Неотчуждаемые права

Личные неимущественные права автора

Смотреть что такое «Личные неимущественные права автора» в других словарях:

  • ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРА — в соответствии со ст. 15 Закона от 16 мая 1996 г. Об авторском праве и смежных правах (в редакции Закона от 11 августа 1998 г.) автору в отношении его произведения принадлежат следующие личные неимущественные права: право признаваться автором… … Юридический словарь современного гражданского права

  • ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРА — авторские правомочия, не имеющие имущественного характера и экономического содержания. В зарубежном и международном законодательстве для обозначения такого рода правомочий используется термин моральные права автора . Закон РФ от 9 июля 1993 г. №… … Энциклопедия юриста

  • Личные неимущественные права — (англ personal unproperty rights) в гражданском праве РФ вид нематериальных благ. К Л.н.п. относятся субъективные права на блага, не имеющие непосредственного имущественного содержания, напр., права на: жизнь и здоровье, достоинство личности … Энциклопедия права

  • личные неимущественные права — разновидность гражданских прав (наряду с имущественными правами). Возникают по поводу нематериальных благ, неотделимы от личности, не имеют экономического содержания. Л.н.п. включают права: на имя; на собственное изобретение; авторства; выбирать… … Большой юридический словарь

  • моральные права автора — личные неимущественные правомочия, принадлежащие автору произведения литературы, науки и искусства, охраняемого нормами авторского права. Статьей 15 и п. 1 ст. 17 Закона об авторском праве и смежных правах от 9 июля 1993 г. установлены следующие… … Большой юридический словарь

  • Моральные права автора — личные неимущественные правомочия, принадлежащие автору произведения литературы, науки и искусства, охраняемого нормами авторского права. Автор не может моральных прав ни по закону, ни по договору. Видами моральных прав автора являются: право… … Финансовый словарь

  • МОРАЛЬНЫЕ ПРАВА АВТОРА — личные неимущественные правомочия, принадлежащие автору произведения литературы, науки и искусства, охраняемого нормами авторского права. Статьей 15 и п. 1 ст. 17 Закона об авторском праве и смежных правах от 9 июля 1993 г. установлены следующие… … Юридический словарь

  • Права авторов — являются частью закона об авторских правах. Термин напрямую заимствован с французского droit d’auteur (Urheberrecht немец.) и обычно используется по отношению к закону об авторском праве. Права авторов охраняются на международном уровне Бернской… … Википедия

  • Неимущественные авторские права — © Право интеллектуальной собственности … Википедия

  • Имущественные авторские права — © Право интеллектуальной собственности … Википедия

Принцип неотчуждаемости или неотъемлемости прав и свобод

имеет двоякое значение. С одной стороны, государство не вправе изъять или ограничить без конституционно установленных объективных оснований основные права и свободы. С другой стороны, сам человек не может отказаться от этих прав, ибо их наличие не зависит от воли конкретного обладателя ими. Гражданин не может взять на себя обязательство, перед кем бы то ни было не пользоваться своим правом или совокупностью нрав. Такой отказ не имеет правовых последствий.

Конституции большинства демократически развитых стран закрепляют принцип неотчуждаемости или неотъемлемости прав и свобод. Так, Основной закон ФРГ признает «нерушимые и неотъемлемые права человека как основу каждого общества, мира и справедливости в мире» (ст. 1.1). В случае нарушения прав и свобод человека и гражданина они должны быть восстановлены соответствующими государственными органами или законными действиями лица, чьи права были нарушены.

Основные права и свободы принадлежат каждому от рождения. Это подразумевает, что человек имеет основные права и свободы от рождения, а не от государства, которое обязано их закрепить, а не «даровать» права по своей «милости» или отнять их по своему произволу, как это вытекало из октроированной теории прав и свобод, из известных исторических традиций абсолютизма, фашизма, милитаризма, великодержавности, чуждых духу современных гуманистических концепций прав и свобод.

Принцип принадлежности основных прав от рождения был закреплен еще во Французской декларации прав человека и гражданина 1789 г. В дальнейшем он получил международно-правовое признание и был зафиксирован в основополагающих международно-правовых документах (Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международные пакты о гражданских и политических нравах и об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. и др.).

Принадлежность человеку его основных прав от рождения признана многими демократическими государствами и закреплена в их конституциях. В ч. 2 ст. 17 Конституции РФ также декларируется, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Фундаментальное значение и глубокий смысл имеет принцип всеобщего уважения прав и свобод. В широком понимании он подразумевает признание незыблемого авторитета прав и свобод человека и гражданина и следование этим ценностям. Требование соблюдать и пропагандировать такой принцип распространяется на всех субъектов правоотношений, начиная от государств, наций, народов, органов государственной власти, носителей общественной власти и заканчивая конкретным человеком.

Всеобщая декларация прав человека призвала каждого поступать в отношении друг друга, допуская ограничение прав и свобод одних людей должным признанием и уважением прав и свобод других (ст. 29). В Международном пакте о гражданских и политических правах говорится: «Ничто в настоящем Пакте не может толковаться как обозначающее, что какое- либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеют право заниматься какой-либо деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в настоящем Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в настоящем Пакте» (ст. 5).

В ст. 67 Конституции РФ 1978 г. (в ред. 1992 г.) было установлено, что каждый должен уважать права и свободы других лиц. Хотя ныне действующая Конституция РФ напрямую не устанавливает этот принцип, его содержание вытекает из толкования статей, посвященных правам и свободам человека и гражданина.

В соответствии со ст. 2 Конституции РФ «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Согласно Конституции РФ положения гл. 2, посвященной правам и свободам человека и гражданина, не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием РФ (ч. 1 ст. 135), а перечисление в Конституции «основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина» (ч. 1 ст. 55).

В узком смысле действие данного принципа неразрывно связано с идеей обладания индивидом своими правами и свободами. Поскольку люди, осуществляя свои права и свободы, взаимодействуют друг с другом, интересы и права одних людей могут прийти и приходят в противоречие с интересами и правами других. Обладание правами и свободами не означает возможности ничем не ограниченного произвола при их осуществлении или злоупотребления ими. В связи с этим в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ запрещено нарушение прав и свобод других лиц при осуществлении человеком своих прав.

Необходимость уважения прав и свобод, прежде всего тех, которые закреплены в конституции, касается всех и имеет в том числе отношение к законам: в Российской Федерации согласно ч. 2 ст. 55 Конституции РФ не допускается издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина.

Важнейшим принципом, положенным в основу формирования всей системы прав и свобод, является равенство прав и свобод человека и гражданина.

Принцип равенства граждан, их прав и свобод являлся одним из основных лозунгов первых демократических революций. Французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. закрепила положение о том, что люди рождаются свободными и равными в правах. Эти нормы были направлены против дискриминации и сословных привилегий. Затрагивающий сначала интересы граждан конкретного государства, в дальнейшем данный принцип стал распространяться на человека как такового. Всеобщая декларация прав человека провозгласила равенство всех людей в их достоинстве и правах (ст. 1). Аналогичные формулировки содержатся и в других базовых международно-правовых документах.

Принцип равноправия затрагивает все сферы жизни. Он означает одинаковый подход при решении вопроса о правах и свободах, обязанностях и ответственности всех людей, относящихся к той или иной категории, указанной в законе.

В своих конституциях демократические государства гарантируют равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Данные положения соответствуют содержанию ст. 2 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами без какого бы то ни было различия, как то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляемой или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.

Обязанность государства обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам без какого бы то ни было различия в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства гражданские и политические права закрепил, в частности, Международный пакт о гражданских и политических правах.

Ограничение прав и свобод человека и гражданина по каким-либо признакам означает его дискриминацию. Конвенция о защите прав человека и основных свобод напрямую использует этот термин, формулируя положение о том, что пользование правами и свободами должно быть обеспечено без какой-либо дискриминации но признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любым иным обстоятельствам (ст. 14). Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. обязала государства-участники запретить и ликвидировать расовую дискриминацию во всех формах и обеспечить равноправие каждого человека перед законом, без различия расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения в отношении осуществления права на гражданство, права покидать любую страну, включая собственную, и возвращаться в свою страну.

Из общего принципа равноправия вытекает принцип равенства всех перед законом и судом.

Равенство всех перед законом и судом предполагает наделение государством своих граждан в равной мере правами и обязанностями и обеспечение им равной судебной защиты. Нормы законов о правах, свободах и обязанностях должны применяться одинаково в отношении всего круга лиц, на которых рассчитан закон. Это касается как материально-правовых, так и процессуальных норм.

В обеспечении рассматриваемого принципа важную роль играет соблюдение принципа формального и фактического равенства людей перед законом и судом. Действие данного принципа означает, что суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно и по другим не предусмотренным законом основаниям.

Принцип равенства всех перед законом и судом подразумевает единство закона и судебной власти, ибо вся деятельность суда направлена на точное и неуклонное соблюдение закона.

Конституции большинства демократически развитых государств признают, что мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Международно-правовые документы уделяют значительное внимание принципу равноправия мужчины и женщины. В преамбуле Устава Организации Объединенных Наций 1945 г. в качестве одной из целей ставится утверждение равноправия мужчин и женщин. Статья 2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин обязывает государства-участники «включить принцип равноправия мужчин и женщин в свои национальные Конституции». В соответствии со ст. 3 Международного пакта о гражданских и политических правах мужчина и женщина равны в области прав и свобод.

Согласно ст. 1 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. понятие «дискриминация» применительно к положению женщин означает любое различие, исключение или ограничение по признаку пола, которое направлено на ослабление или сводит на нет признание, использование или осуществление женщинами независимо от их семейного положения, их прав в сфере политических, экономических, социальных, личных, духовно-культурных прав и свобод. Исторически принцип равноправия мужчины и женщины прочно утвердился в нашем общественном сознании. Вместе с тем в период становления нового общества положение женщины становится особенно уязвимым. В указанной Конвенции подчеркивается опасность ограничения доступа женщины к здравоохранению, образованию, профессиональной подготовке, возможностям для трудоустройства и другим потребностям. В современных условиях государство обязано посредством законодательства, управленческой деятельности и суда предотвращать возможные случаи дискриминации женщин.

В ч. 2 ст. 19 Конституции РФ закрепляются три важнейших гарантии принципа равенства прав и свобод человека и гражданина в России: 1) равенство всех перед законом и судом; 2) равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств; 3) равноправие мужчины и женщины.

В соответствии со ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом, что свидетельствует о той роли, которую Конституция РФ отводит судебной власти как наиболее эффективному средству защиты и восстановления прав и свобод в случае их нарушения. Человек и гражданин в Российской Федерации на началах равноправия несет и соответствующую юридическую ответственность. С принципом равенства всех перед законом и судом тесно связан конституционный принцип, предусмотренный в ст. 123 Конституции РФ, в соответствии с которым судопроизводство осуществляется на основе равноправия сторон.

Судебная практика

Принцип равенства всех перед законом и судом признается КС РФ важнейшим принципом осуществления правосудия. В своих решениях он неоднократно подчеркивал, что конституционные принципы равноправия, равенства всех перед законом и судом, а также развивающие их принципы состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве (ч. 3 ст. 17, ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) предполагают такое построение судопроизводства, при котором функция суда по разрешению дела отделена от функций спорящих перед судом сторон. Осуществляя правосудие как свою исключительную функцию, суд во всех видах судопроизводства, в том числе уголовном, обязан предоставлять сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций (см. Постановления КС РФ от 28 ноября 1996 г. № 19-П, от 14 февраля 2002 г. № 4-П и от 5 февраля 2007 г. № 2-П, Определение КС РФ от 13 июня 2002 г. № 166-0 и др.).

Согласно ч. 3 ст. 19 Конституции РФ мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Положение о равенстве мужчины и женщины выделено в Конституции РФ в самостоятельную норму, что полностью отвечает требованиям норм международного права. Данный принцип конкретизируется в законодательстве РФ. КС РФ неоднократно своими решениями оценивал конституционность актов на предмет соответствия принципу равноправия мужчин и женщин, разъяснял содержание данного принципа.

Судебная практика

Вместе с тем не все из его правовых позиций являются бесспорными. В частности, оживленную научную дискуссию вызвал вопрос о соответствии принципу равенства прав и свобод мужчин и женщин положения об отсутствии у военнослужащих мужского пола права на предоставление отпуска по уходу за ребенком. Этот вопрос был рассмотрен в Определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2009 г. № 187-0-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 Федерального закона “О государственных пособиях гражданам, имеющим детей”, статей 10 и 11 Федерального закона “О статусе военнослужащих”, статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктов 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей». Оценивая соответствующие положения, Конституционный Суд РФ определил, что предоставление права на отпуск по уходу за ребенком в порядке исключения только военнослужащим женского пола не может расцениваться как нарушение принципов равенства прав и свобод человека и гражданина, а также равноправия мужчин и женщин.

Ииую правовую позицию высказал ЕСПЧ в решении от 7 октября 2010 г. но делу «Константин Маркин против России» (Konstantin Markin v. Russia), жалоба № 30078/06. Согласно его позиции непредставление военнослужащим мужского пола права на отпуск но уходу за ребенком, при наличии такого права у военнослужащих женского пола, разумно не обосновано. ЕСПЧ признал факт нарушения ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод во взаимосвязи со ст. 8 Конвенции, подчеркнув, что нарушение проистекает из упущений в российском законодательстве, на основании которых право на отпуск по уходу за ребенком предоставляется только военнослужащим женского пола, и это подвергает военнослужащих мужского пола дискриминации при осуществлении их права на уважение семейной и личной жизни.

Расхождения во взглядах на понимание принципа равноправия обнаруживается и при оценке прав сексуальных меньшинств (признание однополых браков, разрешение однополым парам усыновлять детей и др.). Позиция ЕСПЧ в этих вопросах оказывается намного либеральнее, но вступает в противоречие с традиционными конституционными ценностями Российского государства.

Важнейшим принципом правового положения личности является гарантированность и защищенность прав и свобод государством.

В своих конституциях и законодательстве государства предусматривают систему мер государственной, судебной и иной защиты прав и свобод человека и гражданина. Нарушенные нрава человека и гражданина подлежат восстановлению законными действиями лица, которому они принадлежат, или конкретных органов государственной власти или местного самоуправления. Нарушенное право или свобода защищается и восстанавливается различными средствами, предоставляемыми конституцией и законом. В частности, каждый вправе защищать свои права и свободы любыми способами, не запрещенными законом: обращение в суд, правоохранительные органы, самозащита, обращение в международные организации, судебные органы и др.

Дополнительный механизм защиты прав и свобод человека и гражданина создается международными соглашениями с участием государств. Это дает право гражданам государств, интегрированных в международное сообщество, обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Данное право основано на положениях п. «Ь» ч. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому правовая защита предусмотренных им прав обеспечивается не только компетентными национальными судебными, административными или законодательными органами, но и любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства.

Закрепляемый в Конституции РФ принцип гарантированности и защищенности прав и свобод государством прежде всего связан с конституционной обязанностью государства соблюдать и защищать нрава и свободы человека и гражданина. Создание условий для их реализации и механизма их защиты входит в функции всех органов государственной власти и местного самоуправления. Способы защиты прав и свобод в Российской Федерации весьма разнообразны — от обращения в суды, правоохранительные органы до законной самозащиты и законного обращения в международные организации и судебные органы. Обращениями в органы и организации можно добиться не только восстановления нарушенных прав, но и возмещения вызванного этим нарушением материального и морального ущерба (ст. 45, 46, 52, 53 Конституции РФ и др.).

В Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст. 46 Конституции РФ). Инструментом реализации этого конституционного положения является Закон РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Каждый вправе в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ). Право обращения в межгосударственные органы предоставляется всем, кто на законном основании находится на территории РФ без какого-либо различия.

В результате присоединения России к Факультативному протоколу Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., который содержит механизм защиты прав человека Комитетом по правам человека, граждане могут использовать и эту возможность. В соответствии с Факультативным протоколом Комитет уполномочен рассматривать индивидуальные жалобы граждан на нарушение их прав, получивших закрепление в Пакте. При этом жалобы принимаются только в тех случаях, когда уже исчерпаны все имеющиеся внутренние средства правовой защиты нарушенных прав или когда эта защита неоправданно затягивается. Решения Комитета по индивидуальным жалобам не обладают обязательной силой для государств — участников протокола, хотя и имеют большое морально-политическое значение.

После ратификации Россией в 1998 г. Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод граждане Российской Федерации получили возможность направлять индивидуальные жалобы в ЕСПЧ в г. Страсбурге. Суд рассматривает обращения любого лица, неправительственной организации или группы лиц, которые считают, что в их отношении были нарушены права, предусмотренные Конвенцией. С целью исполнения решений ЕСПЧ в Российской Федерации был принят Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Судебная практика

Важное значение в механизме гарантированности и защищенности прав и свобод имеет четкая определенность в пределах ограничения правового статуса человека. В Постановлении от 18 февраля 2000 г. № 3-П «О проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации”» КС РФ указал, что, определяя средства и способы защиты государственных интересов, законодатель должен использовать лишь те меры, которые необходимы, строго обусловлены этими целями и исключают для конкретной правоприменительной ситуации возможность несоразмерного ограничения нрав и свобод человека и гражданина. Публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, могут оправдывать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату.

Особо следует остановиться на действии в Российской Федерации принципа справедливости. Принцип справедливости сформировался первоначально как идея возмездия по заслугам. И в правовых, и в религиозных, и в нравственных нормах на ранней стадии развития цивилизации действовало правило: «око за око», «зуб за зуб». Данная установка получила реальное развитие в праве о справедливом наказании за совершенные деяния и восстановлении нарушенных прав (уголовном, административном, гражданском и т.д.). В период антифеодальных буржуазных революций смысл принципа справедливости расширился до требований достижения юридического и фактического равенства в обладании всем объемом прав и свобод человека, закрепляемых и гарантируемых законом. В дальнейшем в ходе исторического развития содержание принципа справедливости обогащалось новыми аспектами — справедливым распределением доходов и богатств между членами общества, равенством мужчин и женщин, рас, национальностей, равным доступом к материальным, социальным и духовно-культурным благам.

Слово «справедливость» упоминается в Конституции РФ в преамбуле, где говорится об уважении памяти предков, «передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость». Напрямую принцип справедливости не закрепляется в основном тексте действующей Конституции РФ, однако фактически весь конституционный текст, обращенный к правовой защите человека, в той или иной мере нацелен на его достижение. Это касается не только содержания гл. 2, непосредственно регулирующей права, свободы и обязанности человека и гражданина в Российской Федерации: данный принцип заложен в положении о том, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (ч. 1 ст. 9 Конституции РФ).

Наиболее ярко принцип справедливости выражается в сфере социальных прав. Здесь действует правило защиты каждого, независимо от его способности обеспечивать себя материально и социально.

Принцип справедливости получает соответствующую интерпретацию в отраслевом законодательстве. Особое значение имеет применение принципа справедливости в решениях КС РФ. Хотя текстуально данный принцип не упоминается в Конституции РФ, несколько сотен определений и постановлений КС РФ содержат прямые ссылки на принцип справедливости. Причем зачастую Суд использует формулу «конституционный принцип справедливости» и нередко в этом контексте ссылается на преамбулу Конституции РФ. С позиций конституционной справедливости оцениваются нормы уголовного, уголовно-процессуального, избирательного, жилищного, социального, предпринимательского и иного права.

Представленный перечень принципов является основным, но не исчерпывающим. Осуществляя более детальное толкование положений действующей Конституции РФ, можно обнаружить и иные конституционные принципы конституционно-правового статуса человека в Российской Федерации.

  • См., в частности: Стренина Е. Л. Возможно ли предоставление военнослужащему мужского пола отпуска по уходу за ребенком // Право в Вооруженных Силах. 2006. № 7 ; Зай-ков Д. Е. Современные проблемы реализации принципа равенства мужчин и женщин припрохождении военной службы // Право в Вооруженных Силах. Там же. 2007. № 1 и др.
  • Пресняков М. В. Конституционная концепция справедливости // Известия вузов. Правоведение. 2011. № 6.

Надлежащее соблюдение всех предусмотренных действующим законодательством процедур размещения государственного заказа вызывает на практике немало вопросов. Основной из них — какие нарушения являются достаточным основанием для признания данной процедуры недействительной. Автор на примере конкретного арбитражного спора анализирует не только право антимонопольного органа на заявление соответствующего иска, но и правомочия суда в отношении оценки работы конкурсной комиссии.

В настоящей статье представлен аналитический комментарий одного из арбитражных споров о признании недействительным размещения государственного заказа. Этот спор иллюстрирует распространенную в настоящее время практику рассмотрения подобных дел, которая по ряду причин заслуживает критической оценки.

Федеральное государственное учреждение «Сурский гидроузел» провело конкурс на размещение заказа: необходимо было спрямить русло реки Камешкирка. По результатам оценки предложений участников конкурса его победителем признано ОАО «Пензаводмелиорация», с которым был заключен государственный контракт.

Управление Федеральной антимонопольной службы по Пензенской области (далее — антимонопольный орган) обратилось в арбитражный суд с иском о признании проведенного конкурса недействительным, а также о применении последствий недействительности государственного контракта(*1). Исковые требования обосновывались тем, что при проведении конкурса были допущены грубые нарушения требований Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»(*2) (далее — Закон о размещении заказов).

Решением арбитражного суда Пензенской области (дело N А49-3221/06-81/27) исковые требования были удовлетворены, проведенный конкурс, а также заключенный по его результатам государственный контракт признаны недействительными. Как указал суд, во-первых, в ходе прослушивания аудиозаписи процедуры вскрытия конвертов с заявками участников оказалось, что цена выполнения контракта, предложенная ОАО «Пензаводмелиорация», объявлена не была; в соответствующем протоколе цены, предложенные участниками конкурса, также не были отражены. Во-вторых, при подведении итогов конкурса был нарушен его основополагающий принцип — определение победителя по наилучшему предложению (их совокупности). Такое предложение (наличие опыта, квалифицированных кадров, трудовых ресурсов, машин и механизмов) поступило от ООО «Городищевавтодорсервис», однако его конкурсная заявка была оценена необъективно — оно получило равное количество баллов с ОАО «Пензаводмелиорация»(*3).

В апелляционной инстанции законность данного решения не проверялась.

В кассационной жалобе ОАО «Пензаводмелиорация» ссылалось на неправильное
применение судом ст. 449 ГК РФ и ст. 26 Закона о размещении заказов, а также на превышение антимонопольным органом своих полномочий, поскольку в силу ст. 17 Закона о размещении заказов антимонопольный орган вправе обращаться в суд лишь с иском о признании размещения заказа недействительным.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что выводы суда первой инстанции являются необоснованными, и указал, что в полномочия арбитражного суда не входит оценка соответствия заявок участников конкурса требованиям конкурсной документации, поскольку такое решение относится к компетенции конкурсной комиссии. Выводы суда не могут оспаривать решение конкурсной комиссии по существу представленных участниками заявок(*4).

В связи с данным постановлением кассационного суда возникают различные вопросы, три из которых мы попытаемся проанализировать.

1. Обладает ли антимонопольный орган правом на обращение в суд с иском о признании недействительным государственного контракта или в его полномочия входит лишь признание недействительным размещения государственного заказа?

Ни в одной норме Закона о размещении заказов не предусмотрено право заинтересованного лица или уполномоченного органа обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительным государственного контракта, заключенного по итогам конкурса. Законодательство, допуская возможность признания размещения заказа недействительным, не упоминает о правовых последствиях такого судебного решения, в частности, о недействительности государственного контракта. Однако отсутствие этой детальной регламентации в Законе о размещения заказов не означает, что признанная судом недействительность размещения государственного заказа не влияет на правовую судьбу государственного контракта.

Все правоотношения, возникающие при организации и проведении торгов, относятся к сфере гражданско-правового регулирования(*5). Хотя удовлетворение государственных нужд путем размещения заказов и предполагает определенный элемент публичности, но государственный заказчик не наделен в отношении других участников правоотношений, возникающих в связи с размещением государственного заказа, властно-распорядительными функциями. Любые торги (конкурсы, аукционы) устраиваются для заключения гражданско-правовых договоров. Конкурс, проводимый для размещения государственного заказа, ставит целью заключение государственного контракта на поставку товаров, выполнение работ или оказание услуг. Государственный контракт является договором, заключаемым для удовлетворения государственных нужд в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ (ст. 5, п. 1, 2 ст. 9 Закона о размещении заказов).

Поэтому, несмотря на то что правовое регулирование конкурсов при размещении государственного заказа имеет определенные особенности, к этой сфере применимы положения ГК РФ о порядке проведения торгов, в частности, норма п. 2 ст. 449, устанавливающая, что признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги.

Правовая природа торгов позволяет дифференцировать основания недействительности договора, заключенного по их итогам, на общие и специальные. Специальным основанием недействительности такого договора следует считать признание торгов недействительными. Поэтому действительность договора, заключенного по результатам торгов, напрямую зависит не только от его соответствия требованиям законов и иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), но и от действительности самих торгов. Договор, заключенный по итогам недействительных торгов, квалифицируется как ничтожная сделка, так как его недействительность прямо установлена в п. 2 ст. 449 ГК РФ.

В рассматриваемом случае действительность государственного контракта не могла определяться арбитражным судом в отрыве от оценки действительности конкурса, предшествовавшего его заключению.

В связи со сказанным исковые требования антимонопольного органа о признании недействительным государственного контракта обоснованно были заявлены вместе с требованием о признании недействительным размещения государственного заказа. Недействительность договора, заключенного по результатам торгов, является необходимым следствием признания этих торгов недействительными. Поэтому, предъявляя соответствующие исковые требования, антимонопольный орган не вышел за пределы своей компетенции(*6).

2. Могут ли нарушения правил вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе впоследствии изменить условия исполнения государственного контракта, т. е. повлиять на результат проведения конкурса?

В современной судебно-арбитражной практике выработан подход, согласно которому не любое формальное нарушение установленных правил организации либо проведения торгов может служить основанием для признания их недействительными. Допущенное нарушение должно иметь существенный характер. Но «существенное нарушение» — понятие оценочное, его определение находится в компетенции суда. Только суд может определить, насколько значимыми были выявленные нарушения, можно ли оставить результаты торгов в силе или необходимо признать их недействительными. В каждом конкретном случае любое отступление от установленной процедуры оценивается с точки зрения наличия причинной связи между таким невыполнением правил и нарушением прав и законных интересов истца (заявителя). Суд вправе не отменять результаты торгов, если, несмотря на наличие оснований для оспаривания, серьезных нарушений прав и интересов истца (заявителя) не выявлено(*7).

Торги могут быть признаны недействительными только при установлении судом факта существенного нарушения правил их проведения. По аналогии с практикой рассмотрения приватизационных споров можно сказать, что существенными следует считать такие нарушения, которые привели к неправильному определению победителя торгов(*8). М.И. Брагинским обоснованно был сделан общий вывод о том, что торги признаются недействительными во всех случаях, когда допущены нарушения, которые могли повлиять на определение результатов торгов(*9). Иными словами, допущенные нарушения должны находиться в причинно-следственной связи с ущемлением законных прав заинтересованного лица, а устранение таких ошибок приведет к пересмотру итогов состоявшегося конкурса.

Основания для признания размещения заказа недействительным по иску заинтересованного лица или уполномоченного органа включены в законодательство двумя способами. Во-первых, они содержатся в общих нормах (например, п. 5 ст. 10 Закона о размещении заказов, согласно которому размещение заказа может быть признано судом недействительным в случае нарушений любых положений Закона о размещении заказов). Во-вторых, предусмотрены точные указания на основания конкретных исков (например, нарушение порядка предоставления конкурсной документации; проведение переговоров между заказчиком, конкурсной комиссией, специализированной организацией и участником размещения заказа). Ряд подобных оснований перечисляется в ст. 17 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции»(*10).

Процедура вскрытия конвертов с заявками участников подробно регламентируется в ст. 26 Закона о размещении заказов. В частности, конкурсная комиссия обязана публично объявлять при вскрытии каждого конверта все условия исполнения государственного контракта, содержащиеся в заявке и являющиеся предметом оценки. Кроме того, обязательным является ведение аудиозаписи вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе.

Системный анализ многих норм Закона о размещении заказов позволяет сделать вывод о том, что основным критерием для определения лучших условий исполнения государственного заказа является цена контракта. Другие критерии имеют сопутствующее значение. Так, наличие в заявке предложения о цене контракта, превышающей его начальную (максимальную) цену, является основанием для отказа в допуске к участию в конкурсе (подп. 4 п. 1 ст. 12 Закона о размещении заказов)(*11). Это не означает, что победитель конкурса определяется исключительно по предложенной им цене государственного контракта. Для определения лучших условий исполнения контракта, предложенных в заявках на участие в конкурсе, конкурсная комиссия должна оценивать и сопоставлять заявки по цене контракта и иным критериям, указанным в конкурсной документации (п. 4 ст. 28 Закона о размещении заказов). Допустим, при наличии нескольких заявок с ценой предложения ниже начальной эти заявки должны оцениваться конкурсной комиссией по всем критериям, и в такой ситуации цена конкурсного предложения приоритетной уже не является(*12).

В комментируемом споре цена государственного контракта, предложенная ОАО «Пензаводмелиорация», не только не была публично названа конкурсной комиссией (что подтверждалось аудиозаписью вскрытия конвертов), но и не получила документального отражения в протоколе вскрытия конвертов. Можно предположить, не вдаваясь в оценку иных критериев конкурсного отбора, что цена, указанная в заявке, не соответствовала цене, объявленной в извещении о размещении заказа. Впоследствии же, после объявления результатов конкурса, в текст государственного контракта была включена приемлемая для заказчика цена.

Следовательно, допущенные нарушения процедуры вскрытия конвертов существенным образом повлияли на результаты конкурса, поскольку признать участника конкурса победителем можно лишь по итогам сравнительной оценки его предложения с заявками других участников на основании всех заранее объявленных критериев.

Нарушение процедуры вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе не рассматривается в Законе о размещении заказов в качестве самостоятельного основания для признания недействительным размещения заказа. Однако сказанное не лишает заинтересованное лицо или уполномоченный орган права на предъявление иска. В данном случае иск может основываться на норме п. 5 ст. 10 Закона о размещении заказов, предусматривающей, что основанием для признания размещения заказа недействительным признается любое нарушение положений данного закона.

3. Вправе ли суд дать свою оценку результатам работы конкурсной комиссии?

Позиция суда кассационной инстанции, полагающего невозможным для суда давать оценку решению конкурсной комиссии, преобладает в современной судебно-
арбитражной практике. В постановлениях по многим делам, касающимся оспаривания результатов торгов, устроенных для размещения государственного заказа, суды ограничивались лишь установлением фактов нарушения правил проведения конкурса, оставляя без внимания порядок самой оценки и определения лучших предложенных условий(*13).

Согласно такому подходу, определение преимуществ у того или иного участника относится к исключительной компетенции конкурсной комиссии и не входит в предмет судебного обсуждения. Очевидно, что данная позиция предполагает необоснованное самоустранение суда от выяснения конкретных фактов процедурных нарушений при проведении торгов. Именно так произошло в случае с комментируемым спором.

Основной смысл конкурса состоит в определении победителя исходя из заранее объявленных критериев. Поэтому сопоставление заявок на участие в конкурсе должны осуществляться конкурсной комиссией для выявления лучших условий исполнения государственного или муниципального контракта в соответствии с условиями и в порядке, которые установлены конкурсной документацией (п. 2 ст. 28 Закона о размещении заказов). Только на основе сравнительного анализа конкурсных предложений участников может быть определен победитель, заявке которого присваивается первый номер. Если конкурсная комиссия принимает решение, отклоняясь от установленных критериев конкурсного отбора, не учитывая при оценке конкурсных предложений какие-либо существенные сведения, это должно расцениваться как нарушение правил проведения торгов.

Рассматривая исковое требование о признании размещения государственного заказа недействительным, суд, на мой взгляд, обязан изучить ход оценки комиссией конкурсных предложений, поскольку соблюдение правил такой оценки является необходимым условием правильного проведения торгов. Неслучайно нормы главы 8 Закона о размещении заказов предусматривают возможность обжалования, в том числе в судебном порядке, действий (бездействия) конкурсной комиссии. Иной подход означал бы, что участники конкурса не могут воспользоваться правом на судебную защиту в случае прямого нарушения их прав и законных интересов действиями (бездействием) конкурсной комиссии.

Более того, нарушение порядка определения победителя торгов является самостоятельным основанием для признания недействительными и торгов, и сделок, заключенных по итогам торгов, по иску антимонопольного органа (подп. 3 п. 1, п. 4 ст. 17 Федерального закона «О защите конкуренции»)(*14).

Поэтому представляется, что постановление суда кассационной инстанции в анализируемом деле вынесено без надлежащего анализа положений Закона о размещении заказов, а с доводами, положенными в основу решения Арбитражного суда Пензенской области, следует согласиться.

В современной арбитражной практике все же есть решения, содержащие негативную оценку работы конкурсных комиссий. Так, удовлетворяя иск о признании конкурса на размещение государственного заказа недействительным, суд установил, что в протоколе заседания конкурсной комиссии не отражено сравнение конкурсных предложений участников по установленным критериям(*15). В другом случае арбитражный суд пришел к выводу о том, что использование разных подходов к оценке заявок участников конкурса дает антимонопольному органу право требовать повторного рассмотрения заявок(*16). Ряд подобных решений не связан с размещением государственного заказа, а касается дел об оспаривании результатов лесных конкурсов(*17).

В определенных случаях арбитражный суд просто обязан дать оценку результатам работы конкурсной комиссии. Хорошей иллюстрацией этого утверждения служит громкий спор о признании недействительными итогов конкурса, который должен был выявить наиболее подходящего девелопера-инвестора для реализации проекта строительства многофункциональных зданий на месте снесенной московской гостиницы «Россия». Отменяя судебные акты трех инстанций, ВАС РФ указал, что позиция судов, согласно которой арбитражный суд не может рассматривать вопрос о том, правильно ли определен победитель конкурса, не соответствует закону и нарушает единообразие судебной практики(*18).

*1) С 2006 г. ФАС РФ является органом, уполномоченным осуществлять контроль в сфере размещения государственных и муниципальных заказов.

*2) СЗ РФ. 2005. N 30. Ст. 3015; 2006. N 1. Ст. 18; N 31. Ст. 3441; 2007. N 17. Ст. 1929; N 31. Ст. 4015.

*3) По мнению М.И. Брагинского, именно балльная система обеспечивает объективную оценку предложений участников (Брагинский М.И. Конкурс. М., 2005. С. 32). В действующей редакции п. 2 ст. 28 Закона о размещении заказов применяется аналогичная система оценки, согласно которой совокупная значимость конкурсных критериев длжная составлять 100%.

*4) Постановление ФАС Поволжского округа от 19 декабря 2006 г. N А49-321/06-81/27.

*5) Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2001 г. N 151-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2002. N 2.

*6) В полномочия антимонопольного органа входит право не только на судебное обжалование результатов состоявшихся торгов, но и на принятие мер так называемого внесудебного контроля, например, на выдачу предписания об отмене решения конкурсной комиссии и проведения повторной оценки конкурсных заявок. Однако в комментируемом деле государственный контракт был уже заключен, поэтому единственно возможной мерой реагирования со стороны уполномоченного органа могли быть только соответствующие исковые требования.

*7) Часто заказчик или специализированная организация допускает такое отступление от процедуры торгов, как уменбшение продолжительности приема заявок на участие в торгах, в связи с тем что сообщение об их проведенииипубликуется менее, чем за 30 дней. Это обстоятельство обоснованно расценивается судами как несущественное нарушение правил проведения торгов (см., напр., постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 5 апреля 2007 г. N Ф04-435/2007 (31436-А27-13)).

*8) См.: постановление Пленума ВАС РФ от 2 декабря 1993 г. N 32 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий». П. 17 // Вестн. ВАС РФ. 1994. N 2.

*9) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. М., 2000. С. 228.

*10) СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.

*11) Поэтому торги при размещении государственного и муниципального заказа относятся к такой разновидности торгов, как редукционы, поскольку начальная (стартовая) цена контракта одновременно является его предельной (максимальной) ценой.

*12) Постановление ФАС Уральского округа от 2 апреля 2007 г. N Ф09-2359/07-С5 по делу N А74-18471/2006-59-1030 // СПС «Гарант».

*13) Постановление ФАС Восточно-Сибисркого округа от 15 января 2007 г. по делу N А33-9249/06-Ф02-6744/06-С2 // СПС «Гарант».

*14) В действующей редакции ст. 17 Закона о размещении заказов (см. Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 218-Ф3 «О внесении изменении в Федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4015) полномочия антимонопольного органа в части проверки результатов оценки заявок на участие в конкурсе по ряду притериев (но не по цене государственного контракта) ограничены. Однако антимонопольный орган по-прежнему уполномочен выдавать предписания об аннулировании результатов торгов, обращаться в арбитражный суд с иском о признании размещения заказов недействительным.

*15) Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 августа 2006 г. N Ф08-4035/2006 по делу N А63-3245/2006-С7. Однако оспариваемый конкурс проводился до вступления в силу Закона о размещении заказов // СПС «Гарант».

*16) Постановление ФАС Дальневосточного округа от 6 марта 2007 г. N Ф03-А04/07-1/329 по делу N А04-5645/06-1/513 // СПС «Гарант».

*17) Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30 января 2007 г. N Ф03-А16/06-1/5441 по делу N А16-651/2006-3 // СПС «Гарант».

*18) Постановление Президиума ВАС РФ от 26 октября 2006 г. N 16916/05 по делу N А40-8725/05-79-70 // Вестн. ВАС РФ. 2006. N 12.

Журнал «Законодательство» N 4/2008, О.А. Беляева, кандидат юрид. наук, ведущий научный сотрудник ИЗиСП

  • Полина Горбунова
  • 21 февраля, 17:38

Под эгидой министерства культуры Алтайского края проходит конкурс логотипов. Читаю положение и в очередной раз натыкаюсь на этот пункт. Цитирую: «Участник, отправляя работу на Конкурс, подтверждает свое согласие на безвозмездное отчуждение исключительного права на данную работу в пользу организатора в полном объеме (размещение на телевидении, в Интернете, в печатных изданиях, на информационных стендах, на сувенирной продукции)». Вопрос вот в чем: законно ли отчуждение исключительных прав у участников конкурса? Без нормального договора это Положение филькина грамота, или это публичная оферта и ее соблюдение так же обязательно, как и соблюдение официального договора? Может кто-то сталкивался и знает?

В цитате речь идет не об авторских, а об исключительных правах. Что подразумевает что Вы отдаете все права на КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ своей работы. Авторские неотчуждаемы ( или за отдельные и немалые деньги )

Вы правы, я просто неправильно сформулировала, искправила после ваших слов. Авторские — я думала совсем не отчуждаемы. Ну как бы безвозмездное отчуждение исключительного права на работы присланные всеми участниками на конкурс — тоже не очень заманчиво. То есть отправляешь работу на конкурс, и с этого момента, независимо от того, кто победит и кому заплатят — права на коммерческое использование отдаешь, да еще и исключительные. просто мне интересно в принципе, участие в конкурсе может быть подобным договором, или участники могут не бояться последствий — потому что положение о конкурсе договором о передаче прав являться не может.

А что правда победителям заплатят)Или как обычно всем участником грамоты, а победителям дипломы покрасивше и крепкие рукопожатия местных чиновников «от культуры»,которые на конкурсных работах собираются потом маленько денюжек срубить))

Вроде написано, что заплатят 🙂 Ну как- заключат договор на разработку сувенирки а там и заплатят указанную сумму 100 000, но объем работы за эту сумму не указан.

с чего вы решили что 100 000?И почему вам? Это условия если победите?Именно такая сумма?

Почему мне? Это скорее к вам вопрос, я такого точно не писала 🙂 Это сумма победителю

«Авторские неотчуждаемы.» Хм. А что это значит?

Я лет 12 назад заключил с издательством «Белый город» несколько договоров, в которых оно под формулировкой передачи издательству «права на произведение на срок охраны авторских прав», оказывается имели в виду, что покупают у меня оригиналы иллюстраций и полные права на них в вечное пользование, а мне остаются только фотографии с них.

Авторское право, это вроде только лишь право на авторство, что именно Вы есть автор произведения, это право неотчуждаемо, а передача права на коммерческое использование как раз может быть на срок охраны прав, то есть еще на 70л после кончины автора. Вот есть держатели стоковых портфелей, заказывают у сторонних иллюстраторов картинки. По договору они не могут отчуждать авторское право, поэтому прописывают, что типа оно за автором, но он передаёт все права на коммерческое использование и не возражает, что его имя не будет указано, тем самым «выполняют» требования стоков о картинках, которые не должны нарушать авторских прав 3х лиц.

Только сейчас сообразил. Выходит, что за одну и ту же полосную иллюстрацию, выполненную в материале на бумаге, издательство, забирая себе ещё и оригинал, платит художнику в два раза меньше, чем если бы эта иллюстрация была в цифре? Или другими словами — они за ту же цену имеют и изображение и саму иллюстрацию, которую можно было бы продать отдельно.

В цифре или в материале при отчуждении всех прав в полном объёме на коммерческое использование автор не сохраняет за собой возможности продавать копии работ даже если они остались на руках. Может, наверное, художник продать оригинал работы коллекционеру, ценителю и т.п. в виде предмета искусства (тут конечно художнику хоть какая-то выгода дополнительная), но никак не для тиражирования. Если издательству достаются оригиналы выполненные именно в материале, то у него конечно больше манёвров и спокойствие, что никому больше не достанется). Я не знаю точно, но есть предположение, что с наступлением цифровой эпохи этот пункт стал не так весом, ведь и оригинал в материале сейчас можно отсканить заранее на хорошей технике, отредактировать , распечатать и в таком виде штучно продать, например. Я работаю только в цифре. Но почему-то в моих договорах тоже значится пункт, что я передаю в редакцию «оригиналы». Ну вот какие-такие оригиналы в цифре.

В соответствии со статьей 1255 Гражданского кодекса РФ авторам принадлежит ряд личных прав, которые имеют неимущественную природу. Интересно, что у авторов произведений таких прав больше всего: например, у субъектов патентного права их значительно меньше, у владельцев товарных знаков — нет вообще. Обратим внимание, какой смысл вкладывается в неимущественные права автора и в чем особенности.

Юридическая природа

Автор, создавая произведение, прикладывает к нему личный творческий труд, и поэтому закон наделяет его дополнительными правами, которые неотделимы от создателя и самым тесным образом с ним связаны, непередаваемы другим субъектам.

Раз такие права для авторов произведений предусмотрены — значит, остальные лица обязаны воздерживаться от их нарушения: в противном случае автор может предъявить иск к нарушителю.

Право авторства

Авторство — особая правовая категория (см. ст. 1265 ГК РФ). Автор есть у тех объектов, к которым прикладывается интеллектуальный труд. Так, по ГК РФ можно считаться автором произведения, изобретения, полезной модели, промышленного образца, селекционного достижения, топологии интегральных микросхем. Во всех этих случаях есть творческий труд — именно он и гарантируется закреплением личного права авторства.

Поскольку в законе это право предусмотрено, то закреплен и механизм защиты. Так, если кто-либо назовется автором, и будет доказано, что это не соответствует действительности, подлинный создатель результата творческой деятельности вправе предъявить иск и даже взыскать денежную сумму (в рамках компенсации морального вреда).

Право автора на имя

Обычно оно упоминается вместе с предыдущим, т. к. они связаны между собой. Суть права на имя в следующем: автор может самостоятельно выбирать, какое имя будет указано на произведении (например, на обложке книги, в начале воспроизведения видео). Закон допускает такие способы, как написание имени автора (которое зафиксировано в паспорте), псевдонима (любого буквенно-числового выражения, которое придумает автор), анонимной публикации.

В случае когда, к примеру, произведение размещено на сайте правомерно, но не указан автор, последний может требовать суд предъявить к нарушителю гражданско-правовые санкции, в том числе, компенсацию морального вреда.

Право обнародования

Обнародование — процесс доведения произведения до массового сведения. Самый яркий пример — опубликование книги. Вместе с тем существуют и иные варианты: так, в законе указаны публичный показ, публичное исполнение, сообщение в эфир либо по кабелю и другие способы. Так, если скульптор демонстрирует свое произведение, это будет считаться показом. Если же автор-исполнитель поет сочиненную им песню — это публичное исполнение. Когда фильм транслируется по телевизору — это сообщение в эфир или через кабель (в зависимости от того, каким способом реализуется сообщение).

Хотя закон одинаково охраняет как необнародованные, так и обнародованные произведения, последние защищать все-таки проще, поэтому большинство авторов прибегают к реализации этого права.

Хотя мы отнесли (и многие юристы относят) это право к личным неимущественным, здесь можно поспорить, так как возможность обнародовать произведение может перейти к другому лицу после смерти автора. Требуется, чтобы это лицо имело исключительное право, и также нужна воля автора на такое обнародование. Например, писатель может указать в предсмертной записке, что он хотел бы, чтобы конкретный человек опубликовал его книги. Таким образом, право можно считать неимущественным, т. к. здесь нет денежного содержания, но что касается личного характера, то неотделимость отсутствует, право может передаваться другому лицу, хотя только в одном случае.

Право на отзыв

Оно в некотором роде вторично от рассмотренного выше. В силу статьи 1269 ГК РФ автор может отказаться от обнародования произведения, если по факту оно еще не публиковалось, не выводилось в эфир и т. д. При этом нужно возместить убытки.

Право на неприкосновенность произведения

Это важнейшая юридическая гарантия запрещает всем прочим лицам нарушать целостность авторского произведения. В частности, в законе установлено, что нельзя вносить изменения, сокращения, дополнения, а также создавать иллюстрации, придумывать предисловия и послесловия, добавлять свои пояснения. Для осуществления указанных действий в обязательном порядке нужно согласие автора.

Закон особо охраняет это право. Именно поэтому в отдельных случаях, когда опорочена деловая репутация автора, его достоинство, можно в особом порядке наказать нарушителя (см. статью 152 ГК РФ).

Из общего правила есть изъятие: когда автора уже нет в живых, правообладатель может разрешать вносить коррективы в произведение, но при условии, что такие правки совершенно незначительны и не нарушают общего творческого замысла.

Таким образом, личные неимущественные права автора по умолчанию имеют тесную связь с его личностью, не могут быть переданы другим субъектам как по договору, так и по другим основаниям (например, по наследству). Что же касается способов защиты, то наиболее предпочтительным является взыскание морального ущерба (более подробно об этом см. эту статью).

Личными неимущественными правами автора произведения науки, литературы и искусства являются права: авторства, на авторское имя, на защиту репутации, на обнародование произведения и на его отзыв, на опубликование.

Право авторства – это юридически обеспеченная возможность творца произведения считать себя автором произведения и требовать от всех других лиц, чтобы они не посягали на это право. Это право может принадлежать только лицу, творческим трудом которого создан результат интеллектуальной деятельности. Оно неотчуждаемо и непередаваемо, не переходит по наследству. Если результат создан совместным творческим трудом двух или более лиц, они признаются соавторами.

Право на авторское имя – это право автора использовать или разрешать другим лицам использовать произведение под своим подлинным именем, под условным именем (псевдонимом) или без обозначения имени (анонимно). Автор вправе требовать, чтобы при любом использовании его произведения (издании, публичном исполнении, цитировании, передаче по радио и т.д.) было указано его имя. Он может требовать, чтобы при использовании произведения его имя не искажалось.

Право авторства является личным неимущественным правом и может принадлежать только лицу, творческим трудом которого создан результат интеллектуальной деятельности. Право авторства неотчуждаемо и непередаваемо. В отношении отдельных объектов интеллектуальной собственности законодательством может быть ограничен круг лиц, которые признаются соавторами произведения в целом.

Право на защиту репутации автора –это право требовать, чтобы его произведение использовалось без всяких искажений и иных посягательств. Не допускается без согласия автора вносить какие-либо изменения в самом произведении, его названии и имени автора. Без согласия автора нельзя при издании произведения снабжать его предисловиями, послесловиями, иллюстрациями, комментариями и т.п. Право на защиту неприкосновенности произведения небезгранично. Если произведение уже было обнародовано, автор обязан публично оповестить о его отзыве, имеет право изъять за свой счет из гражданского оборота ранее изготовленные экземпляры.

Допускается без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием автора произведения и источника заимствования в научных, исследовательских, учебных и иных целях; использование отрывков из правомерно опубликованных произведений в качестве иллюстраций в изданиях, радио- и телепередачах, звуко- и видеозаписях учебного характера; воспроизведение в газетах, сообщение для всеобщего сведения опубликованных в газетах и журналах статей по актуальным вопросам при условии, что такие воспроизведения, сообщения для всеобщего сведения не запрещены автором, что предусмотрено ст. 19, 20, 21 Закона Республики Беларусь от 11 августа 1998 г. «Об авторском праве и смежных правах». Право на обнародование произведения и его отзыв в обеспеченной нормами права возможности автора решить вопрос, готово ли его произведение для представления на суд общественности, когда где и каким способом оно может быть оглашено. При этом автору предоставлено право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения при условии возмещения пользователю причиненных таким решением убытков, включая упущенную выгоду. Если произведение уже было обнародовано, автор обязан публично оповестить о его отзыве, также он имеет право изъять за свой счет из гражданского оборота ранее изготовленные экземпляры.

Право автора на опубликованные произведения – это обеспеченная законодательством возможность выпускать в обращение экземпляры обнародованного произведения в соответствующем количестве экземпляров.

Личным неимущественным правом автора изобретения, полезной модели, промышленного образца, топологии интегральной микросхемы, селекционного достижения является право авторства и право на авторское имя. Личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы.

Если результат создан совместным творческим трудом двух или более лиц, они признаются соавторами, независимо от того, образует ли созданное в соавторстве произведение одно неразрывное целое (неразделенное соавторство) или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение (раздельное соавторство). Каждый из соавторов вправе использовать созданную им часть произведения, имеющую самостоятельное значение, по своему усмотрению, если иное не предусмотрено по соглашению между ними. Право на использование произведения в целом принадлежит соавторам совместно.

Соавторство признается недействительным, если оно навязано лицом, от которого, так или иначе, зависит использование произведения. Не порождает соавторства оказание автору технической, организационной или материальной помощи либо способствование оформлению прав на объект интеллектуальной собственности, либо его опубликованию. Не порождает соавторства высказанная идея. Споры об авторстве или соавторстве решаются в судебном порядке.

Автору (соавторам) объекта интеллектуальной собственности принадлежит исключительное право осуществлять или разрешать осуществление имущественных прав. Автор вправе передать осуществление своих имущественных прав другим лицам.

Автору произведения науки, литературы и искусства предоставлено исключительное право:

– воспроизводить произведения;

– распространять оригинал или экземпляры произведения посредством продажи или иной передачи права собственности;

– прокат оригиналов или экземпляров компьютерных программ, баз данных, аудиовизуальных произведений, нотных текстов музыкальных произведений и произведений, воплощенных в фонограммах, независимо от права собственности на оригинал или экземпляры указанных произведений (право на прокат);

– импортировать экземпляры произведения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения автора или иного обладателя авторских прав;

– публично показывать оригинал или экземпляр произведения (право на публичный показ);

– публично исполнять произведение (право на публичное исполнение);

– передавать произведение в эфир;

– иным образом сообщать произведение для всеобщего сведения;

– переводить произведения на другой язык;

– переделывать или иным образом перерабатывать произведение.

Автор имеет право на авторское вознаграждение за каждый вид использования произведения. Автору произведения изобразительного искусства, оригинал рукописи писателей и композиторов принадлежит право следования. Его суть состоит в том, что в каждом случае публичной перепродажи произведения или оригинала рукописи, о которых идет речь, через аукцион, галерею изобразительного искусства, художественный салон и т.д. автор имеет право на получение от продавца вознаграждения в размере пяти процентов перепродажной цены. Право следования является неотчуждаемым и переходит только к наследникам автора по закону или по завещанию на срок действия авторского права.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *