Пленум по 163 УК РФ

Конституцией Российской Федерации признается и гарантируется право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность (статья 22), это право относится к основным неотчуждаемым правам, принадлежащим каждому от рождения, имеющим непосредственное действие и определяющим смысл, содержание и применение законов, а также деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, и обеспечивается правосудием (часть 2 статьи 17, статья 18).

Право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность закреплено в международных актах, в том числе во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года (статья 3), в Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года (статья 9), Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (статья 5), и предполагает, что никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

В интересах охраны права человека на свободу и личную неприкосновенность в Уголовном кодексе Российской Федерации предусмотрена ответственность за общественно опасные деяния, нарушающие данное право.

В целях обеспечения единообразного применения судами законодательства об уголовной ответственности за похищение человека, незаконное лишение свободы и торговлю людьми (статьи 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса Российской Федерации) Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что общественная опасность преступлений, предусмотренных статьями 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), заключается в незаконном ограничении человека в его физической свободе, в том числе в свободе передвижения и выбора места своего нахождения.

2. По смыслу уголовного закона под похищением человека следует понимать его незаконные захват, перемещение и последующее удержание в целях совершения другого преступления либо по иным мотивам, которые для квалификации содеянного значения не имеют. Захват, перемещение и удержание человека могут быть совершены с применением угроз, насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Похищение человека может быть совершено также и путем обмана потерпевшего или злоупотребления доверием в целях его перемещения и последующих захвата и удержания.

Похищение человека считается оконченным преступлением с момента захвата и начала его перемещения. В случаях, когда перемещение было осуществлено самим потерпевшим вследствие его обмана или злоупотребления доверием, преступление признается оконченным с момента захвата данного лица и начала принудительного перемещения либо начала его удержания, если лицо более не перемещалось.

3. Судам следует иметь в виду, что в отличие от похищения человека при незаконном лишении свободы, предусмотренном статьей 127 УК РФ, потерпевший остается в месте его нахождения, но ограничивается в передвижении без законных на то оснований (например, виновное лицо закрывает потерпевшего в доме, квартире или ином помещении, где он находится, связывает его или иным образом лишает возможности покинуть какое-либо место).

Деяние, предусмотренное статьей 127 УК РФ, представляет собой оконченное преступление с момента фактического лишения человека свободы независимо от длительности пребывания потерпевшего в таком состоянии.

4. В случае, когда виновное лицо, первоначально незаконно лишившее человека свободы, в дальнейшем переместило потерпевшего в другое место, содеянное квалифицируется по соответствующей части статьи 126 УК РФ без дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ.

Действия виновного лица, совершенные в процессе похищения человека и состоящие в незаконном ограничении свободы потерпевшего при его перемещении и (или) удержании в другом месте, полностью охватываются составом преступления, предусмотренного статьей 126 УК РФ, и дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ не требуют.

5. При правовой оценке деяния судам необходимо исходить из того, что применение насилия, не опасного для жизни или здоровья человека, охватывается частью 1 статьи 126 УК РФ или частью 1 статьи 127 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения человека охватывается пунктом «в» части 2 статьи 126 УК РФ, тогда как высказывание или иное выражение такой угрозы при незаконном лишении свободы следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 127 УК РФ и статьей 119 УК РФ.

6. Судам следует иметь в виду, что при похищении человека и незаконном лишении свободы насилие или угроза его применения могут осуществляться как в отношении похищаемого лица или лица, незаконно лишаемого свободы, так и в отношении иных лиц, в том числе близких родственников, с целью устранения препятствий захвату, перемещению или удержанию потерпевшего.

7. В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками о похищении человека виновный совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону данного преступления, он несет уголовную ответственность как соисполнитель преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору (пункт «а» части 2 статьи 126 УК РФ).

8. Похищение человека квалифицируется по пункту «з» части 2 статьи 126 УК РФ (из корыстных побуждений), если оно совершено в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.), а равно по найму, обусловленному получением исполнителем преступления материального вознаграждения или освобождением от материальных затрат.

Лица, организовавшие похищение человека, совершенное исполнителем за материальное вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого преступления, подлежат ответственности по соответствующей части статьи 33 и пункту «з» части 2 статьи 126 УК РФ.

9. Если похищение человека сопряжено с одновременным требованием передачи чужого имущества или права на имущество либо совершения других действий имущественного характера, то при наличии оснований действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «з» части 2 статьи 126 и соответствующей частью статьи 163 УК РФ.

10. В случаях, когда захват и перемещение человека были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а на его убийство, содеянное квалифицируется по соответствующей части статьи 105 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 126 УК РФ не требует.

Если умысел на совершение убийства в отношении похищенного лица возникает у виновного в ходе перемещения или удержания потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 126 и 105 УК РФ.

11. Исходя из примечания к статье 126 УК РФ добровольным следует признавать такое освобождение похищенного человека, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но оно освободило его, в том числе передало родственникам, представителям власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить.

По смыслу уголовного закона добровольное освобождение похищенного человека не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе похищения человека, если они содержат состав самостоятельного преступления (например, умышленного причинения вреда здоровью, незаконного оборота оружия).

12. Торговля людьми может выражаться в совершении одного или нескольких указанных в части 1 статьи 127.1 УК РФ действий — купли-продажи или иной сделки в отношении человека — независимо от целей их осуществления, а равно вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека в целях его эксплуатации.

При этом следует учитывать, что цель эксплуатации человека является обязательным признаком состава преступления только для таких действий, как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение потерпевшего. Для купли-продажи или совершения иных сделок с человеком цель его эксплуатации обязательным признаком состава преступления не является, хотя и может преследоваться виновным лицом при совершении данных действий.

Осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение не влияют на квалификацию данных действий как торговли людьми.

13. В статье 127.1 УК РФ под куплей-продажей человека понимается совершение действий, состоящих в передаче человека одним лицом другому лицу (лицам) за денежное вознаграждение, а под иными сделками в отношении человека — другие противоправные действия, приводящие к передаче потерпевшего от одного лица другому лицу (например, безвозмездная передача, обмен на какие-либо материальные ценности).

Вербовкой является поиск, отбор и прием по найму лиц для выполнения в интересах нанимателя или иных лиц каких-либо работ, оказания услуг либо осуществления иной деятельности, в том числе на территории иностранного государства, совершенные в целях дальнейшей эксплуатации вербуемого человека. Для получения согласия потерпевшего могут быть использованы, например, обещание вознаграждения, шантаж, обман или злоупотребление доверием (в частности, под предлогом предоставления работы или возможности обучения по той или иной профессии).

Под перевозкой понимается перемещение человека любым видом транспорта из одного места в другое, в том числе в пределах одного населенного пункта, для дальнейшей эксплуатации потерпевшего.

Передача человека заключается в предоставлении потерпевшего другому лицу, в том числе для осуществления перевозки, укрывательства, эксплуатации потерпевшего, а получение — в принятии потерпевшего от лица, его передающего, в частности, для перевозки или укрывательства, а равно для его эксплуатации.

Укрывательство человека состоит в сокрытии потерпевшего при совершении действий, относящихся к торговле людьми, от органов власти, родственников, заинтересованных лиц, например, путем сообщения заведомо ложных сведений о личности или месте нахождения потерпевшего.

14. Судам следует определять момент окончания преступления, предусмотренного статьей 127.1 УК РФ, в зависимости от способа его совершения. При осуществлении купли-продажи человека или иных сделок в отношении потерпевшего преступление квалифицируется как оконченное с момента фактической передачи и получения потерпевшего, при вербовке человека — с момента получения согласия потерпевшего на осуществление деятельности, для которой совершалась его вербовка.

При совершении иных действий, образующих торговлю людьми, содеянное квалифицируется как оконченное преступление при передаче или получении человека либо с момента начала его перевозки или укрывательства с целью эксплуатации.

15. В случаях, когда купле-продаже человека либо совершению с ним иных действий, относящихся к торговле людьми, предшествовало похищение данного лица, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статьи 126 и статьи 127.1 УК РФ. Незаконное лишение человека свободы в целях осуществления в отношении его действий, относящихся к торговле людьми, а равно незаконное ограничение свободы потерпевшего в процессе совершения указанных действий охватываются соответствующей частью статьи 127.1 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ.

16. По пункту «е» части 2 статьи 127.1 УК РФ надлежит квалифицировать действия, относящиеся к торговле людьми, совершенные с применением насилия, как представляющего, так и не представляющего опасность для жизни или здоровья потерпевшего, а равно с угрозой применения такого насилия.

17. В соответствии с пунктом 1 примечаний к статье 127.1 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью 1 или пунктом «а» части 2 данной статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно освободило потерпевшего (потерпевших) и способствовало раскрытию преступления, совершенного с его участием, при условии, что в его действиях не содержится иного состава преступления.

При этом добровольное освобождение потерпевшего (потерпевших) не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе торговли людьми, если они содержат состав самостоятельного преступления.

18. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению данных преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и в соответствии с частью 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

Председатель
Верховного Суда
Российской Федерации
В.М. Лебедев
Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В. Момотов

17 декабря 2015 г. Пленум Верховного Суда РФ принял постановление № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)» (постановление 2015 г.), которым признал утратившими силу постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (постановление 1990 г.) и от 18 августа 1992 г. № 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство», скорректировал некоторые ранее изложенные положения и внес новеллы, заслуживающие внимания.
В отличие от утратившего силу постановления 1990 г., в новом постановлении указано, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, определяется направленностью посягательства не только на отношения собственности и иные имущественные отношения, но и на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы) (п. 1).
В постановлении 1990 г. речь шла об угрозе разглашения иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких. Следовательно, в постановлении 2015 г. не только обращается внимание на защиту отношений собственности и иных имущественных отношений, но и делается акцент на защиту прав личности.
В постановлении 2015 г. особо подчеркнута роль умысла на получение материальной выгоды для себя или иных лиц, с которым виновное лицо действует при вымогательстве (п. 1).
В отличие от ранее действовавшего постановления, в постановлении 2015 г. раскрывается понятие предмета вымогательства, к которому относятся не только чужое имущество (вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, в том числе права требования и исключительные права), но и право на имущество (удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества) (п. 2) и другие действия имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, а также действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (п. 3).
В отличие от постановления 1990 г., постановление 2015 г. содержит понятие потерпевшего от вымогательства, которым может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества, которому причинен физический, имущественный или моральный вред (п. 4).
Постановление 2015 г. содержит расширительное понятие близких потерпевшего, относя к ним, в том числе, родственников потерпевшего, а также лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим (п. 5).
К новеллам стоит отнести упоминание об угрозе, которая обязательно должна восприниматься потерпевшим как реальная, т.е. должны быть основания опасаться осуществления этой угрозы. Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем (п. 6).
Невыполнение потерпевшим требования, соединенное с указанной в ч. 1 ст. 163 УК РФ угрозой, не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления (п. 7).
В постановлении 2015 г. содержится положение о квалификации вымогательства как единого преступления в случае, когда речь идет о неоднократных требованиях под угрозой, обращенных к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера а также в случае, когда требования направлены на периодическую передачу потерпевшим имущества, например ежемесячную передачу определенной денежной суммы) (п. 8).
В постановлении 2015 г. уделяется внимание вопросам квалификации вымогательства с причинением различного вреда здоровью.
Если вымогательство сопряжено с побоями, причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязанием, то такие действия виновного следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ без дополнительной квалификации по ст. 112, 115, 116 или 117 УК РФ.
В случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью содеянное квалифицируется по п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ.
Если при вымогательстве причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекло по неосторожности его смерть, содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ.
Вымогательство, сопряженное с убийством, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 163 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 9).
Как и утративший силу документ, новое постановление также значительное внимание уделено вопросам отграничения вымогательства от смежных составов преступлений.
При отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, следует учитывать, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, а при вымогательстве оно подкрепляет угрозу.
При грабеже и разбое завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.
Если вымогательство сопряжено с изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой (п. 10).
В случае, если в ходе вымогательства было уничтожено или повреждено чужое имущество и эти деяния повлекли причинение потерпевшему значительного ущерба, то имеет место совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 163 и 167 УК РФ (п. 11).
В отличие от постановления 1990 г., в постановлении 2015 г. указано, что распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего или подрывающих его репутацию, распространение сведений о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления (удочерения), незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 128.1, 137, 155 или 183 и ст. 163 УК РФ (п. 12).
В отличие от постановления 1990 г., постановление 2015 г. содержит важное положение о правомерности требований передачи имущества или права на имущество либо совершения других действий имущественного характера. В случае если эти требования носят правомерный характер, но сопровождаются угрозой, то при наличии признаков состава иного преступления содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ (п. 13).
В отличие от постановления 1990 г., новое постановление содержит положения о квалификации преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, о пособничестве (п. 14) и квалификации вымогательства, совершенного в крупном либо особо крупном размере (п. 15). При этом стоимость требования, направленного на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг превышает стоимость, указанную в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ.
Постановление 2015 г. содержит важную рекомендацию, касающуюся выявления судами обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц (п. 16).
На мой взгляд, принятое постановление стоит оценить положительно, поскольку ранее действующее постановление давно устарело и содержало ссылки на утратившее силу законодательство (УК РСФСР, УПК РСФСР).
Однако насколько новое постановление будет способствовать решению проблем, связанных с квалификацией вымогательства, покажет лишь время.

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 4 мая 1990 г. N 3

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ВЫМОГАТЕЛЬСТВЕ

от 18.08.92 N 10, от 21.12.93 N 11, от 25.10.96 N 10)

Рассмотрев материалы обобщения судебной практики по делам о вымогательстве чужого имущества, Пленум отмечает, что суды Российской Федерации в основном правильно разрешают дела этой категории.

Постановление следует применять в части, не противоречащей действующему законодательству.

Вместе с тем в практике применения судами законодательства об ответственности за вымогательство имеются недостатки.

Не всегда предъявляется необходимая требовательность к качеству предварительного следствия, в результате чего по некоторым делам выявляются не все лица, участвовавшие в совершении преступления, не выясняется с достаточной полнотой роль каждого соучастника.

Иногда допускаются ошибки в квалификации действий виновного при наличии в них реальной совокупности вымогательства и других преступлений, а также при ограничении вымогательства, соединенного с насилием, от грабежа и разбоя.

Отсутствует единообразное понимание судами таких квалифицирующих признаков вымогательства, как совершение преступления организованной группой, причинение крупного ущерба или иных тяжких последствий.

Все еще встречаются факты, когда по делам этой категории суды при наличии оснований не выносят частные определения по поводу выявленных причин и условий, способствовавших совершению преступлений. Весьма редко выносятся частные определения по делам о вымогательстве, совершенном подростками.

В целях устранения отмеченных недостатков и в связи с необходимостью разъяснения возникших в судебной практике неясных и спорных вопросов применения действующего законодательства Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Обратить внимание судов на повышенную общественную опасность вымогательства и необходимость строгого соблюдения законодательства при рассмотрении дел данной категории.

В целях реализации принципа неотвратимости наказания за преступление суды обязаны принимать предусмотренные законом меры к выявлению всех лиц, участвовавших в совершении вымогательства, устанавливать роль и степень вины каждого подсудимого.

2. Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

В то же время следует иметь в виду, что если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться, в зависимости от характера примененного насилия, как грабеж или разбой.

3. Как вымогательство под угрозой оглашения позорящих сведений следует квалифицировать требование передачи имущества, сопровождающееся угрозой разглашения сведений о совершенном потерпевшим или его близкими правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких. При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой разглашения которых совершается вымогательство.

В случае, если о потерпевшем или его близких оглашены сведения заведомо клеветнического либо оскорбительного характера, содеянное, при наличии к тому оснований, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 95 либо ст. 148 УК РСФСР и соответственно ст. 130 или ст. 131 УК РСФСР.

4. Вымогательство следует считать повторным во всех случаях, когда лицо ранее совершило одно из преступлений, указанных в примечаниях к ст. 144 УК РСФСР, безотносительно к тому, было ли оно за них осуждено.

Вымогательство не может квалифицироваться как повторное, если к моменту совершения этого преступления истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление, указанное в примечаниях к ст. 144 УК РСФСР, а также если судимость за него погашена либо снята в соответствии со ст. 57 УК РСФСР либо снята в силу акта амнистии или помилования.

Не образуют повторности неоднократные требования передачи имущества или права на имущество, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом.

5. При квалификации преступления по предусмотренному ч. 4 ст. 148 УК РСФСР признаку – причинение крупного ущерба – следует руководствоваться содержащимся в примечании к ст. 144 УК РСФСР стоимостным критерием, установленным Федеральным законом от 1 июля 1994 г., в соответствии с которым деяние считается причинившим крупный ущерб государству или общественной организации, если оно совершено на сумму, двухсоткратно превышающую минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации.

При этом следует исходить из минимального размера оплаты труда, существовавшего на момент совершения преступления. Если ко времени судебного разбирательства, постановления приговора либо рассмотрения дела в вышестоящих судебных инстанциях законодательством будет установлен более высокий минимальный размер оплаты труда, то это обстоятельство не может служить основанием для исключения из обвинения указанного квалифицирующего признака.

6. Исключен. – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.96 N 10.

7. Если неоднократное вымогательство совершено с единым умыслом в отношении одного и того же лица и причинило в общей сложности крупный ущерб, то такие действия следует квалифицировать по ч. 4 ст. 148 УК РСФСР.

При квалификации преступления по предусмотренному ч. 4 ст. 148 УК РСФСР признаку вымогательства – причинение крупного ущерба – следует учитывать стоимость имущества, как переданного вымогателю, так и поврежденного или уничтоженного им.

8. Поскольку вымогательство является оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким, предусмотренные ч. 4 ст. 148 УК РСФСР в качестве квалифицирующих признаков вымогательства повреждение или уничтожение имущества, причинение крупного ущерба или иных тяжких последствий могут быть инкриминированы лишь в случае реального наступления указанных в законе последствий.

9. Под насилием, не опасным для жизни и здоровья, как квалифицирующим признаком вымогательства (ч. 3 ст. 148 УК РСФСР) следует понимать побои, причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья.

10. Под насилием, опасным для жизни и здоровья, как квалифицирующим признаком вымогательства (ч. 5 ст. 148 УК РСФСР) следует понимать причинение потерпевшему менее тяжкого телесного повреждения либо легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату работоспособности, а также иное насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.

11. Иными тяжкими последствиями, предусмотренными в качестве квалифицирующих признаков в ч. 4 ст. 148 УК РСФСР, могут быть признаны смерть либо самоубийство потерпевшего или его близких, вынужденное прекращение деятельности предприятия, организации, кооператива либо профессиональной деятельности потерпевшего, а равно иные последствия, которые суд с учетом конкретных обстоятельств дела может признать тяжкими.

12. Если вымогательство совершено с применением тяжких телесных повреждений, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 148 УК РСФСР и соответствующей частью ст. 108 УК РСФСР.

Вымогательство, сопряженное с умышленным убийством, не охватывается диспозицией п. “а” ст. 102 УК РСФСР и должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 102, п. “а”, 148, ч. 5 УК РСФСР. Если убийство было совершено с целью сокрытия факта вымогательства, действия виновного следует квалифицировать по ст. 102, п. “е”, и соответствующей части ст. 148 УК РСФСР.

13. Разъяснить судам, что указанные в ст. 148 УК РСФСР квалифицирующие признаки преступлений следует учитывать при совершении вымогательства как в отношении потерпевшего, так и его близких.

Под близкими потерпевшего следует понимать близких родственников, перечисленных в ст. 34 УПК РСФСР, а также иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему.

14. Под организованной группой, предусмотренной в качестве квалифицирующего признака вымогательства (ч. 5 ст. 148 УК РСФСР), следует понимать устойчивую группу из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащается технически и т.д.

15. Рекомендовать Верховным судам республик, краевым, областным, Московскому и Санкт – Петербургскому городским судам, судам автономной области и автономных округов усилить надзор за качеством рассмотрения дел о вымогательстве имущества, за выполнением народными судами требований ст. ст. 21 и 21.2 УПК РСФСР, постоянно оказывать им необходимую помощь в правильном применении законодательства, периодически изучать и обобщать судебную практику по делам этой категории.

Федерации. По вопросу, касающемуся полномочий суда в уголовном процессе, см. статью 29 УПК РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *