Основания для отказа в вычете НДС

Содержание

Какие существуют основания для отказа в возмещении НДС?

Ошибки в документах

Отсутствие документов

Ошибки в отчетности

Ошибки в принятии на учет

Иные ошибки

Налоговый разрыв

Работа взаимозависимых компаний

Итоги

Основываясь на богатой судебной практике по спорам налогоплательщиков с фискальными органами, можно выделить несколько наиболее часто встречающихся причин отказа в возмещении налога. При этом анализ спорных ситуаций будет произведен через призму отказа в праве применения вычета налога на добавленную стоимость.

Ошибки в документах

Эта причина является самой распространенной при отказе в возмещении НДС, но в то же время и самой легкой для обжалования в суде. По таким делам имеется больше всего позитивных для налогоплательщиков судебных решений.

В связи с тем, что одним из оснований для применения вычета по НДС является счет-фактура, больше всего ошибок, как правило, находят именно в этом документе. Стандартными основаниями для отказа в применении права вычета, и, соответственно, возмещения НДС в таких случаях являются:

  1. Подписание документа неуполномоченными лицами. Судебная практика о возможности вычета по НДС по счету-фактуре, подписанным неуполномоченным лицом, противоречива. Когда налоговому органу удается убедить судей, что счет-фактуру подписало лицо, которое не имело на это права, в применении вычета суды чаще всего отказывают (постановления ФАС ЗСО от 05.02.2014 по делу № А27-279/2013, ФАС МО от 06.08.2013 по делу № А40-143375/12-108-225 и другие).

См. также «Счет-фактура с факсимиле: новые разъяснения Минфина».

Также суд встал на сторону проверяющих в случае, когда заказчиком, выполняющим посредническую роль, был неправильно оформлен счет-фактура. Этими действиями был нарушен пункт 6 статьи 169 кодекса в части подписания счета-фактуры должностными или уполномоченными лицами поставщика, а не посредника (решение АС г. Москвы от 29.05.2013 № А40-9840/13-39-33).

Может ли один человек подписывать счет-фактуру, узнайте .

В то же время существуют и решения, в которых судьи принимают в качестве обоснования вычетов по НДС счета-фактуры, подписанные неуполномоченными (неустановленными) лицами (постановление Высшего Арбитражного Суда от 20.04.2010 № 18162/09, ФАС СЗО от 01.02.2011 № А66-3490/2010, ФАС ЦО от 16.11.2010 № КА-А40/2493-09).

  1. Указание фактического адреса покупателя вместо юридического, приведенного в Уставе. В большинстве случаев это считается ошибкой, так как в законодательстве нет разделения адресов юридических лиц — есть один, который указан в учредительных документах. Поэтому судебная практика по оспариванию отказов в вычетах из-за этой ошибки неоднозначна. Есть немало негативных решений для налогоплательщиков, однако имеется и позитивная практика, в основу которой положено мнение судей, что в статье 169 НК, в частности в пунктах 5 и 6, четко не сказано, какой именно адрес следует указывать. Поэтому данная причина отказа налоговиков в вычете не является для судей достаточной для обоснования решения (постановление ФАС МО от 08.04.2009 № КА-А40/2493-09).
  2. Несоответствие суммы стоимости товаров той, которая рассчитана инспекторами либо указана в договоре (без учета внесенных позже изменений). В данном случае речь идет о ситуациях, когда проверяющие сравнивают стоимость товаров в счете-фактуре с той, которая зафиксирована в договоре, но не берут во внимание вносимые позднее изменения в договор. Либо когда налоговый инспектор сам производил калькуляцию, к примеру, выполненных работ из имеющихся у него документальных сведений, и эта сумма не совпала с той, которая была отображена в счете-фактуре. Традиционно в вычете отказывают, используя обоснование, содержащееся в пп. 8 п. 5 ст. 169 НК РФ. Однако если удастся в суде доказать ошибочность мнения проверяющих и подтвердить это документально, то есть вероятность получения позитивного решения.
  3. Ошибки в номере КПП контрагента, отсутствие нумерации листов, если документ многостраничный. Однако по этим и иным аналогичным причинам налоговые инспекторы не могут отказывать в вычете, поскольку это противоречит пункту 2 статьи 169 Налогового кодекса.
  4. Случаи, когда в счете-фактуре отражено мало информации, в частности отсутствуют какие-то сведения (к примеру, о количестве, единицах измерениях, тарифе, сумме без НДС либо условий о предварительной оплате), но при этом остальные документы были в полном порядке и все прочие условия по принятию НДС к вычету были соблюдены. Обычно такие ошибки в оформлении приводят к отказу в праве на вычет, и судебная практика подтверждает выводы проверяющих.

Но вот имеется случай, когда ФАС ЗСО в своем постановлении от 14.02.2013 № А03-1222/2012 пришел к выводу, что такие недочеты в оформлении счета-фактуры не привели к получению необоснованной налоговой выгоды. Суд исходил из презумпции добросовестности плательщика налогов, к тому же было выяснено, что сведения, указанные в налоговых декларациях, были достоверны. Суд сослался на решение Конституционного суда от 16.10.2003 № 329-О.

См. также наш материал «Какие ошибки в заполнении счета-фактуры не критичны для вычета НДС?»

Однако есть и негативные решения судов, принятых не в пользу налогоплательщиков. Впрочем, это было связано с такими грубыми случаями, что подобные решения неудивительны. В частности, налоговая служба обоснованно отказала в возмещении налога в ситуации, когда был принят вычет от компании, которая не прошла регистрацию как юрлицо (постановление Президиума ВАС РФ от 01.02.2011 № 10230/10 и решения судов первой инстанции).

Отсутствие документов

Ещё одной распространенной причиной отказа в возмещении НДС является отсутствие документов, в частности товарно-транспортных накладных (форма 1-Т). В данном случае имеется противоречивая судебная практика, но существуют и позитивные для налогоплательщиков решения — например, постановление ФАС МО от 17.12.2010 № КА-А40/15868-10. Суд сослался на то, что основанием для принятия на учет товаров служит форма ТОРГ-12, а не 1-Т.

Рекомендуем также ознакомиться с нашим материалом «Первичный документ: требования к форме и последствия ее нарушения»

К этой же подгруппе распространенных причин для отказа в возмещении налога можно отнести и ситуации, когда проверяющие не получают от контрагентов документов, подтверждающих факт совершения сделки.

Фискалы в своем решении ссылаются на то, что налогоплательщик осознанно стремится к получению налоговой выгоды по операциям, которые невозможно проверить (например, если контрагент к этому моменту успел ликвидироваться).

Решение судов в таком случае порадует налогоплательщиков. В частности, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 21.05.2012 № А56-54176/2011 указано, что непредставление контрагентом документов не является основанием для отказа в праве на вычет. При этом нужно учитывать, что в данном судебном решении суд установил реальность хозяйственных операций, отсутствие необоснованной налоговой выгоды, наличие у общества надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих право на применение вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Ошибки в отчетности

Довольно часто налоговые инспекторы не удосуживаются запросить дополнительные сведения у налогоплательщика и при обнаружении ошибки в налоговой декларации просто отказывают в возмещении. При оспаривании их действий налоговая служба ссылается на то, что, в соответствии со статьей 88 НК РФ, они наделены всего лишь правом потребовать пояснения от налогоплательщика, но никак не обязаны это делать.

В противовес таким аргументам можно сослаться на решение Конституционного суда от 12.07.2006 № 267-О.

Случаются и такие ситуации, когда фискалы заставляют налогоплательщика подавать уточненную декларацию для отображения ранее упущенных сведений по счетам-фактурам, которые были предъявлены к вычету в более поздний период. При отказе от уточнения уже сданной декларации налоговая служба зеркально отказывает и в возмещении.

В этом случае в качестве аргумента можно воспользоваться Постановлением ФАС Московского округа от 15.02.2013 № А40-36661/12-20-180, в котором суд пришел к выводу, что неподача «уточненки» не является причиной для лишения права на вычет и, соответственно, возмещения при соблюдении налогоплательщиком все остальных условий, согласно статьям 169, 171 и 172 НК РФ.

В 2014 году к аналогичному выводу пришел Пленум ВАС РФ. В п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33 сказано, что налоговые вычеты могут быть отражены налогоплательщиком в налоговой декларации за любой из входящих в соответствующий трехлетний срок налоговых периодов. В 2015 году право налогоплательщика на перенос вычетов на любой налоговый период в пределах трехлетнего срока закреплено законодательно. А если трехлетний срок пропущен, отказ в вычете будет правомерен и суды поддержат налоговиков (Определение Верховного суда от 04.09.2018 № 308-КГ18-12631)

См. также «Три года на вычет НДС: ловушка в НК РФ».

Ошибки в принятии на учет

Обосновывая отказ в предоставлении возмещения по НДС, налоговые инспекторы зачастую не признают факт принятия на учет из-за неверно оформленных документов.

Так, проверяющими могут быть расценены неприемлемыми акты приема-передачи товарно-материальных ценностей, если в них отсутствует оттиск печати. Однако оттиск не является обязательным реквизитом при оформлении первичных документов — именно такое указание содержится в альбоме унифицированных документов, утвержденном постановлением Госкомстата РФ от 25.12.1998 № 132. Кроме того, налогоплательщики и сами могут разрабатывать свои формы документов, в которых могут отсутствовать какие-либо необязательные реквизиты.

Также налоговые органы отказывают застройщикам в признании вычета по НДС при поэтапном оприходовании работ на строительном объекте на основании форм КС-3 и КС-2. По мнению же Минфина, которое выражено в его письмах от 14.10.2010 № 03-07-10/13 и 05.03.2009 № 03-07-11/52, эти документы не являются базой для оприходования выполненного объема работ при незавершенном строительстве, и служат лишь основанием для расчетов.

В то же время существует и положительная судебная практика. Для налогоплательщиков, которые желают воспользоваться своим правом и готовы в суде отстаивать свою правоту, могут быть полезными выводы, сделанные постановлениях ФАС Московского округа от 19.04.2012 по делу № А40-77285/11-107-332 и 07.04.2011 № КА-А40/2227-11 по делу № А40-60156/10-35-331.

Учет имущества через счет 08, а не напрямую на 01, также является, по мнению налоговых органов, основанием для отказа в применении вычета по НДС. Такая позиция изложена Минфином России в письме от 29.01.2013 № 03-07-14/06. При оспаривании решения налоговой в отказе применения вычета следует обратиться к позитивной судебной практике при решении схожих вопросов. Стоит ознакомиться со следующими постановлениями судов: ФАС Волго-Вятского округа от 13.05.2014 по делу № А11-3359/2013, ФАС Московского округа от 21.08.2013 по делу № А40-134549/12-108-179, ФАС Северо-Западного округа от 27.01.2012 по делу № А56-10457/2011, ФАС Уральского округа от 24.08.2011 по делу № А07-18288/2010.

Иные ошибки

Также причинами отказа в возмещении НДС могут быть:

  1. Приобретение товаров за счет субсидий из федерального бюджета. В этом случае НДС, согласно пп. 6 п. 3 статьи 170 НК РФ, должен быть восстановлен и отнесен на источник финансирования независимо от того, будут ли приобретаемые товары использоваться в деятельности, облагаемой НДС.
  2. Отсутствие реализации в данном налоговом периоде. В случае отказа в возмещении НДС по этой причине при защите можно сослаться на постановление Президиума ВАС РФ от 03.05.2006 № 14996/05 и письмо Минфина РФ от 19.11.2012 № 03-07-15/148, которое доведено до налоговых органов письмом ФНС России № ЕД-4-3/20687@. Это письмо размещено на сайте ФНС в разделе «Разъяснения ФНС, обязательные к применению налоговыми органами».
  3. Оприходование работ, улучшивших состояние находящегося в аренде имущества, если эти улучшения нельзя отделить. Отказ в вычете на приобретаемые для этих целей товары легко можно оспорить, сославшись на п. 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 30.05.2014 № 33.

Также часто с подобными отказами сталкиваются предприятия, обязанные вести раздельный учет операций, которые облагаются и не облагаются НДС.

Советом для налогоплательщиков будет служить необходимость разработки и утверждения четкой учетной политики, в которой было бы ясно прописано, какие вычеты и в каком объеме следует относить к тому и иному виду деятельности.

Налоговый разрыв

Налоговики сравнивают данные контрагентов и в случае разрыва с данными поставщика в вычете может быть отказано. Налоговый разрыв может быть в случае, если контрагент:

  • не сдаст декларацию;
  • укажет отличные сведения от входящего счета-фактуры в книге продаж;
  • сдаст нулевую декларацию.

Налоговики запросят пояснения и если ошибку не устранить, придется сдать уточненку.

Отказом в возмещении НДС гродит неуплата поставщиками НДС. И даже есть не совсем приятная для налогоплательщиков судебная практика. Так, Президиум ВАС РФ в своем постановлении от 27.01.2009 № 9833/08 указал, что есть связь между поступлением в бюджет налога от поставщика и правом на вычет этого налога покупателем. То есть такая связь рассматривается как выполнение норм, указанных в статьях 171 и 172 НК в части реальности осуществления хозяйственной сделки.

Тем не менее есть и позитивные для налогоплательщиков судебные решения. Суды обосновывали свою позицию тем, что налогоплательщики не могут отвечать за действия третьих лиц. К тому же в Налоговом кодексе нет прямой связи права налогоплательщика на возмещение налога с фактом уплаты данного налога контрагентом.

Так, в постановлении ФАС Московского округа от 17.12.2010 № КА-А40/15868-10 суд принял сторону налогоплательщика, который оспаривал отказ в возмещении НДС по причине неуплаты налогов субпоставщиками.

ФАС Московского округа в своем постановлении от 26.01.2010 № КА-А40/14474-09 поддержал налогоплательщика в споре за право на налоговый вычет, приходя к выводу, что налоговый орган не смог доказать, что налогоплательщик получил от сделки с подозрительным контрагентом налоговую выгоду и знал о нарушениях, которые допустил контрагент.

В другом своем постановлении — от 25.10.2010 № КА-А40/13657-10 — ФАС Московского округа опирался на то, что в действующем налоговом законодательстве не прописана связь получения права на вычет покупателем с выполнением обязательства по уплате налога продавцом.

Работа взаимозависимых компаний

На практике налоговая инспекция часто расширяет признаки взаимозависимости предприятий, которые перечислены в статьях 20 и 105.1 НК РФ. Так, проверяющие подозревают налогоплательщиков в зависимости друг от друга, если в операциях можно проследить:

  • использование заемных средств кредитора для оплаты поставленных им в качестве поставщика товаров;
  • проведение платежных операций в одном банке;
  • регистрацию по одному юрадресу;
  • то, что учредители компаний-контрагентов ранее работали в одной компании.

Но не всегда фискалам удается доказать взаимозависимость, а значит, и согласованность действий для получения незаконной налоговой выгоды. Зачастую проверяющие используют только формальные признаки. А это значит, что в суде у налогоплательщика есть все шансы доказать свою правоту. Так было и при вынесении постановления ФАС Московского округа от 06.02.2013 № А41-11892/12, когда судьи сочли вычет по НДС обоснованным даже при наличии некоторых признаков взаимозависимости.

Итоги

К основным причинам, по которым налоговая служба отказывает налогоплательщикам в возмещении НДС, следует отнести:

  • ошибки при составлении бухгалтерских документов;
  • особые толкования проверяющих обоснованности постановки товаров на учет;
  • применение вычетов по отношению к необлагаемым НДС операциям.

Но на сегодняшний день в большинстве случаев причины в отказе возмещения по этому налогу формальны и надуманны. Для обоснования своей правовой позиции и защите права на применение вычета по НДС налогоплательщику следует обращаться в суд.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Генезис

Актуальность вопроса о реальности сделок и хозяйственных операций в налоговом праве России возникла не на пустом месте – формированию этого критерия (требования) к операциям налогоплательщика предшествовала длительная история.

Изначально, с момента возникновения новой российской государственности, в налоговом праве России нормы, требовавшие от налогоплательщиков совершать только реальные сделки и операции, отсутствовали.

Борьба налоговых органов со злоупотреблениями налогоплательщиков, связанными с предоставлением фиктивных документов в подтверждение мнимых, совершенных лишь для вида операций и сделок, началась еще в 1990-е гг. и сопровождалась постоянным обращением к нормам Гражданского кодекса РФ, в частности к п. 1 ст. 170 ГК (мнимые сделки).

Кульминацией этой борьбы стали следующие акты толкования российского законодательства о налогах и сборах, в которых было разъяснено:

1) под фактически уплаченными поставщикам суммами налога подразумеваются реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога (Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2001 г. № 3-П);

2) обладающими характером реальных и, следовательно, фактически уплаченными должны признаваться суммы налога, которые уплачиваются налогоплательщиком за счет собственного имущества или денежных средств. При этом передача собственного имущества (в том числе ценных бумаг, включая векселя, и имущественных прав) приобретает характер реальных затрат на оплату начисленных поставщиками сумм налога только в том случае, если передаваемое имущество ранее было получено налогоплательщиком либо по возмездной сделке (и на момент принятия к вычету сумм налога полностью им оплачено), либо в счет оплаты реализованных (проданных) товаров (выполненных работ, оказанных услуг) (Определение КС РФ от 8 апреля 2004 г. № 169-О);

3) налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком не в связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Суд устанавливает наличие разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 4, 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», далее – Постановление № 53).

Таким образом, особое внимание КС РФ и ВАС РФ в рамках исследования правовой природы и существа сделок налогоплательщика для целей налогообложения всегда уделяли вопросу реальности затрат налогоплательщика для целей налогообложения, что вытекает из принципа экономической обоснованности налога, закрепленного в п. 3 ст. 3 и ст. 252 НК РФ.

Критерий реальности – проявление более общей доктрины приоритета существа над формой. При его применении к (по реальному содержанию отсутствующим, но «на бумаге» – присутствующим) фиктивным, мнимым сделкам и операциям налогоплательщика (т. е. операция «имеет форму без экономического содержания») изменяются налогово-правовые последствия совершения указанных сделок и операций: налоговым органом доначисляются недоимки, пени и штрафы по налогам, при этом гражданско-правовая квалификация сделки и исполнения по ней (операций по сделке) не изменяется.

Законодатель воспринял сложившиеся в судебной практике разъяснения и в дальнейшем их придерживался, что нашло отражение в следующих нормах права:

1) каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок (п. 1 ст. 9 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»);

2) не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика (п. 1 ст. 54.1 НК РФ, введенной Федеральным законом от 18 июля 2017 г. № 163-ФЗ);

3) обязательство по сделке (операции) должно быть исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону, – как второе условие, соблюдая которое налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога (подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Другими словами, на сегодняшний день в НК РФ, судебной доктрине и практике закреплена обязанность налогоплательщика соблюдать принцип (критерий, требование) реальности при совершении сделок и операций для целей налогообложения.

Типовой пример нереальной операции

Для окончательного уяснения ситуации следует привести классический пример злоупотребления по мотиву нереальности, связанного с оформлением и созданием видимости совершения «реальной операции».

Автором статьи такие примеры уже приводились для «АГ-Эксперт». По указанной ссылке желающие могут ознакомиться с материалом подробнее.

Для целей настоящей статьи уместно процитировать один из примеров злоупотребления, связанного с нереальностью операций, здесь:

«…Обществом “А” заявлен налоговый вычет НДС и использовано право на учет расходов по операции закупки рекламно-маркетинговых услуг у общества “Б”. В ходе проверки налоговый орган выявляет, что “Б” оказало услуги в меньшем объеме, чем декларируемый, или не оказывало их вовсе. Например, услуги по размещению рекламы на сайте, которые заявлены в акте к договору, не подтверждены скриншотами, а согласно ответу владельца сайта на запрос инспекции реклама никогда у него не размещалась и существует лишь на бумаге».

Такие эпизоды всегда являются предметом особого внимания налоговых органов при проведении проверок.

Как налоговый орган устанавливает нереальность сделок и операций

Установление реальности сделок в рамках мероприятий налогового контроля является обязанностью налогового органа (п. 5 ст. 82 НК РФ).

Как указано в Письме Федеральной налоговой службы России от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации» (далее – Письмо № ЕД-4-9/22123@), в рамках применения положений подп. 1 и 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ налоговому органу следует доказывать, что основной целью совершения налогоплательщиком сделки (операции) являлось не получение результатов предпринимательской деятельности, а получение налоговой экономии (при выявлении фактов несоблюдения условий, указанных в подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ), и (или) что сделка (операция) не исполнена заявленным контрагентом, и налогоплательщик использовал формальный документооборот в целях неправомерного учета расходов и заявления налоговых вычетов по спорной сделке (операции) (при выявлении фактов несоблюдения условий, установленных в подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Налоговые органы должны опровергать реальность спорной сделки (операции) посредством доказывания фактов исполнения обязательств по сделке (операции) иным лицом, нежели лицо, являющееся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Исходя из разъяснений, содержащихся в указанном Письме, установление факта нарушения налогоплательщиком хотя бы одного из приведенных в п. 2 ст. 54.1 НК РФ условий является отдельным обстоятельством, при наличии которого налоговый орган отказывает налогоплательщику в учете расходов и вычетов (подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, если есть доказательства наличия у налогоплательщика основной цели совершения сделки (операции) – неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) налога (сбора), и (или) подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, если материалы проверки свидетельствуют, что товар (работа, услуга) предоставлены иным лицом, а не заявленным контрагентом).

Предмет доказывания

Исходя из подп. 2 п. 2 ст. 54.1, п. 1 ст. 122 НК РФ, в предмет доказывания по делам о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия) по мотивам отсутствия у налогоплательщика реальности исполнения обязательства по сделке (операции) лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону, будет входить установление налоговым органом факта исполнения обязательств по сделке (операции) иным лицом, нежели лицо, являющееся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону; и (или) доказывание фактов, свидетельствующих о том, что исполнение, предусмотренное спорной сделкой (операцией), выполнено проверяемым налогоплательщиком самостоятельно.

В этих случаях налоговые органы используют такие механизмы, как: получение пояснений от лиц, обладающих информацией об обстоятельствах заключения, совершения, исполнения сделки (операции); проведение осмотров территорий, помещений, документов, предметов с применением технических средств; сопоставление объема поставляемых товаров размеру складских помещений (территорий); инвентаризация имущества; анализ и воссоздание полного баланса предприятия (товарного баланса, складского учета и т.п.); истребование документов (информации), а в необходимых случаях проведение выемки документов (предметов), проведение экспертиз и другие.

Для целей установления фактов выполнения налогоплательщиком работ, услуг собственными силами основными доказательствами могут выступать: информация, прямо или косвенно подтверждающая данный факт, полученная посредством опросов должностных лиц проверяемого налогоплательщика, занятых на производстве; истребования документов (информации) у заказчиков и допросы их должностных лиц, лиц, осуществляющих технический надзор; выявления иных, «непроблемных», контрагентов, выполняющих для налогоплательщика аналогичные работы (услуги), с последующим проведением в отношении них контрольных мероприятий; исследования локальных актов об установлении пропускного режима охраняемых объектов, пропусков, журналов регистрации (Письмо № ЕД-4-9/22123@, Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23 октября 2017 г. № 08АП-12612/17 по делу № А75-2666/2017,Третьего арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2018 г. по делу № А33-13854/2017).

Кроме того, о необоснованности налоговой выгоды в связи с нереальностью операций могут свидетельствовать установленные налоговым органом обстоятельства, подтверждающие возможность влияния предпринимателя на условия и результат экономической деятельности, сделок, искусственность создания условий для использования налоговых преференций, согласованность и скоординированность действий между налогоплательщиком и его поставщиками/подрядчиками/зависимыми лицами либо подконтрольность «фиктивного» поставщика налогоплательщику.

О нереальности хозяйственной операции свидетельствуют и обстоятельства, перечисленные в п. 5 и 6 Постановления № 53, среди которых, в частности: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Разъяснения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ в Определении от 29 ноября 2016 г. № 305-КГ16-10399 по делу № А40-71125/2015 («дело ООО «Центррегионуголь») ориентируют налогового правоприменителя и налогоплательщика на учет действительного (реального) совершения тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика: «В силу взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 252, статьи 313 Налогового кодекса при исчислении налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму расходов, произведенных им в связи с совершением хозяйственных операций, которые подлежат отражению в налоговом учете полно и достоверно. Таким образом, условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль является действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика… Применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость связывается с приобретением товаров (работ, услуг), их принятием к учету, реальность соответствующих хозяйственных операций также является необходимым условием для использования налоговых вычетов».

Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

В соответствии с п. 1 Постановления № 53 представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Конкретные рекомендации по оценке выполнения критерия реальности налогоплательщиком приведены в нескольких практикообразующих делах ВАС РФ и ВС РФ.

Особый интерес представляет дело № А71-13079/2010 (ОАО «Камский завод железобетонных изделий и конструкций»), в ходе рассмотрения которого Постановлением Президиума ВАС РФ от 3 июля 2012 г. № 2341/12 решения судов были отменены, дело направлено на новое рассмотрение. ФНС России установила недостоверность сведений, представленных налогоплательщиком в документах, являющихся основанием для снижения налоговой базы по налогу на прибыль, что подтверждает умысел на получение необоснованной налоговой выгоды (нерыночность цен на товары). Реальность сделок и использование закупленных товаров в производстве налогоплательщика налоговым органом не оспаривались. ВАС РФ указал, что в данном случае налоговый орган был обязан определять затраты при исчислении налога на прибыль исходя из рыночных цен.

Таким образом, при неоспаривании реальности операций налогоплательщика налоговый орган обязан, учитывая в том числе положения п. 7 ст. 31 НК РФ, осуществлять перерасчет понесенных налогоплательщиком затрат.

В Определении от 3 февраля 2015 г. по делу № A07-4879/2013 (ЗАО «Опытный завод Нефтехим») Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что «…вопрос реальности совершения обществом спорных операций по приобретению сырья у поставщика неразрывно связан с обстоятельствами реального существования спорного товара при совершении операций, в т. ч. с обстоятельствами использования им приобретенного сырья в своем производстве. Отсутствие доказательств реального существования товара, приобретенного и использованного обществом при изготовлении готовой продукции, может свидетельствовать о создании обществом посредством привлечения определенного поставщика бестоварной схемы в целях получения необоснованной налоговой выгоды в виде минимизации налоговых обязательств в отсутствие реальности поставки спорного сырья путем создания формального документооборота».

Без подтверждения реальности существования товара рассмотрение спорных операций в качестве имеющих реальное экономическое существо недопустимо.

По делу № A33-666/2013 (ЗАО «Горные машины») СКЭС ВС РФ Определением от 4 марта 2015 г. № 302КГ14-3432 признала недействительным решение налогового органа. В основу судебного акта были положены свидетельские показания, анализ отражения операций в налоговой и бухгалтерской отчетности, который на самом деле подтверждал реальность спорных операций и наличие в них экономического смысла по приобретению обществом товара у поставщика.

Как отмечается в практике арбитражных судов округов, право на вычет возникает у налогоплательщика при условии фактической, реальной оплаты суммы налога продавцу за реально выполненные работы, услуги, реально переданные товары (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21 августа 2014 г. № Ф09-4820/14 по делу № А60-41000/2013).

Таким образом, ввиду двустороннего характера реальности операций (реальная передача товара, выполнение работ, оказание услуг, а также реальность оплаты либо иного встречного предоставления) в рамках процесса доказывания налогоплательщику необходимо предоставить подтверждения их действительного совершения. Указанные выводы в судебной практике сложились еще на заре применения критерия реальности (Постановления ФАС Московского округа от 13 апреля 2010 г. № КА-А41/3420-10 по делу № А41-27133/2009, ФАС Поволжского округа от 17 сентября 2013 г. № Ф06-7842/13 по делу № А65-30369/2012, ФАС Волго-Вятского округа от 7 августа 2013 г. по делу № А29-8502/2012). В частности, факт реальности может быть подтвержден следующими доказательствами:

  • первичные учетные документы, представленные налогоплательщиком (товарные накладные, акты выполненных работ / оказанных услуг, приемо-сдаточные акты, акты сверки, акты приемки, складские свидетельства);
  • свидетельские показания лиц, причастных к совершаемым сделкам, в частности подписывающих первичные документы;
  • платежные поручения.

Таким образом, совокупность указанных доказательств позволит налогоплательщику обосновать факт реальности совершенных операций и оспорить тем самым незаконное решение налогового органа о доначислении налогов.

Из проанализированного следует, что для подтверждения реальности хозяйственных операций (в частности, закупки товаров и услуг), совершенных налогоплательщиком, фактического экономического существования спорных операций возможно использование следующих доказательств: документов складского учета организации, товарных, товаро-транспортных и внутризаводских накладных; книги покупок и продаж, книги входного контроля товаров; фактов пропусков транспорта (собственного, перевозчиков или контрагентов) на территорию имущественного комплекса налогоплательщика, маршрутных карт движения сырья и путевых листов; документов, подтверждающих дальнейшую реализацию произведенной из приобретенного налогоплательщиком сырья продукции (или свидетельствующих о перепродаже закупленных товаров или услуг), свидетельских показаний работников налогоплательщика и его контрагентов; платежных документов налогоплательщика и его контрагентов; банковских выписок о движении денежных средств на счетах проверяемого и его спорных поставщиков (подрядчиков).

Как избежать доначисления НДС налогоплательщику из-за контрагента-однодневки?

После появления статьи 54.1 НК, ФНС сразу заявила, что судебная практика, построенная на концепции необоснованной налоговой выгоды (Постановление ВАС РФ № 53), уходит в прошлое. Судебная практика, однако, показывает, что все не настолько страшно, как казалось.

В одном из прошлогодних писем налоговое ведомство сообщило, как будет трактовать норму ст. 54.1 при судебных разбирательствах: неважно, отследили ли вы налоговую исполнительность контрагента. Если инспекция нашла аргументы в пользу того, что поставщик не мог исполнить сделку по причине отсутствия у него нужных ресурсов, значит, сделку исполнил не он. И расходы не будут признаны ни в одной инстанции.

Судебная практика, однако, показала, что договорные отношения с фирмой-однодневкой не «автоматом» признаются поводом для карательных мер. Суды активно применяют п. 3 ст. 54.1: «подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, или нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для отказа в уменьшении налоговой базы».

И если документы по сделке оформлены правильно, а связь между налогоплательщиком и его контрагентом (аффилированность, участие в выводе неуплаченных налогов в пользу налогоплательщика) налоговики доказать не смогли, то отказ ИФНС в принятии расходов суд отменяет.

Иначе говоря, в ст. 54.1 действительно заложены четкие условия. Сформулировать их можно так: если ты намеренно и целенаправленно встраивал «однодневку» в цепочку сделок, уклоняясь от налогов, то тебя покарают. А если речь идет об обычной хозяйственной операции и твоя незаконная выгода от сделки с «однодневкой» не доказана (то есть выгоду получил кто-то другой), то налоговики не имеют права не признавать твои расходы.

В своих письмах ФНС прямо рекомендует своим сотрудникам работать над доказыванием подконтрольности или взаимозависимости «однодневок» с налогоплательщиком. И несколько дел, рассмотренных в статье, показывают, что бывает, когда доказать не получилось.

Доначисление НДС налогоплательщику отменено. Ставрополь, ноябрь 2017

Суть спора

ОАО «Спецуправление дорожных работ» («СУДР») оспаривало решение межрайонной ИФНС России № 12 по Ставропольскому краю об отказе в применении налоговых вычетов по НДС (решение Арбитражного суда Ставропольского края от 13.11.2017 по делу № А63-5715/2017).

Позиция инспекторов

«СУДР» не имело права на вычет, поскольку его контрагенты носили признаки фирм-однодневок, не располагали ни персоналом, ни транспортом, ни имуществом, ни земельными участками. ИФНС отказывалась признавать реальность хозяйственных операций с ними.

Мнение судей

Суд констатировал, что фактическое исполнение договоров субподряда подтверждалось соответствующими справками и актами. Все эти операции отражены в учете ОАО «СУДР» и использованы для предпринимательской деятельности (исполнение обязательств по госконтракту).

Сами спорные контрагенты неоднократно были участниками конкурсов (тендеров) и их победителями. Более того, суд особо отметил тот факт, что все они были рекомендованы «СУДР» непосредственным заказчиком — Комитетом городского хозяйства администрации Ставрополя.

«Действующее законодательство не связывает право налогоплательщика на применение налогового вычета с наличием персонала и основных средств у поставщика, — отметил суд. — Наличие собственного штата и основных средств не является квалифицирующим признаком возможности ведения соответствующей предпринимательской деятельности».

Итоги рассмотрения дела

Доказать согласованность действий «СУДР» со спорными контрагентами налоговики не смогли, доначисление НДС отменено.

Доначисление НДС налогоплательщику отменено. Пермь, октябрь 2017

ООО «Транспортная компания «Сильные машины» опротестовывало решение Арбитражного суда Пермского края, который согласился с доводами ИФНС по Ленинскому району города Перми (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10 2017 по делу №А50-16157/2017).

«Сильным машинам» доначислен НДС, поскольку контрагент компании не осуществлял реальных финансово-хозяйственных операций по поставке товара. У контрагента не было необходимых ресурсов, руководитель номинальный, доля налоговых вычетов в общей сумме исчисленного налога — 99,24 %. Основные поставщики контрагента также обладают признаками однодневок.

Суд апелляционной инстанции пришел к иным выводам, сославшись на ст. 54.1 НК. Реальность хозяйственных операций подтверждена документами и оприходованием спорной продукции, которая впоследствии реализована другой компании. Согласованность действий «Сильных машин» и спорного контрагента не доказана, доказательств аффилированности нет.

Суд решил, что претензии налоговой службы к контрагенту сами по себе не являются основанием для отказа в вычете НДС. ИФНС не стала обжаловать решение.

Кстати, очень похожее решение вынесено этим же судом по жалобе компании «П.Р.З.К.-Автобанстрой», и снова со ссылкой на п. 3 ст. 54.1 НК РФ (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2017 по делу № А50-8154/2017).

Доначисление НДС правомерно. Верховный Суд РФ, декабрь 2017

ООО «Зодиак-Сервис» опротестовывало решения судов трех инстанций, согласившихся с решением ИФНС по Ленинскому району города Пензы о доначислении НДС и назначении штрафа.

Мнение надзорной инстанции

Верховный Суд счел, что суды исходили не из формальных претензий к контрагентам, а из «установленных фактов, опровергающих реальность совершения налогоплательщиком сделок» (Определение ВС РФ от 22.12.2017 по делу № А49-9268/2016). И действительно, контрагенты не смогли предоставить достоверные документы, подтверждающие сделку. Их аффилированность с заявителем не подтверждена, однако и реальность сделки абсолютно не доказана.

Доначисление НДС оставлено в силе.

Доначисление НДС правомерно. Верховный Суд РФ, март 2018

ООО «ТехноГрупп» жаловалось на решение Арбитражного суда Ульяновской области, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановление Арбитражного суда Поволжского округа. Причина доначисления НДС все та же — сомнительные контрагенты.

Мнение высших судей

Ссылка заявителя на п. 3 ст. 54.1 НК отклоняется, поскольку «суды исходили не из формальных претензий к контрагентам, а из установленной совокупности фактов, опровергающих реальность совершения спорных сделок». Речь не только о том, что контрагенты — несомненно однодневки, но и о том, что суду не были представлены документы, подтверждающие хозяйственные операции между ними и заявителем (Определение ВС РФ от 16.03.2018 по делу № А72-1748/2017).

Доначисление НДС оставлено в силе, однако нужно особо отметить, что суды всех инстанций не согласились с решением ИФНС по Заволжскому району города Ульяновска в части санкций к компании. Судьи не стали взыскивать с «ТехноГрупп» штраф по ч. 3 ст. 122 НК РФ, то есть не обычные 20 % от неуплаченной суммы налога, а 40 % по причине якобы умышленного уклонения от его уплаты.

Выводы

Нужно ли теперь, когда ст. 54.1 НК РФ применяется все более активно, вообще проверять контрагентов на предмет «однодневности»? Конечно же, да. «Однодневность» контрагента всегда является источником повышенного риска. И даже если ст. 54.1 позволяет защититься тем, кто не планировал для себя выгоды от таких отношений, то владеть информацией о реальном положении дел нужно всегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *