Обращение взыскания на акции

Дело N33-6998/2017.

Законы и кодексы » Закон об исполнительном производстве » Глава 8. Обращение взыскания на имущество должника » Статья 88. Передача взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе » Дело N33-6998/2017.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июня 2017 г. по делу N 33-6998/2017

Судья Тюгин К.Б.

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего судьи Сокуровой Ю.А.,

судей Цыгулева В.Т. и Старковой А.В.,

при секретаре судебного заседания Ш.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Цыгулева В.Т. дело по частной жалобе П.Н.

на определение Кстовского городского суда Нижегородской области от 13 апреля 2017 года по заявлению заявление П.Н. о разъяснении исполнительного документа — исполнительного листа ФС от 11.12.2015 года,

которым постановлено:

«Заявление П.Н. о разъяснении положений исполнительного документа — исполнительного листа ФС от 11.12.2015 года, выданного Кстовским городским судом, оставить без удовлетворения.

Исполнительный лист ФС от 11.12.2015 года, выданный Кстовским городским судом отозвать».

установила:

П.Н. обратилась в Кстовский городской суд Нижегородской области с заявлением о разъяснении исполнительного документа, указывая на то, что 11.12.2015 года заявителю на основании решения Кстовского городского суда Нижегородской области выдан исполнительный лист Серия ФС , в котором содержится требование к должнику должника П.К. передать заявителю в собственность гаражные боксы и находящееся по адресу: , вдоль линии ДЭП, в ГСК «Мотор», каждый площадью 89,27 кв. м, стоимостью 770 573 руб.

Поскольку в тексте исполнительного документа не указано, какая обязанность возлагается на должника в связи с содержащимся в данном документе требованием, а также не указаны конкретные способ и порядок передачи П.Н. названного имущества, то ввиду возникшей неясности просит разъяснить предусматривает ли выданный исполнительный лист возложение обязанности на должника П.К. передать П.Н., находящиеся в его владении и пользовании вышеуказанные гаражные боксы по акту приема-передачи, а также подлежит ли данный исполнительный лист исполнению способом и в порядке, установленными положениями ст . 88 Федерального закона N 229 «Об исполнительном производстве «, то есть изъятия указанных боксов из фактического владения должника П.К. и передачи их судебным приставом-исполнителем П.Н., по акту приема — передачи.

В судебном заседании суда первой инстанции П.Н. требования и доводы, изложенные в заявлении, поддержала.

Судом постановлено вышеуказанное определение.

В частной жалобе П.Н. просит определение суда отменить, как незаконное и необоснованное.

В соответствии со ст. 333 Гражданского процессуального кодекса РФ, частная жалоба рассматривается без извещения лиц, участвующих в деле.

Изучив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Согласно ст. 32 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ, в случае неясности положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ, с заявлением о разъяснении его положений, способа и порядка его исполнения.

Заявление о разъяснении положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения рассматривается судом, другим органом или должностным лицом, выдавшими исполнительный документ, в десятидневный срок со дня его поступления.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме, указал, что данные, внесенные в исполнительные документы, не содержат сведений, которые бы необходимо было бы разъяснять.

В соответствии с 2 ст. 13 Гражданского процессуального кодекса РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединения, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Из содержания ч. 1 ст. 433 Гражданского процессуального кодекса РФ, части 1 ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» следует, что разъяснение заключается в более полном и ясном изложении тех частей судебного акта, исполнительного документа, понимание которых вызывает затруднение, в целях устранения препятствий к исполнению. При разъяснении исполнительного документа внесение изменений в содержание судебного акта не допускается.

Судом установлено, что решением Кстовского городского суда Нижегородской области от 17 февраля 2015 года постановлено:

Признать совместно нажитым имуществом супругов П.Н. и П.К.:

2. Транспортное средство марки ГАЗ-3221, 2004 года выпуска, г/н. , VIN , стоимостью 143800 руб.;

3. Транспортное средство марки TOYOTA LEXUS 470, 2000 года выпуска, г/н , стоимостью 513024 руб.;

4. Кондиционер GALANT GIW07RG25, стоимостью 8831 руб.,

5. Угловую акриловую ванну TRITON Сабина, стоимостью 13299 руб.,

6. Холодильник LIEBHERR CP40030, стоимостью 12496 руб.,

7. Стиральную машину ARISTON AL 128 DEX, стоимостью 4294 руб.,

8. Телевизор SAMSUNG PS 42 C 431A2W, стоимостью 14236 руб.,

9. Пылесос LG V-C3954ST, стоимостью 470 руб.,

10. Спальный гарнитур «Этюд», стоимостью 7087 руб.,

11. Кухонный набор, стоимостью 3636 руб.

12. Экскаватор гусеничный JCB JS220SC, 2012 г. выпуска, гос. номер , стоимостью 4815000,62 руб.

13. Экскаватор гусеничный JCB JS220S Т2, 2012 г. выпуска, гос. номер , стоимостью 4700000,18 руб.

Произвести раздел совместно нажитого имущества супругов в период брака.

Признать за П.Н., года рождения и П.К., года рождения, право общей долевой собственности, в ? доле за каждым, на жилой дом, общей площадью 549,9 кв. м, стоимостью 7190000 руб. и земельный участок, площадью 1085 кв. м, категория земель — земли населенных пунктов, разрешенное использование: для ведения личного подсобного хозяйства, стоимостью 1285000 руб., расположенные по адресу: .

Признать за П.Н. право собственности на транспортное средство марки TOYOTA LEXUS 470, 2000 года выпуска, г/н , стоимостью 513024 руб. Взыскать с П.Н. в пользу П.К. компенсацию в сумме 256512 руб.

Передать в собственность П.К. следующее имущество:

1. Кондиционер GALANT GIW07RG25, стоимостью 8831 руб.,

2. Угловую акриловую ванну TRITON Сабина, стоимостью 13299 руб.,

3. Холодильник LIEBHERR CP40030, стоимостью 12496 руб.,

4. Стиральную машину ARISTON AL 128 DEX, стоимостью 4294 руб.,

5. Телевизор SAMSUNG PS 42 C 431A2W, стоимостью 14236 руб.,

6. Пылесос LG V-C3954ST, стоимостью 470 руб.,

7. Спальный гарнитур «Этюд», стоимостью 7087 руб.,

8. Кухонный набор, стоимостью 3636 руб.

На общую сумму 64000 руб., взыскать с П.К. в пользу П.Н. компенсацию в сумме 32000 руб.

Произвести взаимозачет взысканных сумм, окончательно взыскать с П.К. в пользу П.Н. денежную компенсацию в сумме 4 604 888, (четыре миллиона шестьсот четыре тысячи восемьсот восемьдесят восемь) руб. 40 коп.

В остальной части исковых требований П.Н. и встречных исковых требований П.К. — отказать.

Взыскать с П.Н. в доход государства государственную пошлину — 52411 (пятьдесят две тысячи четыреста одиннадцать) руб. 94 коп.

Взыскать с П.Н. в пользу ООО «Лига-Эксперт НН» ) расходы на проведение экспертного исследования — 15000 (пятнадцать тысяч) руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 26.05.2015 года постановлено: Решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 17 февраля 2015 года отменить в части отказа в признании общей совместной собственности супругов гаражных боксов N находящихся по адресу: , вдоль линии ДЭП в ГСК «Мотор».

В отмененной части принять новое решение, в соответствии с которым:

Признать совместно нажитым имуществом супругов П.Н. и П.К. гаражные боксы N, находящиеся по адресу: , вдоль линии ДЭП в ГСК «Мотор».

Передать в собственность П.Н. гаражные боксы N , находящиеся по адресу: , вдоль линии ДЭП в ГСК «Мотор», каждый площадью 89,27 кв. м, стоимостью 770573 рубля.

Передать в собственность П.К. гаражные боксы N находящиеся по адресу: , вдоль линии ДЭП в ГСК «Мотор», каждый площадью 89,27 кв. м, стоимостью 770573 рубля.

Решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 17 февраля 2015 года изменить в части размера денежной компенсации, взысканной с П.К. в пользу П.Н., а также в части размера расходов за проведение экспертизы, взысканных с П.Н. в пользу ООО «Лига Эксперт НН», размера государственной пошлины, взысканной с П.Н. в доход государства.

В измененной части принять по делу новое решение, в соответствии с которым: Взыскать с П.К. в пользу П.Н. денежную компенсацию в размере 4 605 062 руб. 90 коп.

Взыскать с П.Н. в пользу ООО «Лига Эксперт» расходы за проведение экспертизы в сумме 7 500 рублей.

Взыскать с П.К. в пользу ООО «Лига Эксперт» расходы за проведение экспертизы в сумме 7 500 рублей.

Взыскать с П.Н. в доход государства государственную пошлину в размере 59 600 рублей.

Взыскать с П.К. в доход государства государственную пошлину в размере 59 000 рублей.

В остальной части решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 17 февраля 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы П.Н., П.К. — без удовлетворения.

Кстовским городским судом выданы исполнительные листы на принудительное исполнение решения суда в части взыскания денежных средств.

Кстовским городским судом дополнительно выдан исполнительный лист ФС , о передаче в собственность П.Н. гаражных боксов.

постановлением судебного пристава-исполнителя Советского районного отдела УФССП России по Нижегородской области в возбуждении исполнительного производства отказано, поскольку не указана резолютивная часть акта.

Установив вышеизложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе П.Н. в удовлетворении заявления, указав на то, что передача в собственность П.Н. гаражных боксов установлено апелляционным определением Нижегородского областного суда от 26.05.2015 года, которое является основанием для оформления истцом право собственности на указанное имущество.

С указанным выводом судебная коллегия соглашается, поскольку считает его основанным на правильном применении норм материального и процессуального права, с учетом установленных, при рассмотрении заявления, юридически значимых обстоятельств.

Утверждения П.Н. в заявлении в суд и в частной жалобе о возможности применения к возникшим правоотношениям положений статьи 88 Федерального закона «Об исполнительном производстве » основаны на неправильном понимании закона .

Согласно положениям указанной статьи в случае присуждения взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель изымает его у должника и передает взыскателю по акту приема-передачи; в случае присуждения взыскателю бездокументарных ценных бумаг, указанных в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о списании соответствующих ценных бумаг лицом, осуществляющим учет прав на них, со счета должника и зачислении на счет взыскателя (часть 1). Если взыскатель отказался от получения вещи, указанной в исполнительном документе, то судебный пристав-исполнитель составляет об этом акт, возвращает указанную вещь должнику и обращается в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства в отношении этой вещи (часть 2).

Таким образом, положения указанной статьи регулируют вопросы передачи взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе. Вместе с тем, при обращении в суд с вышеуказанным иском, требований о принудительном изъятии и передачи присужденного истцу и ответчику совместно нажитого имущества, сторонами заявлено не было. Следовательно, в принятых при рассмотрении дела судебных постановлениях, а в дальнейшем и в выданных исполнительных листах, не были указаны меры, предусматривающие принудительных характер исполнения рассмотренных требований. Другое, противоречило бы требованиям ч. 1 ст. 433 Гражданского процессуального кодекса РФ, ч. 1 ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

При этом, Федеральным законом РФ «Об исполнительном производстве» выдача исполнительных листов на принудительное исполнение решения в части признания стороной права собственности на переданное ему имущество, не предусмотрена.

В связи с чем, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что исполнительный лист серии ФС от 11.12.2015 года, выдан П.Н. ошибочно, в связи с чем, подлежал возвращению в суд выдавший его.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены определения суда, судебная коллегия не усматривает и считает, что доводы частной жалобы, не содержат правовых оснований для отмены определения суда.

Выводы суда являются правильными, основанными на представленных материалах и требованиях норм процессуального права.

Руководствуясь ст. ст. 331 — 334 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия,

Арест ценных бумаг

В ч. 4 ст. 82 Закона об исполнительном производстве законодатель определяет арест следующим образом: наложение ареста на ценные бумаги, принадлежащие должнику, означает запрет для должника распоряжаться ими (продавать, предоставлять в качестве обеспечения собственных обязательств или обязательств третьих лиц, обременять иным образом, а также передавать такие ценные бумаги для учета прав другому депозитарию или держателю реестра, осуществляющему ведение реестра владельцев ценных бумаг). При установлении иных ограничений, в том числе ограничений права на получение дохода и других прав должника, закрепленных ценными бумагами, судебный пристав-исполнитель обязан перечислить установленные ограничения в постановлении о наложении ареста на ценные бумаги.

Таким образом, можно сделать вывод, что запрет для должника распоряжаться ценными бумагами — это запрет продавать, предоставлять в качестве обеспечения собственных обязательств или обязательств третьих лиц, обременять иным образом, а также передавать такие ценные бумаги для учета прав другому депозитарию или держателю реестра, осуществляющему ведение реестра владельцев ценных бумаг.

При этом законодатель учел возможность установления иных ограничений, кроме тех, что перечислены в ч. 4 ст. 82 Закона об исполнительном производстве, однако для этого необходимо указать данные ограничения в постановлении о наложении ареста.

Процедура наложения ареста ценных бумаг у регистратора или номинального держателя выглядит примерно следующим образом. Предположим, что у судебного пристава-исполнителя имеется информация о том, что должник владеет акциями определенного предприятия. Судебный пристав-исполнитель знает наименование эмитента, а также наименование и адрес организации, которая ведет учет акций, однако судебному приставу-исполнителю чаще всего неизвестно количество акций, которыми владеет должник, а если и известно, то в любом случае количество акций — величина непостоянная. Таким образом, судебному приставу-исполнителю необходимо приехать к лицу, осуществляющему учет акций, и запросить выписку по лицевому счету (счету депо), после чего выносится постановление, которое вручается регистратору (номинальному держателю)1Следует учесть, что в данном случае может возникнуть проблема с печатью на постановлении судебного пристава-исполнителя, т.е.: или ее надо иметь с собой, или приехать с постановлением, на котором стоит печать, но не вписаны некоторые реквизиты, в частности количество ценных бумаг, которые вписываются после получения выписки (хотя легитимность такого действия, как представляется, достаточно сомнительна)..

Согласно ч. 3 ст. 82 Закона об исполнительном производстве в постановлении или акте о наложении ареста на ценные бумаги указывается общее количество арестованных ценных бумаг, их вид и сведения о лицах, выдавших ценные бумаги, дата и место выдачи, другие данные, позволяющие идентифицировать ценные бумаги, а также установить принадлежность ценных бумаг должнику.

В постановлении о наложении ареста на эмиссионные ценные бумаги, кроме вышеуказанных реквизитов, необходимо указать государственный регистрационный номер (он один для всего выпуска), фамилию и инициалы регистратора (депозитарий, брокер, сам должник), у которого учитываются ценные бумаги.

При этом в одном из пунктов постановления целесообразно запросить у регистратора (номинального держателя) выписку по лицевому счету (счету депо), в которой необходимо указать общее количество уже арестованных ценных бумаг, государственный (или иной) регистрационный номер, запись, что в отношении ценных бумаг, принадлежащих должнику, произведено блокирование операций, а также номера счетов, по которым произведено блокирование операции.

Следует иметь в виду, что уставом акционерного общества может быть предусмотрена конвертация привилегированных акций определенного типа в обыкновенные акции или привилегированные акции иных типов. В этом случае уставом акционерного общества на момент принятия решения, являющегося основанием для размещения конвертируемых привилегированных акций, должны быть определены порядок их конвертации, в том числе количество, категория (тип) акций, в которые они конвертируются, и иные условия конвертации.

Конвертация привилегированных акций в облигации и иные ценные бумаги, за исключением акций, не допускается. Конвертация привилегированных акций в обыкновенные акции и привилегированные акции иных типов допускается только в том случае, если это предусмотрено уставом акционерного общества, а также при реорганизации акционерного общества.

При этом полученные в результате конвертации или обмена ценные бумаги считаются находящимися под арестом на тех же условиях, что и ценные бумаги, арестованные по постановлению судебного пристава-исполнителя, если это не противоречит целям наложения ареста. Судебный пристав-исполнитель в дополнение к ранее вынесенному постановлению обязан вынести постановление о наложении ареста на ценные бумаги, полученные в результате конвертации или обмена, с учетом размера задолженности, определяемого в соответствии с ч. 2 ст. 69 Закона об исполнительном производстве.

Обращение взыскания на акции по решению суда в порядке принудительного исполнительного производства

Стадия исполнения вступившего в законную силу судебного акта является составной и неотъемлемой частью гражданского (арбитражного) судопроизводства. Общепризнанная неэффективность исполнения решений судов – одно из доказательств наличия существенных проблем в судопроизводстве.

Сторонами исполнительного производства – его основными лицами являются взыскатель и должник (статьи 48 и 49 Федерального закона от 2 октября 2007 года №229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Акции являются именными бездокументарными ценными бумагами и отнесены законом к «иному имуществу» (статья 128 Гражданского кодекса РФ). Акции акционерных обществ учитываются в реестрах акционеров (глава VI Федерального закона от 26 декабря 1995 года №208-ФЗ «Об акционерных обществах»).

По правилу ч.3 п.1 статьи 8 Федерального закона от 22 апреля 1996 года №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» профессиональный участник рынка ценных бумаг, который осуществляет деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг, именуется регистратором (держателем реестра).

Держатель реестра осуществляет свою деятельность в соответствии с федеральными законами, нормативными актами Банка России, а также с правилами ведения реестра, которые обязан утвердить держатель реестра. Требования к указанным правилам устанавливаются Банком России (ч.6 п.1 ст.8 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»).

Бестелесность, физическая неовеществленность акции вызывает специфичность действий по принудительной передаче прав на неё.

Согласно базовому принципу исполнительного производства взыскатель вправе сам определить исполнять вердикт суда самостоятельно обратившись непосредственно к регистратору или возбудить исполнительное производство в уполномоченном структурном подразделении Федеральной службы судебных приставов (ФССП России).

Фактически практика показывает, что регистраторы пользуясь своим незначительном количеством, боязнью проблем с лицензирующим органом и страхом перед внутрикорпоративными конфликтами всячески усложняют взыскателю вхождение в права при непосредственном обращении последнего к держателю реестра с требованием исполнить судебный акт. При этом регистраторы расширительно толкуют п.п.7.3.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ от 2 октября 1997г. №27, который определяет крайне простой состав документов, необходимых для внесения в реестр акционеров записи о переходе прав собственности на ценные бумаги по решению суда: только копия решения суда, вступившего в законную силу, заверенная судом, и исполнительный лист (передается регистратору).

Прямое обращение взыскателя к регистратору допускается прежде всего на основании статьи 8.1 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Так, согласно п.3 ст.8.1 Федерального закона «Об исполнительном производстве» исполнительный документ о списании ценных бумаг подлежит исполнению лицом, осуществляющим учет прав на эмиссионные ценные бумаги должника. Федеральным законом «Об исполнительном производстве» (п.п.4 п.3 статьи 68) также устанавливается, что одной из мер принудительного исполнения является изъятие у должника имущества, присужденного взыскателю. Конкретизируя названную норму Федеральный закон «Об исполнительном производстве» в статье 88 устанавливает следующее:

«Статья 88. Передача взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе

1. В случае присуждения взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель изымает его у должника и передает взыскателю по акту приема-передачи. В случае присуждения взыскателю бездокументарных ценных бумаг, указанных в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о списании соответствующих ценных бумаг лицом, осуществляющим учет прав на них, со счета должника и зачислении на счет взыскателя.

2. Если взыскатель отказался от получения вещи, указанной в исполнительном документе, то судебный пристав-исполнитель составляет об этом акт, возвращает указанную вещь должнику и обращается в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства в отношении этой вещи».

Утвержденная нормативным актом ФССП России унифицированная форма постановления судебного пристава-исполнителя о списании ценных бумаг со счета должника и зачислении на счет взыскателя в порядке статьи 88 Федерального закона «Об исполнительном производстве» отсутствует, но de facto она имеется.

Федеральным законом от 02.07.2013 №142-ФЗ (действует с 01.10.2013г.) в новой и более развернутой редакции сформулирована глава 7 «Ценные бумаги» Гражданского кодекса РФ.

В данной главе 7 Гражданского кодекса РФ установлено регулирование смены правообладателей по бездокументарной ценной бумаге. Общее правило (п.2 статьи 149.2 Гражданского кодекса РФ) императивно устанавливает, что права по бездокументарной ценной бумаге переходят к приобретателю с момента внесения лицом, осуществляющим учет прав на бездокументарные ценные бумаги, соответствующей записи по счету приобретателя. Сходное правило предусмотрено и в ч.2 статьи 29 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» на основании которого право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю в случае учета прав на ценные бумаги в реестре с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя.

В свою очередь, п.1 статьи 149.2 Гражданского кодекса РФ определяет, что «передача прав на бездокументарные ценные бумаги приобретателю осуществляется посредством списания бездокументарных ценных бумаг со счета лица, совершившего их отчуждение, и зачисления их на счет приобретателя на основании распоряжения лица, совершившего отчуждение. Законом или договором правообладателя с лицом, осуществляющим учет прав на бездокументарные ценные бумаги, могут быть предусмотрены иные основания и условия списания ценных бумаг и их зачисления, в том числе возможность списания ценных бумаг со счета лица, совершившего отчуждение, без представления его распоряжения».

Оформление передачи прав на бездокументарные ценные бумаги в соответствии с судебным решением производится лицом, осуществляющим учет прав, на основании решения суда или на основании акта лица, осуществляющего исполнение судебного решения (ч.3 п.5 статьи 149.2 Гражданского кодекса).

Федеральным законом от 02.07.2013г. №142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» предусматривается, что (п.5 статьи 3) акционерные общества, которые на день вступления в силу настоящего Федерального закона (01.10.2013г.) в соответствии с пунктом 3 статьи 44 Федерального закона «Об акционерных обществах» были держателями реестров акционеров этих обществ, сохраняют право вести указанные реестры в течение года после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По истечении года после дня вступления в силу Федерального закона от 02.07.2013 №142-ФЗ указанные акционерные общества обязаны передать ведение реестра лицу, имеющему предусмотренную законом лицензию.

Вне зависимости от передачи акционерным обществом реестра акционеров регистратору само акционерное общество не вправе со 2 октября 2014 года совершать действия со своим реестром акционеров (см. например Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 12 сентября 2014 г. по делу №А14-11708/13, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17 января 2014 г. по делу №А75-7235/2013, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2014 г. №15АП-2136/2014).

Обратим внимание, что несмотря на то, что с даты подписания Президентом РФ Федерального закона от 02.07.2013г. №142-ФЗ прошло уже почти два года (!) системные правки в Федеральный закон «Об акционерных обществах» не приняты.

Так, последние новации в главу VI «Реестр акционеров общества» Федерального «Об акционерных обществах» датированы ещё 07.12.2011г. и до сих пор например формально действует норма о том, что держателем реестра акционеров общества может быть это общество или регистратор (п.3 ст.44 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Это как нам представляется является одним из доказательств отсутствия системности в изменениях законодательства.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» устанавливает, что (п.п.16 п.1 статьи 64) судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия по проведению проверки правильности списания с лицевого счета должника в системе ведения реестра и счетах депо в депозитариях, открытых профессиональным участником рынка ценных бумаг в соответствии с Федеральным законом «О рынке ценных бумаг», и зачисления на лицевой счет или счет депо взыскателя эмиссионных ценных бумаг по заявлению взыскателя или по собственной инициативе, в том числе по исполнительным документам. При проведении такой проверки организация или иное прямо указанное в законе лицо обязаны представить судебному приставу-исполнителю соответствующие бухгалтерские и иные документы.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса РФ одним из способов защиты нарушенных гражданских прав является взыскание убытков. В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Все приведенные нормы по нашему мнению устанавливают, что:

— постановление судебного пристава-исполнителя о списании и зачислении акций непосредственно не порождает права взыскателя на акции и требует проведения соответствующих операций по лицевым счетам в соответствующем реестре акционеров акционерного общества, производимым профессиональным регистратором;

— только после проведения профессиональным независимым регистратором операций по лицевым счетам реестра акционеров судебный акт считается надлежаще исполненным;

— в случае просрочки оформления акционерным обществом правоотношений по ведению реестра акционеров с внешним держателем реестра даже вследствие злоупотребления правом может ставиться вопрос о неисполнении судебного акта, но не о приобретении взыскателем прав на присужденные ему судом акции;

— при невозможности стать акционером взыскатель вправе обратиться с требованиями о взыскании убытков к акционерному обществу, и/или регистратору, и иным ответственным лицам (например, руководителю акционерного общества).

Законодательное регулирование долговых обязательств

Особенность, в соответствии с которой работает рынок ценных бумаг (РЦБ), заключается в том, что профессиональный участник рынка ценных бумаг ведет на ней финансовую деятельность. Закон гласит, что взыскание по долгам, которые он получает со стороны участников рынка ценных бумаг, не должно обращаться на ценные бумаги его клиентов, которые находятся на лицевых счетах системы ведения реестра и на специальных счетах депо в депозитарии, открытом профессиональными участниками рынка ценных бумаг (ФЗ 22 апреля 1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»).

Помимо этого, взыскание долгового обязательства управляющей компании паевого инвестиционного фонда не может быть обращено на ценные бумаги лица, которое подает заявку на покупку инвестиционных паев (инвестора), хранящихся на отдельных счетах банка и (или) счетах депо управляющей компании. Это относится к такой структуре, как паевой инвестиционный фонд (ПИФ) до момента внесения в фондовый реестр владельцев паев инвестиций записей об их покупке.

Особенности обращения на ценные бумаги

Определение 1

Обращение взыскания на ценные бумаги, которое проводится в виде взыскания на имущество должника (владелец именных эмиссионных ценных бумаг), включая эмиссионные ценные бумаги на предъявителя, выпускаемые для обязательного централизованного хранения или депонированные по прочим основаниям у депозитариев, производится в виде ареста.

В срок 3 дня с момента получения юридического исполнительного документа от судебного пристава исполнителя или взыскателя лицо, которое ведет учет прав должника, должно выполнить требования о списании с лицевых счетов или со счетов депо должника и зачислении на лицевые счета или счета депо взыскателей, что указано в предъявленном документе. Также необходима отметка о полном или частичном неисполнении предъявляемых требований по причине отсутствия на счетах средств, необходимых для того, чтобы полностью удовлетворить требования взыскателя.

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание

Списание эмиссионных ценных бумаг при наступлении долговых обязательств

Определение 2

Процесс списания выпущенных ценных бумаг со счетов номинального держателя, осуществляемый в рамках системы формирования реестра, при проведении взыскания на имущественное положение должника, который должен являться клиентом депозитария, без списания бумаг со счетов депо должника не допустим.

При списывании эмиссионных ценных бумаг клиента-должника с депо-счетов при учете прав на подобные бумаги депозитарием должен быть обеспечен единовременный процесс списания такого же числа эмиссионных ценных бумаг. Они должны быть такого же вида (характеристик, категорий, типов). В случае невозможности подобного порядка списания их необходимо списывать в последовательно с депо-счетов должника, затем со счета депозитария, счета каждого следующего депозитария, вплоть до того счета депозитария — номинального держателя системы ведения реестра владельцев бумаг.

Если же находящихся на лицевых счетах или счетах депо должника эмиссионных ценных бумаг не будет достаточно для того, чтобы исполнить включенные в исполнительный документ требования, лицо, учитывающее права на них, списывает со счета должника, продолжая последующее исполнение в процессе зачисления их на счет должника. Это производится до того момента, пока не будут исполнены требования, которые содержатся в исполнительном документе. Об осуществленных списаниях и при поступлении исполнительного документа лицо, которое производит учет прав на выпущенные ценные бумаги, должно незамедлительно сообщить приставам, занимающимся взысканием, или самому взыскателю.

Всё ещё сложно? Наши эксперты помогут разобраться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *