Первый конституционный суд в мире

Предпосылки создания первого Конституционного Суда

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 4

Конституцио́нный су́д А́встрии (нем. Verfassungsgerichtshof, VfGH) — первый в мире (1920) отдельный от остальной системы правосудия конституционный суд, функция которого — решать вопрос о соответствии законодательных актовконституции страны и, в случае несоответствия, объявлять акты недействительными (то есть фактически законодательная компетенция). С 1803 года такие решения принимает Верховный суд США, однако Конституционный суд Австрии является первым органом, специально созданным для этой цели. Конституционный суд имеет также полномочия рассмотрения некоторых споров между государственными органами и вынесения импичмента высшим должностным лицам.

Идея конституционного суда принадлежит австрийскому юристу Гансу Кельзену, создателю «чистой теории права» (Reine Rechtslehre). Суд учреждён в 1920 году, через два года после распада Австро-Венгрии и образования Австрийской республики.

После переворота Дольфуса в 1934 году (австрофашизм) деятельность Конституционного суда, как и самой Конституции Австрии, была приостановлена; затем наступили годы аншлюса. С 1945 года Конституционный суд восстановлен. В 1953году принят закон о Конституционном суде.

4. Судебная власть и её роль в системе разделения властей

Место судебной власти в системе органов государственной власти Российской Федерации в решающей степени определяется положением о разделении властей, закрепленным в ст. 10 и 11 Конституции РФ.

Судебная властьпризнается как разновидность государственной власти наряду с законодательной и исполнительной, ее органы пользуются самостоятельностью. Эта самостоятельность судебной власти проявляется в независимости судей, которые подчиняются только Конституции РФ и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны.

Судебная власть принадлежит не только высшим судебным инстанциям (Верховному Суду и др.), но всем судам Российской Федерации. Они стоят в одном ряду с Президентом РФ, Федеральным Собранием, Правительством РФ, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации (ч. 1 ст. 11 Конституции РФ).

Принцип разделения властей не только распределяет функции государственной власти между тремя ветвями власти, но и устанавливает их самостоятельностьи взаимную уравновешиваемость. В этой системе суды связаны с законодательной и исполнительной властью обязанностью применять законы и другие нормативные правовые акты, а также в отношении назначения судей на их должности, но судебная власть обладает возможностью фактической отмены законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, если они будут ею признаны неконституционными.

Судебная власть полностью самостоятельна в вынесении судебных решений и приговоров, но их исполнение относится к обязанностям исполнительной власти. Возможность судебного обжалования гражданами действий (бездействия) должностных лиц и органов исполнительной власти позволяет судебной власти противостоять незаконным действиям этой власти. Функции и полномочия судебных органов, таким образом, служат своеобразным противовесом в отношении двух других ветвей власти, а в совокупности с ними образуют единую государственную власть.

Принцип разделения властей важен также для того, чтобы взаимный контрольи сбалансированность полномочий не привели к присвоению полномочий судебной власти какой-либо другой властью. Судить не вправе ни органы законодательной, ни органы исполнительной власти. Со своей стороны судебная власть не должна заниматься нормотворчеством, подменяя законодательные органы, вмешиваться в прерогативы исполнительной власти. Вместе с тем судебная практика, безусловно, влияет на направление законодательной деятельности, а также исправляет многие ошибки органов исполнительной власти; более того, своим толкованием права в процессе его применения, суды выявляют подлинное содержание правовых норм, часто отличное от первоначальных целей.

Согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 118) судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством четырех видов судопроизводства:

— конституционного;
— гражданского;
— административного;
— уголовного.

Каждому из этих видов соответствует свой комплекс установленных законом процессуальных правил.

Конституция РФ не содержит перечня конкретных судебных инстанций, а ограничивается закреплением общего правила о том, что судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и федеральным конституционным законом.
Отсюда вытекает, что ни один суд, входящий в судебную систему РФ, не может быть учрежден каким-либо правовым актом, кроме федерального конституционного закона. Следовательно, не могут создавать особые судебные системы и субъекты РФ, поскольку это привело бы к нарушению единства судебной системы страны.

Разумеется, на территориях субъектов РФ существуют судебные органы общей и арбитражной юрисдикции, но они строятся на единых принципах всей федеральной судебной системы и признании Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ высшей судебной инстанцией. Поэтому эти суды называютсяфедеральными судами.

В настоящее время судебная система РФ состоит из следующих судов:

1. Конституционная юстиция.Она включает Конституционный Суд РФ, а также конституционные и уставные суды в субъектах РФ,которые, однако, не составляют единой системы с федеральным Конституционным Судом.

2. Суды общей юрисдикции.Они включают Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды автономной области и автономных округов, городские суды Москвы и Санкт-Петербурга, районные суды, а также военные суды(в гарнизонах, армиях, флотилиях и т. д.). Они осуществляют правосудие по уголовным, гражданским делам и делам, возникающим из административных правонарушений.

Судьями общей юрисдикции субъектов РФ являются мировые судьи, которые в пределах своей компетенции рассматривают гражданские, административные и уголовные дела в качестве суда первой инстанции. Полномочия и порядок деятельности мирового судьи устанавливаются федеральным законом и законом субъекта РФ.

3. Арбитражные суды.В эту систему входят Высший Арбитражный суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды республик и других субъектов РФ. Они осуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения ряда иных дел.

Ганс Кельзен (1881-1973)

Австрийский юрист, основатель правового нормативизма, теоретик правового позитивизма, профессор Венского, Кельнского, Женевского,

Философской основой правовой теории Кельзена стали логический позитивизм (нормативізм) Венской школы и неокантіанство. Он пытался разработать подлинно научную юриспруденцию («чистое учение о праве»), предметом изучения которой было бы позитивное право, стремился отделить правоведение от других наук (социологии, психологии, политологии, этики). Правоведение рассматривал как нормативную социальную науку, задачей которой считал описание и познания правовых норм и созданных ими отношений между людьми. Правоведение в таком смысле противопоставлял социологии права как казуальній науке. Правовой позитивизм Кельзен сводил к правового эмпиризма, т.е. игнорирование перспективы справедливости при научном рассмотрении права. Он признавал, что действительность позитивного права не зависит от его соотношения с нормой справедливости и в этом заключается важное отличие правового позитивизма от естественно-правовых теорий. Позитивное право ученый определял как иерархию норм права, где доведением действительности (обязательности) ниже нормы служит действительность высшего нормы права. Наивысшей нормой, которая констатирует систему единства всех норм права, является гипотетическая основная норма. Понятие «основная норма» — ключевое в позитивной теории права Кельзена. Его концепция «иерархического правопорядка» во многом повторяет правовую реальность современных конституционных государств.

Как радикальные теоретические версии позитивистского антиюридизма расценивают модификацию Кельзеном аналитической юриспруденции Дж. Остина, юридического аналитического догматизма, юридической лингвистики в нормативізм, то есть в доктрину, которая рассматривает право как объективную логическую форму, «чистую теорию» права вообще, «права в строгом смысле», абстрагированного от психологии, социологи, этики и политической теории. Формулируя и обосновывая такую доктрину правопонимания, правовед оппонировал распространенным в 20-30-е годы XX в. концепциям » возрождение естественного права».

Позаимствовав у Канта идеи о диалектике сущего и должного, Кельзен причислял естественные науки, социологию, историю наук о сущем, которые не могут вмешиваться в обособленные от них науки о должном, т.е. юриспруденцию и этику. Особенно ученый протестовал против попыток идеологизации и политизации правоведения и требовал анализировать и описывать право, пользуясь системой норм, регулирующих порядок человеческого общежития. Именно норма, находясь в сфере должного, «функционирует как схема толкования» и «предоставляет акту значение правового (или противоправного)», оставаясь при этом «продуктом этого акта, который, в свою очередь, получает правовой смысл от другой нормы». Следовательно, право является совокупностью норм принудительного порядка.

Разрабатывая иерархию норм по ступенькам (на верхней — нормы конституции, на средний — «общие нормы», то есть законы и акты исполнительной власти, на нижней — индивидуальные нормы, то есть судебные и административные акты в решении конкретных дел), Кельзен отмечал, что каждая норма приобретает статус обязательности для всех только при условии ее строгого соответствия высшей норме.

Суть нормативизма определяла наличие «основной норме», что располагалась в Кельзена над всей иерархической пирамидой, оговаривала действительность всех других норм, в т. ч. и конституционных, но имела чисто абстрактный, трансцендентально-логический, умозрительный характер и не вмещала нормативных предписаний. Правовед «основную норму» рассматривал как постулат, что не может устанавливаться ни одной властной институцией, поскольку в этом случае «компетенция такого института должна была бы основываться на какой-то еще более высокой норме». Он считал, что воспринимать этот постулат надо без каких-либо сомнений относительно подоплеки действительности «основной норме», как общий источник действительности всех норм без доказательств.

Несмотря на противоречивые рассуждения Кельзена, австрийский ученый Г. Марчич отмечал, что правовед скрывал за «основной нормой» неосягнуте «бытие», т.е. естественное право. С этим связаны намеки Кельзена на божественное происхождение «основной норме», идеальную «первую историческую конституцию» и др. Объективное, хотя и несколько завуалированное признание первобытности естественного права, зависимости от него позитивного права, необходимости обеспечения соответствия писаных норм единственно «правильном праву» гарантировало живучесть «чистого учения о праве», значимость нормативизма в практике конституционного контроля и т.д.

С одной стороны, «чистая теория» вмещала фундаментальные положения относительно повышенного внимания к противоречиям права, создание стройной системы национального законодательства, исследования общей теории и логики правовых норм, значение положительного права для конституционной юрисдикции, которое в большинстве своем не отрицают при официальном толковании писаных законов, в т. ч. конституций, и сейчас. С другой стороны, эту теорию «в чистом виде» квалифицированные юристы, судьи конституционных судов не применяют. Она сочетается с теорией естественного права, юснатуралістичним, рационалистическим праворозумінням и эффективно служит всем правоведам и законодателям для понимания и точного описания позитивного права, особенно судьям при отыскании правильных решений в решении соответствующих проблем.

По мнению Кельзена, справедливость и мораль «не могут быть признаком, что отличает право от других принудительных порядков». Он пытался включить в содержание права очевидно неправовые акты авторитарных и тоталитарных режимов, отождествлял государство как «метаправову сущность одновременно и предпосылку права и бытия права» с позитивным правом, которое, по его мнению, является «старшим от государства», поэтому решительно отрицал даже саму идею правового государства.

Г. Кельзен был основателем австрийских судебной, политической, административной, конституционной систем, автором проекта и редактором последнего варианта Конституции Австрии 1920 г. По его инициативе в. 139 Конституции давала возможность суду рассматривать на предмет конституционности не только законы, но и «общие нормы, которые устанавливаются органами государственного управления», то есть указы и другие акты исполнительной власти. При содействии Кельзена австрийская система конституционной юстиции заимствовала достижения американской модели, привлекая суды общей юрисдикции до непосредственного участия в процессе конституционного контроля путем предоставления им права обращения субъектов в Конституционный суд Австрии.

Кельзен доказал, что учреждение конституционных судов или конституционных трибуналов не противоречит ни теории разделения власти на три ветви, ни самой распространенной доктрине суверенитета, верховенства парламента. Он убеждал, что специальный орган конституционной юрисдикции, наделенный функциями четвертой власти, не станет ее носителем в полном смысле, поскольку будет выполнять лишь роль контрбалансу или негативного законодателя. Конституционный суд или трибунал будет находиться вне тремя классическими ветвями власти, но поддерживать ее равновесие путем предотвращения и прекращения какой-либо из ветвей нарушений конституции или общих принципов права и официального толкования правовых норм. С другой стороны, орган конституционной юстиции не должен противоречить принципа суверенитета парламента, поскольку он не может принадлежать только законодательной институции, ибо воплощается государственным строем и всеми властными ветвями. Если правосудие и исполнительная власть подчиняются законодательству, органы законодательной власти тоже прямо подчиняются как конституции, так и принятым ею законам. Следовательно, и парламент в своих действиях ограничивается, в первую очередь, конституционными нормами, что полностью соответствует природе и сущности позитивного права. Парламент, считая себя «свободным творцом норм права», на самом деле также зависит от конституции, как и все другие органы применения права. Как создатель норм он не может аннулировать неконституционные нормы, поскольку сам их принимает. Этим должен заниматься другой верховный орган, не подчинен парламенту и не зависим от него. Кельзен предполагал, что таким органом может быть не только конституционный суд или конституционный трибунал, но и квазисудебный орган, «сформирован из наиболее компетентных и известных в стране юристов».

Любая судебная деятельность, связанная с применением той или иной нормы закона или административного указа, должна сопровождаться их проверкой на предмет конституционности. Право судов на ревизию как формальных, так и материальных норм, доказывал Кельзен, не обязательно должна закрепляться в конституции, поскольку оно вытекает «из самой сути структуры правового порядка», что не нуждается в позитивно-правового подтверждения, а конституционный суд, делая вывод о несоответствии актов конституции и их надежность, не должен останавливаться перед необходимостью реализации определенных нормотворческих функций.

Кельзен, пользуясь разработанной им «сходинковою» концепцией права, акцентировал, что именно конституция, будучи подчиненной трансцендентально-логической «основной норме» как единственному источнику права, находится на верхушке «положительного» пирамиды, является центром фундаментальных норм, поэтому должна быть стабильной, тщательно защищенной от любых попыток ее неоправданных изменений или откровенных нарушений путем введения «общих норм» со стороны законодателей или административных учреждений. По его убеждению, именно конституция является ядром как материального права, так и основных процедурных норм, а поэтому нужны специальные жесткие процедурные правила ее пересмотра.

Идеи Кельзена о примате международного права над внутригосударственным является существенным вкладом в теорию международного права. В начале III тыс. на европейском континенте появляются отчетливые признаки кельзенівського проекта установления мирового правопорядка на основе верховенства международного права над национальным законодательством, добровольного подчинения государств органам международной юрисдикции и согласования не только законов, но и конституции с общепризнанными принципами международного права.

Как судья Конституционного суда Австрии, Кельзен выступал против вмешательства специальных судов конституционной юрисдикции в решение политических вопросов, доказывая, что «делегирование законности, свободы, равенства, справедливости, морали и т.п. при отсутствии конкретного определения этих ценностей ничто иное, как то, что и законодатель, и исполнитель закона имеют полномочия по собственному усмотрению заполнять свободное пространство, предоставленное конституцией и законом». Конституционный суд, самоусуваючись в виде «невмешательство в политические дела», в таком случае отказывался от выполнения многих своих функций, в т. ч. и в области основных прав. Однако каждая ревизия закона или отдельной его нормы являются вмешательством в политическую сферу. Кельзен призвал к отказу конституционного суда от таких «юридически не определенных» понятий, как «общее благо», «общая польза» и т.д. Характерным для него как судьи было четкое разграничение научно-правовых взглядов, с одной стороны, и применения права компетентным органом, с другой, поскольку, по его мнению, единой правовой науки не существует, а реальность совсем разные научно-правовые позиции.

Итак, Г. Кельзен сделал значительный вклад в теорию и практику мирового конституционного контроля. Его идеи повлияли на эволюцию современной европейской модели конституционной юстиции, обогатили ее американский разновидность, системы квазисудебных защиты конституций и т.д. Во второй половине XX в. в Кельзена и начатой им в 20-30-е годы Венской школы появилось немало последователей в Австрии (А. Меркль, Ф. Ермакора, А. Фердрос), Франции (К. де Мальбер), Великобритании (Г. Харт) и других странах. В Советском Союзе работы Кельзена критиковали М. Бухарин, А. Вышинский, С. Кечек’ян, В. Туманов и т.п., преимущественно за защиту «реакционных буржуазных космополитических идей», отказ от государственного суверенитета, «затушевывание эксплуататорской сущности буржуазного права», «активный антикоммунизм». На самом деле не исключительно позитивистское понимание права во многом оказалось тождественным кельзенівському и внедрялось повсеместно.

Реституция

Реститу́ция (от лат. restitutio — восстановление).

  1. В международном праве — форма материального возмещения ущерба в результате неправомерного международного акта путём восстановления состояния, существовавшего до его совершения. Может осуществляться различными способами.
  2. В гражданском праве — последствие недействительности сделки, заключающееся в возврате сторонами всего полученного по сделке. При невозможности вернуть товарные ценности в натуральном виде возвращается их стоимость в денежном выражении.

Реституция национализированного имущества

В 1990-е годы в ряде стран Восточной Европы (Литва, Латвия, Эстония, Чехия, Польша, Болгария, Венгрия) были приняты законы о реституции национализированного в 1940-е годы имущества. В соответствии с ними бывшие собственники или их наследники вправе претендовать на передачу им государством в собственность объектов недвижимости. Отношение к этим законам в обществе неоднозначно.

В 1992 году США остановили оказание экономической помощи Никарагуа (начатое после прихода к власти проамериканского правительства В. Чаморро) и потребовали от правительства В. Чаморро «возвратить никарагуанским и американским владельцам» собственность, национализированную после победы Сандинистской революции, в период с 1979 по 1990 год.

В России также имеются сторонники реституции национализированного имущества, однако в связи с более продолжительным периодом, прошедшим со времени национализации, эта идея значительной популярностью не пользуется и соответствующие законопроекты органами законодательной власти не рассматривались. Другим вариантом реституции в России, рассматривается признание недействительным итогов приватизации 1993-94 гг., и возвращения приватизированной собственности государству.

Реституция перемещенных культурных ценностей

Основная статья: Трофейное искусство

Одним из видов реституции является возвращение имущества, неправомерно захваченного и вывезенного одним из воюющих государств с территории другого государства, являющегося его военным противником. В случае невозможности возвратить всё неправомерно изъятое имущество допускается передача по договоренности такого же имущества или приблизительно равноценного вывезенному имуществу (субституция, или компенсаторная реституция).

Компенсаторная реституция — вид материальной международно-правовой ответственности государства-агрессора, применяемой в случаях, если осуществление ответственности данного государства в форме обычной реституции невозможно, и заключающейся в обязанности данного государства компенсировать причинённый другому государству материальный ущерб путём передачи потерпевшему государству (или путем изъятия потерпевшим государством в свою пользу) предметов того же рода, что и разграбленные и незаконно вывезенные государством-агрессором с территории потерпевшего государства.

Любые сделки в отношении неправомерно изъятого имущества, передача и вывоз его в третьи страны считаются недействительными, а само имущество подлежит возвращению государству, в чьём владении оно находилось до совершения международного правонарушения.

Международно-правовые акты, принятые в период и после окончания Второй мировой войны 1939—45, предусматривали возвращение в порядке реституции государствам, подвергшимся нападению и оккупации со стороны гитлеровской Германии и её союзников, огромных материальных ценностей, захваченных и незаконно вывезенных с временно оккупированных территорий. Вопрос о реституции ставился в 1947 в мирных договорах СССР с Финляндией, Италией, Венгрией, Румынией и Болгарией.

В конце XX века началось обсуждение вопроса о реституции в отношении ценностей, вывезенных СССР из побеждённой Германии в качестве трофеев и не оформленных как собственность советского государства в соответствии с нормами международного права. Мнения экспертов и политиков по поводу возможности возврата этих ценностей Германии разделились.

См. также

  • Реституция церковного имущества в России
  • Международно-правовая ответственность
  • Перемещенные культурные ценности
  • Трофейное искусство
  • Трофейные бригады
  • Трофейное Дело

Примечания

Ссылки

  • Подборка материалов по проблеме реституции национализированного имущества
  • Вновь МОЯ деревня, вновь МОЙ дом родной
  • А.Филимонова. Профессия — наследники
  • Е. Савченко. Пролетая над дворянским гнездом, можно оказаться в пролете
  • Хозяева готовы вернуться
  • Национализированное имущество потомкам владельцев не отдадут
  • С.Шекшунова. ЭТО «СТРАШНОЕ» СЛОВО — РЕСТИТУЦИЯ
  • И.Тимофеева. Тяжелое наследование прошлого
  • А.Зубов. Восточноевропейский и послесоветский пути возвращения к плюралистической государственности
  • «Трофейное искусство» — Библиографическая база данных всемирной литературы о судьбе культурных ценностей, перемещенных в результате Второй мировой войны из Германии в СССР того времени и находящихся на территории Российской Федерации и Содружества независимых государств. (рус.)
  • Реституция еврейской собственности на Украине: постановка вопроса
  • Ю.Карпов. Юридические аспекты первых и последних лет Советской власти в России

Международное право
Общие положения

История • Субъекты • Источники (Договор • Обычай • Прецедент • Общие принципы права • Доктрина) • Принципы • Нормы • Jus cogens • Erga omnes • Кодификация • Имплементация

Правосубъектность
Территория
правовой режим

государственная • международная • со смешанным режимом • Анклав • Эксклав • Антарктика • Делимитация • Демаркация

приобретение

Открытие • Аннексия • Оккупация • Уступка • Плебисцит • Адъюдикация • Uti possidetis • Колония • Terra nullius

Население
гражданство

Филиация • Натурализация • Оптация • Трансферт • Реинтеграция • Репатриация • Экспатриация

правовой статус
Отрасли

Международных организаций • Прав человека • Дипломатическое • Консульское • Международных договоров • Морское • Воздушное • Космическое • Охраны окружающей среды • Экономическое • Мирное разрешение международных споров • Международной безопасности • Гуманитарное • Международной ответственности • Уголовное

Право международной ответственности

Политическая

Материальная

Репарации • Реституция • Компенсация • Субституция • Ресторация

Прочее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *