Немецкая историческая школа

Развитие политико-правовой мысли в Западной Европе в XIX в.

В результате изучения главы 11 студент должен:

  • • знать основные тенденции, конкретно-исторические закономерности возникновения и развития, содержание и специфику представлений о государстве и праве в Западной Европе в XIX в.;
  • • уметь определить место и роль политико-правовых представлений в Западной Европе XIX в. в контексте мировой государственно-правовой истории, ориентироваться в современных подходах к трактовке воззрений на государство и право Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты, Б. Констана, И. Бентама, О. Конта, К. Маркса и Ф. Энгельса, других политических мыслителей этого периода; выявлять систему связей политико-правовой теории с исторической обстановкой в стране и интересами различных социальных групп общества;
  • • владеть методикой анализа и оценки роли представлений о государстве и праве Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты, Б. Констана, И. Бентама, О. Конта, К. Маркса и Ф. Энгельса, других политических мыслителей этого периода в последующей эволюции мировой политико-правовой мысли.

Историческая школа права. Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухта

В конце XVIII в. в Германии зародилось особое направление научно-юридической мысли, которое к первой половине XIX в. стало одним из наиболее значительных и влиятельных в государственно-правовой мысли и в юридической науке.

В центр своих теоретико-познавательных изысканий основатели нового направления юридической мысли поставили вопрос о том, как право возникает и, соответственно, какова история его зарождения и развития. Поэтому данное направление получило название исторической школы права.

Ее идейное и организационно-научное оформление связано с деятельностью выдающихся немецких ученых-юристов Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты.

Главным объектом для критического анализа историческая школа нрава избрала предшествовавшую ей естественно-правовую доктрину, доказывавшую необходимость коренного изменения средневекового политико-юридического строя и принятия государством законов, которые отвечали бы «требованиям разума», «природе человека», а фактически – назревшим социальным потребностям. Представители исторической школы права подвергли критике, прежде всего, тезис естественно-правовой школы о позитивном праве как об искусственной конструкции, создаваемой властью. С точки зрения исторической школы, право возникает спонтанно, и своим происхождением оно обязано отнюдь не усмотрению законодателя.

Представители исторической школы нрава сформулировали четкие положения об органической связи и преемственности в развитии народа и государства, разработали идею нации как «коллективной индивидуальности», высказали предположение о том, что главной творческой силой в истории выступает «народный дух». Именно в рамках исторической школы впервые в классическом правоведении были сформулировали представления о нраве как о непрерывно развивающемся исторически обусловленном явлении.

Многие западные ученые подчеркивают заслуги этой школы в ее борьбе с абстрактными рационалистическими тенденциями «естественного права», указывают на то значение, которое имели новые, внесенные ею методы изучения исторического развития права и его древнейших источников.

В российской юридической литературе значение исторической школы права недооценено; даже программное произведение Фридриха Карла фон Савиньи «О призвании нашего времени к законодательству и правоведению» (1814) до сих пор не переведено на русский язык. Основные исследования относятся к XIX в. – это, прежде всего, докторская диссертация П. И. Новгородпева, а также работы С. А. Муромцева и E. Н. Трубецкого.

Основателем исторической школы права был профессор Гёттингенского университета Густав фон Гуго (1764– 1844). Окончив классическую гимназию в г. Карлсруэ, он в 1782 г. поступил на юридический факультет Гёттингенского университета. После окончания университетского курса Гуго был назначен наставником князя Анхальт-Дессау; в 1788 г. он получил степень доктора права в университете Галле.

В этом же году Гуго был пригашен обратно в Гёттинген на должность экстраординарного профессора права; в 1792 г. он становится ординарным профессором этого университета, и более 40 лет преподаст там гражданское и римское право.

Основные положения своей концепции Гуго изложил в работах: «Учебник по истории римского права» (1790); «Учебник и хрестоматия классического пандектного права» (1790); «Учебник естественного права как философии позитивного права, в особенности частного права» (1798).

В этих работах ученый обосновал и показал, что юриспруденция состоит из:

  • а) юридической догматики, которая занимается действующим (позитивным) правом и представляет собой «юридическое ремесло», оперирующее эмпирическим знанием;
  • б) философии позитивного права – «разумной основы научного познания права», т.е. «ученой юриспруденции»;
  • в) истории права, которая как раз и доказывает, что право складывается исторически, а не создается законодателем.

В «Учебнике естественного права…» Гуго подвергает критике основные положения естественно-правовой теории.

Концепцию общественного договора ученый категорически отвергает, полагая, что такой договор практически невозможен, поскольку миллионы незнакомых людей никак не могут вступить в соглашение и договориться о «вечном подчинении» учреждениям, о которых они судить еще не могут, а также о повиновении еще не известным им людям.

По мнению Гуго, государственная власть и право возникали по-разному.

Он считал, что право – не искусственное изобретение, а естественный результат длительного исторического развития. Мыслитель первым провозгласил идею самобытного развития права и первый сопоставил его с развитием языка и народных нравов. Ученый доказывал, что подобно тому, как язык не устанавливается договором, не вводится по чьему- либо указанию и не дан от Бога, так и право создается не только (и не столько) благодаря законодателю, сколько путем самостоятельного стихийного развития. Право, подчеркивал он, – это не только установление государства, ведь независимо от законодательной власти с древних времен существует и развивается обычное право. Право развивается так, как правила игры в шахматы, бильярд или карты, где на практике часто встречаются ситуации, еще не предусмотренные поначалу установленными правилами. Исторически сложившийся обычай и есть подлинный источник права.

Гуго выступал против отождествления права и закона. Право он понимал как правила, принимаемые и используемые народом – закон же, исходящий от государственной власти, нередко может быть неприменяемым, т.е. «мертвым». В связи с этим мыслитель приводил пример с переименованием улиц в Гёттингене, когда каждая новая власть меняла названия улиц, а жители упорно пользовались старыми, привычными названиями. Указывая на эту аналогию, ученый отмечал, что законодатель, который не захочет считаться с естественноисторическими реалиями развития права, обречен на бессилие, ибо: 1) он просто не сможет сломить силу вековых традиций; 2) он и не должен к этому стремиться, поскольку в них он может найти прочную опору для своей собственной власти.

По мнению Гуго, акты законодательной власти только дополняют позитивное право; само же позитивное право производно от права обычного, а это последнее произрастает из недр «национального духа», глубин «народного сознания» и т.п.

Основываясь на этих исходных посылках, ученый категорически протестовал против любых правовых реформ, считая главной ценностью права его незыблемость. Ключевым аргументом в пользу сохранения старого порядка он считал привычку людей к уже сложившимся нормам, полагая, что только стабильное, незыблемое право способно выполнить свою главную задачу – утвердить прочный общественный порядок.

Вторым крупнейшим представителем исторической школы права был видный немецкий правовед и историк, профессор Берлинского университета Фридрих Карл фон Савиньи (1779–1861).

Он происходил из старинного дворянского рода. В 1795 г. поступил в университет г. Марбурга, затем некоторое время учился в Гёттингене. Защитив диссертацию на тему «О совокупности преступлений», Савиньи получил должность доцента кафедры уголовного права в Марбургском университете. После 1800 г. главную сферу его интересов составили цивилистика и римское право. В 1810 г. по приглашению В. Гумбольда Савиньи возглавил юридический факультет вновь созданного Берлинского университета. С 1842 по 1848 г. он занимал пост министра юстиции Пруссии, принимая участие в создании проектов Единого германского вексельного устава и прусского Уголовного кодекса, в значительной мере повлиявших на последующее развитие германского законодательства.

Основные работы: «Право владения» (1803); «О призвании нашего времени к законодательству и правоведению» (1814) и шеститомник «Система современного римского права».

Поводом к активному позиционированию Савиньи как сторонника исторической школы права стал выход в 1814 г. в свет книги профессора Гейдельбергского университета Антона-Фридриха Юстуса Тибо «О необходимости «всеобщего гражданского права в Германии», в которой отстаивалась идея кодификации права и создания в этих целях в самые короткие сроки общегерманского гражданского уложения; Тибо полагал, что это уложение должно базироваться на тех же рациональных началах, что и французский Гражданский кодекс 1804 г. (Кодекс Наполеона). Эта работа вызвала бурную дискуссию в юридических научных кругах Германии. Не остался в стороне и Савиньи, написавший в качестве антитезы работу «О призвании нашего времени к законодательству и правоведению». В ней идея быстрой кодификации германского гражданского права на базе французского права критиковалась как необоснованная и антинациональная. Савиньи в целом не отрицал необходимости кодификации германского права, страдавшего партикуляризмом, однако видел возможность ее осуществления лишь после создания в Германии единой «органично развивающейся правовой науки».

Исходной точкой концепции Савиньи было отрицание всякого участия свободной воли человека в развитии истории вообще и права в частности. Развитие права, полагал ученый, – процесс столь же необходимый и неуправляемый, как и развитие мира природы. Динамика права сродни развитию организма из своего зародыша, и потому вся история права есть медленное, плавное раскрытие той субстанции, которая, как зерно, изначально покоится в почве народного духа.

Мыслитель рассматривает развитие права как исключительно национальный процесс и категорически исключает внешние влияния и иноземные заимствования. Он считал, что право всех народов складывалось исторически, – так же, как и язык народа, его нравы и политическое устройство.

Савиньи выделяет три этапа органического развития права:

  • 1) на первом этапе право существует в сознании народа как «природное право» и выступает в форме обычаев; оно находит формальное выражение в символических действиях, которыми сопровождаются установление или прекращение юридических отношений.
  • 2) на втором этапе, развиваясь вместе с народом и его культурой, право становится предметом обработки со стороны ученых-правоведов, не теряя, однако, при этом связи со своим корнем – общим убеждением и традицией народа. Поэтому юристы, по мысли ученого, – не творцы права, а только выразители национального правосознания; они вырабатывают юридические понятия, обобщая то, что уже возникло на практике. Так появляется «научное право»;
  • 3) на третьем этапе право получает санкцию законодателя. Законодатель не должен изобретать каких-либо новых, не существовавших ранее норм; его задача – собирать, приводить в систему и давать точную формулировку нормам права, которые уже сложились в сознании народа и выразились в форме обычаев.

Такой путь развития права Савиньи считает идеальным. Однако жизненные реалии вынуждали мыслителя признавать, что свободная деятельность человека может вмешаться в этот закономерный естественный процесс – в частности, он признавал возможность образования государства путем завоевания. Утверждая естественность развития права из «глубин национального духа», ученый признает возможность отклонения законодателя от этого нормального пути; таким образом, волей-неволей Савиньи признает известную искусственность государственноправовых явлений. При этом учеными отмечается, что благодаря Савиньи идея закономерного развития права, высказанная еще Монтескье, утвердилась в юриспруденции нового времени.

Последователем Савиньи был его ученик Георг Фридрих Пухта (1798–1846), который также являлся профессором Берлинского университета и внес значительный вклад в развитие исторической школы права.

Он родился в семье судьи Вольфанга Генриха Пухты, и под влиянием отца занялся юриспруденцией. По окончании учебы преподавал право в ряде немецких университетов, пока окончательно не связал свою судьбу с Берлинским университетом, в котором работал до конца жизни. Был государственным советником и членом комиссии по реформе прусского законодательства.

Основные труды: «Обычное право» (1833); «Учебник пандектов» (1838).

Пухта, вслед за другими представителями исторической школы права, писал о естественном саморазвитии права, которое вытекает из народного духа так же, как язык и нравы.

Первоначальной формой права ученый называя обычай, вытекающий из народного сознания. Затем для выражения обычаев в твердой форме (т.е. для того чтобы зафиксировать, чего именно требует общая воля народа) создается законодательство. Следом возникает юриспруденция, т.е. научное право. Юриспруденция раскрывает юридические положения, лежащие в глубине народного духа, не выраженные ясно ни обычаем, ни законом.

Отличие научного права от других его форм мыслитель видел в том, что это право не обеспечено каким-либо внешним авторитетом. Необходимость обращения к научному праву, например у судей, возникает тогда, когда они не могут найти обоснование своего судебного решения в других формах права: «Часто судье приходится обсуждать отношения, о которых не содержат точного постановления ни обычное право, ни законодательство».

По мнению Пухты, законодатель и юристы не создают нормы права, а лишь содействуют раскрытию различных сторон народного духа. Право и государство проистекают, в конечном счете, из божественной воли через народную волю – как выражение народного духа. Поэтому, полагал ученый, бесполезно искусственно конструировать и предлагать людям ту или иную придуманную правовую систему, поскольку созданная отдельно от самой истории жизни народного духа, не напитанная им, она не может привиться обществу. Праву, как живому организму, свойственна органичность, которая выражается в том, что стадии и ритмы развития права совпадают с ходом эволюции народной жизни. «Выразить это можно одной фразой: право имеет историю».

В своем труде «Обычное право» Пухта доказывает, что юридический обычай – вполне самостоятельная, независимая от признания законодателем форма права. Источник его обязательной силы проистекает не из санкции верховной власти или длительности применения, а из «народных воззрений», т.е. народного правосознания. Сам по себе обычай не создает новой правовой нормы, он лишь закрепляет то, что уже сложилось в сознании народа как обязательное для исполнения правило. Но такое значение Пухта признавал только за обычаями всего народа. Между тем, как верно указывали критики исторической школы права, обычаи практически всегда формируются либо в отдельной местности, либо в пределах отдельного социального слоя.

Историческая школа права складывалась иод влиянием процессов, происходящих в праве позднесредневековой Европы, когда рецепция римского права требовала исторического анализа правового материала. В связи с этим данное теоретическое направление способствовало становлению исторического метода в юридической науке; а историзм как метод вызвал к жизни новую науку – историю права.

Историческая школа предложила рассматривать право как непрерывно развивающееся явление, не знающее точки покоя, как социальную материю, опосредуемую коллективным правовым сознанием народа. Представители исторической школы рассматривали право как социо-психический феномен, существующий в контексте национальной культуры, как часть национальной культуры, в которой единство источника (народный дух) сообщает единство и всем другим элементам.

Законодателю историческая школа права отводила роль наблюдателя, полагая, что именно органическое развитие права в соответствии с духом народа и позволяет сохранять непрерывную правовую традицию.

Благодаря усилиям исторической школы, XIX в. в развитии политико-правовой мысли и юридической науки часто называют историческим веком.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА ПРАВА

ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА ПРАВА — од­но из на­прав­ле­ний но­во­ев­ро­пей­ской юрис­пру­ден­ции, рас­смат­ри­ваю­щее пра­во как осо­бое об­ра­зо­ва­ние, за­ко­но­мер­но воз­ни­каю­щее и раз­ви­ваю­ще­е­ся из са­мо­быт­но­го «на­род­но­го ду­ха».

За­ро­ди­лась в Гер­ма­нии в конце XVIII века. Ро­до­на­чаль­ник Исторической школа права — профессор Гёт­тин­ген­ско­го университета Г. Гу­го, её тео­ре­ти­ки — Ф.К. фон Са­ви­ньи, Г.Ф. Пух­та. Вы­сту­па­ла про­тив ми­ро­воз­зрен­че­ских и по­ли­ти­ко-юри­дических прин­ци­пов Ве­ли­кой французской ре­во­лю­ции, ут­вер­ждав­ших пре­вос­ход­ст­во че­ло­ве­че­ской во­ли над об­стоя­тель­ст­ва­ми и тра­ди­ция­ми; от­вер­га­ла ве­ру в из­на­чаль­но дан­ное и не­из­мен­ное ес­те­ст­вен­ное пра­во, об­ще­ст­вен­ный до­го­вор, а так­же ра­цио­на­лизм Про­све­ще­ния, ко­то­рый пред­став­лял ра­зум си­лой, спо­соб­ной по соб­ст­вен­но­му ус­мот­ре­нию соз­да­вать при­год­ное для всех эпох и на­ро­дов по­зи­тив­ное пра­во.

Рас­смат­ри­вая про­бле­мы воз­ник­но­ве­ния и эво­лю­ции пра­ва, его взаи­мо­свя­зи с другими фе­но­ме­на­ми со­цио­куль­ту­ры, с жиз­нью кон­крет­но­го на­ро­да, Историческая школа права при­дер­жи­ва­лась по­зи­ции, что пра­во воз­ни­ка­ет лишь в че­ло­ве­че­ском об­ще­ст­ве, но воз­ни­ка­ет спон­тан­но. Сво­им про­ис­хо­ж­де­ни­ем оно не обя­за­но ис­клю­чи­тель­но во­ле за­ко­но­да­те­ля; со­от­вет­ст­вен­но дей­ст­вую­щие в стра­не пра­во­вые нор­мы не ис­чер­пы­ва­ют­ся толь­ко сум­мой пред­пи­са­ний, дик­туе­мых об­ще­ст­ву свер­ху вла­стя­ми пре­дер­жа­щи­ми.

Пра­во раз­ви­ва­ет­ся ав­то­ном­но че­рез сти­хий­ное об­ра­зо­ва­ние по­треб­ных лю­дям норм, обы­ча­ев, при­вы­чек об­ще­ния; эти нор­мы доб­ро­воль­но при­ни­ма­ют­ся и ус­ваи­ва­ют­ся на­ро­дом, ибо ока­зы­ва­ют­ся аде­к­ват­ны­ми спе­ци­фическим ус­ло­ви­ям имен­но его об­раза жиз­ни. Ак­ты за­ко­но­дательной вла­сти до­пол­ня­ют су­ще­ст­вую­щее пра­во, но «сде­лать» его из­на­чаль­но и пол­но­стью не мо­гут. Ста­нов­ле­ние и жизнь юри­дических норм и ин­сти­ту­тов — сво­его ро­да объ­ек­тив­ный ход ве­щей. Он со­вер­ша­ет­ся не­про­из­воль­но, при­но­рав­ли­ва­ясь сам со­бой к ну­ж­дам и за­про­сам вре­ме­ни, — лю­дям луч­ше не вме­ши­вать­ся в не­го, дер­жать­ся ис­ста­ри за­ве­дён­ных и ос­вя­щён­ных опы­том сто­ле­тий по­ряд­ков. Цен­но­сти со­хра­не­ния пред­по­чти­тель­ней цен­но­стей из­ме­не­ния. Вме­сте с дви­же­ни­ем национального ду­ха и в за­ви­си­мо­сти от не­го по­сте­пен­но про­ис­хо­дят пре­об­ра­зо­ва­ния в пра­ве. Ди­на­ми­ка пра­ва срод­ни вы­рас­та­нию ор­га­низ­ма из сво­его за­ро­ды­ша; вся ис­то­рия пра­ва — мед­лен­ное, по­сте­пен­ное рас­кры­тие той суб­стан­ции, ко­то­рая, буд­то зер­но, по­ко­ит­ся в поч­ве народного ду­ха.

На пер­вом эта­пе сво­его раз­ви­тия пра­во при­ни­ма­ет фор­му обы­чая, на вто­ром — ста­но­вит­ся пред­ме­том об­ра­бот­ки учё­ных-пра­во­ве­дов. Их уси­лия име­ют прин­ци­пи­аль­ное зна­че­ние: с ни­ми пра­во­ве­де­ние ста­но­вит­ся но­си­те­лем народного ду­ха, по­лу­чаю­щим во­пло­ще­ние в пра­ве. Пра­во­вым ус­та­нов­ле­ни­ям свой­ст­вен­но сов­па­де­ние их основных ста­дий и эта­пов эво­лю­ции со спе­ци­фи­кой те­че­ния народной жиз­ни, выс­шей фор­мой ор­га­ни­за­ции ко­то­рой вы­сту­па­ет го­су­дар­ст­во: «…Этим ор­га­ни­че­ским свой­ст­вом пра­во об­ла­да­ет так­же и в сво­ём по­сту­па­тель­ном дви­же­нии; ор­га­ни­че­ской яв­ля­ет­ся и пре­ем­ст­вен­ность пра­во­вых ус­та­нов­ле­ний. Вы­ра­зить это мож­но од­ной фра­зой: пра­во име­ет ис­то­рию» (Г.Ф. Пух­та).

Для пред­ста­ви­те­лей Исторической школы права на­зна­че­ние дей­ст­вую­щих в го­су­дар­ст­ве юри­дических ин­сти­ту­тов в том, что­бы слу­жить опо­рой внеш­не­го по­ряд­ка в об­ще­ст­ве. По­зи­тив­ные за­ко­ны, за­ко­но­да­тель­ст­во бес­силь­ны бо­роть­ся со встре­чаю­щим­ся в жиз­ни злом — в луч­шем слу­чае они спо­соб­ны по­мочь упо­ря­до­че­нию обыч­но­го пра­ва и по­ли­тической струк­ту­ры. За­да­ча за­ко­но­да­те­ля — точ­но вы­ра­жать «об­щее убе­ж­де­ние на­ции», при этом ус­ло­вии пра­во­вые нор­мы бу­дут об­ла­дать дос­то­ин­ст­вом свя­щен­но­го, при­об­ре­тут са­мо­дов­лею­щее зна­че­ние.

В фи­лософско-юри­дических кон­ст­рук­ци­ях Исторической школы права, чьи прак­ти­че­ские по­ли­тические по­зи­ции яв­ля­лись кон­сер­ва­тив­но-ро­ман­ти­че­ски­ми, по­ло­жительную роль иг­ра­ла кри­ти­ка умо­зри­тель­ных пред­став­ле­ний ес­те­ст­вен­но-пра­во­во­го тол­ка о веч­но­сти и не­под­виж­но­сти пра­ва, а так­же по­ни­ма­ние пра­во­вых ин­сти­ту­тов в ка­че­ст­ве осо­бых об­ра­зо­ва­ний, ис­то­ри­че­ски за­ко­но­мер­но ро­ж­даю­щих­ся, функ­цио­ни­рую­щих и раз­ви­ваю­щих­ся в це­ло­ст­ном еди­ном по­то­ке жиз­ни ка­ж­до­го на­ро­да.

Историческая школа права в Германии

Историческая школа права в Германии.

С критикой рационализма теории естественного права и свойственной Просвещению веры во всесилие закона в начале XIX в. выступил ряд немецких юристов, создавших историческую школу права. Представители исторической школы доказывали, что нет естественного права, а есть лишь положительное право, которое имеет свои законы развития, не зависящие от разума. Само право — историческое наследие народа, которое не может и не должно произвольно меняться. Подлинным бытием, источником права является не закон, произвольно принимаемый, изменяемый, отменяемый государством, а обычай, выражающий дух народа.

Основателем исторической школы права был профессор права в Геттингене Густав Гуго (1764-1844 гг.). В книге «Учебник естественного права, или философия положительного права» Гуго оспаривает основные положения теории естественного права. Концепцию общественного договора он отвергает по ряду оснований.

Во-первых, таких договоров никогда не было — все государства и учреждения возникали и изменялись другими путями. Во-вторых, общественный договор практически невозможен — миллионы незнакомых людей не могут вступить в соглашение и договориться о вечном подчинении учреждениям, о которых они судить еще не могут, а также о повиновении еще не известным людям. В-третьих, концепция общественного договора вредна — никакая власть не будет прочной, если обязанность повиновения зависит от исследования ее исторического происхождения из договора.

Власть и право возникали по-разному. Никакая их разновидность не соответствует полностью разуму, они признаются не безусловно, а только временно правомерными, однако то, что признано или признавалось множеством людей, не может быть совершенно неразумно.

Право, писал Гуго, возникает из потребности решения споров. Юридический порядок — такой порядок, при котором возникающие споры решаются третьим лицом. Это решение споров предоставлено власти; признак права — принуждение, но право — не (только) установление государства. Независимо от законодательной власти с древних времен существует и развивается обычное право, преторское право.

В статье «Являются ли законы единственными источниками юридических истин» Гуго сравнивает право с языком и нравами, которые развиваются сами по себе, без договоров и предписаний, от случая к случаю, потому что другие говорят или делают так, и к обстоятельствам подходит именно это слово, правило. Право развивается так, как правила игры (шахматы, бильярд, карты), где на практике часто встречаются ситуации, не предусмотренные поначалу установленными правилами. В процессе игр возникают и постепенно получают общее признание определенные способы решения этих ситуаций. Кто их автор? Все — и никто.

То же и право — оно складывается из обычаев, возникших и получивших признание в среде народа. Обычаи имеют то преимущество перед законом, что они общеизвестны и привычны.

Множество законов и договоров никогда не выполняется. Сколько раз в Геттингене власть переименовывала улицы — но все их привычно называли и называют по-старому. Исторически сложившийся обычай и есть подлинный источник права.

В конкретно-исторических условиях эта концепция была апологией феодального обычного права, сохранявшегося в Германии. Гуго оправдывал рабство, считал положение раба лучшим, чем положение бедняка, обосновывал право государства ограничивать свободу мыслей и вообще любую свободу во имя общественного блага.

Вторым представителем исторической школы права был профессор Берлинского университета Фридрих Карл Савиньи (1779-1861 гг.).

В 1814 г. была опубликована брошюра юриста Тибо с призывом созвать съезд юристов, теоретиков и практиков, для разработки» общего для всей Германии гражданского уложения. Савиньи ответил Тибо в том же году брошюрой «О призвании нашего времени к законодательству и правоведению».

Савиньи стремился доказать ошибочность предположения, что право создается законодателем. Оно, по мнению Савиньи, не зависит от случая или произвола. Право всех народов складывалось исторически, так же, как и язык народа, его нравы и политическое устройство. Будучи продуктом народного духа, право живет в общем сознании народа в форме не столько отвлеченных понятий, сколько живого восприятия юридических институтов.

Поначалу право существует в общем сознании как «природное право», находя формальное выражение в символических действиях, сопровождающих установление или прекращение юридических отношении. Развиваясь вместе с народом и его культурой, право становится особой наукой в руках юристов, обособившихся в сословие. Научная обработка права юристами — обязательная и необходимая предпосылка законодательной деятельности.

Но в Германии, заключал Савиньи, время для законодательных работ не пришло — в юриспруденции царит хаос разноречивых мнений, а не органическая наука, способная выработать стройное уложение. Что в таких условиях смог бы создать предлагаемый Тибо всегерманский съезд юристов?

Последователем Савиньи был его ученик Георг Фридрих Пухта (1798-1846 гг.). Пухта писал о естественном саморазвитии права, которое растет из народного духа, как растение из зерна. Оно вытекает из народного духа так же, как язык и нравы. Сознание права возникает еще в семьях, но сознание смутное; с образованием народа оно выступает на первый план, ибо люди связаны взаимным признанием прав, в силу чего в народе господствует юридическое сознание. Для охраны права от нарушений народ образовал государство.

Первоначальной формой права Пухта называл обычай, вытекающий из народного сознания. Затем для выражения обычаев в твердой форме (чего именно требует общая воля народа?) создается законодательство. Следом возникает юриспруденция, право юристов, раскрывающее юридические положения, лежащие в глубине народного духа, но не выраженные ясно обычаем и законом. И законодатель, и юристы не создают нормы права, а лишь содействуют раскрытию различных сторон народного духа.

Право и государство, писал Пухта, проистекают в конечном счете из божественной воли через народную волю (как выражение народного духа). Народ он определяет как естественное соединение людей, связанных общим происхождением, языком, местопребыванием.

Объясняя рецепцию римского права в странах Западной Европы, Пухта писал, что в праве наряду с национальными началами, выражающими народный дух, могут существовать некие общие начала, делающие возможным использование народом чужого права. Это объясняется тем, что представители исторической школы обращали основное внимание на развитие частного права. Одну из своих задач они видели в том, чтобы в процессе рецепции частного римского права освободить его от устаревших норм и органически соединить оставшееся с традиционными для Германии того времени представлениями о частном праве.

В самом конце XVIII века в Германии зародилось и в первой половине XIX века стало весьма влиятельным в изучении права особое направление исследовательской мысли. В центр своих теоретико-познавательных интересов оно поставило вопрос не о том, в чем заключается сущность права и чем оно должно быть, а о том, как право возникает и какова его история.

Основоположником этого направления в юриспруденции, получившего наименование исторической школы права, является Густав Гуго (1768-1844) — профессор Геттингенского университета. Виднейшими представителями этой школы были также немецкие юристы Фридрих Карл фон Савинъи (1779-1861) и Георг Фридрих Пухта (1798-1866).

Данное направление возникло как протест против двух факторов: 1) против рационализма XVIII века, который не обращал внимание на исторические особенности развития права и отстаивал веру в естественное природное право; 2) против установлений Великой французской революции, которые провозглашали преимущество человеческой воли над традициями и обстоятельствами.

Главной мишенью своей критики представители исторической школы избрали естественно-правовую доктрину. Так, в отличие от теорий естественного права историческая школа права определяла право не как результат естественной необходимости и не как произвольное установление людей, а как закономерный исторический продукт общественной жизни.

Эволюция права, полагал Густав Гуго, совершается непроизвольно, приноравливаясь к потребностям и запросам времени, поэтому людям лучше всего не вмешиваться в нее. Действующее в государстве право вовсе не сводится лишь к совокупности тех предписаний, которые навязываются обществу как бы извне, то есть даются «сверху» людьми, облеченными на то специальными полномочиями.

Право возникает спонтанно. По определению представителей этой школы, право есть «совокупность установлений, повседневных обычаев и принципов справедливости, соблюдаемых членами общества, а не корпус приказов и норм, исходящих от суверенной власти».

Гуго уподобляет развитие права развитию языка. Подобно тому как язык не устанавливается договором, не вводится по чьему-либо указанию и не дан от Бога, так и право создается не только и не столько благодаря законотворчеству, сколько путем самостоятельного развития, через стихийное образование соответствующих норм общения, добровольно принимаемых народом в силу их адекватности обстоятельствам их жизни. Позитивное право производит от права обычного, а это последнее произрастает из недр «национального духа», глубин «народного сознания» и т. п.

Савиньи доказывал, что право не устанавливается волею определенного лица. Право — это продукт народного духа, проявляющегося во всех членах общества и приводящего всех к одному и тому же правосознанию. Иными словами, право каждого народа растет вместе с ним. Или, всякое право возникает тем способом, который господствующее слово- употребление называет обычным правом, то есть создается, прежде всего, народными нравами и верованиями и уже затем юриспруденцией.

Георг Фридрих Пухта попытался объективировать понятие народного духа, иными словами, сделать его объектом философско-правового анализа. По его мнению, народный дух — это сила, действующая в организме народной жизни и существующая независимо от сознания отдельных представителей народа. Народный дух все производит из себя, в том числе и право. Следовательно, отдельная личность не участвует в образовании права.

Возвысить авторитет обычного права, показать его связь с народным духом и его практическую силу — таковы основные идеи взглядов Пухты. Если Савиньи говорит об образовании права как об общем деле, то у Пухты речь идет о естественном саморазвитии права, которое развивается, как растение из зерна, из народного духа.

Таким образом, с точки зрения исторической школы право есть продукт народного духа, народного правового убеждения. Развитие права заключается в том, что народный дух постепенно обнаруживает объективно содержащиеся в праве нормы. Юристы же лишь извлекают правило из нормы путем анализа и изучения опыта существующего права.

Представители исторической школы, критикуя доктрину естественного права, указали на следующие уязвимые места последней, а именно:

1. что эта доктрина — учение о произвольном установлении права;

2. что она утверждает существование системы норм, одинаково пригодных для всех времен и народов;

3. она стремится придать субъективным правовым идеалам непосредственное юридическое звучание.

В свою очередь, историческая школа имела свои недостатки.

Консерватизм и ограниченность исторической школы проявились в отрицании роли субъективного правотворчества и значения нового законодательства в прогрессивном изменении общественной жизни. Историческая школа также чрезмерно преувеличивала место обычаев в системе нормативного регулирования общественных отношений, ставя его над законом.

Представители исторической школы права видели назначение действующих в государстве юридических институтов в том, чтобы служить опорой существующего порядка, каким бы консервативным он ни был (Гуго). По их мнению, положительные законы бессильны бороться со злом, встречающимся в жизни. В лучшем случае они способны помочь упорядочению обычного права и политической структуры, которые формируются естественно-исторически под влиянием происходящих в народном духе необъяснимых превращений (Савиньи).

Законодатель должен стараться максимально выражать «общее убеждение нации», при этом условии правовые нормы будут обладать сакральным значением и потому приобретут самодовлеющую ценность (Пухта).

В данном течении философии права с особой наглядностью представлена существенная черта всех объективистских теорий: в их построениях отсутствует субъект, хотя очевидно, что правопорядок — это «дело» рук человека. В них правопорядок вырастает из общественных отношений.

Роль субъекта здесь сводится к простому «производному» бытию существующих общественных отношений. Поэтому правопорядок является зеркальным отражением этих условий в сознании пассивного субъекта.

Еще одну форму правовой объективизм приобрел под влиянием идеала научности, разработанного К. Марксом и его последователями в первой половине XIX века.

73) материалистическая школа права

Основными идеями названной доктрины можно считать следующие:

1) право понимается как возведенная в закон воля господствующего класса, т.е. как классовое явление;

2) содержание выраженной в праве классовой воли в конечном счете определяется характером производственных отношений, носителями которых выступают классы собственников, держащие в своих руках государственную власть;

3) право представляет собой такое социальное явление, в котором классовая воля получает государственно-нормативное выражение. Право — это нормы, устанавливаемые и охраняемые государством. Положительные моменты: в связи с тем, что представители данной теории понимали право как закон (т.е. как формально определенный нормативный акт), они выделяли четкие критерии правомерного и противоправного; показали обусловленность права социально-экономическими факторами, наиболее существенно влияющими на него; обратили внимание на тесную связь права с государством, которое устанавливает и обеспечивает реализацию правовых норм.

Недостатки: преувеличивали роль классовых начал в праве в ущерб общечеловеческим принципам, ограничивали существование права историческими рамками классового общества; излишне жестко связывали право с материальными факторами, с экономическим детерминизмом и тем самым умаляли другие причины и условия, влияющие на право

74) реалистическая школа права

В отличие от исторического представления, согласно которому право развивается эволюционно, в силу его внутренних причин создатели реалистической теории считают, что право возникает и развивается под влиянием внешних факторов. Этими факторами являются интересы, двигающие человеком и заставляющие его ставить цели, которые осуществляются при посредстве права.
Основателем реалистической теории права был известный юрист Рудольф Иеринг. Суть своей теории он изложил в работах «Дух римского права», «Борьба за право», «Цель в праве», которые в русском переводе были изданы в начале ХХ века. По Иерингу, право есть защищенный государством интерес. Оно гарантирует жизненные интересы личности, помогает удовлетворению разнообразных потребностей людей. Право принадлежит не тому, кто изъявляет волю, а тому, кто пользуется им. Субъектом права является тот, кому предназначено пользоваться правом. Задача права состоит в том, чтобы гарантировать это пользование. Борьба народов, государственной власти, сословий и индивидов с беззаконием лежит в самой сущности права. Иеринг пишет, что «все великие приобретения в истории права — уничтожение рабства, крепостничества, свобода поземельной собственности, промыслов, верований и т.д. — все они должны быть завоеваны путем ожесточенной, нередко вековой борьбы, и путь права в таких случаях всегда обозначается обломками прав…». Автор считает, что не существует абсолютно справедливого права. Ценность права состоит в реализации заложенной в нем цели. Рождаясь в борьбе интересов, право выступает в качестве силы, которая подчиняет волю одних интересам других при непременном условии соблюдения принципов справедливости человеческого общежития.
Достойно уважения и признательности утверждение сторонников реалистической теории о том, что право как средство достижения цели выступает в этом качестве необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества. Право без государственной власти, по их мнению, есть пустой звук. Только власть, применяющая нормы права, делает право таким, какое оно есть и каким оно должно быть. Борьба за право — это обязанность лица, правомочного перед самим собой, а защита права, то есть противодействие правонарушению, — обязанность не только по отношению к самому себе, но и по отношению к целому обществу, государству: каждый, защищая свое право, отстаивает тем самым нормы объективного права, на которых зиждется его субъективное право.

75) Развитие западной социологической школы права

Социологическая юриспруденция начала формироваться на исходе XIX в., когда социология выделилась в самостоятельную отрасль знаний. Социологические теории права складывались двумя путями: с одной стороны, путем формирования правовых концепций в рамках общей социологии, а с другой — путем распространения социологических методов познания в юриспруденции.

Характерный тезис всех вариантов социологического направления — свобода судейского усмотрения. «Под правом, — говорит американский судья и правовед Оливер Вендел Холмс (1841-1935 гг.), — мы понимаем не что иное, как предвидение того, что фактически сделает суд».

Представители социологической школы противопоставили позитивному праву как «мертвому», «книжному» праву право «живое», «право в действии».

Значительную роль в развитии социологического направления сыграл Роско Паунд (1870-1964 гг.) — американский юрист, который многие годы был деканом Гарвардской школы права. Он утверждал, что право — это прежде всего фактический правовой порядок и процесс деятельности суда.

Сторонники социологического направления критиковали формально-догматический, нормативный подход к праву, который называли «юриспруденцией понятий».

Социологическая юриспруденция так же, как и доктрина естественного права, выходит за рамки закона (писаного права), однако не в сторону естественных прав и свобод, а в сферу реализации права, правоприменительной практики. Хотя негативное отношение к позитивизму эти направления объединяет.

Положительным моментом в этой теории является ориентация на учет реальных процессов, происходящих в правовом регулировании, их изучение на основе конкретно-социологических методов. В этом же русле находится, скажем, постановка вопроса об эффективности правовых норм, которой в свое время уделялось значительное внимание в советской юриспруденции.

Российская правовая доктрина в настоящее время по многим аспектам теоретических исследований ориентирована от нормативного подхода к социологическим методам познания правовой системы. Проблематика юридической практики, разработка понятия правовой системы, включение социологии права (наряду с философией права и специально-юридической теорией) в качестве компонента в общую теорию права — все это находится в русле социологического направления.

Недостатком, слабой стороной социологического направления является то, что возникает опасность размывания понятия права, утраты правом своих границ и, как следствие — появляется больше возможностей для нарушения закона, произвола судебных и административных органов.

76. Психологическая школа права, одно из направлений буржуазной правовой науки, сложившееся на рубеже 20 в. одновременно с появлением психологических направлений в социологии и др. социальных науках. С точки зрения представителей П. ш. п., причины, обусловливающие существование и действие права, коренятся не в социально-экономических и классово-политических условиях государственно-организованного общества, а в психологии личности или социальной группы. Право рассматривается ими как продукт различного рода психологических установок, инстинктов (например, властвования и подчинения), эмоций. Один из родоначальников П. ш. п. — французский социолог и правовед Г. Тард, считавший, что в основе всех социальных ценностей и норм, в том числе и правовых, лежит инстинкт подражания. Наиболее глубоким и оригинальным представителем П. ш. п. был русский юрист Л. И. Петражицкий. В немецкой литературе под влиянием фрейдизма и бергсонианства сложилась концепция «правового чувства» (Рюмелин, Рицлер, Изай и др.), согласно которой главным в праве являются не нормы, а судебные решения, в основе которых лежат интуиция, подсознательные переживания, глубинные психологические установки судьи. В 30-х гг. эта концепция, безгранично расширяющая в нарушение принципа законности т. н. «свободное судейское усмотрение», была воспринята в США реалистической школой права. После 2-й мировой войны 1939—45 в буржуазной литературе сохраняли значение такие разновидности П. ш. и., как т. н. скандинавская школа права Хагерстрёма-Росса, концепции Р. Веста, П. А. Сорокина и Н. С. Тимашева, которые, модернизируя отдельные положения Петражицкого, основой права считали психологию социальной группы, а не отдельного индивида.

Марксизм не отрицает важной роли индивидуальной и социальной психологии в процессе функционирования права. Однако с точки зрения материалистического понимания права как продукта социально-экономических и классово-политических отношений теоретико-методологические позиции П. ш. п. ошибочны. Они ведут к идеалистической трактовке социальных корней права и его генезиса, к оправданию субъективно-волюнтаристских тенденций в процессе правотворчества и применения права, к принципиальной недооценке гарантий правопорядка и законности.

Определение 1

Историческая школа права – течение в юриспруденции, сформировавшееся и получившее большую известность на территории Германии в первой половине девятнадцатого века.

Предпосылки возникновения исторической школы права

Историческая школа права образовалась как результат научного диспута меж профессорами Тибо из Гейдельберга и Савиньи из Берлина. Сутью их спора был вопрос о целесообразности образования и учреждения на землях Германии единого гражданского кодекса.

Именно с этой идеей выступал профессор из Гейдельберга Тибо. При учете близости Гейдельберга к границам Франции, в которой к этому времени существовал Кодекс Наполеона, имысль Тибо представлялась понятной. Противником затеи Тибо, стал резко отрицательно настроенный профессор Савиньи, который раскритиковал идею кодификации, являющуюся чуждой по собственной сути.

Согласно мнению Савиньи право формируется только на протяжении крупного исторического временного отрезка, посредством передачи от поколения к поколению, при помощи не материального, а высшего, духовного элемента, так именуемой духовности или духа народа «Volksgeist».

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Историческая школа права 440 руб.
  • Реферат Историческая школа права 260 руб.
  • Контрольная работа Историческая школа права 220 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Противоборство меж профессорами Савиньи и Тибо, называющееся в юридической литературе Германии кодификационным спором «Kodifikationsstreit», и стало тем стартовым механизмом, который запустил процесс формирования такого юридического феномена как Историческая школа права.

Замечание 1

Основателем исторической школы права считается Савиньи, а предвестником этого научного направления был профессор Густав Гуго, который первым из всех высказал мысль об историческом континуитете права как собственности какого-либо народа, проживающего на конкретной территории.

Г. Гуго был первым юристом, попытавшимся опровергнуть теорию естественного права, которая являлась доминантой в Европе того времени уже несколько столетий кряду, начиная с 16 века (поры угасания популярности Школы Комментаторов).

В юридической методологии и идеологии историческая школа права стала решающим толчком для образования юридического позитивизма и обращения к нему в начале 20 века.

Представители исторической школы права брали истоки от консервативного исторического понимания права. Их идеи являлись своеобразными противопоставлениями концепту естественного права, являвшемуся оружием идеологии в революционной буржуазии.

Историческая школа права выступила на защиту феодальных правопорядков, против преобразований имеющихся отношений при помощи обновленного законодательства, поясняя это тем, что право в любом случае должно формироваться историческим путем.

Главным источником права объявлялся обычай, кодификация законодательства яро отвергалась, а само право представлялось системой постепенного складывания «народного духа». Генезис права сравнивался с процессом развития языка либо некими разновидностями игр, речь может идти, к примеру, о шахматах или картах, так как их правила образовывались постепенным образом, по мере необходимости разрешения той или иной ситуации.

Ключевым понятием школы стал «Народный дух», выражающийся в особенностях правового сознания нации. Главнейший фактор, оказывающий влияние на него представляется историческими условиями, в которых народ рождается и образуется. «Народный дух» дается изначально, он не имеет способности к самостоятельному развитию.

Основные представители исторической школы права:

Развитие исторической школы права

Основатель исторической школы права являлся профессор права в Гёттингене Густав Гуго. В своем труде «Учебник естественного права, или философия положительного права» он оспорил главные постулаты теории естественного права. Концепт общественного договора он отрицает по множеству оснований:

  • подобных договоров никогда не существовало, так как все учреждения и государства образовывались и менялись иными путями.
  • общественный договор является по своей сути практически невозможным, так как тысячи незнакомых людей не вступят в соглашение и не договорятся о вечном подчинении учреждениям, о которых они не имеют как такого понятия, а также о повиновении ещё неизвестным людям.
  • концепт общественного договора вреден, так как ни одна власть не сможет быть прочной, если обязанность повиновения находится в зависимости от исследований её исторического образования из договора.
  • власть и право возникли разными путями. Ни один их вид не находит соответствия целиком разуму, они признаны не безусловно, а лишь временно правомерными, но то, что признано или признавалось большинством людей, не может являться совершенно неразумным.
  • право рождается из потребности разрешения конфликтов.

В публикации «Представляются ли законы единственным источником юридических истин» Гуго сравнил право с нравами и языком, которые получают развитие самостоятельно и независимо, безо всяких предписаний и договоров, от случая к случаю, потому как иные говорят или делают так, и к обстоятельствам подходящим является именно это правило, слово. Право получает развитие, как правила игры (шахматы, карты), где в практической деятельности встречаются ситуации, которые не предусмотрены сначала учрежденными правилами. В процессе игры формируются и постепенно обретают общее признание конкретные способы разрешения данных ситуаций. Кто является их автором? Все — и совершенно никто. Также и право: оно рождается из обычаев, которые возникли и получили признание в народной среде. Обычаи обладают тем преимуществом перед законом, что они привычны и общеизвестны. Многие законы и договоры никогда не исполняются. Множество раз в Гёттингене властные органы переименовывали улицы — но все их по привычке называли и называют старыми наименованиями. Исторически сформировавшийся обычай – это и есть настоящий источник права.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *