Оценка доказательств в арбитражном процессе

Я собрала для вас перечень ситуаций, когда заключение эксперта-лингвиста, привлечённого по делу, следует обжаловать и исключить из списка доказательств. Для этого необходимо установить, что с экспертизой были связаны грубые нарушения закона или научных принципов, которые считаются основой экспертности как таковой.

Итак, заключение может быть обжаловано и признано недопустимым, если:

1. Эксперт не имеет специального образования, соответствующего профилю экспертизы, либо не закончил образование (например, это студент либо лицо, отчисленное из вуза).

2. Выяснилось, что эксперт дал заведомо ложное заключение.

3. Эксперт допустил процессуальные ошибки:

— самовольно присвоил себе статус эксперта, являясь при этом только специалистом по делу. В чём разница: эксперта назначает суд или следователь именно в качестве эксперта для производства экспертизы (эксперт — это прежде всего процессуальный статус; разумеется, он может совпадать с должностью человека по трудовой книжке, но не обязательно), а специалиста привлекают в досудебном порядке или для кратких разъяснений в суде (без производства полноценной экспертизы);

— сам собирал материалы по делу (это запрещено: см., например, ст. 85 ГПК РФ, ст. 57 УПК),

— своевольно без веских причин переформулировал вопросы и ответил на них вместо ответов на прописанные в постановлении/определении о назначении экспертизы. В некоторых случаях эксперту можно переформулировать вопросы (о этом я писала ), но на это должны быть серьёзные основания;

— в процессе производства экспертизы взаимодействовал с кем-либо, кроме судьи/следователя (например, с ответчиком или его адвокатом) или заказчика по делу (если экспертиза выполняется в досудебном порядке), обсуждал с этими лицами ход исследования, согласился добавить или исключить какие-либо моменты, поддавшись уговорам (см. опять же ст. 85 ГПК, ст. 57 УПК);

— допустил конфликт интересов, то есть находился в родственной, профессиональной или иной зависимости от заказчика экспертизы, судьи или участвующих в деле сторон. В этом случае эксперт обязан был заявить самоотвод (ст. 18 ГПК, ст. 80 УПК, ст. 21, 23 АПК).

4. Процессуальные ошибки допущены при назначении экспертизы:

— эксперта не предупреждали об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, и в заключении нет его подписки об этом,

— стороны, в особенности ответчик или обвиняемый (если уже заведено уголовное дело), не были уведомлены о назначении экспертизы, не ознакомлены с постановлением о её назначении, лишены возможности поставить свои вопросы эксперту или предложить эксперта/экспертное учреждение,

— экспертиза назначена в неэкспертное учреждение (например, вуз), для которого экспертная деятельность непрофильная. В таких случаях экспертиза должна назначаться лично эксперту с указанием его фамилии в постановлении,

— экспертиза назначена лично эксперту-сотруднику вуза или иного учреждения (даже экспертного), но его подпись заверена печатью вуза или иного учреждения. В этом случае подписи либо вообще не заверяются печатями, либо эксперт ставит свою печать как ИП, если он является предпринимателем.

5. Эксперт ошибся в выводах, дал противоречивое заключение, допустил сущностные ошибки в процессе исследования. В этом случае лучше назначить повторную экспертизу другому эксперту или заказать рецензию на некачественное заключение.

6. В заключении отсутствуют необходимые части (исследовательская часть, полные сведения об эксперте, место и время производства экспертизы). Всё это тоже может выявить качественная рецензия.

7. Эксперт непрофессионален (подменяет анализ пересказом или вольным рассуждением на заданную тему; вместо исследования излагает своё личное мнение; ссылается на Википедию, блоги и форумы вместо словарей и научных источников; применяет не принятые в науке термины; не использует классические методики (методика не указана вообще или указана малоизвестная методика, например, написанная лично экспертом); использует нерелеватные методы; ссылается на утратившие силу законы или несвежую научную литературу и словари (например, 1980-х годов издания); обильны орфографические и грамматические ошибки, опечатки). В этом случае лучше заказать рецензию на заключение у пользующегося авторитетом специалиста и ходатайствовать о приобщении её к делу.

8. Подпись эксперта присутствует не на всех листах заключения или не заверена печатью экспертного учреждения (при назначении экспертизы в экспертное учреждение).

9. Эксперт допустил плагиат (дословно скопировал важные части заключения у других экспертов по другим делам). Или автоплагиат: вся исследовательская часть (или её значимые части) и выводы дословно заимствованы из более ранних заключений этого же эксперта без учёта специфики именно той конкретной языковой и речевой ситуации, которая выносилась на данное конкретное исследование. Обе эти ситуации говорят о формальном подходе к исследованию и заставляют сомневаться в компетентности эксперта. Правда, не торопитесь всегда обвинять эксперта в автоплагиате: нормально, если он использует в своих заключениях одни и те же определения или общие положения (например, о том, что такое утверждение о фактах и как его отграничить от мнений и предположений).

10. Эксперт вышел за пределы своей компетенции: отвечал на вопросы, требующие юридической, психологической, религиоведческой или иной квалификации.

11. Сравнительные образцы, которые использовал эксперт (например, для автороведческой экспертизы), слишком старые и не отражают актуальный речемыслительный навык лица.

12. Объекты для экспертизы были непригодны или лишь частично пригодны для исследования, либо объекты были неполны. Например, на исследование были предоставлены только цитаты, а не полный текст, или отдельные участки текста не прочитывались (слишком мелкий шрифт, ксерокопия плохого качества, следы от дырокола или оттисков печатей, прикрывающие слова или фразы, и т.п.). Такие погрешности всегда ведут к искажённым выводам. Но эксперт всё равно исследовал эти объекты, что негативно повлияло на ход рассуждений и выводы.

13. Доказан факт получения экспертом взятки за выводы, выгодные одной из сторон.

14. Эксперт ранее привлекался к уголовной либо гражданской ответственности за преступления, бросающие тень на его профессиональную компетентность (взятка, дача заведомо ложного заключения, фальсификация документов об образовании, плагиат при написании научных работ, покупка учёной степени и т.п.).

15. Доказано наличие у эксперта заболеваний, влияющих на его профессиональную состоятельность (психические заболевания, склероз, болезнь Альцгеймера и проч.), а также на физические характеристики, существенные для исследовательской работы (например, слепота).

16. Доказано, что эксперт давал заключение под давлением (например, при угрозе жизни и здоровью его или его близких).

Возможно, перечень ещё будет дополнен, но здесь уже перечислены основные и самые частые основания для того, чтобы не рассматривать заключение эксперта как доказательство по делу и подумать о назначении повторной экспертизы.

Анастасия АКИНИНА.

Сайт «ЛингЭксперт» полезен Вам? Советую сохранить мои контакты и подписаться на рассылку (форма в крайней левой колонке сразу под меню).

Статья 71. Оценка доказательств

СТ 71 АПК РФ

1. Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

3. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

4. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

5. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

6. Арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

7. Результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

Комментарий к Ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ

1. Формулировка ч. 1 ст. 71 АПК РФ применима к любым ситуациям, когда арбитражному суду необходимо ответить на любые возникающие в ходе производства вопросы, разрешение которых зависит от оценки собранных доказательств. Это могут быть вопросы как материально — правового (по существу спора), так и процессуального (отводы, обеспечение иска и т.п.) содержания. Оценка в основном происходит по единым правилам, обеспечивающим подтверждение или опровержение обстоятельств, относящихся к центральному или локальным предметам исследования.

Главный и неизменный критерий — суд (конкретнее — каждый судья) оценивает полученную информацию о фактах по своему внутреннему убеждению. Но убеждение не может быть произвольным, ничем не обусловленным и неконтролируемым усмотрением. Оно должно базироваться на всестороннем, полном, объективном и непосредственном анализе всех имеющихся в деле доказательств. Правда, от непосредственности есть отступления (ст. 73, 74, 268 АПК РФ).

<**> Вестник ВАС РФ. 1999. N 1. С. 32, 34.

2. Объекты оценки перечислены в ч. 2 ст. 71 АПК; относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства, а также достаточность и взаимная связь доказательств в совокупности. Эти понятия заслуживают отдельной детальной разработки. Здесь же следует указать, что для достижения каждой из обозначенных целей требуется совершение разнообразных процессуальных действий и логических операций. Установление относимости и допустимости происходит иначе, чем установление достоверности доказательства, которую в свою очередь нередко затруднительно обнаружить, рассматривая любое доказательство изолированно. Обычно только после комплексной проверки можно признать соответствующую информацию адекватной реальной действительности, т.е. истинной (ч. 3 ст. 71 АПК РФ).

По своей природе оценка доказательств в точном смысле этого термина есть мыслительная работа, происходящая в сознании судей с начала дела и до его завершения судебным актом. Этот невидимый процесс внешне проявляется в процессуальных действиях, которые имеют отношение к работе с доказательственными материалами. Так, прямым результатом текущего обзора собранных фактических данных является адресованное заинтересованному лицу предложение суда представить дополнительную информацию (ч. 2 ст. 66 АПК РФ). Внутренний анализ незримо корректирует содержание и направление проверки на заседании документов, заключений специалистов, объяснений участников спора. Наконец, надлежащим образом аргументированную окончательную оценку фиксирует судебный акт. Такая динамика отражает нормальный ход мыслей от неведения к достоверному знанию. Предварительные (промежуточные) оценки неизбежны и логичны, опасны лишь их превращения в предвзятость, субъективную предубежденность.

Поскольку оценка доказательств есть индивидуальная умственная работа, на практике возникают расхождения в определении степени убедительности и достоверности одних и тех же материалов внутри судебных составов (отсюда особые мнения — ст. 20 АПК РФ) и между судами разных уровней. Случается, что суд первой инстанции считает какие-либо обстоятельства установленными и подтвержденными хорошими материалами, а суд апелляционный приходит к противоположному выводу.

Формирование у судей внутреннего убеждения, выступающего единственным критерием оценки полученных сведений, зависит от результатов проверки многочисленных и разнообразных факторов. Группировки таких факторов, весомость каждого из них индивидуальны для конкретных дел, а поэтому предлагать универсальные рецепты исследования не имеет смысла. Можно лишь обозначить основные направления проверок. Это качество источника информации, обстановка и условия его возникновения, критическое сопоставление одних фактических данных с другими для выявления и устранения противоречий.

Своеобразное отступление от ведущего критерия, согласно которому никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы, правда, так сказать, отрицательного характера, содержат нормы ч. 6 ст. 71 АПК РФ. Они действуют в довольно специфической обстановке, когда при отсутствии оригинала документа суду представлены две или более несовпадающие копии и нет других доказательств о подлинном содержании первоисточника. В данном случае суд не вправе считать спорный факт доказанным. Но возникает естественный вопрос о последствиях, т.е. должен ли суд считать этот факт неустановленным.

Итак, внутреннее убеждение судей не остается произвольным и бесконтрольным. Оно не может быть интуитивным, а должно базироваться на глубоком и ответственном исследовании собранной информации. Следовательно, убеждение как заключительный результат мыслительной деятельности, сохраняя чисто субъективную природу, внешнее выражение и закрепление находит в мотивировочной части решения или судебного акта. Таковы требования ч. 4 ст. 170 и ряда других норм Кодекса, предписывающих вынесение только юридически обоснованных решений, способных выдержать прежде всего апелляционную проверку.

5. В статье 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ нет прямого разграничения между оценкой доказательств прямых и косвенных. Однако методика работы с каждым из этих источников информации имеет особенности. Доказательства косвенные подобно прямым арбитражный суд исследует сначала в аспекте их достоверности, т.е. на основе внутреннего убеждения выясняет, можно ли считать соответствующие побочные обстоятельства установленными или опровергнутыми. Затем наступает вторая фаза, где применяются уже другие приемы, а именно решающую роль играют логические категории, позволяющие выявить взаимосвязи между фактами доказательственными и главными.

Хорошей иллюстрацией могут служить указания из информационного письма ВАС РФ от 19 августа 1994 г., опубликованные под заголовком «Об оценке арбитражными судами при рассмотрении имущественных споров фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии или отсутствии между сторонами договорных отношений по купле — продаже». Речь идет о случаях, когда контрагент не сообщил письменно о своем согласии заключить договор и суду при разрешении спора нужно по совокупности обстоятельств определить, состоялся ли он фактически. «При этом, — сказано в письме, — арбитражному суду необходимо выяснить действительные намерения обеих сторон по заключению договора. Арбитражный суд принимает во внимание как письменные документы (обмен письмами, телеграммами, телефонограммами и т.п.), так и действия сторон, свидетельствующие о принятии или отклонении предложения стороны заключить договор. К таким действиям могут, например, относиться отгрузка указанной в письме покупателя продукции и выставление платежного требования на ее оплату по предложенной покупателем цене. Арбитражному суду следует также оценить предшествующие сделке переговоры, переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, последующее их поведение и т.п.» <*>.
———————————
<*> Там же. 1994. N 11. С. 96 — 97.

Из совокупности всех деталей дела формируется вывод о главном — наличии или отсутствии контракта.

Оценка в арбитражном процессе письменных доказательств, которые не являются допустимыми. Как признать «второй пакет документов» недопустимым доказательством?

Добрый день.

Уважаемые коллеги!

На практике столкнулся с довольно интересной ситуацией. Суть в следующем: в материалах дела в арбитражном суде по иску о взыскании долга по договору оказания транспортных услуг изначально находились документы (акты оказанных услуг, заявки на транспортные услуги), которые были представлены истцом в приложении к исковому заявлению.

После ознакомления с материалами дела в первом судебном заседании я как представитель ответчика заявил о том, что вышеуказанные документы подписаны неуполномоченными лицами, поскольку данные лица (работники структурного подразделения) не были наделены полномочиями юридическим лицом. Юридическое лицо наделяет полномочиями только коммерческого директора филиала на основании доверенности в соответствии с приказом «О праве подписи» и положением о филиале.

Таким образом, только коммерческий директор филиала вправе подписывать документы (в том числе акты оказанных услуг, заявки на транспортные услуги). Подобное условие также отражено в договоре на оказание транспортных услуг.

В следующем судебном заседании представители истца представили аналогичный пакет документов (акты оказанных услуг, заявки на транспортные услуги) на ту же сумму, т.е. представили уже как бы сказать «дублирующий пакет документов» с целью исправления своей ошибки, поняв, что ранее представленные документы, подписанные неуполномоченными лицами, не могут подтвердить оказание услуг!

Как пояснили представители истца, новый пакет документов был «переподписан коммерческим директором филиала», уполномоченным на подписание указанных документов. Однако даты на вновь представленных документах уже были иными, отличными от ранее представленных.

Из поведения судьи потом стало видно, что документы, представленные при подаче иска и подписанные неуполномоченными лицами, уже не имеют особого значения. Зато переподписанный «дублирующий пакет документов» является основным доказательством по делу, подтверждающим факт оказания услуг на заявленные суммы!

Согласно ч.1 ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Согласно ст. 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Согласно ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Кроме того, согласно ч. 7 ст. 71 АПК РФ результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

Считаю, что фальсификации в данной ситуации нет, поскольку коммерческий директор филиала реально подписал «дублирующий пакет документов», и никто не занимался подделкой документов. Поэтому заявление о фальсификации доказательства будет необоснованным.

Отсюда возникают следующие вопросы: как может суд в данной ситуации при оценке доказательств признать переподписанный «дублирующий пакет документов» основным доказательством по делу, подтверждающим факт оказания услуг на заявленные суммы, при этом не дав надлежащей оценки первоначальному «порочному» пакету документов?

Разве правомерным будет подобное признание судом доказанным факта оказания услуг на заявленные суммы?

Какой наиболее эффективный способ решения подобной проблемы возможен с позиции АПК РФ?

На мой взгляд, необходимо заявлять о недопустимости переподписанного «дублирующего пакета документов» как доказательства.

Заранее благодарю за советы опытных профессионалов, спасибо.

С уважением, Алексей Байкалов.

Достоверность и достаточность доказательств

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности (ч. 3 ст. 71 АПК РФ). Проверка доказательств на их достоверность может охватывать многие аспекты.

Во-первых, достоверное доказательство должно быть получено из доброкачественного источника информации. Но это не единственное требование, так как даже самый доброкачественный свидетель может заблуждаться, ошибаться. Современные методы экспертных исследований могут оказаться недостаточными для формулирования доброкачественного заключения, и прочие особенности источника могут сказаться на качестве доказательства. Достоверность показаний свидетеля зависит от того, при каких условиях происходило восприятие, запоминание, а затем воспроизведение событий. Важное значение в этом процессе играют личностные особенности конкретного человека. Если говорить о заключении эксперта, то важна избранная методика исследования, ее бесспорность, возможность получения окончательного, а не вероятностного вывода и проч. Достоверность письменных доказательств проверяется на предмет наличия всех необходимых реквизитов. Подчистки, нечеткость печати, подписи и т.п. могут свидетельствовать о недостоверности доказательств.

Во-вторых, достоверность информации проверяется при сопоставлении нескольких доказательств. Обнаружение противоречивых, взаимоисключающих сведений говорит о недостоверности каких-то из доказательств.

В-третьих, достоверность доказательств проверяется при оценке всей совокупности доказательств, имеющихся по делу.

Таким образом, достоверность — это качество доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Если относимость, допустимость, достоверность доказательств оцениваются на любой стадии арбитражного процесса, то достаточность доказательств в основном определяется при разрешении дела. По каждому конкретному делу достаточность доказательств оценивается индивидуально. Невозможно дать какой бы то ни было однозначный совет о достаточности доказательств, приемлемый на все случаи. Можно лишь сказать, что доказательств достаточно тогда, когда суд в состоянии разрешить дело. При этом достаточность доказательств — это не количественный, а качественный показатель. Достаточность не требует представления как можно большего количества доказательств. Важно, чтобы обстоятельства дела были доказаны и суд мог либо удовлетворить требования истца, либо отказать в их удовлетворении.

Следовательно, достаточность доказательств — это качество совокупности имеющихся доказательств, необходимых для разрешения дела.

АПК РФ дополняет достаточность доказательств необходимостью проверки взаимной связи доказательств. Это требование созвучно и взаимосвязано с ч.4 ст.71 АПК РФ.

Каждое доказательство подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Это означает, что каждое доказательство подлежит обязательной оценке (нет никаких доказательств, которые принимались бы на веру без их проверки) во взаимосвязи с другими доказательствами по делу. Данное правило обеспечивает достоверность доказательств, положенных в основу судебного акта. Созвучно названному тезису и другое положение закона (ч. 5 ст. 71 АПК РФ): «Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы». Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (АПК РФ) (с изменениями и дополнениями) // СПС «Гарант» — www.garant.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *