Могут ли заключенные голосовать?

Как голосуют в СИЗО?

У меня для вас небольшой вопрос: имеют ли право голосовать заключенные? Только не подглядывайте в интернете…

Ответили? Давайте теперь узнаем были ли вы правы или заблуждались.

Ответ прописан в Конституции: не имеют права голосовать на выборах недееспособные, а также граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Но есть одна тонкость — эта норма не распространяется на заключенных следственных изоляторов (их вина еще не доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и не установлена вступившим в законную силу приговором суда, и находятся они там лишь на время следствия)

Познавательная страничка: Следственный изолятор (СИЗО) — место содержания под стражей, обеспечивающее изоляцию следующих категорий: подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осуждённых

Получается, что в СИЗО люди спокойно голосуют. Давайте вместе посмотрим за процедурой!

Отправляемся в Следственный изолятор №1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Ивановской области (именно в нем и в СИЗО №2 (г. Кинешма) организованы участковые избирательные комиссии)

На меня уже приготовлен пропуск. Впереди прохождение рамки, подписание необходимых документов и личный досмотр.

На несколько часов прощаюсь с телефоном и паспортом. С фотоаппаратом наперевес и пустыми карманами оказываюсь в СИЗО.

На сегодняшний день на территории СИЗО-1 расположено административное здание, четыре корпусных отделения (252 камеры), отряд осужденных, оставленных в СИЗО для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.

Само СИЗО одно из старейших учреждений УФСИН в нашем регионе( и в ЦФО).

Иваново-Вознесенский Дом заключения с лимитом наполнения 250 человек был открыт в 1928 году( а сегодня лимит наполнения чуть более тысячи человек)

Вот так выглядит один из старых корпусов

Наша цель — избирательный участок, располагается в новом корпусе.

Очень удивило большое количество информационных плакатов с данными всех кандидатов. Я на обычных участках столько не видел никогда.

Лиц, содержащиеся под стражей, выразивших желание проголосовать, приводят в УИК «покамерно». Это сделано не только из соображений безопасности, но и позволяет избежать межкамерного общения.

Наш регион один из трёх в стране, где на всех обычных избирательных участках не было централизованного видеонаблюдения на этих выборах.

Но на территории учреждения установлено более 100 камер видеонаблюдения, и это позволяет в полном объеме отслеживать все действия спецконтингента . Вот только видео с этих камер только для сотрудников УФСИН. Но тайна голосования выполняется и кабинки не просматриваются.

Сам УИК расположен в достаточно просторном помещении, отгороженным решетками. Содержащиеся под стражей заходят сюда без сопровождающих их из камер сотрудников. Внутри очень комфортная и свободная атмосфера — практически остров свободы. У находящихся под стражей даже походка изменяется внутри УИК! Сложно поверить, но так и есть!

Сотрудники избирательной комиссии очень культурные и корректные. После выдачи бюллетеней максимум, что говорят, это «поставьте галочку напротив любого понравившегося кандидата и партии». А уж в кабинке для голосования спецконтингент предоставлен сам себе.

Паспорта избирателей находятся уже тут, в обычное время они хранятся в личных делах

УИК оборудована одной прозрачной урной и двумя кабинами для тайного голосования. Для желающих проголосовать, но находящихся в «больничке» есть переносная урна.

Сотрудники СИЗО голосуют на этом же участке, в том числе и начальник СИЗО-1 майор внутренней службы Кирпичев Сергей Сергеевич

УИК оборудован всем необходимым. Тут вам и огнетушители, и аптечка.

Голосование проходит достаточно быстро. Голосующих не так уж много. Выборы в этот раз региональные, так что голосуют лишь с местной пропиской.

Раньше я представлял выборы за решеткой чуть иначе. Теперь немного пребываю в шоке от их легкой атмосферы.

Как уже говорил ранее, на стенах размещено очень много информационных плакатов. И у всех желающих проголосовать есть возможность еще раз изучить биографии кандидатов.

В СИЗО-1 находятся не только мужчины, но и женщины. Дамы на выборы собираются как на свидание. Чуть ли не лучшую одежду надевают и прихорашиваются.

Я сам утром проголосовал на обычном участке, но даже там не все барышни так готовились к выборам как в следственном изоляторе.

Вот такой выдался необычный день выборов. Огромное спасибо руководству УФСИН России по Ивановской области и Избирательной комиссии Ивановской области за возможность увидеть все самому и показать вам.

Имеют ли право голосовать заключенные?

Каждый гражданин нашей страны имеет право голосовать, однако есть и определенные ограничения. Согласно ст. 32 Конституции РФ, не имеют права голосовать на выборах недееспособные, а также граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Так, граждане на период пребывания в местах лишения свободы не могут воспользоваться правом голоса. Это правило не распространяется на заключенных следственных изоляторов временного содержания (СИЗО), так как их вина еще не доказана судом, а в следственном изоляторе они находятся лишь на время следствия.

Для голосования в СИЗО заключенному необходимо получить открепительный талон по месту прописки. Для этого нужно написать доверенность на человека, который сможет получить открепительное удостоверение за него, а также написать заявление в избирательную комиссию с просьбой о выдаче открепительного талона. Для заверения доверенности не обязательно обращаться к нотариусу, это может сделать администрация СИЗО.

После признания вины заключенного он лишается права голоса на весь срок пребывания в местах лишения свободы. Право голоса возвращается к гражданину автоматически после его выхода на свободу.

По официальной статистике, сейчас более 700 000 граждан РФ признаны судом виновными и отбывают срок в местах лишения свободы, а это означает, что они не могут воспользоваться своим правом проголосовать на выборах.

На данный момент в правительство РФ внесен проект по предоставлению заключенным права голосовать, но решение по нему еще не принято. Так, например, Европейский суд по правам человека обязует Великобританию вернуть право голоса заключенным, особенно осужденным лишь на условный срок. По мнению ЕСПЧ, запрет на участие в голосовании для заключенных нарушает одно из основных прав человека и противоречит положению Европейской конвенции по правам человека, которую в том числе подписала Россия.

Почему зеки не имеют права голосовать?

Думаю, что в ответе на данный вопрос, нужно опираться на положения действующей у нас Конституции.

Согласно этого основного закона, в России, правом голоса, обладают все граждане, которые достигли 18-ти летнего возраста, но согласно 32-ой статьи Конституции, не могут участвовать в голосовании и быть избранными лица:

  • признанные судом недееспособными;
  • отбывающие наказания в виде лишения свободы.

Нужно конечно понимать, что если человек нарушил российские законы и был за это осужден, то на него помимо содержания в «местах не столь отдаленных», накладываются и другие ограничения, в том числе и в праве голоса.

По моему мнению, то тут все правильно. Раз человек совершил уголовно наказуемое деяние, т.е. он попросту не не выполнил требование, общих для всех, законов, то есть ли смысл его на этом этапе допускать к выборам? В чем ценность голоса вора, убийцы, насильника и им подобных?

Не исключаю и тот факт, что за колючей проволокой находятся и те граждане, которые совершили неумышленные преступления, но тут как говориться — «все под одну гребенку».

Касаемо количества заключенных, то их, по официальным данным, в России менее 626 тысяч человек. Все кто содержится под следствием в СИЗО, в голосовании участвуют.

Имеют ли российские заключенные право голосовать?

В Санкт-Петербурге Конституционный Суд Российской Федерации приступил к рассмотрению запроса Министерства юстиции о возможности выполнения постановления Европейского суда по правам человека «Анчугов и Гладков против России».

Этот процесс привлек большое внимание журналистов и правозащитной общественности, поскольку в случае удовлетворения ходатайства Минюста в России будет зафиксирован первый случай официального игнорирования решений ЕСПЧ после принятия в декабре прошлого года соответствующего закона.

Сергей Анчугов и Владимир Гладков в середине 90-х годов были арестованы и приговорены к высшей мере наказания за совершение ими ряда тяжких и особо тяжких преступлений. Но, поскольку после вступления России в Совет Европы смертная казнь в стране была отмена, обоим осужденным была избрана мера пресечения в виде 15 лет заключения в колонии. К настоящему моменту Анчугов и Гладков находятся на свободе, и, по словам их адвокатов, являются законопослушными гражданами, не имеющими никаких взысканий.
Что же касается их исков в Европейский суд по правам человека, то он был подан во время их нахождения в колонии и содержал жалобу на невозможность участия в парламентских и президентских выборах в качестве избирателей.

Дело в том, что подобный запрет закреплен в 32-й статье (часть 3-я) Конституции Российской Федерации.

Постановление по делу «Анчугов и Гладков» против России было принято Страсбургским судом 4 июля 2013 года. Рассматривая дело двух россиян, ЕСПЧ пришел к выводу, что власти страны нарушили 3-ю статью Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части, гарантирующей право на свободные выборы.

«Исполняли и будем исполнять… до определенного предела»

Министерство юстиции в своем запросе в Конституционный суд просит признать невозможным исполнение постановления ЕСПЧ, поскольку оно противоречит российской Конституции. В Минюсте считают, что предоставление заключенным права голоса на выборах нарушило бы положения Основного закона РФ о его высшей юридической силе и приоритете над любыми другими правовыми актами, включая международные.

Эту позицию разделяют все выступавшие на открытом заседании Конституционного Суда представители властных структур. К примеру, полномочный представитель Государственной Думы в КС Дмитрий Вяткин во время краткого пресс-подхода заявил: «Российская Конституция целиком и полностью основывается на принципе государственного суверенитета Российской Федерации.

Конечно же, Россия исполняла, и будет исполнять международные обязательства, – поспешил добавить Вяткин, – но при этом Российская Федерация, беря на себя определенные обязательства по международным договорам, основывается на приоритете конституционных положений».

В рассматриваемом случае, по мнению полпреда Госдумы, под сомнение ставятся статьи российского Основного закона, что напрямую угрожает суверенитету страны «от посягательств со стороны международных органов, какими бы высокими целями они при этом ни руководствовались». На этом основании Дмитрий Вяткин делает вывод, что данное постановление ЕСПЧ в России исполняться не должно.

«Нужна ли России тюремная демократия»?

Коллега Вяткина – полномочный представитель Совета Федерации в Конституционном Суде Алексей Александров – убежден, что какие бы изменения в российскую Конституцию в будущем не вносились, статья 32-я, часть 3-я («Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда») должна остаться неприкосновенной.

В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» Алексей Александров, с целью прояснить свою позицию, задался вопросом: «Правильно ли, чтобы в нашей стране осужденные преступники формировали власть? То есть, некая тюремная демократия захватит Россию. На территории, например, Коми, или каких-то северных территорий огромное количество колоний. Если их (заключенных – А.П.) допустить к формированию органов власти, то, практически, все органы власти будут формироваться преступниками».

При этом доктор юридических наук Александров подчеркивает, что, хотя в уголовном процессе нет такого термина, но люди, в отношении которых законный приговор суда вступил в силу, являются преступниками.

«Поэтому, это очень спорный вопрос: нужно ли, чтобы преступники формировали государственную власть», – повторился Алексей Александров.

«Избирать депутатов – можно, а президента – нельзя»

Между тем, как обратил внимание участников заседания в КС член Президиума Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Илья Шаблинский, Европейский суд по правам человека ставит вопрос вовсе не об отмене, или изменении Российской Конституции. «Он (ЕСПЧ) предлагает Конституционному суду рассмотреть оспариваемую норму и дать толкование этой нормы, которое расширило бы права граждан Российской Федерации», – отметил Шаблинский в беседе с корреспондентом «Голоса Америки».

Противоположная же сторона, по мнению члена Президиума СПЧ, готова к тому, чтобы Россия вообще отказалась от выполнения своих международных обязательств. «Вот – суть всех их выступлений, как я понимаю», – подытожил Шаблинский.

Решение Конституционного Суда по запросу Минюста относительно возможности исполнения в России постановления ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» будет оглашено в течение нескольких недель. Пока же КС изучает экспертные заключения, предоставленные, в том числе, Центризбиркомом, Генеральной прокуратурой и Санкт-Петербургским государственным университетом.

А корреспондент «Голоса Америки» поинтересовалась мнением юристов и правозащитников по данному вопросу.

Член Совета по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Юров предлагает компромиссное решение: разрешить заключенным участвовать в качестве избирателей в думских выборах и не разрешать им избирать президента страны. Свою идею Юров обосновывает так: «На самом деле, Европейская конвенция говорит о выборах в законодательный орган, который определяет жизнь людей на многие годы. То есть, президент, хотя и возглавляет исполнительную власть, но он, скорее является фигурой “прямого действия”, а парламент принимает законы на многие годы. И человек, который находится в заключении, не должен исключаться из возможности определять правила игры на много лет, и с том числе – на тот период, когда он перестанет быть в заключении и будет пользоваться всеми конституционными правами».

Говоря о возможном исходе данного дела, Юров предположил, что Конституционный Суд РФ поддержит позицию Минюста.

Как выполнять требования Совета Европы

Петербургский адвокат, эксперт в области международного права Сергей Голубок прежде всего, отметил, что речь идет о весьма специфической ситуации, связанной с лишением права на голосование лиц, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу. «На первый взгляд, здесь существует прямой конфликт между положением российской Конституции и толкованием Европейского суда. Но даже в отношении этого конфликта могут найтись предложения, которые помогут найти некий средний путь и имплементировать решение ЕСПЧ, соблюдая при этом российскую Конституцию», – предположил юрист.

В этой связи Сергей Голубок предлагает приступить к гармонизации положений Европейской Конвенции и российского Основного закона, как двух важнейших источников права. «Я бы также хотел обратить внимание на то, что Конституционный суд предоставил возможность выступить самим Анчугову и Гладкову, а также их адвокатам, которые изложили свою позицию о необходимости предоставления избирательных прав заключенным», – отмечает эксперт. Эти выступления не были предусмотрены российским законодательством, но, как подчеркивает собеседник «Голоса Америки», КС выполнил рекомендации Венецианской Комиссии и предоставил слово заявителям в ЕСПЧ, соблюдя, таким образом, процессуальные гарантии их прав.

«Это еще раз показывает, как, на самом деле, не нарушая российские законы, можно, тем не менее, выполнять требования органов Совета Европы. И я надеюсь, что в будущем так и будет происходить, может быть, за какими-то редкими исключениями. Правда, желательно, чтобы этих исключений не было вообще», – добавил Сергей Голубок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *