Понятие и система (п. 636-639) 636. Определение неправомерных действий. Под неправомерными (иначе — противоправными," />

Неправомерное действие

НЕПРАВОМЕРНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Понятие и система (п. 636-639)

  • 636. Определение неправомерных действий. Под неправомерными (иначе — противоправными, противозаконными и незаконными) действиями или (для гражданского права) гражданскими правонарушениями понимаются деяния (поступки) субъектов гражданского права, совершаемые за рамками признанных за ними объективным правом юридических способностей и (или) возможностей и по этой причине не находящие покровительства объективного права. Лицо, совершившее неправомерное действие, в гражданском праве принято называть правонарушителем; лицо, подвергшееся негативному влиянию неправомерного действия, — потерпевшим. Определение это очевидно подлежит содержательному уточнению, которое и будет произведено ниже (см.). Допустим, налицо действие, совершенное лицом за рамками имеющихся у него прав, и что же? На что, на какой предмет оно оказало влияние? какого рода это влияние? — фактическое или юридическое? На эти вопросы сформулированное нами определение пока не отвечает.
  • 636 Г Место неправомерных действий в системе юридических фактов. Оно определяется реакцией объективного права на неправомерные действия. Реакция эта заключается прежде всего в том, чтобы оказать противодействие наступлению намеченных правонарушителем юридических последствий, а также предоставить потерпевшему какое-то правовое средство (быть может, и не одно) для реализации его охраняемого законом интереса в восстановлении положения, существовавшего до правонарушения. Главным такого рода средством является новое субъективное гражданское право, обладающее особым качеством — способностью к принудительному осуществлению по иску потерпевшего, т.е. охранительное субъективное гражданское право. Таким образом, неправомерные действия (гражданские правонарушения) — это юридические факты-основания возникновения охранительных гражданских правоотношений. В создании подобных — охранительных — правоотношений и выражается активная составляющая противодействия объективного права неправомерным действиям.
  • 637. К вопросу о термине и обозначаемом им понятии. Что означает термин «гражданское правонарушение»? Буквальное его толкование может означать одно из двух: речь идет о деянии, нарушающем (1) либо гражданско-правовое предписание (гражданское право в объективном смысле, в том числе норму гражданского права); (2) либо чье-то субъективное гражданское право (гражданское право в субъективном смысле этого слова). В первом случае говорят об объективной противоправности гражданского правонарушения, во втором — о субъективнойК К сожалению, ни одно из этих объяснений ничего не объясняет, так как не учитывает существа неправомерных действий. Если правонарушение — это юридический факт, а юридические факты — это факты реальной действительности, то и предметом воздействия гражданского правонарушения становятся не сами права в объективном ли или субъективном смысле, а фактическое положение дел, облеченное в гражданско-правовые формы. Црявонарушение — вопреки буквальному значению этого слова — нарушает не право (в каком бы то ни было смысле), а фактические отношения, регулируемые и охраняемые правом.
  • 6371. Уточненное определение понятия гражданского правонарушения. С учетом сказанного в предыдущем пункте данное выше (п. 636) общее определение гражданского правонарушения надлежит скорректировать следующим образом. Под гражданским правонарушением следует понимать деяния, производящие такие изменения в регулируемых правом фактических общественных отношениях, которые получают негативную правовую оценку. Поскольку правовая оценка получает свое внешнее выражение в правовых предписаниях — нормативных и индивидуальных, можно сказать, что верным внешним признаком гражданского правонарушения является несоответствие конкретного деяния императивно установленным характеристикам деяний данного рода и вида. Поскольку результатом позитивной правовой оценки общественных отношений является признание за геми или иными участниками общественных отношений юридических способностей и (или) возможностей, можно утверждать, что еще одним внешним признаком гражданского правонарушения является несоответствие конкретного деяния обязательным признакам тех, что третированы как допустимые (возможные) к совершению в рамках реализации правомочий — элементов правоспособности или субъективных прав.
  • 638. Охранительные правоотношения — гражданско-правовые последствия правонарушений. Содержание охранительных гражданских правоотношений — тех непременных последствий, что вызываются правонарушениями, предопределяется, во-первых, содержанием регулятивной юридической обязанности, исполнение которой охранительные правоотношения призваны обеспечивать, и, во-вторых, содержанием и характером действия, составляющего гражданское правонарушение. Реализация охранительного правоотношения должна приводить к восстановлению фактического положения, существовавшего до правонарушения. В одних случаях для достижения этой цели может оказаться достаточным просто прекратить совершение действий, составляющих правонарушение, и в дальнейшем воздерживаться от совершения таковых ; в других — наоборот, может понадобиться заставить правонарушителя совершить одно или несколько активных действий, направленных, например, на уничтожение преград к осуществлению нарушенного права, на выдачу вещи, составляющей предмет правонарушения, на исполнение известного обязательства, на возмещение вреда или убытков, публикацию опровержения и пр. Наконец, если восстановление положения, существовавшего до правонарушения, невозможно, то допустимо возникновение гражданских охранительных правоотношений, направленных не на само такое восстановление (возникай они — в них не было бы смысла), а на компенсацию — мероприятия, направленные на снятие негативных переживаний потерпевшего от правонарушения.
  • 6381. Отношение охранительных правоотношений к регулятивным и друг к другу. И этот вопрос предопределяется главной целью охранительных правоотношений, а в конечном счете — качеством защищаемых с их помощью регулятивных отношений, с одной стороны, и существом имевшего место их нарушения — с другой. По общему правилу с возникновением охранительных гражданских правоотношений, направленных на защиту регулятивных, последние должны прекращаться. Но если охранительные правоотношения таковы, что не способны вполне удовлетворить потерпевшего, правоотношения регулятивные следует считать сохраняющимися и существующими параллельно охранительным1. В случае возникновения нескольких охранительных правоотношений из одного и того же нарушения они могут носить как кумулятивный, так и альтернативный характер — в зависимости от своего содержания и предназначения .
  • 639. Классификация гражданских правонарушений. Неправомерные действия могут быть классифицированы по многим различным основаниям, главными из которых являются: (1) его внешняя форма — в рамках именно этой классификации различают такие правонарушения, как (а) акты причинения вреда (деликты), (б) нарушения обязательств, (в) недействительные юридические акты, в том числе сделки, акты корпоративные и административные; (2) характер его противоправности — объективный (публичный), субъективный (частный) либо смешанный, зависящий от того, что нарушено — норма объективного права или право в субъективном смысле; (3) гражданско-правовая форма, в которую облечены нарушенные общественные отношения — по этому критерию надлежит различить прежде всего абсолютные и относительные гражданские правонарушения, и наконец (4) , по которому правонарушения можно разделить на отрицательные (выражающиеся в пренебрежении должным действием) и положительные (совершение того, что запрещено или выходит за рамки дозволенного).
  • Нередко можно услышать также о том, что гражданское правонарушение заключается в (3) нарушении (неисполнении или ненадлежащем исполнении) кем-либо лежащейна нем юридической обязанности либо (4) в нарушении нормы гражданско-правового договораили (шире) — условия гражданско-правовой сделки, например статьи или пункта договора.
  • Примеры охранительных правоотношений с подобным содержанием: требования о прекращении эксплуатации промышленных предприятий, использования чужих результатов интеллектуальной деятельности, средств индивидуализации, а также нематериальных благ и т.п.
  • Таковы (1) так называемые длящиеся регулятивные правоотношения, рассчитанныена многократную реализацию, а нарушенные только в каком-то одном или нескольких(но нс всех!) актах их реализации; (2) регулятивные правоотношения строго личного свойства, ибо принудительная реализация охранительных правоотношений не может удовлетворить самого нематериального интереса, лежащего в их основании; (3) регулятивныеправоотношения, просроченные реализацией, т.е. правоотношения, принудительной формойзащиты которых становится охранительное требование об уплате неустойки за просрочку(мораторной неустойки) или возмещении причиненных просрочкой (мораторных) убытков.
  • Так, реализация потерпевшим права на возмещение убытков (уплату неустойки)вследствие нарушения обязательства может как исключать, так и не исключать его требование об исполнении такого обязательства в натуре; реализация покупателем, внесшим аванс,права требования его возврата с неисправного продавца лишает его возможности требоватьпередачи товара, и наоборот (тот, кто потребует передачи товара, не вправе требовать возврата аванса), и т.д.
  • Нередко к ним прибавляют еще случаи неосновательного обогащения и акты злоупотребления правом, что неверно: последние (подобно актам причинения вреда в состояниикрайней необходимости) представляют собой действия правомерные, а первые вообще являются не юридическими фактами, а их правовыми последствиями (приобретением или сбережением имущества). Неправильно относить к числу гражданских правонарушенийи ситуации, в которых закон связывает возникновение охранительных гражданских правоотношений с юридическими фактами-событиями.

Недействительные (незаконные) акты власти

Основание недействительности актов власти.

Все акты власти, включая как собственно акты (постановления, распоряжения, словом, документы) государственных органов, так и действия их должностных лиц и вообще сотрудников, обладают способностью к судебному оспариванию — обжалованию (см. ч. 2 ст. 46 Конституции РФ*). Основанием к успешному судебному оспариванию актов власти является любое их несоответствие закону, соединенное с нарушением гражданских прав или охраняемых законом интересов частных лиц содержанием актов либо их исполнением (ст. 13 ГК, ч. 1 ст. 198 АПК), т.е. объективная и субъективная противоправность. Отсутствие любого из оснований является основанием для отказа в удовлетворении заявления о признании обжалуемого акта власти недействительным.

*см. § 1 гл. 6

Несколько более подробное определение оснований к судебному оспариванию актов публичной власти может быть выведено из ст. 2 и 7 Закона РФ «О судебном обжаловании действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». В соответствии с названными нормами гражданин может твердо рассчитывать на судебное признание недействительными таких актов и действий государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, результатом которых является

  • 1) нарушение его прав и свобод, либо
  • 2) создание препятствий к осуществлению его прав и свобод, либо
  • 3) незаконное возложение на него какой-либо обязанности или
  • 4) незаконное привлечение его к какой-либо ответственности.

Обращаем внимание, что цитированные нормы относятся только

к законности актов и действий, принятых и совершенных в отношении граждан. Законодательство не определяет, какие акты и действия могут быть признаны незаконными но требованию юридических лиц, а также нс определяет самого понятия о незаконности акта или действия. Полагаем, что под незаконностью следует понимать любое несоответствие акта или действия предписанию закона, независимо от причин его возникновения, а также — издание акта (совершение действия) с превышением полномочий или нарушением процедуры его принятия (совершения). Непременным следствием принятия такого (незаконного) акта или совершения такого (незаконного) действия должно быть одно из следующих последствий

  • 1) лишение юридического лица возможности осуществлять какое-либо право, либо установление дополнительных (нс предусмотренных законом) стеснений или ограничений в таком осуществлении;
  • 2) возложение на юридическое лицо не предусмотренной законом обязанности;
  • 3) привлечение юридического лица к ответственности в случаях и (или) в формах, не предусмотренных законом.

Заявление о признании недействительным акта власти, исходящее от гражданина, должно приниматься судом к рассмотрению при одной только субъективной противоправности акта (ч. 1 ст. 254 ГПК). Это, конечно, не означает, что любой (хотя бы и законный) акт публичной власти подлежит признанию недействительным, если только он нарушает частноправовую сферу гражданина, — ни в коем случае! Речь идет только о том, что гражданину, как лицу, не особенно искушенному в знании законов и не всегда обладающему средствами, достаточными для того, чтобы воспользоваться квалифицированной юридической помощью, не нужно доказывать объективной противоправности — выяснение этого вопроса должен взять на себя суд. Выяснив же его в отрицательном смысле, т.е. установив, что «…оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и (так в тексте нормы. — В. Б.) права либо свободы гражданина не были нарушены», суд, конечно же, отказывает в удовлетворении заявления (ч. 4 ст. 258 ГПК).

Круг актов, подлежащих судебному оспариванию. Нормами ч. 1, 2 и 5 ст. 2, ч. 1 ст. 4, ст. 6, ч. 1 ст. 8, ст. 9 Закона РФ «О судебном обжаловании действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» предусмотрено, что он применяется для судебного оспаривания не только актов, собственно от публичной власти исходящих, но также актов и действий «…предприятий и их объединений, общественных объединений». Эти нормы не могут не подать повода к вопросу: на каком основании к оспариванию актов частных, по сути, лиц, применяются нормы, рассчитанные на оспаривание актов публичной власти? Судебная и арбитражная практика толкует данные нормы буквально, допуская обжалование на их основании актов и действий не только органов и должностных лиц публичной власти, но и актов корпоративного характера (решений собраний акционеров и членов кооперативов, советов директоров, президиумов общественных организаций и др.), а также — не только актов, но и действий перечисленных органов и лиц. При этом действие понимается максимально широко — иод ним подразумевается как активное действие, так и воздержание либо уклонение от совершения такового, в результате чего еще и сейчас можно встретить довольно странные с точки зрения своего содержания судебные акты, вроде, например, судебных запрещений органам юридических лиц воздерживаться от исполнения возложенных на них обязанностей.

Думается, что с учетом современных реалий, а также постановлений более поздних нормативных актов — ГПК и АПК — названные нормы Закона следует толковать в исключительно ограничительном смысле, а именно — как нормы, применяемые для оспаривания актов, от одной только публичной власти (ее органов и должностных лиц) исходящих. Нужно принять во внимание, что Закон, принятый в 1993 г., ориентировался на аналогичный Закон СССР — еще более ранний, т.е. принятый в такое время, когда государственные предприятия и их объединения, а также общественные организации являлись носителями делегированных им государственной властью публичноправовых функций. Радикальное расхождение этого положения вещей с современной ситуацией слишком очевидно, чтобы быть предметом какого-то специального объяснения.

Вместе с тем при всей критической оценке рассматриваемых законоположений нельзя, конечно, не вспомнить теории основного разделения права на публичное и частное М. М. Агаркова. Если согласиться с тем, что публично-правовые возможности и действия отграничиваются от частноправовых той степенью свободы в определении целей действования, которая присуща действующему лицу, то получится, что юридические возможности, приобретаемые, существующие и реализуемые в рамках любой социальной системы, любого социума — не обязательно государства и общества в целом — в том числе семьи, коллектива работников, корпорации, общественной организации и т.д. — будут возможностями, относящимися не к частному, но к публичному праву. «…Непосредственные взаимоотношения индивидов и групп составляют частное право. Взаимоотношения, опосредствованные их сопринадлежностью к некоему целому (к государству или иным властным союзам), — публичное право. В публичном праве индивид берется, таким образом, как гражданин государства или как член союзов и коллективов, врастающий в ткань государства. — Публичное право регулирует не только взаимоотношения индивида и коллектива, но и взаимоотношения индивидов между собой, равно как и коллективов между собой, поскольку последние мыслятся входящими в состав высшего социального целого или подчинены один другому. И наоборот, частное право регулирует нс только взаимные отношения индивидов, но и отношения индивида к коллективу, а также взаимные отношения коллективов. Последнее происходит в тех случаях, когда два коллектива вступают во взаимные отношения безотносительно к тому, принадлежат ли они или нет к единому объединяющему их социальному целому».

На обыденный язык сказанное можно перевести примерно следующим образом: для большинства рядовых граждан (во всяком случае — российских) непосредственный начальник по месту работы или службы значит много больше, чем все высшие должностные лица государства, вместе взятые. Стало быть, при всем своем юридическом невежестве большинство российских граждан интуитивно ощущает грань между частным и публичным гораздо четче и точнее, чем некоторые современные ученые-юристы. И если в настоящее время эта грань более нс имеет тех формальных оснований, которые ее подкрепляли в советскую эпоху, то это не значит, что бесследно стерлась и сама грань. Если бы речь шла о простом несоответствии норм Закона 1993 г. потребностям времени, эти нормы уж конечно бы не находили сочувствия и применения в судебной практике. По всей видимости, можно говорить о довольно ясно наметившейся тенденции к формированию если и не особого процессуального механизма (средства) оспаривания, единого для актов не только собственно публичной (государственной и муниципальной), но и корпоративной власти, то, по крайней мере, о наличии известных процессуальных особенностей судебного производства но подобным делам.

  • За исключением некоторых актов высших судебных инстанций.
  • Выше мы сказали, что основанием к отказу в судебном признании актов власти недействительными является отсутствие любой (хотя бы одной) из двух составляющихего противоправности — объективной или субъективной.
  • Практикующим юристам, конечно, прекрасно известно действительное назначениетаких актов.
  • Кечекьян С. Ф. К вопросу о различии частного и публичного права. Харьков, 1927.С. 22.

Понятие «незаконные действия» как специального условия ответственности за причинение вреда

В данном параграфе рассмотрим условие — незаконные противоправные действия, которое является обязательным условием наступления ответственности.

Ответственность по ст. 1069 ГК РФ наступает при причинении вреда незаконными действиями государственных органов либо должностными лицами этих органов.

Согласно ст. 1069 ГК РФ к незаконным действиям относятся действия, допущенные как отдельным должностным лицом, так и коллегиальным органом, если они причинили ущерб имущественным интересам лица (например, незаконный запрет предпринимательской деятельности).

Пример из практики: «Нотариусом Козуб подана жалоба на действия судебного пристава-исполнителя. В своей жалобе Козуб указала, судебным приставом-исполнителем наложен на нее штраф в размере 2000 рублей за то, что она отказала в предоставлении информации сославшись на ст. 5 Основ законодательства о нотариате.

Решением Сызранского городского суда Самарской области жалоба Козуб удовлетворена, действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста признаны незаконными.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда решение Сызранского городского суда Самарской области оставлено в силе, кассационная жалоба судебного пристава без удовлетворения.

Нормы статьи 1069 охватывают вред, причиненный как личности гражданина (его чести, достоинству и другим нематериальным благам), так и имуществу граждан и юридических лиц (при конфискации, реквизиции и т.д.) как устными, так и письменными актами государственных органов, только в сфере своих властных полномочий.

Противоправным признается поведение, нарушающее предписания правовых норм, но не всегда отступление от норм гражданского права противоправно. Оно становиться противоправным только лишь при нарушении прямых запретов или императивных правил закона.

Незаконные деяния имеют многообразные виды и формы. Ими могут быть различные приказы, распоряжения, указания, и иные властные предписания которые направлены гражданам и юридическим лицам и которые подлежат обязательному исполнению.

В соответствии с Конституцией РФ может быть возмещен вред, причиненный не только неправомерным действием, но и противоправным бездействием (уклонением) если оно влечет причинение вреда. Бездействие предполагает невыполнение органами власти в установленные сроки и в надлежащем порядке возложенных на них обязанностей, неосуществление действий, которые они в соответствии с законом или иными нормативными актами обязаны были совершить (например: несвоевременная выплата пенсии, оставление жалобы гражданина без рассмотрения).

В области властно-административных отношений требуется активность, четкое соблюдение должностных обязанностей, и непринятие необходимых мер, предусмотренных законами и иными правовыми актами, может привести к причинению вреда.

Какого-либо определенного перечня незаконных действий (бездействия) государственных органов, их должностных лиц, которые могут порождать обязанность государства возместить вред гражданину, законодательство не содержит.

В некоторых законах, конечно, конкретизированы акты и действия, совершение которых может служить основанием возмещения вреда. В силу этого любые действия (бездействие) при условии их совершения соответствующим должностным лицом (органом) и при исполнении служебных обязанностей (реализации органом своей компетенции) может быть основанием материальной ответственности государства. Однако следует учитывать что, действия не должны считаться служебными, если лицо руководствовалось личными мотивами.

Если же вред причиняется должностным лицом в результате его хозяйственной и технической деятельности ответственность наступает на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), либо на иных основаниях. Например: служебная автомашина, управляемая работником милиции сбила дорожный знак. Ответственность в данном случае наступает в соответствии со ст. 1079 ГК РФ, согласно которой обязанность по возмещению вреда возлагается на государственный орган, в котором работник милиции занимает должность.

Вред может быть причинен не только действиями (бездействием), но и решениями (правовые акты управления) органов исполнительной власти (их должностных лиц), принимаемыми в сфере государственного управления, то есть совершение государственными органами либо должностными лицами этих органов в одностороннем порядке юридически обязательных действий во властно-обязательных формах.

Решения органов власти носят подзаконный характер и являются основной юридической формой реализации полномочий власти. К их числу относят как акты нормативного характера, например: постановление главы субъекта РФ об установлении ограничений на вывоз товаров за пределы субъекта РФ; так и ненормативного характера, например: постановление о наложении административного взыскания. Можно сказать, что в решении всегда отражены действия органа (или должностного лица) его принявшего. Однако все же не следует равнять действия и решения.

Как показывает практика, права граждан часто нарушаются действиями органа, должностного лица без оформления этих действий каким-либо актом, к примеру; нарушение правил таможенного досмотра. Особенность в принятии решений должностными лицами состоит в том, что при принятии решений должностные лица не связаны согласием стороны, которой они адресованы.

Как было сказано ранее, правовые акты управления принимаются в письменной форме, обязательность которой иногда предусмотрена законом, но не исключена возможность принятия властного акта в устной форме, если конечно это согласуется с обстановкой и характером деятельности соответствующего лица. Это могут быть устные требования работников различных контрольно-надзорных органов (милиции, таможни) связанные с выполнением возложенных на них функций, и эти требования конечно обязательны для выполнения теми лицами, которым они адресованы.

Автор считает, что гарантией от произвола властей может явиться строгое ограничение их деятельности правовыми рамками. В данной связи не следует применять принцип частного права «дозволено все, что не запрещено законом». Лучше в этом случае применять принцип: четкое определение перечня полномочий, которые позволяют субъектам публичного права совершать юридически значимые действия.

Следует отметить, что ответственность за вред, причиненный актом управления, не зависит от того, кто выступит в качестве потерпевшего гражданин или юридическое лицо. В Российском законодательстве это новое положение, так как в течение многих лет вред, причиненный незаконными актами власти юридическим лицам, возмещался лишь в случаях, прямо указанных законом. В настоящее время права всех потерпевших от незаконных актов управления совпадают.

Вред, причиненный незаконными актами, подлежит возмещению лишь при наличии вины лиц принявших подобные акты либо, наоборот, нарушивших права граждан или юридических лиц своим бездействием.

При этом по общему правилу виновными должны предполагаться любые действия государственных и их должностных лиц, если они являются незаконными. Это следует из того, что в данном случае вред причиняется не фактическим, а юридическим действием, незаконность которого обычно уже свидетельствует о наличии вины. Однако это не означает, что одно из общих условий ответственности (вина) подменяется другим (противоправностью).

На практике достаточно сложно доказать отсутствие вины органа или должностного лица, при том, что их действия (бездействие) признаны незаконными.

В отличие от ст. 1069 ст. 1070 ГК РФ содержит исчерпывающий перечень действий, при которых вред подлежит возмещению:

· в результате незаконного осуждения;

· незаконного привлечения к уголовной ответственности;

· незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде;

· незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Следует сказать что, компенсационные выплаты осуществляются не по любому поводу, а для этого требуются определенные основания и не только когда действия признаны незаконными решением суда, вынесенным на основании Федерального Закона Российской Федерации «Об обжаловании действий должностных лиц».

К таким основаниям относят:

а) вынесение судом оправдательного приговора в соответствии со ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;

б) прекращение уголовного дела в порядке пп. 1 п. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления;

в) прекращение уголовного дела в порядке пп. 2 п. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления (кроме случаев, когда производство по делу прекращается в отношении лица, совершившего общественно-опасное деяние в состоянии невменяемости);

г) прекращение уголовного дела за не доказанностью участия обвиняемого в совершении преступления;

д) прекращение дела об административном правонарушении.

Данный список является закрытым и толкованию не подлежит, поэтому выплата возмещения нанесенного гражданину вреда по другим основаниям, кроме перечисленных оснований, не производится.

Однако право на возмещение такого ущерба возникает лишь в случае полной реабилитации гражданина. Прекращение дела по. не реабилитирующим основаниям: амнистия; не достижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность; примирение обвиняемого с потерпевшим; отсутствие жалобы потерпевшего; смерть обвиняемого; изменение обстановки; передача виновного на поруки и др. предусмотренные УПК РФ обстоятельства, не дает права на возмещение вреда.

Под незаконностью действий судебно-следственных органов в п. 1 ст. 1070 ГК РФ понимается поведение их должностных лиц, которое расходится с предписаниями действий уголовно-процессуального права.

Если следователь совершает действия, не предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, или применяет физические или психологические меры воздействия на подозреваемого, фальсифицирует доказательства, что приводит к аресту и осуждению гражданина, то эти действия являются незаконными.

Незаконными считаются также действия судебно-следственных органов, нарушающие требования не только УПК РФ, но и подзаконных актов. Например, деятельность органов дознания, регламентируется значительным числом инструкций, положений, уставов и т.п. Отступление дознавателя от их требований, если это привело к незаконному аресту, осуждению и т.п., также дает потерпевшему право в случае реабилитации требовать возмещения имущественного и морального вреда. В связи с тем, что п. 1 ст. 1070 ГК РФ предусматривает возмещение вреда только за определенный перечень действий, в юридической литературе данное обстоятельство вызывает обоснованную критику. Почему же в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранительных органов и суда, как незаконное проведение обыска, незаконное задержание подозреваемого, незаконное применение принудительных мер медицинского характера и некоторые другие. Как было сказано ранее, самым оптимальным решением данного вопроса было бы полностью отказаться законодателям от попытки дать какой-либо перечень незаконных актов правоохранительных органов и суда и указать на то, что ответственность по ст. 1070 ГК РФ наступает за любые незаконные действия этих органов.

В настоящее время вопрос о том, как же должны квалифицироваться иные, т.е. не перечисленные ст. 1070 ГК РФ незаконные действия правоохранительных органов и суда, которыми причинен имущественный вред, остается актуальным.

Отвечая на данный вопрос в п. 2 ст. 1070 ГК РФ подчеркивается, что вред возмещается в этом случае по основаниям и в порядке ст. 1069 ГК РФ.

Таким образом, иные незаконные акты органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда приравнены по своим гражданско-правовым последствиям к незаконным актам в сфере административного управления. Исключение составляет причинение вреда при осуществлении правосудия, так как для возложения ответственности за вред, причиненный, например, незаконным осуждением судьей, необходимо, чтобы вина судьи была установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2 ст. 1070 ГК РФ). Простая отмена судебного решения, постановления или определения ввиду их незаконности или необоснованности, права на возмещение вреда, причиненного этими актами, не предоставляет.

На вопросах применения этой нормы остановимся подробнее. Конституционный Суд РФ, приняв 25.01.2001 г. Постановление № 1-П «По делу о проверке конституционности положений п. 2 ст. 1070 ГК РФ» повысил уровень обеспечения права граждан и организаций на судебную защиту от незаконных действий судебных органов.

Незаконные действия судей, хоть и виновные, не всегда имеют преступный характер. Понятно, что если под осуществлением правосудия понимать любую деятельность судей в процессе судопроизводства (как можно было наблюдать до последнего времени в правоприменительной практике), то право на возмещение вреда, причиненного многими распространенными в судебной практике правонарушениями, например, нарушение сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов, приведением к пропуску сроков обжалования и т.п., оказывается эфемерным.

Такая практика применения п. 2 ст. 1070 ГК РФ повлекла обращение ряда граждан в Конституционный Суд РФ. Обращения вызваны тем, что в решении по конкретным делам суды, применяя п. 2 ст. 1070 ГК РФ полагали, что если незаконные действия судей не повлекли последствий, указанных в п. 1 ст. 1070 ГК РФ, то при отсутствии вступившего в законную силу приговора в отношении судьи иски к государству о возмещении вреда не подлежат удовлетворению. Заявители утверждали, что п. 2. ст. 1070 ГК РФ нарушает право на судебную защиту и право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц (ст. ст. 46 и 53 Конституции РФ).

Конституционный Суд в принятом Постановлении от 25.01.2001 г. № 1-П отметил, что само по себе указание в п. 2 ст. 1070 ГК РФ на наличие вины судьи не может рассматриваться, как противоречие вытекающей из Конституции РФ обязанности государства возместить вред, причиненный при осуществлении правосудия судом как органом государственной власти или судьей как его должностным лицом.

Кроме того. Конституционный Суд подчеркнул, что отсутствие в конституционных нормах непосредственного указания на необходимость вины должностного лица или лиц, выступающих от имени государственной власти, как на условие возмещения государством вреда, не означает, что вред, причиненный, в частности, при осуществлении правосудия незаконными действиями или бездействием органа судебной власти и его должностных лиц, в том числе в результате злоупотребления властью, возмещается государством, независимо от наличия их вины.

Конституционный Суд также пришел к выводу о том, что под осуществлением правосудия в п. 2 ст. 1070 ГК РФ понимается не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии судебных актов, разрешающих дело по существу, так как именно в таких актах определяются правоотношения сторон, устраняется спорность, обеспечиваются возможность беспрепятственной реализации права и охраняемого законом интереса, а также защита нарушенных или оспоренных материальных прав и законных интересов.

Особенно важно сказать о том, что Конституционный Суд сделал вывод, что судебные акты, которые хотя и принимаются в гражданском судопроизводстве, но которыми дело не разрешается по существу и материально-правовое положение сторон не определяется, не охватываются понятием «осуществление правосудия» в том его смысле, в каком оно употребляется в п. 2 ст. 1070 ГК РФ, поскольку в таких актах решаются, главным образом, процессуальные вопросы — от принятия заявления и до исполнения судебного решения, в том числе при окончании дела путем прекращения производства по делу и оставления заявления без рассмотрения.

Следовательно, положение п. 2 ст. 1070 ГК РФ о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями или бездействием судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, если он издает незаконный акт или проявляет противоправное бездействие по вопросам, определяющим не материально-правовое, а процессуально — правовое положение сторон.

В таких случаях вина судьи может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением. Но при этом следует отметить. Конституционный Суд считает, что не действует общее правило о презумпции вины причинителя вреда, установленное п. 2 ст. 1069 ГК РФ.

При оценке конституционности п. 2 ст. 1070 ГК РФ Конституционный Суд принял во внимание то, что Россия является участницей Конвенции о защите прав человека и основных свобод и подчиняется, вследствие этого, юрисдикции Европейского Суда по правам человека. Согласно, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Из норм Конвенции следует, что за ошибку суда, которая повлекла вынесение незаконного приговора, государство несет ответственность и обеспечивает компенсацию незаконно осужденному независимо от вины судьи, и все же Конвенция вместе с тем не ставит в обязанность государств-участников возмещать на тех же условиях ущерб, который причинен при осуществлении правосудия в гражданском судопроизводстве. Конституционный Суд в своем постановлении также указал на то, что необходимо соблюдать разумные сроки судебного разбирательства.

Таким образом, российские суды, рассматривая иски о возмещении государством вреда, причиненного лицу незаконными действиями или бездействием суда или судьи в гражданском судопроизводстве, если они не относятся к принятию актов, разрешающих дело по существу, не должны увязывать конституционное право на возмещение вреда непременно с личной виной судьи, установленной приговором суда.

Уголовно ненаказуемые, но незаконные виновные действия или бездействие судьи в гражданском судопроизводстве, в том числе, нарушение разумных сроков судебного разбирательств, должны, исходя из смысла п. 2 ст. 1070 ГК РФ во взаимосвязи с положениями ст. ст. 6 и 41 Конвенции, рассматриваться как, нарушение права на справедливое судебное разбирательство, что предполагает необходимость компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права.

В окончании данного параграфа автор полагает необходимым отметить, что в судебной практике существуют случаи возмещения вреда, когда действия никем не признаны незаконными, однако вред судом возмещается. По мнению автора, в том случае, если существует понятие «презумпция невиновности», действия должны быть обязательно признаны незаконными, а иначе каждое судебное решение по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями, будет удовлетворено судом. Это приведет к тому, что граждане начнут обращаться с исками о возмещении вреда причиненного незаконными действиями, если им покажется, что действия, по их мнению, были незаконными.

повлечь за собой последствия

Смотреть что такое «повлечь за собой последствия» в других словарях:

  • ПОВЛЕЧЬ — ПОВЛЕЧЬ, повлеку, повлечёшь, повлекут, прош. вр. повлёк, повлекла, совер. (книжн.). 1. кого что. Повести, потащить (устар.). Его повлекли к воротам. 2. что за собой. Вызвать в качестве последствия. Такое поведение может повлечь за собой всякие… … Толковый словарь Ушакова

  • последствия нарушения антидопинговых правил — Нарушение спортсменом или другим лицом антидопинговых правил может повлечь за собой: а) аннулирование, б) дисквалификацию и/или в) временное отстранение. … … Справочник технического переводчика

  • повлечь — влеку, влечёшь, влекут; повлёк, влекла, ло; повлёкший; св. кого что. 1. Потащить, потянуть за собой. П. за собой детей. Толпа повлекла меня к выходу. Волны повлекли лодку в открытое море. □ безл. Листья повлекло ветром. 2. Потянуть куда л., к… … Энциклопедический словарь

  • повлечь — влеку/, влечёшь, влеку/т; повлёк, влекла/, ло/; повлёкший; св. кого что 1) а) Потащить, потянуть за собой. Повле/чь за собой детей. Толпа повлекла меня к выходу. Волны повлекли лодку в открытое море. б) лекс., безл … Словарь многих выражений

  • Хедж-фонд — (Hedge fund) Хедж фонд это крупная инвестиционная компания, оперирующая крупными капиталами Понятие, основная характеристика, особенности и преимущества хедж фонда, крупные хедж фонды и используемые ими стратегии Содержание >>>>>>>>>>>>> … Энциклопедия инвестора

  • Совместительство — выполнение работником помимо своей основной работы другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора (контракта) в свободное от основной работы время. Работа по совместительству разрешается в одной компании, организации по… … Словарь бизнес-терминов

  • СОВМЕСТИТЕЛЬСТВО — выполнение работником помимо своей основной работы другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора (контракта) в свободное от основной работы время. Работа по совместительству разрешается в одной компании, организации по… … Энциклопедия трудового права

  • РОДЫ — РОДЫ. Содержание: I. Определение понятия. Изменения в организме во время Р. Причины наступления Р………………… 109 II. Клиническое течение физиологических Р. . 132 Ш. Механика Р. …………….. 152 IV. Ведение Р……………… 169 V … Большая медицинская энциклопедия

  • Фьючерс — (Futures) Фьючерс это срочный биржевой контракт на покупку рыночного актива Что такое фьючерс, фьючерсный контракт, рынок фьючерсов, торговля фьючерсами, стратегия фьючерс, виды ценных бумаг на фьючерсном рынке, хеджирование рисков с помощью… … Энциклопедия инвестора

  • провокация — и; ж. 1. Агрессивные действия с целью вызвать военный конфликт. Военная п. Вооружённая п. Открытая п. Втянуть в провокацию кого л. Организовать провокацию. Столкновения вызваны провокацией на межнациональной почве. 2.… … Энциклопедический словарь

  • Ростопчин, граф Феодор Васильевич — — обер камергер, Главнокомандующий Москвы в 1812—1814 гг., член Государственного Совета. Род Ростопчиных родоначальником своим считает прямого потомка великого монгольского завоевателя Чингисхана — Бориса Давидовича Ростопчу,… … Большая биографическая энциклопедия

Проверка слова

ЗАКОННЫЙ — НЕЗАКОННЫЙ
Законно — незаконно
законность — незаконность
закон — беззаконие
законный — беззаконный
законно — беззаконно
законность — беззаконность
законный — противозаконный
законно — противозаконно
законность — противозаконность
Законные требования — незаконные требования. Законный поступок — незаконный поступок. Законным образом — незаконным образом. Ο — Вот это мой второй сын, это третий от наложницы, — говорит начальник города. Прежде и в Корее были законные и незаконные дети. Гарин-Михайловский. Из дневника кругосветною путешествия. Она [Екатерина II | создает и дает отечеству свое правительство, хоть и незаконное, но которое Лучше законного поймет и соблюдет его интересы. Ключевский. Курс русской истории. Насколько законна Минфиновская коммерция? По единодушному заключению экспертов, она абсолютно незаконна. Аргументы и факты, 1997, № 6.
ЗАКОННЫЙ — БЕЗЗАКОННЫЙ
Законные действия — беззаконные действия. Ο — Ох, лишь бы мне по дальше от дел, — сказал Николай Иванович. — Ни в законные, ни в 6eззаконные пути нашего отечества я не верю. А. Виноградов. Повесть о братьях Тургеневых.
ЗАКОННЫЙ — ПРЕСТУПНЫЙ
Законные деяния — преступные деяния. Ο Игнатий Никифорович… с полною уверенностью и спокойствием продолжал считать правильным и законным то дело, которое представлялось теперь Нехлюдову несомненно безумным и преступным. Л. Толстой. Воскресение. Жизнь тогда менялась с каждым днем — что было законно на прошлой неделе, становилось преступным сейчас. Тендряков. Пара гнедых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *