Основания прекращения статуса адвоката

Процедура прекращения статуса адвоката

Прекращение статуса — суровая, но не единственная мера дисциплинарной ответственности адвоката. Прекращение статуса адвоката — это юридический факт, в результате наступления которого адвокат лишается приобретенного ранее статуса адвоката и на него более не распространяются нормы Федерального законом от 31.05.2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон), за исключением требований, связанных непосредственно с прекращением статуса адвоката и обязательством хранить адвокатскую тайну.

Порядок прекращения статуса адвоката в Российской Федерации регулируется Федеральным законом, а именно статьей 17, которая содержит одиннадцать самостоятельных оснований для прекращения статуса адвоката, разделенных на две группы. В первую входят обстоятельства, на основании которых соответствующий совет адвокатской палаты обязан самостоятельно принять решение о прекращении статуса адвоката. Вторая группа оснований может быть применена советом адвокатской палаты для решения вопроса о прекращении статуса адвоката лишь при наличии соответствующего заключения квалификационной комиссии. При этом совет может не согласиться с мнением комиссии и не принять решения о прекращении статуса адвоката.

Адвокат вправе прекратить свой статус по собственному желанию. Для этого ему достаточно подать в совет адвокатской палаты письменное заявление о прекращении статуса адвоката. Заявление подается в совет адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения о данном адвокате. Решение о прекращении статуса адвоката принимается данным советом без заключения квалификационной комиссии.

Статус адвоката прекращается с момента вынесения соответствующего решения совета адвокатской палаты. Однако поскольку в данном случае основанием прекращения статуса адвоката является его личное желание, то до принятия решения советом адвокат вправе изменить свое желание и отозвать заявление. В этом случае совет адвокатской палаты будет не вправе рассматривать отозванное заявление и принимать по нему решение о прекращении статуса адвоката.

Лица, признанные недееспособными или ограниченно дееспособными, не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката. В то же время лицо может быть признано недееспособным или ограниченно дееспособным уже после приобретения такого статуса. Тогда это будет являться безусловным основанием для прекращения статуса адвоката.

При этом решение суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным должно вступить в законную силу в соответствии с требованиями Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Смерть гражданина является основанием для прекращения его статуса адвоката. Установление факта естественной смерти подтверждается медицинским свидетельством о смерти установленной формы, выдаваемым медицинской организацией или частнопрактикующим врачом.

Свидетельство о смерти является надлежащим документом, на основе которого совет адвокатской палаты принимает решение о прекращении статуса адвоката. Заключения квалификационной комиссии в данном случае не требуется.

Лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления, не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката. В то же время лицо может быть признано вступившим в законную силу приговором суда виновным в совершении умышленного преступления уже после приобретения такого статуса. Тогда это будет безусловным основанием для прекращения статуса адвоката. Заключения квалификационной комиссии в данном случае не требуется.

В качестве самостоятельного основания для прекращения советом статуса адвоката является выявление обстоятельств о наличии недееспособности или ограниченной дееспособности адвоката, а также непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления. В данном случае речь идет о выявлении перечисленных обстоятельств, которые существовали ранее и не были известны при предоставлении лицу статуса адвоката.

Другое самостоятельное основание прекращения статуса адвоката — когда лицо, статус адвоката которого приостановлен, продолжает осуществлять адвокатскую деятельность или занимать выборные должности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов. Запрет распространяется на все время приостановления статуса адвоката. Поэтому будет считаться нарушением и любое возобновление лицом адвокатской деятельности или избрание такого лица на выборные должности уже после приостановления его статуса адвоката.

Кроме того, адвокат может быть лишен статуса за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей перед доверителем, нарушение норм Кодекса профессиональной этики адвоката, а также за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции.

Федеральный закон обязывает претендента на статус адвоката представить в квалификационную комиссию документы, содержащие необходимые сведения об адвокате и его деятельности. Причем представление недостоверных сведений может служить основанием для отказа в допуске претендента к квалификационному экзамену.

Однако недостоверность представленных в квалификационную комиссию сведений может быть выявлена уже после присвоения статуса адвоката. В этом случае статус адвоката также подлежит прекращению. Недостоверность сведений должна быть установлена документально.

Обязанностью адвоката является уведомление совета адвокатской палаты об избранной им формы адвокатского образования в течение трех месяцев со дня присвоения статуса адвоката, либо внесения сведений о нем в региональный реестр после изменения членства в адвокатской палате, либо возобновления статуса адвоката.

Отсутствие точных сведений об избранной адвокатом форме адвокатского образования является достаточным основанием для прекращения статуса адвоката.

Полномочия по принятию решения о прекращении статуса адвоката предоставлены Законом совету адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате.

Принимая решение о прекращении статуса адвоката, совет должен установить наличие документально подтвержденных оснований. Необходимые документы должны быть оформлены в порядке, предусмотренном соответствующим законодательством.

Совет адвокатской палаты в десятидневный срок со дня принятия им решения о прекращении статуса адвоката обязан уведомить об этом в письменной форме лицо, статус адвоката которого прекращен, адвокатское образование, в котором адвокат осуществлял свою деятельность, и территориальный орган Министерства юстиции Российской Федерации, который вносит сведения о прекращении статуса адвоката в региональный реестр адвокатов. После этого адвокат уведомляется о внесении соответствующих сведений в региональный реестр и о необходимости сдачи удостоверения адвоката (в случае смерти гражданина или объявления его умершим уведомление не направляется).

Информация о прекращении статуса адвоката направляется территориальным органом Министерства юстиции Российской Федерации в Управление Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации и органы предварительного следствия в соответствующем субъекте Российской Федерации.

Прекращение статуса адвоката влечет серьезные правовые и фактические последствия для адвоката. С момента прекращения статуса адвоката лицо не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, занимать выборные должности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов, прекращается действие гарантий, предусмотренных законодательством для адвокатов. В связи с этим в Федеральном законе специально предусмотрена возможность обжалования в суд решения совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката.

По результатам проверки реестровых дел адвокатов Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Чеченской Республике выявлены случаи представления адвокатами недостоверных сведений при предоставлении документов в квалификационную комиссию Адвокатской палаты Чеченской Республики на присвоение статуса адвоката. В связи с чем Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Чеченской Республике в Адвокатскую палату Чеченской Республики в 2016 году внесено 14 представлений о прекращении статуса адвоката.

Допустим ли вечный запрет на профессию по решению работодателя?

Александр Зрелов

Президент отделения Верховенства права и развития International Informatization Academy, к. ю. н.

специально для ГАРАНТ.РУ

Все мы знаем, что наличие у соискателя судимости или административной дисквалификации может стать поводом для отказа в его приеме на определенные должности. Соответствующие правила прямо прописаны в законодательстве (ст. 3.11 КоАП, ст. 47 Уголовного кодекса). При этом, по истечении предусмотренного нормативным актом срока, судимость или дисквалификация, как правило, «погашаются» и уже не могут учитываться при приеме на работу. Исключения из данного правила также предусмотрены законом (например, ст. 351.1 Трудового кодекса).

Но возможен ли не предусмотренный законом или решением суда «вечный запрет на профессию»? Оказывается, с недавних пор в российском праве такое правило появилось – оно было введено Приказом Минтруда России. Речь идет о Приказе от 24 июля 2015 г. № 512н, которым был утвержден профессиональный стандарт для специалистов по финансовому мониторингу в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В качестве особых условий допуска к работе профстандарт указывает не только на отсутствие судимости за совершение преступления из корыстных побуждений или по найму, а также преступлений в сфере экономики, но и «Отсутствие фактов расторжения трудового договора по инициативе работодателя». Причем никаких временных ограничений для этого требования профстандарт не устанавливает.

Получается, что если работник хотя бы раз был уволен не по собственной инициативе или соглашению сторон, он уже никогда не сможет занимать предусмотренные стандартом должности в сфере противодействия легализации доходов. А если следовать буквальному прочтению стандарта, то речь идет об увольнении с любой ранее занимаемой должности и по любому из предусмотренных ст. 81 ТК РФ оснований. Даже, если такое увольнение производилось работодателем не из-за виновных действий самого работника, а, например, по причине прекращения деятельности самой организации или сокращения ее штатной численности.

Более 1200 профессиональных стандартов в нашей бизнес-справке

Стоит также напомнить, что установленное правило касается не только принимаемых на новую работу сотрудников. Как известно, на основании ст. 195.3 ТК РФ, с момента введения в действие соответствующего профессионального стандарта, его требования являются обязательными и в отношении всех работников, занимающих соответствующую должность. Соответственно, работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор при установлении по результатам очередной аттестации факта несоответствия работника занимаемой должности. Напомню, что требования профстандартов распространятся как на госслужащих, так и на работников коммерческих организаций, если ТК РФ или другими НПА установлены требования к квалификации, необходимой работнику для выполнения определенной трудовой функции (ст. 195.3 ТК РФ).

Получается, что рассматриваемый профстандарт предусматривает в своем тексте требования, гораздо более жесткие, чем предусмотренные законодательством последствия ограничения трудовой деятельности при совершении административных правонарушений и даже уголовно наказуемых преступлений.

Как подобное могло произойти?

Если обратиться к тексту действовавших до появления стандарта должностных инструкций, то сходные ограничения при приеме на работу также можно встретить, но сформулированы они в гораздо более мягкой и логичной форме. Например, в числе квалификационных требований упоминается про «отсутствие фактов расторжения трудового договора по инициативе работодателя в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в течение двух лет, предшествующих дню назначения на соответствующую должность».

Сходные ограничения предусмотрены, к примеру, в сохраняющем свою силу до настоящего времени Указании Банка России от 9 августа 2004 г. № 1486-У «О квалификационных требованиях к специальным должностным лицам, ответственным за соблюдение правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и программ его осуществления в кредитных организациях».

В упоминаемом выше п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ речь идет о расторжении трудового договора работодателем по причине совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Как мы видим, даже в упоминаемом случае установленное ограничение профессиональной деятельности не вводится бессрочно, а действует лишь несколько лет.

Скорее всего, упоминания о конкретных причинах, по которым был расторгнут трудовой договор и временном периоде, в котором введенное ограничение на занятие должности действует, на том или ином этапе работы с текстом проекта профстандарта по неизвестной причине «выпали».

На мой взгляд, во избежание «тиражирования» подобной формулировки в последующих документах нормативного и локального уровня, текст рассматриваемого профстандарта должен быть надлежащим образом уточнен.

Бессрочное же ограничение права на профессиональную деятельность по причине наличия в трудовой деятельности работника факта расторжения с ним трудового договора по инициативе работодателя следует, на мой взгляд, рассматривать ни как иначе, как дискриминацию.

Лишение статуса адвоката

Здравствуйте Лилия!

Основания прекращения деятельности адвоката, указано в законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»

Статья 17. Прекращение статуса адвоката

1. Статус адвоката прекращается по следующим основаниям:

1) личное заявление адвоката в письменной форме о прекращении статуса адвоката;

2) вступление в законную силу решения суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным;

3) отсутствие в адвокатской палате в течение шести месяцев со дня наступления обстоятельств, предусмотренных пунктом 6 статьи 15 настоящего Федерального закона, сведений об избрании адвокатом формы адвокатского образования, а также сведений о том адвокатском образовании, учредителем (членом) которого является адвокат;

4) смерть адвоката или вступление в законную силу решения суда об объявлении его умершим;

5) совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры;

6) неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции;

7) вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления;

8) установление недостоверности сведений, представленных в квалификационную комиссию в соответствии с требованиями пункта 2 статьи 10 настоящего Федерального закона, а также выявление обстоятельств, предусмотренных пунктом 2 статьи 9 настоящего Федерального закона.

2. Решение о прекращении статуса адвоката принимает совет адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате. В случаях, предусмотренных подпунктами 5 и 6 пункта 1 настоящей статьи, решение принимается советом соответствующей адвокатской палаты на основании заключения квалификационной комиссии.

3. О принятом решении совет в семидневный срок со дня принятия решения о прекращении статуса адвоката уведомляет в письменной форме лицо, статус адвоката которого прекращен, за исключением случая прекращения статуса адвоката по основанию, предусмотренному подпунктом 4 пункта 1 настоящей статьи, соответствующее адвокатское образование, а также соответствующий территориальный орган юстиции, который вносит необходимые изменения в региональный реестр.

4. Решение о прекращении статуса адвоката может быть обжаловано в суд.

5. Территориальный орган юстиции, располагающий сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. В случае, если совет адвокатской палаты в месячный срок со дня поступления соответствующего представления не принял решение о прекращении статуса адвоката в отношении данного адвоката, территориальный орган юстиции вправе обратиться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката.

Если адвокат вас обманул напишите на него мотивированную жалобу в Палату адвокатов Новосибирской области http://www.advpalatanso.ru/.

Удачи Вам!

Иногда вовремя лишить адвоката статуса – означает спасти его от уголовной ответственности

Президент ПА Самарской области, член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам 16 октября 2018 г.

О критериях выбора дисциплинарного наказания

На одном из интернет-ресурсов дисциплинарную практику Палаты адвокатов Самарской области окрестили «самой лютой».
Немного статистики, чтобы читатель мог самостоятельно, с одной стороны, оценить степень «кровожадности» ПАСО, с другой – соотнести цифры с соответствующими показателями собственной региональной палаты.
Хочу сразу оговориться, что по-доброму завидую тем палатам, где любое не комильфо (сommeilfaut) поведение – редкость и в год рассматривается по нескольку дисциплинарных дел.
В ПАСО 1855 адвокатов, лишены статуса соответственно по годам:
2014 г. – за неуплату взносов – 18, за иные нарушения – 3, обжаловано – 3;
2015 г. – за неуплату взносов – 16, за иные нарушения – 8, обжаловано – 6;
2016 г. – за неуплату взносов – 20, за иные нарушения – 4, обжаловано – 11;
2017 г. – за неуплату взносов – 11, за иные нарушения – 4, обжаловано – 4.
За весь период работы Квалификационной комиссии с 2003 г. по настоящее время судом отменено только три решения Совета ПАСО; причем за последние десять лет отмен не было вообще.
Сама по себе процедура дисциплинарного разбирательства эмоционально напряжена и непривлекательна. А процесс избрания меры наказания – это тяжкий моральный труд. Я не знаю ни одного президента адвокатской палаты, кому бы это нравилось.
Меры дисциплинарной ответственности в виде замечания и предупреждения отличаются друг от друга только иерархией расположения в системе дисциплинарных наказаний; решение совета о прекращение статуса по правовым последствиям влечет невозможность осуществления адвокатской деятельности и в силу положений ч. 2 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката может быть обжаловано в суд.
Решения о прекращении статуса всегда болезненно воспринимаются не только лицом, статус которого прекращен, но в ряде случаев и всем адвокатским сообществом. Несправедливые или необоснованные решения вызывают резко негативную реакцию адвокатского сообщества, неприятие принципиального и объективного решения при наличии явного нарушения со стороны адвоката подрывают авторитет органов адвокатского самоуправления у правоприменителей.
И то и другое – плохо.
В качестве примера приведу Решение Совета ПАСО от мая 2009 г., в оценке которого сошлись три точки зрения на одну и ту же ситуацию.
Адвокат защищал женщину-водителя, обвинявшуюся в наезде на пешехода. По приговору обвиняемая была взята под стражу в зале суда. По кассационной жалобе адвоката (в соответствии с прежней редакцией УПК) судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение.
Квалификационная комиссия установила, что адвокат, желая продемонстрировать торжество по поводу процессуальной победы и проявляя неуважение к судье, постановившей приговор, прокурору, поддерживавшему обвинение, и помощнику прокурора, утверждавшему обвинительное заключение, направил по почте каждому из них по посылке в коробках, внутрь которых приклеил закрытые крышкой стеклянные пузырьки с содержимым и надписью «Вазелин» на этикетках. Одна из посылок по ходатайству участника дисциплинарного производства – Управления Министерства юстиции России по Самарской области – обозревалась в заседании Квалификационной комиссии в качестве «вещественного доказательства» по дисциплинарному делу.
Обсуждая этот казус в кулуарах одного из общеадвокатских форумов, пришлось отстаивать правильность решения Совета ПАСО в споре с теми, кто полагал, что адвокатом ничего нарушено не было. К нашей жаркой дискуссии прислушивались стоящие рядом коллеги. Президент одной из региональных адвокатских палат Северо-Кавказского федерального округа, весьма бурно реагировавший на услышанное, на вопрос, каково его мнение, ответил: «У нас за это убивают!»

Принятое решение основывалось на том, что уголовно-процессуальным законом регламентированы формы реагирования адвоката на неправосудный приговор или незаконные действия председательствующего в судебном заседании. Среди этих мер не предусмотрено направление посылок с непонятным или двусмысленным вложением. Как, впрочем, нет там и указания на возможность вручения иных – приятных знаков внимания, например, цветов или конфет.
Между двумя крайними позициями решение ПАСО о прекращении статуса, на мой взгляд, представлялось абсолютно правильным и довольно безобидным.
Решение о прекращении статуса обжаловалось адвокатом во всех инстанциях и было признано законным и обоснованным.
Если огульно вставать на защиту адвоката во всех случаях, когда он объективно подлежит ответственности, и оправдывать это принципом корпоративности, то корпорация в целом не сумеет заслужить ни уважения, ни поддержки. Не нужно тогда пенять, что никто из адвокатов не защищен. Кстати, после решения «по склянке с вазелином» авторитет ПАСО и среди правоприменителей, и среди адвокатов вырос многократно: обыски у адвокатов, вызовы их на допрос (хоть бы не сглазить!) за все годы – явления единичные, при обжаловании в большей части признаются незаконными, в следственные изоляторы самарские адвокаты всегда допускались и допускаются по предъявлению ордера и удостоверения без какого-либо разрешения следователя.
* * *
Как указано выше, суд трижды не разделил мнение палаты. Были отменены решения от 2005 и 2006 гг. по двум «карманным» адвокатам, самостоятельно изготовившим ордера и работавшим по личным приглашениям следователей (после этого в 2007 г. в ПАСО введена система компьютерного распределения дел по назначению), а также по адвокату, давшему против своего доверителя показания, которые были положены в основу обвинительного приговора. В судебных актах об отмене решений о прекращении статуса было указано, что наказание не соответствовало тяжести проступка и ранее к адвокатам меры дисциплинарной ответственности не применялись.
Полагаю, что суд ошибочно исходил из общеправовых принципов назначения дисциплинарных взысканий, применяя аналогию трудового права, что не применимо к адвокатской деятельности. Исходя из грубейшего нарушения основополагающих правил адвокатской профессии, во всех вышеназванных случаях, по моему мнению, действия адвокатов были несовместимы со статусом адвоката, однако суд решил по-другому. По ранее действующей редакции ч. 2 ст. 25 КПЭА судом исследовались не только процедурные моменты. По результатам рассмотрения дела по существу, оба адвоката – бывшие сотрудники органов внутренних дел – восстановили членство в палате. Объективности ради надо отметить, что позднее они вновь совершили аналогичные проступки, повторно были лишены статуса и уже не смогли восстановить его через суд.
При вынесении решения о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности совет адвокатской палаты принимает во внимание многие обстоятельства. В их числе: совершение адвокатом действий, направленных на исправление совершенного правонарушения (например, погашение задолженности по уплате обязательных взносов в адвокатскую палату, восстановление пропущенного процессуального срока, обжалование судебного акта после возбуждения дисциплинарного производства), принятие мер к примирению с заявителем, отсутствие дисциплинарных взысканий, отношение адвоката к совершенному проступку.
Совершенно недопустимо при назначении наказания руководствоваться эмоциями, личной неприязнью или тем, что адвокат демонстрирует неуважение к членам комиссии или совету.
Главным критерием правильности назначенного наказания является его справедливость и обоснованность.
Не скрою, приятно, когда после оглашения решения адвокат, даже получивший взыскание, говорит «спасибо».
За мою практику было два случая, когда благодарили за прекращение статуса, правда случалось это чуть позже, когда уголовное дело, возбужденное в отношении адвоката по тем же основаниям, что и дисциплинарное, прекращалось в связи с применением жестких мер корпоративного реагирования. Так что иногда вовремя лишить адвоката статуса – означает спасти его от уголовной ответственности.
* * *
В заключение хочу коснуться еще одной стороны дисциплинарного разбирательства.
В ходе обучающих мероприятий, учебных дисциплинарных процессов приходится констатировать, что в большинстве случаев адвокаты не умеют пользоваться правами участника дисциплинарного разбирательства и его основополагающим принципом – презумпцией добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на лицо, требующее привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.
Зачастую адвокат старается доказать факты, не имеющие отношения к предмету рассматриваемой жалобы: что заявитель многократно судим, знает процесс не хуже адвоката, жалуется на всех участников судопроизводства, что прокурор постоянно опаздывает и к нему не предъявляется каких-либо претензий, что суд нарушает процессуальный кодекс чаще, чем указано в обращении касаемо адвоката.
Худший способ защиты – отрицание очевидных фактов и тех обстоятельств, которые с неопровержимостью подтверждаются документально.
Грамотная защита лично у меня вызывает не только уважение, но и профессиональное восхищение. Успешно выстроенный в ходе заседания квалификационной комиссии анализ доказательств является свидетельством того, что если адвокат умеет защищать себя, то, значит, и доверители его надежно защищены.
Несколько раз звучали предложения о разработке перечня проступков и видов дисциплинарной ответственности за каждый из них, если выразиться образно, – о принятии «Кодекса дисциплинарных проступков адвоката».
Аргументируя несогласие с таким предложением, прежде всего приходится объяснять, что вариантов упречного поведения адвокатов такое количество, что ни одна буйная фантазия разработчика не сможет зафиксировать и систематизировать их в одном документе.
За 16 лет работы в составе Квалификационной комиссии кажется, что удивить меня ничем нельзя, но не бывает заседания, чтобы не рассматривался какой-то новый вариант поведения, который вызвал претензии заявителя.
Суды, например, сообщают, что адвокат «играл в телефон», «пытался заснуть в процессе», «уснул при оглашении обвинительного заключения», заявил, что «судья – злобная женщина, и он пожалуется на нее В.В. Путину», что «судья неравнодушна к нему и, чтобы привлечь с себе внимание, беспричинно объявляет замечания». Заявители, формулируя претензии к адвокату, указывают, что «юридическое мастерство адвоката выразилось в предложении зачать от него ребенка», «адвокат обещала положительный результат, ходила к трем гадалкам, чтобы проверить свое предположение». В вариантах нарушений оформления соглашений, порядка оплаты гонорара изобретательность и фантазия наших коллег столь многогранны, что не поддаются описанию: «деньги передавались по расписке, расписка съедалась», «гонорар был положен в дупло дерева» – сплошная экзотика.
С мерой ответственности еще сложней.
Совет адвокатской палаты – орган, если так можно выразиться, «сугубо корпоративный», в его состав входят только адвокаты. Это позволяет принимать во внимание малейшие нюансы проступка, и нередко серьезное, на первый взгляд, нарушение может быть расценено в итоге как малозначительное. Заявители в этом случае оказываются недовольны, поскольку практически во всех жалобах требуют максимального наказания, и бывают крайне разочарованы мягкой мерой дисциплинарного взыскания, которые понес адвокат.
Полагаю, что в интересах адвокатов, привлекаемых к дисциплинарной ответственности, не принимать никакого кодекса, чтобы не подпадать под действие твердо установленных санкций по аналогии с уголовным судопроизводством. Совет адвокату не враг, по крайней мере, в Палате адвокатов Самарской области это именно так. Заявляю об этом с полной ответственностью.
Непреложным должно быть правило: самым тяжким дисциплинарным проступком адвоката, за совершение которого он может быть лишен статуса, является предательство интересов доверителя, причинившее невосполнимый вред его законным правам и интересам. Во всех остальных случаях назначение меры дисциплинарного наказания в виде прекращения статуса в отношении адвоката является недопустимым.
P.S. Сегодня, спустя почти десять лет после рассмотрения «казуса с вазелином», я однозначно не проголосовала бы в Совете за решение о прекращении статуса, хотя по-прежнему полагаю, что состав дисциплинарного проступка в действиях адвоката имеется.
Редакция сайта ФПА РФ предлагает обсудить опыт дисциплинарной практики в адвокатских палатах и критерии выбора дисциплинарного наказания, предложенные в Разъяснении Комиссии по этике и стандартам от 15 мая 2018 г. Приглашаем к дискуссии прежде всего руководителей адвокатских палат и адвокатов, имеющих опыт работы в квалификационных комиссиях. Поделиться Прямая ссылка на материал: Поделиться: Поделиться

Основания приостановления статуса адвоката могут быть разделены па безусловные, т.е. обязывающие приостановить статус, и основания, по которым приостановление статуса является правом соответствующего органа. К обязательным основаниям относятся:

1) избрание адвоката в орган государственной власти или орган местного самоуправления на период работы на постоянной основе;

2) неспособность адвоката более шести месяцев исполнять свои профессиональные обязанности;

3) призыв адвоката на военную службу;

4) признание адвоката безвестно отсутствующим в установленном федеральным законом порядке (ст. 16 Закона).

К основаниям, по которым приостановление статуса необязательно, относится принятие судом решения о применении к адвокату принудительных мер медицинского характера. В таком случае суд может рассмотреть вопрос о приостановлении статуса данного адвоката.

Приостановление статуса адвоката влечет за собой приостановление действия в отношении пего гарантий, предусмотренных в отношении адвокатов законодательством РФ, за исключением непривлечения к ответственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Решение о приостановлении статуса адвоката принимает совет адвокатской палаты того субъекта Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате.

После прекращения действия указанных оснований статус адвоката возобновляется по решению совета, принявшего решение о приостановлении, па основании личного заявления адвоката, статус которого был приостановлен. Решение об отказе в возобновлении статуса адвоката может быть обжаловано в суд.

Совет адвокатской палаты в пятидневный срок со дня принятия им Решения о приостановлении либо возобновлении статуса адвоката уведомляет об этом в письменной форме территориальный орган юстиции Для внесения соответствующих сведений в региональный реестр. Территориальный орган юстиции в 10-дневный срок со дня получения Указанного уведомления вносит сведения о приостановлении либо возобновлении статуса адвоката в региональный реестр.

Статус адвоката прекращается по следующим основаниям:

1) личное заявление адвоката в письменной форме о прекращении статуса адвоката;

2) вступление в законную силу решения суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным;

3) отсутствие в адвокатской палате в течение шести месяцев со дня получения статуса адвоката, либо внесения сведений об адвокате в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате, либо возобновления статуса адвоката уведомления совета адвокатской палаты об избранной адвокатом форме адвокатского образования, а также сведений о том адвокатском образовании, учредителем (членом) которого является адвокат;

4) смерть адвоката или вступление в законную силу решения суда об объявлении его умершим;

5) совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры;

6) неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции;

7) вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления;

8) установление недостоверности сведений, представленных в квалификационную комиссию, а также выявление обстоятельств, препятствующих адвокату претендовать на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности (ст. 17 Закона).

Решение о прекращении статуса адвоката принимает совет адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате.

Это решение о прекращении статуса адвоката может быть обжаловано в суд.

Территориальный орган юстиции, располагающий сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. В случае, если совет адвокатской палаты в месячный срок со дня поступления соответствующего представления не принял решение о прекращении статуса адвоката, территориальный орган юстиции вправе обратиться в суд с заявлением о прекращении этого статуса.

Большинство представителей адвокатского сообщества выступали против наделения органов юстиции правом прекращать статус адвоката. Эта позиция представляется правильной. Полагаем, что право прекращения статуса адвоката должно быть предоставлено суду на основании рекомендации адвокатской палаты субъекта РФ.

Гарантии независимости адвоката

Закон устанавливает, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.

Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии). Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством (ст. 18 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

У ПК РФ определил усложненный порядок возбуждения в отношении адвоката уголовного дела и привлечения его к уголовной ответственности. Это возможно не иначе, как с согласия судьи районного суда, на территории которого совершено деяние, содержащее признаки преступления (п. 10 ч. 1 ст. 448 У ПК). Указанные ограничения не распространяются па гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем.

Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества.

Несмотря на закрепление в законе некоторых гарантий деятельности адвоката, с учетом того, что адвокатура является публично-правовым институтом (а не просто самоуправляемой организацией), представляется необходимым включить в Федеральный закон об адвокатской деятельности и адвокатуре следующее положение: адвокат и его профессиональная деятельность находятся под защитой государства.

Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за ‘юридической помощью или с ее оказанием.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только па основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются па орудия преступления, а также па предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. утвержден перечень сведений конфиденциального характера. К ним, в частности, относятся сведения, составляющие адвокатскую тайну. Необходимость сохранения адвокатской тайны диктуется доверительным характером взаимоотношений между представителем и представляемым. Содержание адвокатской тайны включает: факт обращения в юридическую консультацию за помощью или отсутствие такового; сведения о содержании, характере, мотивах обращения; любые сведения, полученные в ходе рассмотрения уголовного или гражданского дела и из материалов дела; сведения о личной жизни представляемого, почерпнутые как от него самого, так и в процессе ознакомления с документами.

Тайна судебного представительства возникает только с момента оформления представительских полномочий. В связи с этим в ее содержание входит только та информация, которая получена в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника. В соответствии с ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу.

Согласно ст. 18 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», с момента задержания подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником наедине. Количество и продолжительность свиданий не ограничиваются. Статья 89 Уголовно-исполнительного кодекса РФ от 8 января 1997 г. предусматривает, что получения юридической помощи осужденным по их заявлению предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. По желанию осужденного и указанных лиц свидания могут предоставляться наедине.

В соответствии со ст. 91 УИК РФ «получаемая и отправляемая осужденным корреспонденция подвергается цензуре». Статья 91 УИК РФ определяет, что переписка осужденного с защитником или (иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, когда администрация исправительного учреждения располагает данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены па инициирование, (планирование или организацию преступления либо вовлечение в его (совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивирован-.

Адвокат не вправе разглашать тайну даже в интересах обвиняемого, но вопреки его желанию. Он обязан сохранять ее бессрочно, даже после смерти лица, доверившего адвокату сведения. Большая часть юристов допускает возможность разглашения адвокатской тайны только при одном условии: если доверитель сообщает адвокату о готовящемся преступлении, которое еще можно предотвратить, например, о взрыве самолета, здания. Уголовным кодексом РФ 1996 г. отменена ответственность за недоносительство. Однако доверенные адвокату тайны могут пролить свет на совершенные тяжкие преступления или содержать сведения об угрозе посягательства па жизнь, здоровье, безопасность, имущество отдельных лиц или множества людей, на безопасность государства. Сохранение в тайне таких данных вступает в противоречие с моральным долгом гражданина. Вместе с тем о совершенном доверителем преступлении адвокат обязан умолчать, поскольку обратное является грубым профессиональным проступком. Если доверитель пришел к адвокату посоветоваться о готовящемся преступлении, адвокат обязан убедительно порекомендовать отказаться от осуществления замысла и указать на пагубность его последствий. Статья 17 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. устанавливает запрет па использование конфиденциального содействия по контракту адвокатов.

Представляется, что адвокат, иной защитник или представитель вправе но собственному усмотрению использовать доверенные ему сведения, но исключительно в интересах представляемого, если только доверитель не высказал свое несогласие на такое использование.

Обвиняемый, в соответствии со ст. 46 УПК РФ, в рамках обеспечения своего права на защиту может представлять доказательства и защищать свои права и законные интересы любыми средствами и способами, не противоречащими закону. Следовательно, если в составе сообщаемой в качестве доказательств информации содержатся сведения, составляющие государственную тайну, обвиняемый вправе сообщать их другим участникам процесса. Такая информация может быть использована защитой в интересах обвиняемого, и он вправе сообщить ее защитнику, что не должно признаваться разглашением государственной тайны и квалифицироваться как уголовно наказуемое деяние. Защитник здесь выступает в качестве управомоченного лица, которому государственная тайна может быть доверена в рамках исполнения им профессиональных обязанностей

Аналогичные правила применимы и в отношении других сведений ограниченного распространения при условии взятия защитником на себя обязательства но их нераспространению и предупреждения его об ответственности. В соответствии со ст. 53 УПК РФ защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПКРФ. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность согласно ст. 310 У К РФ.

При участии адвоката в других видах процесса (гражданский, арбитражный), а также при оказании им юридической помощи, если при этом фигурируют конфиденциальные сведения, обязательства по их нераспространению между доверителем и адвокатом должны оговариваться отдельным письменным соглашением, имеющим юридическую силу. Вопрос о пределах и условиях оказания услуг адвокатов при рассмотрении в рамках этих процессов дел, в которых фигурируют сведения, составляющие государственную тайну, для отечественного права остается пока открытым.

Правоприменительная практика, к сожалению, не отвечает требованиям законодательства о сохранении адвокатской тайны. В комнатах в СИЗО, где проводятся беседы содержащихся под стражей и адвокатов, могут быть установлены подслушивающие устройства. В следственных изоляторах нередко портфель и одежда адвоката подвергаются досмотру. Вполне возможно проведение таких следственных действий, как обыск и выемка в помещении юридических консультаций, выемка почтово-телеграфной переписки между защитником или представителем и доверителем. Подобным образом полученная информация может послужить основой для административного давления па адвоката и подзащитного.

Положения об адвокатской тайне, как представляется, должны быть более развернутыми. В УПК РФ желательно закрепить жесткие требования конфиденциальности в отношении адвокатов, подобные тем, что установлены в Германии. Так, согласно УПК ФРГ адвокат, адвокаты но патентным делам, их помощники, лица, которые работают в порядке стажировки по специальности, обладают правом отказа en-дачи свидетельских показаний о том, что им доверено или стало известно в силу их положения. Установлен запрет па выемку у адвоката переписки между обвиняемым и адвокатом, записей адвоката, содержащих доверенные обвиняемым сведения.

Ограничения па выемку не применяются, если право отказа от дачи свидетельских показаний имеют лица, подозреваемые в соучастии, пособничестве или укрывательстве либо если речь идет о предметах, которые добыты в результате совершения уголовно наказуемого деяния, или использовались для его совершения, или послужили его объектом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *