Отказ от неустойки в договоре

Штрафные санкции по договору

При невыполнении данного требования заказчика могут подвергнуть дисциплинарному, административному, гражданско-правовому или уголовному наказанию. Пострадавшая сторона может подать иск по ст. Возможность предъявления претензионного требования о выплате неустойки определена п. Пострадавшая сторона вправе предъявить требование виновной в момент неисполнения либо ненадлежащего исполнения существенных обязательств по контракту. Должник обязан выплатить взыскание в независимости от получения кредитором ущерба. Претензионное письмо может быть направлено только в момент наступления ненадлежащего исполнения участником контрактных отношений существенных условий договора. Случаи, при которых составляется претензия о взыскании неустойки: нарушение сроков и условий поставки — претензия о выборке товара и уплаты неустойки; нарушение сроков оплаты — претензионное требование к заказчику; ненадлежащее исполнение либо невыполнение принятых стороной обязательств при закупке товаров, работ, услуг. Помимо требования о взыскании, в гражданско-правовом законодательстве предусмотрены иные правоустанавливающие документы, фиксирующие расчетные взаимоотношения заказчика и исполнителя: Мотивированный отказ — документ, содержащий факт отказа от совершения стороной выполнения требований или иных действий. Это может быть и отказ от заключения контракта, и от приемки товара, и от подписания акта выполненных работ в рамках 44-ФЗ. Рекламационный акт — это документ заказчика, который содержит сведения о некачественном предоставлении ТРУ. Он составляется в письменном виде и имеет полную юридическую силу. В акт необходимо включить перечень документов, иллюстрирующих объективность предъявленной претензии по выполненной работе, полученному товару или оказанным услугам. Решение об одностороннем отказе одностороннем расторжении контракта — решение, которое принимает заказчик по основаниям, установленным ГК РФ при условии, что это было предусмотрено в самом тексте контракта ч. Такое решение принимается при значительных нарушениях поставщиком договорных условий. Односторонний отказ возможно осуществить только после уведомления об этом поставщика и в случае, если в течение 10 дней от даты уведомления вторая сторона не устранила нарушение условий контракта.

Как подать ходатайство об уменьшении штрафа по административному правонарушению до минимального размера?

Основания для снижения штрафных санкций по делу об административном правонарушении содержатся в ст. 4.1 КоАП РФ. Приведенные в данной норме положения позволяют должностному лицу или судье, которые выносят итоговые акты по административным делам, уменьшить размер назначаемого наказания ниже низшего размера, установленного санкцией конкретной статьи. Для этого требуется подача ходатайства о снижении штрафа.

Так, в силу ч. 2.2 ст. 4.1 КоАП РФ, размер штрафа может быть уменьшен до размера менее минимального, если усматриваются одно или несколько исключительных обстоятельств, которые связаны:

  1. С характером правонарушения и его последствиями.
  2. С личностью виновного.
  3. С имущественным положением виновного.

При этом снижение наказания возможно только в том случае, если размер штрафа по статье КоАП РФ превышает 10 000 рублей. В конечном итоге размер наказания не может быть снижен до определенного предела — он не может быть ниже половины минимального размера штрафа по конкретной статье.

Например, санкция статьи предусматривает штраф в размере 10 000 рублей. Если ходатайство удовлетворят, то назначат штраф в размере 5 000 рублей.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ №104 от 21.12.2005г. (http://pda.arbitr.ru/as/pract/vas_info_letter/2957.html)
3. Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.
Общество с ограниченной ответственностью (заимодавец) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу (заемщику) о взыскании процентов по договору займа и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа.
Как следовало из представленных суду документов, ответчик, получив от истца денежные средства по договору займа, обязался в установленный договором срок возвратить сумму займа и уплатить проценты за пользование денежными средствами. Поскольку заемщик не выполнил своевременно своих обязанностей, руководитель заимодавца направил в его адрес письмо с требованием немедленно возвратить сумму займа, указав при этом, что в случае исполнения данного требования заимодавец освобождает заемщика от уплаты процентов за пользование денежными средствами и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа. Заемщик сумму займа возвратил.
В своих возражениях на иск ответчик указал на отсутствие у него обязанности уплатить проценты и неустойку, так как данные обязательства прекращены прощением долга.
Суд первой инстанции иск удовлетворил, мотивировав свое решение следующим.
Прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности. В связи с этим прощение долга является разновидностью дарения (статья 572 ГК РФ), поэтому оно должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, в соответствии с пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.
Таким образом, прощение долга, совершенное заимодавцем, является ничтожным, не влечет каких-либо последствий, поэтому обязанность заемщика уплатить проценты по договору займа и неустойку за несвоевременный возврат суммы займа не прекратилась.
Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и в иске отказал по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.
Суду не представлено каких-либо сведений, на основании которых можно было бы сделать вывод о нарушении прощением долга прав третьих лиц в отношении имущества кредитора.
Оценивая квалификацию судом первой инстанции прощения долга в качестве разновидности дарения, суд кассационной инстанции указал: квалифицирующим признаком дарения является согласно пункту 1 статьи 572 Кодекса его безвозмездность. При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (пункт 3 статьи 423 ГК РФ). Поэтому прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.
Изучив отношения сторон, суд кассационной инстанции установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.
Поскольку в данном случае у кредитора не было намерения освободить должника от обязанности в качестве дара, в удовлетворении иска отказано.

Верховный Суд вынес определение № 305-ЭС19-16367, в котором рассмотрел вопрос о том, при каких обстоятельствах недопустимо взыскивать договорную неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами одновременно.

В ноябре–декабре 2015 г. ООО «Геоинжиниринг» (подрядчик) и ООО «ДальТехПром» (генподрядчик) заключили несколько договоров субподряда на выполнение инженерных изысканий. В конце декабря стороны подписали акты сдачи-приемки работ, в которых генподрядчик подтвердил надлежащее качество и объем работ.

Однако в мае 2016 г. генподрядчик отказался оплачивать работы и уведомил контрагента об одностороннем отказе от исполнения договоров. Компания основывалась на том, что «Геоинжиниринг» должно было передать результаты работ до конца 2015 г., но на момент отказа от исполнения обязательства «ДальТехПром» не получило технические отчеты о проведении инженерных изысканий с реестром переданной проектной документации.

Подрядчик обратился в Арбитражный суд Иркутской области, который согласился с необходимостью оплаты выполненных работ и взыскал с генподрядчика 2 млн руб. (решение по делу № А19-15089/2016 устояло во всех инстанциях). Однако ответчик не исполнил указанное решение добровольно, подрядчику удалось получить только часть суммы в результате произведенного ФССП безакцептного списания со счета «ДальТехПром».

Ссылаясь на неисполнение генподрядчиком договорных обязательств, компания «Геоинжиниринг» еще раз обратилась в арбитражный суд, на этот раз истец просил АС Московской области взыскать неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Первая инстанция учла положения ст. 309, 310, 330, 395, 421, 425 Гражданского кодекса, разъяснения, содержащиеся в п. 37, 48, 66, 71 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», и удовлетворила иск в полном объеме на сумму более 380 тыс. руб. Апелляция и первая кассация не нашли оснований для отмены решения. В связи с этим генподрядчик подал жалобу в Верховный Суд.

Изучив дело №А41-76713/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС прежде всего отметила, что Законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ в ст. 395 ГК включен п. 4, вступивший в силу с 1 июня 2015 г. Им предусмотрено, что в случае, когда соглашением сторон установлена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные данной статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом редакция ст. 395 ГК, действовавшая до вступления этих изменений в силу 1 июня 2015 г., не содержала запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства. ВС пришел к выводу, что к правоотношениям сторон по данному спору применяются положения ГК в редакции упомянутого закона, поскольку договоры субподряда были заключены в ноябре–декабре 2015 г.

Суд отметил, что согласно п. 42 Постановления № 7 проценты за пользование чужими денежными средствами не начисляются, если законом или соглашением сторон установлена зачетная неустойка, при которой убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (п. 1 ст. 394 ГК РФ). В таком случае взысканию подлежит законная или договорная неустойка, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, о чем прямо сказано в п. 4 этой статьи, подчеркнула Коллегия по экономическим спорам.

Как указано в определении ВС, в каждом из спорных соглашений установлено, что за просрочку оплаты принятых результатов работ на срок не более 30 дней генподрядчик выплачивает неустойку в размере 0,01% от своевременно не уплаченной суммы за каждый день просрочки, после 30 дней этот процент возрастает до 0,05%. При этом общая сумма неустойки за весь период просрочки не может превышать 10% от своевременно не уплаченной суммы.

ВС заметил, что, предъявляя требование о взыскании неустойки за период с 28 февраля 2016 г. по 24 мая 2016 г. и процентов за пользование чужими денежными средствами за время с 25 мая 2016 г. по 12 ноября 2018 г., «Геоинжиниринг» сослалось на наличие у него права на начисление процентов в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК ввиду одностороннего расторжения договоров уведомлением генподрядчика от 24 мая 2016 г.

Ответчик настаивал на том, что в данном случае нет оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК, поскольку он отказался от исполнения договора и уведомил об этом своего контрагента. Однако три инстанции посчитали, что разъяснения, содержащиеся в п. 68 Постановления № 7, не распространяются на правоотношения, возникающие при расторжении договора в одностороннем порядке, и не исключают возможности кредитора взыскать с должника проценты за пользование чужими денежными средствами после одностороннего расторжения им договора.

Суд указал, что, как разъяснено в п. 68 Постановления Пленума № 7, окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по нему, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. Однако в данном случае истец ссылался на одностороннее расторжение договоров, а не на окончание срока их действия, подчеркнула Экономколлегия.

При этом п. 13 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении» говорит, что в случае правомерного одностороннего отказа от исполнения договорного обязательства полностью или частично договор считается соответственно расторгнутым или измененным, напомнил Суд.

В силу п. 2 ст. 453 ГК в редакции Закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. В спорных договорах субподряда предусмотрено, что с даты получения подрядчиком уведомления о полном или частичном отказе от договора либо с более поздней даты, указанной в уведомлении как дата расторжения, договор считается соответственно измененным или расторгнутым.

Изложенные в п. 10 Постановления Пленума ВАС «О последствиях расторжения договора» от 6 июня 2014 г. № 35 разъяснения прямо предусматривают возможность взыскания неустойки по день фактической оплаты долга даже в случае расторжения договора, добавил ВС. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Судебная коллегия также обратила внимание на п. 66 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7, согласно которому, по общему правилу, если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ). Если же при расторжении договора основное обязательство не прекращено, то по смыслу приведенного разъяснения неустойка за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) продолжает начисляться, отметил ВС. В настоящем деле, по мнению судебной коллегии, обязательство оплатить выполненные работы в момент расторжения договора прекращено не было.

С учетом сказанного Верховный Суд пришел к выводу, что в рассматриваемом споре с ответчика можно взыскать только договорную неустойку, поскольку условие о неустойке содержится в договорах, однако отсутствует указание на взыскание помимо такой зачетной неустойки процентов по ст. 395 ГК. Акты нижестоящих инстанций были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в АС Московской области.

Старший партнер, руководитель группы практик «Разрешение споров» юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин полагает, что в данном случае ВС абсолютно правильно отменил откровенно ошибочные судебные акты.

Эксперт отметил, что п. 4 ст. 395 ГК с 1 июня 2015 г. установил четкое правило о том, что если стороны согласовали договорную неустойку, то проценты по ст. 395 ГК РФ взыскиваться не могут. «Казалось бы, это должно исключить любые споры, но судьи «теряются», когда договор, которым установлено условие о неустойке, прекращается. В этом случае, по мнению некоторых судей, правило п. 4 ст. 395 ГК РФ не должно применяться, поскольку нет действующего договора», – рассказал Роман Речкин.

По его словам, ситуация осложняется тем, что договор может прекратиться как вследствие его расторжения судом, так и в результате одностороннего отказа. «В итоге единообразная судебная практика по подобным ситуациям отсутствует. Например, в рамках дела № А60-37555/2018 суды трех инстанций согласились с тем, что истец (поставщик) вправе после прекращения договора поставки, содержащего условие о неустойке, выбрать, взыскивать ли ему проценты по ст. 395 ГК РФ или договорную неустойку. Арбитражные суды, включая АС Уральского округа, не смутило то, что истец взыскивает проценты по ст. 395 ГК РФ за просрочку оплаты товара, поставленного в период действия договора, то есть за неисполнение договорного обязательства, которое после прекращения действия договора очевидно продолжает существовать», – указал эксперт.

Роман Речкин с сожалением отметил, что исправление судебной коллегией Верховного Суда ошибок нижестоящих инстанций в рассматриваемом деле на судебную практику в целом никак не повлияет. «ВС не имеет никаких механизмов обеспечения единообразия судебной практики, да и цели такой, как мне кажется, перед собой не ставит. Несмотря на наличие разъяснений в указанных постановлениях Пленумов ВАС РФ и ВС РФ, в других делах суды по-прежнему будут толковать закон в подобных ситуациях так, как им вздумается», – заключил юрист.

Адвокат АП Воронежской области Олеся Алимкина указала, что спор по данному делу касался не столько возможности начисления на одну и ту же сумму долга и договорной неустойки, и процентов по ст. 395 ГК РФ, сколько вопроса о последствиях расторжения договора: продолжает ли в этом случае действовать условие о договорной неустойке или же оно прекращает свое действие одновременно с прекращением договора.

Как отметила адвокат, Верховный Суд еще раз подчеркнул, что при наличии задолженности по оплате исполненного по договору договорное условие о неустойке продолжает свое действие даже после расторжения договора в одностороннем порядке. «Понятно, что подрядчику обидно: контрагент отказывается погашать достаточно солидную задолженность, а размер договорной неустойки ничтожен. Но о защите своих прав необходимо было позаботиться при заключении договора субподряда», – полагает Олеся Алимкина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *