Ответственность за непередачу документов новому директору

Содержание

ВС решал, ответит ли руководитель компании за непредоставление документов

«Управление контрактного строительства и аудита» оказывало услуги по управлению многоквартирными жилыми домами, расположенными в Щелковском районе Московской области. Его руководителем в период с декабря 2012 года по август 2016 года был Анатолий Павловский.

В ходе процедуры конкурсного производства, примененной в отношении компании, неудовлетворенными остались требования кредиторов более чем на 55 млн руб. В связи с этим управляющий, Александр Серговский, подал иск о привлечении Павловского к субсидиарной ответственности. Конкурсный управляющий сослался, в частности, на то, что руководитель надлежащим образом не исполнил установленные законодательством обязанности по ведению и хранению документации общества, по ее передаче новому руководителю, вследствие чего невозможно сформировать конкурсную массу, что, в свою очередь, не позволяет произвести расчеты с кредиторами.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, указав, что непередача всей документации конкурсному управляющему действительно исключила возможность удовлетворения требований кредиторов общества. Однако апелляция и суд округа это решение отменили. Суды отметили, что управляющий не доказал причинно-следственную связь между бездействием руководителя и неплатежеспособностью должника. А сам по себе факт непередачи бывшим руководителем документов бухгалтерского учета конкурсному управляющему не является основанием для привлечения такого руководителя к субсидиарной ответственности. Кроме того, конкурсный управляющий не представил свидетельств того, что не передача документов затруднила проведение процедуры банкротстве, не позволила сформировать конкурсную массу.

Тогда Серговский подал жалобу в Верховный суд (дело № А41-34192/2015). Он указывает, что суды ошибочно возложили на него бремя доказывания, хотя положения Закона о банкротстве устанавливают презумпцию вины руководителя, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в доведении возглавляемой организации до банкротства при непередаче им документации.

Кроме того, управляющий рассказал, что Павловский, являясь руководителем и единственным участником должника, в отсутствие разумных экономических мотивов в преддверии банкротства пытался изменить место нахождения должника с города Щелково на город Иркутск, значительно удаленный от места осуществления деятельности по управлению многоквартирными домами.

Экономколлегия прислушалась к доводам управляющего, отменила судебные акты апелляции и кассации и направила дело на новое рассмотрение в 10-й ААС.

  • Экономколлегия ВС
  • Верховный суд РФ

Субсидиарная ответственность бывшего директора

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 30.04.2019 по делу № А07-627/2017

Выводы суда:

1. Предполагается, что полное удовлетворение требований кредиторов невозможно по причине непредставления контролирующим лицом необходимой документации, если в результате этого существенно затруднены процедуры банкротства, в частности, формирование и реализация конкурсной массы.

2. На момент рассмотрения дела конкурсная масса не сформирована. За 2 года до банкротства у должника имелось ликвидное имущество на несколько миллионов рублей, но за 1 год до несостоятельности оно на балансе не числилось, а стоимость активов стала равной 0 рублей. Представить пояснения относительно массового выбытия имущества должника бывший руководитель не смог. Таким образом, ответчиком совершены неправомерные действия, которые повлекли невозможность погашения требований кредиторов.

3. Увольнение руководителя должника само по себе не свидетельствует об отсутствии у него необходимой документации, касающейся хозяйственной деятельности должника, и не прекращает обязанность бывшего руководителя по передаче информации арбитражному управляющему.

4. Сведения об увольнении руководителя, следующие из трудовой книжки и приказа об увольнении, не могут быть приняты во внимание, поскольку они противоречат сведениям из ЕГРЮЛ, являющегося публичным реестром, рассчитанным на предоставление информации третьим лицам.

5. Размер субсидиарной ответственности ответчика должен ограничиваться стоимостью активов должника, имевшихся у него согласно бухгалтерской отчетности.

1) Отсутствие финансовых документов должника является разновидностью общего основания привлечения к субсидиарной ответственности – невозможности полного погашения требований кредиторов. Когда полное погашение этих требований невозможно (а это случается практически в каждом случае несостоятельности), предполагается, что это следствие отсутствия документов у арбитражного управляющего, но только если это обстоятельство действительно нарушило процесс удовлетворения требований кредиторов, которое управляющему необходимо доказать.

2) Требовать представления документов можно не только от действующего руководителя должника, но и от лица, у которого фактически находятся соответствующие сведения, однако в таком случае истцу необходимо это доказать. В рассматриваемом деле обязанность по передаче документов уже была возложена вступившим в силу судебным актом, поэтому отрицание ответчиком оснований для истребования у него документов не может приниматься во внимание.

3) Закон о банкротстве не устанавливает в качестве основания ответственности непередачу арбитражному управляющему истребуемых документов относительно должника, речь идет об их отсутствии как таковом либо их искажении. Между тем, ответчик заявлял, что бухгалтерская и иная отчетность сохранена, но находится по адресу регистрации ЖЭУ, данное обстоятельство заявителем не оспаривалось. Однако такой широкий подход к толкованию поддерживается сложившейся судебной практикой.

4) Вопреки указаниям судов, не требовалось доказывания вины ответчика в невозможности полного удовлетворения требований — Законом о банкротстве установлено, что лицо, на которое возложена обязанность по составлению и хранению финансовой документации, должно доказать отсутствие своей вины. Соответственно, бремя доказывания по таким делам распределено аналогично общим условиям гражданско-правовой ответственности за причинение вреда (ст. 1064 ГК РФ), и вина ответчика презюмируется, если противной стороной доказано совершение противоправных действий (бездействия) и наступление вызванных ими вредных последствий.

5) Отрицая свою вину, бывший руководитель пояснял судам, что длительное время он не участвовал в управлении должником, поскольку находился на стационарном лечении, в подтверждение чего представил листки нетрудоспособности. При этом он частично передал истребованную у него документацию, а также обращался к арбитражному управляющему с письменными пояснениями относительно того, где и каким образом возможно получить доступ к полной документации должника.

Кроме того, конкурсное производство в отношении должника введено лишь через полгода после увольнения бывшего руководителя, т.е. в течение данного периода у должника был иной руководитель, осуществляющий свои полномочия наряду с арбитражным управляющим, а значит, он должен был предпринять действия к получению или восстановлению документов. В совокупности это может свидетельствовать о добросовестности ответчика, опровергающей его вину в отсутствии у конкурсного управляющего необходимых документов.

6) Суд округа занял иную позицию относительно оснований ответственности бывшего руководителя. Так, он указывает уже не на бездействие, а на неправомерные действия ответчика, повторно отмечая полную утрату активов должника. Фактически окружной суд посчитал, что с ответчика подлежат взысканию убытки, вызванные его действиями по выводу имущества ЖЭУ, но отменять либо изменять определение апелляционного суда не стал, поскольку эта ошибка не способна повлиять на правильный по существу судебный акт.

Не имеет значения, на какой вид ответственности указывает сам заявитель: в делах о банкротстве суд определяет основания ответственности контролирующих лиц должника самостоятельно, даже если это противоречит воле участвующих лиц;

7) При этом важно, что в материалах дела имелись сведения о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя в связи с сокрытием имущества должника путем совершения денежных перечислений в обход расчетного счета. И хотя уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления, во-первых, из этого не следует, что недобросовестные действия как таковые не совершались руководителем; во-вторых, полученные в ходе следственных действий сведения не утрачивают статус доказательств в рамках гражданского процесса.

Несмотря на то, что окружная инстанция не ссылалась на материалы уголовного дела, судя по всему, они были учтены при формировании внутреннего убеждения судебной коллегии, в связи с чем ответчику следовало дополнительно разъяснить обстоятельства его уголовного преследования, сделав акцент на своей добросовестности.

8) Кроме того, бывшему руководителю следовало хотя бы в самом общем виде разъяснить судам, при каких обстоятельствах и по каким причинам должник утратил всё имеющееся у него имущество, тем более, что суды всех инстанций ставили этот вопрос на обсуждение. Если ответчик действовал в соответствии с принятыми обычаями делового оборота и в целом вел себя добросовестно, либо, будучи номинальным директором, никак не мог определять действия организации по распоряжению имуществом, его вина опровергается, что препятствует привлечению руководителя к какой-либо ответственности по долгам должника.

9) Суд округа в своем постановлении фактически поправил нижестоящие суды, указав, что ответчик являлся руководителем должника именно по указанную в трудовой книжке дату, в то же время выразил несогласие с позицией ответчика ввиду принципа публичной достоверности реестра. Такой подход неверен: сведения в ЕГРЮЛ предполагаются верными для третьих лиц, но не для суда (и не для ФНС), тем более в ситуации, когда имеются явные доказательства обратного. Кроме того, этот принцип касается лишь юридического лица, но не руководителя, который является его органом управления.

Регулирование рассчитано на защиту контрагентов юридического лица, которые вправе полагаться на достоверность сведений реестра (о лице, уполномоченном действовать от имени компании без доверенности и т.п.). Отдавать во всех случаях предпочтение публичным реестровым сведениям некорректно, поскольку это может означать переложение на формального реестрового руководителя негативных последствий действий (бездействия) реального руководства общества и государственного регистратора, допустивших такую ошибку.

10) Дата увольнения подтверждается трудовой книжкой бывшего руководителя и приказом о его увольнении. Эти документы являются надлежащими доказательствами, участвующие в деле лица не заявляли об их подложности. Более того, в основе статуса руководителя должника лежит именно его положение в соответствии с внутренними документами организации – так, если директором общества в ЕГРЮЛ ошибочно числится лицо, не имеющее никакого отношения к этому юридическому лицу, это обстоятельство не делает такого гражданина руководителем общества.

11) По общему правилу, размер субсидиарной ответственности равен совокупному размеру требований кредиторов должника. В данном деле требования кредиторов составляли порядка 60 млн рублей, но суды ограничили размер ответственности бывшего руководителя 24 млн рублей – суммой, равной стоимости ранее имевшихся активов ЖЭУ. Подобное ограничение ответственности возможно в том случае, если размер требований кредиторов существенно превышает вред, причиненный по вине руководителя должника.

Очевидно, что невозможность выявления или вывод (сокрытие) имущества может причинить вред лишь на сумму стоимости таких активов, а взыскание остальной части всех кредиторских требований означало бы ответственность ответчика за деятельность должника как таковую, без учета действий (бездействия) руководителя, что лишало бы смысла существование юридических лиц.

У нас также есть аудиоподкасты. Это выпуски по 2-5 минут. Посвящены одному спору, конфликту или новости. Их можно слушать прямо на нашем сайте, на сайте подкаст-площадки или скачать себе на компьютер, смартфон и пр. Выпуск 1 (о субсидиарной ответственности); Выпуск 2 (оспаривание договора по мотиву злоупотребления правом); Выпуск 3 (расторжение договора по инициативе продавца, что учесть?). Еще пара десятков по .

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему «Налоги. Оптимизация. Перевод сотрудников в ИП» можно посмотреть по .

Обратим внимание, что юридическая фирма «Ветров и партнеры» в 2018 году отмечена отраслевым рейтингом юридических компаний Право.ру-300 в номинации «Арбитражное судопроизводство». Это позволило нам войти в ТОП-50 региональных компаний по всей России в данной номинации.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Дмитрий Подгорный, юрист-аналитик

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

1) Выдача подотчета директору – взыскание убытков

2) Срок оплаты векселя – предъявление векселя к оплате

3) Допрос в налоговой проверке – протокол допроса налогоплательщика

4) Защита директора от субсидиарной ответственности

5) Выплаты иностранным организациям – фактический получатель дохода

6) Правомерны ли действия директора – взыскание убытков

7) Дефекты формы векселя – требование по векселю

8) Налог на имущество организаций – коды льгот

9) Признание ценных бумаг бесхозяйными – ст. 225 ГК РФ

10) Изменение концессионного соглашения – доказательства убыточности тарифов

Бывший директор ответит штрафом за отказ вернуть документы в компанию

06.12.2017

Компания, не получившая от своего бывшего руководителя документы, связанные с ее деятельностью, вправе не только потребовать их передачи, но и взыскать в судебном порядке судебный штраф за просрочку такой передачи по день фактического исполнения. Такая возможность является действенным инструментом к понуждению экс-руководителей к возврату документов в компанию.

Смена директора и передача документов новому руководителю

В процессе деятельности любой компании образуется значимый объем документации, как обязательной в силу требований закона, так и не обязательной.

По общему правилу обеспечить наличие и хранение обязательных в силу закона документов должен исполнительный орган компании (далее – «директор»), поскольку именно он в силу закона осуществляет руководство текущей деятельностью юридического лица, а без таких документов невозможно осуществлять свои полномочия. При смене руководителя организации должна обеспечиваться передача документов бухгалтерского учета организации.

Отдельно следует отметить, что, например, ведение и хранение бухгалтерской документации директор может передать главному бухгалтеру компании, впрочем, оставаясь при этом ответственным за организацию ведения бухгалтерского учета и хранение бухгалтерских документов.

Таким образом, если директор не осуществляет непосредственного хранения бухгалтерской документации, а только организует ее хранение, то испрашивать такую документацию у директора можно только в случае, если непосредственно на него была возложена обязанность по хранению бухгалтерской документации.

Для осуществления своих полномочий директор имеет доступ ко всей документации, связанной с деятельностью компании, и как его исполнительный орган отвечает за сохранность документов.

Руководитель при осуществлении им прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах компании добросовестно и разумно. Данное правило распространяется и на момент прекращения полномочий руководителя, ведь юридическому лицу (и, соответственно, новому директору) для продолжения нормального функционирования объективно необходимы документы, находящиеся у теперь уже бывшего руководителя.

Какие документы директор должен хранить и сколько

Компания (в лице директора) обязана обеспечить хранение:

  • документов, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Например, общество с ограниченной ответственностью обязано бессрочно с момента своего создания вести список участников общества, а первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, бухгалтерскую (финансовую) отчетность -минимум 5 лет;
  • документов, предусмотренных уставом компании;
  • документов, предусмотренные внутренними документами компании, решениями общего собрания участников (акционеров), совета директоров (наблюдательного совета) компании и ее исполнительных органов.

А утеря обязательных документов или их порча влечет для директора обязанность по их восстановлению.

Спорным оставался вопрос о периоде времени, за который могут быть истребованы документы у бывшего директора.

Неоднократно суды ограничивали максимально возможный период пятью годами, обосновывая свои решения тем, что именно такой срок определен законом для хранения первичных учетных документов и бухгалтерской отчетности. В качестве дополнительного довода звучало и отсутствие возможных в таком случае налоговых претензий по документам старше такого срока, и отсутствие ценности для общества по причине истечения сроков их хранения.

Однако высшая судебная инстанция страны – Верховный суд РФ – определила, что общество обязано хранить документы, связанные с его деятельностью, за весь период осуществления такой деятельности, и принимать меры к возврату или восстановлению (при наличии такой возможности) отсутствующих документов.

Внутренними регламентами компании могут быть предусмотрены сроки хранения и процедура уничтожения документов компании, если законодательством императивно не предусмотрен больший срок хранения для данного вида документов. Такие внутренние положения в компании утверждаются соответствующим органом управления. Как правило, это обще собрание участников (акционеров) либо совет директоров.

Истребования документов у бывшего директора и их передача

После прекращения своих полномочий теперь уже бывший директор обязан передать вновь избранному руководителю компании имеющуюся у него документацию компании. Если этого не происходит, то следует направить ему письменное требование о предоставлении документов.

При этом новый руководитель не должен доказывать наличие у бывшего директора тех истребуемых документов, которые компания обязана иметь и хранить в силу требований закона. Данный вывод подтверждается судебной практикой.

В отношении же остальных документов будет действовать иное правило – новый руководитель должен будет доказать, что запрошенные им документы, во-первых, существовали и, во-вторых, находились у бывшего директора в период исполнения им своих полномочий либо передавались ему. Например, акт приема-передачи электронных ключей от банковского счета (новый директор может получить копию такого документа в обслуживающем банке), электронные базы данных (аналогичный документ от контрагента), выписки движения средств по банковским счетам и т.п.

Факт передачи документов от бывшего директора новому руководителю желательно зафиксировать письменно (актом либо иным аналогичным документом). А наиболее значимые документы во избежание последующих разночтений и споров желательно описать как по основному содержанию, так и по количеству листов. Если же запрашиваемые документы находятся у третьих лиц и об этом имеются соответствующие доказательства, то обязать бывшего директора их вернуть будет невозможно (например, документы находятся у следственных органов после выемки, о чем имеются соответствующие процессуальные документы; либо документы находятся в организации, с которой у компании заключен договор на ведение бухгалтерского учета, и они ей переданы по акту). Новый руководитель будет требовать документы уже от этих лиц.

Бывший директор документы не передал. Ответные действия компании.

В случае, когда бывший директор проигнорировал требование нового руководителя общества о передаче документации общества, получать документы придется с помощью судебного решения.

В суде бывший директор должен будет:

  • Либо представить доказательства передачи документации новому руководителю компании (либо доказательства попытки их передачи и отказа нового руководителя от их принятия);
  • Либо доказательства и правовые основания, в силу которых документы были утеряны или уничтожены, переданы на хранение, либо выбыли из его владения помимо его воли (например, в результате выемки уполномоченными органами власти).

В противном случае будет действовать презумпция вины бывшего директора. И суды прямо указывают, что при отказе директора от дачи пояснений или их явной неполноты, он не может быть освобожден от обязанности доказывания.

Штраф за непередачу документов.

Судебные споры по делам об истребовании документов у бывших руководителей юридических лиц относятся к корпоративным спорам и рассматриваются арбитражными судами.

Законом не предусмотрен порядок и сроки передачи документов бывшим директором новому. При таких обстоятельствах суды идут по аналогии и берут в расчет срок, установленный законом для самой компании как срок предоставления документов и информацию о деятельности компании по требованию ее участника (акционера). К примеру, для обществ с ограниченной ответственностью это 5 рабочих дней, для акционерных обществ – 7 рабочих дней.

Чтобы понудить ответчика по делу (бывшего директора) к своевременному исполнению решения суда, компания-истец вправе одновременно с заявлением об истребовании документов просить суд установить для бывшего директора денежный штраф за неисполнение в срок судебного решения о передаче документов, указав конкретную сумму в самом иске.

Конкретный размер судебной неустойки определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности нарушения и негативных последствий от такого нарушения, а также недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения недобросовестного ответчика.

Иными словами, в результате присуждения такого штрафа исполнение судебного решения должно оказаться для бывшего директора более выгодным, чем неисполнение решения суда.

Заявление о взыскании судебной неустойки может быть рассмотрено как в ходе основного дела, так и уже после вынесения решения суда, если ответчик его не исполняет (однако, в последнем случае неустойка не будет начисляться за период, предшествующий подаче такого заявления). При этом уплата судебной неустойки не прекращает основного обязательства по передаче документации компании.

Варианты судебной неустойки могут быть различными и определяются самой компанией-истцом при подаче соответствующего заявления в суд. Это и твердая денежная сумма, взыскиваемая единовременно (штраф), и неустойка, взыскиваемая за определенный период (например, день, неделя, месяц, квартал и т.п.). Однако более эффективным представляется использование прогрессивной шкалы с увеличением суммы в каждый последующий период неисполнения бывшим директором-ответчиком судебного решения (например, за первую неделю неисполнения судебного решения — одна сумма, за вторую неделю неисполнения — сумма в большем размере и т.д.).

Судебная практика еще не выработала сколь-нибудь значимые принципы определения размера такого штрафа. В ряде случаев присужденная неустойка явно недостаточна для стимулирования бывшего директора к немедленному исполнению решения (например, 100 рублей за каждый день просрочки, но не более 50 000 рублей). Но это, скорее, следствие как новизны самой нормы о судебной неустойке, так и обстоятельств конкретного дела. Ведь уже имеются и другие решения, в которых суд присуждает размер неустойки, проигнорировать которую уже явно сложно (например, 100 тысяч рублей за первую неделю просрочки, 200 тысяч рублей за вторую и так далее по 100 тысяч рублей сверх предыдущей суммы за каждую последующую неделю).

Что это значит для бизнеса?

Компания и ее участники (акционеры) имеют действенный юридический механизм влияния на бывших директоров и иных членов органов управления при удержании ими значимой для компании документации;
Данный механизм имеет законодательное обоснование, подтвержден судебным опытом и может быть использован на практике.

Помощь консультанта:

Специалисты юридической фирмы «Клифф» готовы:

  • Предоставить дополнительную информацию и консультации по вопросам взаимодействия с органами управления обществами, включая бывших директоров;
  • Разработать внутренние процедуры и документы, связанные с оборотом корпоративной и иной важной документации компании;
  • Представить интересы клиента в переговорах либо в суде в деле об истребовании документации от бывших руководителей компании.

Для получения дополнительной информации обращайтесь к специалистам Корпоративной практики.

В настоящей статье мы рассматриваем две самых распространенных формы коммерческих организаций – общество с ограниченной ответственность и акционерное общество.

Исполнительным органом юридического может быть как единоличный исполнительный орган, так и коллегиальный исполнительный орган, либо управляющий (п.1 ст.42 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Абз.2 п.1 ст. 31.1 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» либо с 01.07.2009, если общество создано до этой даты (дата введения в действие главы III.1 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», который предусмотрена обязанность по ведению списка участников).

Помимо перечисленных выше случаев, например, Основные Правила работы архивов организаций (одобрены решением Коллегии Росархива от 06.02.2002)

Норма введена в 2015 году.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.03.2015 № Ф05-11278/2012 по делу № А41-20499/11. Впрочем, отметим, что данное решение вынесено по иной категории дел (не за непредоставление документов бывшим директором).

Об авторе:

Владимир Данилевский,
Старший юрист корпоративной практики

Ответственность за несанкционированное уничтожение документов

Ответственность за утрату документов организации

При утрате или потере документов руководитель организации должен сформировать комиссию по выявлению причин пропажи. Это правило регламентируется п. 6.8 «Положения о документах и документообороте».

Существует несколько причин утраты документов:

1. Форс-мажорные обстоятельства

Если уничтожение или потеря документов связаны со стихийными бедствиями, взломом, пожаром или другими экстремальными условиями, то к делу о расследовании должны подключаться сотрудники, непосредственно связанные с происшествием: следственный комитет, МЧС.

При этом заключение комиссии дополняется следующими документами:

  • справка от Государственного пожарного надзора о причинах возгорания;
  • уведомление из ОВД о возбуждении дела о краже;
  • справка из РЭУ о факте затопления;
  • справка от МЧС о возникновении чрезвычайной ситуации;
  • и другие документы, подтверждающие возникновение непредвиденных обстоятельств.

2. Утрата по вине сотрудника

Если документы были потеряны или незаконно уничтожены по вине сотрудника организации, управляющий должен принять от этого сотрудника письменное объяснение, на основании которого принимается решение о дисциплинарном наказании, регламентированном статьей 193 ТК РФ.

Увольнение виновного сотрудника проходит в соответствии с формой Приказа № Т-8, который утвержден письмом Роструда от 01.06.2001 г. № 1493-6-1.

После окончания процедуры установления факта пропажи и составления актов, комиссия начинает восстанавливать потерянные документы. Если комиссия не смогла определить, какая часть документов была утеряна, то создается дополнительная инвентаризационная комиссия.

Ответственность за утрату архивных документов

Статья 27 Федерального закона №125 регламентирует следующие виды ответственности за уничтожение бухгалтерских документов:

Административная ответственность за уничтожение документов

Нарушение правил архивного хранения, учета и использования документов предполагает минимальные денежные потери для организации. Законодательство предлагает штрафы для граждан от 100 до 300 рублей; для должностных лиц – от 300 до 500 рублей.

Статья 15.11 КоАп РФ предлагает за грубое нарушение требований к ведению бухгалтерского учета штраф на должностных лиц в размере от 5000 до 10000 рублей, на юр. лиц – от 20000 до 50000 рублей.

Налоговая ответственность за утрату секретных документов

  • Пункт 1 статьи 126 Налогового кодекса РФ предусматривает штраф 200 рублей за каждый не предоставленный налоговый документ.
  • 10 000 рублей предлагается заплатить за потерю документов за один налоговый период.
  • За утерю первичных документов штраф составляет 30000 рублей за несколько отчетных периодов.
  • Штраф в размере 20% от суммы заниженного налога, который вызван утратой первичных документов, но не менее 40000 рублей.

Уголовная ответственность за уничтожение документов

Если организация не предоставила налоговому инспектору документацию по исчислению, удержанию или перечислению налогов согласно законодательству РФ, то должностное лицо наказывается штрафом в размере от 100 000 до 300 000 рублей или удержанием заработной платы за период от 1 до 2 лет, либо принудительными работами с лишением права занимать определенные должности, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (часть 1 статьи 199 УК РФ).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *