Нарушение интеллектуальных прав

Некоторые выводы из судебной практики по делам о нарушении авторских и смежных прав в Интернете (Дорохова Н.)

Вопрос о нарушении авторских и смежных прав в сети Интернет является одним из наиболее актуальных в правовой науке и практике. Несмотря на совершенствование законодательства в этой сфере, многие правоотношения остаются неурегулированными. Учитывая более динамичное развитие технологий поиска и распространения объектов авторских и смежных прав, чем законодательства, регулирующего правоотношения в данной области, многие вопросы разрешаются именно в судебной практике. Поэтому в настоящей статье автор остановится на анализе нескольких интересных дел по спорам о нарушении авторских и смежных прав в сети Интернет.
Первые два дела обращают на себя внимание субъектом, к которому предъявлены иски: владельцы поисковых систем.
Вывод из первого судебного спора можно сформулировать следующим образом: «Отражая короткую цитату из произведения, поисковая система не использует литературное произведение, права на которое ему не принадлежат, а предоставляет информацию по запросам пользователей о том, на каких информационных ресурсах могут находиться интересующие их сведения».
Суть дела в следующем. Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Эксмо» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Яндекс» о взыскании компенсации в размере 50 000 рублей за нарушение принадлежащего истцу исключительного права на произведение, а также за осуществленные ООО «Яндекс»: а) удаление информации об авторском праве без разрешения правообладателя; б) воспроизведение и доведение до всеобщего сведения части указанного произведения; признании контрафактным экземпляра незаконно размещенной в сети Интернет (записанной в память ЭВМ) части произведения и обязании ответчика прекратить нарушение исключительного права путем удаления из базы поисковой системы «Яндекс» незаконно размещенной (записанной в память ЭВМ) части произведения.
Суд первой инстанции в иске отказал полностью, апелляция и кассация оставили решение в силе, в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано. При этом суды привели следующее обоснование.
Принцип действия поисковой системы истца основан на автоматическом индексировании общедоступной информации, созданной и размещенной в открытом доступе в сети Интернет третьими лицами (администраторами сайтов). Указанные лица размещают информацию в сети Интернет независимо от истца, и при размещении информации в сети Интернет они самостоятельно, посредством специальных программных средств, определяют уровень доступности размещенной ими информации для пользователей Интернета, а также возможность или невозможность индексирования информации поисковыми системами. Результатом поиска по запросу пользователя является список ссылок на информацию, соответствующую конкретному запросу конкретного пользователя.
Результаты поиска формируются полностью автоматически и содержат ссылку, указывающую, по какому сетевому адресу в Интернете размещена информация, соответствующая запросу пользователя, а также краткую цитату найденного документа, представляющую собой дословную выдержку из размещенной на сайте информации, указывающую на совпадения (соответствие) содержания веб-страницы сайта запросу пользователя. Цитата, содержащая запрашиваемую информацию, предназначена для того, чтобы пользователь убедился в релевантности найденной ссылки, не переходя на сам сайт, при этом установлены ограничения по объему такой цитаты — не более двухсот символов.
Ознакомление с информацией (доступ к ней) осуществляется пользователями непосредственно на указанных сайтах, а не на сайте yandex.ru, при этом пользователь может осуществить доступ к информации, размещенной в общем доступе в Интернете независимо от того, была ли такая информация проиндексирована какой-либо поисковой системой.
Суд первой инстанции также установил, что фрагмент произведения, обнаруживающийся при помощи поисковой системы «Яндекс», состоит из 135 знаков, что в соотношении с объемом целого произведения составляет 1/3300, и не несет самостоятельной смысловой нагрузки и ценности в отрыве от контекста.
Таким образом, ответчик не использует литературное произведение, права на которое принадлежат истцу, а предоставляет информацию по запросам пользователей о том, на каких информационных ресурсах могут находиться интересующие их сведения .
Выводы судов представляются разумными и обоснованными. Можно согласиться с тем, что поисковые системы не используют произведение в смысле ст. 1270 ГК РФ, т.к. произведения размещаются не в самой поисковой системе, а на других сайтах. Полагаю, что иное толкование привело бы к ограничению закрепленного в ч. 4 ст. 29 Конституции РФ права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
Что касается применения подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, т.е. рассмотрения фрагментов произведения в строке поиска как цитат, то оно также вряд ли возможно, так как, по сути, эти фрагменты вводятся пользователем, а не самой поисковой системой. Кроме того, они носят неустойчивый характер: существуют только в момент поиска.
Следующий судебный спор связан с вопросом о квалификации поисковой системы как информационного посредника. Сделан вывод о том, что «поисковая интернет-система не является информационным посредником по смыслу ст. 1253.1 ГК РФ, поскольку указанное лицо не предоставляет возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, а также не предоставляет возможность доступа к материалу в этой Сети».
Так, гражданин Г.В.В. обратился в суд с иском, в котором просил обязать ООО «Яндекс» в целях ограничения доступа к произведениям, незаконно размещенным на интернет-сайте lib.rus.ec, удалить из базы «Яндекс» информацию, необходимую для доступа к произведениям истца, размещенным на интернет-сайте lib.rus.ec, а также возложить на ответчика обязанность удалить из базы «Яндекс» информацию, необходимую для доступа к произведениям истца.
Отказывая в иске, суд исходил из следующего. ООО «Яндекс» владеет одноименной системой поиска в сети Интернет. Поисковая система представляет собой программно-аппаратный комплекс с веб-интерфейсом, предоставляющий возможность поиска информации в Интернете. Программной частью поисковой системы является поисковая машина, т.е. комплекс программ, обеспечивающий функциональность поисковой системы. Таким образом, ООО «Яндекс» предоставляет услугу неограниченному кругу лиц по поиску в сети Интернет запрашиваемой информации путем введения запроса в специальной строке на интернет-сайте «Яндекс», после чего поисковая машина ищет и предоставляет пользователям возможные варианты ответов по запросу с указанием о том, на каком интернет-ресурсе можно найти запрашиваемую информацию. При этом суд приходит к выводу, что ООО «Яндекс» не является информационным посредником, поскольку указанное лицо не предоставляет возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, а также не предоставляет возможность доступа к материалу в этой Сети.
Суд приходит к выводу, что ООО «Яндекс» не может нести ответственность за нарушение авторских прав Г.В.В., связанных с распространением его произведений через интернет-сайт lib.rus.ec, в частности в порядке, определенном статьей 1253.1 ГК РФ . Московский городской суд оставил данное решение в силе.
Думается, что мотивировка данного решения является неубедительной. Так, ст. 1253.1 ГК РФ распространяет свое действие в том числе на лиц, предоставляющих возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети. Поисковые системы предоставляют информацию (наименование домена, ссылки на сайты) о том, на каком интернет-ресурсе можно найти запрашиваемую информацию, т.е., по сути, предоставляют информацию, необходимую для получения доступа к материалу (произведению) с использованием информационно-телекоммуникационной сети. Аргументов против такого толкования нормы в судебном решении не приводится.
Интересно отметить, что сайты, предоставляющие доступ к произведению посредством отсылки к сайту, где оно размещено, признаются информационными посредниками в смысле ст. 1253.1 ГК РФ.
Так, закрытое акционерное общество «С.Б.А./Гала Рекордз» обратилось в арбитражный суд с исковыми требованиями к обществу с ограниченной ответственностью «Цифровая лаборатория» и гражданину Г.Б.О. о солидарном взыскании компенсации за нарушение исключительных прав в размере 1 550 000 рублей, прекращении делегирования доменного имени www.tracksflow.com гражданину Г.Б.О.
В обоснование исковых требований истец сослался на то, что согласно договору от 18 июля 2005 г., заключенному с исполнителем Максимовой М.С. (творческий псевдоним — МакSим), он является обладателем исключительных прав на фонограммы музыкальных произведений в исполнении этой певицы, которые были размещены на интернет-сайте www.tracksflow.com, что подтверждается нотариально заверенным протоколом осмотра сайта от 19 мая 2013 г.
Поскольку ответчик — гражданин Г.Б.О. является администратором доменного имени www.tracksflow.com, а ответчик — общество «Цифровая лаборатория» указано в качестве администрации данного сайта, истец, полагая, что действия ответчиков по размещению на своем интернет-сайте фонограмм музыкальных произведений в исполнении певицы МакSим являются нарушением исключительных прав истца, со ссылкой на положения статей 1229, 1252, 1311 ГК РФ обратился в суд с требованием о взыскании компенсации.
При рассмотрении спора по ходатайству сторон судом первой инстанции были опрошены специалисты, на основании показаний которых было установлено, что сохранение файлов нотариус осуществил не с сайта Tracksflow.com, а из социальной сети «ВКонтакте», что свидетельствует о том, что сайт Tracksflow.com является информационным посредником.
Принимая во внимание изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2008 г. N 10962/08 позицию, согласно которой провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, влияет на целостность передаваемой информации, а также учитывая, что ресурс Tracksflow.com является сервисом поиска музыкальных файлов, то есть информационным посредником в смысле п. 2 ст. 1253.1 ГК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований .
Далее рассмотрим несколько дел, где сформулированы критерии определения размера компенсации за нарушение авторских и смежных прав.
Так, закрытое акционерное общество «С.Б.А./Гала Рекордз» обратилось с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ВКонтакте» и обществу с ограниченной ответственностью «Сеть дата-центров «Селектел» о взыскании компенсации за нарушение исключительных смежных прав в размере 550 000 рублей и 110 000 рублей соответственно.
Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ООО «ВКонтакте» в пользу ЗАО «С.Б.А./Гала Рекордз» 550 000 рублей компенсации, в иске к ООО «Сеть дата-центров «Селектел» отказано.
Суды установили, что использование фонограмм осуществляется ООО «ВКонтакте» следующими способами: ООО «ВКонтакте» осуществляет хранение записей фонограмм на принадлежащих ему материальных носителях информации (серверах), осуществляет их систематизацию посредством внедрения на сайте www.vkontakte.ru функции поиска произведений, в том числе фонограмм, на персональных страницах пользователей. Данная функция целенаправленного поиска с использованием специально разработанной программы, позволяющая находить запрошенное произведение по ключевым словам текста, названию композиции или имени (псевдониму) исполнителя, значительно облегчает нахождение искомого музыкального произведения, в результате чего неограниченный круг участников социальной сети получает возможность в любое время быстро и удобно находить любую фонограмму (иной результат творческой деятельности) и прослушивать (смотреть, записывать на свой персональный компьютер, размещать на своей персональной странице в сети Интернет).
Ответчик является коммерческой организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность, суды сочли установленным факт нарушения прав истца как действиями ООО «ВКонтакте» в виде хранения на сервере и организации путем разработки и внедрения на сайте www.vkontakte.ru соответствующих программ наиболее удобного для неограниченного круга пользователей сервиса по использованию фонограмм, права на которые принадлежат истцу, так и бездействием: непринятием достаточных мер для исключения возможности несанкционированного прослушивания посредством сервисов www.vkontakte.ru любым пользователем социальной сети упомянутых фонограмм.
Суды сделали вывод о том, что наличие системы хранения и поиска произведений с возможностью их последующего свободного использования в своих целях является привлекательным для пользователей сервисом и существенным образом сказывается на популярности сайта www.vkontakte.ru, что, в свою очередь, находится в прямой связи с уровнем доходов от размещения рекламы на сайте и другими возможностями извлечения прибыли от поддержки данного сетевого ресурса .
Коммерческая привлекательность сайта по типу социальной сети, «дискуссионного клуба» зависит от количества его активных пользователей. Чем больше таких пользователей, тем дороже будет размещение рекламы. На привлечение активных пользователей влияет в том числе удобство сайта, удобство поиска там информации. Тем не менее, по мнению автора статьи, при определении коммерческой привлекательности следует исходить именно из количества активных пользователей, а не критериев, которые привлекают на сайт таких пользователей.
В другом деле о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на музыкальное произведение, вошедшее в состав видеоролика, суд учел, что спорный объект был удален после получения претензии правообладателя.
Так, закрытое акционерное общество «С.Б.А. Мьюзик Паблишинг» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Цветной Централ Маркет» и обществу с ограниченной ответственностью «Эл Эйч Маркетинг Анлимитед» о взыскании компенсации в размере 500 000 руб.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением Апелляционного суда, суд взыскал с ООО «Эл Эйч Маркетинг Анлимитед» в пользу истца 50 000 руб. компенсации. Суд кассационной инстанции оставил данные акты в силе, указав следующее. Руководствуясь принципами разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения, суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции при определении размера подлежащей взысканию компенсации с ответчика пришли к правильному выводу о наличии оснований для ее снижения до 50 000 рублей, исходя из характера и объема допущенного правонарушения и с учетом того факта, что после получения претензии о нарушении прав истца спорный видеоролик удален с сайта toutube.com .
Таким образом, при определении размера компенсации за нарушение исключительных прав учитывается, был ли удален спорный объект из соответствующего интернет-ресурса или нет.
Такой подход представляется справедливым.
ЛИТЕРАТУРА:
1. Определение ВАС РФ от 24.01.2013 N ВАС-18391/12 по делу N А40-129682/2011 // СПС «КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика».
2. Решение Коптевского районного суда от 07.04.2014 по делу N 2-116/14 // URL: http://koptevsky.msk.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=146597744&delo_id=1540005 (дата обращения 20.01.2016).
3. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.12.2015 N С01-491/2013 по делу N А40-118705/2013.
4. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 мая 2013 г. по делу N А56-16627/2011 // СПС «КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика».
5. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 29 января 2014 года по делу N А40-15836/2013 // СПС «КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика».

Статья 1311. Ответственность за нарушение исключительного права на объект смежных прав

В случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров фонограммы;

3) в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта тем способом, который использовал нарушитель.

Комментарий к статье 1311 Гражданского Кодекса РФ

В комментируемой статье регламентирована ответственность за нарушение исключительного права на объект смежных прав, причем в точности аналогично положениям ст. 1311 комментируемой части, регламентирующим ответственность за нарушение исключительного права на произведение. Ранее соответствующее регулирование содержалось в ст. 49 «Гражданско-правовые способы защиты авторского права и смежных прав» Закона 1993 г. об авторском и смежных правах (в ред. Федерального закона от 20 июля 2004 г. N 72-ФЗ). Комментируемая статья изложена Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции, но изменения свелись лишь к отдельным уточнениям, о чем подробнее сказано ниже. Здесь же представляется уместным отметить, что в результате изменений данная статья разбита на подпункты.

Комментируемая статья на случай нарушения исключительного права на объект смежных прав предусматривает прежде всего возможность использования обладателем исключительного права применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ. При этом непосредственно указаны статьи комментируемой части, содержащие соответствующее регулирование. В частности, это ст. ст. 1250 «Защита интеллектуальных прав», 1252 «Защита исключительных прав» и 1253 «Ликвидация юридического лица и прекращение деятельности индивидуального предпринимателя в связи с нарушением исключительных прав».

Наряду с этим комментируемая статья предоставляет обладателю исключительного права в соответствии с п. 3 ст. 1252 комментируемой части требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:
1) в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн. руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения. Указание на то, что судом должен учитываться характер нарушения, введено Законом 2014 г. N 35-ФЗ;
2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров фонограммы. Указание на то, что речь идет именно о контрафактных экземплярах фонограммы, также введено Законом 2014 г. N 35-ФЗ;
3) в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта тем способом, который использовал нарушитель. Указание на то, что должен учитываться используемый нарушителем способ использования объекта, введено тем же Законом 2014 г. N 35-ФЗ.

При применении положений комментируемой статьи о взыскании компенсации в п. 43 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 судам предписано учитывать следующее:
требование о взыскании компенсации носит имущественный характер. Несмотря на то, что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме. Исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина. Если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК РФ, ст. 128 АПК РФ);
компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков;
рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего установленного предела. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения;
если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное его использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.

Следует также упомянуть о том, что в комментируемой статье говорится о гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительного права на объект смежных прав. За соответствующие нарушения ст. 146 «Нарушение авторских и смежных прав» УК РФ установлена уголовная ответственность, а ст. 7.12 «Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав» КоАП РФ — административная ответственность.

Е.А. Смирнова,
Руководитель практики по интеллектуальной собственности/
информационным технологиям Адвокатского бюро «Качкин и Партнеры»

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 20, июнь 2018 г., с. 34-39

Компенсация за нарушение исключительных прав на предусмотренные в законе результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (далее – РИД/СИ) представляет собой один из предусмотренных в законе способов защиты наряду с признанием права, пресечением незаконных действий и взысканием убытков.

При этом считается, что взыскание компенсации предоставляет собой упрощенную форму защиты прав по сравнению со взысканием убытков по той причине, что правообладатель согласно положениям части 3 ст. 1252 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ) освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков и должен доказать только факт правонарушения.

Формально снятие с правообладателя бремени доказывания убытков обусловлено специфической нематериальной природой объектов интеллектуальной собственности, и потому, как указал Конституционной Суд РФ (далее – КС РФ) в п. 3.1 Постановления от 13 декабря 2016 г. N 28-П1, «правообладатели ограничены в возможности установить точную или по крайней мере приблизительную величину понесенных ими убытков». При этом Конституционный Суд РФ в том же Постановлении отметил, что при определении размера компенсации во внимание должен приниматься факт многократного превышения компенсации над возможными убытками, размер которых можно установить с определенной степенью достоверности. Надо отметить, что в юридическом сообществе отсутствует единое мнение о необходимости доказывания факта наличия убытков для удовлетворения требования о взыскании компенсации. Бытует мнение, что лицо, требующее выплаты компенсации, должно подтверждать наличие определенных убытков2. Однако встречается и обратный подход, когда отсутствие убытков у истца не должно являться основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании компенсации, но в то же время для определения конкретного размера компенсации размер причиненных убытков может учитываться3.

Более того, в правовой среде до сих пор не утихают споры относительно самой правовой природы компенсации как меры защиты права. Высказываются мнения, что это форма возмещения/компенсации имущественных потерь4, либо что она представляет собой форму ответственности в виде штрафа5, либо законную неустойку, либо просто упрощенную форму взыскания убытков6.

Анализируя судебную практику, можно заметить, что до 2016 г. прослеживался подход к компенсации как средству восстановления имущественного положения правообладателя7. Хотя и тогда уже можно было встретить судебные акты, в которых суды присуждали компенсацию в безосновательно огромном размере без учета фактических обстоятельств дела.

Так, например, суд посчитал справедливым взыскание компенсации в размере 30 215 915 рублей с «МЕТРО Кэш энд Керри», являющегося дистрибьютором партии курток, на которых незаконно расположен товарный знак BERGLAND. При этом аналогичная сумма по смежному делу была взыскана и с производителя контрафактной партии курток8.

Однако в конце 2016 г. КС РФ, рассматривая знаковое дело о конституционности положений подп. 1 ст. 1301, подп. 1 ст. 1311 и подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ9, суд разъяснил, что компенсация имеет штрафную функцию и ее суть — это ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Таким образом, вводя такой правовой механизм защиты исключительных прав, федеральный законодатель «не только учитывал объективные трудности в оценке причиненных правообладателю убытков, но и руководствовался необходимостью – в контексте правовой политики государства по охране интеллектуальной собственности – общей превенции соответствующих правонарушений».

Превентивная функция компенсации также может быть выведена из общеправового принципа о том, что никто не вправе извлекать преимущества из своего недобросовестного, незаконного поведения (часть 4 ст. 1 ГК РФ). Это означает, что при определении размера подлежащей взысканию компенсации за нарушение исключительного права на произведение необходимо, чтобы неправомерное использование произведения оказалось для нарушителя менее выгодным, чем использование РИД/СИ с соблюдением прав правообладателя.

Помимо рассмотрения вопроса о штрафной природе компенсации, КС РФ также сделал важный вывод о возможности снижения размера взыскиваемой компенсации за нарушение прав на товарный знак, определяемой в форме от 10 000 до 5 000 000 рублей, ниже низшего предела в случае совершения индивидуальным предпринимателем нескольких нарушений на один РИД/СИ, в том случае если размер компенсации явно несоразмерен характеру совершенного деяния и многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков.

Таким образом, решение вопроса о правовой природе компенсации имеет огромное практическое значение в связи с тем, что от ответа на него зависит возможность снижения размера взыскиваемой компенсации.

Представляется особенно важной проблема отсутствия в законе решения вопроса о возможности снижения компенсации, рассчитываемой в двукратном размере стоимости контрафактного экземпляра произведения (часть 2 ст. 1301 ГК РФ).

Как установлено в части 3 ст. 1252 ГК РФ, «размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости».

Очевидно, что порядок расчета компенсации в порядке части 2 ст. 1301 ГК РФ определен в виде фиксированной суммы, не имеющей нижнего или верхнего пределов, а, следовательно, часть 3 ст. 1252 ГК РФ к такой форме компенсации неприменима. Кроме того, закон прямо не предусматривает возможность снижения такой формы компенсации, в отличие от компенсации, рассчитываемой в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей (часть 1 ст. 1301 ГК РФ) или в случаях, когда одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации (абзац 3 части 3 ст. 1252 ГК РФ), что можно также расценивать как квалифицированное молчание законодателя.

Как в законе, так и в правоприменительной практике трудно найти критерии, по которым такая компенсация может быть рассчитана в случае ее снижения судом.

Соответственно, логично было бы предположить, что, руководствуясь принципом разумности, установленный размер компенсации в виде двойной стоимости контрафакта является соразмерным и намеренно предусмотренным в законе, а, следовательно, применение подхода, допускающего ее снижение без установленных в законе критериев, привело бы к правовой неопределенности и к нарушению права правообладателя на судебную защиту.

Однако в судебной практике сформировался иной подход к снижению компенсации в такой форме.

Так в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 13 декабря 2016 г. № С01-1073/2016 по делу № А40-163397/2015 суд установил:

«Размер компенсации, рассчитанной по правилам абзаца 2 статьи 1301 ГК РФ, не может быть снижен произвольно. Положения ГК РФ устанавливают право истца требовать компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения. Следовательно, при доказанности такого размера присуждение судом меньшей суммы должно быть обоснованно достаточной аргументацией, построенной на анализе конкретных обстоятельств нарушения исключительного права истца.

Таким образом, при заявлении к взысканию компенсации, рассчитанной исходя из двукратной стоимости товаров, закон не устанавливает право суда по самостоятельному определению суммы компенсации, а дает суду в исключительных обстоятельствах право на ее снижение по сравнению с рассчитанной по установленным законом правилам».

Аналогичные подходы можно также увидеть и в иных судебных актах10, из чего можно сделать вывод, что судебная практика сформировала свой подход к возможности снижения компенсации, рассчитываемой не только в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей, но и в фиксированной сумме.

Данный подход судов без выработанных четких критериев снижения компенсации, равно как и без наличия низшего предела такой формы компенсации представляется крайне опасным и может привести к ситуациям, когда компенсация, изначально рассчитанная в соответствии с частью 2 ст. 1301 ГК РФ, будет определена судом даже ниже стоимости РИД.

Так, например, и поступил суд первой инстанции в деле А56-51679/2016 по спору о взыскании компенсации за незаконное использование архитектурного проекта11, снизив компенсацию, рассчитываемую в двойном размере стоимости архитектурного решения, в три раза, взыскав сумму даже ниже стоимости самой разработки произведения. Тринадцатый арбитражный апелляционный суд все выводы суда первой инстанции поддержал и посчитал такое снижение размера компенсации допустимым12.

Представляется, что причиной тому послужила неверно складывающаяся судебная практика, допускающая саму возможность снижения компенсации, определенной законодателем в форме фиксированной суммы.

В ситуации, когда размер взыскиваемой судом компенсации составляет величину меньше стоимости создания РИД, лицу оказывается выгоднее нарушать исключительные права правообладателя, чем получить от него права на их использование, что не соответствует превентивной цели взыскания компенсации, о которой говорил КС РФ.

Безусловно, в ситуациях явного несоответствия компенсации объему причиненного нарушителем вреда представляется справедливым снижение взыскиваемой суммы компенсации как исключительной меры. Однако при этом не должно создаваться ситуаций, когда такое снижение производится судом произвольно в отсутствие каких-либо правовых ориентиров, по аналогии с тем, как это уже происходит на практике с взысканием судебных расходов или неустойки.

В практике выработался подход, когда при решении вопроса о снижении размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ должно оцениваться, не влечет ли такое снижение ответчиком использование денежных средств на более выгодных условиях13. На наш взгляд, подобный подход должен быть воспринят и практикой в отношении снижения размера компенсацию, когда возможно определение стоимости права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Стоит также отметить, что существующей редакцией закона (ст. 1301, 1311, 1515, 1537 ГК РФ) правообладателю предоставлено право выбора, в какой форме требовать компенсации. Если, выбирая форму компенсации от 10 000 до 5 000 000 рублей, правообладатель изначально должен допускать риск ее снижения судом в рамках установленных пределов, то при выборе компенсации в форме фиксированной суммы, исчисляемой в двойном размере экземпляра произведения, правообладатель не может даже предположить диапазон, в рамках которого суд может ее снизить, что идет в разрез в принципом правовой определенности.

Такая ситуация приводит также и к проблеме, связанной с возмещением расходов по оплате государственной пошлины в случае, если суд лишь частично удовлетворяет требование правообладателя по взысканию компенсации, изначально рассчитанной в соответствии с частью 2 ст. 1301 ГК РФ.

Дело в том, что пошлина за рассмотрение искового заявления рассчитывается истцом исходя из суммы имущественных требований, определяемых на основании двойной стоимости экземпляра произведения. В соответствии с абзацем вторым части 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

При этом Президиум ВАС РФ в Постановлении № 9189/13 высказал позицию о том, что «в условиях, когда в законе указан минимальный и максимальный размер компенсации, а также предусмотрено право суда определять конкретный размер компенсации исходя из перечисленных выше критериев нарушения, истец, заявляя исковые требования в максимальном размере, в силу статьи 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий, который в рассматриваемом случае заключается в отнесении на истца государственной пошлины пропорционально размеру необоснованно заявленной компенсации».

В отсутствие специальных разъяснений такой же подход применяется в судебной практике и в отношении компенсации, рассчитываемой по правилам части 2 ст. 1301 ГК РФ, несмотря на то что в отношении компенсации, определяемой двукратной стоимостью контрафактного экземпляра произведения, законом не предусмотрены ее минимальный и максимальный пределы.

Такая ситуация представляется несправедливой, так как истец, заявляя компенсацию в двукратном размере стоимости контрафактного экземпляра произведения, не может нести аналогичных части 1 ст. 1301 ГК РФ рисков наступления неблагоприятных последствий, так как он изначально реализует свое право на получение компенсации в фиксированном размере, определенном законом.

Это значит, что в связи со сложившейся правовой неопределенностью и неурегулированностью данного вопроса применительно к компенсации в двойном размере экземпляра произведения, при решении вопроса о распределении судебных расходов в таких случаях все же должен применяться по аналогии подход, выраженный в абзаце третьем пункта 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». В соответствии с абзацем третьим п. 9 данного Постановления (далее — Постановление № 81) «при снижении арбитражным судом размера неустойки по правилам статьи 333 Гражданского кодекса на основании заявления ответчика, расходы истца по государственной пошлине не возвращаются в части сниженной суммы из бюджета и подлежат возмещению ответчиком исходя из суммы неустойки, которая подлежала бы взысканию без учета ее снижения».

Иной подход к распределению судебных расходов ставит истца в заведомо невыгодное положение и не отвечает критериям правовой определенности и справедливости.

Таким образом, отсутствие единообразного подхода к пониманию природы компенсации за нарушение исключительных прав, ее места в системе мер защиты прав влечет за собой системные проблемы, возникающих в судебной практике при рассмотрении исков о взыскании компенсации, в том числе связанные с расчетом размера взыскиваемой компенсации, что требует существенной проработки данного вопроса законодателем и правоприменителем в целях выработки унифицированных стандартов и критериев. При этом до выработки таких подходов произвольное снижение компенсации, рассчитанной в соответствии с частью 2 ст. 1301 ГК РФ, представляется недопустимым.

1Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края».

2Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. С. 147.

3Трахтенгерц Л.А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части 4-й (постатейный). М., 2009. С. 95.

5Ламбина В.С. Протокол №5 заседания Научно-консультативного Совета при Суде по интеллектуальным правам // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2014. № 6. С. 46. Положения ГК РФ, предусматривающие возможность взыскания компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров результатов интеллектуальной деятельности, средств индивидуализации или двукратной стоимости права их использования: п. 2,3 ст. 1301, п. 2, 3 ст. 1311, п. 2 ст. 1406.1, п. 2 ст. 1515 ГК РФ.

6Гурский Р.А. Компенсация в системе гражданско-правовых способов защиты авторского права // Новая правовая мысль. 2006. № 1. С. 22.

7Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 июля 2016 г. № С01-551/2015 по делу № А46-15793/2014, Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 марта 2014 г. № ВАС-2820/14 по делу№ А56-59416/2012.

8Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14 августа 2015 г. № С01-333/2014 по делу № А40-3785/2011.

9Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края».

10Определение Верховного Суда РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-3085 по делу № А53-22718/2016, Определение Верховного Суда РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-4299 по делу № А53-22717/2016.

12Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 января 2018 г. по делу № А56-51679/2016.

13Пункт 75 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Какова ответственность за нарушения прав на интеллектуальную собственность?

Юридическая фирма «АВЕНТА». Сентябрь, 2014

В настоящее время ответственность за нарушения прав на интеллектуальную собственность закреплена в Гражданском Кодексе РФ (ГК), Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) и Уголовном Кодексе РФ (УК). Ниже представлена выдержка из статей этих трех источников, относящаяся к ответственности за нарушения данных прав.

ГК:

Статья 1253. Ответственность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав

Если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, суд может в соответствии с пунктом 2 статьи 61 настоящего Кодекса принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора. Если такие нарушения совершает гражданин, его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда в установленном законом порядке.

Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Статья 1311. Ответственность за нарушение исключительного права на объект смежных прав

В случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • в двукратном размере стоимости экземпляров фонограммы или в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта.

Статья 1472. Ответственность за нарушение исключительного права на секрет производства

1. Нарушитель исключительного права на секрет производства, в том числе лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с пунктом 2 статьи 1468, пунктом 3 статьи 1469 или пунктом 2 статьи 1470 настоящего Кодекса, обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом.

2. Лицо, которое использовало секрет производства и не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно, в том числе в связи с тем, что оно получило доступ к секрету производства случайно или по ошибке, не несет ответственность в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Статья 1537. Ответственность за незаконное использование наименования места происхождения товара

1. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещено незаконно используемое наименование места происхождения товара или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого наименования места происхождения товара или сходного с ним до степени смешения обозначения.

2. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещено наименование места происхождения товара.

3. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации наименованию места происхождения товара, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

КоАП:

Статья 7.12. Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав

1. Ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 14.33 настоящего Кодекса, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

2. Незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 14.33 настоящего Кодекса, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

Статья 14.10. Незаконное использование товарного знака

1. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.

2. Производство в целях сбыта либо реализация товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 14.33 настоящего Кодекса, если указанные действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере однократного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее двух тысяч рублей с его конфискацией; на должностных лиц — двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее двадцати тысяч рублей с его конфискацией; на юридических лиц — трехкратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее сорока тысяч рублей с его конфискацией.

Статья 14.33. Недобросовестная конкуренция

2. Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

УК:

Статья 147. Нарушение изобретательских и патентных прав

1. Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Статья 180. Незаконное использование товарного знака

1. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

2. Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Юридическая фирма «АВЕНТА». Сентябрь, 2014

Компенсация за нарушение исключительных прав (ч. 1)

Понятие специальной (альтернативной) компенсации

Одним из видов ответственности за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации является специальная (альтернативная) компенсация, предусмотренная п. 3 ст. 1252 ГК РФ. Законодатель наделяет обладателя исключительных прав, исключительные права которого нарушены, полномочием требовать от нарушителя выплаты данной компенсации вместо возмещения убытков. Иногда из-за этого в литературе нередко применяется термин «альтернативная компенсация».

Альтернативная компенсация — это «санкция за бездоговорное (в том числе недоговорное) гражданское правонарушение», как отмечается в комментарии к ч. 4 ГК РФ под редакцией А. Л. Маковского. При этом в п. 3 ст. 1252 ГК РФ отдельно указано, что обладатель исключительного права вправе требовать взыскания компенсации как за каждый случай неправомерное использования, так и за всё нарушение в целом. Особенность специальной компенсации в том, что для её взыскания не требуется доказывать размер причинённых убытков.

Достаточно лишь доказать сам факт наличия нарушения (в виде незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации) и наличие, собственно, исключительных прав (согласно правовой позиции, изложенной в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах», применяющейся, в т.ч. к правам на средства индивидуализации):

В связи с этим при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного «Закона» при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. При этом необходимо исходить из презумпции авторства, предусмотренной «статьей 9» Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах».

Подробнее см. в материале «Предмет доказывания при нарушении интеллектуальных прав».

Таким образом, истцу не требуется доказывать неправомерность использования результата интеллектуальной деятельности ответчиком — наоборот, ответчик должен доказать соблюдение положений законодательства, т.е. правомерность использования результата интеллектуальной деятельности (или средства индивидуализации). Поскольку Постановление было вынесено до вступления в силу ч. 4 ГК РФ, то суд отсылает к действовавшему на тот момент закону. Следует отметить, что толкования, изложенные в этом Постановлении широко применяются и сейчас, в том числе, и арбитражными судами (например, см. Определения об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ по делам № А60-17207/2009, № А32-29617/2011). Также надлежит обратить внимание, что несмотря на название Постановления ВС РФ, указывающее на разъяснения в отношении законодательства об авторских и смежных правах, оно также применяется и в отношении товарных знаков. Примеры подобного применения можно найти в Постановлении ФАС Московского округа по делу № А41-456/12, Постановлении Суда по интеллектуальным правам по делу № А40-135701/2012 и многих других судебных актах. Указанная компенсация может определяться:

  1. в размере от 10000 руб. до 5000000 руб., определяемом судом исходя из конкретных обстоятельств дела;
  2. в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

В первом случае, о котором и пойдёт речь в настоящей статье, размер компенсации может варьироваться исходя из конкретных обстоятельств дела и усмотрения суда. В п. 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление 5/29) разъяснено, что:

размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Однако, законодателем установлен «фиксированный» нижний предел обозначенной компенсации — 10 тысяч рублей. Данное обстоятельство находит отражение в ст. 1301, 1311, 1515, 1537 ГК РФ, а также в упомянутом п. 43.3 Постановления 5/29. Из этого следует, что компенсацию ниже этой суммы суд просто не вправе взыскать. При этом следует обратиться к последнему абзацу п. 3 ст. 1252 ГК РФ, которая гласит:

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

При этом, исходя из данной нормы не совсем очевидно, что же имел в виду законодатель под «каждым случаем». Можно ли, например, считать, что 10 неправомерно распространённых фонограмм даже путём одного неправомерного действия (например, путём розничной реализации одного компакт-диска с 10 фонограммами) образуют 10 случаев неправомерного использования? И ответ был дан правоприменителями — судами.

Судебная практика

Судебная практика по защите исключительных прав даёт положительный ответ на этот вопрос. В качестве эталонного разрешения спора в отношении компенсации за нарушение исключительных прав на объекты авторских и смежных прав, хотелось бы отметить дело № А23-4426/09Г-20-238. По данному спору Президиум ВАС РФ вынес Постановление № 10521/10, которым изменил Постановление ФАС Центрального округа в части именно размера компенсации, указав, что:

Изменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в части размера компенсации, суд кассационной инстанции признал компакт-диск формата МР3 «Лучшее Михаил Круг МР3» новым единым сложным самостоятельным произведением, поэтому минимальный размер компенсации определил, исходя из нарушения ответчиком прав на один сложный объект. Однако этот вывод не соответствует пункту 1 статьи 1240 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащему исчерпывающий перечень сложных объектов (кинофильмы, иные аудиовизуальные произведения, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии), право использования которых принадлежит лицу, организовавшему создание сложного объекта. Компакт-диск, содержащий музыкальные произведения и фонограммы, представляет собой материальный носитель, используемый для их воспроизведения, и не является самостоятельным объектом авторского права. В результате суд кассационной инстанции взыскал компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного пунктом 3 статьи 1252, статьями 1301 и 1311 Гражданского кодекса Российской Федерации, что не соответствует разъяснениям, содержащимся в пункте 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». Правообладатель требовал взыскания компенсации за каждый случай неправомерного использования произведений, при этом суд вопрос о возможности взыскания компенсации за правонарушение в целом не рассматривал.

При этом в конце указанного Постановления ВАС РФ особо отмечено, что такое толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел. Как усматривается из вышеизложенного, суд указал, что каждое музыкальное произведение и фонограмма на компакт-диске является отдельным случаем неправомерного использования результатов интеллектуальной деятельности и, следовательно, если истец требует взыскания за каждый случай неправомерного использования, то суд не вправе взыскать компенсацию менее 10 000 за каждый случай неправомерного использования, но не выше заявленного истцом требования. В отношении нарушения прав на товарные знаки аналогичное Постановление ВАС РФ № 9414/12 от 27 ноября 2012 г. по делу по делу № А13-8185/2011, отметив:

Однако, взыскивая компенсацию в предусмотренном статьями 1252 и 1515 Гражданского кодекса минимальном размере, суд апелляционной инстанции не учел, что каждый из десяти товарных знаков является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащих защите. Пунктом 3 статьи 1252 Гражданского кодекса установлено, что правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом. Компания требовала взыскания с предпринимателя компенсации за каждый случай неправомерного размещения им товарного знака. При этом размещение нескольких товарных знаков на одном материальном носителе в этом случае является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак. В результате неправильного исчисления компенсации за незаконное использование принадлежащих истцу товарных знаков суды апелляционной и кассационной инстанций взыскали компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного пунктом 1 статьи 1515 Гражданского кодекса, что не согласуется с разъяснениями, содержащимися в пункте 43.3 постановления от 26.03.2009 № 5/29.

Вместе с тем существует также очень интересная (и полезная при противодействии злоупотреблениям правообладателей) практика снижения размера компенсации в случаях, когда количество контрафактных экземпляров существенно, а количество объектов интеллектуальных прав, права на которые нарушены, невелико. Так, по делу № А50-19637/2012 Семнадцатый арбитражный апелляционный суд изменил решение АС Пермского края, снизив размер компенсации с 1100 000 рублей до 200 000 рублей, отметив, что при наличии на 55 (одинаковых) контрафактных бутылках 2 товарных знаков, за нарушение исключительных прав на которые, подлежит взысканию компенсация, взыскивать требуется исходя из того, что нарушены исключительные права на 2 товарных знака, следовательно, имеется 2 случая правонарушения, а не 110. Вот цитата из Постановления:

ответчиком допущены два нарушения при хранении и реализации 55 бутылок контрафактной продукции; факт использования товарных знаков, принадлежащих истцу, установлен однократно, то есть в данном случае имеются два правонарушения (в отношении двух товарных знаков, как объектов охраны исключительных прав). Нормы действующего законодательства не содержат указаний о необходимости умножения количества товарных знаков на количество материальных носителей для определения случаев неправомерного размещения товарного знака и присуждения компенсации, предусмотренной пп. 1 п .4 ст. 1515 ГК РФ за каждый определенный таким образом случай.

ФАС Уральского округа, рассматрев кассационную жалобу по данному делу, оставил Постановление 17 ААС без изменения, указав, что:

Ссылка заявителя кассационной жалобы на то, что под каждым случаем использования товарного знака следует понимать случай введения в гражданский оборот единицы товара, маркированного товарным знаком или сходным с ним обозначением, подлежит отклонению. Суд апелляционной инстанции на основании вышеприведенных норм права правильно квалифицировал хранение 55 бутылок продукции с незаконным использованием товарных знаков «Зеленая марка» и «Главспирттрест» как единое нарушение исключительного права истца на каждый из них, независимо от количества маркированной продукции, на которых были размещены указанные товарные знаки, поскольку нормы действующего законодательства не содержат указаний о необходимости умножения количества товарных знаков на количество материальных носителей для определения случаев неправомерного размещения товарного знака и присуждения компенсации, предусмотренной пп.1 п.4 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Автор данной статьи целиком и полностью разделяет выводы, изложенные в постановлениях 17 ААС и ФАС Уральского округа по вышеуказанному делу. Можно выразить робкую надежду на то, что пока законодатель не установит действительно справедливый механизм расчёта специальной компенсации, суды будут не просто применять закон, но и, прежде всего, руководствоваться принципами разумности, вынося подобные замечательные судебные акты.

Печальные последствия правоприменения

Вышеуказанные особенности в настоящий момент привели к тому, что правообладателям в случае нарушения исключительных прав на, например, аудиовизуальные произведения, музыкальные произведения или фонограммы, в большинстве случаев проще и выгодней требовать взыскания именно специальной (альтернативной) компенсации. Данный вид компенсации чрезвычайно востребован среди представителей различных правообладателей, таких как ООО «Маша и Медведь» (в лице НП «Эдельвейс»), «Robert Bosch» GmbH (в лице ООО «Медиа-НН»), «Smeshariki» GmbH и многими другими. И в самом деле — это крайне удобный способ практически гарантированного получения законного и обоснованного решения о взыскании с нарушителя многозначных сумм за, казалось бы, незначительные правонарушения. Например, при продаже контрафактного товара, например, компакт-диска с фонограммами, исключительные смежные права на которые принадлежат истцу, истец вправе взыскать с нарушителя компенсацию в размере произведения количества таких фонограмм на 10 000 рублей. Соответственно, если таких фонограмм 100, то в случае требования истца о взыскании компенсации за нарушение исключительных смежных прав за каждый случай использования фонограммы из расчёта 10 000 рублей за каждую фонограмму, суд не вправе будет взыскать сумму, меньшую 1 000 000 руб. Чтобы не быть голословным, сразу же приведу примеры: только среди тех дел, в которых автор участвовал лично, можно отметить такие, как дело № А11-9301/2011, где АС Владимирской области удовлетворил требования истца в размере 1 170 000 рублей; дело № А43-9226/2012 — сумма компенсации по которому составила 1 310 000 руб. И это лишь пара дел из десятков тысяч. Законны ли подобные решения судов? Да, безусловно. Соответствует ли подобная компенсация реальным последствиям правонарушения, которое выразилось в розничной реализации одного компакт-диска, неправомерно введённого в гражданский оборот? Является ли такой размер справедливым и соразмерным? Сомневаюсь, что можно положительно ответить на эти вопросы. Вероятно, в качестве смягчения участи «без вины виноватых» нарушителей, Президиум ВАС РФ принял во многом революционное и неожиданное Постановление по делу № А40-82533/2011, указав, что при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права, и при отказе истца-правообладателя от привлечения в качестве соответчика другого известного нарушителя — определить минимальный размер компенсации. Данному Постановлению планируется посвятить отдельный обзор.

Выводы

Из вышеизложенного следует, что в рамках нынешнего законодательства специальная компенсация за нарушения исключительных прав — мощный инструмент воздействия на нарушителей. В рамках рассмотрения споров о привлечении к ответственности нарушителей требуется установить:

  • наличие у истца исключительных прав либо права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на основании исключительной лицензии
  • факт использования ответчиком результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации
  • правомерность либо неправомерность указанного использования, при этом презюмируется неправомерность использования

Законодателем и сложившейся судебной практикой в крайне невыгодное положение поставлены нарушители исключительных прав. В случае, если нарушены исключительные права на большое количество результатов интеллектуальной деятельности либо средств индивидуализации, и правообладатель заявляет требование о взыскании компенсации за каждый случай неправомерного использования, то минимальный размер компенсации будет равен произведению количества неправомерно использованных объектов на сумму компенсации в 10 тысяч рублей.

  1. По смыслу ст. 1254 ГК РФ, обладатель исключительной лицензии также может защищать нарушенные третьими лицами права, предоставленные ему по лицензионному договору правообладателем. Также согласно п. 43.5 Постановления 5/29 такими полномочиями наделён «бывший правообладатель», обладавший исключительными правами на момент совершения правонарушения
  2. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. Поглавный. Под ред. А.Л. Маковского. Статут, 2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *