Ответственное хранение арестованного имущества

Статья 86. Передача под охрану или на хранение арестованного имущества должника

Комментарий к статье 86

1. Исходя из сущности отношений по хранению и норм гл. 47 ГК РФ объектом хранения могут выступать только движимые вещи, за исключением случаев хранения вещей, являющихся предметом спора (секвестр) (ст.

926 ГК РФ). В отношении недвижимого имущества договор хранения заключаться не может, так как считается, что для хранения характерна передача вещи из сферы одного лица — поклажедателя в сферу другого лица — хранителя. В судебной практике выработан подход, в соответствии с которым при передаче арестованного имущества на хранение судебным приставом-исполнителем должны учитываться свойства арестованного имущества, так как объекты хранения передаются во владение хранителя и переносятся в его хозяйственную сферу. Если же их физические особенности исключают такую возможность, то и передачу вещи на хранение осуществить нельзя (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27 февраля 2006 г. N Ф08-459/2006).

Исходя из этого в комментируемой статье используются два разных термина — «охрана» в отношении недвижимого имущества и «хранение» в отношении движимого имущества.

В соответствии с ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается под охрану, а движимое имущество на хранение под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, назначенным судебным приставом-исполнителем, либо лицам, с которыми территориальным органом Федеральной службы судебных приставов заключен договор.

Согласно ст. 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

В договоре хранения, в котором хранителем является коммерческая организация либо некоммерческая организация, осуществляющая хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности (профессиональный хранитель), может быть предусмотрена обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок. При этом условия о сроке и об оплате не являются существенными условиями договора хранения ( Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 октября 2002 г. N Ф08-3805/02).

Хранение документов, подтверждающих наличие и объем имущественных прав должника, а также документарных ценных бумаг, может осуществляться в подразделении судебных приставов при условии обеспечения их сохранности.

2. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, не может пользоваться этим имуществом без данного в письменной форме согласия судебного пристава-исполнителя.

Судебный пристав-исполнитель не вправе давать такое согласие:

1) в отношении ценных бумаг, переданных на хранение депозитарию;

2) в случае, когда пользование имуществом в силу его свойств приведет к уничтожению или

Согласие судебного пристава-исполнителя не требуется, если пользование указанным имуществом необходимо для обеспечения его сохранности, поскольку согласно ст.

892 ГК РФ хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью, а равно предоставлять возможность пользования ею третьим лицам, за исключением случая, когда пользование хранимой вещью необходимо для обеспечения ее сохранности и не противоречит договору хранения.

3. Несмотря на то что по общему правилу обязательства по хранению являются безвозмездными, лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, если таковым не является должник или член его семьи, получает вознаграждение и возмещение понесенных расходов по охране или хранению указанного имущества за вычетом фактически полученной выгоды от его использования. Таким образом, пользование вещью может выступать в качестве платы за ее хранение.

Хранитель арестованного имущества несет гражданско-правовую ответственность в случаях растраты, отчуждения, сокрытия или незаконной передачи переданного на хранение имущества должника, хотя в судебной практике встречаются случаи взыскания за счет казны Российской Федерации. Так, в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 20 октября 2004 г. N Ф08-4369/04 отмечается, что, удовлетворяя иск о взыскании убытков за счет Минюста России, суд не учел, что в силу ст. ст. 900, 901 ГК РФ в случаях растраты, отчуждения, сокрытия или незаконной передачи

арестованного судебным приставом и переданного на хранение имущества должника имущественную ответственность за причиненные убытки несет хранитель, а не казна РФ.

МАТЕРИАЛЫ К СТАТЬЕ 86 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 27 ФЕВРАЛЯ 2006 Г. N Ф08-459/06 «В СИЛУ ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 51 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ» ПРИ ПЕРЕДАЧЕ АРЕСТОВАННОГО ИМУЩЕСТВА НА ХРАНЕНИЕ СУДЕБНЫМ ПРИСТАВОМ-ИСПОЛНИТЕЛЕМ ДОЛЖНЫ УЧИТЫВАТЬСЯ СВОЙСТВА АРЕСТОВАННОГО ИМУЩЕСТВА,

ТАК КАК ОБЪЕКТЫ ХРАНЕНИЯ ПЕРЕДАЮТСЯ ВО ВЛАДЕНИЕ ХРАНИТЕЛЯ И ПЕРЕНОСЯТСЯ В ЕГО ХОЗЯЙСТВЕННУЮ СФЕРУ. ЕСЛИ ЖЕ ИХ ФИЗИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСКЛЮЧАЮТ ТАКУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ, ТО И ПЕРЕДАЧУ ВЕЩИ НА ХРАНЕНИЕ ОСУЩЕСТВИТЬ НЕЛЬЗЯ»

(Извлечение)

…Как видно из материалов дела и установлено судом, определением Арбитражного суда Краснодарского края от 04.07.05 по делу N А32-21753/2005-47/461 в целях обеспечения исковых требований наложен арест на принадлежащий обществу объект недвижимости литера «Б» по техпаспорту, кадастровый номер 23:0:05834/423а:09/01:1001:Б, общей площадью 4715 кв. м, расположенный по адресу: г. Новороссийск, ул. Анапское шоссе, 15.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Новороссийского городского отдела Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю А.Л. Таранца от 12.07.05 возбуждено исполнительное производство N 12927-20-05, наложен арест на спорное имущество.

Ответственным хранителем арестованного имущества назначен генеральный директор общества Цымбал А.А.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 10.08.05 произведена замена ответственного хранителя на генерального директора ЗАО «НПО Стромэкология» Мусатяна С.А., который перекрыл доступ работников общества в арестованное помещение. Это послужило основанием для подачи жалобы в арбитражный суд.

В соответствии с частью 2 статьи 51 Федерального закона «Об исполнительном производстве» арест имущества должника состоит из описи имущества, объявления запрета распоряжаться им, а при необходимости — ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение. Виды, объемы и сроки ограничения определяются судебным приставом-исполнителем в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, хозяйственного, бытового или иного использования и других фактов.

По смыслу данной нормы передача арестованного имущества на хранение, равно как и применение иных предусмотренных ею ограничений, не может осуществляться судебным приставом-исполнителем произвольно, то есть в отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о наличии такой необходимости. Применение этих ограничений может быть обусловлено, в частности, совершением должником либо третьими лицами действий (бездействия), способных привести к утрате, уничтожению имущества или уменьшению его стоимости.

Однако в постановлении судебного пристава-исполнителя от 10.08.05 не содержатся сведения, подтверждающие факт совершения кем-либо подобных действий, и не приводятся другие обстоятельства, обосновывающие необходимость передачи принадлежащих обществу объектов недвижимого имущества на хранение.

Согласно части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо.

Таких доказательств судебным приставом-исполнителем суду не представлено.

В силу части 2 статьи 51 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при передаче арестованного имущества на хранение судебным приставом-исполнителем должны учитываться свойства арестованного имущества, так как объекты хранения передаются во владение хранителя и переносятся в его хозяйственную сферу. Если же их физические особенности исключают такую возможность, то и передачу вещи на хранение осуществить нельзя.

Исходя из сущности отношений по хранению и норм главы 47 Гражданского кодекса Российской Федерации объектом хранения могут выступать только движимые вещи, за исключением случаев, предусмотренных статьей 926 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 926 Гражданского кодекса Российской Федерации вещь, являющаяся предметом спора между двумя или несколькими лицами, может быть передана третьему лицу на хранение в порядке секвестра по соглашению всех спорящих лиц (договорный секвестр) или по решению суда (судебный секвестр).

Согласно пункту 3 статьи 926 Гражданского кодекса Российской Федерации на хранение в порядке секвестра могут быть переданы как движимые, так и недвижимые вещи.

Материалы дела не содержат сведений о принятии сторонами спора или судом решения о передаче объектов недвижимого имущества на хранение в порядке секвестра. Следовательно, передав по собственной инициативе спорные объекты недвижимости на хранение Мусатяну С.А., судебный пристав-исполнитель вышел за пределы полномочий, предоставленных ему действующим законодательством.

Отказывая заявителю в удовлетворении требования о признании обжалуемых действий судебного пристава-исполнителя незаконными, суды первой и апелляционной инстанций, сославшись на наличие у него права на их совершение в силу норм Федерального закона «Об исполнительном производстве», не учли указанные требования части 2 статьи 51 названного Закона и неправильно применили его положения к рассматриваемым правоотношениям.

В данном случае арест на имущество налагался не судебным приставом-исполнителем в качестве допускаемой пунктом 1 статьи 45 Федерального закона «Об исполнительном производстве»

принудительной меры исполнения судебного акта, а арбитражным судом на основании части 1 статьи 90 и части 1 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с целью обеспечения иска. Поэтому выбор обеспечительной меры и подлежащие совершению для ее реализации исполнительные действия определяются не судебным приставом-исполнителем, а арбитражным судом.

При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель не имел правовых оснований для передачи арестованной недвижимости на хранение третьему лицу, поскольку это невозможно без лишения собственника правомочий по владению и пользованию имуществом.

Суды неправильно применили нормы материального права, что привело к принятию судебных актов, не соответствующих требованиям части 3 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Поэтому решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции в силу пункта 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует отменить, заявление общества — удовлетворить, поскольку обжалуемые действия судебного пристава-исполнителя не соответствуют вышеуказанным нормам Закона и нарушают права и законные интересы общества…

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 17 АВГУСТА 2006 Г. N Ф08-3856/06 «ПРИ ПЕРЕДАЧЕ НЕРЕАЛИЗОВАННОГО ИМУЩЕСТВА ВЗЫСКАТЕЛЮ ОТНОШЕНИЯ ПО ЕГО ХРАНЕНИЮ МЕЖДУ ВЗЫСКАТЕЛЕМ И СУДЕБНЫМ ПРИСТАВОМ НЕ ВОЗНИКАЮТ»

(Извлечение)

исполнительное производство N 202/61. В рамках исполнительного производства судебный пристав арестовал имущество должника, которое не реализовано в установленном порядке.

По актам от 28.05.02 и 06.06.02 пристав-исполнитель передал банку как взыскателю арестованное имущество (обувь женская в количестве 501 пара и костюмы детские в количестве 750 комплектов).

Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 26.06.03 по делу N А63-193/02-С6 действия судебного пристава по передаче банку имущества признаны незаконными в связи с непринятием мер по выявлению его стоимости.

По акту от 14.04.05 имущество изъято судебным приставом у банка. Полагая, что в период с 28.05.02 по 14.04.05 банк оказывал услуги по хранению товара, истец обратился в суд с требованием о возмещении стоимости услуг по хранению.

Отказывая в иске, суд первой инстанции обоснованно исходил из отсутствия между сторонами правоотношений по хранению товара.

В силу пункта 1 статьи 886 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

На основании статьи 906 Кодекса правила главы 47 применяются к обязательствам хранения, возникающим в силу закона, если законом не установлены иные правила.

В соответствии со статьей 53 Федерального закона «Об исполнительном производстве» имущество должника передается на хранение под роспись в акте ареста имущества должнику или другим лицам, назначенным судебным приставом-исполнителем (далее — хранитель). Хранитель, если таковым не является должник или член его семьи (для должника-организации — ее работник), получает за хранение соответствующее вознаграждение. Хранителю также возмещаются понесенные им необходимые расходы по хранению имущества за вычетом фактически полученной выгоды от использования этого имущества.

В силу пункта 4 статьи 54 Федерального закона «Об исполнительном производстве», если имущество не будет реализовано в двухмесячный срок, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. В случае отказа взыскателя от имущества оно возвращается должнику, а исполнительный документ — взыскателю.

По смыслу указанных норм для возникновения обязательств по хранению имущества должника в исполнительном производстве необходимо и достаточно того, чтобы это имущество было передано судебным приставом должнику или лицу, которое определено в качестве хранителя. При передаче нереализованного имущества взыскателю отношения по его хранению между взыскателем и судебным приставом не возникают.

В актах передачи от 28.05.02 и от 06.06.02 указывалось, что имущество передается взыскателю (ОАО «Нефтестройкомбанк») по исполнительным производствам в счет погашения задолженности. Указанные акты подписаны представителем банка. В деле отсутствуют доказательства того, что истец направлял ответчику письменный отказ от имущества. Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 26.06.03 по делу N А63-193/2002-С6 установлено, что взыскатель не отказывался оставить имущество должника за собой, но оспаривал стоимость данного товара.

При таких обстоятельствах правоотношения по хранению переданного банку имущества должника не возникли, следовательно, у ответчика не возникло обязательство по оплате хранения…

Изъятие, оценка и передача под охрану или на хранение арестованного имущества должника

Изъятие имущества должника для дальнейшей реализации либо передачи взыскателю осуществляется в рамках вышеописанной процедуры ареста по усмотрению судебного пристава-исполнителя, за исключением денежных средств в рублях и иностранной валюте, драгоценных металлов и камней, изделий из них и лома, которые изымаются в императивном порядке (ст. 84). При этом имущество, подверженное быстрой порче, может быть изъято и передано для реализации по истечении срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований.

Арестованное имущество должника оценивается судебным приставом- исполнителем самостоятельно по тем рыночным ценам, которые действуют на день исполнения исполнительного документа. Хотя закон в данном случае употребляет фразеологический оборот «рыночная цена», т.е. речь идет о денежном выражении стоимости имущества, все же более правильно в связи с понятийным аппаратом Федерального закона от 29.07.1998

№ 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» говорить о «рыночной стоимости объекта оценки». Под ней ст. 3 данного нормативного акта подразумевает наиболее вероятную цену, по которой объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Другими словами — когда одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение; стороны сделки хороню осведомлены о предмете сделки и действуют в своих интересах; объект оценки представлен на открытом рынке посредством публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки; цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей- либо стороны не было; платеж за объект оценки выражен в денежной форме.

Приведенное правило не распространяется на случаи, когда оценка имущества должника осуществляется по так называемым регулируемым ценам. В целом же перечень продукции, товаров и услуг, в отношении которых воплощается в жизнь государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке России, закреплен Указом Президента РФ от 28.02.1995 № 221 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» и постановлением Правительства РФ от 07.03.1995 № 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)».

Оценка имущества, произведенная судебным нриставом-иснолнителем без привлечения оценщика, может быть обжалована сторонами исполнительного производства или оспорена в суде не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке.

Закон называет случаи, когда судебный пристав-исполнитель обязан в течение месяца со дня обнаружения имущества назначить для определения его стоимости оценщика. В частности, это касается недвижимого имущества; ценных бумаг, не обращающихся на организованных торгах (за исключением инвестиционных паев открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов); имущественных прав; драгоценных металлов и драгоценных камней, изделий из них, а также лома таких изделий; коллекционных денежных знаков в рублях и иностранной валюте; предметов, имеющих историческую или художественную ценность; вещи, стоимость которой по предварительной оценке превышает 30 000 руб.

При этом, как разъясняется в Методических рекомендациях ФССП России от 24.07.2013 № 01-9 относительно организации работы по оценке арестованного имущества, если стоимость имущества не превышает 30 000 руб., то она устанавливается судебным приставом-исполнителем самостоятельно с учетом сложившихся в регионе цен на аналогичные товары.

Нетрудно заметить, что, например, недвижимое имущество может являться предметом залога, поэтому нужно учитывать особенности оценки такого имущества. В частности, необходимо принимать во внимание разъяснение ФССП России по вопросам действия судебного пристава-исполнителя при обращении взыскания на заложенное имущество от 23.12.2011 № 12/01 -31629-АН, в котором подчеркивается, что в случае обращения взыскания на заложенное имущество в судебном порядке судебному приставу-исполнителю следует определять начальную продажную цену заложенного имущества исходя из цены, указанной в исполнительном листе об обращении взыскания на заложенное имущество, независимо от того, соответствует ли данная цена рыночной стоимости заложенного имущества. В связи с этим если в исполнительном листе об обращении взыскания на заложенное имущество отсутствует указание на начальную продажную цену заложенного имущества, после возбуждения на его основании исполнительного производства и совершения действий, направленных на обеспечение сохранности заложенного имущества, рекомендуем судебному приставу-исполнителю предложить взыскателю обратиться с заявлением в суд об установлении начальной продажной цены либо самостоятельно обратиться в суд с заявлением о разъяснении исполнительного документа.

Часть 3 ст. 80 Федерального закона об исполнительном производстве закрепляет обязанность судебного пристава-исполнителя привлекать к участию в оценке имущества соответствующего специалиста в случае, если должник или взыскатель не согласны с результатами оценки имущества, произведенной судебным приставом. При этом расходы, связанные с оценкой имущества, несет та сторона, которая настаивала на проведении такой оценки.

В обоих случаях судебным приставом-исполнителем выносится соответствующее постановление об участии специалиста в исполнительном производстве. В нем наряду с общими данными указывается: фамилия, имя, отчество специалиста; номер и серия паспорта, когда и кем выдан; место регистрации; номер лицензии на право занятия определенным видом деятельности. Помимо того, специалист предупреждается об ответственности, установленной законодательством, за отказ или уклонение от дачи заключения или дачу заведомо ложного заключения.

Специалист обязан явиться по вызову судебного пристава-исполнителя, отвечать на поставленные судебным приставом-исполнителем вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, при необходимости оказывать техническую помощь.

Постановление об участии специалиста в исполнительном производстве может быть обжаловано в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу ФССП России или оспорено в суде в 10-дневный срок.

Порядок проведения оценки имущества регламентируется Федеральным законом об оценочной деятельности, который в качестве субъектов названной деятельности определяет физических лиц, являющихся членами одной из саморегулируемых организаций оценщиков и застраховавших свою ответственность. Оценщик может осуществлять оценочную деятельность самостоятельно, занимаясь частной практикой, а также на основании трудового договора между оценщиком и юридическим лицом, которое отвечает требованиям, установленным законодательством.

Названные выше субъекты оценочной деятельности должны использовать объективные критерии оценки имущества, на которые можно опереться в исполнительном производстве. В этом контексте определенный интерес для лиц, участвующих в исполнительном производстве, могут представлять «Общие понятия оценки, подходы и требования к проведению оценки (ФСО № 1)», утвержденные приказом Минэкономразвития России от 20.05.2015 № 297. В документе подробно разъясняются основные дефиниции, требования к проведению оценки и ее этапы. Кроме того, дополнительно к общим стандартам оценки разработаны и действуют отдельные методические рекомендации.

В Федеральном законе об исполнительном производстве определен порядок осуществления действий судебного пристава-исполнителя, направленных на проведение оценки имущества в случаях, когда судебный пристав-исполнитель обязан ее проводить. Поэтому кроме постановления об участии специалиста в исполнительном производстве также составляется акт описи имущества, в котором приводится примерная стоимость вещи или имущественного права и делается отметка о предварительном характере оценки. Кроме того, в обязанности судебного пристава-исполнителя входит вынесение не позднее трех дней со дня получения отчета оценщика постановления об оценке вещи или имущественного права, копии которого направляются заинтересованным лицам на следующий день после вынесения. В нем разъясняется, что стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке (ст. 13 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»).

Как уже отмечалось, по итогам оценки оценщик составляет отчет (заключение) об оценке объекта, который не должен допускать того или иного неоднозначного толкования или вводить в заблуждение заинтересованных лиц. Согласно приказу Минэкономразвития России от 20.05.2015 № 299 «Об утверждении федерального стандарта оценки “Требования к отчету об оценке (ФСО № 3)”» в отчете в обязательном порядке указываются: дата проведения оценки объекта; используемые стандарты оценки; цели и задачи проведения оценки объекта, а также приводятся иные сведения. В случае если при проведении оценки определялась не рыночная стоимость, а другие виды стоимости, то в отчете должны быть указаны критерии установления оценки объекта и причины отступления от возможности определения рыночной стоимости.

Отчет на бумажном носителе должен быть пронумерован постранично, прошит, подписан оценщиком (оценщиками), которые провели оценку, а также скреплен личной печатью оценщика (оценщиков) либо печатью юридического лица, с которым оценщик (оценщики) заключили трудовой договор. Отчет, составленный в форме электронного документа, должен быть пронумерован постранично, подписан усиленной квалифицированной электронной подписью оценщиком (оценщиками), которые провели оценку, а также подписью руководителя юридического лица, с которым оценщик (оценщики) также заключили трудовой договор.

По завершению срока, в рамках которого рыночная стоимость объекта оценки, указанная в отчете об оценке, может быть рекомендована для совершения сделки, в течение одного месяца со дня истечения данного срока проводится повторная оценка имущества должника.

В судебной практике возник вопрос, в каком порядке оспаривается стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете: путем оспаривания заключения (отчета) оценщика или путем оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества? Данный вопрос обсуждался на заседании Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области, по итогам чего была дана следующая рекомендация: стоимость объекта оценки, указанная в отчете оценщика, обжалуется путем оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества с привлечением к участию в деле специалиста-оцен- щика в качестве третьего лица (см. п. 1 рекомендаций Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области от 23.05.2008).

Между тем, в Методических рекомендациях ФССП России от 24.07.2013 № 01-9 разъясняется следующее: при предъявлении в суд заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке вещи или имущественного права и (или) отчета об оценке в связи с существенным занижением (завышением) стоимости арестованного имущества, нарушением методики проведения оценки и т.д., за исключением процессуальных нарушений, связанных с принятием оценки, судебный пристав- исполнитель подает (направляет) в суд, рассматривающий дело, ходатайства о замене ненадлежащего ответчика с судебного пристава-исполнителя на лицо, оказавшее услуги по оценке вещи или имущественного права, и о привлечении в судебное разбирательство в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, страховой организации, в которой застрахована ответственность оценочной организации (оценщика, индивидуального предпринимателя).

Недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается под охрану под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, назначенным судебным приставом-исполнителем, либо лицам, с которыми территориальным органом ФССП России заключен договор.

Движимое имущество должника, на которое наложен арест, передается на хранение под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, взыскателю либо лицу, с которым территориальным органом ФССП России заключен договор. При этом, как разъясняется в Определении КС РФ от 18.07.2006 № 354-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Копылова Андрея Андреевича на нарушение его конституционных прав положением пункта 1 статьи 53 Федерального закона “Об исполнительном производстве”», закон, закрепляя право судебного пристава-исполнителя назначить хранителя арестованного имущества, не предусматривает, что при отсутствии согласия последнего на назначение он, гем не менее, не вправе от назначения отказаться.

Хранение документов, подтверждающих наличие и объем имущественных прав должника, а также движимого имущества может осуществляться в подразделении судебных приставов при условии обеспечения их сохранности.

Лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану (хранение) арестованное недвижимое и движимое имущество, не может пользоваться им без письменного согласия судебного пристава- исполнителя. Однако такое согласие не может быть дано в отношении ценных бумаг, переданных на хранение депозитарию, а также в случае, когда пользование имуществом в силу его свойств приведет к уничтожению или уменьшению ценности данного имущества. Согласия судебного пристава-исполнителя не требуется, если пользование указанным имуществом необходимо для обеспечения его сохранности.

Хранитель, если таковым не является взыскатель, должник или член его семьи, получает вознаграждение и возмещение понесенных расходов по охране или хранению указанного имущества за вычетом фактически полученной выгоды от его использования.

При необходимости смены хранителя судебный пристав-исполнитель выносит постановление. Передача имущества новому хранителю осуществляется по акту приема-передачи имущества.

Кроме того, арестованное имущество может храниться в подразделениях ФССП России. В Методических рекомендациях ФССП России по организации и осуществлению учета арестованного движимого имущества при его хранении в структурных подразделениях территориального органа ФССП от 29.02.2012 № 08-4 дополнительно поясняется, что хранение арестованного и изъятого движимого имущества может осуществляться в структурных подразделениях при условии обеспечения его сохранности. Для хранения арестованного имущества должно быть выделено отдельное помещение (склад хранения арестованного движимого имущества). Руководитель структурного подразделения несет ответственность за сохранность арестованного имущества, помещенного на склад, что отражается в его должностном регламенте. На склад хранения не принимаются:

  • — легковоспламеняющиеся и химически активные вещества, а также материалы, которые могут привести к порче другого имущества;
  • — изделия из драгоценных металлов, драгоценных камней (лом этих изделий), имеющие производственное или лабораторное назначение, ювелирные изделия (лом этих изделий), монеты из драгоценных металлов, коллекционные денежные знаки (рубли и иностранная валюта), а также имущество, имеющее историческую или художественную ценность;
  • — драгоценные металлы в слитках, шлихе, самородках, полуфабрикатах, а также драгоценные камни;

арестованное имущество, которое в силу громоздкости или иных причин не может храниться на складе хранения (в том числе большие партии товаров или высокие издержки по обеспечению специальных условий хранения).

Изъятие имущества со склада хранения судебным приставом-исполнителем осуществляется по акту о возврате товарно-материальных ценностей, сданных на хранение. Акт о возврате составляется в двух экземплярах, один остается на складе хранения, второй — у судебного пристава-исполнителя.

Хранение арестованного имущества

Судебная система является главным инструментом взыскания. Неважно кто кому должен, все обращаются в суд, если не могут договориться. Сейчас мы не берем в расчет продажу долга коллекторам, а рассматриваем именно гражданское судопроизводство, где решением проблем в рамках ФЗ 229 и 118 занимаются приставы. Нам приходит много писем, где людей интересует вопрос, как происходит передача на хранение арестованного имущества? Что будет с их вещами? Кому они достанутся и т. д.
Действительно, это важный момент о котором мало написано. Поэтому давайте разбираться.

Ответственное хранение арестованного имущества

Обычно приставы оставляют арестованное имущество на ответственное хранение самому должнику или его родственникам. Объясняется это просто, на складах нет места держать всю конфискованную бытовую технику и мебель, особенно если ей уже много лет и она, скорее всего, не продастся вообще. Ст. 86 «Об исполнительном производстве», регламентирует этот момент.

Сохранность самого имущества обуславливает ст. 401 ГК РФ. Проще говоря, продал должник вещь, которую ему оставили на хранение или испортил ее, пристав назначит наказание, вплоть до уголовной ответственности.

Естественно, деньги и ценности приставы заберут и не оставят их ответчику, а вот автомобиль оставить могут, но ездить на нем будет нельзя. Запомните, должник не имеет права пользоваться арестованным имуществом.

Опись имущества должника судебными приставами

После возбуждения исполнительного производства выносится постановление об аресте имущества должника. Пристав приходит по месту регистрации ответчика и составляет акт описи. В нем обязательно фиксируются следующие пункты:

  • дата проведения описи;
  • номер исполнительного производства;
  • факт присутствия должника или его родственников. В некоторых случаях опись может проходить без них. Приставы просто выламывают дверь в помещение и арестовывают имущество;
  • перечень вещей и их описание;
  • оценочная стоимость. Да, как ни странно, но пристав сам определяет цену;
  • данные понятых;
  • постановление о запрете пользования имуществом;
  • информация о том, как должно происходить хранение арестованного имущества;
  • отметка о разъяснении прав всех участников.

Существует ряд вещей, которых не имеют права арестовывать. Ознакомиться с ними можно .

Оценка имущества должника в исполнительном производстве

Пристав самостоятельно оценивает вещи исходя из своего опыта их реализации, регламентирует его действия ч. 1 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве». Иногда доходит просто до абсурда. Например, новый холодильник оценивают в 1000-2000 рублей. Хотя его реальная стоимость в несколько раз выше. Делается это для быстрой реализации. Истец и пристав не хотят тратить время.

Сюда же отнесем и оценку залогового имущества. Оно дорогое, поэтому правильнее всего нанять независимого эксперта. А что делать если вы не согласны с мнением приставов, которые сильно занизили цену?

В течение 10 дней с момента получения оценочной стоимости имущества, вы идете в суд и оспаривайте мнение пристава по стоимости в рамках ст. 441 ГПК и ст. 128 ФЗ 229.

Важно: никогда не соглашайтесь с оценкой пристава. Это поможет увеличить стоимость имущества и, соответственно, снизит сумму долга после его реализации.

Реализация имущества должников по исполнительным производствам

Наконец, хранение арестованного имущества подошло к концу и его выставили на торги. Делается это через Росимущество или подконтрольные ему организации. Вещи, при этом, могут находиться дома у должника. Если их не выкупят или истец не примет их в счет погашения долга, то оставят ответчику.

Должник имеет преимущество перед остальными участниками торгов, он первым может купить свои же вещи.

На практике, большую часть вещей никто не выкупает. Подумайте сами, зачем кому-то старая кровать или стиральная машинка времен СССР? Все это не покинет пределов квартиры должника.

Смена места хранения арестованого имущества

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 января 2013 г. N 22-70/2013
Судья Леонова Е.В. Дело N 1-317/2012
Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда
в составе: председательствующего Жигулиной С.В.
судей Цепляевой Н.Г., Ивановой Л.В.,
при секретаре К.
рассмотрела в судебном заседании 28 января 2013 года кассационную жалобу осужденной И. на приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 15 октября 2012 года, которым
И., <дата> года рождения, уроженка г. <адрес>, ранее не судимая;
осуждена; по ст. 312 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей
по ст. 177 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей.
На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложений наказаний, окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 25 000 рублей.
Заслушав доклад судьи Жигулиной С.В., объяснения осужденной И. и действующего в ее защиту адвоката Хадзиева А.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших приговор суда отменить; мнение прокурора Меркушевой М.А., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения; Судебная коллегия
установила:
Приговором суда И. признана виновной в сокрытии и незаконной передаче вверенного ей имущества, подвергнутого описи или аресту.
Этим же приговором суда И. признана виновной в злостном уклонении руководителя организации от погашения кредиторской задолженности в крупном размере, после вступления в законную силу соответствующего судебного акта.
Преступления совершены на территории г. <адрес> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
В кассационной жалобе осужденная И. просит приговор суда, как незаконный и необоснованный — отменить.
В обоснование своих требований осужденная указывает, что приговор суда в нарушении требований ст. 380 УПК РФ постановлен на противоречивых доказательствах. Выводы суда содержат существенные противоречия, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.
Изложенные в приговоре доводы и аргументы не соответствуют установленным в ходе судебного следствия обстоятельствам, а выводы о ее, И., доказанности, не соответствуют действительности. Оценивая показания свидетеля Б. данные им в суде, суд признал их недостоверными, мотивируя тем, что свидетель пытается помочь смягчить ей, И., ответственность за содеянное. В приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. Мотивы, по которым суд отверг показания Б. не отвечают требованиям закона.
Кроме того, суд недостаточно мотивированно обосновал, почему он опровергает показания свидетеля защиты Г. которая подтверждает ее, И., невиновность.
Также ссылается на то, что суд не установил факт того, что она имела умысел на сокрытие имущества, его передачу, а также на злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности. Суд не принял во внимание, что с момента вступления в законную силу решения суда от 22.07.2010 г. она ежемесячно вносила платежи в счет погашения долга перед ЗАО МКБ <…>, несмотря на то, что не имела постоянного заработка. В соответствии с выпиской по счету с 31.03.2010 г. по 24.11.2011 г. она, И., внесла денежную сумму в размере <…> рублей в счет погашения долга.
Кроме того, указывает, что объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ состоит в сокрытии или незаконной передаче имущества, подвергнутого описи или аресту. Сокрытие это утаивание имущества, затрудняющее его изъятие, оно может заключаться в помещении имущества в тайник, перевозке в иное место не известное судебным приставам-исполнителям. Главное при этом — информация о его новом месте нахождения скрывается от следствия или суда. Однако, как следует из материалов дела и показаний свидетеля Э. — место нахождения имущества судебному приставу-исполнителю было известно от нее, И., однако, суд не учел в приговоре эти показания.
Далее автор жалобы указывает, что необходимыми признаками совершения преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ — являются злостность уклонения от погашения кредиторской задолженности и крупный размер такой задолженности, при этом уклонение следует признавать лишь в случае, когда у лица есть реальная возможность погасить существующую кредиторскую задолженность. Такое положение соответствует требованиям ст. 11 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г. в соответствии с которой никто не может быть лишен свободы на том только основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство. В связи с чем, а также в силу диспозиции ст. 177 УК РФ, неисполнение лицом обязательств по договору кредитования влечет уголовную ответственность только в тех случаях, когда у лица имелась возможность исполнить такие обязательства в размере, соответствующем крупному.
По мнению осужденной, ни на предварительном следствии, ни в суде не было установлено злостное уклонение от уплаты ею, И., кредиторской задолженности, а потому полагает, данное обстоятельство исключает преступность деяния в целом — на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
Кроме того, указывается о возможности прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 78 УК РФ — в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, поскольку преступления, за которые осуждена И., относятся к категории преступлений небольшой тяжести.
Проверив материалы уголовного дела и доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражениях на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным, справедливым и оснований для отмены или изменения приговора не имеется.
Согласно ч. 1 ст. 379 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора.
Таких нарушений закона, которые бы могли повлечь отмену или изменение приговора, по делу допущено не было.
Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии с требованиями закона. Председательствующий судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равенство сторон, соблюдение принципа состязательности, создав все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Каких-либо данных об отказе стороне в исследовании допустимых доказательств, имеющих существенное значение для исхода дела, или необоснованного исключения их из разбирательства дела, не имеется. Нет в деле данных и об исследовании недопустимых доказательств.
Выводы суда о виновности И. в совершении преступлений, за которые она осуждена — основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании достоверных и допустимых доказательствах, которые подробно приведены в приговоре; в том числе показаниях представителя потерпевшего ЗАО МКБ — Б. в суде; на показаниях свидетелей — Э. — работавшего в 2010 — 2011 гг. судебным приставом-исполнителем <…> (данных в суде и на предварительном следствии и оглашенных в суде в порядке ст. 281 УПК РФ), М. (данных в суде и на предварительном следствии и оглашенных в суде в порядке ст. 281 УПК РФ); М. (данных в суде и на предварительном следствии и оглашенными в суде в порядке ст. 281 УПК РФ); А. — судебного пристава-исполнителя <…>, данных в суде; М. (данных в ходе предварительного следствия и оглашенных в суде в порядке ст. 281 УПК РФ), Б. (данных в период предварительного следствия и оглашенных в суде в порядке ст. 281 УПК РФ); А. (данных в суде); Ж. (данных в период предварительного расследования и оглашенными в суде в порядке ст. 281 УПК РФ), на письменных и вещественных доказательствах.
Указанные доказательства судом тщательно проверены и надлежащим образом оценены в приговоре, сомнений в своей достоверности не вызывают. Совокупность исследованных судом доказательств с полной очевидностью свидетельствует о доказанности вины И. в совершении преступлений.
Как усматривается из материалов дела, показания представителя потерпевшего и свидетелей были исследованы в ходе судебного заседания и в приговоре суда получили надлежащую оценку в соответствии со ст. ст. 17, 88 УПК РФ, с указанием мотивов, по которым суд признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие, которые судебная коллегия находит убедительными, основанными на совокупности собранных по делу доказательств и доводы кассационной жалобы в этой части, которые сводятся к несогласию с этой оценкой, являются несостоятельными.
При этом суд пришел к правильному выводу о достоверности показаний представителя потерпевшего и свидетелей обвинения, их показания являются логичными, последовательными, согласуются между собой и подтверждаются всей совокупностью собранных по делу доказательств.
Оснований не доверять показаниям представителя потерпевшего, свидетелям обвинения и оснований для оговора И. данными лицами, судом не установлено, не усматривает таковых и Судебная коллегия.
Анализ материалов уголовного дела свидетельствует о том, что органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела по существу, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было.
Доводы осужденной, отрицавшей свою вину в совершении преступлений, являются несостоятельными.
Судом тщательно проверялись все доводы осужденной И. в свою защиту, в приговоре приведены убедительные обоснования о признании этих доводов — несостоятельными. Доводы И. опровергаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства. Суд обоснованно признал показания осужденной, отрицающей факт совершения преступлений, недостоверным доказательством.
Суд также дал надлежащую оценку показаниям осужденной И. о том, что она не уклонялась от погашения кредиторской задолженности, а не имела средств для ее погашения, на что также указывается и в кассационной жалобе и отклонил их, как несостоятельные, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела. Мотивы принятия такого решения подробно изложены в описательно-мотивировочной части приговора, и оснований сомневаться в их правильности судебная коллегия не усматривает.
Содержащиеся в кассационной жалобе осужденной доводы об отсутствии злостности уклонения от погашения кредиторской задолженности и о предпринятых мерах по частичному погашению кредиторской задолженности перед ЗАО МКБ <…> — не являются основанием для вывода о невиновности И., отсутствии в ее действиях состава преступления и прекращении уголовного преследования.
Доводы кассационной жалобы об отсутствии объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ, поскольку информация о новом месте нахождения имущества не скрывалась от следствия и суда, так как эта информация судебному приставу-исполнителю Э. была известна, Судебная коллегия находит необоснованными. Судом первой инстанции данные доводы проверялись и в приговоре суда дана надлежащая оценка. При этом, суд правильно исходил из того, что под сокрытием имущества, подвергнутого описи или аресту, предполагается выполнение таких действий, связанных с утаиванием его места нахождения, с тем, чтобы оно не могло быть изъято (передача имущества другим лицам, организациям для временного хранения, перемещение его в другое место). Незаконная передача имущества, подвергнутого описи или аресту, означает его перевод, вручение незаконному владельцу (юридическому или физическому лицу) без согласия органов правосудия, уполномоченных органов исполнительной власти, она характеризуется двумя признаками — переводом имущества во владение или пользование третьих лиц; противоправность этих действий. Состав преступления образуют лишь те действия виновного, которые выполнены после наложения ареста на имущество либо его описи.
Суд первой инстанции обоснованно указал, что И., являясь единственным учредителем и генеральным директором <…> — управление — недвижимостью, достоверно зная, что на оборудование, находящееся на <адрес> наложен арест, местом хранения которого определен этот адрес, достоверно зная, так как И. это было разъяснено при составлении акта 14.07.2010 года, что изменение места хранения арестованного имущества, передача его другим лицам, утаивание имущества, затрудняющее его изъятие, переход имущества третьим лицам, без согласия судебного пристава, в рамках указанного исполнительного производства, которое ей вверено, запрещается и за такие действия наступает уголовная ответственность по ст. 312 ч. 1 УК РФ, не предупреждая судебного пристава-исполнителя и не спрашивая разрешения, самовольно, вопреки установленному и разъясненному И. порядку совершения указанных действий, не позднее 02.11.2010 года, перевезла имущество с 5 линии д. 46 в другой адрес, а сообщила об этом судебному приставу-исполнителю только 16.11.2010 года и в дальнейшем, И., также, не предупреждая судебного пристава-исполнителя и не спрашивая его разрешения, самовольно, вопреки установленному и разъясненному ей порядку совершения указанных действий, и из этого адреса — Выборгское шоссе д. 212, повторно перевезла переданное ей на ответственное хранение имущество в другое место, за аренду помещения (павильонов N 63 и 64) выплачивала денежные средства и, в счет аренды, не позднее 11.02.2011 года передала часть арестованного имущества, также, при этом, не сообщая судебному приставу, и не направляя указанные средства на погашение кредиторской задолженности.
Доводы стороны защиты об истечении срока давности уголовного преследования, являются несостоятельными, поскольку злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, и сокрытии и незаконной передаче вверенного имущества, подвергнутого описи или аресту — являются длящимися преступлениями. Длящееся преступление начинается после вступления в законную силу судебного акта, подтвердившего обоснованность требований кредиторов и длится до тех пор, пока виновный продолжает уклоняться или пока не будет выявлено данное преступление или возбуждено уголовное дело. В данном случае установлено, что
уголовное дело в отношении И. по ст. ст. 177, 312 ч. 1 УК РФ возбуждено 10 мая 2011 года (т. 1, л.д. 6 — 7, л.д. 9 — 10).
При таких обстоятельствах, по мнению Судебной коллегии, сроки давности привлечения к уголовной ответственности, не истекли.
Доводы кассационной жалобы осужденной, Судебная коллегия считает неубедительными, поскольку они сводятся к переоценке доказательств, исследованных в ходе судебных заседаний, противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства.
Положенные в основу доказательства в полном объеме обладают свойствами относимости и допустимости, поскольку они получены в точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. При этом допустимость приведенных в приговоре в обосновании выводов о виновности И. доказательств сомнений не вызывает, поскольку они собраны по делу с соблюдением требований ст. ст. 74, 86 УПК РФ.
Таким образом, суд исследовав доказательства, представленные сторонами, и на основе исследованных доказательств суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности И. в совершении преступлений и квалификации ее действий по ст. ст. 177, 312 ч. 1 УК РФ — в редакции Федерального закона от 07.03.2011 г. При этом суд первой инстанции принял во внимание все обстоятельства и доказательства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела и обоснованно признал совокупность представленных суду доказательств достаточной для разрешения уголовного дела.
Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба осужденной не содержит оснований и убедительных доводов сомневаться в законности и обоснованности судебного решения.
При назначении И. наказания, суд, исходя из положений ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных ею преступлений, данные о личности виновной, смягчающие наказание обстоятельства, влияние наказания на исправление осужденной и условия жизни ее семьи и обоснованно пришел к выводу о возможности назначения наказания в виде штрафа и об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ.
Назначенное осужденной наказание чрезмерно суровым не является, назначено справедливо и оснований к его смягчению Судебная коллегия не установила.
Нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на правильность принятого судом решения, либо ограничили права участников процесса, судом по настоящему делу не допущено.
С учетом указанного, доводы кассационной жалобы осужденной как несостоятельные, подлежат оставлению без удовлетворения в полном объеме.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
Приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 15 октября 2012 года в отношении И. — оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *