Ответственность за нецензурную брань

Содержание

Функции употребления

Специалисты называют различные функции употребления обсценной лексики в речи:

  • повышение эмоциональности речи;
  • разрядка психологического напряжения;
  • оскорбление, унижение адресата речи;
  • демонстрация раскованности, независимости говорящего;
  • демонстрация пренебрежительного отношения к системе запретов;
  • демонстрация принадлежности говорящего к «своим» и т. п.

В. И. Жельвис выделяет 27 функций инвективной лексики, хотя здесь иногда смешаны первичные и вторичные функции, и деление иногда выглядит слишком дробным :

  • 1. как средство выражения профанного начала, противопоставленного началу сакральному,
  • 2. катартическая,
  • 3. средство понижения социального статуса адресата,
  • 4. средство установления контакта между равными людьми,
  • 5. средство дружеского подтрунивания или подбадривания,
  • 6. «дуэльное» средство,
  • 7. выражает отношение двух к третьему как «козлу отпущения»,
  • 8. криптолалическая функция (как пароль),
  • 9. для самоподбадривания,
  • 10. для самоуничижения,
  • 11. представить себя «человеком без предрассудков»,
  • 12. реализация «элитарности культурной позиции через её отрицание»,
  • 13. символ сочувствия угнетённым классам,
  • 14. нарративная группа – привлечение внимания,
  • 15. апотропаическая функция – «сбить с толку»,
  • 16. передача оппонента во власть злых сил,
  • 17. магическая функция,
  • 18. ощущение власти над «демоном сексуальности»,
  • 19. демонстрация половой принадлежности говорящего,
  • 20. эсхрологическая функция (ритуальная инвективизация речи),
  • 21. в психоанализе применяется для лечения нервных расстройств,
  • 22. патологическое сквернословие,
  • 23. инвектива как искусство,
  • 24. инвектива как бунт,
  • 25. как средство вербальной агрессии,
  • 26. деление на разрешенные и неразрешенные группы,
  • 27. как междометие.

Ненормативная лексика в русском языке

Разновидностью обсценной лексики, получившей большое распространение в русском языке, является русский мат, насчитывающий 6-7 словооснов. В русском языке присутствует также несколько десятков других обсценных слов, не являющихся матерными и значительно менее табуированных, но тоже считающихся «неприличными».

Ненормативная лексика и общество

Советский агитационный плакат «Наше условие — долой сквернословие!», автор — Константин Иванов, 1981

Жёсткий запрет на публичное употребление обсценной лексики и фразеологии, идеографически и семантически связанных с запретной темой секса и сексуальной сферы, сложился у восточных славян — предков русских, украинцев, белорусов — ещё в языческую эпоху в качестве прочной традиции народной культуры, и строго поддерживался Православной церковью. Поэтому данное табу обрело для русского народа давнюю традицию, освящённую не одним тысячелетием.

В связи с этим характерны опубликованные информационным агентством «Интерфакс» данные социологического опроса по вопросу об отношении россиян к использованию ненормативной лексики в публичных выступлениях звёзд шоу-бизнеса, проведённого в июле 2004 Всероссийским центром изучения общественного мнения. Подавляющее большинство россиян (80%) негативно относится к использованию ненормативной лексики в публичных выступлениях звёзд шоу-бизнеса, в программах и материалах, рассчитанных на массовую аудиторию, считая употребление матерных выражений недопустимым проявлением распущенности.

13% опрошенных допускают употребление мата в тех случаях, когда он используется в качестве необходимого художественного средства. И только 3% полагают, что если мат часто употребляется в общении между людьми, то попытки запретить его на эстраде, в кино, на телевидении — это просто ханжество.

Несмотря на распространённость нецензурных выражений во всех слоях русского общества на всех этапах его истории, в России традиционно существовало табу на использование обсценной лексики в печатном виде (отсюда, очевидно, и идёт название «нецензурная брань»). Это табу несколько ослабло в последнее время в связи с демократизацией общества и ослаблением государственного контроля за печатной сферой (первой в истории России отменой цензуры на длительный срок), переменами в общественной морали после распада СССР, массовой публикацией литературных произведений и переписки признанных русских классиков, писателей-диссидентов и нынешних постмодернистов. Снятие запрета на освещение определенных тем и социальных групп привело к расширению рамок приемлемой лексики в письменной речи. Мат и жаргон вошли в моду, став одним из средств пиара.

Среди детей и подростков умение материться подсознательно считалось и считается одним из признаков взрослости. Ну и разумеется, как только подрастающее поколение овладевало азами этих знаний, оно испытывало крайнюю необходимость продемонстрировать достигнутое — отсюда надписи на заборах, стенах общественных туалетов, школьных партах — а теперь и в Интернете.

Следует отметить, что, вопреки распространённому мнению, в местах лишения свободы ненормативная лексика сравнительно мало используется. Это связано с жёсткими уголовными «понятиями», согласно которым каждый заключённый должен нести ответственность за всё им сказанное («отвечать за базар»), а многие устойчивые нецензурные выражения воспринимаются в буквальном значении. Например, посылание кого-либо на «три буквы» рассматривается как указание данному человеку, что его место — именно там, то есть как заявление о принадлежности его к касте «петухов». Невозможность доказать такое заявление может привести к тяжёлым последствиям для «пославшего».

Возвращаясь к теме «ненормативная лексика и общество», следует подчеркнуть, что нынешняя свобода высказывания все же не отменяет ответственности говорящего и пишущего (см., напр., ст. 20.1 КоАП РФ). Конечно, вряд ли возможно запретить человеку ругаться, если это единственное средство самовыражения, которое ему доступно (учитывая ограничения, налагаемые воспитанием или условиями существования — «с волками жить — по-волчьи выть»). Конечно, не следует подвергать сожжению (или иному способу уничтожения) книги модных писателей. Однако прилюдная брань в нормальной обстановке неминуемо нарушает права и унижает достоинство тех людей, для которых табу сохраняет силу (по моральным, религиозным и иным соображениям).

Прецедент «Ароян против Киркорова»

Анатолий Баранов, один из исследователей современной нецензурной лексики, говорит по этому поводу: «Я выступаю за ограничение обсценной лексики, потому что если она будет использоваться слишком широко, она потеряет свою табуированность, и русский язык лишится важной особенности, которой нет в других языках мира. И я прекрасно понимаю тех людей, которые возмущены использованием обсценной лексики в СМИ. Мне даже представляется, что это нарушение прав человека — ведь кого-то это оскорбляет. Но нельзя запрещать её употребление тем, кто этого хочет. Идеальный вариант — это предупреждение, скажем, такое: „В этой книге используются такие-то слова“, чтобы предоставить читателю возможность выбора».

С практической стороной реализации его позиции можно ознакомиться в цитатах его экспертного заключения по делу «Ароян против Киркорова» (приведены в разделе «Российская юридическая практика» статьи Оскорбление).

Использование ненормативной лексики в искусстве и СМИ

Табуирование обсценной лексики — явление сравнительно позднее: ещё в документах и переписке петровского времени она встречается сравнительно свободно. Однако ко второй половине XVIII века её использование в печатных изданиях перестало быть возможным, и широко использующие обсценную лексику стихотворения Ивана Баркова распространялись исключительно в списках. На протяжении всего XIX века обсценная лексика также оставалась уделом «неофициальной» части творческого наследия поэтов и писателей: нецензурные эпиграммы и сатирические стихотворения Пушкина, Лермонтова и других авторов ими самими не публиковались и вообще в России обнародованию не подлежали (политические эмигранты из России начали публиковать их в Европе лишь во второй половине XIX века).

Первые попытки снять табу с обсценной лексики были предприняты в 1920-е гг. и не носили массового характера; интерес к матерным словам у большинства авторов не был в это время самодовлеющим и увязывался в основном со стремлением свободно говорить о сексуальной сфере.

В советский период общественный запрет на обсценную лексику действовал очень последовательно, что не мешало (и до сих пор не мешает) подавляющему большинству населения охотно употреблять эту лексику в частной жизни. Задачи художественного освоения обсценной лексики поставили перед собой писатели русского самиздата, начиная с Юза Алешковского.

С 1990-х гг., когда цензурные запреты исчезли, обсценная лексика шире проникает в литературу, используясь в различных функциях. Самая простая из этих функций — реалистическая передача разговорной речи: если в жизни люди матерятся, то было бы странно, если бы в книгах точно такие же люди этого не делали. У некоторых авторов персонажи не злоупотребляют обсценной лексикой (так в книгах Виктора Пелевина она почти всегда присутствует, но в очень небольших количествах), у других речь персонажей изобилует сильными выражениями (так в романах Баяна Ширянова из жизни наркоманов герои, в соответствии с принципом жизненной правды, не стесняются в выражениях). В ряде других случаев писатели используют обсценную лексику с более сложными целями: так в поэзии Германа Лукомникова обсценная лексика часто употребляется для воссоздания атмосферы карнавала (в понимании М. М. Бахтина), а в стихах Шиша Брянского предпринимается попытка воскресить и одновременно спародировать древнюю сакральную функцию инвективной лексики, ее отнесённость к ключевым языческим обрядам (прежде всего, инициации). Обсценная лексика в соединении с суржиком присутствует в сатирическо-комедийных пьесах Леся Подервянского (укр. Лесь Подерв’янський), где она помогает сделать их более реальными, показать принадлежность героев определённым слоям населения.

Среди пользователей компьютерных сетей распространена замена некоторых букв в матерных словах специальными символами («*!@#$%^&»), например: «это ох#@тельно», «I f*ed up my system». Иногда на форумах фильтрация ненормативной лексики производится автоматически, и тогда можно встретить осквернение совершенно безобидных выражений, например «ходовы ~ ~ ~ ~ ки» вместо «ходовые балки».

Исследователи русской ненормативной лексики

Как отмечалось в статье В. М. Мокиенко «Русская бранная лексика: цензурное и нецензурное» (1994), активными теоретическими исследованиями русской обсценной лексики в XX веке занимались в основном зарубежные исследователи. Начиная с конца 1970-х годов, на Западе был опубликован целый ряд статей и монографий на эту тему. С началом перестройки несколько лексикографических справочников было выпущено в США — их характеризовала уже практическая направленность, стремление «пополнить лексический багаж» студентов-русистов, обучающихся на стандартных литературных русских текстах, облегчить для них живое общение с русскими.

Критическому анализу словарей русского мата посвящена статья А.Плуцера-Сарно «Матерный словарь как феномен русской культуры». Здесь же приводится библиография лексикографических источников за период 1970—1996. А также большое количество других материалов по русской обсценной лексике, в том числе материалы «Словаря русского мата» в 12-ти томах.

Начало российским исследованиям в этой сфере положили работы Б. А. Успенского и В. Быкова, которые также вышли за рубежом.

В 1997 появилась первая в России научная монография, посвященная проблемам сквернословия, написанная доктором филологических наук профессором В. И. Жельвисом «Поле брани. Сквернословие как социальная проблема» (переиздана в 2001).

В 1998 российские исследователи Анатолий Баранов и Дмитрий Добровольский выпустили словарь «Русская заветная идиоматика».

В 2001 и 2005 гг. Алексей Плуцер-Сарно издал 1 и 2 тома 12-томного «Словаря русского мата», который он составляет в течение 25 лет:

  • А. Плуцер-Сарно. Материалы к словарю русского мата. Т. 1. Лексические и фразеологические значения слова «хуй». СПб: Лимбус Пресс, 2001—392 с (ISBN 5-8370-0161-1) Материалы словаря публикуются автором в интернете по адресу
  • Плуцер-Сарно А. Материалы к словарю русского мата. Т. 2. Опыт построения справочно-библиографической базы данных лексических и фразеологических значений слова «пизда». 801 фразеологическая статья. (Серия: «Plutser`s dictionary»). СПб.; М.: Лимбус Пресс, 2005. 538 c. (ISBN 5-8370-0395-9) Материалы 2 тома также публикуются автором в интернете по адресу

Происхождение русской обсценной лексики

Берестяная грамота из Старой Руссы № 35, XII век: «Якове брате, еби лежа, ебехото, аесово»

Давно установлено, что русская обсценная лексика имеет древние славянские и индоевропейские корни. Современные исследователи не рассматривают всерьёз бытующее в русском народе ненаучное представление о том, что обсценная лексика была заимствована русскими из татарского во время татаро-монгольского ига. При этом предлагаются различные варианты этимологии основных словообразовательных корней, однако все они, как правило, восходят к индоевропейским или праславянским основам.

Так, например, В. М. Мокиенко пишет:

«Основные „три кита“ русского мата… этимологически расшифровываются достаточно прилично: праславянское *jebti первоначально значило ‘бить, ударять’, *huj (родственный слову хвоя) — ‘игла хвойного дерева, нечто колкое’, *pisьda — ‘мочеиспускательный орган'».

Те же праформы (правда, с некоторым сомнением по поводу *huj) приводятся в .

Интересно отметить, что семантические изменения современного эвфемизма «трахать» практически повторяют историю слова *jebti.

Категоризация русской бранной лексики

А. В. Чернышев распределяет «ключевые термины матерного лексикона» на три группы:

  • обозначающие мужские и женские половые органы и обозначающие половой акт;
  • переносящие значение половых органов и полового акта на человека как на предмет называния;
  • в нарочито огрублённом виде заимствования из «культурной речи» (кондом, педераст).

В. М. Мокиенко считает данную классификацию излишне обобщённой и предлагает свою, более подробную, классификацию русской бранной лексики и фразеологии. При этом термины «бранная лексика» и «обсценная лексика» понимаются как взаимно пересекающиеся, хотя и не полностью идентичные. Брань — это оскорбительные, ругательные слова, тогда как обсценная лексика — это грубейшие вульгарные выражения, табуизированные слова. Главный признак, неразрывно связывающий две эти лексические группы, — эмоционально-экспрессивная реакция на неожиданные и неприятные события, слова, действия и т. п.

Исследователь классифицирует русскую бранную лексику по функционально-тематическому принципу, выделяя следующие основные группы:

  • Наименования лиц с подчеркнуто отрицательными характеристиками типа:
    • глупый, непонятливый человек;
    • подлый, низкий человек;
    • ничтожный человек, ничтожество;
    • проститутка, продажная женщина.
  • Наименования «неприличных», социально табуированных частей тела — «срамные слова».
  • Наименования процесса совершения полового акта.
  • Наименования физиологических функций (отправлений).
  • Наименования «результатов» физиологических отправлений.

В. М. Мокиенко указывает, что указанные группы бранной и обсценной лексики в целом представлены практически во всех языках. Что же касается национальных особенностей бранной лексики, то, по его мнению, они связаны с комбинаторикой и частотностью лексем определённого типа в каждом конкретном языке.

Исходя из этих критериев, автор говорит о двух основных типах бранной лексики европейских языков:

  • «Анально-экскрементальный» тип (Scheiss-культура);
  • «Сексуальный» тип (Sex-культура).

В этом плане, по его мнению, русская, сербская, хорватская, болгарская и другие «обсценно-экспрессивные» лексические системы относятся ко второму типу, в то время как чешская, немецкая, английская, французская — к первому.

Национальное своеобразие русского языка состоит не в самом наборе лексики, а в её частотном распределении. Ядро русской матерщины, как отмечают все исследователи, составляет очень частотная «сексуальная» триада: хуй — пизда — ебать. Число производных от данных словообразовательных основ и эвфемизмов, используемых для их замены, поистине неисчислимо, ибо они постоянно генерируются живой речью. Чрезвычайно активно эта же триада используется и во фразеологии.

Обсценная лексика в государственном языке России

В варианте проекта Федерального закона «О русском языке как государственном языке Российской Федерации» говорилось о недопустимости использования нецензурных слов в русском языке как государственном языке России:

Статья 3 Часть 2. При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается употребление оскорбительных слов в отношении расы, национальности, профессии, социальной категории, возрастной группы, пола, языка, религиозных, политических и иных убеждений граждан, употребление нецензурных слов и выражений, а также иностранных слов и словосочетаний при наличии соответствующих аналогов в русском языке.

Однако в принятой версии вышеупомянутого закона (Федеральный закон от 01.06.2005 N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации») о подобном не говорится.

Список научных работ и словарей второй половины XX века

Список в основном взят из статьи В. М. Мокиенко

  • 27 словарей, изданных в России и СССР с 1859 по 2005 г.г. — CD «СОБРАНИЕ ТОЛКОВЫХ СЛОВАРЕЙ ТЮРЕМНОГО И БЛАТНОГО ЖАРГОНА», М.: 2005, Словарное издательство ЭТС (Электронные и Традиционные словари), ISBN 5864601187
  • Балдаев В. К., Исупов И. М. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и графический портрет советской тюрьмы). М., «Края Москвы», 1992, 526 стр.
  • Быков В. Русская феня. Словарь современного интержаргона асоциальных элементов. Munchen, 1992, 173 стр.
  • Жельвис В. И. Поле брани. Сквернословие как социальная проблема. М.: Ладомир, 2001, 350 стр.
  • Ильясов Ф. Н. Мат в три хода (опыт социологического исследования феномена нецензурной брани) // Человек. 1990, № 3, 198—204.
  • Козловский В. Собрание русских воровских словарей в четырех томах. Тт. 1-4. New York, 1983.
  • Козловский В. Арго русской гомосексуальной субкультуры. Материалы к изучению. New York, 1986, 228 стр.
  • Косцинский К. Ненормативная лексика и словари // Russian Linguistics, 1980, № 4, 363—396.
  • Левин Ю. И. Об обсценных выражениях русского языка // Russian Linguistics, 1986, № 10, 61-72.
  • Мокиенко В. М. Образы русской речи. М., 1986, 278 стр.
  • Международный словарь непристойностей. Путеводитель по скабрезным словам и неприличным выражениям в русском, итальянском, французском, немецком, испанском, английском языках. Под ред. А. Н. Кохтева. М., 1992, 90 стр.
  • Плуцер-Сарно, А. Большой словарь мата / Вступ. ст. д. филол. н., проф. А. Д. Дуличенко и д. филол. н. В. П. Руднева. Т. 1: Опыт построения справочно-библиографической базы данных лексических и фразеологических значений слова «хуй». СПб.: Лимбус Пресс, 2001. ISBN 5-8370-0161-1
  • Росси Жак. Справочник по ГУЛАГу. Исторический словарь пенитенциарных институций и терминов, связанных с принудительным трудом. Предисловие Алена Безансона. London, 1987, 546 стр. Изд. 2-е (в двух частях), дополненное. Текст проверен Н. Горбаневской. М., 1991.
  • Русский мат. Толковый словарь CD, Словарное издательство ЭТС (Электронные и Традиционные Словари)
  • Словарь воровского языка. Слова, выражения, жесты, татуировки. Тюмень, НИЛПО, 1991, 170 стр.
  • Три века поэзии русского Эроса. Публикации и исследования. М., Издательский центр театра «Пять вечеров», 1992, 160 стр.
  • Успенский Б. А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии (статья первая) // Studia Slavica Hungarica. XXIX, Budapest, 1983, 33-69.
  • Успенский Б. А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии (статья вторая) // Studia Slavica Hungarica. XXXIII/1-4, Budapest, 1987, 37-76.
  • Успенский Б. А. Религиозно-мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии // Semiotics and the History of Culture. Ohio, 1988, 197—302.
  • Файн А., Лурье В. Все в кайф. СПб., 1991, 196 стр.
  • Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Под ред. Б. А. Ларина. Перевод с нем. и предисловие О. Н. Трубачева. Тт. 1-4. М., 1964—1973; 2-е изд. 1986—1987.
  • Чернышев А. В. Современная советская мифология. Тверь, 1992, 80 стр.
  • Эротика 1992 — Эротика в русской литературе: от Баркова до наших дней. Тексты и комментарии (Литературное обозрение. Специальный выпуск). М., 1992, 112 стр.
  • Brodsky Hannah. Modern Trends in English Borrowings into Russian // Australian Slavonic and East European Studies. 1992, № 2, 71-84.
  • Prof. Devkin V. Russische obszöne Lexika (Langenscheidt Verlag, Germany)
  • Drummond D.A., Perkins G. Dictionary of Russian Obscenities. 3-d, revised edition. Oakland, 1987, 94 стр.
  • Elyanov D. The Learner’s Russian-English Dictionary of Indecent Words and Expressions.2-d revised edition. Pacific Grove, 1987, 128 стр.
  • Ermen I. Der obszöne Wortschatz im Russischen. Etymologie, Wortbildung, Semantik, Funktion. Magisterarbeit. Berlin, 1991, 105 стр.
  • Galler Meyer, Marquess Harlan E. Soviet Prison Camp Speach. A Survivor’s Glossary. Supplement by Terms from the Works of A.I. Solzenicyn. Madison, 1972, 216 стр.
  • Galler Meyer. Soviet Prison Camp Speach. A Survivor’s Glossary. Supplement. Hayward, California, 1977, 102 стр.
  • Geiges A., Suworowa T. Liebe steht nicht auf dem Plan. Frankfurt, 1989.
  • Glasnost M. 100 schmutzige russische Woörter. Deutsch-kyrillische Lautschrift. Herausgegeben von M. Glastnost und illustriert von G. Bauer. Frankfurt/Main, 1988, 69 стр.
  • Haudressy Dola. Les mutations de la langue russe. Ces mots qui disent l’actualité. Paris, 1992, 269 стр.
  • Kaufmann Ch.A. A Survey of Russian Obscenities and Invective Usage // Maledicta IV, 2, 1981, 261—282.
  • Patton F.R. Expressive means in Russian youth slang // Slavic and East European Journal, 1980, № 24, 270—282.
  • Plahn J. Хуйня-муйня и тому подобное // Russian Linguistics, vol. 11, 1987, 37-41.
  • Raskin V. On Some Peculiarities of Russian Lexikon // Papers from the Parasession on the Lexicon. Chicago, Chicago Linguistic Society. 1978, 312—325.
  • Razvratnikov Boris Sukich. Elementary Russian Obscenity // Maledicta III, 197—204.
  • Timroth W. von: Russische und sowjetische Soziolinguistik und tabuisierte Varietäten des Russischen (Argot, Jargons, Slang und Mat) // Slawistische Beiträge. Bd. 164. München, 1983, 7-73.
  • Timroth W. von: Russian and Soviet Sociolinguistics and Taboo Varieties of the Russian Language (Slawistische Beiträge, Bd. 205). München, 1986.

Основные лексические единицы

Основная статья: Обсценная лексика в русском языке

Мат обычно определяется в терминах лексического состава. Так, исследователь мата Ю. И. Левин определяет мат («обсценные выражения») как «относительно законченные» речевые сегменты, содержащие хотя бы один обсценный корень. По Левину, корни могут быть заданы списком, ядро которого состоит из «трёх общеизвестных матерных корней», но границы списка размыты. Точные критерии включения в список определить невозможно, так как в конечном итоге мат — это то, что определяется как таковое носителями языка и некоторые разногласия неизбежны; например, слово «гондон» (презерватив) некоторыми носителями языка вопринимается как матерное, а другими — нет.

Типичный список матерных корней состоит из 4—7 элементов. Русские матерные слова имеют славянское происхождение, заимствованы из просторечия, диалектов и жаргонов, связаны с сексуальной сферой жизни.

Обсценная триада

Основу русской матерной лексики составляет популярная во многих языках «обсценная триада»: мужской половой орган («хуй») — женский половой орган («пизда») — глагол, описывающий копуляцию («ебать»). Для современного русского языка характерно отсутствие у слов триады нейтральных литературных синонимов, ближайшие эквиваленты имеют чисто медицинское значение (и зачастую латинскую этимологию).

Другие матерные корни

А. Ю. Плуцер-Сарно приводит 35 корней, которые участники опросов сочли матерными (список включает «жрать» и «блевать»; Плуцер-Сарно добавляет, что участники опросов рассматривали как матерные «и некоторые другие» корни) и отмечает, что чаще всего матерными считаются семь лексем: кроме триады, это «блядь» (падшая женщина), «муде» (яички), «манда» (женские гениталии), «елда» (мужские гениталии). Именно эти семь слов Плуцер-Сарно и предлагает принять в «рабочем порядке» за основу такого «условного понятия», как мат.

Плуцер-Сарно отмечает, что «блядь» стоит особняком в ряду матерных лексем: это единственное слово в начале списка, не обозначающее гениталии или совокупление. По результатам опросов «блядь» среди матерных лексем занимает второе место (после «ебать»), поэтому корень этого слова включается, наряду с триадой, в «экспрессивное ядро» мата, которое тем самым по Плуцеру-Сарно состоит из четырёх корней.

Этимология матерной лексики

  • Хуй — от славянского *xū- — «отросток», «побег» < праинд.-евр. *skeu- , отсюда же хвоя, ср. латыш. skuja «хвоя», лит. skuja «шишка (плод)».
  • Пизда — от праиндоевропейского *pisd-eH₂- — «вульва», ср. лит. piza с той же семантикой.
  • Ебать — от праиндоевропейского *iebh- (значение «совокупляться» по Гамкрелидзе-Иванову или «вступать, вторгаться» (нем. eingehen, eindringen) по словарю под редакцией Х. Рикса со ссылкой на сохранение значения «вступать» в тохарских языках). Отсюда же древневерхненемецкое eiba, греческое др.-греч. οιφέω и санскритское yábhati.
  • Блядь — от славянского блѫдъ > рус. блуд — заблуждение, ошибка, грех; первоначально было чередование юсов ѫ/ѧ. Ср. др.-русск. блясти < блѧсти — «заблуждаться, ошибаться»; ст.-слав, «блѧдити» — то же, ц.-слав. блядословить — «лгать, обманывать, клеветать», польск. błąd — «ошибка». Праславянский корень blѫd-/blѧd- «уклоняться, путаться» < праинд.-евр. *bhlond-/*bhlend- «неясно мерцать» имеет когнаты в германских языках: англ. blend «перемешивать», англ. blond «светловолосый, блондин».

В XIX веке выдвигалась версия заимствования мата из монгольского языка, которая подвергалась критике ещё во времена своего появления. В настоящее время эта версия полностью опровергается найденными во второй половине XX века берестяными грамотами с матерным текстом (см. Обсценная лексика в берестяных грамотах). Тем не менее, заблуждение остаётся распространённым: когда в 1989 году в газете «Атмода» было впервые опубликовано стихотворение Т. Кибирова «Послание Л. Рубинштейну», включавшее несколько матерных слов, один из журналистов уничижительно назвал его «посланием татарина к еврею».

Словообразование

Русский мат характеризуется «поистине неисчислимым» количеством производных слов, которые непрерывно порождаются «площадной» речью. В. В. Раскин приводит следующий неполный список глаголов, образованных от «ебать»: ебануть, ебануться, ебаться, ебиздить, ёбнуть, ёбнуться, ебстись, въебать, выебать, выёбываться, доебать, доебаться, доёбывать, заебать, заебаться, наебать, наебаться, наебнуть, наебнуться, объебать, объебаться, остоебенить, остоебеть, отъебать, отъебаться, переебать, переебаться, поебать, поебаться, подъебать, подъебаться, подъебнуть, разъебать, разъебаться, съебать, съебаться, уебать. В. М. Мокиенко на основании этого списка делает вывод, что здесь задействована «вся русская словообразовательная парадигматика глагольной лексики», и отмечает столь же обширные возможности для образования других частей речи: долбоёб, ёбарь, ебатура, ебальник, заёб, мудоёб, поебон, ебливый, приёбливый, поёбанный и т. д.

Масштаб словообразования предоставляет дополнительный критерий в выделении «ядра» матерной лексики: первые пять-семь слов в списке из 35 матерных слов, составленном по результатам опросов, порождают несколько тысяч производных, а все остальные — лишь несколько сот.

Теории происхождения

Российский филолог Б. А. Успенский выявляет ряд устойчивых ассоциаций «основной формулы» русского мата (ёб твою мать):

  • Связь с землёй и её осквернением.
  • Связь с родителями.
  • Представление об опускании и проваливании земли, её горении и трясении.

Он предполагает, что первоначально произносилось «тебе мать», а не «твою мать», а субъектом высказывания выступал пёс. Таким образом, смысл фразы следующий: она утверждает, что её адресат являлся псом, которому предлагается совокупиться с матерью. Такое указание на пса содержится в церковнославянской грамоте валашского господаря Александра Алди от 1432 года, а также у Герберштейна и в самом выражении «лаять» или «лая матерная».

Филолог Алексей Плуцер-Сарно полагает, что мат восходит к славянским заговорам. Его произносили в трудную минуту, обращаясь за помощью к магической силе, которая содержится в половых органах.

Первоначальное языческое происхождение матерной брани, которая выражала сакральные проклятия, заставляло связывать её и с иными конфессиональными различиями. В ряде древнерусских текстов указывалось на её якобы «жидовское» происхождение, при этом любую чужую веру могли называть «пёсьей».

Современное употребление

Типичным применением мата является речевая агрессия в направлении конкретного адресата, которого матерящийся хочет обругать или оскорбить. Зачастую мат употребляется людьми низкой культуры и в более нейтральных целях; матерная лексика при этом десемантизируется, то есть говорящий не имеет цели оскорбления кого-либо:

  • в попытке сделать речь более эмоциональной;
  • для снятия психологического напряжения у говорящего;
  • в качестве заполнителей пауз и междометий.

Табуированность мата часто приводит к опусканию слов с матерными корнями в высказываниях (апозиопеза): «хоть до …», «ты же такой …». Также часто употребляются эвфемизмы, однако А. Плуцер-Сарно указывает на то, что, вследствие относительно слабой табуированности мата и высокого потенциала словобразования от матерных корней, эвфемизм матерного слова может восприниматься просто как более изощрённый и экспрессивный вариант исходного выражения.

Ю. И. Левин выделяет следующие области практического использования мата:

  • собственно ругательства:
    • высказывания с целью:
      • посылки («пошёл на/в …») выражают отстранение говорящего от адресата (которым может быть собеседник или, реже, третье лицо). Посылки в адрес третьих лиц, а также типа «а ну на хуй» слабее по выразительности и сближаются с выражениями безразличия;
      • отказы («хуюшки», «хуй тебе») выражают категорический отказ с одновременным оскорблением просящего и не имеют пристойных эквивалентов, кроме эвфемистических;
      • выражения безразличия («хуй с тобой») выражают отстранение, в зависимости от контекста могут выражать как безразличие, так и неохотное согласие;
      • божба («блядью буду») выражает вторую часть конструкции «если обещанное не произойдёт (или описываемое не происходило), то считайте меня плохим человеком»;
    • высказывания без цели:
      • пейоративы («мудак») — ругательства, не имеющие прагматической цели, кроме собственно оскорбления, которое может быть направлено на собеседника, на самого говорящего, а также на третье лицо или неодушевлённый предмет. В последнем случае сближается с местоимениями (см. ниже);
      • междометия («мать твою ети») применяются для прямого выражения эмоций: удивления, возмущения, восхищения, неудовольствия;
      • вставки — те же самые обороты, которые используются как междометия, могут использоваться и как пустые вводные обороты (по мнению Левина, с целью то ли сделать речь гарантированно матерной, то ли поэтически украсить её). Чёткой границы между междометиями и вставками нет: ср. «Во, бля, погодка!» (положительная или отрицательная эмоция) и «А он, бля, говорит …» (нейтральная вставка, не несущая смысла);
  • экспрессивные заменители нетабуированных выражений:
    • местоимения: «хуй», например, в качестве местоимения заменяет практически каждое одушевлённое существительное мужского пола (ту же роль для неодушевлённых играет «хуёвина»). Эмоциональная окраска в этом случае нейтральна или слабоотрицательна;
    • местоглаголия: многие глагольные производные от триады («пиздячить») определяют неспецифическое действие, корни при этом не несут никакой семантики, а значение определяется приставками, суффиксами и контекстом. Мнение о том, что матерные существительные и глаголы являются на самом деле местоимениями и местоглаголиями, восходит уже к И. А. Бодуэну де Куртенэ;
    • заменители обыденных слов с отрицательной семантикой («ни хуя» вместо «ничего», «хуёвый» вместо «плохой»).
Легко представить себе мир, описываемый лексикой … мир, в котором крадут и обманывают, бьют и боятся, в котором «все расхищено, предано, продано», в котором падают, но не поднимаются, берут, но не дают, в котором либо работают до изнеможения, либо халтурят — но в любом случае относятся к работе, как и ко всему окружающему и всем окружающим, с отвращением либо с глубоким безразличием, — и всё кончается тем, что приходит полный пиздец.
Ю. И. Левин

Употребление в Древней Руси

Существует множество различных церковных циркуляров и указов иерархов, направленных против мата, начиная с самых ранних времён христианства на Руси. Окончательно статус «нецензурного» он приобрёл в XVIII веке во время жёсткого отделения литературной лексики от разговорного языка.

Берестяная грамота из Старой Руссы № 35, XII век: «Якове брате, еби лежа, ебехото, аесово»

Древнейшие известные образцы — в берестяных грамотах XII-XIII веков из Новгорода и Старой Руссы (см. Обсценная лексика в берестяных грамотах), где обсценная лексика носит как ритуальную (№ 955, отсылка к свадебному обряду), так и шутливо-инвективную функцию (№ 330, Ст. Р. 35). Специфика употребления некоторых выражений комментируется в «Русско-английском словаре-дневнике» Ричарда Джемса (1618—1619).

Написанная в конце XIII века «Книга оникса» (ивр. ‏ספר השהם‏‎, Сефер ха-шохам) жившего в Англии еврейского грамматика Моше бен Ицхака бен ха-Нессия (англ.) содержит ссылку на мнение рабби Иче из Чернигова о происхождении еврейского слова «левиратный брак», др.-евр. yibbum:

Р<абби> Иче сказал мне, что в стране Тирас, то есть на Руси, совокупление называют yebum

Новгородская первая летопись рассказывает, что в 1346 году великий князь литовский Ольгерд пришёл с войском к Новгороду, заявляя: «лаял ми посадник ваш Остафей Дворянинец, назвал мя псом». Тогда новгородцы, желая помириться с Ольгердом, убили на вече Остафия Дворянинца, который своей бранью вызвал поход Ольгерда, после чего был заключён мир.

Выражение «лают отцем или матери» встречается у митрополита Петра (начало XIV века). Статут Казимира IV 1468 года содержал запрет «лаи матерной».

Ценные данные содержатся в челобитной Ивана Колычева на князя Василия Микулинского. По словам Колычева во время ссоры, имевшей место в Смоленске в 1523—1525 гг., Микулинский «вскочил на меня с посохом: ах, матер, деи, твоеи перебоду, блядин сын, смерд…». Это первое письменное упоминание распространённого выражения «блядин сын».

Согласно подсчётам В. Д. Назарова, неполное изучение источников XV—XVI веков позволяет выявить для того времени 67 русских топонимических названий (около 0,1 %), производных от обсценной лексики, включая 5 названий от слова «елда», 13 — от слова «пизда», 3 — от слова «хуй», 5 — от слова «муде», 8 — от слова «ебать», например, речки: Блядея; Еботенка, Пиздюрка, Наебуха и Ненаебуха; волость Елда; пустоши Хуярово, Пезделёво-Долгое, Пиздино, Пиздоклеин починок, Хуинков пустошь-починок; деревни Мандино, Пезделка, Пизденково, Пиздюрино, Хуйково, Ебехово, Поиблица; селище Мудищево; овраг Блядейский отвершек.

На крайнюю распространённость матерной брани в русской разговорной речи XVI—XVII веков указывают как записки иностранных путешественников (например, Адама Олеария), так и русские поучения того времени.

Анонимное «Поучение о матерной брани», которое Д. М. Буланин датирует XVII веком, указывало на то, что такой бранью оскорбляются три матери: Матерь Божия, родная мать каждого человека и Мать — Сыра Земля.

Слово «блядь» использовалось также в славянском тексте Библии, в церковно-богослужебных текстах русской православной церкви (см. «Полный церковнославянский словарь», составитель священник магистр Григорий Дьяченко). Из словарных статей:

  • «Блядивый — 1) болтливый (1 Тим. 5,13); 2) лживый, обманчивый, лжец, пустослов, враль».
  • «Блядословие, блядство — 1) болтливость, пустословие; 2) словопрение».
  • «Блядь — 1) обман, заблуждение; 2) пустословие, пустяки (Остр. ев. Лук.24,11); 3) выдумка; 4) разврат, прелюбодеяние».
  • «Блясти — 1) заблуждаться; 2) пустословить; 3) прелюбодействовать».

Ответственность за употребление мата

Согласно Кодексам об административных правонарушениях русскоязычных стран, а именно России (статья 20.1), Казахстана (статья 330), Белоруссии (статья 156) и Киргизии (статья 364), публичное употребление мата может расцениваться как мелкое хулиганство, наказываемое штрафом или административным арестом. Статья 20.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации:

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, — влечёт наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)

2. Те же действия, сопряжённые с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, — влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Употребление в обществе и литературе

Использование мата считается неприемлемым в приличном обществе и в литературе, и обычно цензурируется в периодической печати, на телевидении, радио и в других СМИ. Несмотря на это, употребление мата традиционно очень широко распространено в устной речи у самых разных половозрастных групп общества. Встречается он также и в современной литературе (В. О. Пелевин, В. Г. Сорокин, и др.), и в песенном творчестве (С. В. Шнуров, З. Б. Май, Ю. Н. Клинских), и в кинематографе (фильм Духless). Известны и более ранние случаи употребления, в том числе в виде «ребусов» с многоточиями, мата в литературе, в частности, в произведениях классических авторов: А. С. Пушкина, В. В. Маяковского. Тем не менее большей частью людей, говорящих на русском языке, мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, популярный певец Ф. Б. Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности. В свою очередь, фраза министра иностранных дел России Сергея Лаврова «Дебилы, блядь!», сказанная во время переговоров с представителями Саудовской Аравии, стала широко используемым мемом («ДБ», «Дб, бл» и т. п.) для выражения недовольства чьей-либо глупостью.

Как в СССР, так и в постсоветской России использование русского мата в литературе и СМИ не допускалось и подвергалось цензуре. При этом, если в советское время слова и выражения цензурировались полностью таким образом, что исключалось даже их подразумевание, то в постсоветскую эпоху расхожей практикой стала замена всех или второй и последующих букв на звёздочки и т. п. в письменном виде и т. н. «запикивание» в аудиовещании электронных СМИ.

А. В. Кирилина указывает на тесную связь мата с выражением отношений доминирования-подчинения, в том числе в небольших социальных группах.

Ограничения на употребление в российских СМИ

Согласно разъяснениям Роскомнадзора, в российских СМИ запрещается употребление четырёх матерных слов:

Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы.

Таким образом, по-видимому, запрещено употребление слов «хуй», «пизда», «ебать», «блядь» (текст применим и ко многим другим ругательствам, включая оставшиеся три из семи матерных: «елда», «манда», «муде»), а также производных от них.

Как пояснил представитель Роскомнадзора Вадим Ампелонский, эти четыре слова и производные от них абсолютно недопустимы не только в собственных текстах средств массовой информации, но и в комментариях пользователей. По его словам, при их обнаружении Роскомнадзор вынесет СМИ предупреждение, а при наличии двух и более предупреждений в течение 12 месяцев ведомство может подать иск об аннулировании лицензии СМИ.

Также, по разъяснениям Роскомнадзора, замена некоторых букв нецензурного термина многоточием от ответственности не избавляет, однако допустима, например, формулировка «слово на букву „б“».

Русский мат в Викисловаре

Русский мат в Викицитатнике

Русский мат на Викискладе

Русский мат в Викиновостях

Примечания

  1. Злая лая матерная…: сборник статей / Жельвис В. И. (ред.). — М.: Ладомир, 2005. — 660 с. — (Русская потаённая литература) ISBN 5-86218-423-6
  2. 1 2 3 4 5 мат. // Чернявская Т. Н., Милославская К. С., Ростова Е. Г., Фролова О. Е., Борисенко В. И., Вьюнов Ю. А., Чуднов В. П. Россия. Большой лингвострановедческий словарь. — М.: Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина: АСТ-Пресс, 2007.
  3. Благим матом. // Виноградов В. В. История слов, 2010.
  4. Мат (3). // Шанский Н. М., Боброва Т. А. Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. — М., 2004
  5. обругать матом. // Словарь русских синонимов.
  6. Панкова Л. Карнавальная функция мата в художественных произведениях. // ДОКСА: Збірник наукових праць з філософії та філології / Коллект. автор; редкол.: Верников, М. М.; редкол.: , кол. авт. Одеська гуманітарна традиція; укр. — Одеса: ОНУ iм. I. I. Мечникова, 2004. вып. 5. — С. 349—355.
  7. Ю. И. Левин. Об обсценных выражениях русского языка. // Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. — М., 1998. — С. 809—819.
  8. 1 2 3 4 5 Плуцер-Сарно А. Ю. О семантике слова «мат». // Большой словарь мата. Том 1. Лимбус Пресс, 2005.
  9. 1 2 3 4 Мокиенко В. М. Русская бранная лексика: цензурное и нецензурное // Русистика. — Берлин, 1994. — № 1/2.
  10. Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. — Тб., 1984. — Т. 2. — С. 817, прим. 1.; Lexikon der indogermanischen verben / Unter Leitung von H. Rix. Wiesbaden. — 2001. — P. 309.
  11. blend в Online Etymology Dictionary (англ.)
  12. blond в Online Etymology Dictionary (англ.)
  13. Зорин А. Легализация обсценной лексики и её культурные последствия // Анти-мир русской культуры. — М., 1996. — С. 134—135.
  14. 1 2 Успенский, 1996.
  15. Успенский, 1996, с. 62.
  16. Успенский, 1996, с. 21.
  17. «Обычное их ругательство, как и у венгров, такое: „Пусть собака спит с твоей матерью!“ и т. п.»
  18. Плуцер-Сарно А. Ю. Философия «пизды» // Новое литературное обозрение. — 2005. — № 1 (71).
  19. Успенский, 1996, с. 18.
  20. 1 2 Успенский, 1996, с. 49.
  21. Ю. И. Левин. Об обсценных выражениях русского языка. // Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. — М., 1998. — С. 809—819.
  22. Dreizin F., Priestly T. A. A Systematic Approach to Russian Obscene Language // Russian Linguistics. — 1982. — № 6. — С. 233—249.; Левин Ю. И. Об обсценных выражениях русского языка // Анти-мир русской культуры. — М.: Ладомир, 1997. — С. 108—120.
  23. Успенский, 1996, с. 78.
  24. данные о Моше бен Ицхаке см.: Encyclopedia Judaica. In 22 vol. Macmillan, 2007. Vol. 14. P. 548
  25. Кулик А. Евреи Древней Руси: источники и историческая реконструкция // История еврейского народа в России. — Иерусалим-М., 2010. — Т. 1. От древности до раннего Нового времени. — С. 192.
  26. ПСРЛ, т. III, стр.358-359; т. IV, вып.1, стр.276; т. X, стр.217
  27. 1 2 Назаров В. Д. «Срамословие» в топонимике России XV—XVI вв. // «А се грехи злые, смертные…»: Любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России (X – первая половина XIX.) / Сб. ст. под ред. Н. Л. Пушкарёвой. — М.: Ладомир, 1999. — С. 551—566. — 861 с.
  28. Адам Олеарий. глава XXXVIII О природе русских, их душевных качествах и нравах. // Описание путешествия в Московию / Пер. А. М. Ловягина. — М.: Русич, 2003.
  29. Словарь книжников и книжности Древней Руси. — Вып. 3. Ч. 4. — СПб., 2004. — С. 535—539.
  30. Полный церковнославянский словарь / сост. священник магистр Г. Дьяченко.
  31. Полный церковнославянский словарь / сост. священник магистр Г. Дьяченко.
  32. Статья 20.1. Мелкое хулиганство. (недоступная ссылка). Дата обращения 30 ноября 2008. Архивировано 13 ноября 2007 года.
  33. Статья 330 мелкое хулиганство
  34. Кодекс об административных правонарушениях. Глава 13. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок (статьи 156—165/1)
  35. Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.04.2012 г.) (недоступная ссылка)
  36. 20 произведений, попадающих под закон о запрете мата. Солженицын, Пелевин, Земфира. Электронное издание Фокус города. Дата обращения 10 октября 2014.
  37. Парнис, А. Маяковский о мате // Новая газета. — М., 2013. — 30 августа. — № 96.
  38. По опросу общественного мнения, проведенного ВЦИОМ в 2004 году, 80 % россиян крайне негативно относятся к употреблению ненормативной лексике в программах и материалах, рассчитанных на массовую аудиторию.
  39. Лавров прокомментировал свою фразу о «дебилах» Газета.ру
  40. Кирилина А. В. Ещё один аспект значения обсценной лексики // «А се грехи злые, смертные…»: Любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России (X – первая половина XIX.) / Сб. ст. под ред. Н. Л. Пушкарёвой. — М.: Ладомир, 1999. — С. 775—781.
  41. Владимир Зыков; Александр Кондратьев. Роскомнадзор накажет СМИ только за четыре матерных слова. Известия (25 декабря 2013). Дата обращения 2 января 2014.

Литература

  • мат. // Россия. Большой лингвострановедческий словарь. — М.: Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина. АСТ-Пресс. Т. Н. Чернявская, К. С. Милославская, Е. Г. Ростова, О. Е. Фролова, В. И. Борисенко, Ю. А. Вьюнов, В. П. Чуднов. 2007.
  • Айрапетян В. Толкуя слово: Опыт герменевтики по-русски. — М.: Языки русской культуры, 2001. — 484 с. — ISBN 5-94457-013-X.
  • Ахметова Т. В. Русский мат. Толковый словарь. — 1996. — ISBN 5-7117-0414-1.
  • Жолковский, А. К. Секс в рамках («Нам татарам всё равно…») // Новое литературное обозрение : журнал. — М., 1994. — № 6. — С. 15—24.
  • Ковалёв Г. Ф. Русский мат — следствие уничтожения табу // Культурные табу и их влияние на результат коммуникации: сб. науч. трудов. — Воронеж: ВГУ, 2005. — С. 184—197.
  • Курий С. На поле брани (происхождение ругательств) // журнал «Время Z». — 2007. — № 1.
  • Левин Ю. И. Об обсценных выражениях русского языка. // Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. — М., 1998. — С. 809—819.
  • Митрофан (Баданин) Правда о русском мате. — Санкт-Петербург — Мурманск; Изд. Библиополис, 2014. — 32 с.:ил. ISBN 978-5-7483-0339-0
  • Михайлин В. Ю. Русский мат как мужской обсценный код // Тропа звериных слов: Пространственно ориентированные культурные коды в индоевропейской традиции. — М.: НЛО, 2005. — С. 331—360.
  • Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Русское сквернословие. Краткий, но выразительный словарь. — 2007. — наиболее типичные и употребительные в русском языке бранные слова и обороты и разъяснено их происхождение, показано русское сквернословие в зеркале других языков, в европейской (особенно общеславянской) ретроспективе.
  • Мокиенко В. М. Русская бранная лексика: цензурное и нецензурное // Русистика. — Берлин, 1994. — № 1/2.
  • Плуцер-Сарно А. Ю. О семантике слова «мат». // Большой словарь мата. Том 1. Лимбус Пресс, 2005. (book.e-reading-lib.org/chapter.php/45309/28/Plucer-Sarno_-_Bol’shoii_slovar’_mata._Tom_1.html)
  • Успенский Б. А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии // Анти-мир русской культуры. — М.: Ладомир, 1996. — С. 9—107. — 409 с.
  • Буй, В. Русская заветная идиоматика. — М.: Альта-Принт, 2005. — 368 с. — ISBN 5-98628-042-3.

> Ссылки

  • Запретная филология. / Этимология русского мата
  • Передача Гордона о сквернословии
  • Выпуск «Школы злословия» с Алексеем Плуцер-Сарно

Памятка для родителей и обучающихся об административной ответственности материал

ПАМЯТКА

для родителей и обучающихся

Административная ответственность несовершеннолетних и их родителей

Согласно ст.2.3. Кодекса об административных правонарушениях РФ, административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет.

Ст.20.1 КоАП РФ — Мелкое хулиганство, т.е. нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам или другие действия, демонстративно нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан.

Ст.20.20ч.1 КоАП РФ — Распитие пива и напитков, изготавливаемых на его основе, а также алкогольной и спиртосодержащей продукции с содержанием этилового спирта менее 12 процентов объема готовой продукции в детских, образовательных и медицинских учреждениях, на всех видах общественного транспорта (транспорта общего пользования) городского и пригородного сообщения, в организациях культуры, физкультурно-оздоровительных и спортивных сооружениях. Кроме того, несовершеннолетним распитие пива, согласно чЛст.З ФЗ №11-05г., не допускается в любых общественных местах.

Ст.20.20ч.2 КоАП РФ — Распитие алкогольной и спиртосодержащей продукции с содержанием этилового спирта 12 и более процентов в общественных местах (улица, стадион, сквер, парк, транспортное средство общего пользования, другие общественные места).

Ст.20.20ч.З КоАП РФ — Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо потребление одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, также в других общественных местах.

Ст.20.21 КоАП РФ — Появление в общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность.

Ст.20.22 КоАП РФ (на родителей) — Появление в состоянии опьянения несовершеннолетних в возрасте до 16 лет, а равно распитие ими алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, потребление ими наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, иных одурманивающих веществ в общественных местах.

Ст.5.35 КоАП РФ — Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних.

Ст. 19.15 КоАП РФ — Проживание гражданина Российской Федерации без удостоверения личности гражданина (паспорта)

4.1 — с 16 лет. Влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере до 100 рублей.

4.2 — на родителей детей до 16 лет. Влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от 100 до 300 рублей.

Уголовная ответственность несовершеннолетних

Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (ст.105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), похищение человека (ст. 126), изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), кражу (ст. 128), грабеж (ст.161), разбой (ст. 162), вымогательство (ст. 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (ст. 167ч.2), терроризм (ст.205), захват заложника (ст.206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст.207), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ст.213ч.ч.2 и 3).

К несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия либо им может быть назначено наказание, а при освобождении от наказания судом они могут быть также помещены в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

  • штраф;
  • лишение права заниматься определенной деятельностью;
  • обязательные работы;
  • исправительные работы;
  • арест;
  • лишение свободы на определенный срок.

Штраф назначается как при наличии у несовершеннолетнего осужденного самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание, так и при отсутствии таковых. Штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия.

Ст.116 УКРФ — Побои

1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений, наказываются обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Ст.129 УК РФ — Клевета

Клевета — то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Ст.130 УК РФ — Оскорбление

Оскорбление — то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, — наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев.

Ст.158 УК РФ — Кража

Кража, т.е. тайное хищение чужого имущества — наказывается штрафом в размере от 80 до 500 тысячи рублей, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от 6 месяцев до 2 лет, либо арестом на срок от 2 до 4 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 до 10 лет.

Ст.159 УК РФ — Мошенничество

Мошенничество, — то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, -наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Ст. 161 УК РФ — Грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества — наказывается исправительными работами на срок от одного года до 2 лет, либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы от 4 до 12 лет.

Ст.162 УК РФ — Разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия — наказывается лишением свободы на срок от 3 до 15 лет.

Ст. 166 УКРФ-Угон

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон) — наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода, осужденного за период до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Ст.213 УК РФ — Хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия — наказывается обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от 1 года до 2 лет, либо лишением свободы на срок от 5 до 7 лет.

Ст.156 УК РФ — Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, — наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет.

Ответственность за нецензурную брань

В повседневной жизни мы можем столкнуться с ненормативной лексикой, употребляемой окружающими. Использование нецензурной брани недопустимо, поскольку унижает честь и достоинство конкретного лица или выражает неуважение к морально-этическим нормам, сложившимся в обществе.

Нецензурную лексику можно определить как предельно экспрессивные выражения, которые признаются абсолютно недопустимыми в публичном употреблении в любой форме устной или письменной речи. Нецензурная лексика может быть использована для того, чтобы оскорбить другого человека. Однако она также может употребляться безадресно, для спонтанного выброса эмоций, в качестве эмоционального междометия, хотя это не снимает запрета на ее употребление.

В случае если нецензурная брань высказывается в отношении определенного лица, гражданин, осуществляющий данные действия, может быть привлечен к административной ответственности по статье 5.61 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. За совершение указанного правонарушения предусмотрено наказание в виде штрафа на граждан в размере до 5 тысяч рублей.

Помимо привлечения к административной ответственности Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает также возможность взыскания морального вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме, размер определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда.

Кроме того, для любителей «острого словца» в присутствии публики, а в юридической терминологии – «нецензурной брани в общественных местах» КоАП РФ также предусмотрена ответственность.

Согласно ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ мелкое хулиганство – это нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. Совершение правонарушения может повлечь наложение административного штрафа в размере до 2,5 тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

» Моя речь!» (Ответственность за нецензурную брань и оскорбление в общественном месте. )

Ответственность за нецензурную брань и оскорбление в общественном месте.

Административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет

(ст. 2.3. КоАП РФ).

  • В словаре В. Даля сказано : » Скверно — мерзость, гадость, пакость, всё гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, кал, смрад, вонь, непотребство, разврат, нравственное растление, всё богопротивное».
  • Одна из разновидностей нецензурной брани в России – русский мат . Это выражения, осуждаемые общественностью, которые главным образом оскорбляют собеседника, принижают его достоинство .

Можно ли ругаться матом в общественных местах? Ответ на этот вопрос очевиден — конечно нет !

  • Во-первых, с точки зрения морали, использование в речи нецензурной брани вряд ли будет характеризовать индивида с положительной стороны. Во-вторых, за это деяние предусмотрена ответственность . Кодекс об административных правонарушениях классифицирует нецензурную брань (мат) как мелкое хулиганство .
  • Статья 20.1. КоАП РФ предусматривает штраф за нецензурную брань в общественном месте, а в некоторых случаях даже арест.

  • Статья 20.1. КоАП РФ. Мелкое хулиганство
  • Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, — влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.
  • Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Какое наказание и ответственность? Употребление бранных выражений в общественных местах наказывается штрафом, общественными работами и даже в некоторых случаях лишением свободы.

  • Штраф
  • В наказание за мат в общественном месте нарушителю порядка положен штраф от 500 до 1000 рублей или арест до 15 суток .
  • Если эти действия усугубляются неуважением полиции или других представителей власти, штраф возрастает до значений от 1000 до 2500 рублей .
  • Если нецензурная брань (мат) обращена к конкретному человеку, это классифицируется уже как оскорбление .

На основании КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

  • СТАТЬЯ 5.61. ОСКОРБЛЕНИЕ (введена Федеральным законом от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
  • 1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме , — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1000 до 3000 рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.
  • 2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации , — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей ; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.
  • 3. Непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей .

Подытоживая сказанное, выведем своеобразное кредо:

я — исключение ,

моя речь — это мое зеркало, мое достоинство .

Пусть все в вас будет прекрасно: и мысли, и слова, и поступки!

И в заключение, хотелось бы привести слова

Александра Межирова:

  • » Друзья мои, внушайте людям веру. И чаще говорите: » Добрый день!» И следуйте хорошему примеру- Продляйте добрым словом жизнь людей!»

Что такое нецензурная брань?

Нецензурная брань или обсценная лексика являются сегментом бранной лексики разных языков, они включают вульгарные, грубые и наигрубейшие — похабные и непристойные выражения, которые довольно часто отражают спонтанную речевую реакцию на неожиданную и неприятную ситуацию.

Одним из видов обсценной лексики в языке считается русский мат, но им не исчерпывается — в богатом русском языке есть также и другие обсценные слова, которые не являются матерными и менее табуированными, но тоже имеющими похабное значение.

В большинстве своем, нормальные люди матерятся из-за попадания в конфликтную стрессовую ситуацию, же так ее воспринимали. Именно при возникновении стресса у человека падает уровень его интеллекта — как бы закрывается его словесно-логическое мышление и весь основной лексикон, он может становиться значительно более психологически уязвимым и потому автоматически запускаются все приемлемые психологические защиты.

Нецензурная брань в процессе стресса, на эмоциях обязательно и будет важной защитой психики, ведь порой срабатывает как бы вспомогательный механизм в некоторых сложных рабочих профессиях — сантехник, скотник либо сапожник где, как обычно кажется человеку, без типичного мата никак не нельзя обойтись…

Люди вполне могут ругаться матом на себя, на всех других людей, на капризных животных, на раздражающие явления природы, на всевозможные неодушевленные предметы — по-своему олицетворяя их и выказывая свое эмоциональное, очень часто негативное отношение к ним. При этом часто происходит серьезный эмоциональный выплеск негативной энергии, которая не сохранится в психике, а значит не навредит человеку.

Получается, что сильно нецензурно выражаться порой бывает как бы и полезно? Но в обычном социуме всему есть свое время и место — а это все же, общие моральные правила для всех!

Однако, очевидно, что любой человек, находясь в приличном обществе постесняется сделать это, ведь это сможет привести не только к падению его авторитета, но и к возникновению проблем с законом!

Важно!

Нецензурная брань имеет синонимы, которые позволяют использовать подобную лексику, но все же и их применение вряд ли возможно называть средством продемонстрировать свои хорошие качества.

Нецензурщина в общепосещаемом месте

К общественным местам относятся те, где в любой момент могут появиться посторонние люди, но весь перечень предлагаемых общественных мест довольно объемный и очень разнообразный. К ним возможно отнести:

  • общественные рынки;
  • дворовые и все прилегающие территории;
  • все лестничные площадки между этажами;
  • улицы, близлежащие скверы и все парки;
  • все муниципальные службы;
  • кинотеатры либо просто театры, а также цирки;
  • лифты, а также подъезды;
  • все виды имеющихся больничных организаций;
  • аэропорты, а также все прилегающие к ним территории;
  • офисные, все административные или производственные помещения;
  • вокзалы абсолютно любого типа — морские, транспортные либо железнодорожные;
  • все организации которые, занимаются обслуживанием населения;
  • места дошкольного, образовательного либо спортивного направления.

Этим списком нельзя перечислить все общественные места — их количество значительно больше, но все они должны обладать возможностью неожиданного появления других граждан, которые могут быть оскорблены ненормативной лексикой!

Важно!

Если вам очевидно, что гражданин в трезвом или пьяном виде выражался нецензурной бранью, то это вполне сможет стать важным основанием для составления административного протокола.

Нецензурная брань и закон

Большинство людей, недостаточно знакомые с нормативно-правовыми актами государства задаются важным вопросом — нецензурная брань какое это правонарушение? Можно смело утверждать, что ругань в общественном месте расценивается российскими законами и всеми нормами морали как проявление очевидного неуважения ко всем окружающим людям. Легального определения понятия нецензурной лексики в российском законодательстве на данный момент нет.

В целом для правильной квалификации того или иного существующего понятия в качестве нецензурного достаточно применять принцип его общеизвестности в произносимом значения и наличии общественного порицания за данное публичное высказывание.

Правовая ответственность наступает за использование всех нецензурных выражений в случае их практически неконтролируемого применения в том или ином обществе, когда все высказывания носят оскорбительный характер против кого-то конкретно лично, или же довольно четко выражают недовольство ситуацией в целом. Грубая нецензурная брань в местах нахождения несовершеннолетних — это еще и крайне отрицательный пример поведения, который растлевает несовершеннолетних, поэтому должно нести за собой вполне очевидное наказание!

Статья за мат и нецензурную брань

Нецензурная брань по УК РФ за ее использование в общественных местах очерчивает следующий круг возможных последствий, ведь она трактуется ведущими юристами как мелкое хулиганство и наказание за нее трактуется статьей 20.1 административного кодекса РФ:

1. Мелкое хулиганство — нарушение общественного порядка, которое выражает явное неуважение ко всему обществу и сопровождающееся нецензурной бранью в установленных законом общественных местах и оскорбительным приставанием к гражданам или же уничтожением, а также повреждением чужого имущества повлечёт наложение законного административного штрафа в размере от 500 до 1000 рублей или же административный арест, доходящий до пятнадцати дней.

2. Проведение тех же действий, сопряженных с возникновением неповиновения законному требованию законных представителей власти либо иного служебного лица, которое исполняет обязанности по охране общественного порядка или же пресекает нарушение общественного порядка, — повлечет за этим наложение административного штрафа, который равняется размеру от тысячи до двух тысяч пятисот рублей или же возникновению ареста на 15 дней!

Важно!

Нецензурную брань закон пресекает во всех ее проявлениях, хотя причина ее возникновения может быть довольно разнообразной — как реакция на какое-то спорное высказывание или же в качестве распространенного междометия. Последствия за произнесение бранных слов, значение которых широко общеизвестно непременно понесет за собой самые серьезные последствия, поэтому ни в коем случае не загрязняйте самостоятельно ваш лексикон, особенно если вы можете оскорбить людей согласно их религиозным представлениям и другим важным моментам!

Повторное желание материться в неположенном месте может караться сроком ограничения свободы до 2 лет, что крайне важно учитывать и соизмерять свои слова, которые могут обойтись любому гражданину довольно дорого, лучше всего все-таки не позволять себе проявлять эту вредную привычку и не переносить ее на своих детей, поскольку подобный пример явно может быть заразительным, но небезопасным!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *