Обращения взыскания на заложенное имущество

Основания и порядок обращения взыскания на заложенное имущество

Основанием для обращения взыскания на заложенное имущество является ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства Залогодателем по обязательствам, за которые он отвечает.

Требования Залогодержателя(кредитора) удовлетворяются из стоимости заложенного недвижимого имущество по решению суда. Без обращения в суд удовлетворение требований Залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества допускается на основании нотариально удостоверенного соглашения Залогодержателя с Залогодателем, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на заложенное имущество.При этом следует иметь в виду, что такое соглашение может быть признано судом недейс-твительным по иску лица, чьи права нарушены таким соглашением.

Взыскание на предмет залога может быть обращено только о решению суда в случаях:

  • — для заключения договора о залоге требовалось согласие или разрешения другого лица или органа,
  • — предметом залога является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или культурную ценность для общества,
  • — Залогодатель отсутствует и установить место его нахождения невозможно.

Если предметом залога является движимое имущество, и договором залога предусмотрено обращение взыскания на него во внесудебном порядке, то после приянтия решения об обращении взыскания на предмет залога следует действовать в порядке, установленном договором, с учетом действующего законодательства РФ.Исходить из того, что реализация заложенного имущества должна производится судебным исполнителем (ГПК РФ) .Для этого в народный суд подается заявление о возбуждении исполнительного производства.Только при отказе народного суда следует самостоятельно реализовывать заложенное имущество путем проведения публичных торгов.

Обращение взыскания на заложенное движимое имущество может произведено без обращения в суд на основании соглашения.При этом на предмет залога, переданный Залогодержателю(заклад), взыскание может быть обращено в порядке, установленном договором о залоге. В случае , если несмотря на условия договора залога, невозможно обращение взыскания на предмет залога во внесудебном порядке и /или последующая реализация предмета залога (в том числе когда должник или Залогодатель не ведут деятельности и их местонахождение неизвестно), если должник и Залогодатель оспаривают действия Залогодержателя, по любой причине уклоняются от совершения предусмотренных договором действий,если в договоре не предусмотрено внесудебный порядок вызыскания, то следует подавать в суд.

При подаче в суд искового заявления необходимо, чтобы в нем четко были сформулированы три требования:

  • — о взыскании с долника задолженности по кредитному договору, включая основную сумму долга, сумму процентов, неустойки,
  • — об обращении взыскания на предмет залога и реализации заложенного имущества,
  • — о возмещении расходов истца по госпошлине.

При подаче искового заявления одновременно подается ходатайство о наложении ареста на предмет залога.

Исполнение решений судов, арбитражных и третейских судов , обращение взыскания по исполнительным надписям нотариусов производится судебными исполнителями, состоящими при суде по месту жительства или по месту работы должника либо по месту нахождения его имущества.Судебный исполнитель приступает к исполнению по заявлению взыскателя.

Обращение взыскания на имущество состоит из его ареста(описи), изъятия и принудительной реализации.

Реализация (продажа) заложенного имущества производиться путем продажи с публичных торгов.

Публичные торги проводятся в форме конкурса или аукциона на основании действующих договоров со специализированной фирмой.

Выигравшим торги на аукционе признается лицо, предложившее наиболее высокую цены, а по конкурсу — лицо, которое по заключению конкурсной комиссии, предложило лучшие условия.Аукцион и конкурс, в которых участвовал только один участник , признаются несос-тоявшимися.

В открытом аукционе и открытом конкурсе может участвовать любое лицо.В закрытом аукционе и закрытом конкурсе участвуют только лица, специально приглашенные лица.

Извещение о проведении торгов должно быть опубликовано не менее, чем за 30 дней до их проведения.Извещение должно содержать сведения о времени , месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе о порядке оформления участия в торгах , определении лица , выигравшего торги, а также сведения о начальной цене.

Если иное не предусмотрено в извещении о проведении торгов, организатор открытых торгов, сделавший извещение , вправе отказаться от проведения аукциона в любое время, но не позднее , чем за три дня до наступления даты его проведения, а конкурса — не позднее , чем за 30 дней до проведения конкурса. В случаях , когда организатор открытых торгов отказался от их проведения с нарушением указанных сроков , он обязан возместить участникам понесенный им реальный ущерб.Организатор закрытого аукциона обязан возместить приглашенным им участникам реальный ущерб независимо от того , в какой именно срок последовал отказ.

Лица, желающие принять участие в публичных торгах , вносят задаток в размере, сроки и порядке, которые указаны в извещении. Если торги не состоялись, задаток подлежит возврату.Задаток возвращается также лицам, которые участвовали в торгах, но не выиграли( задаток -10% начальной цены).

При заключении договора с лицом, выигравшим торги, сумма внесенного задатка засчитывается в счет исполнения обязательств по заключенному договору. Начальная продажная цена заложенного имущества , с которой начинаются торги , определяется решением суда , либо соглашением Залогодержателя с Залогодателем.

При объявлении торгов несостоявшимися Залогодержатель вправе по соглашению с Залогодателем приобрести заложенное имущество и зачесть в счет покупной цены свои требования.

При объявлении несостоявшимися повторных торгов, Залогодержатель вправе оставить предмет залога за собой с оценкой его в сумме не более, чем на 10 % ниже начальной продажной цены на повторных торгах.

Если Залогодержатель не воспользуется правом оставить за собой предмет залога в течение месяца со дня объявления повторных торгов несостоявшимися, договор о залоге прекращается.

Должник и Залогодатель , являющийся третьим лицом , вправе в любое время до продажи предмета залога прекратить обращение на него взыскания и его реализацию, исполнив обеспеченное залогом обязательство или ту часть, исполнение которой просрочено.

Из суммы, полученной от реализации заложенного имущества, сначала покрываются расходы по исполнению , остальная сумма поступает на удовлетворение требований взыскателей.Сумма , оставшаяся после удовлетворения всех требований , возвращается должнику.

За счет заложенного имущества Банк-Залогодержатель вправе удовлетворить свои требования в полном объеме , определяемом к моменту фактического удовлетворения, включая проценты, неустойку, убытки, причиненные просрочкой исполнения, а также необходимые издержки по содержанию заложенного имущества и расходы по осущес-твлению обеспеченного залогом требования.

Если предметом залога является несколько вещей, Залогодержатель по своему выбору может быть получить удовлетворение за счет всего этого имущества либо за счет какой-либо из вещей.

Если реализуется заложенное имущество, обременное правами нескольких Залогодержателей , то распределение сумм, вырученных от продажи такого имущества , производится с учетом очередности заклю-ченных договоров залога. Требования последующего Залогодержателя удовлетворяются из стоимости предмета залога после удовлетворения требований предыдущего Залогодержателя.

При недостаточности взысканной с должника суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам эта сумма распределяется между взыскателями в порядке очередности.

Требования каждой последующей очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди.При недос-таточности взысканной суммы для полного удовлетворения требований одной очереди эти требования удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме. В первую очередь удовлетворяются- требования по взысканию алиментов, возмещению вреда,причиненного здоровью, а также возмещение вреда, причиненного лицам ,понесшим ущерб в результате смерти кормильца.

Во вторую очередь удовлетворяются требования работников, вытекающие из трудовых правоотношений, выплата вознаграждения авторам,

В третью очередь — отчисления в Пенсионный фонд, соцстрах и фонд занятости,

В четвертую очередь — требования по платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды,

В пятую очередь удовлетворяются все остальные требования .

Реализовать заложенное имущество банк может и минуя публичные торги ;

  • 1. Когда неплатежеспособный Залогодатель соглашается уступить банку-кредитору предмет залога или другую собственность , представляющую интерес для банка .
  • 2. ГК РФ разрешает банку -кредитору заменить кредитный договор на договор купли-продажи предмета залога.Должник рассчитывается с банком заключая договор купли-продажи на предмет залога.

Удовлетворение требований Банка-Кредитора может быть произведено не только самим должником, но и третьим лицом.В этом случае третьему лицу вместе с правом требования переходит обеспе-чивающего его право залога.Если должник не исполнит обязательства по возврату кредита уже новому кредитору , последний вправе обратить взыскание на предмет залога.

Уступка требований должна быть совершена в письменной форме.

Банк-кредитор,уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющий право требования; кредитный договор , документы, обеспечивающие исполнение кредитного договора, документ, подтверждающий уплату за должника долга первому кредитору.

Должник должен быть уведомлен о состоявшейся уступке требования, Если это условие не было выполнено, то исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

С целью ускорения погашения долга по кредитному договору в качестве лица, которому переуступаются права требования, может выступать необремененная просроченными обязательствами организация.

При согласии третьего лица погасить долг Заемщика может заключаться договор о переводе долга.При этом новый должник не должен иметь задолженности.Перевод долга совершается с согласия Банка- кредитора.

Если предприятие -должник является недоимщиком.Банк и третье лицо(покупатель заложенного имущества) заключают договор поручительства в обеспечение обязательства заемщика по кредитному договору.

Покупатель выполняет свои обязательства по договору поручительства как поручитель, после чего к нему переходят права банка по Кредитному договору и права банка как Залогодержателя по договору залога. Заемщик и покупатель (поручитель) заключают соглашение об отступном .Таким образом банк получает денежные средства, а поручитель — желаемое имущество.

Гражданский кодекс допускает прекращение обязательств также в случаях: зачет требований, новация, прощение долга.

Прощение долга, как освобождение от имущественной обязанности в отношении самого себя, является разновидностью отношений, возникающих при дарении.Дарение же имущества, стоимость которых превышает пять минимальных оплат труда, между коммерческими организациями запрещено.Такая сделка ничтожна.

При зачете требований взаимные обязательства погашаются только при их одинаковом размере.В противном случае происходит лишь частичное погашение зачетом, не восполненная сумма остается задолженностью, которую придется возместить в будущем.

Обращение «незалогового» взыскания на заложенное имущество

Постановление Пленума Верховного Суда № 50 от 17 ноября 2015 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» в п. 68 обращается к старой проблеме – возможности обращения взыскания на заложенное имущество по требованию незалогового кредитора.

Получилось так:

68. Судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учётом правил продажи имущества, обременённого правами третьих лиц (пункт 1 статьи 353, статья 460 ГК РФ, статья 38 Закона об ипотеке), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя – должника к покупателю. || Продажа заложенного имущества в отсутствие требуемого извещения и его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать, что имущество является предметом залога, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 352 ГК РФ влечёт прекращение залога. В этом случае залогодержатель вправе требовать возмещения убытков с лица, на которое возложена обязанность предоставления информации об обременении имущества.

Прежде всего обратим внимание на то, что на предмет залога незалоговые взыскатели могут претендовать только в том случае, если отсутствует иное имущество. Это утверждение, как мне представляется, не вытекает из смысла закона об исполнительном производстве и не соответствует гражданскому законодательству о залоге.

Приведенные в Постановлении правила о продаже заложенного имущества по требованию незалогового взыскателя являются своего рода продолжением такого свободного подхода. Арестованный предмет залога, как утверждается в Постановлении, продается для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, с сохранением залога, о существовании которого необходимо известить потенциальных покупателей.

Как соотносится это правило с положениями ГК о «залоговом аресте»? Согласно п. 5 ст. 334 ГК лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены.

Распространяется ли п. 5 ст. 334 ГК на случаи ареста имущества в рамках исполнительного производства в целях обращения взыскания? Если распространяется, то «кредитор с арестом» становится последующим залогодержателем, и продажа арестованного имущества должна производиться в соответствии с положениями статьи 342.1 ГК, то есть иначе, нежели предусмотрено п. 68 Постановления Пленума. Статья 342.1 предусматривает, что в случае обращения взыскания на заложенное имущество по требованиям, обеспеченным последующим залогом, предшествующий залогодержатель вправе потребовать одновременно досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства и обращения взыскания на это имущество. Если залогодержатель по предшествующему договору залога не воспользовался данным правом, имущество, на которое обращено взыскание по требованиям, обеспеченным последующим залогом, переходит к его приобретателю с обременением предшествующим залогом.

Поскольку п. 68 Постановления предписывает иной порядок, можно предположить, что ВС исходит из несколько иных представлений о сфере действия норм о «залоговом аресте». Каковы же эти представления?

Возможно, с точки зрения ВС правила п. 5 ст. 334 ГК применяются лишь в том случае, когда арестованное имущество было вопреки этому запрету отчуждено. Иными словами, «залоговый арест» возникает только на стороне третьего лица, которому было отчуждено ранее арестованное имущество. Теоретически это можно вытолковать из норм ГК. Пункт 5 ст. 334 ГК говоря о том, что «кредитор с арестом» обладает правами и обязанностями залогодержателя, дает ссылку на ст. 174.1 ГК, а ст. 174.1 буквально говорит лишь о случаях, когда арестованное имущество было отчуждено. Таким образом получаем требуемый вывод. Однако такой ли смысл имеет п. 5 ст. 334 ГК?

Глава 8. ОБРАЩЕНИЕ ВЗЫСКАНИЯ НА ИМУЩЕСТВО ДОЛЖНИКА

  • Статья 69. Порядок обращения взыскания на имущество должника
  • Статья 69.1. Особенности обращения взыскания при введении в отношении должника — гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, процедур, применяемых в деле о его несостоятельности (банкротстве)
  • Статья 70. Обращение взыскания на денежные средства
  • Статья 71. Порядок обращения взыскания на денежные средства должника в иностранной валюте при исчислении долга в рублях и драгоценные металлы, находящиеся на счетах либо во вкладах в банках и иных кредитных организациях
  • Статья 72. Порядок обращения взыскания на денежные средства должника при исчислении долга в иностранной валюте
  • Статья 72.1. Особенности обращения взыскания на денежные средства должника, находящиеся на залоговом банковском счете и на номинальном банковском счете
  • Статья 72.2. Особенности исполнения решения государственного инспектора труда о принудительном исполнении обязанности работодателя по выплате начисленных, но не выплаченных в установленный срок работнику заработной платы и (или) других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений
  • Статья 73. Особенности обращения взыскания на денежные средства и ценные бумаги профессионального участника рынка ценных бумаг и его клиентов
  • Статья 73.1. Особенности обращения взыскания на эмиссионные ценные бумаги должника
  • Статья 73.2. Особенности обращения взыскания на имущество клиринговых организаций, а также участников клиринга и их клиентов
  • Статья 73.3. Особенности обращения взыскания на имущество, переданное на депонирование эскроу-агенту, в том числе на денежные средства, находящиеся на счете эскроу
  • Статья 73.4. Особенности обращения взыскания на денежные средства должника, находящиеся на публичном депозитном счете
  • Статья 74. Особенности обращения взыскания на имущество некоторых организаций и их членов (участников)
  • Статья 75. Обращение взыскания на имущественные права
  • Статья 76. Обращение взыскания на дебиторскую задолженность
  • Статья 77. Обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц
  • Статья 78. Обращение взыскания на заложенное имущество
  • Статья 79. Имущество, на которое не может быть обращено взыскание
  • Статья 80. Наложение ареста на имущество должника
  • Статья 81. Наложение ареста на денежные средства и драгоценные металлы, находящиеся в банке или иной кредитной организации
  • Статья 82. Наложение ареста на ценные бумаги
  • Статья 83. Наложение ареста на дебиторскую задолженность
  • Статья 83.1. Особенности наложения ареста на имущество должника, находящееся на торговом и (или) клиринговом счетах
  • Статья 84. Изъятие имущества должника
  • Статья 85. Оценка имущества должника
  • Статья 86. Передача под охрану или на хранение арестованного имущества должника
  • Статья 87. Реализация имущества должника
  • Статья 87.1. Самостоятельная реализация имущества должником
  • Статья 87.2. Оставление взыскателем за собой имущества, не реализованного должником самостоятельно
  • Статья 88. Передача взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе
  • Статья 88.1. Порядок зачета встречных однородных требований

Открыть полный текст документа

Ст 78 закона

Установлено, что взыскание на заложенное имущество производится исключительно по исполнительному документу, являющемуся судебным актом или выданному на основании судебного акта, т.е. исполнительному листу или судебному приказу.

Законодательство об исполнительном производстве устанавливает два относительно самостоятельных порядка обращения взыскания на заложенное имущество:

1. обращение взыскания на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя;

2. обращение взыскания на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем.

В первом случае обращение взыскания в пользу залогодержателя на заложенное движимое имущество может производиться без судебного акта об обращении взыскания.

Взыскание на предмет залога может быть обращено только по решению суда в случаях, когда:

1) для заключения договора о залоге требовалось согласие или разрешение другого лица или органа;

2) предметом залога является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества;

3) залогодатель отсутствует, и установить место его нахождения невозможно.

Требования же залогодержателя (кредитора) удовлетворяются из стоимости заложенного недвижимого имущества по решению суда. Допускается, однако, и внесудебный порядок — на основании нотариально удостоверенного соглашения залогодержателя с залогодателем, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога.

Законом об исполнительном производстве установлено специальное правило, в соответствии с которым если взыскание на имущество обращено для удовлетворения требований залогодержателя, то взыскание на заложенное имущество обращается в первую очередь независимо от наличия у должника другого имущества (ч. 2 ст. 78).

Заложенное имущество, взыскание на которое обращено для удовлетворения требований залогодержателя, реализуется в порядке, установленном для реализации заложенного имущества.

Так

,, реализация (продажа) заложенного имущества, на которое обращено взыскание, производится путем продажи с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством, если законом не установлен иной порядок.

В случае судебного порядка обращения взыскания на имущество начальная продажная цена заложенного имущества, с которой начинаются торги, определяется решением суда, а в остальных случаях — соглашением залогодержателя с залогодателем.

Торги проводятся в форме аукциона, так как заложенное имущество продается лицу, предложившему наивысшую цену

ВС РФ: применение «арестного залога» не наделяет кредитора особым статусом в банкротном деле

В соответствии с действующими нормами гражданского законодательства, кредитор, в интересах которого наложен запрет на распоряжение имуществом должника, обладает правами и обязанностями залогодержателя. При этом такие права и обязанности возникают у него с момента вступления в силу решения суда, которым были удовлетворены его требования (п. 5 ст. 334 Гражданского кодекса). Такое правило действует, если иное не вытекает из существа отношений залога.

Иными словами, при наступлении указанных условий, закон автоматически наделяет кредитора правами и обязанностями залогодержателя, и в определенном смысле это напоминает возникновение залога в силу закона, а не по договору. Данные нормы затрагивают и должника, ведь ограничения, касающиеся его имущества, также применяются автоматически, и кредитору не нужно, к примеру, ссылаться на договор, чтобы доказать свои права на такое имущество. Кстати, иногда такой залог называют «арестным» или «арестантским» , поскольку залоговые права и обязанности у кредитора возникают в силу ареста имущества должника. Однако в п. 5 ст. 334 ГК РФ прямо не говорится о том, что в подобной ситуации применяются все правила о залоге.

Отметим, что данная норма действует достаточно давно – с 1 июля 2014 года (п. 1 ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»). Таким образом, уже сформировалась обширная судебная практика ее применения. Достаточно часто судам приходится решать вопрос о том, как соотносятся арест имущества должника и залоговые права кредитора на это имущество, в том числе применительно к делам о банкротстве.

Главная проблема при этом заключается в том, что если считать кредитора, в интересах которого арестовано имущество, полноценным залогодержателем, то это означает, что он приобретает особый статус в банкротном деле – считается залоговым кредитором. При этом, если подходить к толкованию положений ГК РФ таким образом, то требования указанного кредитора подлежат удовлетворению в приоритетном порядке и в том числе за счет средств, полученных от реализации предмета залога (п. 5 ст. 18.1, ст. 138 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Суды по-разному отвечают на вопрос, может ли кредитор приобрести указанным способом статус залогового кредитора.

Так, по мнению одних судей, залог, предусмотренный п. 5 ст. 334 ГК РФ, и залог по договору влекут за собой разные правовые последствия, если речь идет о банкротстве. И при этом вариант залога, который является производным от запрета на распоряжение имуществом, некоторые суды считают неприменимым в деле о банкротстве (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 августа 2016 г. № 17АП-2679/16, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 января 2017 г. № Ф09-10242/16 по делу № А60-60923/2015). Поясняется, что при таких обстоятельствах установление приоритета для кредитора относится к общим правилам исполнения судебного акта, в то время как в делах о банкротстве применяется специальный порядок, предполагающий соблюдение баланса между интересами должника и всех его кредиторов.

В то же время нередко судьи придерживаются противоположного мнения. Так, полагают они, п. 5 ст. 334 ГК РФ содержит прямое указание на то, что кредитор, добившийся в суде наложения прямого запрета на распоряжение имуществом, имеет права залогодержателя во всех делах, и в том числе в банкротных (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2016 г. № 10АП-14841/16, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2016 г. № 13АП-14639/16).

Совсем недавно свою позицию по данному вопросу высказал ВС РФ, рассмотрим это решение подробнее.

Фабула дела

В марте 2016 года общество «Э» было признано банкротом (решение арбитражного суда Владимирской области от 28 марта 2016 года по делу № А11-9381/2015). В рамках банкротного дела общество «Ц», как один из кредиторов, выступило с ходатайством о включении в реестр требований задолженность общества «Э» перед ним в размере почти 15 млн руб. Эта задолженность, к слову, была установлена решением того же арбитражного суда Владимирской области, но по другому делу – в марте 2015 года указанную сумму признали неосновательным обогащением.

Поясним, тогда общество «Э» и общество «Ц» заключили договор цессии, по которому последнее должно было приобрести права требования к третьему лицу. В связи с этим общество «Э» получило денежные средства – свою оплату по договору.

Что не может быть предметом залога? Узнайте из материала «Залог» в Домашней правовой энциклопедии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

К моменту получения денег общество «Э» уже заключило другой договор цессии с еще одной организацией, то есть оно было заменено в договоре правопреемником. В связи с этим, как установил суд, исполнить условия этого договора было невозможно, так как все документы, по которым права требования организации «Э» к третьему лицу должны были перейти к «Ц», уже находились у правопреемника организации «Э». Иными словами, свои обязательства по договору исполнило только общество «Ц», направив оплату своему контрагенту. В связи с этим оно и обратилось в суд, так как общество «Э» не вернуло денежные средства, то есть, по мнению организации «Ц», получило неосновательное обогащение. Суд согласился с этим и удовлетворил требования кредитора-заявителя (решение Арбитражного суда Владимирской области от 19 марта 2015 года по делу № А11-10247/2014).

Затем по заявлению того же кредитора в рамках исполнения данного решения суда были приняты обеспечительные меры – на имущество должника был наложен арест. Часть денег приставам удалось взыскать, но непогашенная сумма задолженности в размере немногим менее 15 млн руб. была включена в реестр требований кредиторов в рамках уже дела о банкротстве должника-организации «Э».

Что важно, эту задолженность включили в реестр требований кредиторов третьей очереди, причем как обеспеченную залогом имущества должника. То есть по закону она должна учитываться отдельно в пределах требований данной очереди (ч. 7.1 ст. 16 закона о банкротстве).

Таким образом, в данном деле в отношении кредитора были применены нормы ГК РФ, по которым он считается залогодержателем в силу того, что на распоряжение имуществом должника наложили запрет (п. 5 ст. 334 ГК РФ).

Должник с решением суда не согласился, и кстати, с ним был солидарен один из его кредиторов – организация «Т». Они посчитали, что требования организации «Ц» должны быть включены в третью очередь, но на общих основаниях. По их оценке, требования кредитора в данном случае не должны считаться обеспеченными залогом.

Так, по мнению организации «Т», между сторонами в принципе не должно было возникнуть залоговых отношений по п. 5 ст. 334 ГК РФ. Поясняя свою позицию, заявитель указал, что арест имущества должника был снят в связи с введением процедуры наблюдения. По оценке данного общества, при снятии ареста отпало и основание для введения залога. Напомним, в настоящее время необходимость снятия ареста после введения процедуры наблюдения установлена законом (абз. 4 п. 1 ст. 63 закона о банкротстве).

Позиции судов

Арбитражный суд первой инстанции признал требования кредитора обоснованными и удовлетворил их, закрепив за обществом «Ц» статус залогового кредитора. На стадии апелляции судьи подтвердили, что кредитор был правомерно наделен данным статусом. По оценке суда апелляционной инстанции, позиция участников дела, в соответствии с которой требования указанной организации должны учитываться на общих основаниях в составе требований кредиторов третьей очереди, основана на неверном толковании законодательства.

Также было отмечено, что у кредитора право залога возникло в силу п. 5 ст. 334 ГК РФ и с даты вступления в силу соответствующего решения суда . Также суд указал, что обстоятельства, с которыми закон связывает необходимость прекращения права залога, в этом деле отсутствуют. То есть факт снятия ареста с имущества суд не посчитал достаточным для того, чтобы залоговые права и обязанности общества «Ц» были прекращены.

С тем, что доводы заявителя неубедительны и основаны на неправильном толковании действующего законодательства согласились и на стадии кассации.

В постановлении суда кассационной инстанции отмечено, что указание заявителя-организации «Т» на снятие с ареста имущества должника не имеет правового значения. Как поясняется, это связано с тем, что возникновение у кредитора прав и обязанностей залогодержателя законодатель связывает не с датой принятия обеспечительной меры – ареста, а с моментом вступления в законную силу судебного акта об удовлетворении требований такого кредитора.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение ВС РФ от 27 февраля 2017 года № 301-ЭС16-16279
Требования заявителя: Включить задолженность должника-банкрота в реестр требований кредиторов с удовлетворением на общих основаниях, а не на специальных, то есть не считать кредитора залогодержателем.
Суд решил: Кредитор, обладающий правами залогодержателя в силу ареста имущества должника, не имеет преимуществ перед другими кредиторами в банкротном деле.

ВС РФ не согласился с выводами судов и отменил соответствующие судебные акты (Определение ВС РФ от 27 февраля 2017 года № 301-ЭС16-16279). По его оценке, в них не был учтен ряд важных обстоятельств. В основу позиции Суда легло толкование существа отношений залога.

В первую очередь ВС РФ разъяснил, что п. 5 ст. 334 ГК РФ направлен на защиту прав кредитора и позволяет ему взыскать арестованную вещь после того, как ее собственником стало другое лицо, которое знало или должно было знать о наложенном судом запрете. Таким образом, пояснил суд, в отношении арестованного имущества действует принцип следования обременения за вещью. Уточняется также, что согласно действующим положениям ГК РФ, сделка об отчуждении арестованного имущества считается действительной, что позволяет ему находиться в обороте (п. 2 ст. 174.1 ГК РФ).

По оценке ВС РФ, в данном случае законодатель пусть и приравнял права кредитора к правам залогодержателя, но не указал при этом, что такие отношения являются полноценным залогом.

Кроме того, в нормах ГК РФ о залоге указано, что нормы о возникновении прав залогодержателя действуют, если иное не вытекает из существа отношений залога. ВС РФ подчеркнул, что в делах о банкротстве как раз должно действовать это исключение, ведь это вытекает из-за специфики таких дел.

Права залогодержателя по п. 5 ст. 334 ГК РФ возникают скорее из процессуальных отношений, в том числе из-за того, что суд принимает обеспечительную меру – накладывает арест. Подчеркивается, что права залогодержателя могут быть реализованы лишь после вступления в силу решения суда, которым удовлетворены требования, обеспеченные запретом.

ВС РФ пришел к выводу о том, что названные меры выступают не способом обеспечения исполнения обязательства как такового (залог относится как раз к таким способам), а неким особым механизмом. Такой механизм, как указал Суд, направлен на фактическую реализацию акта госоргана (суда) о взыскании задолженности. Подчеркивается, что указанный порядок действует в рамках общих правил исполнения.

При этом, переходя уже к специфике банкротных дел, ВС РФ пояснил, что закон о банкротстве исключает возможность удовлетворения в индивидуальном порядке требований, подтвержденных судебными решениями. Также он отметил, что данный закон не содержит предписаний о привилегированном положении лица, в пользу которого наложен арест.

Более того, указано, что правоотношения, связанные с банкротством, основаны на принципе равенства кредиторов, требования которых относятся к одной категории выплат (п. 4 статьи 134 закона о банкротстве). Подчеркивается, что это не позволяет суду, рассматривающему банкротное дело, вводить различные режимы удовлетворения требований кредиторов, основываясь на формальных критериях и не учитывая материально-правовую природу выплаты.

ВС РФ заключил, что судам следовало отказать обществу «Ц» в признании его залогодержателем для целей включения задолженности в реестр требований кредиторов. Но поскольку они этого не сделали, Суд принял соответствующее решение самостоятельно.

Позиция юристов

МНЕНИЕ

Яна Чернобель, адвокат Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«Вмешательство высшей судебной инстанции в данный вопрос с целью создания единообразной практики было необходимым. Судебная коллегия должна была определить, какой из двух постулатов здесь должен действовать. Первый из них основан на том, что право защищает активных, иными словами, «арестный» залог должен сохраняться при банкротстве должника, поскольку такой кредитор в отличие от других предпринял более активные действия и добился обеспечения своих прав требования. Второй постулат основан на принципе равного распределения (лат. «pari passu») конкурсной массы среди равных кредиторов, который не позволяет предоставлять приоритет необеспеченному кредитору только в связи с тем, что он быстрее остальных обратился в суд и получил обеспечительные меры. Судьи выбрали второй вариант. Аргументация, данная в определении, подчеркивает особенность банкротной процедуры, а нормам п. 5 ст. 334 ГК придает лишь прикладной характер – устанавливает механизм получения удовлетворения своих требований кредитором, но только в ординарных (небанкротных) условиях. Вынесенный судебный акт должен исключить все противоречия, которые могли возникнуть у нижестоящих судов в части применения норм о «судебном» залоге, а также развеять любые надежды кредиторов, получивших обеспечительные меры, стать залоговыми в случае банкротства должника».

МНЕНИЕ

Олег Ганюшин, адвокат АБ «Прайм Эдвайс»:

«Оправдать подход ВС РФ довольно сложно как с точки зрения буквального толкования закона, так и с точки зрения выявления целей законодательного регулирования. Вывод о том, что меры, принимаемые судом по п. 5 ст. 334 ГК РФ, выступают не способом обеспечения исполнения обязательства как такового, а неким особым механизмом, из нашего законодательства прямо не следует. Кроме того, подавляющим большинством ученых и практикующих юристов идея арестного залога была воспринята крайне позитивно. Банкротство все дальше отходит от принципа абсолютного равенства кредиторов как ключевого элемента, мировой тренд скорее говорит о защите социально значимых категорий в ущерб равенству. И совершенно непонятно, почему наш закон о банкротстве может давать преимущества кредитным организациям перед другими кредиторами по ряду вопросов, но не может дать преимущество самому инициативному кредитору, который быстрее всех получил арест в целях удовлетворения своих требований. В целом, складывается ощущение, что ВС РФ проявил излишнюю осторожность и вместо того, чтобы подумать о регулировании крайне актуального института, разрушил его».

МНЕНИЕ

Петр Шевцов, партнер Адвокатского бюро ЕМПП:

«Подход ВС РФ, в соответствии с которым арестный залог не является полноценным, представляется верным. Наделение кредиторов, добившихся ареста, правами залоговых кредиторов в случае банкротства должника очевидно нарушает баланс интересов участников оборота. При этом нет каких-либо убедительных аргументов, почему один из кредиторов банкрота, которому посчастливилось получить обеспечительные меры, должен иметь преимущество перед другими кредиторами, которые могли также инициировать судебные разбирательства, но которым суд отказал в принятии обеспечительных мер».

МНЕНИЕ

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании «Генезис»:

«ВС РФ, высказываясь по спорным вопросам законодательного регулирования, продолжает удивлять все больше и больше. Вместо того, чтобы поддержать складывающуюся судебную практику (в частности, собственное определение от 11 января 2016 года № 306-ЭС15-17700), он обрывает сложившуюся тенденцию и определяет гражданско-правовые отношения складывающиеся по п. 5 ст. 334 ГК РФ как «неполноценно залоговые». Указанное определение ВС РФ нивелирует возможность установления требований, как обеспеченных залогом, если он возник на основании запрета на распоряжение имуществом в процедурах банкротства. Арест, наложенный в ходе процедуры взыскания задолженности в качестве обеспечительной меры, больше не является основанием для возникновения права залога».

МНЕНИЕ

Александр Стратийчук, ведущий юрисконсульт Группы компаний «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ ФИНАНСЫ КАДРЫ» (ЮФК):

«В целом мнение ВС РФ вполне верное, хотя аргументация идет несколько вразрез с положением п. 5 ст. 334 ГК РФ, в части правомочий кредиторов: ВС РФ указывает, что законодатель приравнял права взыскателя к правам залогодержателя, в то время как в законе используется императивная конструкция «кредитор обладает правами и обязанностями залогодержателя». Данную оговорку ВС РФ, возможно, использовал, дабы не войти в противоречие с собственной позицией, изложенной в абз. 3 п. 94 Постановления от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», где «арест» и «залог» настолько сильно перемешаны, что можно подумать об их равнозначности. Вызвавшая ажиотаж позиция в указанном Определении об «особом механизме» довольно сложно прописана и имеет отношение к правовой оценке исполнительного производства и применяемых в нем мер взыскания, и никак не направлена на изменение толкования п. 5 ст. 334 ГК РФ, в том числе в рамках банкротных дел. К тому же право на обращение за дополнительным разъяснением позиции ВС РФ, вызвавшей вопросы, никто не отменял. Данное Определение ВС РФ, конечно, окажет свое влияние на дальнейшую судебную практику: где-то положительную, где-то отрицательную, как с точки зрения закона, так и с точки зрения конкретных сторон в их спорах».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *