Почему наука?

Лекция 1. Наука и ее роль в современном обществе

Самое важное — не то большое, до чего додумались другие, но то маленькое, к чему пришел ты сам.

Харуки Мураками

Тема 1. Наука и ее роль в современном обществе.

Предпосылки возникновения и этапы развития. Понятие науки и ее характерные черты. Объект и предмет науки. Современная наука. Основные концепции. Роль науки в современном обществе. Функции науки. Классификации наук. Наука в структуре общественного сознания. Отличие науки от других форм общественного сознания. Наука и философия.

Предпосылки возникновения и этапы развития

Возникновение науки связано с формированием субъектно-объектных отношений между человеком и природой, между человеком и окружающей его средой, которое произошло в период перехода человечества от присваивающего хозяйства к производящему. Второй причиной формирования науки является усложнение познавательной деятельности человека. Развитие науки было составной частью общего процесса интеллектуального развития человеческого разума и становления человеческой цивилизации.

В истории формирования и развития науки можно выделить две стадии. Первая стадия характеризует зарождающуюся науку (преднауку), вторая — науку в собственном смысле слова.

Зачатки знаний зарождаются на Древнем Востоке, в Греции и Риме, а также в средние века, вплоть до XVI—XVII столетий. Именно этот период чаще всего считают началом, исходным пунктом естествознания ( и науки в целом) как систематического исследования реальной действительности.

Наука как целостный феномен возникает в Новое время вследствие отпочкования от философии и проходит в своем развитии три основных этапа: классический, неклассический, постнеклассический (современный). Критерием (основанием) данной периодизации является соотношение (противоречие) объекта и субъекта познания.

1. Классическая наука (XVII-XIX вв.), исследуя свои объекты, стремилась при их описании и теоретическом объяснении устранить по возможности все, что относится к субъекту, познать предмет сам по себе, безотносительно к условиям его изучения субъектом.

2. Неклассическая наука (первая половина XX в.), отвергает объективизм классической науки, осмысливает связи между знаниями объекта и характером средств и операций деятельности субъекта.

3. Существенный признак постнеклассической науки (вторая половина XX— начало XXI в.) — постоянная включенность субъективной деятельности, соотнесенность характера получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности познающего субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами. Каждая из названных стадий имеет свою парадигму (совокупность теоретико-методологических и иных установок), свою картину мира, свои фундаментальные идеи.

Понятие науки и ее характерные черты

Объект и предмет науки

Наука – это сфера человеческой деятельности, целью которой является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности, а также результаты этой деятельности.

Наука, выступая как целостная, развивающаяся система, имеет несколько основных значений.

Во-первых, под наукой понимается сфера человеческой деятельности, направленной на выработку и систематизацию новых знаний о природе, обществе, мышлении и познании окружающего мира.

Во втором значении наука выступает как результат этой деятельности – система полученных научных знаний.

В-третьих, наука понимается как одна из форм общественного сознания, социальный институт. В последнем значении она представляет собой систему взаимосвязей между научными организациями и членами научного сообщества, а также включает системы научной информации, норм и ценностей науки и т.п.

Наука как система знаний – это особое знание, получаемое и фиксируемое специфическими научными методами и средствами (анализ, синтез, абстрагирование, системное наблюдение, эксперимент).

Основные черты научного знания: объективность, рациональность, проверяемость, системность, общезначимость.

Объективность научного знания проверяется в ходе научных наблюдений, практики, различных экспериментов, логических рассуждений. Научные гипотезы требуют рационального обоснования, без которого они не могут считаться знанием. Результаты исследований постоянно подвергаются критической оценке и переоценке, без чего невозможен научный прогресс.
Научному знанию свойственна упорядоченность: в ходе исследования оно принимает форму теории, системы понятий, умозаключений.
Общезначимость науки заключается в том, что научное знание является всеобщим достоянием, принадлежит всему человечеству.

Важнейшие формы науки как особого знания: теории, дисциплины, области исследования, области наук (физические, исторические, математические), научные законы, гипотезы.

Истина – основная цель и ценность науки. Именно истина является основным и конституирующим науку компонентом, отличающим науку от других форм общественного сознания.

Наука как вид деятельности – это специфический вид когнитивной активности, цель которой производство знания о свойствах, отношениях и закономерностях объектов. Наука как особый вид деятельности стремится к фактически выверенному и логически упорядоченному познанию предметов и процессов окружающей действительности.

В структуре научной деятельности выделяют следующие основные элементы:

1)субъект научной деятельности — исследователь или научный коллектив, осуществляющий познание;

2)объект научной деятельности — предмет изучения, явление окружающего мира, на которое направлено внимание ученого;

3)цель научной деятельности — получение объективных знаний об объекте исследования;

4)эмпирические и теоретические методы научного познания (наблюдение, эксперимент, анализ, синтез, аналогия, абстрагирование, дедукция индукция и др.);

5)понятийный и категориальный аппарат — теоретическая база исследования;

6)технические средства научно-исследовательской работы — специальное оборудование (экспериментальное, лабораторное).

Наука как социальный институт– это профессионально организованное функционирование научного сообщества, эффективное регулирование взаимоотношений между его членами, а также между наукой, обществом и государством с помощью специфической системы внутренних ценностей, присущих данной социальной структуре.

Существует множество наук, и каждая наука своеобразно отличается от другой по двум признакам: объект и предмет.

Объект науки – это часть действительности, на который направлен интерес данной науки, причем у каждой науки свой объект (пр. объектом такой естественной биологической науки энтомологии являются насекомые; у астронома объектом является большой космос). С объектом науки тесно связан и ее предмет. Предмет науки есть идеальная модель объекта науки.

Предмет науки – это размышление ученых об объекте исследования (научные знания), причем между реальностью и действительностью или объектом науки и размышлением о нем и моделью никогда нет полного совпадения. Между реальностью и представлениями о ней всегда есть дистанция.

Субъект науки – это те люди (ученые), которые занимаются наукой, определяют объект науки, направления и создают совокупность знаний об этом объекте, т.е. предмет науки. Они создают духовные ценности в виде открытий, изобретений, научных теорий, концепций. Субъектом науки называют не только ученых, а также объединения ученых, организации (Российская Академия Наук), международные организации (Комитет по присвоению Нобелевской премии).

Функции науки

Наука выполняет важные социальные функции.
1. Культурно — мировоззренческая функция: наука дает человеку знания об окружающем мире, помогает систематизировать их и формирует мировоззрение как составную часть культуры.
2. Познавательно-объяснительная функция: в ходе научной деятельности человек постигает суть явлений и процессов в окружающем мире, объясняет его устройство, выявляет законы развития природы и общества.
3. Производственная функция: достижения науки способствуют непрерывному совершенствованию преобразовательной деятельности человека, производственных процессов.
4. Прогностическая функция: выявляя причинно-следственные связи в окружающем мире, наука позволяет предвидеть перспективы и возможные последствия событий, определять нежелательные и опасные тенденции.
5. Социально-преобразующая функция: наука непосредственно участвует в развитии общества.

В ходе своего развития наука претерпевает революционные изменения в господствующей системе представлений и понятий — смену парадигм.
Парадигма — совокупность научных достижений, теорий и понятий, которые пользуются всеобщим признанием и определяют направление научной деятельности.

Классификации наук

Существуют различные способы классификации наук на основе определенных критериев.

По объекту и методам познания выделяют:

  • естественные науки, изучающие природу и ее законы (физика, химия, география, геология, астрономия, почвоведение, экология, генетика);

  • точные науки, изучающие числа, количественные отношения и закономерности (математика, информатика);

  • технические науки, изучающие механизмы (механика, баллистика, машиностроение, робототехника, радиоэлектроника);

  • общественные науки, изучающие социальную сферу человеческого бытия (философия, история,социология,политология, юриспруденция, экономика, антропология, культурология, этнография);

  • гуманитарные науки, изучающие духовную жизнь человека и общества (искусствознание, этика, психология).

Эта классификация условна: многие науки могут быть отнесены

сразу к нескольким отраслям человеческого знания (психология – к общественным или гуманитарным наукам, физика – к точным, техническим или естественным и т. п.). Кроме того, в последние десятилетия в сфере научной деятельности идут процессы междисциплинарной интеграции: на стыке различных отраслей познания возникают новые науки.

По соотношению познавательной и практически-действенной функций выделяют:

  • фундаментальные науки (теоретический уровень познания, постижение сути явлений);

  • прикладные науки (применение результатов научного познания на практике, в производстве и социально-преобразующей деятельности).

Современная наука. Основные концепции

Концепция Карла Раймунда Поппера (28.06.1902-17.09.1994).

В основе — принцип фальсифицируемости. т.е. опровержимости научных теорий. Теория является научной тогда и только тогда, когда она может быть опровергнута. Теория не может быть подтверждена в смысле абсолютно достоверного доказательства её истинности. Развитие науки – это путь проб и ошибок, смелых предположений и опровержений. Цель науки не в постижении того, чем вещь является на самом деле, и не в определении её подлинной природы, а в описании того, как вещь себя ведёт при различных обстоятельствах и, в частности, в выяснении того, имеются ли в этом поведении какие-либо закономерности.

Концепция научных революций Томаса Куна (1922-1996 гг.).
Важнейшим понятием концепции Куна является понятие парадигмы, т.е. совокупности научных достижений, признаваемых всем научным сообществом в определенный период времени. Такими парадигмами в разное время являлись геоцентрическая система мира Птолемея, механика и оптика Ньютона, теория относительности Эйнштейна, теория атома Бора и др. Науку, развивающуюся в рамках парадигмы, Кун называл «нормальной». Кун был убежден в том, что в реальной научной практике ученые почти никогда не сомневаются в истинности своих теорий и не ставят вопроса об их проверке. Но однажды, полагал Кун, может быть осознано, что средствами существующей парадигмы проблема не может быть разрешена. Научное сообщество распадается на группы, часть которых начинает выдвигать гипотезы. Когда одна из этих гипотез доказывает свою способность справиться с возникшими противоречиями, сообщество формулирует новую парадигму. Смену парадигм Кун назвал научной революцией.

Концепция Пола Фейерабенда (1924-1994). Свою концепцию он назвал «эпистемологическим анархизмом». С точки зрения Фейерабенда каждый волен изобретать собственную концепцию, которую невозможно сравнивать с другими, ибо нет никакой основы для такого сравнения.

Исследователи могут и должны использовать в своей научной работе любые методы и подходы, которые представляются и заслуживают внимания. Следовательно, все допустимо и все оправдано.

Концепция Имре Лакатоса (1922-1974 гг.). Он создал концепцию методологии научного познания, которая получила название методологии научно-исследовательских программ. В своей концепции он отказывается от принципа фальсификации, справедливо считая, что при достаточной находчивости можно длительное время защищать любую теорию, даже если эта теория ложна. Поэтому следует отказаться от попперовской модели, в которой за выдвижением некоторой гипотезы непосредственно следует ее опровержение.
Согласно Лакатосу развитие науки представляет собой конкуренцию научно — исследовательских программ. По мнению Лакатоса исследовательская программа включает в себя «жесткое ядро», в которое входят неопровергаемые для сторонников программы фундаментальные положения. Кроме того, в нее входит так называемый «защитный пояс» из вспомогательных гипотез, который обеспечивает сохранность «жесткого ядра» от опровержений и может быть модифицирован, а также частично или полностью заменен при столкновении с контрпримерами.

Наука в структуре общественного сознания. Отличие науки от других форм общественного сознания. Наука и философия.

Общественное сознание — это совокупность существующих в обществе идей, теорий, взглядов, воззрений, чувств, настроений отражающих бытие людей, условия их жизни.

Общественное сознание не функционирует вне сознания конкретных людей, но это не является доказательством идентичности или тождественности индивидуального и общественного сознания. Индивидуальное сознание — это внутренний (духовный) мир личности, ее жизненный опыт, мироощущение и мировосприятие.

В отличие от индивидуального, общественное сознание выступает коллективной, всеобъемлющей памятью, разносторонним духовным опытом общества. До тех пор пока будет существовать человечество, будет функционировать и общественное сознание.

Общественное сознание по своему происхождению (генетически) формируется из важнейших достижений индивидуального сознания. Те или иные идеи, концепции, прогнозы проходят через «сито» общественного мнения. Затем, имеющейся «твердый» остаток очень придирчиво проходит испытание временем, эпохами с их постоянно изменяющимися ценностями, установками, подходами к пониманию достижений человеческой мысли.

В свою очередь, индивидуальное сознание является общественным сознанием, так как каждый человек становится личностью только в процессе социализации, усваивая то, что человечество накопило в общественном сознании в предшествующий период.

Структура общественного сознания рассматривается в трех основных аспектах:

Конкретно-историческом, выделяя типы сознания: сознание

первобытного общества; сознание предшествующих эпох: античности, средних веков, Нового времени; сознание современного общества.

Гносеологическом (эпистемологическом), выделяя виды: эмпирическое, теоретическое, художественно-образное, массовое, профессиональное; и уровни сознания: обыденное (познание явлений) и научное (познание сущности).

Социологическом, выделяя сферы: идеологию и общественную психологию — и формы сознания: политическое, правовое, нравственное (мораль), эстетическое, религиозное.

При рассмотрении сознания в социологическом аспекте наиболее объемно выделяется его социальная составляющая.Важнейшие особенности общественного сознания наиболее ярко представлены в идеологии и общественной психологии.

Идеология — это целостная система идей и взглядов, отражающая условия жизни людей, их общественное бытие с позиции определенных социальных сил, а также цели (программы), направленные на укрепление или развитие (изменение) существующих в обществе отношений.

Идеология возникает благодаря деятельности теоретиков: ученых, писателей, религиозных, общественных и политических деятелей. По форме выступая как выражение потребностей всего общества или определенных социальных групп, идеология включает в себя миропонимание, лозунги, директивы деятельности и устремления к определенным практическим результатам. Главная особенность идеологии — ориентированность на социально-экономическую реальность, направленность на массовое сознание, где фактор веры сильнее фактора знания. Кроме того, идеология должна предлагать определенный образ жизни, без этого она не может быть принята людьми, не может их увлечь.

Идеология находит свое выражение в Конституции государства, в программных заявлениях политических партий, в религиозных писаниях, в других документах и материалах.

Общественная психология представляет собой систему убеждений, чувств, эмоций, установок, в которых отражаются, в первую очередь, ближайшие условия бытия людей.

Общественная психология, в отличие от идеологии, является продуктом духовной жизнедеятельности всего общества или конкретных групп людей.

явление и процессы общественной психологии носят коллективный характер и проявляется как психология определенных социальных групп, партий, общества, наций. По своему характеру люди самых различных социальных групп и слоев могут быть похожими друг на друга или резко отличаться один от другого. Но не только и не столько индивидуальные особенности и индивидуальная психика людей побуждает их действовать определенным образом, сколько их общие материальные и духовные интересы и потребности.

Определяющим в становлении психологии людей выступает общественное бытие и особенно состояние экономики, культуры, образования, традиций. Однако немаловажное влияние на общественную психологию оказывает и идеология.

В свою очередь общественная психология оказывает заметное влияние на идеологические процессы и политическую практику.

Формы общественного сознания

Форма общественного сознания — это система общественных идей, взглядов, чувств, установок и убеждений, в которых отражается определенная область духовной жизни. Выделяют следующие наиболее важные формы общественного сознания: политическое сознание, правосознание, моральное (нравственность), эстетическое и религиозное сознание.

С возникновением гражданского общества появляется государство и зарождается новый вид человеческой деятельности — политика.

Политика — это деятельность социальных групп, наций, партий, государства, ядром которой является проблема власти.

Политика как определенные отношения и действия находит свое отражение в политическом сознании.

Политическое сознание представляет собой совокупность идей, теорий, взглядов, чувств, настроений, отражающих отношения к власти социальных групп, партий, общества.

Оно включает в себя политическую идеологию и психологию.

Политическая идеология – это система взглядов, обосновывающая политику, проводимую той или иной партией, социальной группой или государством. Она находит свое теоретическое выражение в конституциях государств, в программах и лозунгах партий, в программных высказываниях лидеров политических партий и социальных группировок.

Политическая психология включает в себя чувства солидарности и ненависти, эмоции, поведенческие установки, настроения той или иной социальной группы или общества, проявляемые в процессе реализации политических целей и задач.

Правосознание — это совокупность убеждений людей относительно правомерности или неправомерности обязанностей, прав и поступков людей в обществе.

Правосознание специфично. Каждая социальная группа, этническое сообщество и другие объединения социума имеют свои правовые воззрения на социальные процессы, свое правосознание. Несмотря на это, все вынуждены считаться с существующими в обществе законами, правом.

Право — это система обязательных норм, правил поведения людей, выраженная в юридических законах.

Право является продуктом конкретного экономического, социального, политического, экологического, культурного состояния общества, исторических традиций, состояния и расстановки политических сил в обществе. Правовые нормы складываются в результате компромисса между различными социальными группами и слоями общества. Это примиряет интересы различных социальных групп, не позволяет обществу расколоться. Право охраняется силой государства.

Право, как и политическое и правовое сознание, появляется с возникновением гражданского общества и государства и оказывает определенное воздействие на все стороны жизни общества.

В отличие от них, моральное сознание (нравственность) является наиболее древней формой сознания и социальной формой регуляции деятельности людей. Мораль — это совокупность взглядов, представлений, норм и оценок поведения людей в обществе с точки зрения добра, зла, справедливости, несправедливости, чести и бесчестия.

Нормы морали или нравственности отличаются от других социальных норм, в частности, от норм права. Если нарушается право, то государство с помощью аппарата принуждения может заставить человека подчиниться требованиям закона. За моралью, где наиболее четко выражены элементы общественной психологии, стоит сила убеждения, примера, традиций, общественного мнения, культуры. Требования права и морали не во всем совпадают. В праве на первом плане — наказание, в морали — воспитание.

Нравственные отношения, как правило, имеют эмоциональную окраску, в то время как в категориях правосознания преобладает логический, рассудочный элемент. Например, закон не предусматривает наказания за недостаток вежливости или неряшливость, тогда как нравственность это осуждает (эмоционально). Именно эмоциональность, как специфическая черта нравственного сознания, придает принципам и нормам морали большую жизненность и гибкость. Через воздействие на сознание индивида (общества), его психологию мораль осуществляет свою роль регулятора поведения, способствует созданию определенных нравственных отношений между людьми.

Изучением морали занимается философская наука этика.

Одной из древнейших форм сознания, наряду с моралью, является эстетическое сознание. В труде, в ходе повседневной практической деятельности и художественного творчества, человек выработал в себе ценнейшую способность – эстетического отражения действительности. Его основная особенность в том, что объект постигается эмоционально, когда то или иное явление проходит эстетическую оценку.

Эстетическое сознание – это система взглядов и чувств, отражающих действительность с точки зрения прекрасного и безобразного, комического и трагического, величественного и ничтожного.

Высшей формой эстетического сознания выступает искусство.

Искусство — есть форма отражения действительности в художественных образах.

Как форма отражения действительности искусство включает в себя конкретные виды искусства: литературу, театр, музыку, живопись, скульптуру, киноискусство и т.д. Каждый вид искусства в свою очередь подразделяется на целый ряд разновидностей. Так, литература включает в себя прозу, поэзию, драматургию; музыка подразделяется на симфоническую, камерную, эстрадную и пр.

Искусство выполняет следующие функции:

— познавательную (например, о Второй мировой войне люди знают больше из произведений искусства, чем из исторических документов);

— эстетическую (произведения искусства заставляют людей радоваться и восхищаться, ненавидеть и негодовать, воспринимать прекрасное и определяться по отношению к низменному и безобразному);

— воспитательную (общение с миром прекрасного учит людей отличать благородное от пошлого, величественное от ничтожного);

— социальную, идеологическую (произведения искусства специфически выражают определенные интересы, эмоциональный настрой, чувства, мироощущение и мировосприятие определенных социальных групп, их политические, правовые, моральные и иные взгляды, идеи, концепции).

Искусство и его различные виды являются предметом специального изучения теории искусства – эстетики. Эстетика как философская наука изучает два взаимосвязанных вида духовных явлений: сущность эстетического как специфического проявления ценностного отношения человека к бытию и сферу художественной (эстетической) деятельности людей.

Религиозное сознание — одно из древних форм осознания мира и регуляции человеческой деятельности. В его основе лежит вера в сверхъестественные силы и поклонение им.

История человечества знала великое множество различных типов и вариантов религий: примитивные и сложные; языческие, связанные с верой в множество богов и с верой в единого бога; национальные и межнациональные или мировые. К мировым религиям относятся: христианство, ислам и буддизм.

Каждая религия включает в себя три основных, обязательных элемента: мифологический — веру в реальное существование тех или иных сверхъестественных, чудодейственных сил; эмоциональный — религиозные чувства, возникающие под воздействием веры; нормативный — требования по соблюдению религиозных предписаний.

Наука и философия

Философия и наука – являются самостоятельными, но очень тесно связанными между собой формами человеческого познания мира.

Основная специфика философского знания заключается в его двойственности, так как оно:

• имеет очень много общего с научным знанием — предмет, методы, логико-понятийный аппарат;

• однако не является научным знанием в чистом виде.

Главное отличие философии от всех иных наук заключается в том, что философия является теоретическим мировоззрением, предельным обобщением ранее накопленных человечеством знаний.

Предмет философии шире предмета исследования любой отдельной науки, философия обобщает, интегрирует иные науки, но не поглощает их, не включает в себя все научное знание, не стоит над ним.

Можно выделить следующие особенности философского знания:

• имеет сложную структуру (включает онтологию, гносеологию, логику и т. д.);

• носит предельно общий, теоретический характер;

• содержит базовые, основополагающие идеи и понятия, которые лежат в основе иных наук;

• во многом субъективно — несет в себе отпечаток личности и мировоззрения отдельных философов;

• является совокупностью объективного знания и ценностей, нравственных идеалов своего времени, испытывает на себе влияние эпохи;

• изучает не только предмет познания, но и механизм самого познания;

• имеет качество рефлексии — обращенности мысли на саму себя (то есть знание обращено как на мир предметов, так и само на себя);

• испытывает на себе сильное влияние доктрин, вырабатываемых прежними философами;

• в то же время динамично — постоянно развивается и обновляется;

• опирается на категории — предельно общие понятия;

• неисчерпаемо по своей сути;

• ограничено познавательными способностями человека (познающего субъекта), имеет неразрешимые, «извечные» проблемы (происхождение бытия, первичность материи или сознания, происхождение жизни, бессмертие души, наличие либо отсутствие Бога, его влияние на мир), которые на сегодняшний день не могут быть достоверно разрешены логическим путем.

Задачей философии становится обобщение имеющихся у человека знаний о мире в единую систему. При этом целостное представление о мире предполагает включение в него человека, обладающего способностью активного и сознательного воздействия на окружающий мир.

Философия пре вращается в систему общих знаний о природе, обществе и человеке. Вместе с тем в самой философии формируются самостоятельные ее разделы: онтология, гносеология, логика, этика, эстетика, история философии и др. То есть, выстраивается своего рода, структура философского знания.

Наука не занимается вопросами о добре и зле, она не может объяснить целей, к которым мы стремимся, или оправдать этические принципы, которым следуем. Философия может, должна и способна это сделать. Философия выступает как духовное рационально-теоретическое освоение действительности. Сходство философии и науки: рациональность, систематизированность, стремление к открытию законов, практическая значимость, обоснованность.

Отличия философии от науки:

  • Наука испытывает постоянное движение вперед. Философия возвращается к одним и те же проблемам, ее проблемы вечны.

  • Различный понятийный аппарат. Язык науки – четкая фиксация объема и содержания понятий, философия создает свой язык понятий.

  • Частные науки могут учитывать опыт других наук.

  • Философия пытается учесть весь имеющейся опыт.

Вопросы для самопроверки:

  1. Раскройте понятие науки как сферы человеческой деятельности, как

системы научных знаний, как социального института.

  1. Что является целью науки?

  2. Раскройте понятия «объект науки», » предмет науки», «субъект науки».

  3. Что означает «принцип фальсифицируемости»?

  4. Раскройте понятие «парадигма».

  5. Раскройте понятие «эпистемологический анархизм».

  6. Раскройте смысл методологии научно-исследовательских программ.

  7. В каких основных аспектах рассматривается структура общественного сознания?

  8. В чем заключается главное отличие философии от всех иных наук?

Почему люди занимаются наукой?

Сие занятие хлопотное, а в нашей стране и не престижное. Правда, в западном мире к «яйцеголовым» тоже относятся с опаской. Только восточные традиции воспитывают уважение к учителю. Занятие наукой не приносит материального благополучия большинству ученых. На анекдотический вопрос нового русского «Если ты такой умный, почему бедный?» я нашел ответ: «Зато я живой». Вот еще некоторые ответы.
Общий стимул. В нагорной проповеди Иисуса Христа сказано: «Блажени алчущие и жаждущие правды, яко тии насытеся».
Ганс Селье, создатель учения о стрессе, выделяет семь личных стимулов.
1. Бескорыстная любовь к природе и правде. Природа так устроена, что полезные действия и вещи нам приятны. Прием пищи, процесс размножения и… процесс познания. Инстинктивное предвкушение удовольствия предшествует и поцелую, и научному открытию. Открытие в области фундаментальных наук доставляет радость вне зависимости от его практического использования. Но приобретенное таким образом знание становится и практически полезным. Мы с коллегами прыгали от радости у спектрометров (и, естественно, бежали в магазин), получив результат интуитивно ожидаемый и ничем прежде не обоснованный. Затем тратились годы на доказательство научному сообществу его истинности.
Мотив выгоды прямо осуждает «Бхагавадгита»: «На действие имеешь ты право, но не на плоды его. Не должно побуждать к действию желание воспользоваться его плодами, но ничто не может быть оправданием бездействию».
2. Восхищение красотой закономерности. В детстве мы рады чудесам и загадочным вещам. Феномен «Смотри, папа (мама)!». Мало кто в течение жизни сохраняет этот дар радостного удивления. Истинные ученые так и остаются на всю жизнь наивными детьми. Мне, например, до сих пор удивительно, что такая тяжелая «железка» как самолет летает. У многих мыслителей, достигших с точки зрения обывателя всего, встречается в конце жизни признание: единственное, что я знаю, это то, что я ничего не знаю. Это не кокетство, а сохранившееся изумление перед постоянно открывающимся океаном неизведанного.
3. Простое любопытство. Шутка академика: наука – это способ удовлетворить любопытство за государственный счет. Есть азарт перед каждой новой задачей: они не смогли, а я смогу, я чувствую это! У В.С. Высоцкого есть такие строчки:
Узнай, а есть предел – там, на краю земли,
И можно ли раздвинуть горизонты?
4. Желание быть полезным. Я бы уточнил – востребованным. Человек – существо коллективное, стадное. Ему уютнее, когда он стаду нужен. В.В. Маяковский кокетничал, когда говорил:
Я хочу быть понят своей страной.
Ну а, если не буду понят, что ж.
По родной стране пройду стороной,
Как проходит косой дождь.
Наука делается не тогда, когда она нужна, а когда хочется. Это образ жизни, а не служба. Словарь русского языка собирался В. Далем 52 года в качестве хобби во время службы по различным ведомствам, а нужен России уже 150 лет. Удачливый коммерсант, миллионер Г. Шлиман в сорок шесть лет бросил бизнес и отправился искать легендарную Трою. И что-то подобное нашел!
5. Потребность в одобрении – жажда авторитета – тщеславие. Ученые, как и большинство людей, нуждаются в похвале. Они ищут ссылку на себя в специальных статьях и обеспокоены приоритетом своих исследований. Существуют даже специальные журналы «…Letters» для быстрой публикации сигнальных работ. Но они очень разборчивы в отношении того, чьего признания им хотелось бы добиться и за что им хотелось бы стать знаменитыми. Успех у толпы их мало интересует, а интерес журналистов просто пугает (ибо врет сие племя изрядно и беспардонно). Это одна из причин, почему некоторые ученые сами берутся за написание популярных статей.
6. Ореол успеха. Желание подражать идеалу. Для меня это Э. Резерфорд и А. де Сент-Экзюпери. Но идеалы выбираются не для того, чтобы их догонять, а для указания пути. Ибо сказано: не сотвори себе кумира.
7. Боязнь скуки, однообразия. Это мощнейший стимул. Впервые я испытал его в 17 лет во время работы слесарем на заводе реактивных двигателей в Воронеже. Через полгода после начала работы понял, что через три года достигну высшего 6 разряда и все. Дальше одно и то же. И ушел учиться в Ленинградский университет. В артели старателей «Амур» на добыче платины испытал то же самое. Пять сезонов как корова. Ночью в стойле спишь. Утром в столовой корм. Дальше на лужок (на промприбор за платиной). В обед снова корм. Вечером тебя государство подоит (сдали платину). Корм и в стойло. И так 140 суток подряд. Многим нравилось. А мне было смертельно скучно. Вернулся на нищенскую зарплату, но в Академию Наук.
Добавлю еще один стимул. Уход от обыденности «в башню из слоновой кости». По В.И. Вернадскому: общение с природой поддерживает дух ученого, а с людьми он часто теряет присутствие духа.
Личные стимулы действуют медленно и хаотично. Пример тому К.Э. Циолковский, который все свои исследования делал за свой счет (зарплата учителя гимназии, за исключением единственной разовой подачке в 1000 рублей). Отсюда и довольно скромный результат.
Гораздо эффективнее государственный стимул. Пример: резкое ускорение во время Второй мировой войной научного поиска в ядерной физикохимии и технологии. При освоении космоса несравненно больших результатов, чем К.Э. Циолковский, добился С.П. Королев – сугубо государев человек. Тут тебе и в партию приняли с неснятой судимостью, и звезды, и известность – посмертная.
Научные знания – одна из форм власти, поэтому как отдельные люди, так и народы должны иметь к ним равный доступ.
Власть – еще один стимул к занятию наукой. Она и объективна, так как проходит проверку опытом, и неподкупна. Подкупить можно отдельного ученого, институт, но не результат их работы, так как лживые результаты будут рано или поздно опровергнуты научным сообществом. В фильме «Фараон» есть образ власти знания. Жрец, зная время наступления солнечного затмения, заставил народ содрогнуться, и сверг фараона.
Шутки читателей.
Наука от необходимости (и страха): Однажды товарищ Сталин вызвал авиаконструктора Яковлева и поставил задачу: создать новый, лучший в мире истребитель. Срок – три месяца. Яковлев возразил, что американцы тратят на подобную разработку полтора года. Сталин совершенно искренне удивился: «А разве ви амэриканец?» Самолет был создан за три месяца.
Современная институтская наука на марше: Дорогие студенты! Помните, что деньги решают все! Даже сложные дифференциальные уравнения…
Наука из интереса: Ученые-генетики ради эксперимента ввели тюленям ген морской черепахи. Теперь по весне тюлени зарывают свои яйца в песок.
Наука как возможность наблюдения необычного: А вы знаете, какой эффект получается, если в принтер, стоящий возле окна, попадает занавеска? Заходишь в комнату, а там принтер ест занавески и потихоньку карабкается наверх…

Зачем нужна наука?

Зачем нужна наука? Это тот вопрос, на который мне необходимо ответить в этом эссе. Но, прежде всего, я бы хотела ответить на другой вопрос. Что же такое наука? Как я могу рассуждать о том, зачем что-то нужно, если я не имею четкого представления о том, что же это такое. Поэтому я решила обратиться к Всемирной Сети.
На мой запрос в Интернете в секунду вышло огромное количество ссылок с различными, но такими похожими друг на друга определениями слову «наука». И вот одно из них:
«Наука — сфера человеческой деятельности, имеющая своей целью сбор, накопление, классификацию, анализ, обобщение, передачу и использование достоверных сведений, построение новых или улучшение существующих теорий, позволяющих адекватно описывать природные (естественные науки, естествознание) или общественные (гуманитарные науки) процессы и прогнозировать их развитие».
Так что же это получается? Наука – это всё? Всё, что нас окружает – это наука? Или наука – это то, что изучает все окружающее нас? А какие бывают науки? Математика, биология, химия, физика. Всё это науки. Так зачем в школах, университетах преподаватели так старательно пытаются внедрить в головы своих учащихся знания по определенным наукам. И тот самый главный вопрос моего эссе: зачем нужна наука?
В современном мире наука необходима для того, чтобы человек мог понимать, принимать, знать и может даже прочувствовать на себе всё то, что его окружает или окружало его предков. Человек не сможет существовать в современном обществе, если не будет знаком с элементарными знаниями различных наук. Представим, что перед нами человек, который никогда не читал книг, не учился и не мог нигде узнать о чем-либо. Да, это трудно, но я настоятельно прошу всё-таки представить такого человека. Представили? А теперь давайте попробуем описать его. Как он выглядит? Наверное, он выглядит очень странно. На его ногах перчатки, на руках ботинки… А что творится у него в голове? Представим, что мимо него проехал велосипедист. Что подумает наша небывальщина? Я попробую даже конкретно воспроизвести здесь его слова: «Эээээ… мууу…». И, действительно, как он может думать, если он никогда книг не читал? Чем он может думать? Наверное, картинками. Хотя, это один из вопросов, который меня очень интересует: «Как думает человек, который никогда не читал и не общался с людьми?». Но это уже тема для другого эссе. Так вот, вернемся к нашему человеку и к обществу в целом. Так для чего нужна наука? Во-первых, чтобы понимать всё то, что происходит вокруг и не думать, что проезжающий мимо велосипедист — это человек, к которому вросла эта странная металлическая конструкция с колесами. Также наука нужна для того, чтобы хотя бы иметь представления, что было до тебя. Без науки мы не завяжем шнурки, не откроем дверь, не заведем машину – это ведь тоже всё наука.
А если зайти в машину времени, нажать на кнопку и перенестись на тысячи лет назад. Что мы увидим? О, смотрите, они так похожи на нас. Но что они делают? Зачем они камнем бьют о землю? Что они стараются сделать? Смотрите, он случайно ударил камень о камень. Огонь. Но почему он так боится его? Зачем он лезет туда рукой? Неужели, он не знает, что это больно? Орет…
В первобытности понятия не имели, что такое наука. Но именно наши волосатые предки были теми, с кого все началось. Методом проб и ошибок они выясняли, как жить лучше и комфортнее, чтобы уже мы, в свое время, смогли знать, прочитать, почувствовать то, что не могли они. Они оставляли нам знаки, записи, чтобы мы могли узнать больше.
Так что это получается? В первобытности науки не было? Была. Она и зарождалась в первобытности. Чтобы мы сейчас могли пользоваться тем, чем пользуемся, и радовались жизни.

Для чего нужна наука вообще и что следует ожидать от юридической науки?

Написать эту заметку я решил под впечатлением развернувшейся недавно дискуссии о состоянии современной науки. Не то, что бы родились какие-то прорывные идеи. Просто, накопились наблюдения и образовался своего рода субстрат, на котором выстроились представления юриста-практика о феномене научного познания юриста-ученого. Также хочется понять, что нам предлагает современная юридическая наука? Какие закономерности в своей области открыты учёными-правоведами? Какие практические задачи они решили и какие новые цели ставят перед собой?

Наука нужна обществу для того, чтобы объяснить сложные, порой загадочные явления. Наука – удел наиболее наблюдательных и пытливых умов, которым дано делать открытия, создавать новые знания, делать их доступными всему человечеству. То есть ценность науки состоит в её полезности для общества, в способности преобразовать нашу жизнь, сделать её насыщеннее, комфортнее, безопаснее.

Практически все отрасли знаний, бывшие ранее описательными (медицина, биология, история, социология, языкознание и многие другие), перешагнули порог созерцательности и коллекционирования эмпирический данных. Все они, воспользовавшись современным техническим и математическим инструментарием перешли на качественно иной уровень развития.

Алгоритм научного поиска универсален. Открытию предшествует накопление разрозненных фактов, которые затем выстраиваются в определённую систему, и в конечном счёте выводятся закономерности. Так происходит качественный скачёк и знание выходит на новые рубежи.

Дарвин написал «Происхождение видов», Менделеев открыл периодическую таблицу, Энштейн – теорию относительности. Открытия античных астрономов служили мореплавателям в деле навигации. Средневековые алхимики по праву считаются прародителями современных синтетических материалов. Большой адронный коллайдер уже стимулировал прорыв в строительных, материаловедческих и информационных технологиях.

Что же нам предлагает современная юридическая наука? Какие закономерности в своей области открыты учёными-правоведами? Какие практические задачи они решили и какие новые цели ставят перед собой?

Посмотрим, какими проблемами занимаются сегодня учёные-юристы, как показатель возьмём несколько тем диссертационных исследований на соискание степени доктора юридических наук. Вот они: Монархическая власть в консервативных государственно-правовых учениях России XVIII – XX вв; Наука конституционного права России и концепт «культура»: вопросы теории и практики; Предпринимательско-правовые (это сильно! – прим. авт.) основы государственного регулирования экономики; Правовое регулирование корпоративного управления федеральной собственностью в Российской Федерации; Гражданско-правовые проблемы организации и деятельности дехканских (фермерских) хозяйств в Таджикистане. С актуальным списком можно ознакомиться на интернет-сайте ВАК.

Возможно, приведённые примеры непоказательны. Может быть автор умышленно акцентирует внимание на исследованиях, носящих нерепрезентативный характер, а ученые-юристы тем временем трудятся не покладая рук, создавая удобную, органичную, социально ориентированную правовую систему. Развивая отдельные правовые институты, согласуя их между собой, подчиняя общим принципам, правоведы кропотливо ткут незримое покрывало, состоящее из разумных, справедливых законоположений и правил по их применению, что бы надёжно защитить правопорядок и гармонизировать общественное устройство.

К сожалению, это не совсем так. Юристы предпочитают оперировать абстрактно-отвлеченными понятиями, создавая информационный шум, состоящий из обрывочных, противоречивых критических мнений, которые оказывают мало помощи в решении повседневных задач, которые не дают ясных, мотивированных и при этом авторитетных ответов, на которые мы могли бы с уверенностью опереться. Нам предлагают ознакомиться с глубоко теоретическими филосовско-правовыми эссе, изложением законодательных новелл, критическими оценками отдельных законоположений. То есть фоном идет либо познавательная, либо дискуссионная информация.

Авторы тратят огромное количество энергии на полемику друг с другом, доказывая верность своей точки зрения, а после так и расходятся каждый при своём. Особенно ярко это проявляется в социальных сетях. Мало кто признает чужое мнение, считая что равный равного не судит. Сказывается дефицит признанных авторитетов, кто мог бы выступить истиной в последней инстанции.

Однако среди кандидатских диссертаций, мы находим уже более «приземлённые» темы. Например, такую: «Сделки с отлагательным и отменительным условием как основание приобретения вещного права». Наверное, это неплохая диссертация, скорее всего автор старался и провёл обстоятельное, глубокое исследование, позволяющее нам лучше понимать природу, содержание и особенности таких сделок. Но интересно понять мотивы выбора темы, почему автор остановился именно на этой проблеме. Скажем проще: а что, сделки без таких условий уже изучены вдоль и поперёк? Является ли это исследование продолжением или составной частью общего учения о сделках, раскрывающего весь круг вопросов в общем контексте? Соотносится ли оно с близкими по тематике исследованиями и не противоречит ли им в своих выводах? А если противоречит, то как это противоречие устранить? И чем эта работа дополняет фундаментальные труды признанных авторитетов?

То есть, возникает вопрос: как происходит отбор тем? Кто определяет приоритеты, актуальность? Кто координирует и определяет потребность в разработках? Кто дирижёр в этом оркестре? Есть ли оркестр?

Сегодня юридическую науку представляют никак не связанные индивиды, преимущественно от практики. Подавляющее большинство исследовательских центров, школ, институтов, кафедр юридического профиля объединяют своих сотрудников лишь местами общего пользования. Они лишь собирают под одной крышей группы разрозненных исследователей, каждый из которых работает по своему индивидуальному плану, а исследования проводятся фрагментировано.

Темы выбираются хаотично, на основе личных предпочтений и интересов авторов. Разработка отдельных тем группой авторов в рамках одного коллектива в сумме не дает ничего нового. Суммарные знания юристов-исследователей не создают нового знания. В существующих творческих коллективах отсутствует эффект синергии, что делает их как коллективы бессмысленными.

Между тем наука всегда была нацелена на решение прикладных задач. Средневековые алхимики, астрологи, путешественники эпохи возрождения, все искали золото. Вопреки расхожему штампу бедолага Дж. Бруно попал на костер не за прогрессивную идею, а за то, что понял, как определять долгОты, что было критически важно для мореплавания, и не захотел делиться своими познаниями со Святым Престолом, который в то время был активным игроком в рынке освоения новых земель.

Отвлеченные знание были интересны больше широкой публике, и они преподносились как продукт вторичной переработки. Впрочем, были и меценаты, которые своими деньгами нередко привлекали шарлатанов и авантюристов вроде Джузеппе Бальзамо он же граф Калиостро и иже с ним.

Должна быть сложная задача, она должна делиться на более простые. Задания должны распределяться между членами коллектива, а их исполнение координироваться и корректироваться из единого центра (сейчас что-то похожее в зачаточном состоянии можно наблюдать в работе «схемотехников» — консультантов по налогам, оффшорам, «корпоративке» и т.п.).

Кстати, из официальных структур сегодня наиболее продуктивно работают научно-консультативные советы судебных инстанций, которые вырабатывают действительно системный подход правоприменения. Очевидно, что основную нагрузку в этой работе несут не титулованные члены НКСов, а сотрудники аппарата судов, управлений обобщения, занимающиеся анализом и обобщением практики, дают разъяснения и вырабатывают рекомендации по применению законодательства. Считаю, что результаты их деятельности недооценены общественностью и недостаточно освещены средствами массовой информации.

Непревзойденный исторический опыт такого организационного решения – это институт им. Курчатова, который смог объединить тысячи людей и сотни смежных организаций для решения всего одной задачи – создания атомной бомбы. Сегодня, видимо, так уже не получится, поскольку, чтобы появился Курчатов нужно, что бы сначала появился Лаврентий Павлович. А с этим, думаю, мало сейчас кто согласится.

Посему, еще одна проблема науки. Оставшиеся нам в наследство научные институты гуманитарного профиля сегодня решают преимущественно две задачи – получение госзаказа на НИР (часто высосанный из пальца) и управление «левой» арендой с «временно свободных» площадей, которыми в они избытке располагают. Все это понимают, но соглашаются в знак признательности за прошлые заслуги.

Интересна идея исследовательских инкубаторов при ВУЗах, но ее реализация удручает.

«Сколково»?! Может быть…

Отдельно про современные информационные системы.

Юрист, ограничивающий свою инструментальную базу только «пером и чернилами», уповающий только на описательный метод, фокусирующий внимание на отдельном институте, частном вопросе, эмпирических данных, напоминает полевого ботаника – героя Жюля Верна, впадающего в эйфорию от невиданной ранее травинки, тогда как закрома уже ломятся от собранных до него гербариев.

Однако предлагаемые сегодня информационные правовые системы застряли в конце 90-х – начале 2000-х. В них механически накоплен огромный массив необработанной неструктурированной информации. Это очень вместительные по наполнению и компактные по размеру архивные хранилища. Не более того. Эмпирические данные, накопленные информационно-справочными системами, фрагментированы, не обработаны. Иначе говоря, информационно-справочные системы накопили огромный массив эмпирического материала.

Бесспорно, перенос документов с твёрдых копий на жесткий диск произвёл в своё время ошеломляющий эффект. Накопили архив, систематизировали, сделали поиск, переходы по ссылкам. Удобно? Безусловно. Эргономично? На все 100%. А дальше? Нового-то что? Что качественно изменилось в самом механизме обработки правовой информации? Если не брать форму, то практически ничего.

Раньше на полках юротделов стояли подшивки Ведомостей Верховного Совета СССР, Собрания постановлений Правительства СССР, Бюллетеней Верховных Судов и т.д., штатные систематизаторы вклеивали бумажки со ссылками на изменения и дополнения, так оно примерно всё в том же виде и осталось, только в цифровом формате.

Качество консультаций и комментариев также осталось на прежнем уровне, поскольку зависит от личности авторов, их опыта, знаний и усердия. Тематика формируется по случайному признаку, фрагментарна и бессистемна. Актуальность информации нужно проверять.

Сегодня уже второе десятилетие XXI века. Общественным наукам доступно научиться синтезировать информацию с помощью научно-технического инструментария, в том числе с помощью правильно нацеленных и продуктивно используемых вычислительных мощностей. В сегодняшних реалиях опыт Сперанского по ручной кодификации законов Российской Империи повторить не удастся.

Интеллектуальная система должна генерировать новое знание. Синергия массива данных и вычислительной мощности. Созданы искусственные языки, интеллектуальные системы, вычислительные мощности способны расшифровать геном человека, давно используются технологии распределённых расчётов для описания сложнейших явлений природы, человеческого организма, общества. Ученые-юристы не должны пренебрегать новыми возможностями (памятуя опыт бабушки, которая жгла у себя на антресоли керосин, поскольку не верила в электричество)).

Выводы

1. Наука образца СССР с просторными зданиями, ковровыми дорожками и санаторными условиями для профессуры в современных условиях не возродится.

2. Юриспруденция является информационной наукой. В ХХI веке информационная наука не может быть описательной. Информационная наука должна базироваться на информационных технологиях. Юриспруденция должна освободиться от «родовой травмы», определившей ее принадлежность к общественным наукам. Юридическая наука должна моделировать правоотношения, конструировать их, используя при этом весь современный математический и технический инструментарий.

3. Организационное будущее науки видится не в неуклюжих бюрократических структурах, а в компактных и мобильных лабораториях. Которые будут работать по общему плану, и должны быть нацелены на решение общей задачи. Творческий потенциал должен быть управляемым. Коллектив должен быть объединен комплексной масштабной задачей.

4. Надо шире использовать знания, выработанные научно-консультативными советами судебных инстанций, которые вырабатывают системный подход правоприменения. Результаты их деятельности должны быть лучше освещены средствами массовой информации.

5. Хотите заниматься наукой – занимайтесь. Никто не мешает, компьютер есть у каждого.

НАУКА

НАУКА.

1) Осо­бый вид по­зна­вательной дея­тель­но­сти, на­це­лен­ный на вы­ра­бот­ку объ­ектив­ных, сис­тем­но ор­га­ни­зо­ван­ных и обос­но­ван­ных зна­ний о ми­ре;

2) со­ци­аль­ный ин­сти­тут, обес­пе­чи­ваю­щий функ­цио­ни­ро­вание на­учно-по­зна­вательской дея­тель­но­сти.

Спе­ци­фи­ка на­уч­но­го по­зна­ния

Как вид по­зна­ния наука взаи­мо­дей­ст­ву­ет с др. его ви­да­ми: обы­ден­ным, ху­до­же­ст­вен­ным, ре­ли­ги­оз­но-ми­фо­ло­ги­че­ским, фи­ло­соф­ским. Воз­ни­кая из по­треб­но­стей прак­ти­ки и ре­гу­ли­руя её, наука ста­вит сво­ей це­лью вы­явить сущ­но­ст­ные свя­зи (за­ко­но­мер­но­сти), в со­от­вет­ст­вии с ко­то­ры­ми объ­ек­ты мо­гут пре­об­ра­зо­вы­вать­ся в че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Наука мо­жет ис­сле­до­вать лю­бые объ­ек­ты и про­цес­сы — при­род­ные, со­ци­аль­ные, со­стоя­ния че­ло­ве­че­ско­го соз­на­ния, но толь­ко как осо­бые объ­ек­ты, под­чи­няю­щие­ся за­ко­нам функ­цио­ни­ро­ва­ния и раз­ви­тия. Наука не ис­чер­пы­ва­ет со­бой всей куль­ту­ры, хо­тя и вы­сту­па­ет од­ной из её важ­ней­ших об­лас­тей.

Важ­ней­шей ха­рак­те­ри­сти­кой науки, её пер­вым сис­те­мо­об­ра­зую­щим при­зна­ком яв­ля­ет­ся пред­мет­ный и объ­ек­тив­ный спо­соб рас­смот­ре­ния ми­ра. При этом, в от­ли­чие от обы­ден­но­го по­зна­ния, наука не ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся изу­че­ни­ем толь­ко тех объ­ек­тов, их свойств и от­но­ше­ний, ко­то­рые в прин­ци­пе мо­гут быть ос­вое­ны в прак­ти­ке со­от­вет­ст­вую­щей ис­то­рической эпо­хи. Наука спо­соб­на вы­хо­дить за рам­ки этой прак­ти­ки и от­кры­вать для че­ло­ве­че­ст­ва но­вые пред­мет­ные ми­ры, ко­то­рые мо­гут стать объ­ек­та­ми мас­со­во­го прак­тического ос­вое­ния лишь на бу­ду­щих эта­пах раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции. Дан­ная Г. В. Лейб­ни­цем ха­рак­те­ри­сти­ка ма­те­ма­ти­ки как нау­ки о воз­мож­ных ми­рах в прин­ци­пе мо­жет быть от­не­се­на к лю­бой фун­даментальной нау­ке. Элек­тро­маг­нит­ные вол­ны, ядер­ные ре­ак­ции, ко­ге­рент­ные из­лу­че­ния ато­мов бы­ли вна­ча­ле от­кры­ты в науке, и в этих от­кры­ти­ях по­тен­ци­аль­но был за­ло­жен но­вый уро­вень тех­но­ло­гического раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции, реа­ли­зо­вав­ший­ся зна­чи­тель­но позд­нее (тех­ни­ка элек­тро­дви­га­те­лей и элек­тро­ге­не­ра­то­ров, ра­дио- и те­ле­ап­па­ра­ту­ра, ла­зе­ры и атом­ные элек­тро­стан­ции и т. д.). По­сто­ян­ное стрем­ле­ние науки к рас­ши­ре­нию по­ля изу­чае­мых объ­ек­тов, без­от­но­си­тель­но к ак­ту­аль­ным воз­мож­но­стям их мас­со­во­го прак­тического ос­вое­ния, вы­сту­па­ет её вто­рым сис­те­мо­об­ра­зую­щим при­зна­ком. Он от­ли­ча­ет науку от обы­ден­но­го по­зна­ния. Ес­ли в слу­чае обы­ден­но­го по­зна­ния ис­тин­ность зна­ний про­ве­ря­ет­ся не­по­сред­ст­вен­но в на­лич­ной прак­ти­ке, то в си­лу то­го, что наука по­сто­ян­но вы­хо­дит за рам­ки этой прак­ти­ки, она лишь час­тич­но мо­жет опе­реть­ся на её фор­мы и ну­ж­да­ет­ся в осо­бой прак­ти­ке, с по­мощью ко­то­рой про­ве­ря­ет­ся ис­тин­ность её зна­ний. Та­кой прак­ти­кой ста­но­вит­ся на­учный экс­пе­ри­мент. Часть зна­ний не­по­сред­ст­вен­но про­ве­ря­ет­ся в экс­пе­ри­мен­те, ос­таль­ные свя­зы­ва­ют­ся ме­ж­ду со­бой ло­гическими свя­зя­ми, обес­пе­чи­ваю­щи­ми пе­ре­нос ис­тин­но­сти с од­но­го вы­ска­зы­ва­ния на дру­гое. В ито­ге воз­ни­ка­ют при­су­щие науке сис­тем­ная ор­га­ни­за­ция зна­ний, их обос­но­ван­ность и до­ка­зан­ность.

Наука не мо­жет ог­ра­ни­чить­ся ис­поль­зо­ва­ни­ем толь­ко обы­ден­но­го язы­ка и тех ору­дий, ко­то­рые при­ме­ня­ют­ся в про­из­вод­ст­ве и по­все­днев­ной прак­ти­ке, ей нуж­ны осо­бые по­зна­вательные сред­ст­ва — специальный тео­ре­тический язык, осо­бые ком­плек­сы при­бо­ров для эм­пи­рического ис­сле­до­ва­ния. Не­об­хо­ди­ма так­же раз­ра­бот­ка спе­ци­фических ме­то­дов, обес­пе­чи­ваю­щих ос­вое­ние но­вых объ­ек­тов без­от­но­си­тель­но к воз­мож­но­стям их се­го­дняш­не­го прак­тического ос­вое­ния. Ме­тод в науке час­то слу­жит ус­ло­ви­ем фик­са­ции и вос­про­из­ве­де­ния объ­ек­та ис­сле­до­ва­ния. На­ко­нец, тре­бу­ет­ся осо­бая под­го­тов­ка по­знаю­ще­го субъ­ек­та. Ес­ли субъ­ект обы­ден­но­го по­зна­ния фор­ми­ру­ет­ся в са­мом про­цес­се со­циа­ли­за­ции, то для субъ­ек­та на­учной дея­тель­но­сти тре­бу­ет­ся осо­бое обу­че­ние, а так­же ус­вое­ние свой­ст­вен­ной науке сис­те­мы цен­но­стей — ус­та­нов­ки на по­иск ис­ти­ны и по­сто­ян­ное на­ра­щи­ва­ние ис­тин­но­го зна­ния. На ба­зе этих ус­та­но­вок ис­то­ри­че­ски раз­ви­ва­ет­ся сис­те­ма идеа­лов и норм на­учных ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рая за­пре­ща­ет умыш­лен­ное ис­ка­же­ние ис­ти­ны в уго­ду тем или иным со­ци­аль­ным це­лям и тре­бу­ет по­сто­ян­ной ин­но­ва­ци­он­ной дея­тель­но­сти, вво­дя за­прет на пла­ги­ат. Ин­сти­тут ссы­лок как обя­зательное ус­ло­вие оформ­ле­ния на­учной мо­но­гра­фии и ста­тьи при­зван не толь­ко за­фик­си­ро­вать ав­тор­ст­во тех или иных идей и на­учных тек­стов, но и обес­пе­чи­ва­ет чёт­кое раз­де­ле­ние уже из­вест­но­го в науке и но­вых ре­зуль­та­тов.

В раз­ви­той науке на­ря­ду с эм­пи­ри­че­ским фор­ми­ру­ет­ся слой тео­ре­тические ис­сле­до­ва­ния. В нём ре­аль­ные объ­ек­ты за­ме­ща­ют­ся идеа­ли­зи­ро­ван­ны­ми объ­ек­та­ми, ко­то­ры­ми опе­ри­ру­ет мыш­ле­ние. По­стро­ен­ные из их свя­зей мо­де­ли вы­сту­па­ют в ка­че­ст­ве ги­по­тез, ко­то­рые за­тем, по­лу­чив обос­но­ва­ние, пре­вра­ща­ют­ся в тео­ре­тические схе­мы изу­чае­мой пред­мет­ной об­лас­ти. На­ря­ду с эм­пи­рическими за­ви­си­мо­стя­ми и фак­та­ми, по­черп­ну­ты­ми не­по­сред­ствен­но из прак­ти­ки, соз­да­ёт­ся осо­бый тип зна­ния — тео­рия, по­зво­ляю­щая вы­во­дить эм­пи­рической за­ви­си­мо­сти как след­ст­вие из тео­ре­тических по­сту­ла­тов. Зна­ния со­от­но­сят­ся уже не толь­ко с осу­ще­ст­в­лён­ным опы­том, они стро­ят­ся в ка­те­го­ри­ях воз­мож­но­го и не­об­хо­ди­мо­го и вы­сту­па­ют как зна­ния об объ­ек­тах ре­аль­но­сти «са­мой по се­бе». Фор­ми­ру­ет­ся сис­те­ма на­учных дис­ци­п­лин (ма­те­ма­ти­ка, фи­зи­ка, хи­мия, био­ло­гия, тех­нические и со­ци­аль­ные нау­ки) со слож­ны­ми свя­зя­ми ме­ж­ду ни­ми.

Ге­не­зис на­уч­но­го по­зна­ния

На на­чаль­ной ста­дии за­ро­ж­даю­щая­ся наука ещё не вы­хо­дит за рам­ки на­лич­ной прак­ти­ки, она мо­де­ли­ру­ет из­ме­не­ние объ­ек­тов, вклю­чён­ных в прак­тическую дея­тель­ность, пред­ска­зы­вая их воз­мож­ные со­стоя­ния. Опе­ра­ции с ни­ми так­же чер­па­ют­ся из прак­ти­ки, вы­сту­пая как схе­ма прак­тических дей­ст­вий. Та­кой ха­рак­тер име­ли, например, гео­мет­рические зна­ния древ­них егип­тян, где ре­аль­ные опе­ра­ции раз­мет­ки зе­мель­ных уча­ст­ков с по­мо­щью ту­го на­тя­ну­той мер­ной ве­рёв­ки и этой же ве­рёв­ки, но за­кре­п­лён­ной на кон­це с по­мо­щью ко­лыш­ка, что­бы про­во­дить ок­руж­но­сти и ду­ги, за­тем бы­ли схе­ма­ти­зи­ро­ва­ны и ста­ли спо­со­бом по­строе­ния гео­мет­рических фи­гур с по­мо­щью цир­ку­ля и ли­ней­ки.

Мож­но вы­де­лить три основных эта­па фор­ми­ро­ва­ния науки в собственном смыс­ле сло­ва. Пе­ре­ход от пред­нау­ки к соб­ст­вен­но науке ис­то­ри­че­ски пер­вой осу­ще­ст­ви­ла ма­те­ма­ти­ка в кон­тек­сте куль­ту­ры ан­тич­но­го по­ли­са, с при­су­щи­ми ей цен­но­стя­ми пуб­лич­ной дис­кус­сии, де­мон­ст­ра­ция­ми до­ка­за­тель­ст­ва и обос­но­ва­ния как ус­ло­вия­ми по­лу­че­ния ис­ти­ны. Иде­ал обос­но­ван­но­го зна­ния, от­лич­но­го от мне­ния, по­лу­чил своё ос­мыс­ле­ние в ан­тич­ной фи­ло­со­фии, уде­лив­шей осо­бое вни­ма­ние ме­то­дам по­сти­же­ния и раз­вёр­ты­ва­ния ис­ти­ны (диа­лек­ти­ке и ло­ги­ке). Соз­дан­ная в эпо­ху эл­ли­низ­ма гео­мет­рия Евк­ли­да яви­лась пер­вым об­раз­цом раз­ви­той на­учной тео­рии. Имен­но в греческой ма­те­ма­ти­ке ут­вер­ди­лись но­вые прин­ци­пы из­ло­же­ния зна­ний в ви­де тео­рем: «да­но — тре­бу­ет­ся до­ка­зать — до­ка­за­тель­ст­во», то­гда как в древнеегипетской и ва­ви­лон­ской ма­те­ма­ти­ке да­ва­лись лишь нор­ма­тив­ные ре­цеп­ты ре­ше­ния за­дач, из­ла­гае­мые по схе­ме: «Де­лай так!», «Смот­ри, ты сде­лал пра­виль­но!». Про­из­вод­ст­во и транс­ля­ция зна­ний в куль­ту­ре Древ­не­го Егип­та и Ва­ви­ло­на, за­кре­п­лён­ные за кас­той жре­цов и чи­нов­ни­ков, но­си­ли ав­то­ри­тар­ный ха­рак­тер.

Вто­рой этап пред­став­лен но­во­ев­ро­пей­ским ес­те­ст­во­зна­ни­ем, ко­то­рое ос­но­ва­но на со­еди­не­нии ма­те­ма­тического опи­са­ния при­ро­ды с её экс­пе­риментальным ис­сле­до­ва­ни­ем и фор­ми­ро­ва­лось в ре­зуль­та­те куль­тур­ных сдви­гов, со­вер­шив­ших­ся в эпо­ху Ре­нес­сан­са и Ре­фор­ма­ции. Пред­по­сыл­кой ут­вер­жде­ния экс­пе­ри­мен­та как ме­то­да по­зна­ния и про­вер­ки ис­тин­но­сти вы­дви­гае­мых в науке ги­по­тез яви­лось по­ни­ма­ние че­ло­ве­ка как твор­ца, про­дол­жаю­ще­го в сво­их де­лах ак­ты Бо­же­ст­вен­но­го тво­ре­ния, ак­тив­но из­ме­няю­ще­го объ­ек­ты при­ро­ды и про­ти­во­стоя­ще­го ей в сво­ей дея­тель­но­сти, вы­яв­ляя сво­им вме­ша­тель­ст­вом в про­те­каю­щие в ней про­цес­сы её уни­вер­саль­ные за­ко­ны, управ­ляю­щие дви­же­ни­ем всех ве­щей и оди­на­ко­во дей­ст­вую­щие во всех точ­ках про­стран­ст­ва и во все мо­мен­ты вре­ме­ни. Эти ми­ро­воз­зрен­че­ские ус­та­нов­ки, скла­ды­вав­шие­ся в эпо­ху ста­нов­ле­ния ба­зис­ных цен­но­стей тех­но­ген­ной ци­ви­ли­за­ции, бы­ли чу­ж­ды тра­ди­цио­на­ли­ст­ским куль­ту­рам. Так, в ан­тич­ной куль­ту­ре с её про­ти­во­пос­тав­ле­ни­ем ис­кус­ст­вен­но­го (тех­нэ) и ес­те­ст­вен­но­го (фю­сис) по­зна­ние кос­мо­са как це­ло­ст­но­го жи­во­го ор­га­низ­ма по­нима­лось как по­сти­же­ние его гар­мо­нии в умо­зрительном со­зер­ца­нии, и да­же ко­гда ан­тич­ная нау­ка в эпо­ху эл­ли­низ­ма вплот­ную по­до­шла к со­еди­не­нию ма­те­ма­тического опи­са­ния при­ро­ды с экс­пе­ри­мен­том (Ар­хи­мед, Ге­рон, Папп Алек­сан­д­рий­ский), она не сде­ла­ла ре­шаю­ще­го ша­га к кон­сти­туи­ро­ва­нию экс­пе­ри­мен­та как спо­со­ба по­зна­ния при­ро­ды. То, что се­го­дня вы­сту­па­ет как фи­зическое зна­ние о при­ро­де, в ан­тич­ном ми­ре рас­смат­ри­ва­лось толь­ко как зна­ние об ис­кус­ст­вен­ном (тех­нэ).

Тре­тий этап в раз­ви­тии науки — ста­нов­ле­ние тех­ни­че­ских, а за­тем со­ци­аль­ных и гу­ма­ни­тар­ных на­ук — свя­зан с ин­ду­ст­ри­аль­ной эпо­хой, с уси­лив­шим­ся вне­дре­ни­ем на­учных зна­ний в промышленное про­из­вод­ст­во, сти­му­ли­ро­вав­шим изо­бре­те­ние и ти­ра­жи­ро­ва­ние всё но­вых ин­же­нер­ных уст­ройств, и с ус­ко­рив­ши­ми­ся транс­фор­ма­ция­ми со­ци­аль­ных струк­тур и воз­ник­но­ве­ни­ем но­вых ти­пов со­ци­аль­ных общ­но­стей. По­след­нее тре­бо­ва­ло вы­яс­не­ния спо­со­бов ра­цио­наль­ной ре­гу­ля­ции стан­дар­ти­зи­руе­мых функ­ций и дей­ст­вий ин­ди­ви­дов, вклю­чае­мых в те или иные со­ци­аль­ные груп­пы. В кон­тек­сте этих по­треб­но­стей фор­му­ли­ру­ют­ся пер­вые про­грам­мы по­строе­ния на­ук об об­ще­ст­ве (К. А. Сен-Си­мон, О. Конт, К. Маркс), соз­да­вав­шие­ся пер­во­на­чаль­но по об­раз­цу ес­тественных на­ук («со­ци­аль­ная фи­зи­ка» Кон­та и др.). Фор­ми­ро­ва­ние гу­ма­ни­тар­ных на­ук, ис­сле­дую­щих со­стоя­ния и соз­да­ния куль­ту­ры, со­про­во­ж­да­лось вы­яв­ле­ни­ем спе­ци­фических про­це­дур их изу­че­ния (от­не­се­ние к цен­но­стям, по­ни­ма­ние, идио­гра­фи­че­ский ме­тод, нар­ра­тив­ные опи­са­ния и т. д.) и свя­зан­ным с этим про­ти­во­пос­тав­ле­ни­ем «на­ук о при­ро­де» и «на­ук о ду­хе» (Г. Рик­керт, В. Вин­дель­банд, В. Диль­тей, М. Ве­бер). В современной науке, од­на­ко, де­мар­ка­ция ме­ж­ду ес­те­ст­вен­ны­ми и гу­ма­ни­тар­ны­ми нау­ка­ми не но­сит жё­ст­ко­го ха­рак­те­ра.

Нау­ка как со­ци­аль­ный ин­сти­тут

Пер­вые на­учные об­ще­ст­ва и ака­де­мии воз­ник­ли в Ев­ро­пе в XVII-XVIII веках. В этот пе­ри­од скла­ды­ва­ют­ся но­вые ти­пы ком­му­ни­ка­ций учё­ных, в т. ч. «рес­пуб­ли­ка учё­ных», ос­но­ван­ная на ча­ст­ной пе­ре­пис­ке на ла­тыни ме­ж­ду ис­сле­до­ва­те­ля­ми, в рам­ках ко­то­рой из­ла­га­лись ре­зуль­та­ты экс­пе­ри­мен­тов, их ин­тер­пре­та­ция и объ­яс­няю­щие ги­по­те­зы. В конце XVIII — первой половине XIX веков уг­луб­ле­ние спе­циа­ли­за­ции на­учной дея­тель­но­сти при­во­дит к воз­ник­но­ве­нию дис­ци­п­ли­нар­ных объ­е­ди­не­ний ис­сле­до­ва­те­лей. По­яв­ля­ют­ся на­учные жур­на­лы, на­учная ста­тья (на­ря­ду с мо­но­гра­фи­ей) ста­но­вит­ся основным про­дук­том на­учной дея­тель­но­сти. Ла­тынь ус­ту­па­ет ме­сто национальным язы­кам. На­ря­ду с воз­ни­каю­щи­ми в это вре­мя ака­де­мическими уч­ре­ж­де­ния­ми (Лон­дон­ское ко­ро­лев­ское об­ще­ст­во, 1660 год; Па­риж­ская АН, 1666 год; Бер­лин­ско-Бран­ден­бург­ская ака­де­мия на­ук; Пе­тербургская АН, 1724 год) фор­ми­ру­ют­ся та­кие ас­со­циа­ции учё­ных, как Французская кон­сер­ва­то­рия (хра­ни­ли­ще тех­нических ис­кусств и ре­мё­сел; 1794 год), Со­б­ра­ние немецких ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­лей (1822 год), Британская ас­со­циа­ция со­дей­ст­вия про­грес­су (1831 год) и др.

Ме­ня­ет­ся сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния. В университетах в чис­ло учеб­ных пред­ме­тов, кро­ме тра­ди­ци­он­но гу­ма­ни­тар­ных, вклю­ча­ют­ся так­же ес­тественно-на­учные и тех­нические дис­ци­п­ли­ны. От­кры­ва­ют­ся но­вые цен­тры под­го­тов­ки спе­циа­ли­стов, как, например, По­ли­тех­ническая шко­ла в Па­ри­же (1794 год). В XIX веке об­ра­зо­ва­ние на­чи­на­ет стро­ить­ся на ос­но­ве спе­циа­ли­за­ции по отдельным об­лас­тям на­учного зна­ния, что со­от­вет­ст­ву­ет фор­ми­ро­ва­нию дис­ци­п­ли­нар­ной ор­га­ни­за­ции науки. Це­ле­на­прав­лен­ная спе­циа­ли­зированная под­го­тов­ка на­учных кад­ров как спо­соб вос­про­из­вод­ст­ва субъ­ек­та на­учной дея­тель­но­сти оформ­ля­ет осо­бую про­фес­сию на­учного ра­бот­ни­ка. В XX веке нау­ка пре­вра­ща­ет­ся в осо­бый тип про­из­вод­ст­ва на­учных зна­ний, вклю­чаю­щий круп­ные кол­лек­ти­вы учё­ных, це­ле­на­прав­лен­ное фи­нан­си­ро­ва­ние и осо­бую экс­пер­ти­зу ис­сле­до­вательских про­грамм, специальную промышленно-тех­ническую ба­зу, об­слу­жи­ваю­щую на­учный по­иск, це­ле­на­прав­лен­ную под­го­тов­ку кад­ров. Воз­рас­та­ет удель­ный вес меж­дис­ци­п­ли­нар­ных и про­блем­но ори­ен­ти­ро­ван­ных ис­сле­до­ва­ний. Ста­цио­нар­ные объ­е­ди­не­ния учё­ных (НИИ, ака­де­мии, на­учные цен­тры в уни­вер­си­те­тах) со­че­та­ют­ся с не­фор­маль­ны­ми объ­е­ди­не­ния­ми ти­па «не­зри­мо­го кол­лед­жа». В конце XX века воз­ник­но­ве­ние ком­пь­ю­тер­ных се­тей и ми­ро­вой се­ти Ин­тер­нет по­ро­ж­да­ет но­вые ти­пы на­учных ком­му­ни­ка­ций (ком­пь­ю­тер­ная дис­кус­сия как свое­об­раз­ный ана­лог «рес­пуб­ли­ки учё­ных» и т. п.).

В про­цес­се ис­то­рического раз­ви­тия науки ме­ня­лись её со­ци­аль­ные функ­ции. В эпо­ху ста­нов­ле­ния ес­те­ст­во­зна­ния наука от­стаи­ва­ла в борь­бе с ре­ли­ги­ей своё пра­во уча­ст­во­вать в фор­ми­ро­ва­нии ми­ро­воз­зре­ния. Этот про­цесс при­вёл к ста­нов­ле­нию на­уч­ной кар­ти­ны ми­ра, ко­то­рая в ко­неч­ном ито­ге пред­ста­ла как са­мо­сто­ятельная фор­ма зна­ния, став­шая за­тем ос­но­вой сис­те­мы мас­со­во­го об­ра­зо­ва­ния. Тем са­мым наука ста­ла ре­аль­ным фак­то­ром фор­ми­ро­ва­ния ми­ро­воз­зре­ния лю­дей. В XIX веке к ми­ро­воз­зренческой функ­ции до­бави­лась функ­ция про­из­во­дительной си­лы. Ши­ро­кое при­ме­не­ние дос­ти­же­ний науки в про­из­вод­ст­ве по­ро­ди­ло фе­но­мен на­уч­но-тех­ни­че­ской ре­во­лю­ции. В XX веке наука пpe­вращается в со­ци­аль­ную си­лу, вне­дря­ясь в са­мые различные сфе­ры об­щественной жиз­ни.

На­уч­ные ре­во­лю­ции и ти­пы на­уч­ной ра­цио­наль­но­сти

Пе­ре­строй­ка ос­но­ва­ний науки, ха­рак­те­ри­зуе­мая как на­учная ре­во­лю­ция, осу­ще­ст­в­ля­ет­ся, с од­ной сто­ро­ны, под дав­ле­ни­ем но­во­го эм­пи­рического и тео­ре­тического ма­те­риа­ла, воз­ни­каю­ще­го внут­ри на­учных дис­ци­п­лин, а с дру­гой — под влия­ни­ем со­цио­куль­тур­ных фак­то­ров. Мож­но вы­де­лить два ти­па та­ких ре­во­лю­ций. Пер­вый из них, опи­сан­ный Т. Ку­ном, свя­зан с по­яв­ле­ни­ем ано­ма­лий и кри­зи­сов, вы­зван­ных экс­пан­си­ей науки в но­вые пред­мет­ные об­лас­ти; при­ме­ром его мо­жет слу­жить ста­нов­ле­ние от­но­си­тель­но­сти тео­рии и кван­то­вой ме­ха­ни­ки. Вто­рой мо­жет воз­ни­кать за счёт меж­дис­ци­п­ли­нар­ных взаи­мо­дей­ст­вий, ко­гда на­учные па­ра­диг­мы пе­ре­но­сят­ся из од­ной дис­ци­п­ли­ны в дру­гую (например, современные про­цес­сы взаи­мо­дей­ст­вия ме­ж­ду ки­бер­не­ти­кой, био­ло­ги­ей и лин­гвис­ти­кой).

В эпо­хи гло­баль­ных на­учных ре­во­лю­ций про­ис­хо­дит из­ме­не­ние ти­па на­учной ра­цио­наль­но­сти. В раз­ви­тии науки (на­чи­ная с XVII века) мож­но вы­де­лить три основных ти­па на­учной ра­цио­наль­но­сти: клас­си­че­скую (XVII — начало XX веков), не­клас­си­че­скую (первая половина XX века), по­ст­не­клас­си­че­скую (конец XX века). Клас­сическая наука пред­по­ла­га­ла, что субъ­ект дис­тан­ци­ро­ван от объ­ек­та, а ус­ло­ви­ем объ­ек­тив­но ис­тин­но­го зна­ния счи­та­ла уст­ра­не­ние из объ­яс­не­ния и опи­са­ния все­го, что от­но­сит­ся к субъ­ек­ту и сред­ст­вам дея­тель­но­сти. Для не­клас­сической ра­цио­наль­но­сти по­лу­че­ние ис­тин­но­го зна­ния об объ­ек­те не­воз­мож­но без рас­кры­тия средств и опе­ра­ций дея­тель­но­сти, ис­поль­зуе­мых субъ­ек­том (под­ход, реа­ли­зо­ван­ный в кван­то­во-ре­ля­ти­ви­ст­ской фи­зи­ке). На­ко­нец, для по­ст­не­клас­сической ра­цио­наль­но­сти важ­ны со­от­не­сён­ность зна­ний об объ­ек­те не толь­ко со сред­ст­ва­ми, но и с цен­но­ст­но-це­ле­вы­ми струк­ту­ра­ми че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти, со­еди­не­ние цен­но­стей на­учно-тех­но­ло­гического мыш­ле­ния с те­ми со­ци­аль­ны­ми цен­но­стя­ми, ко­то­рые пред­став­ле­ны нрав­ст­вен­но­стью, искусством, ре­лигиозным и фи­лософским по­сти­же­ни­ем ми­ра.

По­яв­ле­ние ка­ж­до­го но­во­го ти­па ра­цио­наль­но­сти не уст­ра­ня­ет пре­ды­ду­ще­го, но ог­ра­ни­чи­ва­ет про­стран­ст­во его дей­ст­вия, рас­ши­ряя при этом по­ле ис­сле­дуе­мых объ­ек­тов (от до­ми­ни­рую­щих в клас­сической науке про­стых ме­ха­нических сис­тем до слож­ных са­мо­ре­гу­ли­рую­щих­ся и са­мо­раз­ви­ваю­щих­ся сис­тем в не­клас­сической и по­ст­не­клас­сической науке). В со­вре­мен­ной, по­ст­не­клас­си­че­ской, науке всё боль­шее ме­сто за­ни­ма­ет осо­бый тип ис­то­ри­че­ски раз­ви­ваю­щих­ся сис­тем, ко­то­рые вклю­ча­ют че­ло­ве­ка и его дея­тель­ность в ка­че­ст­ве со­став­но­го ком­по­нен­та. К ним от­но­сят­ся объ­ек­ты современных био­тех­но­ло­гий, в пер­вую оче­редь ген­ной ин­же­не­рии, ме­ди­ко-био­ло­гические объ­ек­ты, круп­ные эко­си­сте­мы и био­сфе­ра в це­лом, че­ло­ве­ко-ма­шин­ные сис­те­мы и слож­ные ин­фор­мационные ком­плек­сы (вклю­чая сис­те­мы ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та), со­ци­аль­ные объ­ек­ты и т. д.

С сис­те­ма­ми та­ко­го ти­па нель­зя сво­бод­но экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, в про­цес­се их ис­сле­до­ва­ния и прак­тического ос­вое­ния осо­бую роль иг­ра­ет зна­ние за­пре­тов на не­ко­то­рые стра­те­гии взаи­мо­дей­ст­вия, по­тен­ци­аль­но со­дер­жа­щие в се­бе ка­та­ст­ро­фические по­след­ст­вия для че­ло­ве­ка. Ис­сле­до­ва­ние та­ких объ­ек­тов пред­по­ла­га­ет вклю­че­ние цен­но­ст­ных фак­то­ров в со­став объ­яс­няю­щих по­ло­же­ний, что осу­ще­ст­в­ля­ет­ся при со­ци­аль­но-эти­че­ской экс­пер­ти­зе на­учных про­грамм. В хо­де са­мой ис­сле­до­вательской дея­тель­но­сти с та­ки­ми объ­ек­та­ми учё­но­му при­хо­дит­ся ре­шать про­бле­мы этического ха­рак­те­ра, оп­ре­де­ляя гра­ни­цы воз­мож­но­го вме­ша­тель­ст­ва в объ­ект. Ме­то­до­ло­гия ис­сле­до­ва­ния та­ких сис­тем сбли­жа­ет ес­тественно-на­учное и гу­ма­ни­тар­ное по­зна­ние, со­став­ляя ос­но­ву для их глу­бо­кой ин­те­гра­ции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *