Незаконное бездействие

Признание протокола об административном правонарушении незаконным

ВС объяснил, когда протокол ГИБДД является недействительным.

До высшей инстанции с жалобой дошёл житель Москвы, которого сотрудники ГИБДД остановили на Рублевском шоссе. Они составили на водителя Land Rover Freelander II протокол об отказе пройти медосвидетельствование, и на основе этого документа сначала мировой суд столичного района Кунцево лишил его прав вождения и оштрафовал на 1,5 тысячи рублей, а затем Мосгорсуд признал это решение законным. Тогда автолюбитель обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Сергей Никифоров обнаружил в протоколе целый ворох нарушений, который подробно проанализировал.

ВС напоминает, что к числу доказательств по делу об административном правонарушении относится протокол об административном правонарушении, в котором, согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, должны отражаться:

-событие административного правонарушения,

-место и время совершения административного правонарушения.

«Установление места и времени совершения административного правонарушения имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, в частности для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности.

Протокол об административном правонарушении — это процессуальный документ, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение», — отмечает ВС.

При этом в деле московского водителя протоколы содержали разные данные о времени совершения правонарушения: согласно одному документу правонарушение произошло в 2 часа 40 минут, а согласно другому — на сорок минут позже (в 3 часа 20 минут).

Эту ошибку судья ВС РФ счёл существенной.

Разъяснение прав

Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются их права и обязанности, о чем обязательно делается запись в протоколе.

Игнорирование этого требования приводит к тому, что доказательства по делу признаются судами недопустимыми, подчеркивает высшая инстанция. Она ссылается на пункт 18 постановления пленума от 24 марта 2005 года №5 — при рассмотрении дела собранные доказательства должны оцениваться с позиции соблюдения требований закона при их получении.

«Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ и статьей 51 Конституции», — указывает ВС.

В данном случае в протоколе не отображено, что водителю разъяснили положения статьи 25.1 КоАП: в соответствующей графе документа его подпись отсутствует. Нет в деле и расписки о разъяснении автовладельцу его прав.

«Изложенное свидетельствует о том, что привлечённый к административной ответственности не был осведомлен об объеме предоставленных ему процессуальных прав, что повлекло нарушение его права на защиту», — отмечает ВС РФ.

Понятые и Конституция

Высшая инстанция напоминает, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ).

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями привлекаемого к ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП РФ).

Не допускается использование доказательств, если они получены с нарушением закона, а отсутствие разъяснений норм КоАП и Конституции понятым относится к подобным нарушениям, отмечает ВС.

Он ссылается на письменные объяснения двух понятых, из которых усматривается, что им не были разъяснены положения статьи 25.1 КоАП и нормы статьи 51 Конституции, так как в документах нет их подписи об этом.

«Следовательно, протокол об административном правонарушении и письменные объяснения понятых являются недопустимыми доказательствами по делу и не могли быть использованы судом при вынесении постановления», — подчеркивает судья.

Извещение правонарушителя

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП дело должно быть рассмотрено с участием привлекаемого к ответственности, а исключение составляют случаи, когда имеются данные о надлежащем извещении правонарушителя о процессе, на который он добровольно и без уважительной причины не явился.

Но в материалах рассматриваемого дела информация о надлежащем извещении водителя Land Rover о предстоящем судебном процессе отсутствует.

«Аналогичная информация отсутствует и в отчете автоматизированной информационной системы «ПК Мировые судьи». Из истории операции доставки регистрируемых почтовых отправлений уведомление об извещении (водителя) о дате судебного заседания находилось в стадии «обработка».

Таким образом, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие (водителя), который не был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела», — считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что все ошибки, допущенные сотрудниками ГИБДД и судами, являются существенными, а значит нельзя считать, что по делу принято справедливое и верное решение. В связи с этим ВС не только отменил решение о лишении водителя прав и наложении на него штрафа, но и прекратил административное преследование автомобилиста в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было принято решение.

В отличие от преступного действия, состоящего в активных поступках, телодвижениях, направленных на причинение вреда, бездействие состоит в пассивном поведении, в невыполнении действий, которые лицо должно было совершить.

В период уголовно-правового бездействия человек может действовать, но его действия являются нейтральными для уголовного права. Так, если диспетчер аэропорта вместо того, чтобы следить за показаниями радара и руководить взлетом и посадкой самолетов, вел телефонный разговор со своей знакомой, он бездействовал с точки зрения уголовного права. «Преступное бездействие — это не расплывчатое «опасное состояние» преступника, а конкретное поведение, имеющее определенные границы во времени и пространстве. Основными признаками преступного бездействия (как и действия) являются его общественная опасность и обусловленная ею противоправность, которые рассматриваются в конкретных обстоятельствах места, времени и обстановки совершения преступления».

Таким образом,бездействие в уголовно-правовом смысле — это несовершение тех действий, которые лицо должно было и могло совершить, или невоспрепятствование наступлению таких последствий, которые лицо обязано было предотвратить.

Как мы уже выяснили, бездействие в отличие от действия не имеет физического содержания. Вместе с тем в бездействии легко обнаруживается и социальное, и юридическое содержание.

Социальное содержание бездействия заключается в его общест­венной опасности. Каждый человек в обществе выполняет определенные социальные функции. В расчете на их выполнение действуют и другие члены общества. Невыполнение тех или иных функций способно нарушить порядок общественной жизни в целом или в какой-либо ее части. Нередко это приводит к общест­венно опасным последствиям или создает угрозу их наступления. Например, невыполнение лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению правил охраны труда на производстве, своих обязанностей часто приводит к несчастным случаям с людьми.

Юридическое содержание бездействия состоит в невыполнении лицом своих обязанностей при наличии возможности их выполнения.

Ответственность за бездействие может наступать только в случаях, когда на лице лежала юридическая обязанность выполнять определенные действия, совершать определенные поступки.

Источниками правовой обязанности действовать надлежащим образом могут быть:

— предписания закона;

— служебное положение лица или его профессиональные обязанности;

— добровольное принятие лицом обязанности совершить какие-либо действия;

— предшествующее поведение лица, вызвавшее опасность наступления вредных последствий, поставившее под угрозу какие-либо охраняемые законом интересы.

Так родители обязаны воспитывать своих детей, заботиться об их здоровье, физическом, духовном и нравственном развитии. Поэтому, если мать не кормит новорожденного ребенка и не заботится о нем и в результате ребенок серьезно заболевает или даже умирает, мать совершает преступление путем бездействия.

Служебное положение требует от лица выполнения определенных обязанностей, совершения необходимых по службе действий. Так, если должностное лицо не исполняет своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе и если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, оно будет нести ответственность за халатность.

При добровольном принятии каких-либо обязанностей субъект должен их выполнить. Если лицо соглашается перевести через дорогу слепого, но на середине дороги его бросает, увидев знакомую девушку, и слепой оказывается сбитым автомашиной, бросивший его субъект будет нести ответственность за оставление в опасности лица, лишенного возможности принять меры к самосохранению.

Лицо, само создавшее опасность для охраняемых законом интересов, должно предотвратить наступление вреда. Субъект, пригласивший девушку, не умевшую плавать, кататься на лодке и начавший раскачивать лодку, чтобы напугать девушку, в результате чего лодка опрокинулась, обязан оказать помощь и спасать оказавшуюся в воде девушку. Если он этого не сделает, то будет нести ответственность по ст. 125 УК, даже если девушку спасли другие лица. В случае гибели девушки ответственность будет наступать по ст. 109 УК.

В тех случаях, когда на субъекта не была возложена обязанность действовать определенным образом, он не может нести ответственность за бездействие, даже если не предотвратил наступление вреда, хотя и имел возможность его предотвратить. Так, грибник, проходя вдоль железнодорожного полотна, заметил, что путь поврежден, но никому об этом не сообщил и не принял мер к остановке поезда, который потерпел крушение. Этот грибник может нести только моральную ответственность за свой поступок, поскольку на нем не лежала обязанность обеспечивать безопасность движения поездов.

При определении ответственности за бездействие необходимо установить не только обязанность действовать, но и объективную возможность выполнить необходимые действия. Ответственность за бездействие будет наступать тогда, когда лицо должно было и могло выполнить определенные действия.

Как и при совершении преступления, путем активных действий, при бездействии важно установить его границы, т. е. начало уголовно наказуемого бездействия и его конец.

Началом преступного бездействия следует считать возникновение условий и обстоятельств, при которых лицо должно было совершить определенные действия и имело возможность их совершить. Так, неисполнение военнослужащим приказа начальника (ст. 332 УК) начинается с момента получения приказа и наличия возможности его исполнить и не совершения первого действия по исполнению приказа.

Окончание преступного бездействия будет в момент отпадения условий, требующих производства определенных действий, например, уклонение от призыва на военную службу (ст. 328 УК) будет продолжаться до тех пор, пока для лица существует такая обязанность.

Конец преступного бездействия будет и в тех случаях, когда совершение необходимых действий становится невозможным. Так, вечером в больницу был доставлен пациент с колотым ранением, проникающим в брюшную полость. Дежурный хирург невнимательно осмотрел больного и отправил его домой. Утром следующего дня больной, состояние которого ухудшилось, был вновь доставлен в больницу. Закончивший смену дежурный хирург поместил больного в палату без повторного осмотра. Только в 16 часов пострадавший после осмотра был направлен на операцию, которая оказалась запоздалой, и больной скончался. Бездействие хирурга (неоказание необходимой врачебной помощи) в данном случае закончилось в тот момент, когда состояние больного стало безнадежным и оказание медицинской помощи, в данном случае операции, — бесполезным.

Бездействие диспетчера железнодорожной станции, не переведшего стрелку на пути подходящего поезда, заканчивается в момент, когда поезд пересек стрелку, а не в момент аварии или крушения, которые будут рассматриваться как последствия деяния, предусмотренного ст. 263 УК. Определение момента окончания бездействия имеет такое же значение, как и у действия, на чём мы останавливались выше.

Уголовно-правовая доктрина различает формы преступного бездействия. Так, различаются чистое бездействие и смешанное бездействие.

Чистое бездействие состоит в невыполнении действий, которые лицо должно было и могло совершить независимо от наступления каких-либо последствий. Таким бездействием будет уклонение от призыва на военную службу (ст. 328 УК).

Смешанное бездействие заключается в совершении бездействия, с которым закон связывает наступление определенных вредных последствий. В действующем УК ответственность большей частью предусмотрена за смешанное бездействие. К числу таких преступлений относятся совершенные путем бездействия преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, против общественной безопасности (нарушения правил безопасности производства работ, правил пожарной безопасности и др.), должностная халатность (ст. 293 УК).

В случаях смешанного бездействия виновное лицо не предотвращает наступления вредных последствий, хотя в силу закона, служебной или профессиональной обязанности должно было и могло их предотвратить. При этом угроза возникновения вредных последствий может возникнуть как в результате действия каких-либо внешних сил (сил природы, технологических процессов, работы машин и механизмов, действия других людей), так и от виновных или невиновных действий самого субъекта. Если лицо развело костер в лесу в жаркое лето, и возникла угроза лесного пожара, а субъект не погасил возникшее загорание, он будет нести ответственность за неосторожное обращение с огнем, вызвавшее повреждение лесного фонда (ст. 261 УК). В данном случае имеет место смешанное бездействие, когда действия лица создали угрозу, которую он обязан был предотвратить. В другом случае, получив вызов, работники пожарной охраны не выезжают к месту пожара, в результате полностью сгорает здание. Опасность возникла независимо от действий пожарных, но они, не выполнив свою обязанность, не предотвратили ущерб, который по долгу службы обязаны были предотвратить.

Из вышеизложенного вытекает ещё одно очень важное условие — бездействие, как и действие в уголовно-правовом отношении предполагает осознанное поведение человека, являющееся проявлением его сознания и воли. Т.е. поступки лица, не способного проявить свою волю, — не преступление. Субъект, лишенный возможности проявить свою волю в силу каких-либо объективных обстоятельств, не может признаваться ни действующим, ни бездействующим в уголовно-правовом смысле. Далее мы остановимся на рассмотрении именно таких обстоятельств

Несоставление протокола об административном правонарушении: «законное» или «незаконное» бездействие?

Подоплека спора на поверхности – разница в последствиях квалификации деяния как преступления небольшой тяжести (ч. 1 ст. 291) или тяжкого преступления (ч. 3 ст. 291) для обвиняемого судьбоносна.

Но сначала краткий дискурс в историю. Так выглядела старая рекомендация высшая судебной инстанции в п. 10 постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2000 года:

«…А под незаконными действиями должностного лица — неправомерные действия, которые не вытекали из его служебных полномочий или совершались вопреки интересам службы, а также действия, содержащие в себе признаки преступления либо иного правонарушения».

Вот так второй абзац п. 10 представлен в редакции постановления Пленума ВС РФ от 22 мая 2012 года № 7:

«Под незаконными действиями (бездействием) должностного лица, применительно к диспозиции части 3 статьи 290 УК РФ, следует понимать совершенные с использованием служебных полномочий неправомерные действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также действия (бездействие), содержащие признаки преступления либо иного правонарушения…».

1. В первом из таких недавно замеченных Кассационных определений от 28 июня 2012 года по делу № 46-О12-26 Коллегия мотивировала свои выводы лаконично. Привела новую редакцию п. 10, констатировала незаконным несоставление протокола, поскольку эта обязанность должностного лица, отменила приговор Самарского областного суда с квалификацией по ч. 1 ст. 291 и отправила дело на новое рассмотрение.

2. Суд Еврейской автономной области в решении от 3 мая 2012 года также не признал несоставление протокола незаконным бездействием. В Кассационном определении от 3 июля 2012 года по делу № 65-О12-3 Коллегия на основании Инструкции и Федерального закона «О полиции» вновь объяснила, что несоставление протокола – это нарушение обязанности, а следовательно, незаконное бездействие. Как следствие, отмена приговора суда и направление дела на новое рассмотрение.

3. Верховный Суд Удмуртской Республики правильно квалифицировал несоставление протокола как незаконное бездействие, однако с такой резолюцией не согласился адвокат С.А. Шиврин. По его словам:

«… Диспозиция ст. 291 УК РФ как незаконные действия (бездействие) учитывает такие действия (бездействия), которые не входят в его служебные полномочия, т.е. действия (бездействие) должностного лица, нарушающие его служебные обязанности, выходящие за рамки его служебной компетенции».

Резолюция в Кассационном определении от 17 июля 2012 года по делу № 43-О12-14 предсказуема.

А теперь ответ, отчего ж возникли у двух областных судов и адвоката позиции о том, что не является несоставление протокола незаконным бездействием.

Я не зря привёл в начале блога «редакции», потому что в отмеченных делах указанных правоприменителей смутила категория «не вытекали из служебных полномочий». Поэтому они исходили из того, что «несоставление протокола» входит в круг служебных полномочий (= «вытекает из служебных полномочий»), не может быть незаконным.

Вывод:

(а) Невыполнение предусмотренной нормами права обязанности – это незаконное бездействие.

(б) Выводы из приведенных решений было бы логичным привести в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2012 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *