Незаконное уголовное преследование

Содержание

Компенсация морального вреда за незаконное уголовное преследование

Компенсация морального вреда за незаконное уголовное преследование

  • категории: Адвокат советует, Уголовные дела
  • 23 февраля 2016, 12:15
  • комментариев:

Вас незаконно обвиняли? Сфабриковали против вас дело? Проходил, знаю — обращайтесь, помогу. Телефон +7 (925) 070-69-41

А история такова…

Каждый адвокат, который хоть раз в жизни добивался оправдательного приговора, знает, что в порядке реабилитации оправданный гражданин, которого пытались по суду привлечь к уголовной ответственности, имеет право на реабилитацию.

Так, по итогам оправдательного приговора государственный обвинитель, представитель прокуратуры РФ, должен принести оправданному от лица нашего государства извинения за то, что гражданина необоснованно пытались привлечь к уголовной ответственности. В некоторых случаях гражданин имеет право на опровержение в средствах массовой информации сведений о том, что во время следствия, дознания и суда его считали причастным к совершению преступления.

Оправданный гражданин также может получить в качестве компенсации все деньги, которые он потратил в качестве судебных издержек, в том числе все деньги на своего адвоката и/или общественного защитника, а также через суд в гражданском процессе потребовать компенсации морального вреда за его незаконное уголовное преследование.

В данном случае речь о разумности сумм, как правило, заходит лишь тогда, когда гражданин в порядке гражданского судопроизводства просит взыскать в его пользу компенсацию за причинённый ему моральный вред. В случаях же компенсации материального ущерба судьи, которые слушали по предъявленному обвинению уголовные дела, взыскивают с Министерства РФ за счёт казны нашего государства все деньги до последней копейки, которые гражданин потратил на свою защиту, в то время когда его незаконно пытались уличить в преступлении, которое он не совершал, а также деньги, которые тратит гражданин на адвоката в рамках нового реабилитационного процесса, чтобы получить ранее потраченные финансовые средства на своего защитника в уголовном процессе.

По этому поводу Ваш покорный слуга имеет немало оправдательных приговоров и положительных судебных решений (некоторые примеры), а также достаточно опыта, чтобы поделиться тем, что знаю не понаслышке.

Анализ попыток взыскать все деньги на адвоката в рамках материального ущерба неоднократно позволял сделать выводы о том, что при наличии и предъявлении в суд документов строгой бухгалтерской отчётности (выписки из лицевого счета) и проведении денег через кассу адвокатского образования, все деньги взыскиваются до копейки, хотя и здесь имеются некоторые «правовые перегибы» со стороны судов.

Всё им не так, да не эдак…

Так, судьи зачастую пытаются требовать от адвокатов и их оправданных клиентов оригиналы или надлежащим образом заверенные копии соглашений на оказание юридической помощи адвокатом своему клиенту, несмотря на то, что согласно пункту 2 статьи 6 и пункту 3 статьи 18 ФЗ РФ № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи, истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Однако в этом случае можно найти компромисс: попросить своего клиента самому представить соглашения на оказание юридической помощи, разъяснив ему при этом положения действующего российского законодательства или взять с него расписку о том, что он не возражает против предоставления запрашиваемых документов в суд.

По крайней мере, такие действия с Вашей стороны более выгодны для клиента по времени и деньгам при достижении цели — получении компенсации в рамках реабилитации, чем обращение в вышестоящие суды.

«Опыт, сын ошибок трудных…»

Хочу привести ряд примеров из судебной практики, которые одновременно являются ответами на следующие вопросы:

  • Имеет ли гражданин право на реабилитацию, если его оправдали не по всем преступлениям, по которым его обвиняли, а только за несколько или одно?
  • Можно ли взыскать компенсацию за потраченные деньги во всех инстанциях и на всех защитников, которые защищали в последствии оправданного?
  • Можно ли требовать компенсацию за причиненный материальный ущерб с учетом инфляции?
  • Возможно ли обязать прокурора принести извинения публично в средствах массовой информации?
  • На какую, приблизительно, сумму может рассчитывать оправданный при обращении в суд за компенсацией морального вреда?

Вот следующие примеры из судебной практики, которые помогут понять Вам, на что можно рассчитывать в судах в рамках реабилитационного процесса.

Согласно Определению Верховного Суда РФ от 16.02.2010 № 74-о10-1 признание гражданина частично оправданным закрепляет за гражданином право на реабилитацию, так как УПК РФ не содержит запрета на признание права на реабилитацию за лицом, оправданным по части обвинения, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении каких-либо других преступлений.

О подобных случаях, на право быть реабилитированным, неоднократно излагал Конституционный Суд РФ в своих решениях (определения от 16 февраля 2006 года № 19-О по жалобе гражданина Мухина Ивана Александровича, от 20 июня 2006 года № 270-О по жалобе гражданина Романова Игоря Валерьевича, от 18 июля 2006 года № 279-О по жалобе гражданки Рысевой Нины Николаевны и от 19 февраля 2009 года № 109-О-О по жалобе гражданина Смирнова Александра Алексеевича).

Во всех вышеупомянутых судебных актах Конституционный Суд РФ прямо указывал на то, что статья 133 УПК РФ не содержит положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления.

Согласно статье 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Статья 53 Конституции РФ гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» государство признает за оправданным гражданином право на возмещение имущественного вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи.

Согласно определению Верховного Суда РФ от 17 апреля 2003 г. № 50-о03-16 «Закон не ограничивает число защитников, которые могут осуществлять защиту одного обвиняемого, подсудимого, осужденного, и право на защиту предполагает возможность выбора защитников по своему усмотрению».

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2005 г. № 242-О по жалобе гражданина Гуриновича Александра Александровича «действующее законодательство — в единстве различных его предписаний, включая те, которые содержатся в статье 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года „О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей“, — не исключает принятие судом решения о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного гражданину незаконным привлечением его к уголовной ответственности и незаконным применением к нему меры пресечения, в том числе в случаях, когда органом предварительного расследования, прокурором или судом не принято решение о полной реабилитации подозреваемого или обвиняемого».

Более того, «Статья же 133 УПК РФ, введенная в действие с 1 июля 2002 года, в отличие от статьи 2 Указа, не ограничивает возможность получения лицом возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, только случаями реабилитации подозреваемого или обвиняемого …Соответственно, пункт 1 статьи 1070 и абзац третий статьи 1100 ГК Российской Федерации, закрепляя, что возмещение материального вреда и компенсация морального вреда, причиненного гражданину в результате, в частности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, производятся независимо от вины соответствующих должностных лиц, не связывают принятие решения об этом только с наличием вынесенного в отношении этого гражданина оправдательного приговора или постановления (определения) о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям».

Из вышеизложенного следует, что право на реабилитацию не зависит от оснований прекращения уголовного дела, а напрямую зависит от тех мер, которые должны были быть приняты в отношении лица, которое преследуется в уголовном отношении правоохранительными или правоприменительными органами, когда в них не было никакой необходимости, когда лицо, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование не давало ни малейшего повода к принятию мер к ограничению его конституционного права на свободное передвижение и выбор места жительства, а, наоборот, имелись все предпосылки и основания для скорейшего прекращения такого уголовного преследования по реабилитационным или не реабилитационным основаниям, дабы не подвергать гражданина РФ излишним физическим и моральным страданиям, вызываемым применением к гражданину мер уголовного преследования.

На основании ч. 1 ст. 136 УПК РФ официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред от имени государства приносит прокурор, данное официальное извинение по требованию реабилитированного производится посредством официального письменного признания на телевидении и в газетных изданиях, что подтверждается, в частности, судебной практикой Верховного Суда РФ.

Согласно определению Верховного Суда РФ от 17 апреля 2003 г. № 50-о03-16 «при рассмотрении Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 апреля 2003 г. кассационного представления прокурора на постановление судьи Омского областного суда от 27 января 2003 г. по заявлению реабилитированного Ф. постановлено: обязать прокурора Омской области принести от имени государства официальное письменное извинение Ф. за причиненный ему вред; телеканалам и газетам, указанным в постановлении, в течение 30 суток сделать сообщения о его реабилитации; определить в возмещение ему имущественного вреда 540 тыс. руб. 81 коп., выплату которых произвести за счет средств государства в лице Министерства финансов Российской Федерации; сообщить в управление Министерства по налогам и сборам Российской Федерации по Омской области о реабилитации Ф.

В кассационном представлении прокурор просил изменить постановление судьи: вместо прокурора Омской области обязать прокуратуру Омской области принести официальное письменное извинение Ф. и снизить сумму выплат в возмещение ему имущественного вреда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 апреля 2003 г. постановление судьи Омского областного суда от 27 января 2003 г. оставила без изменения, а кассационное представление прокурора — без удовлетворения.

Доводы представления прокурора о том, что извинение Ф. должен приносить не прокурор, а прокуратура Омской области, не основаны на законе и противоречат ч. 1 ст. 136 УПК РФ. Закон не указывает, какой именно прокурор должен от имени государства принести извинение. Но поскольку постановление судьи должно быть конкретным и не порождать неясностей при его исполнении, указание в постановлении судьи, на какого прокурора он возложил исполнение такой обязанности (с учетом мнения реабилитированного), не противоречит закону. При таких данных постановление судьи является законным и обоснованным и не подлежит изменению».

При определении размера выплат необходимо также помнить, что судья обязан учитывать и уровень инфляции, как того требуют положения ч. 4 ст. 135 УПК РФ. В противном случае судебный акт суда первой инстанции должен быть отменен как не соответствующий требованиям закона.

В данном случае было бы не лишним сослаться на одно из таких постановлений.

Так, согласно постановлению президиума Свердловского областного суда от 05 марта 2008 г., дело N 44-У-140/2008 постановление суда первой инстанции и определения суда второй инстанции были отменены, так как: «При определении размера выплат судья не учел и уровень инфляции, как того требуют положения ч. 4 ст. 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Иногда сотрудники прокуратуры, пытаясь оспорить размер компенсации в качестве расходов на адвоката, то ли по незнанию закона, то ли по другим причинам пытаются оспорить решения судов о присуждении материального ущерба реабилитированному, ссылаясь на то, что якобы адвокат не имеет сам права заключать соглашения с клиентом или что при передаче денег адвокату не использовались контрольно-кассовые аппараты (машины), но такие попытки, как правило, обречены на провал.

В этом случае хотелось бы обратить Ваше внимание на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда от 18 сентября 2012 г. по делу N 22–1829/2012, в котором справедливо указывается: «Доводы П. о том, что адвокат не вправе сам заключать соглашение с клиентом, противоречат положениям ст. 25 ФЗ N 63 „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ“. В соответствии с Письмом ФНС от 20 сентября 2005 года N 04-2-03/130, адвокатские образования при осуществлении адвокатской деятельности под сферу действия федерального закона N 54 от 22 мая 2003 года „О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчётов“ не подпадают, поэтому доводы П. об обратном несостоятельны. Утверждение автора жалобы о том, что в приговоре мирового судьи от 27 июня 2011 года вопрос о процессуальных издержках уже был решён, противоречит тексту имеющегося в деле приговора. В силу приведенных норм уголовно-процессуального закона, порядок возмещения реабилитированному убытков регламентируется действующими нормами уголовно-процессуального закона Российской Федерации, в соответствии с которыми и было рассмотрено заявление Зиняева В.Л. о взыскании процессуальных издержек. Учитывая изложенное, предусмотренных законом оснований для отмены судебных решений не имеется, доводы, изложенные в кассационной жалобе, таковыми не являются».

Сколько же стоят ваши страдания?

В начале обозначим законодательные основы возмещения морального вреда.

Немаловажным, а, скорее, одним из самых актуальных вопросов является вопрос о размере и порядке компенсации морального вреда реабилитированным в уголовном процессе.

Согласно ст.53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии с положениями статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со статьей 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. В соответствии с положениями частей 1, 5 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.), каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в случаях, перечисленных в части 1 данной статьи и в порядке, установленном законом. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию.

В соответствии со ст. 1069–1071 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Положениями статьи 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объёме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

По смыслу статей 133 — 139, 397, 399 УПК РФ, право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований: вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого — прекращение уголовного преследования.

Кроме того, согласно Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 года), ущерб, причиненный в результате действий или упущений государственного должностного лица в нарушение прав, закрепленных в данных принципах, подлежит возмещению в соответствии с применимыми нормами об ответственности, предусмотренными внутренним законодательством (пункт 1 принципа 35); арест или задержание лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении уголовного преступления, на период проведения следствия и судебного разбирательства осуществляется только в целях отправления правосудия на основаниях и в соответствии с условиями и процедурами, установленными законом. В отношении такого лица запрещается введение ограничений, в которых нет непосредственной необходимости с точки зрения целей задержания, или устранения помех для хода расследования либо отправления правосудия, или поддержания безопасности и порядка в месте задержания (пункт 2 принципа 36).

Анализируя практику компенсации за причиненный моральный вред в уголовном процессе, хотелось бы отметить следующее.

Постановления российских судов далеки от идеалов, они не предсказуемы и вряд ли могут претендовать на такие их характеристики как справедливые, разумные, достаточные, адекватные в отношении присуждаемых сумм, направленные на восстановление прав реабилитированных граждан. Чтобы не быть голословным, хотелось бы привести наглядный пример из судебной практики.

А вот и пример из практики…

18 апреля 2011 года с моим участием федеральный судья Кунцевского районного суда г. Москвы Григорьев А.А. оправдал подсудимого К.С. по ч.2 ст.167 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления и признал право К.С. на реабилитацию.

27 апреля 2011 года Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, рассмотрев кассационное представление заместителя Кунцевского районного прокурора г. Москвы Дубаткова В.А. и возражение адвоката Тарабрина А.И. на кассационное представление, отказала в удовлетворении кассационного представления заместителя прокурора и оставила без изменения оправдательный приговор федерального судьи Кунцевского районного суда г. Москвы Григорьева А.А.

Хотелось бы отметить, что К.С. обвинялся в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде 6 лет лишения свободы. К.С. более месяца находился под стражей.

15 декабря 2011 года федеральный судья Таганского районного суда г. Москвы Гришин Д.В. вынес решение суда, признав за К.С. компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей и возмещение расходов на представителя в размере 5 000 рублей, несмотря на многочисленные доводы его адвоката о моральных и физических страданиях К.С., основанных, в том числе, на показаниях свидетелей.

Данное решения суда было обжаловано в суд второй инстанции, но осталось без изменения.

К примеру, за попытку незаконного привлечения гражданина к уголовной ответственности за совершение преступления средней тяжести, наказание в виде лишения свободы до 5 лет, гражданин получил компенсацию в 33,3 раза больше, чем К.С.

Так, согласно кассационному определению от 11 мая 2011 г. N 33–6862/2011 Санкт-Петербургского суда решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 17 марта 2011 года, согласно которому истец М. обратился в Пушкинский районный суд Санкт-Петербурга с иском о взыскании за счет казны Российской Федерации компенсации морального вреда в размере 5 000 000 рублей, причиненного ему незаконным привлечением к уголовной ответственности по уголовному делу, незаконным применением меры пресечения в виде заключения под стражу, УВД по <…> Санкт-Петербурга было возбуждено уголовное дело <…>, по которому М. был привлечен в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 158 УК РФ, постановлением следователя СО при УВД по <…> Санкт-Петербурга от <…> производство по уголовному делу в отношении М. было прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ: отсутствие в деянии состава преступления; за М. было признано право на реабилитацию, предусмотренную статьей 134 УПК РФ, решением Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 17 марта 2011 года требования были удовлетворены частично, постановлено взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу М. денежную компенсацию морального вреда в сумме 500 000 рублей, оставлено без изменения, кассационные жалобы, кассационное представление прокурора — без удовлетворения.

Руководствуясь вышеизложенным, а равно, Определением Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 года № 440-О, которое гласит, что «в соответствии с п.1 ст.1070 ГК РФ, в его конституционно-правовом толковании вред, причиненный гражданину в результате незаконного уголовного привлечения к уголовной ответственности и избрании меры пресечения, подлежит возмещению за счёт казны в полном объёме, независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры».

Ранее в том же Таганском районном суде, за два года до рассмотрения дела К.С. в суде, 26 марта 2009 года федеральным судьей Антоновой Н.В. (гражданское дело № 2-973-099) в пользу реабилитированной Н.С., которую Президиум Мосгорсуда, оправдал по ч. 1 ст.303 УК РФ, по обвинению в преступлении небольшой тяжести было взыскано за счет казны РФ с Министерства финансов РФ 300 000 рублей, при этом мера пресечения — заключение под стражу к Н.С. как к К.С. к ней не применялась.

Спрашивается, справедливы ли решения российских судов при восстановлении прав незаконного привлекаемых граждан к уголовной ответственности?! Ответ очевиден. Можно ли говорить о том, что суды общей юрисдикции исполняют закон, постановления Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека?! Ответ остаётся за Вами.

Моё же мнение в данном вопросе однозначно: защищать права человека в нашей стране нужно и должно.

Как справедливо указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 года № 1-П… Суды, рассматривая иски о возмещении государством вреда, причиненного лицу незаконными действиями (или бездействием) в гражданском судопроизводстве должны, исходя из оспариваемого положения статьи 1070 ГК РФ в его конституционно-правовом смысле, выявленном в настоящем Постановлении, и во взаимосвязи с положениями статей 6 и 41 Конвенции по защите прав человека и основных свобод предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права. При этом, суд общей юрисдикции не может осуществлять толкование акта, придавая ему иной смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, иное бы означало подмену судом общей юрисдикции Конституционного Суда Российской Федерации, чего суд общей юрисдикции в силу статей 118, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации делать не вправе, что непременно влечёт пересмотр в порядке, установленном законом, такого решения суда общей юрисдикции.

В тех случаях, когда вред причинен гражданам вследствие их незаконного уголовного преследования, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 2 марта 2010 года № 5-П, государство, обеспечивая эффективное восстановление в правах, обязано гарантировать им возмещение причиненного вреда. Суд не должен ставить гражданина в зависимое от решений и действий органов власти положение и возлагать на него излишние обременения, а, напротив, обязан создавать процедурные условия для скорейшего определения размера причиненного вреда и его возмещения. В силу статьи 53 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, это касается всех случаев, когда лицо становится объектом негативного уголовно-процессуального воздействия.

Как указано в одном из постановлений Конституционного Суда РФ размер причинённого морального вреда по делам, связанным с незаконным уголовным преследованием, не должен подтверждаться или устанавливаться судом, на основании документов о временной нетрудоспособности или покупке лекарств, необходимых для поправки здоровья, так как является само собой разумеющимся, что при незаконном уголовном преследовании каждый человек испытывает нравственные и физические страдания, а потому причинение такого вреда в доказательствах не нуждается, поскольку является общеизвестным фактом, не требующим доказывания — ст.61 ГПК РФ.

Аналогичную точку зрения в свое время высказал видный ученый-цивилист А. М. Эрделевский, который для обозначения «средней величины», используемой в своей таблице, предложил ввести понятие «презюмируемый моральный вред», и определяет его как «страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) „средний“, „нормально“ реагирующий на совершение в отношении его противоправного деяния человек». Фактически, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку деяния, то, что испытывает человек, которому грозит наказание в виде лишения свободы за якобы совершенное тяжкое преступление.

И даже если моральный вред (нравственные и физические страдания) не подтверждаются никакими медицинскими документами и показаниями свидетелей, возможно у оправданного не было в момент уголовного преследования рядом его близких и родных ему людей, их права достойны защиты и уважения, и подлежат реализации в виде судебного постановления и исполнительного листа российского суда на основании практики Европейского Суда по правам человека, в частности, мнения Европейского суда по правам человека (см. Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. UK, решение от 28 мая 1985, Series A № 94, § 96), согласно которому «Суд считает, что некоторые формы морального ущерба, включая эмоциональную подавленность, по самой их природе не всегда могут быть подтверждены какими-либо доказательствами», в связи с чем, при принятии решения судам надлежит руководствоваться рекомендациями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 10, согласно которым размер компенсации за причиненный моральный вред зависит также от степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а не только на основании тех или иных доказательств, свидетельствующих о тяжести перенесенных гражданином страданий.

Как заставить государство заплатить 10 тысяч евро за задержание на митинге. Инструкция

На акциях протеста каждый год задерживают тысячи россиян, многих из них потом судят и приговаривают к штрафам и арестам. В России добиться компенсации за нарушение своего права на мирное собрание почти нереально, зато это можно сделать в Европейском суде по правам человека. За незаконное задержание на акции протеста можно получить в среднем 10 тысяч евро. Как это сделать, объясняют сотрудники Правозащитного центра «Мемориал».

После задержания настаивайте, что участвовали в мирной акции протеста. Или отказывайтесь от дачи показаний

Перед подачей жалобы в ЕСПЧ вам предстоит преодолеть три «уровня» в России. Сразу после задержания вы окажетесь в отделе полиции (это первый уровень). Затем вас будут судить в районном суде (это второй уровень). Потом вы подадите апелляционную жалобу в суд своего региона, например в Мосгорсуд (это третий уровень).

В отделении полиции у вас есть два варианта:

  • Если нужно время на раздумье, отказаться от показаний. Тогда в бланке для объяснений, который вам выдадут в ОВД, так и нужно написать: «От дачи объяснений отказываюсь на основании статьи 51 Конституции».
  • Если вы уже решили жаловаться в ЕСПЧ, нужно написать: «Я принимал участие в мирной публичной акции. Виновным в правонарушении себя не признаю. Задержание считаю незаконным».

В любом случае обратите внимание на время задержания и освобождения, указанное в протоколе о задержании. Если оно не соответствует реальному, укажите на это. Не забудьте также перечеркнуть незаполненную часть протокола, чтобы кто-то не дописал что-то за вас.

Полицейские дают для подписания уже готовый протокол. Заставить их переделать его нереально, поэтому просто опишите там, где есть место, свою версию событий в пространстве для пояснений. Обязательно заберите копию протокола.

Попросите юристов помочь с судебным разбирательством. Если вам грозит арест, не ходите в суд

Из полиции дело направят в суд, который решит, какое наказание вам назначить. В принципе, с «митинговым» делом можно справиться и самостоятельно, но лучше все же обратиться в одну из правозащитных организаций. Юристы «ОВД-Инфо», «Апологии протеста», «Открытой России», «Руси сидящей» сначала помогут вам с судебным разбирательством, а потом — подготовить жалобу в ЕСПЧ. Они работают бесплатно.

Как работает «ОВД-Инфо»

  • Маленькая правозащитная машинка-велосипед Проект «ОВД-Инфо» уже 8 лет помогает задержанным на митингах. Как он работает?

Если на вас составили протокол по статье, предполагающей арест в качестве одного из наказаний, то в суд разумнее не ходить. В этом случае вас смогут приговорить только к штрафу. Вместо себя на заседание нужно отправить кого-нибудь, выдав нотариальную доверенность (вот образец). Присутствие представителя важно для жалобы в ЕСПЧ.

Если вас обвиняют по статье, предполагающей только штраф, можете прийти в суд сами — в одиночку или со своим защитником. Доверенность в этом случае оформлять не требуется — достаточно ходатайства о допуске защитника.

Если вас везут в суд прямо из ОВД, выбора — ходить в суд или нет — уже не будет. В такой ситуации подготовиться к суду самостоятельно человеку будет сложно. В первую очередь имеет смысл рассчитывать на защитников, предоставляемых правозащитными организациями (то же «ОВД-Инфо»), или на своего защитника (например, адвоката или друга).

Если защитника нет, и вы чувствуете себя неуверенно, пишите отказ по 51-й статье — это самое простое. Если вас приговорили к аресту, главное, чтобы к этому моменту о вас уже знали правозащитники: тогда они помогут с апелляцией и дальнейшим разбирательством.

Будьте готовы, что суд вы проиграете. Но для ЕСПЧ важно заявить все необходимые ходатайства и подать апелляцию

Для суда вы должны подготовить и подписать объяснения. Это рассказ с вашей версией произошедшего на акции протеста (можете воспользоваться шаблоном, подготовленным «ОВД-Инфо»). Не пишите, что вы случайно проходили мимо: на результат в российском суде это не повлияет, а вот на будущей жалобе в ЕСПЧ отразится плохо. Если вы просто проходили мимо, значит, ваше право на свободу собраний и выражение мнения нарушено не было.

В суде обязательно нужно заявить следующие ходатайства (по ссылкам — их образцы):

Обычно в ходатайствах отказывают, и это нарушение права на справедливый суд. Об этом тоже нужно написать в жалобе в ЕСПЧ.

Вне зависимости от приложенных усилий, скорее всего, вас все равно признают виновным. После этого в течение 10 дней с момента получения постановления суда нужно подать апелляционную жалобу.

В жалобе нужно повторить свои объяснения и правовую позицию, а также указать на все нарушения, допущенные судом первой инстанции. Можно воспользоваться шаблоном. В суде нужно вновь повторить ходатайства, в которых вам было отказано в первой инстанции. Жалобу вряд ли удовлетворят, но приходить на суд уже безопасно: назначить арест вместо штрафа не могут.

Подготовьте и отправьте жалобу в ЕСПЧ

В ЕСПЧ можно пожаловаться на нарушение следующих прав, гарантированных Европейской конвенцией о защите прав человека:

  • права на выражение мнения (статья 10)
  • права на мирное собрание (статья 11)
  • права на свободу и личную неприкосновенность (статья 5)
  • права на справедливое судебное разбирательство (статья 6)
  • права на запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения (статья 3)

Жалоба подается в течение полугода после решения суда второй инстанции или, если вы жалуйтесь на содержание в плохих условиях, — через полгода после того, как вас отпустили.

Подготовку жалобы лучше доверить юристу. Это может стоить несколько сотен тысяч рублей, но правозащитники делают это бесплатно. Можно обратиться в Правозащитный центр «Мемориал», можно в «ОВД-Инфо», можно в другую правозащитную организацию. Само обращение в ЕСПЧ бесплатно.

Если хочется, то можно попробовать все сделать самому. Для этого нужно скачать формуляр с сайта суда и заполнить его. На сайте суда опубликована подробная инструкция о том, как это сделать. Заполнять формуляр можно на русском языке.

Повод для жалобы по статье 5 — само задержание. Если время вашего задержания превышает допустимое (три часа для статей КоАП, по которым может быть назначен арест, 48 — для остальных) — это дополнительное нарушение этой статьи.

На нарушение статьи 6 можно жаловаться, если в суде вам отказали хотя бы в одном из ходатайств. Те, кто содержался в ОВД или спецприемнике в плохих условиях, могут пожаловаться также на нарушение статьи 3.

Не имеет смысла жаловаться на те нарушения, на которые вы не указывали в российских судах. Исключение — жалоба на условия содержания в ОВД или спецприемнике. Для того чтобы подать ее, в российские суды предварительно жаловаться не обязательно.

Жалобу нужно посылать только обычной почтой (не электронной) — адрес есть в инструкции. Теоретически письмо могут потерять, поэтому, если такая возможность есть, надежнее отправлять его курьерской службой типа DHL или Pony Express.

Если хотите сделать это сами

Если все сделано правильно, суд зарегистрирует жалобу и вам придет письмо с ее номером. По этому номеру на сайте суда можно отслеживать движение дела. Если есть ошибки, придет отказ в регистрации. В таком случае нужно подать жалобу повторно. Главное — успеть за полгода.

В Страсбург ехать не нужно, но необходимо вовремя отвечать на письма из суда (если они будут)

Судопроизводство в ЕСПЧ — письменное. Вам не нужно ехать в Страсбург — только своевременно отвечать на письма из суда.

С 1 января 2019 года ЕСПЧ ввел так называемую обязательную бесспорную стадию рассмотрения дела. Теперь он может сначала предложить заявителю и правительству заключить мировое соглашение. Если правительство и заявитель договариваются об условиях такого соглашения, то после его подписания постановление ЕСПЧ не выносится. Это позволяет заявителю быстрее получить компенсацию (но могут возникнуть сложности с пересмотром решений российских судов по делу, если это важно для вас).

Если же договориться миром не удалось, то дальше происходит обсуждение жалобы: ЕСПЧ задает российскому правительству и заявителю вопросы по делу. Сперва отвечает правительство, потом вы, потом снова правительство.

Вопросы ЕСПЧ формулируются примерно следующим образом: «Было ли право заявителя, гарантированное такой-то статьей Конвенции, нарушено в результате таких-то действий властей?», «Совместимы ли такие-то действия властей с гарантиями, предусмотренными статьей такой-то Конвенции?».

По общему правилу отвечать на вопросы нужно на одном из официальных языков ЕСПЧ, то есть на английском или французском. Но суд может разрешить заявителю отвечать на русском.

Однако в этом случае после направления ответов на русском нужно будет в течение четырех недель послать в суд их перевод на один из его официальных языков.

Какие бывают вопросы

Как правило, правительство отвечает, что не видит никаких нарушений и не согласно с требованиями заявителя. После этих переговоров вы ждете постановления.

В последнее время «митинговые» дела все чаще рассматриваются по упрощенной процедуре: суд не задает сторонам вопросов, а предлагает правительству сразу признать нарушение Конвенции и выплатить заявителям компенсацию. Правда, российское правительство на это не соглашается. Но упрощенная процедура по крайней мере избавляет вас от необходимости отвечать на вопросы суда.

Ждите, когда вам присудят от пяти до 25 тысяч евро. Это может занять несколько лет

Сколько пройдет времени до вынесения решения, неизвестно. Регистрация обычно занимает три-четыре месяца, а постановления можно ждать и три года, и десять лет. Если ЕСПЧ встанет на вашу сторону, российские власти должны будут выплатить вам компенсацию. Также вы сможете потребовать пересмотра решений российских судов.

Компенсация по делам, связанным с задержанием на митинге, колеблется от пяти до 25 тысяч евро. В обычном случае — задержали, привезли в ОВД, составили протокол, выпустили, а потом суд выписал штраф — компенсация в среднем составляет 10 тысяч евро. Если назначили арест, вероятно, ЕСПЧ присудит больше.

Постановление, вынесенные по упрощенной процедуре, вступают в силу в день вынесения, по общей — спустя три месяца. После этого у правительства есть три месяца на выплату денег. Чтобы их получить, нужно подать в Минюст заявление, в котором должны быть указаны реквизиты счета, куда прислать деньги. Если платеж будет задержан (а так порой происходит), то за период просрочки выплачивается пеня.

Формально компенсация считается доходом, поэтому она должна облагаться налогом по ставке 13%. Но ЕСПЧ во всех постановлениях указывает, что государство должно заплатить человеку столько, сколько нужно, чтобы у него после выплаты всех налогов осталась сумма, указанная в постановлении (иначе государства бы облагали присуждаемые ЕСПЧ компенсации огромными налогами). Поэтому по факту РФ выплачивает заявителям присужденную сумму и не требует оплачивать с нее налог.

Как получить деньги

Компенсацию Российская Федерация выплачивает всегда (за исключением «дела ЮКОСа»), а вот решения пересматривает нечасто. К сожалению, у ЕСПЧ нет прямых способов влияния на правительства — исполнение постановлений суда держится на доброй воле государств.

Правозащитники не раз указывали, что для российских властей выплата компенсаций, присуждаемых Европейским судом, — это «налог на беззаконие». Выплаты позволяют делать вид, что постановления ЕСПЧ не игнорируются, и не работать над соблюдением прав по-настоящему.

С точки зрения среднестатистического российского гражданина присуждаемые суммы могут казаться значительными, но в масштабах российского бюджета это копейки. Единственную по-настоящему крупную сумму — почти 2 миллиарда евро, присужденные бывшим акционерам ЮКОСа, — Россия решила не выплачивать.

Почему Россия платит

Кодекс об административных правонарушениях прямо не предусматривает возможности пересмотра дела после постановления ЕСПЧ, но вступившее в силу решение российского суда можно обжаловать в течение неограниченно долгого срока. То есть после постановления ЕСПЧ (а равно и после мирового соглашения или односторонней декларации государства) можно подать такую жалобу и посмотреть, что будет.

Этот материал — часть проекта «Голунов. Сопротивление полицейскому произволу». За новыми материалами можно следить в телеграм-канале.

Татьяна Глушкова, Юлия Репринцева, Лора Фиш, Правозащитный центр «Мемориал»

  • Напишите нам

Верховный суд РФ увеличил размер компенсации за незаконное содержание под стражей

  • «Исполнение лицензионных договоров».
    29 апреля состоится практический вебинар «Исполнение лицензионных договоров».
  • Арендный ресторАД
    Федерация рестораторов и отельеров подготовила «Декларацию солидарности бизнес-сообщества по вопросам аренды в период борьбы с пандемией и восстановительный период». По мнению подписантов, а их уже более…
  • ДЕЛО ПОЛАНСКИ: ЧТО ИЗВЕСТНО СПУСТЯ 40 ЛЕТ?
    Роман Полански, представивший на Венецианском кинофестивале фильм, рассказывающий о деле Дрейфуса, в прошлом как-то сказал, что его интересует та «настойчивость, с которой, как СМИ, так и армия» не хотели…
  • В стране дистанционных уроков
    В период, объявленный Президентом России нерабочим, Минпрос рекомендовал учащимся и учителям оставаться дома и продолжать обучение с использованием дистанционных технологий. Отличная рекомендация, учитывая,…
  • Экологию спасет не лимит на машины, а экологичный транспорт
    Я приведу официальные цифры, которые очень показательны. В год у нас происходит около 995 тыс. тонн загрязняющих выбросов, из них 66 тыс. тонн – на совести промышленных предприятий, то есть примерно 6,6%…
  • Права на карантине
    Коронавирус пришёл в Россию, принимаются специальные указы о том, как нужно бороться с эпидемией, и при этом уточняется, что за несоблюдение мер грозит, в том числе, уголовная ответственность. Вот в этой…
  • C МЯЧОМ В БРИТАНИЮ. В СРЕДУ, 13 НОЯБРЯ, 18.40
    БОЛЬШАЯ ПРЕМЬЕРА НА МАТЧ! ТВ ( https://matchtv.ru/ )документальный фильм.
  • Дети на заказ
    Киркоров и Лазарев родили по двое детей. Никакого отношения к библейскому: «Авраам родил Исаака» эта фраза не имеет. Нет, рожали во всех случаях женщины, но пропасть между этими историями огромна, и называется…
  • Видеообращения o пробелах в российском законодательстве, правоприменении и о коррупционных проявлениях, связанных с ними
    Уважаемые коллеги! Здесь Вы можете разместить (желательно — короткое, но емкое) видео с обращением по конкретным проблемам российского законодательства, с которыми у Вас был случай встретиться в своей…

Сколько стоит день в камере

Житель Санкт-Петербурга был арестован, его обвинили в тяжком уголовном преступлении и поместили в камеру следственного изолятора.

Спустя три года и два месяца двери камеры открыли и гражданина отпустили на волю со словами: извини, мужик, ошибочка вышла.

Суд признал за человеком право на реабилитацию. И вчерашний подозреваемый пошел в суд с иском о компенсации ему морального вреда. Районный суд согласился, что гражданин незаконно пострадал и право на компенсацию имеет, но запрошенная им сумма в два миллиона триста тысяч рублей судью не устроила, и он очень сильно ее урезал.

Вышестоящая инстанция с таким расчетом коллеги согласилась.

А вот сам истец на меньшее был не согласен.

Он обратился в Верховный суд, который посчитал его аргументы и обоснования запрошенной суммы заслуживающими внимания. Итог — Верховный суд сам пересчитал деньги за незаконное уголовное преследование и велел их выплатить вчерашнему заключенному столько, сколько он попросил. Подчеркнем, такие решения Верховного суда РФ — самому выносить вердикт — высокая судебная инстанция принимает крайне редко.

В районном суде вчерашний заключенный, называя сумму компенсации, высчитал ее так — ему должны заплатить по две тысячи рублей за каждый день, проведенный на нарах под стражей. Но у районного суда был другой расчет — истцу вполне хватит 150 тысяч рублей за весь срок. И ни копейки больше. Апелляция возражать против подсчета своих коллег не стала. А вот Верховный суд РФ с таким расчетом не согласился.

Моральные страдания, по мнению районного суда, были у человека потому, что он «не мог навещать родных, которые нуждались в уходе». А вот доводы арестанта, что за годы заключения в камере следственного изолятора он утратил социальные связи, не мог создать семью, так как был в изоляции, суд отмел — по его мнению нет доказательств.

Верховный же суд увидел в этом споре следующее — по Конституции (статья 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере говорит и статья 1100 Гражданского кодекса.

Плюс к этому о компенсации морального вреда говорит и 151-я статья того же Гражданского кодекса РФ. В этой статье сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий.

Верховный суд РФ еще напомнил, что по компенсации морального вреда гражданам был специальный пленум Верховного суда РФ (№ 10 от 20 декабря 1994 года). Там было разъяснено, от чего именно зависит размер такой компенсации, а от чего — не зависит.

Высокая судебная инстанция напомнила коллегам о том, что наша страна — участник Конвенции о защите прав человека. Мы ее ратифицировали. В Конвенции о защите прав человека сказано, что каждый имеет право на уважение к своей личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции. Кстати, в Конвенции четко расписано, что подразумевается под понятием «семейная жизнь» — это не только отношения между супругами, но и отношения гражданина со своими детьми и с родителями.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ , местные суды даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека и не вспомнили про разъяснения пленума Верховного суда.

Истец, как увидела Судебная коллегия из материалов дела, поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями. Он им помогал материально, так как они нетрудоспособные и нуждаются в помощи.

Естественно, из-за незаконного обвинения он надолго был лишен возможности помогать своим старикам. А еще у гражданина на иждивении есть сын-студент. Посаженный в камеру отец, подчеркнул Верховный суд, не мог заботиться о сыне и общаться с ним. Причем, как заявил высокий суд, длительное время.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, сомнений не вызывают, и их надо было учитывать при решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Но местные суды это проигнорировали.

Суды ограничились суждением, что нравственные страдания были у вчерашнего заключенного лишь от невозможности навещать родных, которым нужен был постоянный уход. Все остальные обстоятельства не учитывались. Хотя пленум Пленум Верховного суда РФ перечислил, в чем заключаются нравственные переживания: это невозможность продолжать активную общественную жизнь, раскрытие семейной и врачебной тайны, страдают от распространения порочащих сведений. Сюда же добавлены ограничение или лишение каких-либо прав. В общем, список всего того, что точно приносит гражданину нравственные мучения и страдания, довольно большой.

Верховный суд подчеркнул — требования истца были абсолютно четко мотивированны. Но суды их почему-то не учли. Не заметили они и то, что истец никогда до этого не привлекался к ответственности, был добропорядочным членом общества, работал. Для такого человека камера следственного изолятора и серьезные обвинения в преступлении были «существенным психотравмирующим фактором».

Местные суды, по мнению Верховного суда, даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека

Истец в своем заявлении в суд как примеры выплат определенных сумм, привел дела россиян, рассмотренные Европейским судом по правам человека. Все дела, которые он перечислил — аналогичные его делу. В них речь шла о компенсациях незаконно обвиненных.

В своем иске наш герой указал, сколько каждому заявителю присудил Европейский суд. Верховный суд РФ подчеркнул, «именно с учетом сложившейся практики Европейского суда по правам человека истец просил взыскать компенсацию из расчета 2 тысячи рублей за сутки содержания под стражей». А вот местные суды посчитали, что вчерашнему заключенному вполне достаточно заплатить по 132 рубля за каждые сутки ареста.

По мнению высокого суда, такая мизерная сумма за 38 месяцев под стражей является «явно несправедливой». Верховный суд РФ отменил все решения местных судов и велел заплатить истцу именно столько, сколько он попросил.

Официальный сайтВерховного Суда Российской Федерации

Важные подсчеты сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучала требования гражданина о компенсации его моральных страданий за незаконное уголовное преследование.

Житель Санкт-Петербурга был арестован, его обвинили в тяжком уголовном преступлении и поместили в камеру следственного изолятора.

Спустя три года и два месяца двери камеры открыли и гражданина отпустили на волю со словами: извини, мужик, ошибочка вышла.

Суд признал за человеком право на реабилитацию. И вчерашний подозреваемый пошел в суд с иском о компенсации ему морального вреда. Районный суд согласился, что гражданин незаконно пострадал и право на компенсацию имеет, но запрошенная им сумма в два миллиона триста тысяч рублей судью не устроила, и он очень сильно ее урезал.

Вышестоящая инстанция с таким расчетом коллеги согласилась.

А вот сам истец на меньшее был не согласен.

Он обратился в Верховный суд, который посчитал его аргументы и обоснования запрошенной суммы заслуживающими внимания. Итог — Верховный суд сам пересчитал деньги за незаконное уголовное преследование и велел их выплатить вчерашнему заключенному столько, сколько он попросил. Подчеркнем, такие решения Верховного суда РФ — самому выносить вердикт — высокая судебная инстанция принимает крайне редко.

В районном суде вчерашний заключенный, называя сумму компенсации, высчитал ее так — ему должны заплатить по две тысячи рублей за каждый день, проведенный на нарах под стражей. Но у районного суда был другой расчет — истцу вполне хватит 150 тысяч рублей за весь срок. И ни копейки больше. Апелляция возражать против подсчета своих коллег не стала. А вот Верховный суд РФ с таким расчетом не согласился.

Моральные страдания, по мнению районного суда, были у человека потому, что он «не мог навещать родных, которые нуждались в уходе». А вот доводы арестанта, что за годы заключения в камере следственного изолятора он утратил социальные связи, не мог создать семью, так как был в изоляции, суд отмел — по его мнению нет доказательств.

Верховный же суд увидел в этом споре следующее — по Конституции (статья 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере говорит и статья 1100 Гражданского кодекса.

Плюс к этому о компенсации морального вреда говорит и 151-я статья того же Гражданского кодекса РФ. В этой статье сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий.

Верховный суд РФ еще напомнил, что по компенсации морального вреда гражданам был специальный пленум Верховного суда РФ (№ 10 от 20 декабря 1994 года). Там было разъяснено, от чего именно зависит размер такой компенсации, а от чего — не зависит.

Высокая судебная инстанция напомнила коллегам о том, что наша страна — участник Конвенции о защите прав человека. Мы ее ратифицировали. В Конвенции о защите прав человека сказано, что каждый имеет право на уважение к своей личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции. Кстати, в Конвенции четко расписано, что подразумевается под понятием «семейная жизнь» — это не только отношения между супругами, но и отношения гражданина со своими детьми и с родителями.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ , местные суды даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека и не вспомнили про разъяснения пленума Верховного суда.

Истец, как увидела Судебная коллегия из материалов дела, поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями. Он им помогал материально, так как они нетрудоспособные и нуждаются в помощи.

Естественно, из-за незаконного обвинения он надолго был лишен возможности помогать своим старикам. А еще у гражданина на иждивении есть сын-студент. Посаженный в камеру отец, подчеркнул Верховный суд, не мог заботиться о сыне и общаться с ним. Причем, как заявил высокий суд, длительное время.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, сомнений не вызывают, и их надо было учитывать при решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Но местные суды это проигнорировали.

Суды ограничились суждением, что нравственные страдания были у вчерашнего заключенного лишь от невозможности навещать родных, которым нужен был постоянный уход. Все остальные обстоятельства не учитывалось. Хотя пленум Пленум Верховного суда РФ перечислил, в чем заключаются нравственные переживания: это невозможность продолжать активную общественную жизнь, раскрытие семейной и врачебной тайны, страдают от распространения порочащих сведений. Сюда же добавлены ограничение или лишение каких-либо прав. В общем, список всего того, что точно приносит гражданину нравственные мучения и страдания довольно большой.

Верховный суд подчеркнул — требования истца были абсолютно четко мотивированны. Но суды их почему-то не учли. Не заметили они и то, что истец никогда до этого не привлекался к ответственности, был добропорядочным членом общества, работал. Для такого человека камера следственного изолятора и серьезные обвинения в преступлении были «существенным психотравмирующим фактором».

Местные суды, по мнению Верховного суда, даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека

Истец в своем заявлении в суд как примеры выплат определенных сумм, привел дела россиян, рассмотренные Европейским судом по правам человека. Все дела, которые он перечислил — аналогичные его делу. В них речь шла о компенсациях незаконно обвиненных.

В своем иске наш герой указал, сколько каждому заявителю присудил Европейский суд. Верховный суд РФ подчеркнул, «именно с учетом сложившейся практики Европейского суда по правам человека истец просил взыскать компенсацию из расчета 2 тысячи рублей за сутки содержания под стражей». А вот местные суды посчитали, что вчерашнему заключенному вполне достаточно заплатить по 132 рубля за каждые сутки ареста.

По мнению высокого суда, такая мизерная сумма за 38 месяцев под стражей является «явно несправедливой». Верховный суд РФ отменил все решения местных судов и велел заплатить истцу именно столько, сколько он попросил.

Текст: Наталья Козлова
Российская газета — Федеральный выпуск №7682 (219)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *