Подсудность дел о привлечении к субсидиарной ответственности

Тема субсидиарной ответственности руководителей и собственников при наступлении банкротства организации не нова. Специалистами по этому вопросу написано множество статей, судами сформирована многочисленная и многообразная практика. Можно сказать, что большинство руководителей о субсидиарной ответственности при банкротстве знают и в случае введения в отношении их организации этой неприятной процедуры заранее к «субсидиарке» готовятся морально и материально. Однако многие не подозревают, что в последние годы суды привлекают руководителей к субсидиарной ответственности даже в тех случаях, когда процедура банкротства прекращена или вообще не инициировалась. Причем решения о привлечении к субсидиарной ответственности в таких случаях принимаются судами общей юрисдикции.

Вопросы правомерности принятия подобных решений, а также правомерности рассмотрения подобных споров судами общей юрисдикции являются предметом рассмотрения в данной статье.

Для начала напомним, какие случаи и основания привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника, предусмотрены Федеральным законом от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон»).

Статья 9 Закона обязывает руководителя организации – должника самостоятельно обратиться в суд о признании организации банкротом в ряде ситуаций, например, если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником своих денежных обязательств в полном объеме, обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной его хозяйственную деятельность, а также в других случаях. При этом статья 9 Закона ограничивает срок обращения в Арбитражный суд в перечисленных случаях одним месяцем с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

Схожие нормы содержатся в статье 224 Закона, предусматривающей обязанность руководителя, собственника или ликвидатора инициировать процедуру банкротства, когда в процессе ликвидации выясняется, что имущества ликвидируемого лица недостаточно для удовлетворения требований кредиторов.

Разумеется, далеко не каждый руководитель готов и хочет пойти на столь радикальный шаг, как банкротство. Особенно, если речь идет о его собственном бизнесе, который не планируется «сворачивать». Однако следует понимать, что статьи 9 и 224 Закона предусматривают не право, а обязанность руководителя на осуществление соответствующих действий. Более того, законодатель усилил правило, закрепленное в статье 9, нормой статьи 10, а правила статьи 224 – нормой статьи 226, в которых предусмотрел возможность привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности за нарушение обязанности по подаче заявления о несостоятельности в Арбитражный суд.

При этом если прочитать Закон внимательно, можно понять, что привлечь руководителя/учредителя к субсидиарной ответственности по статье 10 (и соответственно по статье 226) можно только в рамках процедуры банкротства. Так, в абзаце 3 пункта 5 статьи 10 Закона указано:

«Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства».

Таким образом, из приведенной формулировки видно, что подать заявление о привлечении ответственного лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьей 10 Закона, возможно именно в ходе конкурсного производства в рамках процедуры банкротства, но не до него и не вместо него. Кроме того, в абзаце 5 пункта 5 статьи 10 Закона устанавливается запрет на привлечение к субсидиарной ответственности лица, принимающего решения, после завершения конкурсного производства.

Также отмечу, что абзацем 1 пункта 5 статьи 10 Закона установлено, что дела о привлечении к субсидиарной ответственности подведомственны именно Арбитражному суду и рассматриваются в рамках дел о банкротстве.

Итак, все описанные выше нормы, на наш взгляд, вполне логичные, недвусмысленные и достаточно просты в понимании.

Тем не менее в судебной практике по рассматриваемому вопросу в настоящее время царит настоящий «творческий беспорядок».

В последние годы, как уже упоминалось в начале данной статьи, участились случаи, когда заявления о привлечении к субсидиарной ответственности подаются и рассматриваются в судах общей юрисдикции (СОЮ), а суды эти заявления рассматривают и удовлетворяют.

При этом, вынося решения по делам о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, принимающих решения, СОЮ закрывают глаза сразу на несколько упомянутых выше норм законодательства.

Начнем с того, что нарушается правило, закрепленное абзацем 1 пункта 5 статьи 10 Закона о подведомственности дел о субсидиарной ответственности арбитражному суду.

Сразу оговорюсь, что иногда суды общей юрисдикции отказывают в удовлетворении требований кредиторов о привлечении к субсидиарной ответственности в связи с неподведомственностью. Например, Ставропольский районный суд Самарской области в Решении от 10.06.2013 года по делу № 2-790/13 указал: «Обстоятельство (совершение руководителем действий, повлекших банкротство) подлежит доказыванию и оценке именно в деле о несостоятельности должника, так же, как и факт уклонения учредителя от обращения в Арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом». Аналогичную позицию изложил Ленинградский областной суд в своем определении от 28.06.2012 года № 33а-2928/2012.

Однако, к сожалению, это не системная ситуация, большинство судей СОЮ при поступлении к ним заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности берутся такие заявления не только рассматривать, но и выносят по ним положительные решения. Более того, встречаются решения, где судьи обосновывают подведомственность споров о привлечении руководителей к субсидиарной ответственности именно судам общей юрисдикции.

Так, Домодедовский городской суд Московской области, удовлетворяя Решением от 21.01.2016 года по делу № 2-286/2016 требования о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя компании, основывался на следующем выводе: в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено, Законом не предусмотрена возможность привлечения руководителя к субсидиарной ответственности в рамках арбитражного процесса, но, исходя из субъектного состава сторон, вопрос о субсидиарной ответственности подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. При этом судья предпочел проигнорировать тот факт, что руководитель как субъект процесса в рамках процедуры привлечения к субсидиарной ответственности выступает не просто как физическое лицо, а как исполнительный орган юридического лица, а в отношении дел о субсидиарной ответственности Законом установлена специальная подведомственность.

Теперь рассмотрим случаи, в которых судьи предпочитают игнорировать другие положения Закона, а именно:

  • заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано только в ходе конкурсного производства (абзац 3 п. 5 ст. 10 Закона);
  • заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности не может быть подано после завершения конкурсного производства (абзац 5 п. 5 ст. 10 Закона).

Судебные решения, противоречащие указанным нормам Закона, можно условно разделить на две группы:

  1. решения о привлечении к субсидиарной ответственности в случаях, когда заявление о введении процедуры банкротства подавалось, но дело о банкротстве прекращено в связи с недостаточностью у должника средств на оплату процедуры банкротства;
  2. заявление о банкротстве не подавалось вообще.

В качестве примера решений первой группы можно привести уже упоминавшееся решение Домодедовского городского суда Московской области от 21.01.2016 года по делу № 2-286/2016, а также Апелляционное определение Верховного суда Республики Хакасия от 02.03.2016 года по делу № 33-562/2016. Обоснование привлечения к субсидиарной ответственности по этим делам было изложено выше.

Но особое внимание, на наш взгляд, заслуживают случаи привлечения к субсидиарной ответственности при условии, что заявление о банкротстве даже не подавалось в Арбитражный суд. В качестве наиболее показательного примера можно привести Решение Оричевского районного суда Кировской области от 03.03.2016 года № 2-94/2016. В данном документе суд для начала утверждает, что «должник отвечает установленным законом о банкротстве признакам банкротства». И, сделав этот вывод, практически утвердив факт банкротства должника (что в соответствии со статьей 2 Закона отнесено к полномочиям Арбитражного суда), определяет, в какой период у руководителя должника возникла обязанность по подаче заявления о банкротстве в Арбитражный суд, и далее применяет положения статей 9 и 10 Закона о субсидиарной ответственности. При этом в Решении суд ссылается на ст. 399 ГК РФ и делает вывод, что «субсидиарная ответственность руководителя … непосредственно следует из вышеприведенной нормы», игнорируя пункт 4 той же статьи 399 ГК РФ, в которой указано: «Правила настоящей статьи применяются, если настоящим Кодексом или иными законами не установлен другой порядок привлечения к субсидиарной ответственности».

Аналогичные выводы содержатся в Решении Орджоникидзевского районного суда города Уфы от 05.09.2013 года по делу № 2-2820/2013 и в Решении Гагаринского районного суда г. Москвы от 04.03.2013 года по делу № 2-1079/2013.

Нельзя, однако, говорить, что все судьи готовы воспринимать ситуацию именно таким неоднозначным образом. Так, Архангельский областной суд в Апелляционном определении от 23.07.2015 года по делу № 33-3804 указал:

«Привлечение к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника возможно только в случае, если банкротство должника установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда … Бездействие ответчика, выразившееся в неподаче заявления в Арбитражный суд, само по себе не является безусловным основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности».

Следует оговориться, что есть одна ситуация, при которой взыскание сумм в пользу истца в суде общей юрисдикции после завершения Арбитражным судом дела о банкротстве за недостаточностью средств для покрытия расходов на процедуру является вполне законным и обоснованным.

Напомним, что в соответствии с п. 3 ст. 59 Закона в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов, предусмотренных п. 1 ст. 59 Закона, заявитель обязан возместить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника. В настоящее время в связи с реализацией указанной нормы сложилась устойчивая практика, подтвержденная определением Верховного суда РФ № 83-КГ14-13 от 13.01.2015 года. Так, суды принимают во внимание, что в соответствии со ст. 9 Закона у руководителя организации в определенных случаях возникает обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, и если руководитель эту обязанность не исполняет, то убытки иного заявителя о банкротстве, понесенные им в связи с погашением расходов на услуги управляющего, могут быть взысканы именно за счет руководителя. Применение статей 399, 401 ГК РФ при разрешении дел в таких случаях вполне оправдано, поскольку речь идет именно о погашении убытков в связи с неисполнением обязательств, а не о субсидиарной ответственности. При этом, хотя некоторые суды в своих решениях и называют взыскание этих убытков «субсидиарной ответственностью» (см., например, Решение Галичского районного суда Костромской области от 28.10.2015 года по делу № 2-908/2015), сути дела это не меняет.

Выше приведенный анализ практики судов общей юрисдикции по разрешению споров о субсидиарной ответственности контролирующих лиц в связи с банкротством организаций наглядно показывает, как плачевно обстоит дело с решением судьями вопросов, далеких от их компетенции.

Наверное, не стоит осуждать налоговые органы (а заявителями по рассмотренным делам в подавляющем большинстве являются именно ИФНС) за то, что они пытаются всеми возможными способами вернуть в бюджет средства, которые, по их мнению, были незаконно не уплачены налогоплательщиками. Так же, как можно лишь посочувствовать судьям, которые, учитывая объем и безграничное многообразие дел, подведомственных им и рассматриваемых ими, вынуждены вникать еще и в очень непростые нормы о банкротстве и субсидиарной ответственности. Но нельзя не удивляться тому, что ответчики по рассмотренным делам не привлекают для защиты собственных интересов профессиональных юристов, способных разобраться в ситуации, подготовить обоснованный отзыв, представить в судебное заседание тщательно проработанные, основанные на нормах закона и судебной практике пояснения и в дальнейшем, если районный судья не внемлет доводам и примет решение в пользу истца, представлять интересы в вышестоящих инстанциях. Тем более, как показывает практика и как упоминалось выше, встречаются судьи, готовые воспринимать доводы защищающейся стороны, при условии, что эти доводы должным образом до сознания судьи донесены.

В качестве вывода можем порекомендовать собственникам и руководителям юридических лиц, которые неожиданно (или ожидаемо) оказались ответчиками по делу о субсидиарной ответственности (не важно – рассматриваемому в суде общей юрисдикции или Арбитражном суде), привлекать для защиты своих интересов опытных юристов. Как показывает практика, без надлежащей правовой экспертной поддержки защитить свои права очень непросто.

КСК групп, консалтинговая компания с более чем двадцатилетним стажем, в штате которой состоит более 50 профессиональных юристов, в том числе специализирующихся в вопросах банкротства, предлагает клиентам услуги по защите их интересов в делах о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Указанные услуги могут быть оказаны в форме судебного представительства по конкретному делу либо в рамках сопровождения процедуры банкротства со стороны должника в целом.

Субсидиарная ответственность руководителя

В народе иногда вспоминают выражение, которое однажды сказал Б. Франклин «Если одолжишь деньги врагу — то ты приобретешь друга; а одолжи деньги другу — и ты потеряешь его».

Проблема должника и кредитора всегда очень актуальна, но если дать другу сто рублей это одно, то обязательства, возникающие между юридическими лицами это совсем другое. Вот представим ситуацию, две фирмы заключили договор на несколько миллионов рублей по поставке какого-либо товара. Первая фирма выполняет свои обязательства и перечисляет предоплату, при этом вторая просто «забывает» осуществить поставку, типичная ситуация. Когда дело доходит до спора, вторая фирма начинает «кормить завтраками», обещает в скором времени исполнить свои обязательства, но время идет и ничего не происходит. Первая фирма подает в суд, взыскивает сумму предоплаты в несколько миллионов рублей, получает исполнительный лист и идет к приставу, где оказывается, что на второй фирме имущества нет, на счетах пусто, работники голодают без зарплаты, налоги не платятся, а коммуналку в офисе давно отключили за долги. В общем, как с недавних пор говорят в народе — «денег нет, но вы держитесь».

В итоге, на руках есть решение суда, исполнительный лист, а по факту деньги ушли в «яму». Товара нет, денег нет, а зарплату, налоги, коммунальные услуги платить нужно. И тут назревает вопрос: как бороться с недобросовестными контрагентами? Какие меры принять, чтобы все же вернуть свои деньги, особенно если фирма является «однодневкой», а генеральный директор вообще номинальная фигура? Как все же исполнить решение суда? В этом мы и будем разбираться в данной статье.

Что говорит Верховный суд РФ

Огромное количество фирм «однодневок» наносит серьезный ущерб по экономике в целом. При этом, директора и учредители практически не несут никакой ответственности за действие ООО и своим имуществом по долгам ООО не отвечают. Однако, в нашем законодательстве есть такое понятие — «субсидиарная ответственность». Субсидиарная ответственность представляет собой ответственность директора, учредителя, либо иного лица, который непосредственно управлял ООО перед кредиторами за возникшие долги. Если фирма не может вернуть деньги, то ответственность наступит для руководителя.

В конце 2017 года Верховный суд РФ обратил особое внимание на данную ситуацию. С целью дополнительной защиты прав и законных интересов кредиторов, 21 декабря 2017 года было принято Постановление Пленума ВС РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц к ответственности при банкротстве». В данном Постановлении было четко расписано понятие «контролирующее должника лицо». Одной из главных особенностей признание лица контролирующим должника – это подтверждение фактического контроля над фирмой — должником, т.е. право давать обязательные для исполнения приказы и распоряжения.

Также, в Постановлении были отражены условия, при которых для контролирующего должника лица наступает субсидиарная ответственность за долги фирмы. Рассмотрим более подробно основные моменты.

В каком случае наступает субсидиарная ответственность

Итак, чтобы иметь возможность заставить руководителя или учредителя заплатить по неисполненным обязательствам фирмы, нужно наличие определенных оснований, которые отражены вПостановлении Пленума ВС РФ №53. К таким основаниям относятся:

  • Если лицо добровольно не подало заявление в Арбитражный суд о признании фирмы — должника банкротом. В силу п.1 ст. 9 ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)»руководитель задолжавшей организации обязан подать заявление в суд при наличии указанных в данном пункте оснований. Все они сводятся к тому, что должник уже не может исполнять имеющиеся обязательства в связи с отсутствием имущества, которое можно продать, чтобы вернуть долги кредиторам, слабая финансовая деятельность, отсутствие доходов и т.п. При этом, в силу п.2 ст. 9 ФЗ №127 на это дается один месяц. Таким образом, если руководитель уклоняется от подобной обязанности, то он рискует из своего кармана оплатить долги фирмы. Данная мера предусмотрена ст. 61.12. ФЗ №127 о банкротстве.
  • Если полное погашение требований кредиторов невозможно. Здесь все зависит от того, как контролирующее лицо осуществлял управление фирмой. Если при рассмотрении дела, суд решит, что фирма оказалась на грани банкротства из-за ошибочного управления и по вине руководителя, то такой руководитель может наравне с компанией — должником отвечать по имеющимся долгам. Например, директор решил купить 100 ящиков пива для реализации по цене 140 рублей за бутылку, когда средняя рыночная цена на такое пиво меньше 100 рублей, т.е. была заключена явная невыгодная сделка. Также, суд оценивает эффективность управление организацией.
  • Если руководитель умышленно не платит налоги. Неуплата налогов подразумевает крайне негативные последствия для организации. Из-за просрочки обязательного платежа наступает ответственность в виде пени, штрафа и т.п. Соответственно, если будет установлено умышленное уклонение от такой обязанности, что привело к ухудшению финансового состояния компании, то такое руководство смело можно привлекать к субсидиарной ответственности.

Анализ судебной практики

Начнем с того, что в последнее время все чаще стали выноситься положительные решения для кредиторов. Это привело к тому, что недобросовестные руководители фирм — должников стали привлекаться к субсидиарной ответственности. Если верить официальной статистике, подставных фирм однодневок действительно становится меньше.

Особо успешно действуют налоговики, которые привлекают руководство к субсидиарной ответственности, инициируя в суде процедуру банкротства. Рассмотрим так же ряд судебных актов, относящихся к данному вопросу.

Согласно разъяснению суда, руководители фирм должны сами доказывать свою невиновность и то, что предпринимали разумные и обоснованные действия по эффективному управлению, если против них указаны обстоятельства против их добросовестности и действиям в ущерб фирме. В данном случае смело можно говорить о презумпции виновности. Такое разъяснение указал Верховный суд в своем Определении от 9 марта 2016 года N 302-эс14-1472 по делу N А33-1677/13.

Если «хозяева» фирмы должника не сочли нужным передать необходимую информацию конкурсному управляющему, то такое действие даст возможность привлечь их к субсидиарной ответственности. Об этом указано Арбитражным судом Белгородской области в своем решении по делу № А08-2321/2016 от 09.06.2016 года.

Верховным судом так же установлено, что нарушение своего обязательства по подаче заявления о банкротстве может быть напрямую связано с причинением вреда кредитору. Такая позиция отражена в Определении Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ от N 309-ЭС15-16713 по делу N А50-4524/2013 от 31.03.2016 года.

При анализе судебной практики можно сделать вывод, что для кредиторов намечается положительная тенденция. Ранее весьма популярной была следующая схема:

— Физическое лицо открывает ООО с уставным капиталом в 10 000 рублей, назначает фиктивного генерального директора зицпредседателя Фунта, но самостоятельно осуществляет руководство. При этом, учредителя было крайне сложно привлечь как-то заставить отвечать за свои неправомерные действия. Однако, сегодня судебная практика пошла по тому пути, что объектом пристального внимания может стать неограниченный круг лиц, при наличии признаков фактического управления юридического лица. Таким образом, кредиторам становится проще привлечь все больше лиц для того, чтобы наконец-то вернуть свои кровно заработанные деньги.

Как ведут себя директора и учредители

Никто не хочет отдавать свои деньги и отвечать своим имуществом, поэтому при привлечении контролирующего должника лица к ответственности по долгам ООО, с противоположной стороны будет серьезный отпор. Изучив практику и поведение таких лиц, можно примерно обобщить, как пытаются защититься горе — директора.

  1. Достаточно частым способом уйти от ответственности является утверждение директора, что он вообще никаких решений не принимал, а директором стал случайно, подписав какой-то документ, как он думал о его премировании. А по факту он там водитель, грузчик и т.п. Соответственно, никакой ответственности на нем не лежит.

  2. Директор утверждает, что делал то, что ему прикажет учредитель, как непосредственный работодателя и весь спрос только с создателя фирмы.

  3. Во время процедуры банкротства, директора и учредители стараются переложить ответственность друг на друга. При рассмотрении таких споров степень вины и ответственности уже будет решать суд исходя из фактических обстоятельств дела.

Как мы заметили выше, исходя из судебной практики, если есть аргументы вины лица, которое контролирует организацию, то обязанность доказать невиновность ложится на это лицо. Если убыточные сделки подписывал директор, то ему будет очень трудно «отбиться» от обвинений. А вот доказательствами фактического руководства компанией сейчас активно занимаются налоговые службы, которые заинтересованы в надлежащей уплате налоговых платежей, ибо в стране не лучшие времена и деньги нужны.

Резюме

Как мы уже выяснили, утверждение о том, что если фирма банкрот без имущества и денег – то долги уже никак не вернуть, является заблуждением. Потихоньку начинает работать механизм по привлечению третьих лиц к дополнительной ответственности за долги фирмы, которой эти лица руководят. Подтверждением тому является судебная практика последних нескольких лет.

Таким образом, кредитору нужно принимать все меры, чтобы руководителя должника, либо учредителя заставить отвечать за свои действия и вернуть все долги кредиторам. Причем именно эти лица должны доказывать отсутствия оснований для их привлечения.

В любом случае, нужно тщательно проверять своего контрагента перед тем, как заключить значимый контракт. Но в условиях нашей экономики не застрахован никто, поэтому морально нужно всегда быть готовым отстаивать свои интересы и готовиться вернуть свои собственные средства.

Будем надеяться, что в будущем проблем с невозвратными долгами станет заметно меньше, а количество недобросовестных лиц будет сокращаться. Ведь долг платежом красен.

Юрист сайта Правовед.RU Бабкин Михаил

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую бизнес-статью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *