Мотивированность решения

Мотивированность и обоснованность решений в гражданском судопроизводстве

УДК 347.9

Страницы в журнале: 108-111

Ю.С. ТИХОНОВА,

аспирант кафедры гражданского права и гражданского процесса Московского государственного индустриального университета grunucci@mail.ru

Исследуются особенности решений суда в гражданском судопроизводстве. Рассматриваются понятия мотивированности и обоснованности судебных решений.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, судебное постановление, законность и обоснованность судебного решения.

Motivation and the Validity of Decisions in Civil Proceedings

Tihonova Yu.

Ключевые слова: civil trial, judicial act, legality and validity of the judgment.

Конституция РФ провозглашает права и свободы человека и гражданина высшей ценностью российского государства, устанавливая основные принципы устройства и функционирования системы органов правосудия, призванных обеспечить защиту и восстановление нарушенных прав. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Конституционные гарантии, обладающие высшей юридической силой, воплощаются посредством реализации процессуальных механизмов судебной защиты прав и законных интересов, установленных отраслевым законодательством.

Судебное решение призвано упорядочить общественные отношения.

Доказанность установленных судом обстоятельств гражданского дела является одним из условий вынесения законного и обоснованного решения как важной гарантии реализации права на судебную защиту.

Процесс рассмотрения гражданских дел обладает свойством стадийности, включает установление конкретных обстоятельств по делу, их правовую квалификацию, оценку представленных сторонами в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) доказательств, результаты которых впоследствии выражаются в судебном решении, посредством подробного обоснования выводов суда, отражаемых в тексте судебного решения.

В силу ч. 3 ст. 67 ГПК РФ «суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности».

Результаты оценки доказательств «суд обязан представить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими» (ч. 4 ст. 67 ГПК РФ).

Данное законоположение детализировано в ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, в соответствии с которой «в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд».

Постановляя решение, суд напрямую воздействует на общественные отношения. Он применяет общее правило поведения к конкретным отношениям, устанавливая наличие или отсутствие прав, обязанностей, правоотношений (а в предусмотренных законом случаях — изменяет или прекращает их). Являясь процессуальным документом, судебное решение может быть постановлено только в рамках универсальной процессуальной формы. При этом всякое решение по гражданскому делу всегда индивидуально, как уникальны и обстоятельства самого дела. В этом отражается своеобразное сочетание в рамках института судебного решения материально-правовых, фактических и процессуальных составляющих.

Таким образом, судебное решение является постановленным в рамках процессуальной формы актом правосудия, разрешающим от имени государства гражданское дело по существу. Судебное решение защищает субъективные права и законные интересы граждан и организаций и охраняет существующий правопорядок и интересы общества в целом.

Обязательными требованиями, которые предъявляются к судебным постановлениям, в соответствии со ст. 195 ГПК РФ выступают законность и обоснованность.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с положениями материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Решение обоснованно тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Судебное решение является судебным постановлением, разрешающим гражданское дело по существу в результате применения норм права к установленным в рамках состязательной процессуальной формы его фактическим обстоятельствам в целях защиты прав и законных интересов заинтересованных лиц, государства и общества в целом и охраны существующего правопорядка.

В статье 198 ГПК РФ установлена структура судебного решения, которая должна содержать четыре части (вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную).

Вопросам мотивированности судебных актов в процессуальной науке уделено, по нашему убеждению, недостаточно внимания. Данная проблема имеет практическое значение, поскольку если судебное постановление не отвечает предъявляемым к нему требованиям, то может быть поставлен вопрос о его отмене.

Суд первой инстанции в ряде случаев в мотивировочной части решения детально оценивает и анализирует только аргументы (доказательства), согласующиеся с мнением суда. При этом зачастую суд в мотивировочной части решения умалчивает о доказательствах, не совпадающих с позицией суда, либо отвергает их без анализа, не указав основания, по которым судом отдано предпочтение другим доказательствам.

Это становится возможным ввиду нечеткости положения ч. 4 ст. 198 ГПК РФ: в нем законодатель употребляет формулировку «те или иные доказательства», по сути предоставляющую возможность суду в мотивировочной части решения по своему выбору анализировать или оценивать любые имеющиеся в деле доказательства, равно как и оставлять без внимания другие доказательства, опровергающие позицию суда.

Неуказание судом в мотивировочной части решения результатов оценки отдельных доказательств, на которых основаны позиции лиц, участвующих в деле, а также умалчивание об отдельных доказательствах, имеющихся в материалах дела, доводах, по которым суд отвергает те или иные доказательства, приводят к необоснованным и немотивированным выводам и, как следствие, к вынесению необоснованных с точки зрения норм материального права судебных постановлений, впоследствии отменяемых судом вышестоящей инстанции, что, безусловно, затягивает процесс разбирательства по гражданскому делу и нарушает сроки его рассмотрения.

Таким образом, при проверке законности судебных постановлений вышестоящими судебными инстанциями существенное значение имеют те доказательства, оценка которых нашла свое письменное отражение в обжалуемых постановлениях, поскольку именно на них построены выводы суда. То есть, другими словами, доказательства, о которых в мотивировочной части решения суда первой инстанции отсутствуют выводы и суждения, могут быть расценены судом вышестоящей инстанции как доказательства, безосновательно оставленные судом без внимания, в то время как надлежащая их правовая оценка могла бы повлиять на исход гражданского дела в целом.

При вынесении решения суд также должен учитывать постановления Европейского суда по правам человека, дающие толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, подлежащих применению в данном деле.

Европейский суд по правам человека применительно к мотивированности судебного решения выработал следующую позицию. В судебных решениях достаточным образом должны быть указаны мотивы, лежащие в обосновании решений. Их объем может варьироваться в зависимости от характера решения и должен рассматриваться в свете обстоятельств каждого дела.

Любой довод лица, участвующего в деле, подлежит проверке судом, может быть доказательством и иметь существенное значение для правильного разрешение спора.

Необходимо учитывать: оценка доказательств представляет собой в большей степени интеллектуальный процесс (мыслительно-логический), в то время как отражение результатов оценки в решении в контексте ч. 4 ст. 67 ГПК РФ является процессом не только интеллектуальным, но и делопроизводственным, техническим, поскольку результаты оценки, а именно выводы, основанные на имеющихся по делу доказательствах со ссылкой на нормы материального права, нужно еще доступно и грамотно изложить в мотивировочной части решения.

Полагаем, что значительные объемы некоторых гражданских дел, загруженность судей и сокращенные сроки рассмотрения отдельных категорий дел в рамках гражданского судопроизводства создают серьезные препятствия для отражения в решении результатов оценки всех без исключения имеющихся в деле доказательств.

Возможным выходом из ситуации являются обязательные оценка и анализ в мотивировочной части решения суда наиболее значимых для дела доказательств.

К таковым, безусловно, относятся те доказательства, на которых основана позиция суда по делу, однако такие доказательства и выводы, построенные на их основе, будут в любом случае отражены в мотивировочной части судебного акта, в то время как о доказательствах, на которых основаны позиции лиц, участвующих в деле, суд может и умолчать. Более того, позиция и выводы суда не всегда согласуются с позицией лиц, участвующих в деле, и во многих случаях ей прямо противоречат.

Следовательно, в тех случаях, когда позиция и выводы суда не совпадают с позицией и доводами лиц, участвующих в деле, по одним и тем же фактам, входящим в предмет доказывания по гражданскому делу, суду надлежит обосновать приоритетность своей позиции со ссылкой на конкретные доказательства, а также указать мотивы, по которым суд отвергает доказательства, обосновывающие позиции лиц, участвующих в деле.

Таким образом, в результате оценки каждого доказательства в отдельности и во взаимосвязи в их совокупности суд обязан определить доказательственную значимость для дела каждого из представленных доказательств. Далее в процессе оценки суду необходимо выделить из всей доказательственной массы по конкретному гражданскому делу в особую группу значимые по делу доказательства, т. е. те доказательства, на которых основаны позиция суда и позиции (требования и возражения) лиц, участвующих в деле.

Результаты оценки судом доказательств по итогам рассмотрения гражданского дела подлежат отражению в мотивировочной части решения. При этом суд обязан указать, в чем заключается несостоятельность доводов лиц, участвующих в деле, почему представленные ими в обоснование своих позиций, доводов (требований, возражений) доказательства отвергаются судом, а также причины, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Данный подход к оценке доказательств является следствием реализации принципов состязательности и процессуального равноправия сторон, поскольку в мотивировочной части решения суда взвешиваются позиции всех сторон, иных лиц, участвующих в деле, обосновывается одна правильная позиция (с точки зрения доказательств и норм материального права), указываются доводы, в силу которых суд не соглашается с другими позициями по делу, а также доводы, в силу которых суд отвергает доказательства, на которые лица, участвующие в деле, ссылаются в обоснование своих требований и возражений.

Таким образом, в целях реализации гарантий права на судебную защиту предлагается законодательно закрепить в ГПК РФ требование мотивированности судебного решения, а также установить обязанность суда, рассматривающего дело по первой инстанции, давать оценку в мотивировочной части решения всем доказательствам, имеющимся в материалах конкретного гражданского дела, на которые лица, участвующие в деле, ссылаются в обоснование своих позиций, а не ограничиваться только детальным анализом фактов и обстоятельств, совпадающих с позицией суда.

Стандарты справедливого правосудия

19 ноября Высшая школа экономики и фонд «Либеральная миссия» провели круглый стол «Стандарты справедливого правосудия». Поводом для встречи стал выход из печати одноименной книги под редакцией ординарного профессора ВШЭ Тамары Морщаковой.

Игорь Клямкин

Книга «Стандарты справедливого правосудия», выпущенная «Либеральной миссией» и издательством «Мысль», стала третьей в рамках особого проекта фонда. «В 2007-2008 годах, занимаясь Восточной Европой, мы пришли к выводу, что нам нужно рассказать российскому читателю о европейских институциональных стандартах, — пояснил вице-президент «Либеральной миссии», ведущий круглого стола Игорь Клямкин. — Тема первой книги была связана с правом доступа к информации, второй — с госслужбой, и теперь мы представляем третью книгу, посвященную судебной системе».

Разговор на круглом столе шел, однако, не о самой книге. Она лишь дала повод задуматься о нескольких важных вопросах, которые и были сформулированы для обсуждения. Совпадают ли конституционные российские и общепризнанные международные стандарты справедливого правосудия? Направлено ли рассмотрение жалоб российских граждан в Европейском суде против России? Ограничение права на справедливое правосудие — внутригосударственная особенность или нарушение обязательств государства? Влияют ли на российскую судебную реформу стандарты справедливого правосудия?

Ответить на эти вопросы предлагалось четырем крупнейшим российским юристам — ординарному профессору ВШЭ, судье Конституционного суда РФ в отставке Тамаре Морщаковой, заместителям председателя Верховного суда РФ в отставке Виктору Жуйкову и Владимиру Радченко и председателю Адвокатской палаты Москвы Генри Резнику. Тон обсуждению задала Тамара Морщакова, отметившая «непреложность для цивилизованного развития» стандартов справедливого правосудия, наличие которого только и позволяет обществу в конфликтных ситуациях «обходиться без топора и кинжала, без кровопролития».

«Нынешний момент истории России и правосудия в России является нелегким, — продолжила она. — Официально все основные стандарты справедливого правосудия у нас признаны, но реальность совершенно с ними не совпадает». По словам Тамары Морщаковой, мало закрепить принципы правосудия в декларативных документах — эти принципы должны быть «имплементированы в реальную деятельность судов». Между тем в России «суд так и не стал решающим звеном в системе обеспечения прав людей», слишком часто суд занимается «простым одобрением материалов, представленных следствием». А сами правоохранительные органы имеют весьма специфические, никак не связанные со стандартами справедливого правосудия представления о том, как права граждан должны быть обеспечены.

Стоит ли удивляться, что защиты от произвола российских следственных и судейских органов граждане ищут за пределами России? Вопрос, на первый взгляд, риторический, но «государственники» неизменно доказывают, что практика обращения в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) и решения, им выносимые, являются посягательством на российский суверенитет. Тамара Морщакова такую трактовку считает в корне ошибочной и происходящей от непонимания самой сути права.

«Российская конституция взяла на себя обязательство следовать международным договорам и стандартам, — напоминает она. — Это не ограничение суверенитета, а его реализация. Россия сама выбрала путь поддержания стандартов в области прав человека, гуманитарных прав. Важно об этом помнить».

Тамара Морщакова

В том, что источником этих стандартов не является национальная правовая культура России, «ничего стыдного нет», считает Тамара Морщакова. Почему, помимо национального, важно еще и наднациональное закрепление стандартов прав и свобод? Хотя бы потому, что «благодаря двухуровневому закреплению этих стандартов каждый человек получает дополнительную защиту своих прав». Особо судья КС в отставке остановилась на праве граждан на судебную защиту, которое, в отличие от других конституционных прав, является неограничиваемым. «Ограничение права на судебную защиту, — подчеркнула она, — ни в каком случае не может потребоваться для обеспечения обороноспособности, сохранения конституционного строя или достижения любых других публичных целей».

ЕСПЧ в России нередко воспринимают как субсидиарный механизм обеспечения прав, при таком подходе его вердикты и толкования удобно считать «дополнительными», а потому необязательными к исполнению. Это также неверно. Решения наднациональных судов для стран, присоединившихся к их юрисдикции, являются обязательными. Более того, решения ЕСПЧ необходимо учитывать независимо от того, в отношении какой именно страны они вынесены. «Если решение касается тех же проблем, которые существуют в данной сфере в России, это решение является обязательным и для России», — отметила Тамара Морщакова. Все изложенное «дает основание утверждать, что ориентиры для организации судебной деятельности и судебной защиты России даны, и они ясны», а «нарушения этих стандартов не могут быть оправданы национальными особенностями или интересами обеспечения суверенитета».

Выступавший следом Генри Резник «самым большим достижением последних двадцати лет» назвал российскую конституцию, до которой «еще нужно дорастать» многим институтам и российскому обществу в целом. «Драма России в том, что у нас нет эволюционного развития, у нас перемены идут по принципу сублимации», — полагает адвокат. Он напомнил, что советский уголовный процесс был «неоинквизиционным», все государственные органы, включая суд, в ходе процесса фактически работали в спайке, перед ними в уголовно-процессуальном кодексе (УПК) ставились «одни и те же задачи». С принятием демократической конституции в 1993 году был заявлен новый принцип — состязательности.

Генри Резник

«Но заметьте — конституция была принята в 1993 году, а новый УПК — только в 2002 году, — подчеркнул Генри Резник. — За это время несколько раз изменились законы — о прокуратуре, МВД, ФСБ, новый Уголовный кодекс был принят в 1996 году. Но УПК-то все это время оставался прежним, а без процедуры, без справедливого правосудия даже уголовный кодекс — это клочок бумаги. Только через процедуры нормы уголовного закона получают жизнь».

Процессуальное законодательство стало полем битвы, на котором столкнулись интересы правоохранительных и следственных ведомств, судебного аппарата и гражданского общества. Показательно, что уже после принятия УПК в него было внесено около 300 поправок. «Идет борьба между интересами государства, которое хочет проводить репрессивную политику, и всякими «либерастами», которые говорят, что правосудие выполняет совершенно другую функцию, — считает Генри Резник. — Извините, но правосудие не борется с преступностью и не должно «гладить» правоохранительные органы, которые не справляются со своей задачей».

«В чем основная пакостная черта нашего уголовного правосудия? — продолжил адвокат. — Я не буду даже брать такое отвратительное явление, как заказные дела, хотя по ним общество в основном и составляет представление о состоянии российского правосудия. Главное, что не работает презумпция невиновности». По словам Генри Резника, «наши судьи никак не могут осознать себя представителями отдельной ветви власти, они себя осознают чиновниками в мантиях». Выдающийся британский юрист лорд Элдон еще в XIX веке говорил, что самое большое заблуждение — это считать, что дела делятся на черные и белые, тогда как значительная часть дел — серая. «И вот по этой категории дел должна работать презумпция невиновности, — уверен господин Резник. — Недоказанная виновность должна приравниваться к доказанной невиновности. А сейчас получить оправдательный приговор по обычным делам можно, только когда защита полностью разрушила обвинение. Но это невозможно сделать, потому что отрицательные факты в большинстве случаев не подлежат доказыванию». В этом смысле показательно, насколько различается процент оправдательных приговоров при рассмотрении дел одним судьей и судом присяжных — в пятнадцать раз (1% и 15% соответственно).

«Колоссальную проблему» Генри Резник видит и в отсутствии реальной состязательности сторон на процессе. У большинства обвиняемых нет средств на адвокатов, защитника им назначает суд. Даже в Москве при участии таких защитников разбирается почти две трети процессов (за вычетом дел, по которым заключены соглашения). В западных странах давно пришли к тому, что работа назначаемых судом защитников должна быть адекватно оплачена. Им выделяются деньги не только на гонорар, но и на неизбежные в суде расходы, например, на оплату качественных экспертиз.

Скажем, во Франции защитник получает 80 евро в час. В России с 1 января 2013 года он будет получать 550 рублей в день. «Мы следим за профессионализмом и добросовестностью адвокатов, — заверил глава Адвокатской палаты Москвы, — профнепригодных адвокатов мы изгоняем. Но до нас информации доходит очень мало, потому что это должна быть обязательно жалоба от подзащитного, который не юрист и не всегда может разобраться в том, как действовал адвокат».

Виктор Жуйков

Виктор Жуйков полагает, что независимый суд нужен прежде всего обществу, в то время как для власти он «как кость в горле». Отсюда и такая обидчивая реакция на рассмотрение дел российских граждан в ЕСПЧ. Российской власти и российским судам решения наднациональных судов крайне неудобны, хотя нормальное государство должно было бы быть заинтересовано в том, чтобы права граждан защищались как можно лучше.

Конституция РФ, напомнил Виктор Жуйков, говорит об «участии граждан в отправлении правосудия», федеральный закон поясняет, что происходить оно может через институт присяжных заседателей, арбитражных заседателей и народных заседателей. Но народные заседатели были исключены сначала из уголовного процесса, а затем по аналогии — из гражданского. Не лучше ситуация и с присяжными — из миллиона рассматривающихся в год уголовных дел присяжные разбирают лишь пятьсот. Виктор Жуйков признал, что поначалу сам скептически относился к введению суда присяжных, хотя и не возражал против него, но практика убедила его в полезности и ценности этого инструмента правосудия.

Судебная реформа в России, на его взгляд, «блестяще началась и осуществлялась в начале девяностых», но с 2001 года она пошла вспять. Суд в России не считается органом власти, причем виноваты в этом и сами судьи. Характерный пример — переезд высших судов в Санкт-Петербург, решение о котором принималось произвольно, без какого-либо обоснования и согласования с судейским сообществом. Но судьи это решение безропотно приняли. «Какая же это независимая ветвь власти? Почему судьи себя не защищают? Больше похоже на стадо баранов, которых куда погнали, туда они и пошли, — констатировал Виктор Жуйков и добавил: — Судья должен осознавать себя носителем власти и при этом ощущать свою ответственность».

Об отношении к судам наглядно свидетельствует такой факт: российское правительство не выполнило 58 решений Конституционного суда РФ. «Безобразием» такую ситуацию на днях назвал вовсе не какой-то критик режима, а действующий премьер-министр Дмитрий Медведев.

С тем, что реформа судебной системы в России проходила по принципу «шаг вперед и два назад», согласен также Владимир Радченко. «Я помню, какие были ожидания, когда приняли новую конституцию, — заметил он. — Казалось, вот сейчас двинемся! Двинулись…» От судейской самостоятельности (закон о статусе судей, например, написало и активно лоббировало само судейское сообщество) — к полной зависимости судей. От идей либерализации уголовного законодательства к закреплению в нем норм и наказаний, которых подчас и в сталинские годы не было. Особенно «постарались» со статьями за хозяйственные преступления, сроки наказаний по ним порой превышают те, что были предусмотрены различными уголовными кодексами СССР. «Абсурдным» Владимир Радченко назвал и кратное увеличение срока наказаний за преступления, имеющие абсолютно одинаковую тяжесть и общественную опасность, в зависимости от того, совершены ли они одним человеком индивидуально или группой лиц.

Владимир Радченко

Была извращена и «хорошая по замыслу идея» ввести особый порядок рассмотрения дел. Владимир Радченко пояснил, что первоначально «особый порядок» должен был стать аналогом сделки со следствием, которая широко применяется в США. Вот только если за океаном обвиняемый, заключая сделку с правосудием, знает, какое конкретно наказание ему будет назначено, то в России, признав себя виновным в особом порядке, человек, как правило, получает тот же срок, что и при обычном судебном разбирательстве. К тому же он лишается права оспорить дело по существу. В результате особый порядок превратился в настоящую ловушку для обвиняемых.

Завершив выступления, докладчики ответили на несколько вопросов, поступивших от гостей круглого стола. Так, Тамаре Морщаковой был задан вопрос о том, может ли гражданин обжаловать нормы закона, которые он считает антиконституционными, если сам от применения этих норм не пострадал. Такого права у гражданина, притом не только в России, нет, ответила ординарный профессор ВШЭ. В противном случае суды с высокой степенью вероятности оказались бы завалены исками совершенно непонятного содержания. Другое дело, что «в нормальных странах немыслимо себе представить, чтобы парламент принимал законы, заведомо нарушающие права граждан».

Значит ли это, что власть абсолютно не заинтересована в справедливом суде? Генри Резник считает, что это не совсем так. «В стране за год рассматривается в целом 20 миллионов дел, — напомнил он. — Заинтересована ли власть в том, чтобы каждое из них рассматривалось несправедливо? Нет. Власть лукава. Она хочет, чтобы те дела, которые не затрагивают ее интересы, разрешались нормально. Кстати, гражданские дела многие наши суды рассматривают вполне пристойно. В частности трудовые споры решаются чаще в пользу работников, споры о защите прав потребителей — чаще в пользу гражданина. Но по тем делам, в которых у власти есть интересы, она хочет, чтобы суд был управляем. А если судья хоть раз принял «указивку», спущенную сверху, — все, это уже другая личность».

Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только _________(А). Никто не может быть признан виновным в совершении ________(Б) и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом. В ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство, либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Суд. Прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять _____(В), а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. _____(Г) считается невиновным. Пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне ____(Д). Обвинительный _____(Е) не может быть основан на предположениях. Слова в списке даны в именительном падеже. Каждое слово (словосочетание) может быть использовано только один раз. Выбирайте последовательно одно слово за другим, мысленно заполняя каждый пропуск. Обратите внимание на то, что слов в списке больше, чем вам потребуется для заполнения пропусков. Список терминов: 1) преступление; 2) потерпевший; 3) обвинение; 4) суд; 5) защита; 6) обвиняемый; 7) приговор. пожалуйста

елей данного города3) учеников средней школы № 44) совокупность форм объединения людейА2. Понятие «социальный прогресс» не включает в себя: 1)экономический прогресс; 2)технический прогресс; 3)культурный прогресс; 4)религиозный прогресс.А3. Характеристикой нации в отличие от племени является:1) общность традиций2) устойчивая государственность;3) собственный язык; 4) общность территорий.А4. Человека от животного отличает1) наличие мозга2) наличие инстинктов3) развитая кисть руки4) способность мыслитьА5. Что свойственно человеку и животному?1) целенаправленная деятельность2) наличие инстинктов и рефлексов3) наличие развитого мозга4) членораздельная речьА6. Верны ли следующие суждения о природе?А. Природа – совокупность естественных условий обитания человека.Б. Природа – это мир, созданный человеком.1) верно только А2) верно только Б3) верны оба суждения4) оба суждения неверныА7. Что из перечисленного относится к политической сфере общества?1) выплата пенсий2) выставка картин3) съезд партии4) продажа акций заводаА8. Главным источником экономических благ является:1)потребление2)обмен3)распределение4)производствоА9. Верны ли суждения о свободе:А свобода является синонимом вседозволенности;Б свобода-это возможность не нести ответственность за свои поступки?1)верно только А2)верно только Б3)верны оба суждения4)оба суждения неверныА10. К. – небольшой островок, оторванный от цивилизации. Его жители собирают плоды, ловят рыбу, сами изготавливают себе одежду и домашнюю утварь. Они живут большими семьями, главами которых являются старшие мужчины. Распоряжение главы семьи является обязательным для домочадцев. К какому типу относится общество К.?1) индустриальному2) традиционному3) постиндустриальному4) информационномуА11. Верны ли следующие суждения о типах общества?А. Для традиционного общества характерна развитая система промышленного производства.Б. В индустриальном обществе основной отраслью экономики является сельское хозяйство.1) верно только А2) верно только Б3) верны оба суждения4) оба суждения неверныА12. Ограниченность ресурсов -это:1) основная причина кризиса современной России2) основная проблема экономики3) основная проблема философии4) основная проблема политикиА13. Подушная подать является по сути:1) прямым налогом2) косвенным налогом3) льготным налогообложением4) таможенной пошлинойА14. Учитель на родительском собрании, говоря о Васе П., отметил его способность контролировать своё поведение, нести ответственность и решать проблемы, подчеркнул его сильную волю и самостоятельность в поступках. То есть он охарактеризовал Васю как1) индивида2) индивидуальность3) субъекта4) личностьА15. Начальным элементом процесса познания является :1) ощущение2) восприятие3) умозаключение4) суждениеА16. К объектам материальной культуры относятся :1) нормы поведения2) книги3) церемонии4) традицииА17. Бюджет –это…1) зарплата родителей2) расходы детей3) сводный план доходов и расходов4) пошлины и акцизыА18. У представителей этого типа культуры, как правило, нет автора. Она включает мифы, легенды, эпос, песни и танцы. О каком типе культуры идёт речь?1) о массовой культуре2) о народной культуре3) об элитарной культуре4) о поп-культуреА19. Категории «добро» и «зло» относятся к1) искусству2) морали3) образованию4) религииА20. Какие из перечисленных стран не являются федерациями?1) Россия2) Германия3) Франция4) США​

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *