Парик судьи

Юридические парики и мантии


К мантиям судей в нашей стране уже все привыкли, хотя, как я помню, в свое время введение этой «формы одежды» для судей вызывало резкое отторжение и в самом судейском сообществе, и среди юристов, да и вообще среди очень голосистых, как известно, в нашей стране борцов за национальную идентичность, аутентичность, патриотичность и любую прочую «-ичность». Также, насколько я помню, первоначально, многие судьи игнорировали мантии и только со временем поддались на уговоры и воспитательные беседы председателей судебных присутствий и руководителей судебной системы.
Интересно в связи с этим отметить, что мантии российских судей – это ни что иное, как проклинаемое сегодня наследие тех времен, когда наша Родина была продана Западу и еще не успела «подняться с колен». Если бы наши судьи продолжали ходить на работу в строгих костюмах, и кто-нибудь именно сегодня заикнулся про мантии, то, скорее всего, его распяли бы под улюлюкание и аплодисменты патриотически настроенных граждан. Почти уверен, что введение формы одежды для судей сегодня привело бы к появлению на их плечах кителей военного образца с погонами, петлицами и прочей яркой «генеральско-дембельской» атрибутикой. Это было бы и патриотично, и намекало бы на связь с историческими корнями, да и вообще отвечало бы духу сегодняшнего времени.
Про то, что судейские мантии и парики подарила миру Великобритания, знают все.
Мантии и парики являются непременным внешним профессиональным образом не только судей, но и британских адвокатов – барристеров. У юридических стряпчих и поверенных (солиситоров) мантий и париков в профессиональном гардеробе нет, но обязательно должны быть дорогие деловые костюмы, недешевые галстуки и портфели по цене, желательно, малолитражного китайского автомобиля. Можно быть очень плохим и необразованным юристом, но костюм должен стоить не менее 2 тысяч фунтов. Это – закон, который, одалживая деньги у друзей или в банке, либо выуживая из родительского кармана, обязаны начинать исполнять все выпускники юридических школ Великобритании.

Что интересно, традиция появления в судебном заседании в мантии и парике и для судей, и для адвокатов, не действует ни на высшем, ни на низшем уровнях судебной системы Великобритании. Дресс-код работает только посередине. В районный (магистратский) суд можно придти в гражданском костюме и увидеть перед собой также традиционно костюмированного судью. Равно как и в Верховном суде страны судьи заседают в обычной гражданской одежде и видят перед собой судебных представителей сторон также в обычных костюмах. Парики и мантии присутствуют только в окружных судах, Высоком суде и Апелляционном суде Англии.
Мантии бывают повседневными, иногда замызганными и застиранными до неприличия, а также «парадно-выходными», которые одевают по особым случаям, связанным с возможностью попадания в объективы фото- и телекамер.


Ничего особенно выдающегося даже парадное одеяние английских судей не представляет. В этих красных одеждах они больше напоминают санта-клаусов, у которых можно было бы попросить конфетку, если бы не знать, что на плечи каждого из них давит опыт сотен судебных дел, в совокупности отмеченных тысячами лет тюрьмы для осужденных и сотнями миллиардов долларов для гражданских истцов и ответчиков. Вероятно также, среди старшего поколения английских судебных «санта-клаусов» еще живы те, кто принимал участие в рассмотрении уголовных дел, по результатам которых осужденных вешали.

Красивым золотым шитьем, хотя и из искусственных золотых ниток, отличаются только мантии судей Высокого суда, Апелляционного суда и Верховного суда, но они их надевают только по несколько раз в год по каким-либо специальным случаям.
Самым красивым одеянием может похвастаться лорд – главный судья Англии и Уэльса, являющийся главой всей судебной системы этих исторических областей Великобритании. Его парадная одежда является парафразом на тему парадного платья средневековых канцлеров Англии.

На фото представлены в своих парадных костюмах участники ежегодной торжественной мессы в соборе Вестминстера, ушедшие в отставку в прошлом году лорд главный-судья Лорд Томас и министр юстиции страны г-жа Элизабет Трусс.
Конечно, и его одежда не идет ни в какое сравнение с мундирами генералиссимусов и фельдмаршалов, в которые одеты вахтеры и поэтажные охранники некоторых лидеров российской экономики, ну так это Англия, все же. Ни своих алмазов, ни золота у нее нет. Смешной народ!
Судейские и адвокатские мантии и парики отличаются сильно. Особенно, парики. Если у судей они представляют собой солидные сооружения с ниспадающими на плечи бакенбардами, то у адвокатов – скорее напоминают нашлепки. Такие «парички» выглядят диковато на полных мужчинах, но особенно – на женщинах.


Парик или мантию можно взять напрокат, можно одолжить у приятеля, можно получить по наследству от вышедшего в отставку старшего товарища, у которого ты работал подмастерьем, а можно купить. Продаются бывшие в употреблении предметы юридического гардероба и продаются достаточно дешевые изделия «массового» спроса. Но это все совершенно не комильфо. Уважающие себя юристы свои мантии и парики шьют на заказ, по точным меркам и из хороших материалов.
Мастерских ручного индивидуального пошива париков и мантий в Великобритании очень мало. Парик ведь не шаверма, на вокзале продавать не будешь. Одна из самых престижных мастерских – фирма «Ede & Ravenscroft», основанная в 1689 году и размещающаяся на самой «судебной» улице мира – лондонской Канцлерской аллее (Chancery Lane). Приобрести свою униформу в этой фирме, да еще и в специальной упаковке с личными монограммами, так же престижно, как, например, российскому юристу было бы престижно поучаствовать в корпоративной сделке слияния Microsoft с Газпромом, чтобы потом писать об этом в своем CV всю оставшуюся жизнь.
На фотоснимке Дэвида Биббера (David Bibber) излучают счастье две сотрудницы фирмы, вероятно, мать и дочь (Сара и Сандра Бартлет — Sarah and Sandra Bartlett), которые мастерят вручную на заказ самые дорогие юридические парики.
Из чего их делают? Только из специально обработанного конского волоса. Никакой синтетики, хлопка, льна или даже шелка. Все, что не является конским волосом, в создании дорогого судейского или адвокатского парика использоваться не может.
Вещь получается очень качественная. Парик из конского волоса, при должном уходе, будет прилично выглядеть и через 100, и через 200 лет. Он практически вечен. Только надо периодически его чистить и проветривать. У нерях насекомые и плесень могут завестись, где угодно. Хоть на парике, хоть в Ferrari.
Стоит такой парик 560 фунтов. К нему положен специальный «торжественный» кофр с монограммой владельца за 360 фунтов, а также тканевый мешочек для повседневной упаковки парика за 75 фунтов.
Но фото представлена линейка продукции фирмы для пафосных юристов, включающая адвокатский присутственный камзол за 199 фунтов, которым можно заменить мантию в судебном заседании, и овальный несессер не знаю, для чего, — за 270 фунтов.
С юридическими париками и мантиями связаны не только овеянные историей умильные охи и ахи, но и вполне рациональные проблемы.
Во-первых, их иногда воруют. Причем, адвокаты друг у друга, и, причем, непосредственно в комнатах для переодевания, которыми в Великобритании должны быть оснащены все высшие суды страны. Объектами хищения, естественно, являются дорогие изделия. Конечно, в таких случаях все начинают говорить о том, что это не воровство, а просто какой-то рассеянный адвокат по ошибке взял чужой парик, став обладателем, опять же по чистой рассеянности, сразу двух париков.
Во-вторых, вокруг париков периодически возникают не только беззлобные дискуссии по поводу архаизма подобной традиции, но и вполне жесткие разговоры на тему политической корректности.
Судейские парики в бывшей Британской Империи иногда определяются в качестве одного из символов ужасного колониального прошлого, когда жестокие англичане порабощали одного за другим миролюбивые народы Азии и Африки.
Критики «париковой» традиции утверждают, что участие в судебных заседаниях граждан из бывших колоний в присутствии судей и адвокатов в париках наносит таким гражданам тяжелые психологические травмы. Они, дескать, немедленно начинают вспоминать о том, что их пра- пра- прадедушки у подобных господ в париках ходили в прислугах. Хотя, на самом деле, африканцы и азиаты приходят в английские суды в основном только за тем, чтобы оспорить решения Министерства внутренних дел о депортации на родину или об отказе в предоставлении вида на жительство или британского гражданства. На своих предков им уже давно наплевать, они их и не знают, а быть выселенными из Великобритании на пострадавшую от жестоких колонизаторов родину очень не хочется.

Также указывают, что в английских судах уже появились в качестве судей, например, этнические индусы и пакистанцы, граждане бывших африканских колоний. Они практически не могут работать, до того им противно надевать на себя отдающие рабовладельческим прошлым парики. Естественно, что за права судей из числа национальных меньшинств борются вовсе не сами меньшинства, а общественно-активные белокожие британцы, многие из которых даже не могут найти ту же Индию на карте мира.
Разговоры на тему политкорректности париков и мантий подпитываются тем, что в некоторых африканских государствах судьи восприняли традицию бывших колонизаторов и также проводят заседания, будучи облаченными в парики. Им тоже достается от своих патриотов. Вероятно, если бы судьи, например, в Кении, вели заседания с набедренных повязках или вообще без оных, с памятью о тяжелом колониальном прошлом было бы покончено навсегда.
Павел Дробышев

Сейчас мода на парики прошла, но их обязательное ношение сохранилось в Великобритании для некоторых должностей в парламенте и для участников судебных слушаний. Кто, когда и где должен носить парик, какого цвета и какой длины — регулируется специальным регламентом.

Три раза за всю историю английских судов адвокатам было разрешено снять парик во время заседания из-за жары. Судьи при этом оставались в париках, тем самым демонстрируя стойкость. Последний раз это было 19 июля 2006 года.

Сейчас парики в Великобритании постепенно сдают позиции. В 1992 году лишился права носить парик спикер палаты общин парламента. По закону от 19 июля 1994 года этого права лишилась половина адвокатов, чья деятельность нацелена на работу с клиентами. В 1998 году освобожден от ношения парика лорд-канцлер.

По реформе 2008 года юридически парик перестал быть обязательным, кроме уголовных дел и торжественных случаев. Этот аксессуар оставлен судьям и части адвокатов, принимающих участие в судебном процессе. Основанием для реформы послужила дороговизна: парик из белого конского волоса с кудрями до пояса, предназначенный для судей, стоит £1500, короткий парик для адвоката — £400. Выплаты английским блюстителям закона, обязанным по долгу службы носить парики, в результате реформы были значительно сокращены.

Людей в мантиях и париках теперь можно увидеть только в Королевском дворце правосудия. Члены магистратуры и мировые судьи осуществляют свою деятельность в обычной одежде — костюмах и галстуках.

В британском обществе нет единого мнения относительно париков. Опросы среди судей свидетельствуют, что две трети из них против париков в гражданских процессах. Часть граждан видят в древней традиции анахронизм, требующий немалых вложений, другие считают, что парик не только повышает статус и усиливает авторитет судьи и адвоката, но и помогает избежать предвзятости. Основной аргумент сторонников: парик и мантия создают атмосферу анонимности, поскольку скрывают натуральные волосы и обычную одежду стражей закона, благодаря чему узнать их в обычной одежде на улице сложнее.

Любопытный факт: хотя мантии можно наблюдать в судейских залах многих стран мира, о париках, если даже они там когда-то были, никто не вспоминает (кстати, в России мантии были введены относительно недавно, уже в постсоветское время, вопрос о париках не поднимался).

Парики на судьях и адвокатах в настоящее время остаются в двух островных государствах: Великобритании и Австралии. Несомненно, английское отношение к этой части судебной униформы — не что иное, как проявление «островной психологии», главным компонентом которой можно считать консерватизм, приверженность традиции, подтверждением чего можно считать и поэтапное реформирование этой сферы. Что касается Австралии, трудно дать однозначный ответ: то ли это тоже приверженность традиции, то ли подражание бывшей метрополии.

Над судебной системой Великобритании часто подшучивают из-за её консервативности и в особенности над тем, что судьи по сей день на работе носят парики и мантии. Униформа – это, конечно же, не так уж и плохо, но даже сама королева не носит настоящую корону полный рабочий день.

Так почему британские судьи все еще носят парики?

Традиция «судебного одеяния» насчитывает почти 700 лет, еще со времен правления короля Эдуарда III (1327-77). В то время длинная мантия и накидка с капюшоном были «дресс-кодом» для посещения королевского двора. А материал для одежды (мех горностая, тафта и шёлк) предоставлялись судьям от имени короны бесплатно. Хотя цвета со временем менялись, сам фасон мантий сохранялся все таким же до 1635 года, а затем судейской униформе дали официальное описание в «Правилах для судей». С тех пор практически ничего не изменилось, но появились парики! Они стали важным дополнением в 17 веке во время правления Карла II (1660-85). Парики были «агрессивным» модным трендом для всех членов высшего общества.

Удивительно, но судебная система вначале сопротивлялась этому веянию моды. До 17 века единственными требованиями, касающимся прически судей и юристов, были чистота волос и короткая стрижка. Но тренд есть тренд, и даже когда он постепенно вышел из моды, парики остались частью униформы юристов, судей, епископов и… кучеров.

Хотя требование о ношении париков епископами было отменено в начале 1800-х годов, в судах эта традиция сохранилась. Несмотря на дискомфорт их ношения, люди утверждают, что «судебное одеяние» поддерживает авторитет закона, визуально отделяя его служителей от общественности. Сейчас требования существенно смягчены, а использование мантий и париков в основном наблюдается во время слушания уголовных дел и на официальных мероприятиях. Кто знает, может и эта традиция вскоре тоже канет в лету.

Людмила Сергеевна Кустова Доцент факультета журналистики МГУ

Парики люди придумали еще в Древнем Египте. Второе рождение они получили уже благодаря европейским монархам, в частности английской королеве Елизавете I, обладательнице 85 париков, которыми она прикрывала седеющие волосы, и французскому «королю-солнце» Людовику XIV, при котором этот предмет гардероба стал официальным головным убором аристократии (напомним, с гигиеной в Европе еще 200 лет назад были проблемы, парики отчасти их решали, придавая их обладателям благообразный вид. — Прим. ред.).

Помимо чисто эстетических функций парики носили функцию маскирующую. Так, в 1660 году в Англии развернулась борьба за власть между сторонниками монархического правления и парламентарного. Роялисты (сражавшиеся на стороне короля) носили длинные волосы до плеч, а у поддерживающих парламент прически были короткими, за что они и получили прозвище «круглоголовых». С реставрацией монархии последним пришлось мимикрировать, скрывая недавнюю политическую ориентацию.

  • Мужской парик XVII века. Николас де Ларжильер
  • Элизабет Виже-Лебрен, портрет Шарля-Александра де Калона, 1784 год
  • Николас де Ларжильер, портрет Ламберта де Вермонта, 1697 год

Сейчас мода на парики прошла, но их обязательное ношение сохранилось в Великобритании для некоторых должностей в парламенте и для участников судебных слушаний. Кто, когда и где должен носить парик, какого цвета и какой длины — регулируется специальным регламентом.

Основанием для реформы послужила дороговизна париков: парик из белого конского волоса с кудрями до пояса, предназначенный для судей, стоит £1500, короткий парик для адвоката — £400

Три раза за всю историю английских судов адвокатам было разрешено снять парик во время заседания из-за жары. Судьи при этом оставались в париках, тем самым демонстрируя стойкость. Последний раз это было 19 июля 2006 года.

Сейчас парики в Великобритании постепенно сдают позиции. В 1992 году лишился права носить парик спикер палаты общин парламента. По закону от 19 июля 1994 года этого права лишилась половина адвокатов, чья деятельность нацелена на работу с клиентами. В 1998 году освобожден от ношения парика лорд-канцлер.

По реформе 2008 года юридически парик перестал быть обязательным, кроме уголовных дел и торжественных случаев. Этот аксессуар оставлен судьям и части адвокатов, принимающих участие в судебном процессе. Основанием для реформы послужила дороговизна: парик из белого конского волоса с кудрями до пояса, предназначенный для судей, стоит £1500, короткий парик для адвоката — £400. Выплаты английским блюстителям закона, обязанным по долгу службы носить парики, в результате реформы были значительно сокращены.

Основной аргумент сторонников: парик и мантия создают атмосферу анонимности, поскольку скрывают натуральные волосы и обычную одежду стражей закона, благодаря чему узнать их в обычной одежде на улице сложнее

Людей в мантиях и париках теперь можно увидеть только в Королевском дворце правосудия. Члены магистратуры и мировые судьи осуществляют свою деятельность в обычной одежде — костюмах и галстуках.

В британском обществе нет единого мнения относительно париков. Опросы среди судей свидетельствуют, что две трети из них против париков в гражданских процессах. Часть граждан видят в древней традиции анахронизм, требующий немалых вложений, другие считают, что парик не только повышает статус и усиливает авторитет судьи и адвоката, но и помогает избежать предвзятости. Основной аргумент сторонников: парик и мантия создают атмосферу анонимности, поскольку скрывают натуральные волосы и обычную одежду стражей закона, благодаря чему узнать их в обычной одежде на улице сложнее.

  • Британские судьи покидают Вестминстерское аббатство после традиционного заседания в честь начала нового «юридического года»

Любопытный факт: хотя мантии можно наблюдать в судейских залах многих стран мира, о париках, если даже они там когда-то были, никто не вспоминает (кстати, в России мантии были введены относительно недавно, уже в постсоветское время, вопрос о париках не поднимался).

Парики на судьях и адвокатах в настоящее время остаются в двух островных государствах: Великобритании и Австралии. Несомненно, английское отношение к этой части судебной униформы — не что иное, как проявление «островной психологии», главным компонентом которой можно считать консерватизм, приверженность традиции, подтверждением чего можно считать и поэтапное реформирование этой сферы. Что касается Австралии, трудно дать однозначный ответ: то ли это тоже приверженность традиции, то ли подражание бывшей метрополии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *