чьи требования в рамках дела о банкротстве были признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— кредиторы должника по текущим обязательствам после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, вправе подать заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.11 Закона о банкротстве, лишь в том случае, если их требования подтверждены вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— после возвращения заявления о признании должника банкротом уполномоченному органу он вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если возврат заявления мотивирован отсутствием надлежащих свидетельств, подтверждающих вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества должника, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве. В этом случае иные лица не наделяются полномочиями по обращению в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности.

— при прекращении производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства) заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если задолженность перед ним подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона. В этом случае иные лица не наделяются полномочиями по обращению в суд вне рамок дела о банкротстве с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве контролируемого лица.

— понижение очередности удовлетворения требований кредиторов, предусмотренное пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве, применяется только в случае, когда возможность предъявления требований в двухмесячный срок, указанный в пункте 1 статьи 142 Закона о банкротстве, объективно существовала, но не была своевременно реализована кредитором. Поэтому при установлении в деле о банкротстве контролирующего должника лица требования о возмещении им вреда в порядке субсидиарной ответственности названный двухмесячный срок начинает течь не ранее начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении такого контролирующего лица к субсидиарной ответственности.

— изложенное в абзаце 5 пункта 6 статьи 61.16 Закона о банкротстве правило о том, что до рассмотрения вопроса о включении в реестр требований кредиторов контролирующего должника лица требования о привлечении его к ответственности денежные средства, вырученные от реализации имущества контролирующего лица, не распределяются между кредиторами последнего, не распространяется на кредиторов лица, контролирующего должника, требования которых имеют приоритет над требованием о привлечении к ответственности, относящимся к третьей очереди удовлетворения.

— в резолютивной части определения о привлечении к субсидиарной ответственности (об определении размера субсидиарной ответственности) указывается общая сумма, подлежащая взысканию с контролирующего должника лица, привлеченного к ответственности, в том числе в пользу каждого из кредиторов, выбравших способ, предусмотренный подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве, и в пользу должника — в оставшейся части. В случае, когда на момент вынесения определения о привлечении к субсидиарной ответственности (об определении размера субсидиарной ответственности) кредиторы не выбрали способ распоряжения требованием к контролирующему должника лицу в определении о привлечении к субсидиарной ответственности взыскателем указывается должник (впоследствии суд производит процессуальную замену взыскателя по правилам подпункта 1 пункта 4 статьи 61.17 Закона о банкротстве).

— для обеспечения исполнения судебного акта о привлечении лица к ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.12 Закона о банкротстве, арбитражным управляющим открывается специальный банковский счет должника, списание денежных средств с такого счета осуществляется по распоряжению арбитражного управляющего для удовлетворения требований кредиторов, в интересах которых было удовлетворено заявление о привлечении лица к субсидиарной ответственности.

— заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, поданное вне рамок дела о банкротстве, считается предъявленным в интересах всех кредиторов, имеющих право на присоединение к иску, независимо от того, какой перечень кредиторов содержится в тексте заявления; такое заявление рассматривается судом по правилам главы 28.2 АПК РФ (иск о защите прав и интересов группы лиц) и оплачивается государственной пошлиной в размере, определенном для имущественных исков исходя из суммы, предъявленной к взысканию в интересах подавшего иск кредитора.

— заявитель, обратившийся с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, должен предложить другим кредиторам, обладающим правом на присоединение, присоединиться к его требованию. Такое предложение должно быть сделано путем включения сообщения в ЕФРСБ в течение трех рабочих дней после принятия судом к производству заявления о привлечении к ответственности. При этом кредиторы, обладающие правом на присоединение, могут присоединиться к уже предъявленному требованию в любое время до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

— не допускается тождественность исков о привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, не допускается повторное разрешение в рамках дела о банкротстве требования о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, если ранее требование о привлечении этого же лица по тем же основаниям, уже было предъявлено и рассмотрено в том же деле о банкротстве. Также не может быть повторно разрешен иск о привлечении лица, контролирующего должника, к субсидиарной ответственности, поданный вне рамок дела о банкротстве, если ранее требование по тем же основаниям к тому же лицу было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве. Кредитор, обладающий правом на присоединение к заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности, поданному вне рамок дела о банкротстве, не реализовавший это право, утрачивает право на последующее предъявление требования к тому же контролирующему должника лицу по тем же основаниям (часть 5 ст. 225.16 АПК РФ РФ).

— размер стимулирующего вознаграждения арбитражного управляющего по результатам погашения требований кредиторов за счет привлечения к субсидиарной ответственности устанавливается исключительно судом, рассматривающим дело о банкротстве, на основании такого судебного акта соответствующая сумма стимулирующего вознаграждения подлежит перечислению управляющему.
По вопросам оказания услуг правового сопровождения дел о банкротстве рекомендуем обратиться в Юридический Центр «Защита Прав».
Николай Челюканов
Управляющий партнер проекта

+7(985)520-33-20

Верховный суд выпустил обзор судебной практики по делам о банкротстве

Фото: Moscow Live

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований аффилированных с должником, в том числе контролирующих его, лиц. Документ был утвержден президиумом ВС 29 января.

Так, ВС отмечает, что на аффилированном с должником кредиторе лежит бремя опровержения разумных сомнений относительно мнимости договора, на котором основано его требование, заявленное в деле о банкротстве.

В деле о банкротстве должника аффилированная с ним компания обратилась в суд с заявлением о включении задолженности по договору займа в реестр требований кредиторов должника. Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, требование компании признано обоснованным и включено в реестр с удовлетворением в третью очередь.

Суды сочли, что задолженность подтверждена договором о предоставлении займа, платежными поручениями о выдаче займа и о частичной уплате процентов по нему, актом сверки взаиморасчетов. Суд округа названные судебные акты отменил, направив обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Возражающая по требованию компании кредитная организация ссылалась на то, что вследствие аффилированности кредитора и должника стало возможным составление договора о выдаче займа, платежных документов о перечислении заемных средств, частичной уплате процентов и акта сверки, не отражающих реальное положение дел. Фактически расчетный счет должника был использован в качестве транзитного. Компания, аффилированная с должником, под видом выдачи займа перечисляла на его счет средства, которые последним не расходовались в собственных предпринимательских целях, а перенаправлялись на счета других лиц, входящих в ту же группу, что и должник с компанией. Как полагал банк, при таком обороте активы должника не пополнились на сумму якобы привлеченного от компании финансирования, происходил безосновательный рост долговых обязательств перед аффилированным лицом без получения встречного предоставления.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, т. е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Совершая мнимые сделки, аффилированные по отношению друг к другу стороны, заинтересованные в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги, но создавать реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, не стремятся. Поэтому при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости договора суд не должен ограничиваться проверкой документов, представленных кредитором, на соответствие формальным требованиям, установленным законом. Суду необходимо выяснить, представлены ли достаточные доказательства существования фактических отношений по договору.

Как указал ВС, в рассматриваемом случае в нарушение требований ст. 71, 168 и 170 АПК РФ суды первой и апелляционной инстанций возражения банка не проверили, в частности не проанализировали выписку по счету должника. Суд округа указал на неправильное распределение судами бремени доказывания. Так, суды, с одной стороны, не учли, что являющиеся сторонами договора аффилированные лица (в отличие от обычных участников гражданского оборота, вступающих в обязательственные отношения с должником) имеют гораздо больше возможностей осуществить формальное исполнение мнимой сделки лишь для вида (п. 86 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»).

С другой стороны, суды не приняли во внимание объективную сложность получения не связанным с должником кредитором, заявившим в деле о банкротстве возражения, отсутствующих у него прямых доказательств мнимости. В ситуации, когда не связанный с должником кредитор представил косвенные доказательства, поставившие под сомнение факт существования долга, аффилированный кредитор не может ограничиться представлением минимального комплекта документов (например, текста договора займа и платежных поручений к нему, отдельных документов, со ссылкой на которые денежные средства перечислялись внутри группы) в подтверждение реальности заемных отношений. Он должен исчерпывающе раскрыть все существенные обстоятельства, касающиеся заключения и исполнения самой заемной сделки, оснований дальнейшего внутригруппового перераспределения денежных средств, подтвердив, что оно соотносится с реальными хозяйственными отношениями, выдача займа и последующие операции обусловлены разумными экономическими причинами.

При этом аффилированный кредитор не имеет каких-либо препятствий для представления суду полного набора дополнительных доказательств, находящихся в сфере контроля группы, к которой он принадлежит, устраняющего все разумные сомнения по поводу мнимости сделки. Если аффилированный кредитор не представляет такого рода доказательства, то считается, что он отказался от опровержения факта, о наличии которого со ссылкой на конкретные документы указывают его процессуальные оппоненты (ст. 9 и 65 АПК РФ). В подобной ситуации действия, связанные с временным зачислением аффилированным лицом средств на счет должника, подлежат квалификации по правилам, установленным ст. 170 ГК РФ.

В другом деле было отказано во включении в реестр задолженности по договору поставки перед поставщиком, аффилированным по отношению к должнику, представившим договор и товарные накладные, по форме и содержанию соответствующие требованиям закона. Суды исходили из того, что аффилированный кредитор не опроверг возражения уполномоченного органа о мнимости отношений (ст. 170 ГК РФ), подтвержденные косвенными доказательствами существенной затруднительности поставки товара любым участником гражданского оборота, осуществляющим аналогичную с кредитором деятельность, в количестве, отраженном в товарных накладных, в течение срока, указанного в этих накладных.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации:
Постановление
№ 91 от 17.12.2009

О порядке погашения расходов по делу о банкротстве

В связи с возникшими в судебной практике вопросами о порядке погашения расходов по делу о банкротстве и в целях обеспечения единообразных подходов к их разрешению Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения.

1. При рассмотрении споров, связанных с оплатой услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности и исполнения возложенных на него обязанностей (далее — привлеченные лица) (абзац шестой пункта 1 статьи 20.3, пункты 2-4 статьи 20.7, абзац второй пункта 2 статьи 70, абзац первый пункта 6 и абзац первый пункта 8 статьи ПО, абзац третий пункта 2 статьи 129, абзац первый пункта 1 статьи 130, пункт 3 статьи 131 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве, Закон)), судам необходимо учитывать следующее.

📌 Реклама Отключить

Привлечение привлеченных лиц должно осуществляться арбитражным управляющим на основании названных норм Закона о банкротстве с соблюдением в отношении услуг, не упомянутых в пункте 2 статьи 20.7, положений пунктов 3 и 4 этой статьи о лимитах расходов на оплату их услуг.

Указанные положения о лимитах распространяются на услуги любых лиц (относящихся к категориям как специалистов, так и обслуживающего персонала), привлекаемых арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности и исполнения возложенных на него обязанностей; они не распространяются на оплату труда лиц, находящихся в штате должника.

При этом судам необходимо учитывать, что сохранение штатных единиц и заполнение вакансий из их числа в процедуре конкурсного производства допускаются лишь в той мере, в какой это оправданно для целей конкурсного производства, прежде всего сбора и реализации конкурсной массы, расчетов с кредиторами.

📌 Реклама Отключить

Оплата услуг привлеченных лиц в процедурах наблюдения и финансового оздоровления осуществляется должником по требованию арбитражного управляющего, а в процедурах внешнего управления и конкурсного производства — самим управляющим за счет имущества должника.

В случае неисполнения обязательства по оплате услуг привлеченных лиц взыскание стоимости услуг за счет имущества должника осуществляется судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению арбитражного управляющего или привлеченного лица, которое в части рассмотрения этого заявления пользуется правами и несет обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве.

Рассмотрение такого заявления осуществляется судьей единолично по правилам статьи 60 Закона о банкротстве.

О времени и месте судебного заседания суд извещает должника, арбитражного управляющего, представителя собрания (комитета) кредиторов (при его отсутствии — всех конкурсных кредиторов и уполномоченные органы), представителя собственника имущества должника — унитарного предприятия или учредителей (участников) должника, привлеченное лицо (в том числе при обращении с заявлением арбитражного управляющего) и конкурсного кредитора или уполномоченный орган, обратившихся с заявлением о признании должника банкротом.

📌 Реклама Отключить

При удовлетворении требования о взыскании стоимости услуг привлеченного лица за счет имущества должника суд выносит определение, которое может быть обжаловано и на основании которого выдается исполнительный лист в пользу привлеченного лица.

Указанные требования об оплате услуг привлеченных лиц, заявленные в общеисковом порядке, подлежат оставлению без рассмотрения в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

2. Судам при применении пункта 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве, устанавливающего основания для признания привлечения арбитражным управляющим привлеченных лиц либо размера оплаты их услуг необоснованными, необходимо исходить из следующего.

В соответствии с пунктом 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве суд может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица, если будет доказано, что размер оплаты является необоснованным (явно несоразмерен ожидаемому результату или значительно превышает рыночную стоимость подобных услуг).

📌 Реклама Отключить

Суд в силу пункта 5 статьи 20.7 Закона также может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица или полностью отказать во взыскании их оплаты, если будет доказано, что привлечение этого лица было необоснованным в целом или в части (как в общем, исходя из потребности в услугах такого привлеченного лица, так и применительно к конкретному привлеченному лицу), а также что привлеченное лицо знало или должно было знать об этом обстоятельстве (было недобросовестным).

Описанные правила применяются в отношении оплаты услуг привлеченных лиц, предусмотренных как пунктом 2, так и пунктами 3 и 4 статьи 20.7 Закона о банкротстве.

При рассмотрении вопроса о стоимости услуг привлеченного лица суд также вправе снизить размер взыскиваемой оплаты услуг в случае доказанности их ненадлежащего качества применительно к абзацу третьему пункта 1 статьи 723 и статье 783 Гражданского кодекса Российской Федерации.

📌 Реклама Отключить

3. При возмещении за счет имущества должника расходов на оплату услуг привлеченных лиц, уже понесенных другими лицами (в том числе арбитражным управляющим) из собственных средств, суд может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица, если будет доказано, что размер их оплаты является необоснованным (явно несоразмерен ожидаемому результату или значительно превышает рыночную стоимость подобных услуг).

Суд также может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица или полностью отказать в ее взыскании, если будет доказано, что привлечение этого лица было необоснованным в целом или в части (как в общем, исходя из потребности в услугах такого привлеченного лица, так и применительно к конкретному привлеченному лицу).

Требование о возмещении расходов на оплату услуг привлеченных лиц предъявляется в суд, рассматривающий дело о банкротстве, и рассматривается судьей единолично в порядке, предусмотренном статьей 60 Закона о банкротстве; по результатам его рассмотрения суд выносит определение о взыскании соответствующей суммы с должника в пользу понесшего расходы лица, которое может быть обжаловано, и на его основании выдает исполнительный лист.

📌 Реклама Отключить

4. В силу пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве при привлечении привлеченных лиц арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать их лишь тогда, когда это является обоснованным, и предусматривать оплату их услуг по обоснованной цене.

При рассмотрении вопроса об обоснованности привлечения привлеченного лица следует, исходя из пункта 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве, учитывать в том числе, направлено ли такое привлечение на достижение целей процедур банкротства и выполнение возложенных на арбитражного управляющего обязанностей, предусмотренных Законом, насколько велик объем работы, подлежащей выполнению арбитражным управляющим (с учетом количества принадлежащего должнику имущества и места его нахождения), возможно ли выполнение арбитражным управляющим самостоятельно тех функций, для которых привлекается привлеченное лицо, необходимы ли для выполнения таких функций специальные познания, имеющиеся у привлеченного лица, или достаточно познаний, имеющихся у управляющего, обладает ли привлеченное лицо необходимой квалификацией.

📌 Реклама Отключить

Привлекая привлеченное лицо, арбитражный управляющий обязан в числе прочего учитывать возможность оплаты его услуг за счет имущества должника.

5. Если арбитражный управляющий или должник по его требованию оплатил услуги привлеченного лица за счет имущества должника или возместил за счет имущества должника расходы на оплату услуг привлеченного лица, то лицо, участвующее в деле о банкротстве, на основании пункта 5 статьи 20.7 Закона о банкротстве вправе потребовать от управляющего возмещения необоснованных расходов путем взыскания с управляющего в пользу должника всей или части истраченной суммы, если докажет, что привлечение этого привлеченного лица и (или) размер стоимости его услуг являются необоснованными.

Указанное требование предъявляется в суд, рассматривающий дело о банкротстве, и рассматривается судьей единолично в порядке, предусмотренном статьей 60 Закона о банкротстве; по результатам его рассмотрения суд выносит определение о взыскании соответствующей суммы в пользу должника, которое может быть обжаловано (в том числе кредиторами, требования которых будут установлены позднее), и на его основании выдает исполнительный лист. По ходатайству заявившего требование лица исполнительный лист может быть направлен для исполнения непосредственно судом.

📌 Реклама Отключить

О времени и месте судебного заседания по рассмотрению названного требования суд извещает должника, арбитражного управляющего, представителя собрания (комитета) кредиторов (при его отсутствии — всех конкурсных кредиторов и уполномоченные органы), собственника имущества должника — унитарного предприятия или учредителей (участников) должника, а также конкурсного кредитора или уполномоченный орган, обратившихся с заявлением о признании должника банкротом.

Если в удовлетворении данного требования будет отказано, то впоследствии при предъявлении аналогичного требования другим лицом суд прекращает производство по новому требованию применительно к пункту 2 части 1 статьи 150 АПК РФ. Кредитор, требование которого к должнику было установлено после рассмотрения требования другого лица о возмещении расходов, вправе обжаловать вынесенное по нему определение или обратиться с заявлением о пересмотре его по вновь открывшимся обстоятельствам.

📌 Реклама Отключить

6. При рассмотрении разногласий, связанных с предоставляемыми арбитражным управляющим отчетами и заключениями (пункт 2 статьи 67, абзац четвертый пункта 3 статьи 83, пункт 3 статьи 88, абзац десятый пункта 2 статьи 99, статья 117, пункт 3 статьи 133, статьи 143 и 147 Закона о банкротстве) судам следует иметь в виду, что они должны содержать сведения о привлеченных арбитражным управляющим лицах, в том числе наименование (фамилию, имя, отчество) каждого лица, характер и стоимость его услуг, сведения об их оплате.

7. Согласно пункту 1 статьи 59 Закона о банкротстве все судебные расходы, в том числе расходы на уплату государственной пошлины, которая была отсрочена или рассрочена, расходы на опубликование сведений в порядке, установленном статьей 28 Закона, и расходы на выплату вознаграждения арбитражным управляющим в деле о банкротстве и оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражными управляющими для обеспечения исполнения своей деятельности (далее — расходы по делу о банкротстве), относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди.

📌 Реклама Отключить

В случае временного отсутствия у должника достаточной суммы для осуществления расходов по делу о банкротстве арбитражный управляющий либо с его согласия кредитор, учредитель (участник) должника или иное лицо вправе оплатить эти расходы из собственных средств с последующим возмещением за счет имущества должника (пункт 3 настоящего постановления).

8. При рассмотрении споров, связанных с выплатой вознаграждения арбитражному управляющему, судам необходимо учитывать следующее.

Если арбитражный управляющий освобожден от исполнения своих обязанностей, он вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о взыскании за счет имущества должника не уплаченного ему вознаграждения и о возмещении понесенных им из собственных средств расходов по делу о банкротстве, в том числе в ходе процедуры конкурсного производства, не дожидаясь ее завершения.

📌 Реклама Отключить

Данное заявление рассматривается судьей единолично в порядке, установленном статьей 60 Закона о банкротстве; по результатам его рассмотрения суд выносит определение о взыскании соответствующей суммы, которое может быть обжаловано, и на его основании выдает исполнительный лист.

В таком же порядке с названным заявлением вправе обратиться арбитражный управляющий, отстраненный от исполнения своих обязанностей (с учетом нормы пункта 4 статьи 20.6 Закона о банкротстве).

Взыскание судом вознаграждения отстраненному арбитражному управляющему не препятствует взысканию с него убытков, причиненных им при осуществлении своих полномочий.

9. В соответствии с пунктом 4 статьи 59 Закона о банкротстве порядок распределения расходов по делу о банкротстве устанавливается в решении или определении суда, принятом по результатам рассмотрения дела о банкротстве.

📌 Реклама Отключить

В судебном акте, в котором разрешается вопрос о распределении расходов по делу о банкротстве, суд указывает, на кого возлагаются расходы по делу о банкротстве, понесенные до принятия этого судебного акта и подтвержденные документально, либо расходы, которые должны быть понесены до прекращения производства по делу, и выдает исполнительный лист в пользу лица, имеющего право на их возмещение.

Заявление о распределении расходов по делу о банкротстве может быть также подано конкурсным управляющим или иным лицом при рассмотрении судом отчета конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства. В этом случае порядок распределения расходов по делу устанавливается в определении о завершении конкурсного производства.

Обжалование определения о завершении конкурсного производства только в части распределения расходов по делу о банкротстве не приостанавливает в силу абзаца четвертого пункта 3 статьи 149 Закона о банкротстве исполнение этого определения в части внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника.

📌 Реклама Отключить

Судам следует иметь в виду, что внесение в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника не препятствует рассмотрению апелляционной или кассационной жалобы на определение о завершении конкурсного производства в части распределения расходов по делу о банкротстве, а также заявления о пересмотре в порядке надзора этого определения в соответствующей части.

10. Если заявителем по делу выступал должник — индивидуальный предприниматель, понесенные расходы по делу о банкротстве возлагаются на него; при этом их взыскание осуществляется в том числе за счет имущества должника, не предназначенного для осуществления предпринимательской деятельности.

11. В случае взыскания расходов по делу о банкротстве с собственника имущества должника — унитарного предприятия — в резолютивной части судебного акта указывается на взыскание средств за счет казны соответствующего публично-правового образования с указанием органа государственной власти (органа местного самоуправления), осуществляющего (осуществлявшего) права собственника имущества унитарного предприятия. Исполнение такого судебного акта производится в соответствии со статьей 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

📌 Реклама Отключить

12. Исходя из пункта 3 статьи 59 Закона о банкротстве в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов по делу о банкротстве, заявитель обязан погасить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника, за исключением расходов на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего.

По смыслу указанной статьи, если должник обращается с заявлением о признании его банкротом, он обязан применительно к статье 38 Закона о банкротстве приложить к заявлению доказательства наличия у должника имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. При непредставлении этих доказательств на основании статьи 44 Закона о банкротстве заявление должника подлежит оставлению без движения с последующим возвращением при непредставлении их в установленный срок.

📌 Реклама Отключить

13. Поскольку финансирование деятельности уполномоченного органа осуществляется из федерального бюджета, в случае подачи им за явления о признании должника (в том числе отсутствующего) банкротом применительно к статье 41 Закона о банкротстве он обязан приложить к заявлению доказательства, обосновывающие вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве.

В качестве доказательств, в частности, могут рассматриваться ответы компетентных органов, осуществляющих учет транспортных средств, регистрацию прав на недвижимое имущество по месту нахождения должника, на соответствующие запросы; иные документы, полученные в ходе проведения налоговым органом или службой судебных приставов действий по поиску имущества должника, на которое может быть обращено взыскание. В том случае, если права должника на имущество не оформлены в установленном порядке, уполномоченный орган может доказать, что оно принадлежит должнику и права на это имущество могут быть оформлены в процедуре банкротства для целей обращения на него взыскания.

📌 Реклама Отключить

При непредставлении указанных доказательств на основании статьи 44 Закона о банкротстве заявление уполномоченного органа подлежит оставлению без движения с последующим возвращением при непредставлении их в установленный срок.

14. Если в ходе рассмотрения дела о банкротстве, в том числе при рассмотрении обоснованности заявления о признании должника банкротом, обнаружится, что имеющегося у должника имущества (с учетом планируемых поступлений) недостаточно для осуществления расходов по делу о банкротстве, судья по своей инициативе либо по ходатайству участвующего в деле лица назначает судебное заседание для рассмотрения вопроса о прекращении производства по делу.

О времени и месте указанного судебного заседания суд извещает должника, арбитражного управляющего, представителя собрания (комитета) кредиторов (при его отсутствии — всех конкурсных кредиторов и уполномоченные органы), представителя собственника имущества должника — унитарного предприятия или учредителей (участников) должника и конкурсного кредитора или уполномоченный орган, обратившихся с заявлением о признании должника банкротом.

📌 Реклама Отключить

В определении о назначении судебного заседания участвующим в деле лицам предлагается сообщить, согласны ли они осуществлять финансирование дальнейших расходов по делу о банкротстве, и разъясняется, что если никто из них не даст согласия на такое финансирование, производство по делу о банкротстве будет прекращено на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве. Согласие дается в письменном виде с указанием суммы финансирования.

Судья вправе обязать лицо, давшее согласие на финансирование расходов по делу о банкротстве, внести на депозитный счет суда денежные средства в размере, достаточном для погашения расходов по делу о банкротстве. Определение суда об этом может быть обжаловано в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 61 Закона о банкротстве.

При наличии письменного согласия участвующего в деле лица (кроме уполномоченного органа) на финансирование дальнейших расходов по делу о банкротстве производство по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве прекращению не подлежит и дело подлежит дальнейшему рассмотрению в общем порядке.

📌 Реклама Отключить

В отсутствие такого согласия либо при невнесении давшим его лицом по требованию судьи денежных средств на депозитный счет суда судья выносит определение о прекращении производства по делу на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

15. При обнаружении арбитражным управляющим факта недостаточности имеющегося у должника имущества для осуществления расходов по делу о банкротстве он не вправе осуществлять такие расходы в расчете на последующее возмещение их заявителем, а обязан обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о прекращении производства по делу на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

Если арбитражный управляющий не обратится в суд с названным заявлением, впоследствии понесенные им расходы, в отношении которых доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии средств для погашения их за счет имущества должника, не подлежат взысканию с заявителя.

📌 Реклама Отключить

Кроме того, если арбитражный управляющий не обратится с указанным заявлением, впоследствии заявитель вправе вне рамок дела о банкротстве взыскать с него убытки, понесенные в связи с необходимостью оплаты им привлеченным лицам оказанных ими услуг, в отношении которых доказано, что арбитражный управляющий знал или должен был знать об отсутствии средств для погашения их за счет имущества должника.

16. В случае установления в ходе рассмотрения дела о банкротстве (кроме банкротства отсутствующего должника), в том числе в судебном заседании по проверке обоснованности заявления о признании должника банкротом, признаков отсутствующего должника (кроме предусмотренных статьей 230 Закона о банкротстве) судьей по ходатайству заявителя — конкурсного кредитора (иного участвующего в деле лица, согласного финансировать расходы по делу о банкротстве, кроме уполномоченного органа) или с его согласия на основании пункта 3 статьи 227 Закона о банкротстве применяется процедура банкротства отсутствующего должника в порядке, предусмотренном параграфом 2 главы XI Закона о банкротстве. Такое ходатайство или согласие подается в письменном виде с указанием суммы финансирования.

📌 Реклама Отключить

При наличии названного ходатайства или согласия судья единолично выносит определение о переходе к упрощенной процедуре, применяемой в деле о банкротстве к отсутствующему должнику (пункт 3 статьи 227 Закона о банкротстве). Если указанное определение было вынесено до признания должника банкротом, судья одновременно назначает заседание по рассмотрению вопроса о признании отсутствующего должника банкротом и об открытии конкурсного производства (статья 228 Закона).

С лица, подавшего данное ходатайство или давшего согласие на финансирование расходов по делу о банкротстве, на основании пунктов 1 и 3 статьи 59 Закона о банкротстве впоследствии взыскиваются расходы по делу о банкротстве, не погашенные за счет должника.

Судья вправе обязать лицо, подавшее ходатайство или давшее согласие на финансирование расходов по делу о банкротстве, внести на депозитный счет суда денежные средства в размере, достаточном для погашения расходов по делу о банкротстве. Определение суда об этом может быть обжаловано в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 61 Закона о банкротстве.

📌 Реклама Отключить

Переход к упрощенной процедуре банкротства отсутствующего должника возможен также и по ходатайству или с согласия заявителя — уполномоченного органа, если он представит доказательства, обосновывающие вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, а также полностью или частично погашена задолженность по обязательным платежам и денежным обязательствам перед публично-правовым образованием, от имени которого выступает уполномоченный орган.

В отсутствие ходатайства или согласия с приложением необходимых доказательств либо при невнесении подавшим их лицом по требованию судьи денежных средств на депозитный счет суда судья отказывает в переходе к упрощенной процедуре, применяемой в деле о банкротстве к отсутствующему должнику (пункт 3 статьи 227 Закона о банкротстве).

📌 Реклама Отключить

После перехода к упрощенной процедуре, применяемой в деле о банкротстве к отсутствующему должнику, если дело было возбуждено по заявлению уполномоченного органа, подлежат применению порядок и условия финансирования процедур, применяемых в деле о банкротстве к отсутствующему должнику, установленные Правительством Российской Федерации (пункт 2 статьи 227 Закона о банкротстве). Понесенные до этого расходы и начисленная до этого сумма вознаграждения арбитражного управляющего, кроме процентов, подлежат возмещению (выплате) по общим правилам.

17. Судам необходимо учитывать, что заявление арбитражного управляющего о взыскании расходов по делу о банкротстве с должника или с заявителя подлежит рассмотрению в деле о банкротстве, поэтому при предъявлении его в общеисковом порядке оно подлежит оставлению без рассмотрения в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 148 АПК РФ.

📌 Реклама Отключить

Если арбитражный управляющий не подаст заявление о взыскании расходов с должника или заявителя при принятии судом определения по результатам рассмотрения дела о банкротстве или при рассмотрении судом отчета конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства, он вправе применительно к статье 112 АПК РФ обратиться с ним в суд, рассматривавший дело о банкротстве.

Такое заявление рассматривается судьей единолично; по результатам его рассмотрения суд выносит определение, которое может быть обжаловано и на основании которого он выдает исполнительный лист.

Поскольку участниками спора по заявлению о взыскании расходов с заявителя являются арбитражный управляющий и заявитель, то обстоятельство, что к моменту подачи или рассмотрения указанного заявления производство по делу о банкротстве прекращено или что в единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о ликвидации должника, не препятствует принятию и рассмотрению судом этого заявления, апелляционной и кассационной жалобы и заявления о пересмотре в порядке надзора определения суда по данному заявлению.

📌 Реклама Отключить

18. В порядке и на условиях, предусмотренных пунктами 15 и 17 настоящего постановления, рассматривается также заявление арбитражного управляющего о взыскании расходов по делу о банкротстве с собственника имущества должника — унитарного предприятия — или учредителей (участников) должника.

Указанный спор подлежит рассмотрению судом, рассматривавшим дело о банкротстве должника, и в том случае, если собственником имущества или учредителями (участниками) должника являются публично-правовые образования или граждане, не имеющие статуса индивидуального предпринимателя.

Применительно к пункту 3 статьи 126 Закона о банкротстве собственник имущества или учредители (участники) должника пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве, в части рассмотрения заявления арбитражного управляющего о взыскании с них расходов по делу о банкротстве.

📌 Реклама Отключить

19. В порядке и на условиях, предусмотренных пунктами 15 и 17 настоящего постановления, подлежат взысканию с должника, заявителя, собственника имущества или учредителей (участников) должника по заявлению привлеченного лица стоимость его услуг, а также по заявлению остальных, помимо арбитражного управляющего, лиц понесенные ими из собственных средств расходы по делу о банкротстве.

20. Если заявителем по делу выступал уполномоченный орган, то на основании пункта 3 статьи 59 Закона о банкротстве расходы по делу о банкротстве взыскиваются с него (его соответствующего территориального подразделения) за счет средств, выделенных на реализацию мероприятий, связанных с процедурами банкротства (на что указывается в резолютивной части судебного акта), при этом исполнение такого судебного акта осуществляется в соответствии со статьей 242.3 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

📌 Реклама Отключить

21. Признать утратившим силу постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 22 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве».

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
А.А. Иванов

Секретарь Пленума
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
Т.В. Завьялова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *