Отстранение конкурсного управляющего

Содержание

Обжалование действий финансового управляющего при несостоятельности гражданина

Нередко участникам процесса признания несостоятельности приходится отстаивать свои интересы и писать жалобу. Например, когда назначенный финансовый управляющий злоупотребляет своим положением или действует в интересах третьих лиц, чем нарушает закон.

Иногда проблема жалобы состоит в том, что финансовый управляющий халатно относится к своим обязанностям и не выполняет возложенные на него функции. В этом случае своим бездействием он также наносит убытки сторонам и затягивает процедуру банкротства физического лица.

Доказать злой умысел или бездействие арбитражного управляющего бывает крайне непросто. Тем не менее, у сторон дела о банкротстве граждан есть возможность обжаловать действия управляющего. Такой прерогативой наделены как сами физлица-должники, так и их кредиторы.

В каких случаях подается жалоба на финансового управляющего?

Спектр прав финансового управляющего в процедуре признания физического лица финансово несостоятельным весьма широк и без должного контроля со стороны участников процесса степень его ответственности за успешный исход дела может существенно снизиться. Финансовый управляющий обязан соблюдать баланс интересов между кредиторами и физлицом. Если он принимает чью-либо сторону и начинает отстаивать только ее интересы – это уже нарушение, которое изменяет нормальное течение процесса признания несостоятельности и влечет в последствии жалобу.

Информация Деятельность назначенных арбитражных управляющих жестко регламентирована. Они обязаны следовать нормам закона и правилам, которые действуют в СРО, членом которой является управленец.

Какие нарушения работы финансового управляющего подлежат обжалованию:

  • неправомерные действия, предполагающие приоритет в пользу одного кредитора: удовлетворение его требований в ущерб другим, без учета пропорциональности и очередности;
  • злоупотребления своим положением;
  • игнорирование своих прямых обязанностей (например, по публикации сообщений, объявлении торгов, инвентаризации имущества, проведении кредиторских собраний);
  • пропуск сроков проведения собраний;
  • непредставление необходимой отчетности кредиторам или в арбитраж в установленные сроки по результатам реализации/реструктуризации;
  • намеренное затягивание процедуры банкротства, которая ведет к необходимости ее продления судом и новым убыткам сторон;
  • сокрытие от кредиторов стоимости сформированной конкурсной массы;
  • отсутствие усилий по выделению конкурсного имущества и поиску его.

К сведению Ключевым критерием, который позволяет отнести действия финансового управляющего при банкротстве физических лиц к числу обжалуемых, является то, что ими он причиняет убытки сторонам или они потенциально могут привести к убыткам. Стоит отметить, что согласно действующим правовым нормам, гражданская ответственность каждого арбитражного управленца должна быть застрахована. Размер страхового покрытия составляет не менее 10 млн.р. При причинении убытков кредиторам или должнику они вправе рассчитывать на компенсацию ущерба, но должны обосновать его размер в суде.

Обжаловать действия финансового управляющего при банкротстве гражданина можно в форме ходатайств, заявлений и жалоб. Другие формы являются для России экзотическими.

Куда подать заявление с жалобой на финансового управляющего при несостоятельности гражданина?

Законодательство о несостоятельности физических лиц позволяет обжаловать действия финансовго управляющего в следующих инстанциях:

  • в Арбитражном суде;
  • в Прокуратуре и правоохранительных органах;
  • в СРО, членом которой является управляющий;
  • в органах по надзору/контролю (Росреестра);
  • в ФНС;
  • в других инстанциях (Минфинансов и пр.).

Большинство жалоб в процедурах банкротства направляются в Арбитражный суд. Он является контролирующим органом в данной процедуре и наделен прерогативой назначения/отстранения управляющих от работы.

Согласно 60 ст. ФЗ-127 обжаловать действия управляющего вправе только участники процесса. Текст жалобы должен быть составлен с учетом требований процессуального законодательства, а стороны при ее рассмотрении обязаны будут явиться в суд для обоснования своих доводов.

Информация Надзором и контролем за деятельностью СРО управляющих в России занимается Росреестр. В его компетенции находится привлечение финансовых управляющих к административной ответственности, а также их дисквалификация. Жаловаться нужно в территориальное отделение Росреестре в регионе, в котором рассматривается дело о банкротсве. Стоит отметить, что Росреестр рассматривает жалобы только от кредиторов/кредиторского собрания, а также государственных инстанций. В противном случае он перенаправляет их непосредственно в СРО для рассмотрения дела по существу.

В правоохранительные органы следует жаловаться при условии наличия признаков уголовно наказуемого деяния в работе управленца.

Саморегулируемые организации обязаны контролировать работу управляющих в части соблюдения ими профстандартов, федеральных стандартов, правовых актов, требования основного закона о банкротстве. Рассмотрением жалоб на членов СРО занимается специальный дисциплинарный комитет.

К сведению Обжаловать действия финуправляющего в ФНС следует при условии, что он причинил имущественный вред другим кредиторам, государству. Налоговая служба также призвана противодействовать неправомерным захватам чужой собственности.

Пошаговая инструкция подачи жалобы на арбитражного управленца

Процедура подачи жалобы на финансового управляющего при банкротстве физического лица включает в себя следующие этапы:

  1. Подготовка текста документа и согласование его при необходимости участниками процесса на кредиторском собрании.
  2. Передача жалобы в уполномоченные инстанции любым доступным способом: лично, в электронном формате, через представителя.
  3. Жалоба рассматривается в установленные сроки (например, в арбитраже предельный срок для проведения заседания по заявлению составляет 30 дней).
  4. По результатам ее рассмотрения судом или контролирующими инстанциями выносится определение.
  5. Если жалоба признана обоснованной и ее удовлетворили, а финуправляющего-отстранили, то сторонам дается время на то, чтобы выбрать новое СРО из членов которого будет назначен новый кандидат.
  6. В дальнейшем стороны вправе запросить компенсацию причиненных им убытков в судебном порядке.

Особенности обжалования действий финансового управляющего

К жалобам на финансового управляющего предъявляется ряд общих требований. Они должны соответствовать нормам ГПК и иметь обязательную письменную форму. В их структуре выделяются следующие составляющие:

  • адресная часть или вводная;
  • описательная и мотивировочная;
  • резолютивная или просительная.

Во вводной части прописывается куда направляется жалоба, реквизиты участников суда (должник/кредиторы и управляющий), адреса и контактные сведения, наименование СРО, номер открытого дела о банкротстве.

Мотивировочная часть должна содержать конкретные действия управляющего, которые привели к убыткам сторон со ссылкой на законодательство о банкротстве (например, п.1 ст.145 ФЗ о несостоятельности). Например, неразумное осуществление им расходов, связанных с выполнением обязанностей в деле о несостоятельности, обнаружение признаков намеренного/фиктивного банкротства и сокрытие этого факта финуправляющим (или содействие должнику в его противоправных деяниях).

Резолютивная часть содержит конкретную просьбу по принятию мер к управляющему, которые находятся в компетенции того или иного органа (например, отстранить управляющего, привлечь к его административной или уголовной ответственности или дисквалифицировать). Важно прописать конкретные нормы закона, на основании которых будут введены санкции.

К документу необходимо приложить документы, на которые заявитель ссылается в тексте и подтверждают обоснованность претензий. Например, письменные запросы о представлении той или иной информации от финуправляющего и полученный от него ответ (или подтверждение факта отсутствия такового).

Особенности жалобы на бездействие арбитражного управленца

Жалоба на бездействие финансового управляющего составляется по аналогичной форме, только в резолютивной части необходимо прописать просьбу признать незаконным бездействие управляющего.

Пример Например, в части непредоставления запрашиваемых документов (в частности, кредиторского реестра в течение 3 дней после поступления такого запроса, информации по совершенным физлицом сделкам), информации о месте и времени проведения кредиторского собрания, непринятию мер по защите имущества должника, ведению кредиторского реестра, непредставление отчетности по результатам реализации графика реструктуризации или проведенных торгов.

Завершает текст документа обычно просьба об отстранении финуправляющего и назначении нового кандидата.

Последствия обжалования действий финансового управляющего при банкротстве физического лица

Жалобы на финансового управляющего могут иметь следующие последствия в зависимости от контролирующего органа, в который она была направлена:

  • она может быть признана необоснованной;
  • подлежит возврату, если она подана лицами, которые не наделены правами на обжалование или подали жалобу с нарушением порядка;
  • дисциплинарное взыскание (от СРО);
  • дисквалификация (от СРО или Росреестра);
  • уголовное преследование (при фиктивном, преднамеренном банкротстве или попытке управленца обойти закон, присвоит имущество должника);
  • административная ответственность в виде штрафа до 25000 р.;
  • замена управляющего.

Анализ судебной практики показывает, что сторонам удалось обжаловать действия управляющего в случае, когда он нарушал сроки публикации сообщений о введении той или иной процедуры банкротства; решил провести собрание по месту своего нахождения, хотя это можно было сделать по местонахождению кредиторов/должника; нерационально расходовал средства и необоснованно увеличил затраты на процедуру; нарушил сроки уведомления о кредиторском собрании или вовсе не провел его; не предоставил кредиторам по их запросу документы, на которые он ссылается в отчетах; нарушил правила процедуры реализации имущества; неоткрытие специального счета для поступления всех доходов должника и расчетов с кредиторами или проведение расчетов, минуя это счет; необеспечение сохранности имущества; затягивание процедуры банкротства; нарушение очередности удовлетворения кредиторских требований.

К сведению В некоторых случаях суд может признать жалобы на управляющего необоснованными. Например, если он вынужден был прибегнуть в ходе процесса к сторонним экспертам (например, юристам или оценщикам), что привело к увеличению затрат на процесс.

Применение оснований освобождения и отстранения арбитражного управляющего арбитражным судом (Е.Г. Дорохина, «Законодательство и экономика», N 3, март 2004 г.)

Применение оснований освобождения и отстранения
арбитражного управляющего арбитражным судом

Прекращение процессуальной право- и дееспособности арбитражного управляющего связано с принятием судебного акта, прекращающего полномочия арбитражного управляющего. Практика арбитражных судов в условиях действия Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» выявила немало проблем при применении его норм, касающихся оснований освобождения и отстранения арбитражных управляющих арбитражным судом. Ныне действующий одноименный Федеральный закон от 26 ноября 2002 г. N 127-ФЗ*(1) лишь отчасти разрешил возникшие проблемы, но наряду с этим породил новые.

Согласно Закону 2002 г. арбитражный суд может как отстранить, так и освободить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей. В литературе этим понятиям дается следующее толкование. Под освобождением понимается принятие арбитражным судом судебного акта, основанного на личном заявлении арбитражного управляющего. Отстранение предполагает вынесение арбитражным судом судебного акта, основанного на доказательствах неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей либо на доказательствах, свидетельствующих о выявлении обстоятельств, препятствующих утверждению лица арбитражным управляющим (включая случаи, когда такие обстоятельства возникли после утверждения)*(2). Согласиться с такой позицией можно лишь частично.

Действительно, освобождение арбитражного управляющего производится арбитражным судом при отсутствии виновных действий управляющего, но не всегда по его личному заявлению. По общему правилу, закрепленному в п.3 ст.24 Закона, арбитражный управляющий вне зависимости от проводимой им процедуры банкротства вправе подать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении своих обязанностей без указания причин. Однако суд оценивает такое заявление наряду с другими доказательствами и вправе отказать в удовлетворении заявления, что следует из смысла норм ст.83, 97, 144 Закона. Кроме того, указанные статьи предусматривают возможность освобождения арбитражного управляющего в иных установленных федеральным законом случаях. Комментируя Закон о несостоятельности 2002 г., О.А. Никитина относит к таким случаям освобождение конкурсного управляющего от исполнения обязанностей на основании п.2 ст.139 данного Закона — когда арбитражный суд выносит определение по итогам рассмотрения разногласий, возникших между конкурсным управляющим и собранием (комитетом) кредиторов по поводу порядка, сроков и условий реализации имущества должника. С.А. Денисов связывает такие случаи с назначением или избранием управляющего на государственную или муниципальную службу на основании ст.11 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» и ст.11 Федерального закона «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации», а также с восстановлением ранее отстраненного в соответствии с п.1 ст.25 Закона о несостоятельности арбитражного управляющего*(3).

Основания отстранения изложены в Законе о несостоятельности как в виде общих правил, действующих в отношении арбитражных управляющих вообще, так и в виде правил для управляющих, ведущих определенную процедуру банкротства, — временного, административного, внешнего и конкурсного.

К общим основаниям ст.25 относит нарушение арбитражным управляющим требований данного Закона, правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, установленных Правительством РФ, и исключение арбитражного управляющего из саморегулируемой организации (СРО). Надо сказать, что Закон 1998 г. предусматривал в качестве оснований отстранения арбитражного управляющего, во-первых, отзыв у него лицензии в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей, которое повлекло убытки для должника или кредиторов, и, во-вторых, собственно неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей арбитражным управляющим, возложенных на него этим Законом. Применение второго основания и привело к неоднозначной позиции арбитражных судов, которые по-разному рассматривали вопрос о своей возможности самостоятельно, без соответствующего решения собрания кредиторов, выносить судебные акты об отстранении арбитражного управляющего в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязанностей.

Например, практика рассмотрения дел Федеральным арбитражным судом Московского округа строилась исходя из позиции, что у суда отсутствует право отстранять арбитражного управляющего без соответствующего решения собрания кредиторов. Так, в постановлении от 6 ноября 2002 г. по делу N КГ-Ф40/6686-02-2 суд, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы кредитора, пояснил, что конкурсный управляющий отстраняется судом по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов на основании ст.116 Закона о несостоятельности (1998 г.). Данная норма является специальной и регулирует вопрос отстранения конкурсного управляющего, в то время как ст.21 Закона является общей нормой и не может применяться в отрыве от нормы, которую законодатель специально предусмотрел для процедуры конкурсного производства. Тот же суд в постановлении от 21 ноября 2002 г. по делу N КГ-А40/7670-02-1 указал, что исключительное право инициировать перед арбитражным судом вопрос о признании неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей и об отстранении его от занимаемой должности принадлежит собранию кредиторов или комитету кредиторов, отдельные кредиторы указанным правом законом не наделены.

Между тем Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 14 июня 2001 г. N 64 «О некоторых вопросах применения в судебной практики Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», комментируя применение п.2 ст.21 Закона, изложил прямо противоположную позицию: неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего, является основанием для отстранения последнего арбитражным судом без учета согласия собрания кредиторов, поскольку получение такого решения судом не предусматривается указанной нормой, а арбитражный суд вправе руководствоваться поступившей в арбитражный суд информацией о деятельности арбитражного управляющего*(4).

Ныне действующий Закон лишь отчасти разрешает обозначенную проблему. С одной стороны, он воспринял позицию ВАС РФ, установив в ст.65, 83, 98, 145, регулирующих основания отстранения арбитражного управляющего применительно к конкретной процедуре банкротства, возможность инициирования вопроса об отстранении как собранием кредиторов, так и лицами, участвующими в деле о банкротстве, подавшими жалобу на действия управляющего, за исключением временного управляющего, в отношении которого Закон умалчивает о таком основании отстранения, как решение собрания кредиторов. С другой стороны, нормы указанных статей не охватывают всю широту возможных нарушений арбитражным управляющим данного Закона и правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утверждаемых Правительством РФ, в связи с чем вопрос о возможности отстранения управляющего в рамках п.1 ст.25 остается открытым.

Согласно ст.65, 83, 98, 145 отстранение арбитражного управляющего возможно в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение данным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение (ненадлежащее исполнение) нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов. Таким образом, законодатель ограничил рамки инициативы лица, участвующего в деле о банкротстве, определив два обязательных условия: нарушение прав и законных интересов самого заявителя жалобы и возможность наступления или наличие убытков для должника или кредиторов. Вместе с тем п.1 ст.25 предусматривает более широкий круг оснований отстранения арбитражного управляющего, к которым могут быть отнесены нарушения последним Закона о несостоятельности и правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, не связанные с нарушением прав и законных интересов заявителя жалобы и наличием или возможностью причинения убытков. К таким случаям можно отнести, например, отказ арбитражного управляющего от проведения собрания кредиторов, непредставление отчета о своей деятельности, информации комитету кредиторов, неисполнение требований по выявлению признаков преднамеренного или фиктивного банкротства. Следуя логике, изложенной в упомянутом информационном письме Президиума ВАС РФ, арбитражный суд при наличии информации о такого рода нарушениях вправе самостоятельно оценить деятельность арбитражного управляющего и отстранить его от исполнения обязанностей. Однако, следуя позиции ФАС МО, применение общей нормы п.1 ст.25 возможно только в совокупности со специальными нормами ст.65, 83, 98, 145, и арбитражный суд вправе отстранить арбитражного управляющего только при наличии решения собрания кредиторов или в случае удовлетворения жалобы лица, участвующего в деле. Между тем арбитражный суд должен обладать всей широтой полномочий в области отстранения арбитражного управляющего и не быть связанным основаниями, предусмотренными специальными нормами статей 65, 83, 98, 145 Закона о несостоятельности.

Статьей 25 установлено еще одно общее основание отстранения арбитражного управляющего — исключение его из СРО. В свою очередь, основанием для исключения управляющего из СРО является неисполнение или ненадлежащее исполнение им правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утверждаемых самой СРО. Таким образом, законодатель разделяет ответственность арбитражного управляющего в зависимости от нарушения правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утверждаемых Правительством РФ и правил аналогичного названия, но утверждаемых СРО. Ненадлежащее исполнение первых правил является основанием для его отстранения в соответствии с п.1 ст.25 Закона о несостоятельности; ненадлежащее исполнение вторых правил — основанием для его исключения из членов СРО. При этом Закон не определяет, должны ли корреспондировать между собой эти правила; вправе ли арбитражный управляющий обжаловать правила, утвержденные СРО, в случае их несоответствия правилам, утверждаемым Правительством РФ, либо законодательству о банкротстве и в каком порядке. Поэтому регулирующему органу, осуществляющему контроль за деятельностью СРО, следовало бы разработать соответствующий нормативный акт, регулирующий основные параметры содержания правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утверждаемых СРО, а также порядок их принятия и порядок рассмотрения регулирующим органом жалоб арбитражных управляющих — членов СРО на несоответствие утверждаемых СРО правил требованиям законодательства.

Кроме того, неясна позиция суда относительно возможности приостановления производства по делу в связи с обжалованием решения СРО об исключении арбитражного управляющего. Дело в том, что Закон определяет невозможность восстановления отстраненного арбитражного управляющего в случае отмены или признания недействительным решения об исключении его из СРО, в связи с чем права арбитражного управляющего на судебную защиту существенно ущемляются. Поэтому судебная практика должна пойти по пути приостановления производства по делу в вопросе отстранения управляющего до принятия судебного акта по заявлению о признании недействительным и отмене решения об исключении его из СРО в соответствии со ст.143 АПК РФ. Право на подачу такого заявления должны иметь все лица, участвующие деле о банкротстве, поскольку отстранение арбитражного управляющего затрагивает их права и законные интересы.

Вопрос о праве или обязанности арбитражного суда отстранить арбитражного управляющего в случае исключения его из СРО является спорным. Так, М.В. Телюкина полагает, что поскольку Закон не дает прямого ответа на данный вопрос, суд может отстранять арбитражного управляющего, но может и не отстранять, особенно если последний сумеет стать членом другой СРО*(5). Между тем норма п.2 ст.25 Закона не является диспозитивной и соответственно содержит императивное правило об обязанности арбитражного суда отстранить арбитражного управляющего. Что касается возможности перехода арбитражного управляющего в другую СРО в период между его исключением из организации и рассмотрением арбитражным судом вопроса о его отстранении, то, надо полагать, этот факт не может служить основанием для отказа арбитражного суда в удовлетворении соответствующего заявления СРО, поскольку исключение из СРО является самостоятельным основанием отстранения наряду с таким, как выявившееся несоответствие арбитражного управляющего требованиям Закона о несостоятельности.

Выявление нарушения, которое может послужить основанием для исключения арбитражного управляющего из СРО, производится на основании Правил проведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих проверки деятельности своих членов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 366*(6). Пунктом 15 Правил установлена возможность ограничения деятельности арбитражного управляющего со стороны органа, уполномоченного на рассмотрение дел о наложении на членов СРО мер ответственности, в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом СРО на период с момента обращения указанного органа с требованием о рассмотрении вопроса об исключении арбитражного управляющего из СРО до момента фактического принятия решения.

Надо заметить, что законодательство не только не предусматривает возможность ограничения деятельности арбитражного управляющего вообще, тем более со стороны структурного подразделения СРО, но и не может содержать такой нормы в силу принципиальных причин. Во-первых, любое ограничение деятельности арбитражного управляющего существенно ущемляет интересы кредиторов, должника и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, поскольку отсутствие или ограничение арбитражного управления в течение определенного времени может привести к ущербу или иным негативным последствиям. В связи с этим Закон о несостоятельности предусматривает непрерывность арбитражного управления — прежний исполняет свои обязанности до утверждения судом нового управляющего. Во-вторых, внесудебный порядок ограничения деятельности арбитражного управляющего входит в противоречие с основными положениями упомянутого Закона, касающимися судопроизводства. Процессуальная право- и дееспособность арбитражного управляющего возникает и прекращается только на основании судебного акта, поэтому любые ограничения процессуальной правоспособности управляющего, даже если бы они были предусмотрены законом, могли бы быть осуществлены только на основании судебного акта.

Общим для всех процедур банкротства является возможность отстранения арбитражного управляющего при выявлении обстоятельств, препятствующих утверждению лица арбитражным управляющим, в том числе в случае, если такие обстоятельства возникли уже после утверждения.

Наряду с обстоятельствами, к которым следует отнести случаи несоответствия управляющего требованиям, установленным нормами ст.20, 23 Закона о несостоятельности, можно рассматривать случай исключения СРО из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, поскольку согласно п.1 ст.20 арбитражный управляющий обязан быть членом СРО. Исключение СРО из единого государственного реестра производится арбитражным судом по заявлению регулирующего органа в случае нарушения организацией требований, установленных п.2 ст.21 Закона о несостоятельности. Связанная с этим проблема требует правого регулирования со стороны регулирующего органа, которое должно способствовать в подобных случаях переходу арбитражных управляющих в другие СРО, особенно тех, кто в момент исключения организации из единого государственного реестра, успешно и надлежащим образом ведет процедуры банкротства должников. Во-первых, это будет гарантией права на профессиональную деятельность для арбитражных управляющих, во-вторых, защитит интересы кредиторов, должника и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, которые могут быть нарушены сменой арбитражного управляющего.

Частным случаем выявившегося несоответствия арбитражного управляющего требованиям закона, может быть отсутствие опыта работы в соответствующих организациях топливно-энергетического комплекса, требуемого согласно ст.4 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса»*(7). Этот Закон предусматривает достаточно сложный механизм определения категории предприятия, стаж работы на котором должен иметь арбитражный управляющий. В связи с этим может быть выявлено несоответствие предприятия, стаж работы на котором учитывался арбитражным судом при утверждении арбитражного управляющего, тем параметрам, которые устанавливает закон. Например, выяснится, что арбитражный управляющий работал на предприятии, деятельность которого хотя и связана с производством тепловой энергии, но само предприятие не имело на праве собственности или ином праве имущества, входящего в состав единого технологического комплекса, перечень которого утверждается в порядке, определенном Правительством РФ. Аналогичная ситуация может сложиться и в отношении арбитражного управляющего, утвержденного арбитражным судом для ведения процедур банкротства на стратегическом предприятии или организации, поскольку постановлением Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 «О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации»*(8) наличие у кандидата стажа работы на предприятиях или в организациях оборонно-промышленного комплекса либо на иных стратегических предприятиях или в организациях не менее 5 лет, из них не менее 1 года руководящей работы. При этом ст.190 Закона о несостоятельности содержит довольно расплывчатый перечень стратегических предприятий и организаций.

Закон предусматривает в п.1 ст.22 право СРО обратиться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении своих членов от участия в деле о банкротстве, в действиях которых установлены нарушения законодательства о несостоятельности (банкротстве). Однако такое право СРО не стыкуется с положением Закона относительно лиц, участвующих в деле о банкротстве: в силу ст.34 СРО не относится к указанным лицам. Поэтому весьма спорна позиция некоторых специалистов, изложенная в ранее приводимом научно-практическом комментарии к Закону о несостоятельности, которые утверждают, что СРО имеет право на обращение в арбитражный суд с требованием об отстранении арбитражного управляющего, как лицо, участвующее в деле о банкротстве. Между тем оправданно полагать, СРО может обладать процессуальным правом на подачу ходатайства об отстранении арбитражного управляющего как лицо, участвующее в арбитражном процессе по делу о банкротстве, поскольку перечень лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, является открытым.

Следует отметить еще один момент. Пункт 1 ст.22 предусматривает возможность подачи ходатайства со стороны СРО в случаях, если в действиях арбитражного управляющего установлены нарушения законодательства о несостоятельности (банкротстве). Но, напомним, согласно п.1 ст.25 арбитражный суд отстраняет управляющего при наличии более узких оснований — в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением Закона о несостоятельности или установленных Правительством правил профессиональной деятельности арбитражных управляющих. Поскольку логично, чтобы арбитражный суд имел право оценивать нарушения не только собственно Закона о несостоятельности или правил профессиональной деятельности арбитражных управляющих, но и в целом законодательства о банкротстве и отстранять арбитражных управляющих при выявлении таких нарушений, вполне очевидно, что законодатель необоснованно ограничил перечень нарушений, предусмотренный в п.1 ст.25.

В отношении арбитражных управляющих, ведущих одну из следующих процедур банкротства — финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства, Закон предусматривает отстранение управляющего по решению собрания кредиторов. Причем административный управляющий подлежит отстранению арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, установленных Законом о несостоятельности; внешний управляющий — на основании решения собрания кредиторов не только в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, но и при невыполнении предусмотренных планом внешнего управления мер по восстановлению платежеспособности; конкурсный — на основании ходатайства не только собрания кредиторов, но и ходатайства комитета кредиторов в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей. Несмотря на некоторое разночтение, арбитражный управляющий во всех указанных процедурах банкротства должен отстраняться судом на основании решения собрания кредиторов при неисполнении или ненадлежащем исполнении возложенных на него обязанностей, предусмотренных не только Законом о несостоятельности, но и иными правовыми актами в области несостоятельности (банкротства). Наряду с этим следует отметить некорректную формулировку норму относительно отстранения конкурсного управляющего по ходатайству собрания или комитета кредиторов. Дело в том, что собрание кредиторов не является лицом, участвующим в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве, и не может в силу этого обладать процессуальным правом на обращение с ходатайством в арбитражный суд. Скорее всего, по аналогии со статьями, регулирующими отстранение административного и внешнего управляющих, имеется в виду решение, а не ходатайство собрания кредиторов или комитета кредиторов, от имени которых соответствующее ходатайство подает представитель собрания кредиторов или комитета кредиторов.

Интересна позиция законодателя относительно полномочий собрания кредиторов и комитета кредиторов по принятию решения об обращении в арбитражный суд по вопросу отстранения арбитражного управляющего. К исключительной компетенции собрания кредиторов означенный вопрос не отнесен, следовательно, он может быть рассмотрен комитетом кредиторов. Вместе с тем п.3 ст.17 Закона, регулирующий полномочия комитета кредиторов, предусматривает принятие решения комитетом об обращении к собранию кредиторов с рекомендацией об отстранении арбитражного управляющего от исполнения его обязанностей. Но поскольку перечень полномочий комитета кредиторов не является исчерпывающим и Закон о несостоятельности не относит принятие указанного решения к исключительной компетенции собрания кредиторов, надо думать, комитет кредиторов вправе принять решение об обращении непосредственно в арбитражный суд по вопросу отстранения конкурсного управляющего. Между тем совершенно непонятно, почему такое право дано комитету кредиторов только в отношении отстранения конкурсного управляющего, это правило следовало бы распространить и на административного и на внешнего управляющего.

Нельзя не отметить еще одно основание для отстранения арбитражного управляющего, которое находится за пределами Закона о несостоятельности и которое широко использовалось до недавнего времени в практике арбитражных судов. Речь идет о приостановлении исполнения судебных актов об утверждении арбитражного управляющего в рамках Арбитражного процессуального кодекса. Так, основываясь на норме ст.182 АПК РФ 1995 г., Высший Арбитражный Суд определением от 1 сентября 1999 г. по делу N 7133/98 приостановил исполнение определения от 28 декабря 1998 г. по делу N А76-8867/98-32у-230 Арбитражного суда Челябинской области в части назначения внешним управляющим ОАО «Ачинский глиноземный комбинат» Н. и отстранения от должности прежнего внешнего управляющего Ф. до окончания производства в порядке надзора. По сути, произошло отстранение внешнего управляющего Н. от исполнения своих обязанностей. При этом со времени назначения Н. внешним управляющим до момента вынесения ВАС РФ указанного определения прошло 9 месяцев. Такая позиция Суда вызвала справедливую критику, поскольку приостановление исполненного определения арбитражного суда о назначении арбитражного управляющего и отстранении прежнего было едопустимо в силу ст.72, 73 Закона о несостоятельности 1998 г. и требовало поворота исполнения судебного акта в соответствии со ст.24 Федерального закона от 21 июля 1998 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве». Впоследствии ВАС РФ письмом от 9 февраля 2000 г. N 7133/98 сообщил о прекращении действия своего определения от 1 сентября 1999 г. в связи с отсутствием оснований для принесения протеста в порядке надзора, однако фактическое отстранение внешнего управляющего Н. состоялось, а кредиторы были лишены возможности получить удовлетворение своих требования в рамках подписанного мирового соглашения.

Ныне действующий АПК РФ содержит правило о предоставлении лицом, ходатайствующим о приостановлении исполнения судебного акта в суде кассационной инстанции, встречного обеспечения путем внесения на депозитный счет арбитражного суда кассационной инстанции денежных средств в размере оспариваемой суммы, либо предоставления банковской гарантии, либо поручительства, либо иного финансового обеспечения. Аналогичная норма предусмотрена и в отношении приостановления исполнения судебных актов ВАС РФ. Новелла АПК РФ позволяет защитить интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, и сократить количество необоснованных обращений в арбитражный суд с требованиями о приостановлении исполнения судебных актов об утверждении арбитражных управляющих.

Возникшие проблемы в применении норм Закона о несостоятельности, касающихся освобождения и отстранения арбитражных управляющих, должны найти свое разрешение в практике арбитражных судов, что, в свою очередь, позволит в дальнейшем совершенствовать законодательство о несостоятельности (банкротстве).

Е.Г. Дорохина,

советник по правовым вопросам

некоммерческого партнерства «Алтер»

«Законодательство и экономика», N 3, март 2004 г.

————————————————————————-

*(1) СЗ РФ, 2002. — N 43. — Ст.4190.

*(2) Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.Ф. Попондопуло. — М.: Омега-Л, 2003. С.205.

Причины отстранения арбитражного управляющего

Арбитражный управляющий – это ключевая фигура, без которой невозможно проведение процедуры банкротства. В соответствии с положением п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. Вместе с тем, ввиду такой важности правового статуса арбитражного управляющего, он обладает повышенной ответственностью, потому что отвечает перед всеми участниками дела о банкротстве в равной степени. А так как интересы лиц, участвующих в деле, зачастую носят совсем не однообразный, а порой и просто взаимоисключающий характер, перед ним стоит очень непростая задача. В том числе и поэтому возникают ситуации, когда суд отстраняет арбитражного управляющего от проведения процедуры банкротства.

Согласно положениям Закона о банкротстве для отстранения арбитражного управляющего от проведения процедуры банкротства предусмотрен целый ряд оснований. В каждой из процедур, применяемых в делах о банкротстве, существуют основания отстранения арбитражных управляющих, и все они предусмотрены соответствующими статьями Закона о банкротстве (п. 3 ст. 65 — для временного управляющего в процедуре наблюдения, абз. 5 п. 5 ст. 83 — для административного управляющего в процедуре финансового оздоровления, п. 1 ст. 98 — для внешнего управляющего во внешнем управлении, п. 1 ст. 145 — для конкурсного управляющего в процедуре конкурсного производства, п. 12 ст. 213.9 — для финансового управляющего в процедурах банкротства физических лиц).

Так или иначе, все указанные в приведенных выше статьях обстоятельства, при которых арбитражный управляющий может быть отстранен, являются однородными для всех процедур.

Во-первых, отстранение может быть спровоцировано ходатайством собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей (определение Верховного Суда РФ от 22.03.2018 по делу № 309-ЭС15-834(3), А60-12747/2004). При этом рассматривая ходатайства лиц, участвующих в деле, об отстранении арбитражного управляющего, суд должен установить, повлекло или могло бы повлечь допущенное им нарушение — причинение убытков должнику или его кредиторам. Отсутствие доказательств, подтверждающих точный размер убытков, равно и фактическое отсутствие убытков не являются препятствием для отстранения конкурсного управляющего, если установлена возможность причинения таких убытков в результате допущенных им нарушений (п. 7-8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150).

Во-вторых, в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей. Смотри, например, постановление ФАС Центрального округа от 01.03.2012 по делу № А36-2051/2010, определение Арбитражного суда города Москвы от 24.11.2016 по делу № А40-203268/2015.

В отдельных случаях арбитражный управляющий может быть отстранен судом от исполнения своих обязанностей в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица арбитражным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица арбитражным управляющим.

Такие обстоятельства приведены в п. 2 ст. 20.2 Закона о банкротстве (п. 16 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150). Такой прецедент произошел в деле № А47-12497/2009, где арбитражный управляющий был отстранен по инициативе суда в результате обнаружения у арбитражного управляющего взысканных, но фактически не возмещенных в рамках иного дела о банкротстве убытков в связи с ненадлежащим исполнением им обязанностей конкурсного управляющего (определение Верховного Суда РФ от 13.08.2015 № 309-ЭС15-8859 по делу № А47-12497/2009).

Еще одним основанием отстранения может послужить ходатайство саморегулируемой организации арбитражных управляющих, членом которой является соответствующий арбитражный управляющий, в случае выхода из организации или существенного нарушения внутренних правил организации, которые могут повлечь санкции, а также нарушения арбитражным управляющим требований настоящего Федерального закона, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стандартов, стандартов и правил профессиональной деятельности (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.07.2018 № 17АП-19438/2017-АК по делу № А50-13387/2016).

Если арбитражный управляющий был исключен из саморегулируемой организации, то суд отстраняет его от проведения процедуры банкротства. Однако если к моменту рассмотрения ходатайства об отстранении арбитражного управляющего он стал членом иной саморегулируемой организации, суд отказывает в удовлетворении ходатайства (п. 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150). Такая же позиция изложена в определении Верховного Суда РФ от 12.12.2017 № 303-ЭС14-5449(10) по делу № А73-7519/2012 и Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2017 № 13АП-14726/2017 по делу № А56-56072/2014).

Стоит отметить, что наличие причиненных убытков или возможность причинения убытков должнику, кредиторам и иным лицам, участвующим в деле, должны быть существенными (п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150). В противном случае суд вправе отказать в удовлетворении ходатайства об отстранении или признать допущенные нарушения малозначительными в порядке ст. 2.9 КоАП РФ (определение Верховного Суда РФ от 19.07.2018 № 304-ЭС17-4849(5) по делу № А45-11505/2015, определение Верховного Суда РФ от 27.06.2018 № 307-ЭС18-9140 по делу № А21-5420/2017, определение Верховного Суда РФ от 22.01.2018 № 309-ЭС17-14779(2) по делу № А76-8811/2013).

Необходимо также учитывать, что в соответствии с абз. 6 п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в целях недопущения злоупотребления правом (статья 10 ГК РФ) при рассмотрении дела о банкротстве суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, у которого наличие должной компетентности, добросовестности или независимости суд ставит под существенные и обоснованные сомнения (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2015 № 13АП-24917/2015 по делу № А56-38600/2013/з12). В приведенном деле суд не утвердил предложенную кредитором кандидатуру, так как усомнился в возможности этого арбитражного управляющего надлежащим образом исполнять обязанности конкурсного управляющего должником. Данное недоверие суда к кандидатуре было вызвано допущенными арбитражным управляющим неоднократными и грубыми нарушениями в этом же деле о банкротстве, в результате чего он годом ранее был отстранен от проведения процедуры.

Таким образом, положение п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 по сути устанавливает право судов по своей инициативе проявлять недоверие или ставить под сомнение кандидатуру того или иного арбитражного управляющего. На практике такие случаи встречаются крайне редко, но само по себе это возможно.

Следует отметить, что сложившаяся практика зачастую не допускает отстранение арбитражного управляющего на завершающих стадиях банкротства, поскольку подобное отстранение нецелесообразно и может повлечь дополнительные расходы, связанные с утверждением новой кандидатуры арбитражного управляющего. Например, такую позицию поддержал Арбитражный суд Волго-Вятского округа в своем постановлении от 06.03.2018 № Ф01-469/2018 по делу № А43-15694/2015, указав, что отстранение конкурсного управляющего на данной стадии конкурсного производства нецелесообразно, так как основные мероприятия по процедуре завершены, и она близится к завершению.

Таким образом, проанализировав действующие нормы законодательства и общие выводы судебной практики, можно констатировать факт многочисленности оснований для отстранения арбитражных управляющих от проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, как по заявлениям лиц, участвующих в деле, так и по инициативе суда.

ОТСТРАНЕНИЕ КОНКУРСНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО

Материал подготовил юрист ЮФ»Логос»
Иванов Евгений

Фигура конкурсного управляющего играет ключевую роль в процедуре конкурсного производства при банкротстве предприятия.
Согласно ч. 3 ст. 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 126-ФЗ (далее – Закон о банкротстве), конкурсный управляющий вправе, помимо прочего, распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены, увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом, заявлять отказ от исполнения договоров и иных сделок в порядке, установленном статьей 102 Закона о банкротстве.
Очевидно, что распорядиться такими широкими полномочиями можно по-разному, в том числе и в ущерб интересам конкурсных кредиторов. Для того, чтобы не допустить подобных ситуаций статья 145 Закона о банкротстве предусматривает возможность отстранить конкурсного управляющего от исполнения им своих обязанностей.
Согласно данной норме, конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей:
1) на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей;
2) в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов.
3) в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим.
Президиумом Высшего Арбитражного Суда в Информационном письме № 150 от 22 мая 2012 г. «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих» даны рекомендации по вопросам применения ст. 145 Закона о банкротстве.

Опираясь на разъяснения, данные ВАС РФ, и примеры судебной практики следует обратить внимание на следующие особенности процедуры отстранения конкурсного управляющего:

1. При обращении с соответствующим ходатайством собрания кредиторов (комитета кредиторов).
Прежде всего, решение комитета кредиторов и соответствующее ходатайство, поданное комитетом кредиторов, является самостоятельным основанием для отстранения конкурсного управляющего, даже при отсутствии решения собрания кредиторов по данному вопросу. Такие указания даны Президиумом ВАС РФ в п.3 указанного Информационного письма.

Кроме того Президиум ВАС РФ разъяснил, что в протоколе собрания кредиторов (комитета кредиторов) не обязательно должны быть отражены конкретные нарушения, допущенные конкурсным управляющим, поскольку, как указал Президиум ВАС РФ, соответствующее ходатайство собрания кредиторов является лишь поводом для рассмотрения вопроса о таком отстранении, суд в силу своей контрольной функции в деле о банкротстве при рассмотрении этого вопроса не связан (не ограничен) конкретными нарушениями, отраженными в протоколе собрания кредиторов.
Однако, примеры судебной практики, имевшие место практически одновременно с изданием Президиумом ВАС РФ указанного Информационного письма, свидетельствуют о том, что суды далеко не всегда разделяют подобный подход. Так Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 16 мая 2012 г. по делу № А56-24067/2005, отказывая в удовлетворении ходатайство собрания кредиторов об отстранении конкурсного управляющего, сослался на то, что протокол собрания кредиторов, на котором было принято решение об обращении с таким ходатайством, не содержит сведений об основаниях, в силу которых такое было принято решение.

Что касается иных требований к ходатайству об отстранении конкурсного управляющего, то здесь обратим внимание на Определение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07 сентября 2012 г. по делу № А56-11178/2010. Оставляя без рассмотрения ходатайства одного из конкурсных кредиторов, суд указал на следующие обстоятельства: ходатайство подано со ссылкой на то, что его податель – конкурсный кредитор — юридическое лицо действует как представитель собрания кредиторов, в то же время, из положений ст.2, п. 1 ст. 35, п. 4 ст. 36, п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве следует, что представителем собрания кредиторов может быть выбрано физическое лицо, которое действует от имени собрания кредиторов исключительно на основании протокола собрания кредиторов и передавать свои полномочия не может. Поскольку в рассматриваемой ситуации представителем собрания кредиторов избрано юридическое лицо, суд посчитал, что ходатайство об отстранении подписано неуполномоченным лицом, что является основанием для оставления его без рассмотрения.
Следует также отметить, что суды, применяя положения ст. 145 Закона о банкротстве, указывают, что отстранение конкурсного управляющего является правом, а не обязанностью суда и в том случае, если соответствующее ходатайство подано от имени собрания кредиторов – см. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 мая 2012 г. по делу № А56-24607/2005.
2. При удовлетворении арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей.
Разъясняя порядок применения данного основания для отстранения конкурсного управляющего Президиум ВАС РФ в п.2 указал, что из абзаца третьего пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве не следует, что жалоба и ходатайство об отстранении должны рассматриваться отдельно. Напротив, содержание указанной нормы свидетельствует о том, что и вопрос об удовлетворении жалобы, и вопрос об отстранении могут рассматриваться в одном судебном заседании.
Указанным положением Закона о банкротстве предусмотрено, что обращаться с жалобой и ходатайством об отстранении конкурсного управляющего может лицо, участвующее в деле о банкротстве. Перечень таких лиц определен частью 1 статьи 34 Закона о банкротстве, относящей к таковым: должника, арбитражного управляющего, конкурсных кредиторов, уполномоченные органы, федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления по месту нахождения должника в случаях, предусмотренных настоящим Законом о банкротстве, а также лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления.
Суды расширяют перечень лиц, способных обратиться жалобой на конкурсного управляющего и ходатайством о его отстранении, включая в него также и иных лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, чьи права и законные интересы нарушены действиями арбитражного управляющего – см. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-западного округа от 24 сентября 2012 г. по делу № А56-70676/2009.
Как и по ранее рассмотренному основанию, при обращении конкурсного кредитора или иного лица, участвующего в деле о банкротстве, с жалобой на действия конкурсного управляющего, его отстранение является правом, а не обязанностью суда – Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10 мая 2012 г. по делу № А19-3380/09.
Говоря о смысле положений ст. 145 Закона о банкротстве, суды указывают, что основанием для удовлетворения жалобы кредитора о нарушении его прав и законных интересов действиями (бездействием) арбитражного управляющего является установление арбитражным судом фактов несоответствия этих действий (бездействия) Закону и нарушения такими действиями прав и законных интересов кредиторов должника.
При этом отстранение конкурсного управляющего должно использоваться в той мере, в какой оно позволяет восстановить нарушенные права или устранить угрозу их нарушения, и применяться тогда, когда конкурсный управляющий показал свою неспособность к надлежащему ведению конкурсного производства, что проявляется в ненадлежащем исполнении обязанностей. Допущенные конкурсным управляющим нарушения могут стать основанием для его отстранения в случае, если существуют обоснованные сомнения в дальнейшем надлежащем ведении им конкурсного производства (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02 октября 2012 г. по делу № А56-70723/2010).
Существенное отличие данного основания от случаев, когда вопрос об отстранении конкурсного управляющего решается на основании обращения собрания кредиторов, состоит в том, что при обращении собрания кредиторов с соответствующим ходатайством, наличие или возможность причинения убытков не является необходимым условием для отстранения конкурсного управляющего – на это указал Президиум ВАС РФ в п.9 упомянутого выше Информационного письма.
С другой стороны, если об отстранении конкурсного управляющего ходатайствует конкурсный кредитор или иное лицо, участвующее в деле о банкротстве, то необходимым условием удовлетворения такого ходатайства являются нарушение прав и законных интересов заявителя, а также причинение или возможность причинения действиями (бездействием) конкурсного управляющего убытков должнику либо его кредиторам. Если же допущенные конкурсным управляющим нарушения таковы, что не повлекли и не могли повлечь возникновение убытков на стороне должника или его кредиторов и не нарушили права и интересы заявителя, ходатайство об отстранении конкурсного управляющего не подлежит удовлетворению. Данная позиция высказана Президиумом ВАС РФ в п.7 Информационного письма № 150 от 22 мая 2012 г., и применяется судами при рассмотрении подобных дел. Так, например, в рамках дела А19-3380/2009 отказано в удовлетворении ходатайства об отстранении конкурсного управляющего со ссылкой на то, что, несмотря на то, что факт неисполнения конкурсным управляющим требований Закона о банкротстве был выявлен, доказательства причинения убытков или возможного причинения убытков должнику или его кредиторам в деле отсутствуют.
3. В случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим.
Перечень обстоятельств, которые препятствуют утверждению лица в качестве конкурсного управляющего, содержит п.2 ст. 20.2 Закона о банкротстве.

В частности, в качестве конкурсных управляющих не могут быть утверждены в деле о банкротстве арбитражные управляющие:

— которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам;
— которые полностью не возместили убытки, причиненные должнику, кредиторам или иным лицам в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в ранее проведенных процедурах, применяемых в деле о банкротстве, и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда;
— в отношении которых введены процедуры, применяемые в деле о банкротстве;
— которые дисквалифицированы или лишены в порядке, установленном федеральным законом, права занимать руководящие должности и (или) осуществлять профессиональную деятельность, регулируемую в соответствии с федеральными законами;
— которые не имеют заключенных в соответствии с требованиями Закона о банкротстве договоров страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве;

— которые не имеют допуска к государственной тайне установленной формы, если наличие такого допуска является обязательным условием утверждения арбитражным судом арбитражного управляющего.
Вопрос о возможности применения того или иного основания разрешается судом с учетом обстоятельств конкретного дела. Так, в рамках дела А73-6489/2011 налоговый орган требовал отстранения конкурсного управляющего по мотиву его заинтересованности, поскольку ранее управляющий исполнял функции председателя ликвидационной комиссии должника.
В удовлетворении этого требования было отказано, на том основании, что факт назначения лица председателем ликвидационной комиссии общества не свидетельствует о его заинтересованности по отношению к должнику, а значит, не препятствует его утверждению конкурсным управляющим данным обществом (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26 июня 2012 г. № Ф03-2400/2012).

Что касается процессуальных особенностей рассмотрения вопроса об отстранении конкурсного управляющего по данному основанию следует отметить, что в этот вопрос может быть рассмотрен судом и при отсутствии соответствующего ходатайства лиц , участвующих в деле, либо собрания (комитета) кредиторов. Данная позиция изложена Президиумом ВАС РФ в п. 5 упоминавшегося уже Информационного письма № 150 от 22 мая 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *