Постановление 53 налоговая выгода

Налоговая выгода

Под налоговой выгодой понимается снижение налоговой нагрузки на организацию (индивидуального предпринимателя) путем получения фирмой или индивидуальным предпринимателем льгот, вычетов, иных послаблений по налогам.

Налоговая выгода уменьшает размер налоговых платежей и является следствием осуществления экономически оправданных и законных действий добросовестного налогоплательщика.

Таким образом, налоговая выгода — это сокращение налоговых платежей фирмы за счет получения дополнительных вычетов и льгот, уменьшения налоговой базы, а также получения права на возврат (зачет) или возмещения уплаченных сумм из бюджета.

Отметим, что данное понятие затрагивает интересы плательщиков налога на добавленную стоимость в первую очередь.

Ведь порядок исчисления и уплаты именно этого налога, в частности правомерность применения нулевой ставки при отгрузке товаров на экспорт, право на возмещение налога из бюджета, возможность использования налогового вычета, чаще других является предметом судебных разбирательств.

Обоснованная и необоснованная налоговая выгода

Главным документом, в котором раскрывается понятие обоснованной и необоснованной налоговой выгоды, служит постановление пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, в котором указано два определения обоснованной и необоснованной налоговой выгоды.

Так

  • под обоснованной налоговой выгоды понимается уменьшение налоговых платежей в результате экономически оправданных и законных действий компании, которые направлены на сокращение налогов путем применения установленных налоговым законодательством способов (применение налоговых льгот, налоговых вычетов, пониженных налоговых ставок, целесообразность затрат);

  • под необоснованной налоговой выгоды понимается снижение налоговых платежей с использованием не законных запрещенных способов или экономически неоправданных действий (такими обстоятельствами является нереальность осуществленных операций, подмена их содержания, неоправданность произведенных затрат, взаимоотношения с сомнительными контрагентами).

Таким образом, применяя для оптимизации законные методы, налогоплательщик получает обоснованную налоговую выгоду.

Выгода, полученная в результате неправомерного снижения налоговой нагрузки, является необоснованной.

Факты получения необоснованной налоговой выгоды

Отметим, что необоснованность налоговой выгоды устанавливается по совокупности всех обстоятельств, сопровождающих факты получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом факт получения необоснованной налоговой выгоды обязательно должен быть доказан соответствующими документами.

Например, налоговыми органами могут быть установлены факты нарушения налогового законодательства, например, такие как:

  • сокрытие выручки, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;

  • искусственное завышение затрат, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;

  • выплата заработной платы сотрудникам фирмы в конвертах).

Или налоговыми органами могут быть установлены, что компании были известны следующие факты:

  • о сомнительности контрагента (письмо ФНС России от 11.02.2010 № 3-7-07/84);

  • отсутствии связи осуществленных операций с реальной экономической целью деятельности (пп. 3 и 4 постановления № 53, постановление президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12093/11);

  • фиктивности документов, оформленных на несуществующую сделку или сделку, подменяющую собой реально осуществленную (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 28.09.2010 № А28-18725/2009, Северо-Западного округа от 16.08.2013 № А81-3642/2012);

  • невозможности выполнения контрагентом операций, отраженных в документах (постановление ФАС Московского округа от 16.04.2010 № КА-А40/3371-10);

  • наличии в цепочке поставщиков фирм-однодневок (письмо ФНС России от 24.07.2015 № ЕД-4-2/13005@).

Таким образом, избежать подозрений в получении необоснованной налоговой выгоды фирмы должна проявлять осмотрительность и осторожность (п. 10 постановления № 53).

Итак, налоговая выгода может быть признана необоснованной, если хозяйственные операции учтены организацией не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не были связаны с разумными экономическими причинами и иными целями делового характера.

Получается, что необоснованной признается выгода, получаемая от операций, произведенных для того, чтобы сэкономить на налогах и которую налогоплательщик не может подтвердить «разумными экономическими или иными причинами».

В этом случае нарушителей ждет взыскание сэкономленного налога, но только уже в виде пени и штрафа.

Факторы и признаки получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды

Есть ряд факторов, свидетельствующих о том, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

И эти факторы будут учтены налоговыми органами при проверке налогоплательщика.

Часть из таких факторов содержится в пункте 6 постановления № 53:

  • маленький срок самого существования компании, то есть создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

  • наличие признака взаимозависимости с контрагентом при совершении сделки;

  • разные условия между совершаемой сделкой и обычными сделками, которые осуществляются фирмой;

  • привлечение посредников при осуществлении хозяйственных операций;

  • наличие нестандартных операций по расчетному счету компании;

  • наличие правонарушений в налоговой сфере.

Другие признаки недобросовестности можно посмотреть в действующей редакции приказа ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@, который содержит перечень критериев для осуществления самостоятельной оценки компаниями рисков проведения у них выездных налоговых проверок.

К таким критериям относятся:

  • наличие низкого уровня налоговой нагрузки и рентабельности;

  • отражение в налоговой декларации по налогу на прибыль убытков за счет необоснованного завышения расходов;

  • низкая заработная плата по сравнению со средними показателями по отрасли;

  • существование риска выхода за пределы ограничений, рассчитанных для возможности применения специальных режимов;

  • неоправданное взаимоотношение с контрагентами через цепочку промежуточных лиц;

  • частая смена места постановки на налоговый учет;

  • непредставление документов и пояснений по запросам ИФНС, нарушение сроков хранения документов;

  • наличие высокого налогового риска при осуществлении отдельных операций.

Есть еще группа подозрительных признаков, однако сами по себе они не опасны для налогоплательщика, но во взаимосвязи привлекут внимание налоговых органов:

  • неритмичный характер хозяйственных операций;

  • нарушение налогового законодательства в прошлые периоды;

  • разовый характер операции;

  • осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

  • осуществление расчетов с использованием одного банка;

  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

Отметим, что перечень подозрительных признаков не является закрытым.

На необоснованность налоговой выгоды могут указывать и другие обстоятельства.

Важно, чтобы они были подтверждены доказательствами.

Количественные показатели ряда этих критериев, на которые следует ориентироваться компании, указаны в приложениях 2–4 к приказу № ММ-3-06/333@.

Отдельно в этом документе рассмотрены показатели высокого налогового риска (п. 12 приложения 2) и описан ряд схем получения необоснованной налоговой выгоды (приложение б/н).

О высоком налоговом риске говорят такие факторы:

  • личный интерес руководителя фирмы в заключении договоров с определенным контрагентом;

  • не достоверная или неполная информация о регистрации в ЕГРЮЛ, месте нахождения контрагента, его руководящих работников;

  • отсутствие общедоступных сведений о деятельности контрагента (отсутствует реклама на свои услуги, нет сайта, нет информации в СМИ);

  • более выгодные предложения по стоимости от других компаний по такой же продукции (работам, услугам);

  • использование в операциях сомнительного контрагента в качестве посредника и участие посредника в операциях по покупке товара, который производится (заготавливается) физическим лицом;

  • особые льготные условия оплаты в договоре и отсутствие проведения работы по взысканию дебиторской задолженности по такому контрагенту;

  • отсутствие подтверждений реальности осуществления деятельности сомнительного контрагента (не представлена информация о наличии лицензий, трудовых ресурсов, имущества, необходимого для ведения предпринимательской деятельности);

  • наличие нереальных условий исполнения договора (указываются нереальные сроки и объемы выполняемых работ);

  • операции по выдаче беспроцентных займов, займов, не обеспеченных залогом;

  • операции с ценными бумагами с сомнительной ликвидностью;

  • неэффективность осуществленной сделки с сомнительным контрагентом при наличии высокой доли расходов по такой сделке.

Таким образом, для снижения риска проведения выездной налоговой проверки компаниям рекомендуется не осуществлять сомнительные операции и не учитывать такие операции при расчете налоговой базы.

Если компания не будет стремиться выполнять вышеприведенные критерии, то такие действия фирмы будут расценены как неосмотрительность и неосторожность организации.

Однако претензии к фирме могут быть предъявлены только в том случае, если компания знала о нарушениях, допущенных контрагентом (письма ФНС России от 24.05.2011 № СА-4-9/8250, от 17.10.2012 № АС-4-2/17710).

На ком лежит обязанность доказывать получение необоснованной налоговой выгоды

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что при совершении хозяйственных операций налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, которые допустил контрагент.

Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговый орган сможет доказать, что деятельность компании, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с получением налоговой выгоды, преимущественно с контрагентами, не исполняющими свои налоговые обязанности.

Таким образом, обязанность по доказательству получения компанией необоснованной налоговой выгоды лежит на налоговых органах.

Собранные доказательства должны основываться на фактах, установленных в ходе мероприятий налогового контроля, а также базироваться на основании полученной информации по этим фактам.

Таким образом, каждое обстоятельство получения фирмой необоснованной налоговой выгоды носит строго индивидуальный характер и должно быть подтверждено в ходе проведения налоговой проверки соответствующими доказательствами.

Выводы

С учетом вышеизложенных обстоятельств, можно сделать следующие выводы:

1) Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что компания действовала без должной осмотрительности и осторожности и фирме должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

2) Обязанность по доказательству получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды возложена на налоговые органы.

3) Необоснованной признается выгода по следующим основаниям:

Во-первых, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Во-вторых, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Здесь нужно учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для ее признания необоснованной.

В-третьих, о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

  • отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

  • учет для целей налогообложения только хозяйственных операций, непосредственно связанных с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Должная осмотрительность: обновлена и по-прежнему актуальна

Добрый день, коллеги!

Понятие проявление «должной осмотрительности» при выборе контрагента было введено в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление Пленума) в качестве одного из двух критериев отсутствия получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Вторым критерием выступала реальность совершения хозяйственных операций. Таким образом, если у налогоплательщика были доказательства реальности хозяйственных операций и доказательства проявления им должной осмотрительности при выборе контрагента, то его нельзя было заподозрить и обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды.

Законодательно понятие «необоснованная налоговая выгода» не было закреплено, поэтому и критерии проявления налогоплательщиком должной осмотрительности также были выработаны судебной практикой.

Несмотря на последние изменения (например, введение в НК РФ новой статьи 54.1.) критерии должной осмотрительности продолжают применяться на практике и в настоящее время, как бизнесом, так и налоговыми органами при оценке «деяний» налогоплательщиков.

Должная осмотрительность: что изменилось

Рассмотрим подробнее произошедшие изменения и ключевые критерии должной осмотрительности как давно действующие, так и вошедшие в обиход российского бизнеса в 2017-2018 годах:

  • получение и анализ сведений о контрагентах, используя официальные источники информации (СМИ, Интернет и т.п.) Совершение действий по проведению поиска контрагента и обоснование его выбора (преддоговорная работа и переписка с контрагентом), проверка его деловой репутации на рынке (Постановление ФАС Московского округа от 30 мая 2011 г. № КА-А40/4929-11 по делу № А40-68516/10-76-325; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2018 № 09АП-65481/2017 по делу № А40-94741/17);
  • совершение действий по удостоверению в личности лица, действующего от имени контрагента, а также в наличии у него соответствующих полномочий и истребование копий документов, подтверждающих соответствующие полномочия (Постановление ФАС Центрального округа от 5 марта 2012 г. по делу № А64-3327/2010);
  • истребование документов, подтверждающих право контрагента на занятие определенными видами деятельности (к примеру, лицензия и т.п.) (Постановление ФАС Московского округа от 8 июня 2012 г. по делу № А41-2153/11);
  • проверка наличия сведений о государственной регистрации контрагента в общедоступных источниках с использованием сервисов, размещенных на сайте ФНС России, в том числе отсутствие негативной информации о контрагенте, такой как: наличие адреса массовой регистрации, наличие руководителя в реестре дисквалифицированных лиц, информация о «массовости» руководителя/участника; информация о наличии задолженности по уплате налогов и сборов; информация о начале процедуры банкротства/ликвидации юридического лица (Письма ФНС РФ от 16 марта 2015 г. № ЕД-4-2/4124, Минфина РФ от 6 июля 2009 г. № 03-02-07/1-340, Постановления Президиума ВАС РФ от 1 февраля 2011 г. № 10230/10);
  • истребование у контрагента учредительных документов (копии устава, свидетельства о постановке на налоговый учет, о государственной регистрации) (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 апреля 2015 г. № Ф03-930/2015);
  • получение информации о наличии у контрагента действующего расчетного счета (Постановление ФАС Центрального округа от 21 октября 2010 г. по делу № А23-6231/09А-13-280-21-11-ДСП);
  • длительные отношения с контрагентом, в отношении которого ранее отсутствовали претензии у налоговых органов (Постановление ФАС Уральского округа от 15 февраля 2011 г. № Ф09-2542/10-С3 по делу № А50-32041/2009).

В последнее время судебной практикой также выработаны новые критерии проявления должной осмотрительности. Вот они:

  1. Отсутствие «массовости» руководителя/участника юридического лица — данный критерий существовал до этого, но если ранее «массовость» указанных лиц исчислялась десятками компаний, то теперь подозрительным становится заключение сделок с контрагентами, руководитель/участник которых числится в более чем 4-5 действующих юридических лицах, осуществляющих разноплановую деятельности, исходя из информации по видам деятельности в ЕГРЮЛ, а также если фактическое количество действующих юридических лиц, в которых руководитель/участник числится в настоящее время меньше указанного значения, но среди его «бывших» компаний есть организации, исключенные из ЕГРЮЛ по решению налогового органа, как недействующее юридическое лицо (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.12.2017 № Ф04-5445/2017 по делу № А27-19169/2016).
  1. Однородность и приемлемое количество ОКВЭД в сведениях ЕГРЮЛ в отношении контрагента (если в сведениях ЕГРЮЛ имеется информация о более чем 30-ти видах деятельности, и все они являются разнородными, относящимися к разным сферам, то работа с таким контрагентом может вызывать вопросы), а также совпадение основного вида деятельности контрагента в сведениях ЕГРЮЛ с тем, что указан в предмете договора с ним (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.12.2017 № Ф07-14274/2017 по делу № А56-22727/2017; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.02.2018 № Ф09-476/18 по делу /№ А60-20134/2017).
  1. Отсутствие в сведениях ЕГРЮЛ в отношении контрагента записи о недостоверности сведений в отношении адреса места нахождения юридического лица и/или его руководителя/участника, наличие такой записи расценивается, как недостоверные сведения об организации, что также относится в настоящее время к негативным критериям в отношении контрагента и признакам фиктивности сделки с ним (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.02.2018 № Ф07-15923/2017 по делу № А52-355/2017; Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2018 № 11АП-19210/2017 по делу № А49-5717/2017).
  1. Соотношение даты регистрации контрагента и даты заключение договора, если договор заключен с недавно зарегистрированным юридическим лицом, то эта сделка расценивается, как подозрительная и встает вопрос о реальности ее осуществления (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.01.2018 № Ф07-15900/2017 по делу № А13-14619/2016).

Отмечу, что перечень из 11 критериев должной осмотрительности не является исчерпывающим. Организация может представлять налоговым инспекторам и в судебном заседании любые иные доказательства проявления должной осмотрительности (к примеру, среди общедоступных источников проверки контрагента используется информация о проверке наличия судебных дел/исков, а также исполнительных производств в отношении контрагента, данные системы Контур-Фокус и т.п.).

Должная осмотрительность через призму ст. 54.1 НК РФ

Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса РФ» в Налоговый кодекс была введена новая ст. 54.1. «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», которая законодательно закрепляет понятие налоговой выгоды, исходя из ранее наработанной судебной практики. Данная норма вступила в действие с 19 августа 2017 года и распространяет свое действие на камеральные и выездные налоговые проверки, после даты вступления в силу.

При этом, из двух указанных в Постановлении Пленума критериев, подтверждающих отсутствие необоснованной налоговой выгоды в ст. 54.1. НК РФ понятие должной осмотрительности отсутствует. Кроме того, в Письме ФНС России от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ «О применении норм Федерального закона от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» (далее – Письмо ФНС) указывается, что Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ не предусмотрено оценочное понятие «непроявление должной осмотрительности». Означает ли это, что с введением новой нормы указанный критерий прекращает свое действие и сбор доказательств проявления должной осмотрительности при взаимоотношениях с контрагентами утрачивает смысл.

На мой взгляд, сегодня отказываться от применения указанных выше критериев в работе с контрагентами и сбора соответствующих подтверждающих документов не стоит. Почему?

Во-первых, нормы ст. 54.1. НК РФ применяются только после вступления в силу и обратной силы не имеют, о чем указывают суды в большинстве решений (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 08.02.2018 № Ф09-9064/17 по делу № А50-10402/2017), соответственно, к оспариванию решений по проверкам, проведенным до даты вступления в силу данной нормы, будет применяться и применяются положения Постановления Пленума, предусматривающего соблюдение данного критерия.

Во-вторых, в Письме ФНС указывается новое положение о том, что налоговым органам при доказывании фактов неисполнения обязанности по уплате налогов необходимо обеспечить получение доказательств, свидетельствующих об умышленном участии проверяемого налогоплательщика в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *