Незаконная рубка судебная практика

Статьёй 42 Конституции Российской Федерации гарантировано право каждого на благоприятную окружающую среду.

Общая площадь лесов Российской Федерации — 1182,6 млн. га, что составляет 22% всего мирового лесного покрова. На территории нашей страны находится 1/4 часть мировых запасов древесины (81,6 млрд. куб. м)

В последнее время ситуация с лесами в целом по России выглядит удручающе. По мнению одного из юристов сложившееся положение можно охарактеризовать цитатой из пояснительной записки к проекту соответствующего федерального закона: «На сегодняшний день Россия входит в число стран-лидеров по незаконной порубке леса наряду с Бразилией, Камеруном, Габоном, Индонезией и Малайзией. Нелегальные вырубки составляют более 80 процентов всех нарушений лесного законодательства РФ».Незаконная рубка деревьев и кустарников — это преступление экологического характера. В результате противозаконных деяний наносится значительный ущерб всему экологическому фонду окружающей природной среды — человеку, животному и растительному миру.

На протяжении последних десяти лет конструкция ст. 260 Уголовного кодекса Российской Федерации претерпевала различные изменения: введение квалификации лесонарушений, такс за причиненный ущерб и классификация лесов по группам, изменение размера наказания и вида ответственности.

Целью ст. 260 Уголовного кодекса Российской Федерации является обеспечение соблюдения правил лесопользования, реализации и охраны от повреждения и уничтожения лесного хозяйства путем незаконной вырубки посредством уголовно-правовых норм. Родовой объект преступления — окружающая природная среда в целом. Непосредственный объект — общественные отношения по охране и рациональному использованию лесов, кустарников, лиан и насаждений.

Предмет рассматриваемого экологического преступления — деревья, кустарники и лианы в лесах первой группы либо в особо защитных участках лесов всех групп, а также деревья, кустарники, лианы и насаждения, не входящие в лесной фонд или запрещенные к порубке.

Согласно Лесному кодексу все леса в Российской Федерации разделены на три группы:

1) функциями леса первой группы (особо охраняемых природных территорий) являются водоохранная, защитная, санитарно-гигиеническая, оздоровительная, иные. Леса данной группы имеют следующие категории защитности:

запретные полосы лесов по берегам рек и других водных объектов;

защитные полосы лесов вдоль железнодорожных магистралей, автомобильных дорог федерального, республиканского и областного значения;

леса на пустынных, степных, лесостепных и иных горных территориях, имеющие значение для защиты окружающей природной среды;

леса зеленых зон поселений и хозяйственных объектов;

леса первого и второго поясов зон санитарной охраны источников водоснабжения;

памятники природы;

леса государственных природных заповедников;

леса национальных и природных парков и др.

2) леса второй группы (в регионах с высокой плотностью населения и развитой сетью наземных транспортных путей; в регионах с недостаточными лесными ресурсами, для сохранения которых требуется ограничение режима лесопользования) также выполняют водоохранные, защитные, санитарно-гигиенические, оздоровительные и иные функции. Данная группа имеет ограниченное эксплуатационное значение;

3) леса третьей группы (регионы с преимущественными лесными насаждениями) имеют эксплуатационное значение. В таких лесах при заготовке древесины необходимо обеспечивать сохранение их экологических функций. Существуют два вида лесов третьей группы: освоенные и резервные (устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области лесного хозяйства).

Особо защитные участки лесов всех групп — это защитные участки леса, расположенные вдоль берегов водных объектов, склонов оврагов, опушек лесов на границах с безлесными территориями, мест обитания редких и находящихся под угрозой исчезновения диких животных и растений. Здесь может быть запрещена порубка деревьев, кустарников и другой растительности. Границы территории данных участков лесного хозяйства устанавливаются территориальными органами федерального органа исполнительной власти в области лесного хозяйства. Основанием служат материалы лесоустройства или специального обследования. Особо защитными участками лесов всех групп (перечень устанавливается федеральным органом управления лесным хозяйством) являются:

1) опушки леса по границам с безлесными пространствами;

2) небольшие участки леса, расположенные среди безлесных пространств;

3) участки леса в оврагах, на склонах берегов речных долин;

4) полосы леса в горах, вдоль обрывов;

5) особо охранные части заказников; участки леса вокруг минеральных источников, санаториев, домов отдыха и др.;

6) водоохранные зоны болот (с 27 мая 1997 г.).

«Все леса, за исключением лесов, расположенных на землях обороны и землях городских и сельских поселений, а также земли лесного фонда, не покрытые лесной растительностью (лесные земли и нелесные земли), образуют лесной фонд»

Это преступление является одним из самых распространенных среди экологических преступлений.

Не являются предметом экологического преступления (если иное не предусмотрено специально правовыми актами) деревья и кустарники, произрастающие на приусадебных, дачных и садовых участках, на сельскохозяйственных землях (кроме лесозащитных насаждений), валежник и т.п.

Под незаконной рубкой следует понимать рубку деревьев, кустарников и лиан без лесорубочного билета, ордера или рубку по лесорубочному билету, ордеру, выданному с нарушением действующих правил рубок, а также рубку, осуществляемую не на том участке или за его границами, сверх установленного количества, не тех пород или не подлежащих рубке деревьев, кустарников и лиан, как указано в лесорубочном билете, ордере, до или после установленных в лесорубочном билете, ордере сроков рубки, рубку деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к рубке Правилами отпуска древесины на корню в лесах Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июня 1998 г. N 551, (в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2002 г. N 700), или после вынесения решения о приостановлении, ограничении или прекращении деятельности лесопользователя или права пользования участком лесного фонда.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7)

Повреждение деревьев, кустарников, лиан до степени прекращения роста всегда является незаконным и может заключаться в их смятии, раздроблении и т.п.

Законодатель в качестве обязательного признака объективной стороны основного состава преступления предусмотрел конкретные общественно опасные последствия, которые согласно примечанию к ст. 260 УК РФ представляют собой причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам ущерб в значительном размере.

Именно ущерб как признак состава рассматриваемого преступления в большинстве случаев служит критерием преступности деяния, отличающим его от противоправного проступка. Кроме того, установление значительного размера ущерба, причиненного незаконной рубкой, имеет значение при определении момента окончания преступления; при решении вопроса о дифференциации уголовной ответственности в зависимости от объема и характера вреда, причиняемого незаконной рубкой лесных насаждений, а также при оценке наличия возможности освобождения виновного лица от уголовной ответственности на основании ст. 75 УК РФ. Ущерб, причиняемый преступлением, выступает одним из главных критериев общественной опасности, следовательно, его размер как признак состава преступления влияет на индивидуализацию уголовного наказания.

Согласно примечаниям к ст. 260 УК РФ, значительным размером признается ущерб, превышающий десять тысяч рублей, а для его определения следует обращаться к таксам, утвержденным Правительством Российской Федерации. В этой связи у правоприменителя, благодаря такой редакции статьи, не должно возникать проблем при установлении общественно опасных последствий преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ.

Однако в практике ситуация складывается несколько иначе. В настоящее время на практике возникает немало сложностей при установлении размера ущерба, причиненного незаконной рубкой лесных насаждений. Судебная практика в этой части достаточно противоречива.

Так, по одному из уголовных дел суд, принимая решение в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, определил размер ущерба за порубку 34 деревьев, исходя из цены реализации дров, тогда как следовало исчислить в соответствии со специальными таксами.

В ряде случаев суды, напротив, не соглашаются с органами предварительного следствия, которые при установлении суммы причиненного ущерба руководствуются Постановлением Правительства РФ «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» .

Например, С. обвинялся в том, что 18 августа 1998 г. совершил незаконную порубку 8 дубов Елховского лесничества Красноярского лесхоза Самарской области в лесах 1-й группы с причинением государственному лесному фонду ущерба в значительном размере — на сумму 3248 руб., т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ.

Судом уголовное дело в отношении С. было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. В обоснование принятого решения суд указал, что ущерб, причиненный порубкой, не может быть признан значительным. Согласно протоколу о лесонарушении стоимость древесного дуба составляет 65,5 руб. за 1 куб. м. Органами предварительного следствия С. обвинялся в незаконной порубке 8 дубов общим объемом 2,8 куб. м. Таким образом, действительный ущерб лесному хозяйству составляет 183,4 руб. Тогда как указанная в обвинении 20-кратная сумма, равная 3248 руб., является экономической санкцией за ущерб лесному хозяйству, а не действительной суммой ущерба.

Несколько иное обоснование принятого в апреле 2002 г. решения привел суд в постановлении об оставлении без удовлетворения жалобы ФГУ «В…ский лесхоз» о признании незаконным постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Н. и К. по ч. 1 ст. 260 УК РФ.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд исходил из того, что таксы, утвержденные Постановлением Правительства от 21 мая 2001 г. N 388, применяются лишь в гражданско-правовых отношениях и не могут быть использованы при определении значительного ущерба за незаконную порубку деревьев, ответственность за которую предусмотрена ст. 260 УК РФ.

С такими решениями суда вряд ли можно согласиться по следующим причинам.

В данном случае целесообразно руководствоваться именно таксами, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 8 мая 2007 г. N 273. Это связано с тем, что при таксовом способе определения ущерба в виде стандарта используется конкретная сумма, которую причинитель ущерба обязан уплатить за каждую единицу незаконно уничтоженного природного объекта. Особенностью этого способа является то, что он нацелен не только на возмещение причиненного ущерба, но и на наказание правонарушителей. Суммы компенсации устанавливаются в размере выше условной стоимости уничтоженных природных объектов, поскольку включают затраты на восстановление природных объектов.

Кроме того, как справедливо было указано в одном из Определений Верховного Суда РФ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 20 мая 2003 г. N КАС 03-179), ущерб, причиненный лесному фонду, определяется по таксовой стоимости в том числе и потому, что объекты природы не имеют товарной стоимости и к ним неприменимы обычные способы ее оценки. В условиях лесного биогеоценоза каждый компонент природный среды выполняет строго определенные законом природы экологические функции, и в данном случае дерево рассматривается не как древесина с установленной рыночной ценой, а как компонент природной среды, оказывающий влияние на окружающее пространство. Такса же представляет собой условную единицу оценки ущерба, и каких-либо критериев именно к форме ее выражения закон не содержит.

Состав рассматриваемого преступления формальный, преступление считается оконченным с момента: а) порубки, т.е. полного отделения дерева, кустарника или лианы от корня; б) повреждения их до степени прекращения роста (гибели).

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины (умысел прямой). Мотивы преступления для квалификации значения не имеют, но, как правило, преобладают корыстные, что необходимо учитывать при определении вида и размера наказания.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

От административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.28 КоАП РФ, рассматриваемое преступление в основном отличается тем, что: а) объективная сторона административно-правового деликта сформулирована шире, в нее в качестве самостоятельного деяния также включено выкапывание деревьев, кустарников или лиан, лесных культур, молодняка естественного происхождения, подроста или самосева в лесах либо сеянцев и саженцев в лесных питомниках или на плантациях; б) для наступления административной ответственности не требуется совершения деяния в значительном размере.

За период 2007-2009 годов в Южском районном суде рассмотрено 4 уголовных дела данной категории в отношении 12 лиц. Из них 1 дело прекращено (в связи с примирением сторон). За аналогичный период времени мировым судьёй судебного участка № 6 рассмотрено 4 уголовных дела в отношении 7 лиц. Из них 1 дело прекращено (в связи с примирением сторон).

Поскольку задержание лиц, совершающих указанные преступления, производилось, как правило, в процессе рубки леса или его вывоза, то задерживаемые свою виновность в незаконной порубке леса обычно не отрицали, что свидетельствует о достаточной правовой осведомленности населения об ответственности за подобный вид деятельности. Редкие же случаи отрицания вины, в большей степени связаны со стремлением противостоять органам следствия и суду в установлении истины по делу или с желанием избежать заслуженного наказания.

Например, 50-летний предприниматель из с целью строительства туристической базы в пригороде г. Н., не имея лесорубочного билета, дал указание на рубку сосны и лиственницы своим работникам. Виновным себя П. так и не признал, сославшись на то, что не знал о необходимости получения разрешения на вырубку деловой древесины.

Во время судебного рассмотрения дела было установлено, что ранее в Н…ский лесхоз П. обращался за получением разрешения на вырубку сухостойных деревьев на дрова и такое разрешение на заготовку сухостоя в количестве 5 куб. м было выдано. Данный факт позволил уличить виновного в попытке ввести в заблуждение и применить к нему более строгое наказание.

Признавая себя виновными в незаконной рубке леса, 4 осужденных объясняли, что лес они рубили по указанию руководителя лесоперерабатывающего предприятия, в котором они работают. Данное обстоятельство имеет большое значение и должно учитываться судом при назначении наказания.

Большая часть осужденных признавали, что вели незаконную порубку леса в коммерческих целях, продавали лес либо коммерческим организациям, действующим в сфере лесопользования, либо частным лицам.

Так, М. заключил договор с ОАО «Юс..кий хлебокомбинат» на поставку дров, создал бригаду, пригласил несколько рабочих, в том числе и М-ва, у которого в собственности был трактор и вместе с ними незаконно валил деревья. Судом установлено, что рабочие интересовались у М. о наличии лесорубочного билета и, будучи введенными в заблуждение, спилили незаконно несколько деревьев.

Незаконная рубка леса носит во многих случаях латентный характер. Работники лесного хозяйства не всегда могут осуществить достаточно эффективный контроль за лесопользованием с учетом размера закрепленной за ними территории. Это обстоятельство используется лицами, нарушающими порядок лесопользования, в надежде, что они смогут избежать контроля, особенно когда размеры незаконной рубки леса относительно небольшие, осуществляются скрытно и за короткое время. Ситуация еще более усугубляется с учетом нехватки лесничих, низкой заработной платы, социальной и правовой незащищенности, а также слабой технической обеспеченности работника лесного хозяйства. Не редки случаи, когда при выполнении своих обязанностей им приходится рисковать собой, поскольку при задержании нарушители лесопользования настроены весьма агрессивно. Недостаточность материального обеспечения и низкая заработная плата, в свою очередь, дополнительно порождают готовность некоторых должностных лиц за материальное вознаграждение закрыть глаза на происходящее и пойти на сделку с совестью. В частности, были выявлены случаи, когда должностные лица, превышая свои должностные полномочия, издавали распоряжения о незаконной рубке леса, не обладая соответствующими распорядительными функциями по его использованию. А иногда сами работники лесного хозяйства идут навстречу лицам, совершающим незаконные рубки. Так по делу М. после вынесения судом приговора, директором «Ю..ского лесничества» было направлено в суд кассационной инстанции письмо, в котором он без какой-либо комиссионной проверки «установил», что рубка деревьев М. осуществлялась на законных основаниях.

К примеру, глава одного сельского совета Д. издал распоряжение об отпуске древесины на корню жителям села в количестве 150 кубометров. В соответствии с его распоряжением, в лесном массиве, находящемся примерно в 6 км от села, т.е. за пределами подведомственной ему территории, была отведена лесосека и начата незаконная рубка леса. Виновным себя Д. признал полностью. С учетом признания вины, чистосердечного раскаяния, возмещения ущерба, объективной и оперативной потребности жителей в дровах в отопительный сезон он был осужден по ч. 1 ст. 286 УК к штрафу в размере 10 тыс. руб.

Из привлеченных к уголовной ответственности за незаконную рубку леса более половины были осуждены по ч. 3 ст. 260 УК за преступление, совершенное в особо крупном размере или группой лиц по предварительному сговору.

При этом к лишению свободы с реальным отбыванием наказания никто приговорен не был. Основная масса осужденных приговаривалась к лишению свободы условно на срок от одного года до трёх лет. Оштрафован был только один осужденный, а такие виды наказания как обязательные и исправительные работы не применялись.

Во всех случаях с каждого осужденного было постановлено взыскать причиненный ими ущерб либо в приговоре суда, либо впоследствии посредством предъявления гражданского иска, однако, как уже отмечалось, 53% осужденных не работают, ценного имущества у них нет, определенная часть из них умышленно уклоняется от возмещения причиненного ущерба. В этой связи очевидно, что возмещение ущерба — неразрешимая проблема. По двум прекращенным уголовным делам ущерб был полностью возмещен самими обвиняемыми).

В настоящее время в средствах массовой информации неоднократно высказывалось мнение о том, что пришло время ужесточить уголовную ответственность за незаконную рубку лесных насаждений и их повреждение.

На это можно ответить, что необходимо учитывать характер и степень общественной опасности совершенного деяния, личность виновного и другие обстоятельства, как того требует ст. 60 УК. В то же время есть множество примеров обратного.

Опять же пример не из нашей практики, у нас такого не было.

Так, жители одного из сёл Н..ской области 3. и Т. срубили на дрова 21 дерево белой березы, причинив тем самым ущерб на 11 тыс. руб. Осуждены они были на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно. Директор же ФГУ «Р-кий лесхоз» К. без проведения экологической экспертизы, злоупотребив своим служебным положением, дал разрешение на комплексную рубку леса. В итоге ущерб превысил 12 млн. руб., а приговорен К. был к одному году лишения свободы условно.

Таким образом, в деле охраны леса есть еще множество неразрешенных вопросов, требующих особого внимания как законодателя, так и правоохранительных органов, как федеральных органов власти, так и органов местного самоуправления.

В качестве ознакомления. Что касается наших ближайших азиатских соседей: Монголии и Китайской Народной Республики, — то в этих государствах также существует ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом леса. Перечисленные выше страны имеют не только ряд схожих климатических и сырьевых показателей с Российской Федерацией, но и общую границу с ней. Монголия интересна нам помимо прочего еще и тем, что непосредственно (как и Российская Федерация) граничит с Китаем, являющимся одним из крупнейших импортеров древесины. Как известно, в самой Поднебесной действует 50-летний мораторий на разработку собственных лесных запасов. При этом КНР продолжает наращивать объемы производства пиломатериалов, модернизируя свою деревообрабатывающую промышленность. Для увеличения поставок леса из соседних государств (прежде всего России и Монголии) правительство Китая даже пошло на введение таких мер, как снижение импортных пошлин и налога на добавленную стоимость. Огромный спрос у китайских бизнесменов на древесину вызвал рост числа преступных проявлений, связанных с незаконным оборотом леса, и в связи с этим необходимость своевременного реагирования, в том числе и законодателей пограничных с Китаем государств, на подобные преступления.

В частности, Уголовным кодексом Монголии, как и российским, предусмотрена ответственность за нарушения, совершаемые в лесной сфере. В настоящее время по экологическим соображениям в стране ограничиваются распашка земли, разработка некоторых месторождений, бурение нефтяных скважин и др.

Тем не менее общее ухудшение экологической обстановки прослеживается и в Монголии. В частности, по данным Министерства природы и окружающей среды Монголии, только за последние 25 лет было заготовлено 29,2 млн. кубометров древесины, 8,2 млн. га лесов охвачено лесными пожарами и 2,1 млн. га лесов повреждено насекомыми-вредителями.

Статья 211 Уголовного кодекса Монголии устанавливает ответственность за рубку лесов в промышленных целях без соответствующей лицензии. Наказание — штраф в размере от 200 до 250 минимальных размеров оплаты труда, либо лишением свободы на срок до трех лет. Квалифицированный состав этой статьи: за то же деяние, совершенное неоднократно либо причинившее ущерб в крупном или особо крупном размере, лицо наказывается арестом на срок от трех до шести месяцев либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Что касается Китая, то в соответствии с УК этой страны ответственность за незаконный оборот леса предусмотрена ст. ст. 344 и 345. В соответствии с ними незаконные порубки (повреждение) редких деревьев наказываются лишением свободы на срок до 3 лет, арестом либо надзором, в качестве дополнительного наказания применяется штраф; при отягчающих обстоятельствах виновные наказываются лишением свободы на срок от 3 до 7 лет, в качестве дополнительного наказания применяется штраф (ст. 344 УК КНР).

Не менее интересны положения ст. 346 УК КНР о том, что за совершение преступлений (в том числе и по статьям, касающимся незаконного оборота леса), кроме виновного лица, наказывается штрафом и организация, совершившая преступление. Это лица, непосредственно ответственные за руководство исполнителями, и другие ответственные лица. Общий возраст уголовной ответственности в Поднебесной составляет, как и в большинстве рассматриваемых стран, 16 лет.

Таким образом, в отличие от российского аналога данной статьи (ст. 260 УК РФ «Незаконная рубка лесных насаждений»), предусматривающей в виде максимального наказания лишение свободы три года, санкции монгольского уголовного закона за подобное преступление гораздо жестче. Квалифицированный и особо квалифицированный составы ст. 260 УК РФ предусматривают и такие меры наказания, не связанные с ограничением свободы, как штраф, обязательные и исправительные работы, а также лишение права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью. Монгольские законы более сурово обходятся с правонарушителями, предоставляя выбор лишь между арестом сроком до шести месяцев и лишением свободы до пяти лет (ч. 2 ст. 211 УК).

Особо сурово незаконный оборот леса наказывается в Китае, где жесткие санкции установлены не только за незаконную порубку (помимо штрафа, до семи лет лишения свободы), но и прямо указывается на противоправность незаконной покупки в лесных районах заведомо тайно вырубленного (из корыстных побуждений) леса (ст. 345 УК КНР). судья Южского районного суда А. Соболев

4 июля 2016

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19 декабря 2013 г. N Ф06-244/13 по делу N А55-1815/2013

г. Казань

19 декабря 2013 г.

Дело N А55-1815/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 12 декабря 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 19 декабря 2013 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хайруллиной Ф.В.,

судей Ананьева Р.В., Коноплевой М.В.,

при участии представителя:

истца — Елизаровой А.В., доверенность от 05.02.2013,

в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «ПХР»

на решение Арбитражного суда Самарской области от 01.06.2013 (судья Ануфриева А.Э.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.08.2013 (председательствующий судья Балакирева Е.М., судьи Николаева С.Ю., Терентьев Е.А.)

по делу N А55-1815/2013

по исковому заявлению закрытого акционерного общества «ПХР», г. Самара (ОГРН 1036300221935) к Министерству лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области г. Самара, об исключении из государственного лесного реестра сведений о земельном участке, с участием третьих лиц: Министерство имущественных отношений Самарской области, г. Самара; Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Самарской области, г. Самара; Федеральное агентство лесного хозяйства, г. Москва,

УСТАНОВИЛ:

закрытое акционерное общество «ПХР» (далее — ЗАО «ПХР», общество, истец) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к Министерству лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области (далее — ответчик) об обязании в течении пяти дней с момента вступления в силу решения суда внести запись об исключении из государственного лесного реестра сведений о земельном участке с кадастровым номером 63:01:0350003:534, по адресу: Самарская область, г. Самара, Красноглинский район, п. Винтай ул. Садовая, площадью 31 431,00 кв. м, который расположен по материалам лесоустройства в границах квартала N 61 выдела 13 Задельнинского участкового лесничества Новобуянского лесничества.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 01.06.2013, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.08.2013, исковые требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда первой и постановлением апелляционной инстанций, истец обратился в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права и нарушение судом норм процессуального права, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Поволжского округа, представителей в суд не направили, что в соответствии со статьей 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Изучив материалы дела, выслушав представителя истца, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения исходя из нижеследующего.

Как установлено судом, ЗАО «ПХР» является собственником нежилого здания — корпус 80 литера ВН023, год постройки 1985, общей площадью 19 859,40 кв. м, расположенное по адресу: Самарская область, г. Самара, поселок Винтай, Красноглинский район, улица Садовая, дом 13, на основании договора купли-продажи от 30.09.2009, заключенного с ОАО «Моторостроитель», что подтверждается Свидетельством о государственной регистрации права от 09.04.2010 серия 63-АД N 480383, выданным Управлением Федеральной регистрационной службы по Самарской области, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 19.02.2010 сделана запись регистрации 63-63-01/284/2009-479.

Решением Горисполкома г. Самары от 14.12.1992 N 1187 СМПО им. Фрунзе Винтайскому машиностроительному заводу под основную производственную площадку ВМЗ в постоянное (бессрочное) пользование предоставлен земельный участок, общей площадью 25,0 га, что подтверждается свидетельством от 29.12.1992 N 64840 Комитета по земельной реформе и земельным ресурсам г. Самары.

18.12.2005 указанный земельный участок поставлен на кадастровый учет с присвоением кадастрового номера 63:01:0350003:503, отнесен к категории земель населенных пунктов, разрешенным использованием — завод, что подтверждается кадастровой выпиской о земельном участке от 06.04.2009.

СМПО им. Фрунзе преобразовано в ОАО «Моторостроитель», а в июне 2011 года переименовано в ОАО «Кузнецов». 03.10.2011 в результате размежевания был выделен и поставлен на государственный кадастровый учет земельный участок, расположенный по адресу: Самарская область, г. Самара, Красноглинский район, п. Винтай, ул. Садовая, площадью 31 431,00 кв. м, с присвоением кадастрового номера 63:01:0550003:527, отнесенный к категории земель населенных пунктов, с разрешенным использованием под основную производственную площадку ВМЗ, часть которого занята объектом недвижимости корпус 80, что подтверждается кадастровым паспортом земельного участка от 03.10.2011

23.05.2012 данному земельному участку присвоен кадастровый номер 63:01:0350003:534, что подтверждается кадастровым паспортом земельного участка от 31.05.2012.

Истец, реализуя в порядке статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации право на приобретение земельного участка, на котором расположен объект недвижимости, принадлежащий ему на праве собственности, обратился в Министерство имущественных отношений Самарской области с заявлением (N 12-4/1339/11-е) о предоставлении в собственность за выкуп земельного участка, расположенного по адресу: Самарская область, г. Самара, Красноглинский район, п. Винтай, ул. Садовая, площадью 31 431,00 кв. м, используемого под производственную площадку.

28.08.2012 истец получил уведомление Министерства от 20.08.2012 N 12-4/1339/11-е об отказе в предоставлении испрашиваемого земельного участка, в связи с тем, что земельный участок относится к землям лесного фонда и находится в границах квартала N 61 Задельнинского лесничества Ново-Буянского лесничества.

Принадлежность спорного земельного участка к землям лесного фонда подтверждается материалами лесоустройства, а именно: копией планшета лесоустройства N 7 1995 года Самарской области Ново-Буянского лесхоза. Задельнинского лесничества; копией таксационного описания Ново-Буянского лесничества, изготовленного Федеральной службой лесного хозяйства России 1995 года и свидетельством о государственной регистрации права на указанный участок за Российской Федерацией как на земли лесного фонда от 18.11.2005, площадью 11 995,00 га.

Истец полагает, что поскольку по данным государственного кадастра недвижимости спорный земельный участок относится к категории земель населенных пунктов и находится в границах города Самара, следовательно, он не может относиться к землям лесного фонда.

Кроме этого, истец считает, что при изготовлении материалов лесоустройства в 1995 году были нарушены требования Инструкции по проведению лесоустройства в лесном фонде России, утвержденной Приказом Федеральной службы лесного хозяйства от 15.12.1994 N 265.

Таким образом, по мнению истца, отсутствуют доказательства того, что при осуществлении лесоустройства Ново-Буянского лесничества учтены изменения в лесном фонде, возникшие в результате издания до 1995 года ненормативных актов о предоставлении земельного участка СМПО им. Фрунзе Винтайскому машиностроительному заводу для осуществления производственной деятельности. Также отсутствуют доказательства согласования границ земельных участков с ОАО «Моторостроитель», как смежным землепользователем. Ссылаясь на Основы лесного законодательства и действующий Лесной кодекс Российской Федерации (статьи 6, 7, 70, 83), Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости» (статьи 5, 7, 22, 38) истец считает неправомерным отнесение спорного земельного участка к землям лесного фонда и включение его в лесной реестр, что препятствует осуществлению его права на приобретение в собственность земельного участка, в связи с этим обратился с настоящим исковым требованием.

Оценив представленные доказательства в порядке, предусмотренном статьей 71 АПК РФ, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Рассмотрев доводы жалобы, проверив материалы дела, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа принятые по делу судебные акты считает подлежащими оставлению без изменения в связи со следующим.

По сведениям Ново-Буянского лесничества об участке лесного фонда от 19.03.2004 общая площадь 13 участков лесного фонда составляет 11 995,0 кв. м, что подтверждается Лесохозяйственным регламентом Ново-Буянского лесничества Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Самарской области, утвержденный приказом руководителя департамента лесного хозяйства Самарской области от 31.122008 N 147, согласно которому 61 квартал Задельненского участкового лесничества Ново-Буянского лесничества относится к защитным лесам, а также приказом Федерального Агентства лесного хозяйства от 30.12.2008 N 435 «Об определении количества лесничеств на территории Самарской области и установлении их границ», в соответствии с которым среди лесничеств, расположенных на землях лесного фонда, обозначено Ново-Буянское лесничество.

Факт принадлежности спорного земельного участка к лесным участкам Ново-Буянского лесничества подтверждается сведениями из государственного лесного реестра, в соответствии с которыми спорный земельный участок является лесным участком, расположенным на землях лесного фонда в квартале N 61 Задельненского участкового лесничества Ново-Буянского лесничества, полномочия по ведению которого в силу статьи 91 Лесного кодекса возложены на Министерство лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области.

Право собственности Российской Федерации на земельный участок лесного фонда, состоящий из 13 участков с условным номером N (001), площадью 11 995,0 кв. м, адрес объекта: Самарская область Ставропольский р-н, Ново-Буянский лесхоз, Задельнинское лесничество, квартала N 1-160, назначение: леса 1-й группы (категория защитности: защитные полосы вдоль дорог, лесохозяйственная часть зеленых зон, другие защитные леса, запретные полосы вдоль нерестовых рек) с ограничением (обременением) права в виде публичного лесного сервитута было зарегистрировано в Главном Управлении Федеральной регистрационной службы по Самарской области 17.11.2005, на основании статьи 19 Лесного кодекса Российской Федерации, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 18.11.2005. Судом установлено, что именно в эту площадь вошел спорный участок лесного фонда.

Зарегистрированное право собственности Российской Федерации не оспорено.

Согласно статье 6 Лесного кодекса Российской Федерации Российской Федерации леса располагаются на землях лесного фонда и землях иных категорий. Границы земель лесного фонда и границы земель иных категорий, на которых располагаются леса, определяются в соответствии с земельным законодательством, лесным законодательством и законодательством о градостроительной деятельности.

Согласно части 1 статьи 8 Лесного кодекса Российской Федерации (2006 года), как и статьи 19 Лесного кодекса Российской Федерации 1997 года, лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности.

В соответствии с положениями статьи 3 Лесного кодекса Российской Федерации лесное законодательство регулирует лесные отношения. Для имущественных отношений в силу требований статьи 3 Земельного кодекса Российской Федерации и статьи 3 Лесного кодекса Российской Федерации сохраняется приоритет за специальными федеральными законами по использованию конкретных природных ресурсов. Участок лесного фонда представляет собой земельный участок с особым правовым режимом, входящий в состав земель лесного фонда. Отношения по предоставлению или передаче иным образом лесных участков, как ограниченных в обороте объектов, производятся только на основании Лесного кодекса Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 4.1 Федерального закона от 04.12.2006 N 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» государственный учет лесных участков в составе земель лесного фонда включает в себя действия органов государственной власти в пределах их полномочий, определенных в соответствии со статьями 81-83 Лесного кодекса Российской Федерации, по внесению в государственный лесной реестр сведений, подтверждающих существование таких земельных участков с характеристиками, соответствующими части 1 статьи 69 Лесного кодекса Российской Федерации. Указанные сведения в графической и текстовой форме воспроизводятся в плане лесного участка, который заверяется органом государственной власти, осуществляющим ведение государственного лесного реестра.

Сведения о лесных участках, внесенные в государственный лесной реестр, основаны на материалах лесоустройства.

В соответствии со статьями 67, 68 Лесного кодекса Российской Федерации, пунктами 2, 3 постановления Правительства Российской Федерации от 18.06.2007 N 377 «О правилах проведения лесоустройства» лесоустройство проводится на землях лесного фонда, землях обороны и безопасности, на которых расположены леса; землях населенных пунктов, на которых расположены городские леса; землях особо охраняемых природных территорий, на которых расположены леса, и включает в себя: проектирование лесничеств и лесопарков; проектирование эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, а также особо защитных участков лесов; проектирование лесных участков; закрепление лесов, защитных лесов, резервных лесов, особо защитных участков лесов и лесных участков; таксацию лесов (выявление, учет, оценка качественных и количественных характеристик лесных ресурсов); проектирование мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов. Геодезические и картографические работы проводятся в соответствии с Федеральным законом от 26.12.1995 N 209-ФЗ «О геодезии и картографии». В случаях закрепления на местности местоположения границ лесничеств, лесопарков, эксплуатационных лесов, защитных лесов, резервных лесов, особо защитных участков лесов и лесных участков, местоположение границ может быть закреплено на местности с помощью лесоустроительных, лесохозяйственных знаков и (или) указано на картах лесов.

Согласно статье 69 Лесного кодекса Российской Федерации при проектировании лесных участков осуществляется подготовка проектной документации о местоположении, границах, площади и об иных количественных и качественных характеристиках лесных участков. Местоположение, границы и площадь лесных участков определяются соответственно по лесным кварталам и (или) лесотаксационным выделам, их границам и площади.

Одновременно статьей 42 Федерального закона от 04.12.2006 N 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» установлено, что лесные участки в составе земель лесного фонда, государственный кадастровый учет которых не осуществлялся, признаются ранее учтенными объектами недвижимости. План лесного участка в составе земель лесного Фонда, выданный до 01.01.2015 признается юридически действительным. Сведения о ранее учтенных участках лесного фонда и лесных участках в составе земель лесного фонда с учетом установленного законодательством о государственном кадастре недвижимости состава сведений государственного кадастра недвижимости об объекте недвижимости переносятся в соответствующие разделы этого кадастра в сроки и в порядке, которые установлены уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Доводы истца об отсутствии оснований для отнесения спорного земельного участка в границах квартала N 61 в лесном реестре в результате лесоустроительных работ в 1995 году правомерно отклонены судом апелляционной инстанции.

В материалы дела представлены материалы лесоустройства. Из проекта организации и развития лесного хозяйства Ново-Буянского лесхоза Самарского управления лесами 1995 года следует, что Ново-Буянский лесхоз был организован в 1936 году. В то время в его состав входило 4 лесничества: Узюковское, Ново-Буянское, Старобинарадское, Задельненское. Первое лесоустройство в советское время было проведено в 1927-1928 гг., при котором впервые произведена съемка границ и планшетных рамок лесных массивов.

Последующие лесоустроительные работы проводились в 1935-1936 гг., 1950-1951 гг, 1960-1961 гг., 1972-1973 гг., 1984-1985 гг. В перечень организаций и предприятий, находящихся на территории Ново-Буянского лесхоза, имеются сведения о ВМЗ им. Фрунзе (Ставропольский район, Задельнинское лесничество),

Границы лесного участка 61 квартала Ново-Буянского лесничества Самарской области обозначены в натуре, что также отражено на планшете лесоустройства.

Статьей 94 Земельного кодекса РСФРС 1991 года, действовавшего на момент выдачи свидетельства о праве пользования земельным участком 1992 года, определялось, что землями лесного фонда считаются земли покрытые лесом, а также не покрытые лесом, но предоставленные для нужд лесного хозяйства и лесной промышленности. Неиспользуемые для нужд лесного хозяйства и лесной промышленности сельскохозяйственные и другие угодья могут предоставляться в пользование лесохозяйственным и промышленным предприятиям. При этом в соответствии со статьей 27 кодекса для строительства промышленных предприятий и иных несельскохозяйственных нужд предоставляются по согласованию с собственником земли, землевладельцем, землепользователем земельные участки несельскохозяйственного назначения или не пригодные для сельского хозяйства либо сельскохозяйственные угодья худшего качества по кадастровой оценке. Предоставление для указанных целей земельных участков из земель лесного фонда производится за счет не покрытых лесом площадей или площадей, занятых малоценными насаждениями.

Таким образом, ранее действовавшее земельное законодательство разрешало предоставление земель лесного фонда в пользование промышленным предприятиям без их изъятия.

Возможность нахождения капитальных объектов недвижимости на лесных участках не противоречит нормам действующего законодательства. Именно факт нахождения капитальных объектов недвижимости является основанием для предоставления в аренду лесного участка собственнику данных объектов.

При таких обстоятельствах, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что лесной участок (квартал N 61) правомерно внесен в государственный лесной реестр. При этом суды исходили из того, что действия по изготовлению материалов данного лесоустройства не оспорены, незаконными не признаны, доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Кроме этого, выделение земельного участка, как указывает истец, по своим характеристикам, отличающимся от основного, в силу закона само по себе не порождает оснований для перевода данного земельного участка из одной категории в другую.

В соответствии со статьей 11 Федерального закона от 21.12.2004 N 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, или земельных участков в составе таких земель в земли других категорий разрешается в случае: организации особо охраняемых природных территорий; установления или изменения черты поселений; размещения объектов государственного или муниципального назначения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов; создания туристско-рекреационных особых экономических зон.

Однако в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец доказательств перевода спорного земельного участка из земель лесного фонда в земли категории населенных пунктов в материалы дела не представил.

Внесение сведений о спорном земельном участке, представляющего собой часть квартала N 61, в государственный кадастр недвижимости с указанием категории земель населенных пунктов, не изменяет статуса ранее учтенного участка лесного фонда.

По смыслу статьи 6 Лесного кодекса Российской Федерации расположение участка в границах городской черты городского округа Самара не может исключать отнесение участка к лесным землям.

В силу статей 7, 23, 67 Лесного кодекса Российской Федерации в границах населенных пунктов могут находиться лесничества.

Согласно пункту 3 статьи 84 Земельного кодекса включение земельных участков в границы населенных пунктов не влечет за собой прекращение прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков.

Статьей 2 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 06.10.2003 N 131-ФЗ) определено, что городским округом именуется городское поселение — город или поселок, в которых местное самоуправление осуществляется населением непосредственно и (или) через выборные и иные органы местного самоуправления.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ в состав территории городского поселения могут входить один город или один поселок, а также в соответствии с генеральным планом городского поселения территории, предназначенные для развития его социальной, транспортной и иной инфраструктуры (включая территории поселков и сельских населенных пунктов, не являющихся муниципальными образованиями).

Законом Самарской области от 28.12.2004 N 189-ГД «О наделении статусом городского округа и муниципального район муниципальных образований в Самарской области» город Самара наделен статусом городского округа. Указанным Законом статусом муниципального района наделен Волжский район с административным центром — городом Самара. Таким образом, Закон не отождествляет такие понятия как «границы и статус города Самара» с «границами и статусом городского округа Самара».

В соответствии с Законом Самарской области от 25.02.2005 N 61-Д «Об установлении границ городского округа Самара Самарской области» в состав городского округа Самара Самарской области входит город Самара, поселок Козелки, село Ясная Поляна.

Вышеуказанные нормы позволяют сделать однозначный вывод о том, что город Самара является населенным пунктом, входящим в состав муниципального образования — «городской округ Самара».

Согласно пункту 2 статьи 83 Земельного кодекса границы городских, сельских населенных пунктов отделяют земли населенных пунктов от земель иных категорий. Границы городских, сельских населенных пунктов не могут пересекать границы муниципальных образований или выходить за их границы.

Таким образом, Земельный кодекс не отождествляет понятия «границы населенного пункта» с понятием «границы муниципального образования», к которому относится в т.ч. и городской округ.

Земли населенного пункта «города Самара» не отделены границами от земель иных категорий, в т.ч. и земель лесного фонда, расположенных в границах муниципального образования — «городской округ Самара».

Таким образом, указание в кадастровом паспорте на категорию земель — «земли населенных пунктов» не является неоспоримым доказательством того, что указанный земельный участок лесным не является.

Как установлено судами, спорный лесной участок расположен в квартале 61 Задельнинского участкового лесничества Ново-Буянского лесничества и до включения его в границы муниципального образования городского округа Самара Законом Самарской области от 25.02.2005 N 61-ГД «Об установлении границ городского округа Самара Самарской области» в силу закона относился к федеральной собственности — «защитные леса». До изменения городской черты спорный участок не был исключен из состава лесного фонда и находился в федеральной собственности. На момент регистрации права собственности Российской Федерации на спорный участок он из состава земель лесного фонда не исключен и в земли иной категории в установленном порядке не переведен.

Следовательно, включение спорного участка в черту города не изменяет правового статуса земель лесного фонда, но является основанием для перевода в земли других категорий, а не исключения его из государственного лесного реестра.

В письме Департамента строительства и архитектуры городского округа Самара от 26.03.2013 N д05-01-01/901-02 содержится ответ за запрос истца о том, находится ли в границах городского округа земельный участок, расположенный, по адресу: Самарская область, г. Самара, Красноглинский район, пос.Винтай ул.Садовая, площадью 31 431,00 кв. м, с кадастровым номером 63:01:0350003:534, а также к какой территориальной зоне относится данный земельный участок, что в процессе рассмотрения данного дела не оспаривалось, и содержание его не может повлиять на правовую квалификацию и выводы суда, изложенные выше.

В силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства суд оценивает во взаимосвязи и совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании.

Тщательно проверив и оценив представленные сторонами в материалы дела доказательства, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска.

Данные обстоятельства проверены судами обеих инстанций, что нашло отражение в обжалуемых судебных актах.

Переоценка доказательств, исследованных арбитражным судом, не входит в полномочия суда кассационной инстанции, проверяющего правильность применения судом норм материального и процессуального права.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, противоречат приведенным правовым нормам и не опровергают выводов судов.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу, что дело рассмотрено судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права применены правильно, поэтому оснований для отмены обжалуемых судебных актов не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 01.06.2013 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.08.2013 по делу N А55-1815/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья

Ф.В. Хайруллина

Судьи

Р.В. Ананьев
М.В. Коноплева

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Лесная амнистия — гарантия защиты собственности на участки на лесных землях

Участки на лесных землях

Ситуация, когда земельный участок (ЗУ) находится на лесной земле, не редкая. Участок может быть любым — для садоводства, ЛПХ, ИЖС, КФХ или для сельхозпроизводства.

Наделы и постройки, зарегистрированные в ЕРГН, были под прицелом лесных ведомств. Они предъявляли к владельцам претензии. Их замечания касались собственности на землю, поскольку эти ведомства относили наделы или их часть к лесной территории, зарегистрированной в лесном реестре.

И не только считали. Лесные ведомства опровергали:

  • право собственности на землю
  • правомерность предоставления ЗУ в собственность граждан

выполненного органами муниципальной власти.

Земельные участки изымались у владельцев через суды. Земля возвращалась в лесной фонд государства, то есть в собственность Российской Федерации. Успешных для лесных ведомств результатов было немало.

Использование лесных земель регулируется Лесным кодексом РФ. Лейтмотив в порядке эксплуатации лесных земель:

  • защита
  • воспроизводство
  • использование в соответствии с назначением

зачастую исключает возможность застройки.

На ЗУ на лесных землях построить что-либо было практически невозможно. Застройка была сопряжена:

  • с получением разрешений лесного ведомства субъекта
  • с разработкой проектов освоения лесов на лесных участках, предоставленных в пользование или аренду
  • со сложной процедурой утверждения проектов освоения лесов

Возведение частного дома на такой земле провоцировало неприятные последствия. Строение приобретало статус самовольной постройки на лесных землях, даже если на него в ЕГРН было зарегистрировано право собственности. Постройки должны были сноситься по решению судов.

Сложившаяся ситуация имела малоприглядный характер:

  • земли Рослесхоза оказались в границах садоводческих товариществ и населённых пунктов
  • возникла масса проблем:
    • и дачники, и люди, проживающие в посёлках вблизи лесов, не могли ничего построить на «лесных» сотках, а если и строили, то строения были вне закона:
    • Росреестр не мог зарегистрировать право собственности
  • не всем гражданам и организациям, владеющим участками с постройками на лесных землях, было известно о том, что:
    • ЗУ находится в границах лесничества или лесопарка
    • построенные здания и дома:
      • считаются незаконными строениями
      • свидетельствуют о неумышленном нарушении Лесного кодекса РФ
    • владельцы участков, являющиеся собственниками земли в представлении ЕГРН, превращались в нарушителей закона в представлении лесного реестра, точнее, в заложников сложившихся 2-х раздельных систем государственного учёта земель и лесов

Реальное положение вещей:

  1. с лесными и муниципальными землями
  2. с земельными участками, предоставленными властями гражданам и юридическим лицам для различных целей

свидетельствовало о явных правовых неувязках во взаимодействии муниципалитетов и лесных ведомств.

Проблема спровоцировала полное или частичное наложении планов лесных земель и планов земель регионов, муниципалитетов, граждан и компаний. Собственники ЗУ узнавали об этом не сразу.

Информации:

  • о землях лесного фонда
  • о границах лесных земель
  • о наложении границ лесных и частных участков

в открытом для граждан доступе не было.

Ситуация получила официальное название — «двойной кадастровый учёт». Он стал следствием дублирования сведений об одном и том же участке разными органами регистрации независимыми друг от друга способами:

  1. в ЕГРН (ранее ЕГРП):
    • фиксировал сведения о недвижимости
    • присваивал участку уникальный кадастровый номер, являющийся подтверждением факта существования недвижимости, а значит и имущественных прав на земельный участок (и постройки при их наличии)
  2. в ГЛР (государственный лесной реестр):
    • регистрировал сведения о лесных участках, ранее находившихся во владении с/х организаций, без должных требований:
      • к местоположению границ ЗУ
      • к содержанию межевого плана

Существенными причинами противоречий этих реестров стала неразбериха в законодательстве.

До 2008 года в ЕГРН не было материалов о межевании земель лесного фонда на территории регионов. Лесные земли не ставились на государственный кадастровый учет. Их границы не имели координат. Они не отображались на публичной кадастровой карте

В ГКН не было сведений о площади каждого обособленного лесного участка. Их нельзя было определить в составе площадей земель лесфонда.

Сведения о предоставлении участков лесного фонда:

  • в аренду
  • во временное пользование

не вносились в ГКН до 01.01.2015 г.

В реестр предоставлялся единый правоудостоверяющий документ. Это было свидетельство о государственной собственности, полученное в 1992-1997 годах. Учёт земли вёлся в упрощённом порядке (без точного межевания).

Образовались ситуации пересечений лесных участков:

  • между собой
  • с другими землями

Границы лесных участков регистрировались в ЕГРН неточно:

  • по картографическим материалам
  • по данным лесоустройства
  • без своевременного обновления
  • без привязки к системе координат, установленной для ГКН
  • без учёта существующих сведений землеустройства и государственного кадастра недвижимости

Сопоставление сведений ЕГРН об участках, находящихся в собственности граждан и компаний, с данными о ЗУ в реестре лесного фонда оказалось затруднительным или невозможным.

Собственники участков, попавших под бремя регистрационных дублей, пытались отстоять свои права в многочисленных судебных разбирательствах. Судебные решения, как уже было отмечено, далеко не всегда доказывали их правоту.

«Лесная амнистия» — гарантия защиты прав собственников участков

Проблемы с участками на лесных землях решил ФЗ № 280 от 29 июля 2017 года. Этот закон получил обиходное название «лесной амнистии».

Небольшой казус получился с таким названием, ведь закон, в прямом значении амнистии, никого не амнистирует. Значимость его заключена в защите прав собственников земельных участков и законных интересов и имущественных прав Российской Федерации, являющейся собственником земель лесного фонда.

Тем не менее, будем иногда использовать в тексте статьи терминологию «лесная амнистия», поскольку она более краткая в сравнении с полным наименованием закона 280-ФЗ и проще воспринимается при чтении и на слух.

ФЗ 280:

  • дополнил отдельные статьи Лесного кодекса РФ
  • установил срок до 1 января 2023 года:
    • для устранения противоречий между сведениями ГЛР и ЕГРН
    • для приведения в соответствие сведений ГЛР и ЕГРН:
      1. о границах территорий:
        • ОКН (объектов культурного наследия)
        • особо охраняемых природных зон
      2. об ограничениях использования лесных участков:
        • в границах территорий ОКН
        • в границах территорий особо охраняемых природных зон

Способы достижения цели «лесной амнистии»

Цель «лесной амнистии» — защита прав собственников земли. Достигается она через решение основных проблем:

  1. устранение противоречивых сведений ЕГРН об участках, границы которых пересекаются с землями лесфонда
  2. исключение из ЕГРН дублирующих сведений о лесных участках
  3. применения принципиально новых положений, ранее законодательно не предусмотренных, направленных на защиту лесов — для исключения впредь возможности внесения в государственные реестры противоречивых сведений

Приоритет сведений ЕГРН перед сведениями ГЛР

Одно из положений «лесной амнистии» — главенстство сведений ЕГРН о категории земель участка над данными:

  • лесного реестра
  • лесного плана субъекта федерации
  • иных документов

Эти материалы позволяли относить ЗУ к лесным землям. У собственников ЗУ возникала проблема с доказательством того факта, что участок не относится к лесфонду.

Законом 280-ФЗ (пункт 3 статьи 14) установлено, что когда один и тот же земельный участок, по сведениям ЕГРН, относится, к примеру, к сельхозземлям, выделенным, скажем, под ЛПХ или СНТ, а по данным ГЛР числится в лесном фонде, приоритет отдаётся сведениям, содержащимися в ЕГРН.

Сведения ЕГРН признаются достоверными. Владельцу участка, стоящего на учёте в государственном реестре недвижимости, не придётся доказывать, что участок не относится к лесным землям.

Исключения

Положение закона о приоритетности сведений ЕГРН не лишено исключений. Так, верховенство сведений ЕРГН перед данными ГЛР не распространяется на следующие типы земельных участков (пункт 1 статьи 10 закона 280-ФЗ):

  • ЗУ в границах особо охраняемых природных территорий:
    • заповедники
    • заказники
    • территорий объектов культурного наследия (ОКН)
  • ЗУ с категорией «земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земель для обеспечения космической деятельности, земель обороны, безопасности или земель иного специального назначения»:
    • если на таких ЗУ отсутствуют объекты недвижимости с зарегистрированнными правами
  • участки с/х назначения, оборот которых регулируется ФЗ 101 от 24.07.2002), при наличии фактов:
    • неиспользования ЗУпо целевому назначению
    • использования ЗУ с нарушением законодательства РФ

Закон полностью вынесен из сферы действия по землям в особо охраняемых природных территориях и стоит на страже лесов.

В случае, когда:

  • ЗУ оказался в национальном парке или в заказнике
  • выявилось пересечение границ ЗУ и лесных земель

собственнику ЗУ придётся обратиться в суд. Ему нужно доказать, что образование собственности на участок в лесном массиве было юридически достоверным и правильным.

Временные «точки отсечения»

Законом установлены временные рамки применимости положения о приоритетности сведений ЕРГН перед сведениями ГЛР по так называемым «точкам отсечения», снижающим риски в действии «лесной амнистии»:

  • 8 августа 2008 года:
  1. люди получали участки на лесных землях законно
  2. собственники ЗУ вправе рассчитывать на помощь со стороны государства
  • 1 января 2016 года:

начало упреждения мошеннической деятельности при попытках узаконивания перехода в частные руки:

  1. лесных массивов
  2. лесных земель на особо охраняемых природных территориях

выявившейся в период подготовки и обсуждения Лесного кодекса.

Не упустил закон и случаи «съезда участков» в лесопарковые зоны.

Рассмотрим положения «лесной амнистии» детальнее.

Сохранение права собственности на участки, возникшее до 08.08.2008

Речь идёт не о любых участках, а только о тех, права собственности на которые возникли до 8 августа 2008 года, а сами участки были предоставлены для таких целей, как:

  • садоводство
  • огородничество
  • личное подсобное хозяйство
  • дачное хозяйство
  • индивидуальное жилищное строительство

Таким участкам можно присвоить более удобную для собственника категорию земель:

  • «земли сельскохозяйственного назначения»
  • «земли населённых пунктов»

соответствующую виду использования участка.

Вывести участок из состава земель лесфонда можно даже в случаях, когда:

  1. в ГЛР о ЗУ указано, что надел находится в границах лесных земель
  2. в выписке ЕГРН указано, что категория ЗУ — «земли лесфонда»

Присвоение участку новой категории земель определяется только сроком возникновения права на земельный участок (сроком первичного землеотвода), который должен быть ранее 8 августа 2008 года, и не зависит от целого ряда фактов:

  • от наличия на участке построек
  • от наличия зарегистрированных прав на постройки
  • от категории ЗУ «земли лесного фонда», указанную:
    • или в кадастровом паспорте
    • или в правоустанавливающем документе
    • или в ином документе
  • от того, что современный владелец участка купил его или унаследовал много позднее, чем 8 августа 2008 года — главное, что первый собственник надела стал его владельцем до указанной даты

Примечание

По «лесной амнистии» кадастровый учёт земельного участка:

  • для садоводства
  • для огородничество
  • для ведения личного подсобного хозяйства

не требует согласования той части границ ЗУ, что расположена в лесу.

Законом 280-ФЗ для перечисленных участков установлен финальный срок согласования границ — 1 января 2023 года (пункт 9 статьи 10 закона).

До истечения этого срока исключается необходимость в согласовании местоположения части границы ЗУ на землях лесничества или лесопарка, при одновременном соблюдения следующих условий:

  • земельный участок был предоставлен для указанных целей до 8 августа 2008 года или образован из земельного участка, предоставленного до 8 августа 2008 года
  • смежным земельным участком является лесной участок

В случае, когда:

  • собственник участка занимается уточнением положения границ ЗУ, смежного с лесным участком
  • площадь ЗУ превышает более чем на 10% ту площадь, что указана в правоустанавливающих или в правоудостоверяющих документах

органы власти субъекта РФ в области лесных отношений вправе возразить против согласования местоположения границ ЗУ (пункт 10 статьи 10 закона 280-ФЗ).

Собственность на участки с возведенными на них объектами недвижимости с правом на постройки, возникшим до 1 января 2016 года

Гарантия «лесной амнистии» в оформлении собственности на участки и земли под возведёнными на них объектами обеспечивается только при одновременном выполнении следующих условий:

  1. объекты не предназначены для нужд лесопользования
  2. права собственности на построенные объекты недвижимости зарегистрированы до 01.01.2016 г.

Если собственность:

  • на здание
  • на дом
  • на иную постройку

зарегистрирована до 1 января 2016 года, владелец недвижимости имеет право поставить на учёт и земельный участок под объектом. Регистрация проводится вне зависимости от того, что границы ЗУ пересекаются с лесным или лесопарковым наделом (пункт 2 статьи 60 закона 280-ФЗ).

Для подтверждения права собственности на земельный участок владелец дома должен:

  • обратиться с заявлением в орган, который предоставил ЗУ
  • провести межевание
  • внести в ЕГРН сведения:
    • об участке
    • о границах ЗУ:
      1. материалы межевого плана:
      2. чертёж
      3. описание участка на кадастровом плане территории)

При подготовке межевого плана кадастровый инженер делает пометку о возможности применения закона о «лесной амнистии».

Далее Росреестр произведёт:

  1. исключение ЗУ из состава лесных площадей:
    1. если участок числился в лесном реестре в качестве части лесной территории, а в ЕГРН — как участок ИЖС, ЛПХ, участок с/х назначения и т.д.)
  2. поставит ЗУ на кадастровый учёт
  3. произведёт владельца постройки в полноценного собственника земельного надела
  4. зарегистрирует право собственности в ЕГРН

Проблем с регистрацией участка и его границ в ЕГРН не будет в случае, когда при уточнении местоположения границ ЗУ было выявлено пересечение границ ЗУ с границами:

  • лесного участка
  • лесничества
  • лесопарка

Нужно только ещё раз сделать акцент на том, что обязательными и одновременно соблюдаемыми условиями будут:

  1. право на участок было оформлено до 1 января 2016 года
  2. право на участок было возникло до даты внесения в ЕГРН сведений о границах участка

Так установлено пунктом 1 статьи 60 закона 280-ФЗ.

Сохранение права собственности на участки, «съехавшие» в лесопарковую зону

Законом рассматривается случай, когда в результате межевания или уточнения их границ получается, что на плане участок «съехал» — полностью иди частично оказался в лесопарковой зоне.

До «лесной амнистии», подобные ситуации превращались в неразрешимые проблемы.

После вступления закона 280-ФЗ в силу способ их разрешения играет в пользу владельца участка:

земельный надел исключается из состава земель лесного фонда, если ВРИ участка противоречит лесопарковому режиму.

Так установлено пунктом 7 статьи 604 закона 280-ФЗ.

5. Возврат по суду права собственности на утраченные участки и здания (возможность уже не действительна)

По ФЗ 280, устанавливался судебный порядок признания прав на объекты недвижимости, собственность на которые была утрачена по причине относения участков к лесной территории.

До принятия закона, по решениям судов, принятым по искам органов лесного хозяйства, повсеместно проводился снос жилых домов с выселением из них жильцов, вынужденно освобождались от построек садовые, огородные и дачные участки с полным аннулированием прав на них. Граждане лишались и без какой-либо компенсации своего законного права собственности, ранее подтверждённого государством.

Введение нормы закона о возврате собственности на утраченные участки и здания стало признанием государства своей неправоты и предложением об устранении случившейся несправедливости через обращения пострадавших владельцев недвижимости в суд для обжалования судебного решения и восстановления права собственности. Правда, срок подачи иска был ограничен — в течение года со дня вступления закона в силу, то есть закончился 29 июля 2018 года.

Во всяком случае, такая возможность была и, наверное, многие сумели воспользоваться ею.

Выводы

Федеральный закон 280-ФЗ — ёмкий по смыслу вводимых положений. Многие его новеллы заслуживают отдельного рассмотрения. Это статьи, касающиеся:

  • вариантов согласования схем участков
  • механизмов решения проблем граждан, проживающих в бывших военных городках и лесных поселках, расположенных в лесном фонде, обязывающих власти:
    • заниматься этими территориями
    • присваивать территориям статуса полноценных населённых пунктов
    • заниматься:
      1. развитием инфраструктуры
      2. обеспечением нормальных условий жизни населения

Можно и далее продолжить огромный перечень тех насущных задач, которые нашли отражение в «лесной амнистии». Нужно ещё раз отметить, что она:

  1. обеспечивает государственную защиту собственности граждан
  2. не позволяет нарушить имущественные права
  3. сохраняет соответствующие земельные участки за их владельцами
  4. не подрывает доверие общества к государственным реестрам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *