Объект уголовно правовой охраны

Здоровье как приоритетный объект уголовно-правовой охраны

Здоровье человека — важнейшая составляющая его жизни. Если мы заглянем в толковый словарь С. И. Ожегова, то увидим следующее определение термина: Здоровье — это правильная, нормальная деятельность организма, его полное физическое и психическое благополучие . Но здоровье человека не может постоянно оставаться в одном и том же состоянии. На правильную и нормальную деятельность нашего организма влияют самые различные факторы: климатические, социально-экономические, биологические. Но самым неожиданным фактором, подрывающим здоровье, являются социальные отношения. В современном мире люди все чаще решают свои проблемы при помощи собственной силы. Зачастую, люди, сами того не желая, например, в бытовых ссорах, наносят увечья, подрывающие здоровье или же вообще приводят к летальному исходу пострадавшего. Манера решать все не словами, а кулаками имеет не самые приятные последствия.

Права и свободы человека и гражданина охраняются государством. В Конституции РФ этому посвящена специальная глава. Статья 17 (ч. 1) Конституции провозглашает: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» . В качестве решения вопросов, касаемых умышленного причинения вреда здоровью выступает уголовное законодательство. Оно определяет ответственность за данные преступления в соответствии со статьями 111–125, определяя степень тяжести причиненного вреда здоровью и обстоятельства, при которых было совершено преступление. УК РФ предусматривает ответственность за следующие преступления против здоровья: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111); умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114); умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115); побои (ст. 116); истязание (ст. 117); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118); заражение венерической болезнью (ст. 121); заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122).

Помимо указанных криминальных деяний в гл. 16 УК РФ предусматривается также ответственность за преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье. К их числу относятся: угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119); принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120); незаконное производство аборта (ст. 123); неоказание помощи больному (ст. 124); оставление в опасности (ст. 125).

Борзенков Г. Н. дает следующее определение преступлениям против здоровья — это умышленно или по неосторожности совершаемые деяния, посягающие на здоровье другого человека и причиняющие телесные повреждения либо вызывающие заболевания или патологические состояния, а также деяния, ставящие потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние. Объектом этих преступлений является здоровье потерпевшего. Под вредом здоровью понимаются телесные повреждения, т. е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, а также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, химических, биологических, психических .

Но УК РФ отказался от использования традиционного понятия «телесные повреждения», под которыми подразумеваются нарушения анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, которые возникли вследствие воздействия факторов внешней среды . Замена в УК РФ понятия «телесные повреждения» на «повреждение здоровья» имеет достаточно обоснованный характер. Далеко не всякий вред здоровью, хоть он возник от воздействия факторов внешней среды, может рассматриваться как телесное повреждение. Понятие «повреждение здоровья» охватывает причиняемый здоровью вред, не связанный с нарушением физиологических функций органов и тканей или их анатомической целостности. Это, к примеру, такие болезненные расстройства, как реактивные психические и невротические состояния, которые возникают из-за неблагоприятного психического воздействия на потерпевшего, либо инфекционные заболевания от заражения одного человека другим культурой патогенных микробов. Кроме того, это могут быть венерические или профессиональные заболевания, расстройство психики, отравления, заболевание токсикоманией или наркоманией и тому подобное. Чаще всего, однако, приходится иметь дело с нарушением физиологической функции органов и тканей или их анатомической целостности, то есть с телесными повреждениями.

Что же касается квалификации содеянного как посягательства на здоровье необходимо, чтобы оно было противоправным, совершенным против воли человека. не Преступным следует считать посягательство на здоровье человека, если имело место согласие потерпевшего на причинение ему вреда, например, легкого. Так, не рассматривается как преступление причинение вреда здоровью пациента в результате надлежащего лечебного либо нелечебного медицинского вмешательства, выполненного lege artis (по всем правилам искусства, науки) .

По степени тяжести УК РФ различает тяжкий вред здоровью, средней тяжести вред здоровью и легкий вред здоровью Ведущее значение среди преступлений против здоровья отводится умышленному причинению тяжкого вреда здоровью (статья 111 Уголовного кодекса), относящегося к категории тяжких преступлений, а при наличии отягчающих обстоятельств — и к особо тяжким преступлениям. Доля умышленного причинения тяжкого вреда здоровью составляет примерно 1/4 часть всех преступлений против здоровья.

Давайте рассмотрим какие преступления относятся к тяжким, средней тяжести и легким.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является наиболее опасным преступлением, которое посягает на безопасность здоровья человека.Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК). Объективная сторона этого преступления выражается в деянии, причинившем тяжкий вред здоровью (общественно опасное последствие), и причинной связи между причиненным вредом здоровью и действием или бездействием виновного. Признаком тяжкого вреда здоровью является опасный для жизни вред здоровью, а при отсутствии этого признака — такие последствия причинения вреда здоровью, как: утрата органом функций или потеря органа, расстройство здоровья, связанное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на 1/3, потеря речи, зрения, слуха, полная потеря профессиональной трудоспособности, прерывание беременности, неизгладимое обезображение лица, психическое расстройство, заболевание токсикоманией или наркоманией. Наличие хотя бы одного из указанных признаков дает основания для признания вреда, причиненного здоровью, тяжким.

Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК) с объективной стороны представляет собой причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть. Следовательно, признаками средней тяжести вреда здоровью являются:

а) отсутствие опасности для жизни человека в момент причинения;

б) если оно не влечет последствий, предусмотренных в ст. 111 УК в качестве признаков тяжкого вреда здоровью;

в) если оно вызывает длительное расстройство здоровья потерпевшего

г) значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК) предусматривает ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Уголовный кодекс 1996 г., в отличие от прежнего уголовного законодательства, не предусматривает уголовную ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности. Исключение уголовной ответственности за эти действия обусловлено незначительной степенью их общественной опасности.

Таким образом, в отличие от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, умышленное причинение легкого вреда здоровью не может влечь за собой последствий, предусмотренных ст. 111 и 112 УК РФ. Признаками легкого вреда здоровью выступают:

а) кратковременное расстройство здоровья;

б) незначительная стойкая утрата трудоспособности.

Для того, чтобы не спутать тяжкий и легкий вред здоровью со средним нужно запомнить, что тяжкий вред ставит потерпевшего в состояние, опасное для жизни, легкий вред здоровью приносит лишь небольшие физические страдания, но трудоспособность не теряется.

Итак, здоровье человека, обеспечивающее физическую и психическую полноценность человека, является приоритетным объектом уголовно — правовой охраны. Любое умышленное нарушение нормальной деятельности организма, целостности тканей, утрата органом своих функций, кратковременное или длительное расстройство организма, независимо от степени тяжести нанесённых телесных повреждений и последствий, к которым привело данное преступление, уголовно наказуемо. Берегите свое здоровье и не создавайте ситуацию, когда вы сами того не желая можете получить или нанести телесные повреждения.

Литература:

  1. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 14-е изд. — М., 1983. —344с.
  2. Борзенков Г. Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. М., 2009; Коробеев А. И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. М., 2012. — 56с.
  3. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учеб. для студентов вузов. обучающихся по спец. «Юриспруденция» / Под. Ред. А. И. Рарога. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2004. — 671 с.
  4. Б. Т. Разгильдиев, А. Н. Красиков. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под редакцией доктора юридических наук, профессора Б. Т. Разгильдиева и кандидата юридических наук, доцента А. Н. Красикова. — Саратов: СЮИ МВД России,1999. — 672 с.
  5. Винокуров И. В., Томилин В. В. Судебная медицина: Учебник. М., 2011.С. 57
  6. Пункт 2 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, которые утверждены приказом Министерства здравоохранения РФ от 17 августа 2007 г. № 522). Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека»

Жизнь как объект уголовно-правовой охраны



В науке уголовного права нет единого подхода к определению объекта преступления против жизни, к которым относится и убийство. Некоторые авторы полагают, что непосредственным объектом убийства являются общественные отношения по охране жизни человека. Право на жизнь рассматривается ими как объективное право каждого человека, которому противостоит обязанность всех других лиц воздерживаться от посягательств на жизнь другого человека .

А. Н. Красиков высказал точку зрения, согласно которой, при убийстве происходит посягательство, прежде всего, на права лица, а не на общественные отношения. Под непосредственным объектом посягательства при убийстве он рассматривает право на жизнь .

Н. И. Загородников придерживается противоположной точки зрения, признавая объектом убийства соответствующие общественные отношения по охране жизни. Он пишет: «Когда мы говорим жизнь, здоровье, мы имеем в виду не физическое значение «жизнь»…, а понимаем под этими терминами совокупность общественных отношений, относящихся к охране личности» .

Ряд авторов рассматривает жизнь человека в качестве объекта посягательства наряду с общественными отношениями. Так, по мнению Ю. А. Демидова, «ценность жизни или здоровья неизмеримо выше, чем совокупность подвергающихся посягательству общественных отношений… Учитывая ценностное соотношение, с одной стороны, общественных отношений, которым может быть причинен ущерб этими преступлениями, а с другой — жизнь и здоровье человека, закон указал на последние как на объекты, охраняемые нормами об ответственности за убийство и за телесные повреждения. Иное теоретическое решение данного вопроса — признание охраняемым объектом только общественных отношений — противоречит этическим положениям о ценности человека и прямым указаниям уголовного закона» .

Нам представляется более убедительной последняя точка зрения, поскольку жизнь человека является не только субъективным правом, охраняемым правовыми нормами, но и самостоятельной социальной, духовной и биологической ценностью. Поскольку убийство лишает человека этой ценности (жизни), неизбежно встает вопрос о том, когда начинается ее охрана и когда она прекращается. Уяснение этих временных рамок непосредственно связано с началом и окончанием жизни. Именно в этих пределах может наступать ответственность за убийство и другие посягательства на жизнь.

Существенное практическое значение для уголовно-правовой оценки деяния как преступления против жизни имеет определение границ жизни, т. е. момента ее начала и окончания. По вопросу о начале и окончании жизни в юридической и медицинской литературе можно встретить множество различных точек зрения. Так, А. А. Пионтковский считал, что моментом начала самостоятельной жизни младенца является либо начало дыхания, либо момент отделения пуповины .

Такого же мнения придерживается и С. В. Бородин, полагая, что моментом начала жизни следует считать мгновение, с которого организм ребенка способен самостоятельно функционировать и полностью отделен от организма матери . Если признать ее правильной, то причинение смерти уже родившемуся ребенку, которого с организмом матери еще связывает пуповина, или же ребенка во время родов, у которого из утробы матери уже показалась головка, не считалось бы убийством в уголовно-правовом смысле.

Однако подобное умозаключение противоречит действующему ст. 106 УК РФ, которым установлена ответственность за лишение жизни ребенка матерью сразу же после родов или во время их, называемое убийством.

Более определенную позицию занимал А. А. Жижиленко. Он полагал, что, пока не начались роды, будет налицо умерщвление плода, а не убийство, но как только роды начались, в особенности, если часть младенца появилась наружу, можно говорить о рождении человека, убийство которого должно быть наказуемо . По мнению биологов, жизнь человека как биологического индивидуума начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетический материал.

С этой точки зрения аборт на любом сроке беременности придется признавать намеренным прекращением жизни человека как биологического индивидуума. Такая точка зрения имеет право на существование, но она не должна привести к одинаковой уголовно-правовой защите жизни человека и плода. По нашему мнению, более обоснованной является позиция Н. И. Загородникова, который считает, что началом жизни человека следует признать начало физиологических схваток, так как этот момент свидетельствует о том, что плод достаточно созрел и имеет все необходимые качества для жизни.

Нормативное определение момента начала жизни содержится в ч. 1 ст. 53 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и определяется моментом отделения плода от организма матери посредством родов. Медицинские критерии живорождения определены в Приказе Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 № 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи» .

Медицинскими критериями рождения являются: 1) срок беременности 22 недели и более; 2) масса тела ребенка при рождении 500 грамм и более (или менее 500 грамм при многоплодных родах); 3) длина тела ребенка при рождении 25 см и более (в случае, если масса тела ребенка при рождении неизвестна); 4) срок беременности менее 22 недель или масса тела ребенка при рождении менее 500 грамм, или в случае, если масса тела при рождении неизвестна, длина тела ребенка менее 25 см, — при продолжительности жизни более 168 часов после рождения (7 суток).

Признаками живорождения являются: дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента.

Таким образом, началом жизни, а значит и началом ее уголовно-правовой охраны является время отделения новорожденного от организма матери, свидетельствующее о том, что плод достаточно созрел для самостоятельной жизни. Эта позиция наиболее согласуется с действующим уголовным законом.

Момент окончания жизни, т. е. момент смерти, нормативно определен в ст. 9 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180–1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» и связывается с необратимой гибелью всего головного мозга (смерть мозга).

Проведенное исследование проблем уголовно-правовой охраны жизни позволяет сделать ряд выводов имеющих, по нашему мнению, вполне определенную теоретическую и практическую значимость.

  1. Жизнь человека как объект уголовно-правовой охраны нельзя признавать совокупностью общественных отношений, обеспечивающих охрану биологического существования человека. Жизнь человека — это одна из фундаментальных ценностей, которая дается человеку и на охрану которой направлена система государственно-правовых средств.
  2. Правовая охрана жизни как биологической ценности обеспечивается в пределах реального ее существования. Эти пределы ограничиваются рождением человека и его смертью.
  3. Несмотря на разброс мнений юристов, медиков, биологов, началом жизни следует признать начало родов, а ее окончанием — биологическую смерть. Именно в этих временных границах может быть осуществлено посягательство на жизнь конкретного человека, признаваемое убийством.

Литература:

  1. Кригер Г. А. К вопросу о разграничении убийства в состоянии аффекта и убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны / Г. А. Кригер // Вестник Московского университета. — 1961. — № 1. — С. 35–39.
  2. Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России / А. А. Красиков. — Саратов, 1996. — С. 2. 174 с.
  3. Загородников Н. И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве / Н. И. Загородников // Труды Военно-юридической академии. — 1951. — № 13. — С. 42–45.
  4. Демидов Ю. А. Человек — объект уголовно-правовой охраны / Ю. А. Демидов // Государство и право. — 2002. — № 2. — С. 9–12.
  5. Пионтковский А. А. Объект преступления. Советское уголовное право. Часть общая / А. А. Пионтковский. — М., 1959. — 174 с.
  6. Бородин С. В. Преступления против жизни / С. В. Бородин. — М., 1999. — 290 с.
  7. Жижиленко А. А. Преступность и ее факторы // Российский криминологический взгляд. — М., 2008, № 4. — С. 36–63.
  8. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № N 323-ФЗ: по сост. на 29 июля 2017 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2011. — № 48. — Ст. 6724.
  9. О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке ее выдачи: приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 27 декабря 2011 г. № 1687н: по сост. на 02 сентября 2013 г. // Российская газета. — 2012. — 23 марта. — № 64.
  10. О трансплантации органов и (или) тканей человека: закон РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-I: по сост. на 23 мая 2016 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. — 1993. — № 2. — Ст. 62.

Понятие и значение объекта преступления. Виды объектов преступления

Понятие объекта преступления

Объект преступления — это те общественные отношения, на которые направлено посягательство, чему причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления. Объектом преступления признаются важнейшие социальные ценности, интересы, блага, охраняемые уголовным правом от преступных посягательств.

В Общей части уголовного закона (ст. 2 УК РФ) дается обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. К ним относятся:

  • права и свободы человека и гражданина;
  • собственность;
  • общественный порядок и общественная безопасность;
  • окружающая среда;
  • конституционный строй Российской Федерации;
  • мир и безопасность человечества.

Этот обобщенный перечень конкретизируется в Особенной части уголовного закона, прежде всего — в названиях разделов и глав Уголовного кодекса, поскольку Особенная часть УК построена по признаку именно родового объекта преступления. Здесь указываются конкретные охраняемые уголовным законом права и свободы человека и гражданина (жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство личности, половая неприкосновенность и половая свобода, конституционные права и свободы граждан и др.), а также важнейшие общественные и государственные интересы, которым причиняется или может быть причинен существенный вред в результате преступных посягательств (собственность, экономические интересы общества и государства, здоровье населения и общественная нравственность, государственная власть и интересы государственной службы, интересы правосудия, порядок управления, порядок несения военной службы и др.).

Понятие объекта преступления тесно связано с сущностью и понятием преступного деяния, его признаками и, прежде всего, основным материальным (социальным) признаком преступления — общественной опасностью. Преступным может быть признано только то, что причиняет или может причинить существенный вред какому-либо социально значимому благу, интересу, т.е. то, что с точки зрения общества является социально опасным. Если деяние не влечет за собой наступления конкретного ущерба или не несет в себе реальной угрозы причинения вреда какому-либо охраняемому уголовным правом интересу либо этот вред явно малозначителен, такое деяние не может быть признано преступлением. Таким образом, нет преступления без объекта посягательства.

Без объекта преступления нет и состава преступления. Четырехчленная структура состава преступления (объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона) требует при квалификации деяния первостепенного установления объекта посягательства — того, чему этим деянием причинен или может быть причинен существенный вред. При отсутствии конкретного адресата посягательства в виде определенной социально значимой ценности, охраняемой уголовным законом, не может идти речь о составе какого-либо преступления.

Понятие объекта преступления самым тесным образом связано и с важнейшим признаком объективной стороны преступления — общественно опасными последствиями. Общественно опасные по следствия — это определенный вред, ущерб, причиняемый или могущий быть причиненным какому-либо социально значимому благу, интересу. Общественно опасные последствия как бы высвечивают, материализуют (в философском понимании этого слова) сущность и специфику конкретного объекта посягательства.

Таким образом, объект преступления — это охраняемые уголовным законом общественные отношения, социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред.

Значение объекта преступления в основных чертах сводится к следующему:

  1. Объект преступления — элемент каждого преступного деяния, т.е. любое преступление является таковым только тогда, когда чему-либо (какой-либо социально значимой ценности, интересу, благу, охраняемым уголовным правом) причиняется или может быть причинен существенный вред. Это находит выражение в таком законодательно закрепленном признаке преступления, как общественная опасность.
  2. Объект преступления — обязательный признак состава преступления. Не может быть ни одного конкретного состава преступления (убийство, кража, государственная измена и пр.) без непосредственного объекта посягательства.
  3. Объект преступления имеет принципиальное значение для кодификации уголовного законодательства. По признаку родового объекта преступления строится Особенная часть Уголовного кодекса РФ. Безусловно, это наиболее логичный и практически значимый критерий классификации и систематизации уголовно-правовых норм, рубрикации разделов и глав УК.
  4. Правильное установление объекта преступления позволяет отграничить преступление от других правонарушений и аморальных проступков. Кроме того, при явной малозначительности реального или возможного вреда какому-либо благу, даже охраняемому уголовным правом, не может идти речь о преступлении (ч. 2 ст. 14 УК — малозначительное деяние), так как объект не претерпевает того ущерба, который предполагается от преступления.
  5. Объект преступления позволяет определить характер и степень общественной опасности преступного деяния, т.е. какому именно социально значимому благу, охраняемому уголовным законом, и в какой степени (насколько серьезно) причинен или мог быть причинен вред.
  6. Объект преступления имеет важное, а иногда и решающее, значение для правильной квалификации деяния и отграничения одного преступления от другого.

Виды объектов преступления

Российское уголовное право различает виды объектов преступления, условно говоря, «по вертикали» и «по горизонтали».
Первая классификация традиционно выделяет общий, родовой (его иногда называют специальным) и непосредственный объекты преступления. Они соотносятся между собой подобно философским категориям «общее», «особенное» и «единичное» («отдельное»).

Виды объектов преступления «по вертикали»

Общий объект — это объект всех и каждого преступлений. Это совокупность всех социально значимых ценностей, интересов, благ, охраняемых уголовным правом от преступных посягательств. Общий объект преступления, как отмечалось, в обобщенном виде представлен в ст. 2 УК РФ — права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. Общий объект — это целое, на какую-либо часть которого посягает каждое преступление. Общий объект преступления дает целостное представление о тех благах, интересах, ценностях, которые современное общество и государство считают настолько социально значимыми, что предусматривают уголовную ответственность в случае причинения или возможности причинения им существенного вреда.

Родовой объект преступления — это объект группы однородных преступлений, часть общего объекта. Это та или иная область, сфера социально значимых ценностей, интересов, благ. Представление о родовых объектах преступлений дает рубрикация Особенной части УК по разделам и главам, поскольку именно родовой объект преступления положен в основу кодификации и классификации норм Особенной части. Этим в первую очередь определяется его принципиальная значимость. К родовым объектам преступлений относятся, например, личность, собственность, общественная безопасность, порядок управления, интересы правосудия, интересы и порядок военной службы и др. Родовой объект преступления имеет значение и для квалификации преступлений — он позволяет определить, какой именно группе, сфере однородных интересов причинен или может быть причинен ущерб в результате совершения преступного деяния (так, например, совершением взрыва может сопровождаться и диверсия, и терроризм, и убийство общеопасным способом, и даже разбойное нападение. Необходимо определить, на что по существу, на какую сферу социальных интересов направлено посягательство).

Видовой объект можно обозначить как подгруппу близких, сходных социальных благ, входящую в более широкую группу однородных, однопорядковых ценностей. Видовой объект — это объект вида (подгруппы) очень близких по характеру преступлений. Так, если родовым объектом большой группы преступлений является личность (раздел VII Особенной части УК), то видовыми объектами можно считать жизнь и здоровье (глава 16), свободу, честь и достоинство личности (глава 17), половую неприкосновенность и половую свободу личности (глава 18) и т.д. Таким образом, видовой объект — это дополнительное звено в структуре объектов преступления по вертикали. В некоторых случаях он может отсутствовать, совпадая с родовым (в частности, тогда, когда раздел Особенной части состоит всего из одной главы, например, разд. XI и гл. 33 — преступления против военной службы).

Непосредственный объект преступления — это объект отдельного конкретного преступления, часть родового объекта.
Непосредственный объект является обязательным признаком каждого состава преступления. Это какое-либо конкретное благо, на которое непосредственно направлено посягательство. Так, в преступлениях против личности непосредственными объектами. могут выступать жизнь (например, при совершении убийства), здоровье (например, при причинении различной степени тяжести вреда здоровью), личная свобода (например, при похищении человека), честь и достоинство личности (например, при оскорблении) и др. Непосредственный объект преступления имеет важное практическое значение для квалификации деяния.

Виды объектов преступления «по горизонтали»

Существуют также разновидности объектов преступления «по горизонтали». Это относится главным образом к непосредственному объекту. Бывают преступления, которые посягают одновременно на два непосредственных объекта — так называемые двуобъектные преступления (например, при разбое посягательство осуществляется одновременно и на собственность, и на личность). В таких случаях обычно различают:

  • основной, или главный, объект преступления;
  • дополнительный объект преступления (обязательный или факультативный).

Разграничение это проводится не по степени значимости объекта, а по его связи с родовым объектом преступлений данной группы. Так, в приведенном примере разбой — преступление против собственности, этим определяется и его расположение в системе Особенной части УК (гл. 21 разд. VIII), а потому именно собственность будет выступать здесь основным объектом, а личность (жизнь или здоровье) — дополнительным.

Дополнительный объект может быть как необходимым (обязательным), так и факультативным. В том же составе разбоя жизнь или здоровье — всегда необходимый дополнительный объект преступления, поскольку без посягательства на личность не может быть разбойного нападения. Однако бывают случаи, когда дополнительный объект преступления указан в законе в альтернативной форме. Например, при загрязнении вод (ст. 250 УК РФ) существенный вред может быть причинен помимо самих водных источников также животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству. Каждый из этих дополнительных объектов преступления является факультативным, так как в конкретном случае совершения данного преступления ущерб может быть нанесен только чему-либо одному из перечисленного.

Уголовно-правовое регулирование: понятие, виды и формы

УДК 343.01

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №7 2011 Страницы в журнале: 119-123

Ю.С. ЖАРИКОВ,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного права и процесса Современной гуманитарной академии

В статье анализируются наиболее спорные вопросы сущности и содержания уголовно-правового регулирования, его объекта и предмета.

Ключевые слова: уголовно-правовое регулирование, уголовно-правовая охрана, объект, предмет, метод, форма, вид.

Criminal law regulation: concept, types and forms

Zharikov Y.

Keywords: criminally-legal regulation, criminally a-right protection, object, subject matter, a method, the form, a type.

Уголовное законодательство как регулятор социальных связей в правовой среде занимает особое место. Место это определяется его главным назначением — охраной от преступных посягательств прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя государства. Следовательно, уместно предположить, что объектом уголовно-правовой охраны выступают не общественные отношения, как это принято в официальной теории права, а обеспечение права на реализацию таковых, т. е. правовой режим осуществления участниками социальных отношений своих субъективных прав и выполнения юридических обязанностей.

Для решения обозначенных задач используется регулятивный потенциал уголовного права. Однако, чтобы разобраться в его сущности, что собственно и является задачей настоящей статьи, необходимо определить объект уголовно-правового регулирования. И здесь возникает вопрос: совпадает ли объект уголовно-правового регулирования с объектом охраны? При утвердительном ответе получается, что данная отрасль права не имеет собственного объекта внешнего регулирования. Такая концепция отводит ему лишь сферу внутреннего упорядочения уголовной ответственности, т. е. уголовно-правовых отношений, возникающих в связи с совершением преступлений.

Полагаем, это верно лишь по форме — охраняя, уголовное право тем самым и регулирует. Однако по содержанию эта концепция ведет к подмене понятий: собственно регулирование уголовным правом отождествляется с применением уголовного закона. Так, С.И. Никулин отмечает, что начало уголовно-правового регулирования связано с моментом совершения преступления, т. е. с возникновением юридического факта, порождающего особое правоотношение между физическим лицом, его совершившим, и государством.

Между правовым регулированием и применением нормы права есть общие черты: как первое, так и второе призвано упорядочивать общественные отношения. Но есть и принципиальное различие. Оно состоит в том, что если в процессе первого упорядочению подлежат идеальные отношения, существующие лишь в форме модели, для чего и создается правовая норма, то применение закона всегда направлено на придание правового содержания реальным общественным отношениям посредством уже действующей нормы.

Следовательно, нельзя признать обоснованным и предположение о единстве объекта охраны и регулирования в уголовном праве, что позволяет сделать вывод об оригинальности последнего. Попытаемся разобраться в его содержании.

В литературе присутствует мнение о том, что объектом уголовно-правового регулирования выступает общественно опасная деятельность, т е. общественные отношения, вышедшие за пределы, определенные регулятивным законодательством. Приверженцем такой концепции был Ю.И. Ляпунов, который полагал, что уголовное право регулирует «социально негативные (вредные, отрицательные), лишенные ценности фактические общественные отношения…».

Полностью разделить данное мнение нельзя как минимум по двум причинам (не считая тех аргументов, которые приведены выше).

Во-первых, правовому упорядочению подлежат не сами негативные вредоносные общественные отношения, которые в принципе регулироваться не могут, а только ответственность за их генерирование. Во-вторых, обозначенная сфера регулирования не является единственной, требующей внешнего уголовно-правового воздействия, хотя ее доля в его общем объеме и доминирует. Назовем обозначенный объект основным.

Анализ институтов и норм уголовного права показывает, что существуют и дополнительные объекты внешнего уголовно-правового воздействия — совокупность общественных отношений, не упорядоченных иными отраслями права. Идеологической основой такой регламентации служит общеправовой принцип законности, обращенный к гражданам: разрешено все, что специально не запрещено законом.

Законодатель в этой связи, руководствуясь указанным принципом, использует для регулирования две совокупности уголовно-правовых норм. Прежде всего это нормы Общей части УК РФ, включенные в главу 8, — обстоятельства, исключающие преступность деяния. В данном случае посредством регулятивных норм упорядочиваются социальные отношения, хотя и являющиеся общественно опасными, но имеющие социально полезные цели. Назначение этих норм, к примеру, — защита интересов личности, общества и государства от противоправных посягательств (статьи 37, 38 УК РФ).

Во втором случае регулируется прямой переход от общественного порядка к правопорядку без нормативного определения признаков дозволенного поведения. При этом норма уголовного закона выступает и в качестве регулятора общественных отношений, т. е. является охранительно-регулятивной. Таковы, например, нормы статей 131 (изнасилование) и 132 (насильственные действия сексуального характера) УК РФ, поскольку в подобных случаях вообще нельзя нормировать общественные отношения с помощью регулятивного права. Возможна лишь их охрана уголовно-правовыми средствами: законодатель, определяя запрещенное поведение, тем самым устанавливает сферу дозволенного.

Таким образом, внешнее уголовно-правовое регулирование подразделяется на два вида:

1) регулирование критериев уголовной ответственности за инициирование возникновения негативных общественно опасных социальных отношений посредством определения перечня наиболее опасных виновных посягательств: кто и за нарушение каких предписаний должен нести ответственность, предусмотренную УК РФ;

2) регулирование позитивных общественных отношений: а) упорядочение общественно полезных социальных отношений, возникающих при защите интересов, охраняемых уголовным законом; б) установление уголовно наказуемых запретов и тем самым определение сферы правомерного поведения.

Многовекторность уголовно-правового воздействия предопределила и дуализм объекта правового регулирования. С одной стороны, это объект уголовно-правовой охраны. В данном случае уголовный закон выступает в качестве вторичного нормативного акта, упорядочивающего не сами негативные общественные отношения, вызванные общественно опасными деяниями, а основания и условия уголовной ответственности за нарушение регулятивных предписаний. Такое регулирование осуществляется посредством норм УК РФ с бланкетными диспозициями. С другой стороны, это общественные отношения, применительно к которым уголовный закон выступает первичным нормативно упорядочивающим актом, при этом используются нормы с описательными диспозициями.

Анализируемое отраслевое регулирование имеет и специфический предмет воздействия. Так, если предмет регулирования позитивных отношений — социальное благо, то предмет уголовно-правового регулирования, как и его объект, двуаспектен. Если посредством охраны упорядочиваются общественные отношения, предметом выступает также общественное благо. (К примеру, половая свобода и половая неприкосновенность: здесь предмет регулирования совпадает с объектом уголовно-правовой охраны.) Но в любом случае общим предметом отраслевого регулирования являются уголовно-правовые средства воздействия на противоправное виновное поведение.

Это позволяет выделить следующие основные признаки уголовно-правового регулирования:

— является одним из компонентов общей системы социально-правового регулирования, т. е. регулирования, связанного с упорядочением общественных отношений, но в содержании которого превалирует охранительный аспект;

— представляет собой исключительно государственно-правовое регулирование;

— имеет своими задачами не столько непосредственное нормирование и регламентацию общественных отношений, сколько охрану предписаний регулятивных отраслей права;

— устанавливает перечень противоправных общественно опасных деяний и критерии уголовно-правовой наказуемости за их совершение;

— осуществляет воздействие на общественные отношения при помощи норм не только уголовного законодательства, но и других правовых отраслей;

— предусматривает карательное воздействие посредством установления уголовно-правовых средств.

Однако к числу признаков уголовно-правового регулирования нельзя отнести обязательность правовой формы его реализации. Она (форма) является неотъемлемой частью применения уголовного закона, но не создания его норм. Таким образом, в уголовно-правовом регулировании отражается не просто воздействие права на предполагаемое (модельное) поведение участников общественных отношений, а строго определенная уголовно-правовая регламентация возможного и должного поведения, равно как и совокупность мер государственного принуждения, применяемых за наиболее общественно опасные нарушения правовых предписаний других отраслей права.

Отмеченное позволяет сделать вывод, что уголовно-правовое регулирование — это упорядочение посредством охранительных норм уголовной ответственности за совершение деяний, сопряженных с возникновением негативных общественно опасных социальных отношений, вышедших за пределы правовых или общественно полезных, а равно регламентирование позитивных общественных отношений в сфере применения охранительных норм уголовного закона.

Следовательно, уголовно-правовое регулирование представляет собой один из элементов упорядочения общественных отношений. Его общим содержанием является создание системы уголовно-правовых норм, определяющей принципы, основания и условия уголовной ответственности, критерии противоправности деяний, находящихся за рамками правовых дозволений, и наказуемости лиц за их совершение, а также обеспечивающей упорядочение общественных отношений в сфере применения уголовного законодательства.

Из сказанного видно, что мы вкладываем несколько иное содержание в отраслевое понятие правового регулирования, нежели принятое в рамках общей теории права.

Так, если, по мнению теоретиков права, правовое регулирование состоит в систематизации нормативно-правовых средств и методов, необходимых для обеспечения упорядочения общественных отношений, то в нашем понимании в его рамках должны создаваться еще и условия для протекания и развития отношений, уже ставших к моменту возникновения юридического факта правовыми, в допустимых правовых пределах. В последнем случае речь идет об охране обозначенных отношений. Для этого, как правило, задействуется правоохранительный потенциал нескольких отраслей права. Поэтому в целом правовое регулирование надо рассматривать преимущественно в межотраслевом контексте, в том числе и в единой системе уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. При этом следует оговориться: комплексность подхода к анализу уголовно-правового регулирования касается не процедуры применения положений уголовного закона — формы, а лишь систематизации и развития (совершенствования) межправовых институтов, т. е. содержания.

Следовательно, являясь отдельным компонентом структуры правового регулирования, уголовно-правовое регулирование связывает весь спектр отраслей права. Более того, уголовно-правовое регулирование надо рассматривать с позиции не только правотворчества (обеспечения уголовно-правового нормотворчества и формирования правовой обязанности), но и правоприменения (создания нормативно-правовых условий для надлежащей реализации положений уголовного закона) — самостоятельных форм правового воздействия.

В первом случае уголовно-правовое регулирование направлено на создание условий реализации охранительной функции уголовного закона. Тем самым обеспечиваются правовые предпосылки для применения его карательно-пресекательного потенциала.

Содержанием уголовно-правового регулирования данной формы являются:

1) определение наиболее вероятных мест выхода общественных отношений, протекающих в правовых формах или в правовом поле, за допустимые пределы и в видах и формах, представляющих реальную угрозу причинения существенного вреда личности, обществу и государству;

2) установление общих и частных критериев противоправности общественно опасных деяний;

3) разработка новых норм уголовного закона (общих или специальных), модернизация уже имеющихся;

4) нормирование целесообразных и эффективных наказаний, адекватных тяжести преступления.

Во втором случае уголовно-правовое регулирование связано с созданием условий для применения норм Особенной части УК РФ. В данном аспекте интересующая нас форма отраслевого регулирования общественных отношений представляет собой реализацию регулятивной функции уголовного права. Эту роль выполняют правовые институты, регламентирующие использование положений уголовного закона гражданами, а также содействующие применению норм Особенной части УК РФ. В последнем случае можно отметить применение положений Общей части УК РФ, регулирующих назначение наказания, и иных мер уголовно-правового характера и воздействия.

Однако, несмотря на отраслевую специфику, уголовно-правовое регулирование должно содействовать формированию более тесной связи отраслей права в плоскости формирования уголовно-правовой охраны. Главный аспект такого взаимодействия — правовой порядок формирования запрета. Современная законодательная техника предусматривает формулирование такого запрета непосредственно в охранительных нормах Особенной части УК РФ: в ч. 1 ст. 14 в качестве одного из обязательных признаков преступления указывается запрещенность деяния уголовным законом под угрозой наказания.

Такой подход создает трудности как в процессе законотворчества (не ясно, какие правоотношения следует охранять средствами уголовного права), так и правоприменения, так как не всегда понятно, положения какого нормативного акта нарушены общественно опасным деянием, ответственность за которое предусмотрена в норме УК РФ с бланкетной диспозицией. В исключительных случаях этот алгоритм возможен, но лишь тогда, когда уголовное законодательство выполняет не только охранительную, но и внешне регулятивную функцию. Тогда нельзя обойтись без формулирования запрета в его норме. Во всех остальных случаях запрет должен устанавливаться в регулятивном праве, поскольку именно на определенные его нормами правоотношения и покушается преступник. В уголовном же законе следует определять лишь основания ответственности за нарушение обозначенных запретов. Такая система охраны должна включать:

1) нормативное формулирование запрета в норме регулятивной отрасли права;

2) перечисление видов возможной ответственности (там же);

3) формирование охранительной системы уголовно-правовых норм.

Официальные попытки практического развития предлагаемого взаимодействия регулятивного и охранительного законодательства были сделаны в ст. 85 Закона РСФСР от 19.12.1991 № 2060-1 «Об охране окружающей природной среды». В ней законодатель сформулировал правило, согласно которому «должностные лица и граждане, виновные в совершении экологических преступлений, то есть общественно опасных деяний, посягающих на установленный в Российской Федерации экологический правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющих вред окружающей природной среде и здоровью человека, несут уголовную ответственность, предусмотренную Уголовным кодексом РСФСР».

Однако пришедший ему на смену Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» в ст. 75 определяет лишь виды ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды: «За нарушение законодательства в области охраны окружающей среды устанавливается имущественная, дисциплинарная, административная и уголовная ответственность в соответствии с законодательством».

Подобный законодательный прием применяется и в других законодательных актах, в частности, в Федеральном законе от 04.05.1999 № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха» (ст. 31 «Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в области охраны атмосферного воздуха»).

Полагаем, рассмотренный порядок определения видов ответственности в регулятивном законодательстве правильный, но недостаточный для обеспечения законности уголовно-правового воздействия. В обозначенных нормах следует указать и те деликты, за совершение которых должна быть предусмотрена уголовная ответственность.

Каждому из перечисленных выше видов и форм регулирования присущи и определенные методы реализации (методы регулирования).

Внешнее регулирование осуществляется посредством двух методов — запрета (уголовно-правовой репрессии) и дозволения. В первом случае уголовный закон определяет дозволенное (правомерное) поведение граждан через установление четких правовых ограничений (см., например, нормы главы 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» УК РФ).

Метод дозволения, напротив, реализуется посредством определения в норме уголовного закона параметров дозволенного (правомерного) активного поведения граждан (см., к примеру, нормы главы 8 «Обстоятельства, исключающие преступность деяния»УК РФ).

Внутреннее регулирование призвано обеспечить процесс реализации уголовной ответственности, т. е. механизма конструирования и применения норм Особенной части УК РФ. Внутреннее регулирование осуществляется в уголовном законодательстве с помощью методов предписаний, а в ряде случаев — привилегий и льгот (метод уголовно-правового поощрения).

Однако наибольшее практическое значение имеет деление уголовно-правового регулирования на первичное (обязательное) и вторичное (дополнительное).

Первое связано с упорядочением общественных отношений, не нормированных другими отраслями права, и созданием на этой основе модели уголовных правоотношений.

Второе направлено на упорядочение правоприменительной деятельности (применение норм уголовного права к реальным охранительным и регулятивным общественным отношениям), т. е. обеспечение ее единообразия и соответствия замыслу законодателя. Причем, в отличие от процессуальных норм, которые регулируют процедуру применения уголовного закона, анализируемое регулирование сводится исключительно к упорядочению содержания правоприменения. В первом случае регулирование осуществляется, как правило, на основе законодательных актов, а подзаконные нормативные акты используются лишь в случаях, специально предусмотренных в УК РФ, а во втором, напротив, используются документы правового характера различного уровня и компетенции, материалы судебной практики и даже доктринальные положения науки уголовного права.

И если в обозначенном аспекте проблемы первичного регулирования заключаются в основном в качестве уголовного закона, то в сфере вторичного регулирования можно отметить не только качественный, но и количественный дефицит организационно-правовых средств регламентации правоприменительного процесса. В подобных материалах следует анализировать не столько вопросы квалификации, которым и так уделяется достаточное внимание в материалах пленумов и Президиума Верховного суда РФ, сколько вопросы назначения наказаний. Последние лишь фрагментарно освещаются в ежеквартальных обзорах и Бюллетене Верховного суда РФ. Наиболее остро вопросы унификации назначения наказаний проявят себя в связи с изменением УК РФ Федеральным законом от 07.03.2011 № 26-ФЗ, отменившим по многим преступлениям нижний предел наказаний.

Библиография

1 К примеру, если задачей уголовного законодательства является охрана собственности, то объектом уголовно-правовой охраны в данном случае будет выступать определенный ГК РФ правовой режим собственности — совокупность прав по владению, пользованию и распоряжению имуществом.

2 См.: Бобраков И.А. Уголовное право России. Общая часть: Краткий курс лекций. — М., 2002. С. 10.

3 Уголовное право. Общая и особенная части: Учеб. для вузов / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. — М., 2007. С. 4.

4 Уголовное право. Общая часть. Учеб. / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. — М., 1997. С. 14.

5 В данном случае уголовное право определяет критерии, в соответствии с которыми то или иное общественно опасное социальное отношение подлежит карательному воздействию с помощью уголовно-правовых средств.

6 Иногда законодатель подменяет такое основание уголовно-правовой охраны, как общественная опасность деяния, общественной актуальностью негативного юридического факта. Полагаем, что ответственность за совершение некоторых деликтов, не представляющих общественной опасности, целесообразно регламентировать административным законодательством, а уже имеющиеся уголовно-правовые нормы, предусматривающие наказания за деяния небольшой тяжести, подлежат исключению из УК РФ с одновременным установлением административной ответственности.

9 См., например: Антонов О.А. Правовое регулирование назначения и исполнения наказания в виде пожизненного лишения свободы: Дис. … канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 1998.

12 Данное предложение резко усилит превентивный потенциал уголовного законодательства и позволит минимизировать такие виды преступлений, которые связаны с переходом количества (неоднократность нарушения тех или иных правил, каждое из которых в отдельности влечет административную ответственность) в качество (совершение преступления, аналогичного по содержанию деяния, но с более тяжкими последствиями, определяемыми в том числе и кратностью совершения административных деликтов).

13 Полагаем, что запрет как таковой должен формироваться в нормах регулятивного права, а для уголовного права более точным является не запрет (как такового диспозиции статей Особенной части УК РФ не содержат), а предупреждение о последствиях совершения соответствующего общественно опасного деяния, признаки которого и сформулированы в определенных нормах уголовного закона. Данный метод уголовно-правового регулирования более правильно называть принуждением.

Родовой объектданной группы преступлений — общественная безопасность и общественный порядок.

Видовой объект — безопасность движения и эксплуатации любого вида транспорта.

Непосредственный объект— безопасность движения и эксплуа­тации конкретного вида транспорта

С объективной стороны преступления, посягающие на безопас­ность движения и эксплуатации транспорта, заключаются в нарушении установленных правил и требований, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта. Диспозиции статей, содержащих от­ветственность за рассматриваемые преступления, являются бланкет­ными, т.е. отсылающими к другим законам или иным нормативным актам другой отрасли права. Так, бланкетная диспозиция ст. 264 УК РФ отсылает к Правилам дорожного движения.

Подавляющее большинство транспортных преступлений может быть совершено путем как действия, так и бездействия. Исключение составляют приведение в негодность транспортных средств или путей

сообщения (ст. 267 УК РФ), что может быть совершено лишь путем действия, и неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК РФ), осуществляемое путем бездействия.

Составы большинства преступлений, посягающих на безопас­ность движения и эксплуатации транспорта, сконструированы законо­дателем как материальные составы (исключение составляют ст. 270 и 271 УК РФ), что предполагает наличие общественно опасных послед­ствий. Во всех этих преступлениях такими последствиями является причинение смерти, тяжкого вреда здоровью личности или в некото­рых случаях крупного материального ущерба.

Нарушения правил, повлекшие легкий вред здоровью или незна­чительный материальный ущерб, рассматриваются в административ­ном, дисциплинарном или гражданско-правовом порядке.

Субъектом преступлений может быть физическое вменяемое ли­цо, достигшее 16-летнего возраста. Исключение составляет ст. 267 УК РФ. В некоторых случаях предусмотрен специальный субъект (напри­мер, ст. 263,264, 266 УК РФ и др.).

Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта — это общественно опасные деяния (действия или бездей­ствие), посягающие на безопасное функционирование транспорта, в результате чего наступают указанные в законе последствия.

Посягательства на безопасное функционирование транспорта при отсутствии указанных в уголовном законе последствий могут влечь за собой административную, дисциплинарную или материаль­ную ответственность.

Транспортные преступления подразделяют на две группы: 1) преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, что предполагает непосредственно их вождение и эксплуатацию (ст. 263, 263.1, 264, 271 УК РФ); 2) иные преступления в сфере функционирования транспорта (ст. 266, 267, 268,269, 270 УК РФ).

Основной непосредственный объект нарушения правил дорожно­го движения и эксплуатации транспортных средств — безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Дополнительный объект — жизнь, здоровье людей. В соответствии с ФЗ от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безо­пасности дорожного движения» дорожное движение — это совокуп­ность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без та­ковых в пределах дорог.

Безопасность дорожного движения — это состояние процесса до­рожного движения, отражающее степень защищенности участников от дорожно-транспортных происшествий.

Предмет преступления:

— автомобиль (легковой и грузовой; для перевозки грузов и пасса­жиров (в том числе автобусы), автомобиль специального назначения (например, пожарные, санитарные, гоночные);

— трамвай, представляющий собой рельсовый городской электро­транспорт, предназначенный в основном для перевозки пассажиров;

— другое механическое транспортное средство.

В соответствии с примечанием к ст. 264 УК РФ под другими транспортными средствами понимаются:

— троллейбусы — т.е. городской безрельсовый транспорт с элек­трической тягой;

— тракторы;

— иные самоходные машины, т.е. специальные механизмы, пред­назначенные для выполнения различных работ (строительных, дорож­ных, погрузочных и пр.) и оборудованные автономным двигателем, что позволяет им самостоятельно передвигаться (например, экскава­тор, грейдер, автокран, автопогрузчик и т.д.);

— мотоциклы, представляющие собой двух- или трехколесное транспортное средство с двигателем внутреннего сгорания (с объемом двигателя свыше 49,8 куб. см);

— иные механические транспортные средства.

В примечании к ст. 264 УК РФ не дается исчерпывающий пере­чень механических транспортных средств, но в силу п. 1.2 Правил до­рожного движения РФ к механическим транспортным средствам не относятся мопеды и другие транспортные средства, приводимые в движение двигателем с рабочим объемом не более SO куб. см и имею­щие максимальную конструктивную скорость не более SO километров в час, а также велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками. Лица, управлявшие указанными транспортными средствами и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транс­портных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по ч. 1, 2 или ч. 3 ст. 268 УК РФ.

Под признаки ст. 264 УК РФ не подпадает нарушение Правил до­рожного движения при управлении боевыми, специальными или транспортными машинами, например, Министерства обороны РФ, МВД России. Нарушение правил вождения этих машин военнослужа­щими рассматривается как преступление против военной службы и квалифицируется по ст. 350 УК РФ.

Объективная сторона преступления характеризуется следую­щими признаками:

1) нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств;

2) наступление общественно опасных последствий — причинение тяжкого вреда здоровью человека;

3) причинная связь между допущенным нарушением и наступив­шими последствиями.

Нарушение правил дорожного движения может заключаться в превышении разрешенной скорости движения, нарушении правил об­гона и разъезда, нарушении правил остановки и стоянки, проезда пе­рекрестков, железнодорожных переездов, неправильном маневрирова­нии на дороге.

Нарушение правил эксплуатации транспортных средств может выразиться в эксплуатации технически неисправных транспортных средств, в нарушении правил перевозки людей, грузов.

Рассматриваемое преступление может быть совершено путем как действия, так и бездействия.

Состав материальный. Преступление окончено с момента на­ступления тяжкого вреда здоровью человека.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной формой вины.

В тех случаях, когда лицо, управлявшее транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью по­терпевшего, содеянное влечет уголовную ответственность по статьям Особенной части УК РФ о преступлениях против личности .

Не является преступлением такое нарушение правил безопасности функционирования транспорта, при котором лицо, управляющее транспортным средством, не должно н не могло предвидеть наступление указанных в ст. 264 УК РФ последствий. Здесь имеет место неви­новное причинение вреда (казус).

Субъектом данного преступления является достигшее 16-летнего возраста лицо, управлявшее автомобилем, трамваем или другим меха­ническим транспортным средством, предназначенным для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем. Им признается не только водитель, сдавший экзамены на право управ­ления указанным видом транспортного средства и получивший соот­ветствующее удостоверение, но и любое другое лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе лицо, у которого указанный до­кумент был изъят в установленном законом порядке за ранее допу­щенное нарушение пунктов Правил дорожного движения РФ, лицо, не имевшее либо лишенное права управления соответствующим видом транспортного средства, а также лицо, обучающее вождению на учеб­ном транспортном средстве с двойным управлением .

Части 2-6 ст. 264 УК РФ содержат следующие квалифицирующие признаки:

ч. 2 — то же деяние, совершенное лицом, находящимся в состоя­нии опьянения;

ч. 3 — деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, повлекшее по неосторожности смерть человека;

ч. 4 — деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека;

ч. 5 — деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц;

ч. 6 — деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосто­рожности смерть двух или более лиц.

Действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в ст. 264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил до­рожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при по­грузке или разгрузке, ремонте транспортных средств, производстве строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, а равно в результате управления автотранспортным средством вне доро­ги, должны квалифицироваться в зависимости от наступивших послед­ствий и формы вины по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности либо за нарушение правил при производстве работ.

Транспортные преступления, не связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК РФ)

Родовой объект — общественная безопасность.

Видовой объект — безопасность движения и эксплуатации транс­порта как разновидность общественной безопасности.

Основной непосредственный объект — общественные отноше­ния, обеспечивающие безопасное функционирование различных видов транспорта.

Дополнительный объект — жизнь, здоровье людей, отношения собственности.

Предмет преступления:

— любые транспортные средства;

— пути сообщения (автотранспортные, железнодорожные, воз­душные, водные);

— средства сигнализации или связи;

— транспортное оборудование, к которому относятся мосты, тон­нели и т.д.;

— транспортные коммуникации.

Транспортные коммуникации — это те же средства сигнализации, средства связи и иное техническое устройство, обеспечивающее безо­пасность функционирования любого вида транспорта, а также автома­гистрали, водные и другие пути, даже в той части, где они не оборудо­ваны техническими устройствами.

Объективная сторона преступления характеризуется следую­щими признаками:

1) деяние — выраженное:

— в разрушении, повреждении или приведении иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспорт­ного оборудования

— блокировании транспортных коммуникаций;

2) общественно опасные последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека либо причинения крупного ущерба (ущерб, сумма которого превышает 1 млн рублей);

3) причинная связь между деянием и наступившими последствиями.

Под разрушением подразумевается приведение всостояние пол­ной негодности технического средства или транспортного оборудова­ния, полный распад системы с потерей способности функционировать по своему назначению и не подлежащий восстановлению.

Повреждение — это приведение в состояние частичной непригод­ности транспортного средства либо изменение функциональных свойств транспортной коммуникации, в силу чего они полностью или частично теряют свои функциональные способности, но могут быть восстановлены.

Иные способы приведения в негодное состояние различны, это поджог транспортного средства, механическое воздействие на средст­во сигнализации или связи, подкладывание на рельсы, посадочную полосу посторонних предметов (бревен, камней) и т.п. действия.

Приведение в негодное для эксплуатации состояние предполагает невозможность их использования по назначению.

Блокирование транспортных коммуникаций заключается всозда­нии препятствий для свободного передвижения любого конкретного вида транспорта (например, преграждение взлетной или посадочной полосы аэропорта стволами деревьев или автомагистрали арматурой). Блокирование дороги может осуществляться и непосредственно людь­ми, выдвигающими определенные требования.

Состав материальный. Преступление окончено с момента на­ступления тяжкого вреда здоровью человека или причинения крупного ущерба.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной формой вины.

Субъект — физическое, вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Часть 2 ст. 267 УК РФ предусматривает квалифицирующий при­знак: то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Часть 3 ст. 267 УК РФ предусматривает особо квалифицирующий признак: деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 267 УК РФ, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *