Мантул Григорий Анатольевич

Судьям 20-го арбитражного апелляционного суда не понравились обвинения начальницы в том, что их «купили»

У председателя 20-го ААС Симмы Амбаловой (на фото) не сложились отношения с коллективом. Оппоненты, написавшие массу жалоб, говорят, что она голословно обвиняла их в коррумпированности, самоутверждалась и создала в суде тяжелейшую морально-психологическую обстановку, из-за которой за два года должности покинули почти половина судей. Амбалова, напротив, настаивала, что все ее действия были направлены на укрепление коллектива, строгое соблюдение норм закона при осуществлении правосудия и укрепление климата в суде, но ВККС сочла, что работа председателя – не для нее. В последний раз коллегия увольняла главу суда в 2009-м, когда председателя ФАС МО Людмилу Майкову уличили в незаконном получении квартиры от московских властей. Правда, та потеряла не только должность, но и статус.

Симма Амбалова пришла руководить расположенным в Туле 20-м арбитражным апелляционным судом в январе 2012 года с должности зампреда ФАС Северо-Кавказского округа, а в октябре на нее посыпались жалобы. 15 из 19 судей писали, что Амбалова следит за всеми с использованием видеоконтроля, лично участвует в формировании составов для рассмотрения конкретных дел и меняет их по своему усмотрению, чем нарушает ст. 18 АПК. Кроме того, говорилось в жалобах, она якобы обязывает судей согласовывать отмены судебных актов первой инстанции с председателями составов и заместителями, а результат рассмотрения дел, связанных с бюджетным законодательством, и вовсе «обязателен для согласования лично с председателем суда».

Сначала жалобы результата не имели. Специально созданная комиссия Высшего арбитражного суда подтверждений изложенному не нашла, сообщали «Право.Ru» в суде. Еще одна жалоба затерялась в Совете судей. Ее неоднократно передавали то лично главе совета, председателю Калужского облсуда Дмитрию Краснову, то руководителю комиссии по этике, главе Калининградского областного суда Виктору Фалееву. Судьбу этого документа «Право.Ru» выяснить не удалось.

В прошлом году в ВККС переслали очередную бумагу на Амбалову из Верзовного суда, и коллегия решила разобраться в ситуации. 11 декабря 2014 года президиум коллегии сформировал комиссию для рассмотрения претензий к Амбаловой, свои выводы она подготовила к заседанию ВККС 27 января. В этот же день на заседание прибыли трое из подписантов жалобы – Евгений Мордасов, Наталья Заикина и Михаил Дайнеко. Амбаловой не было – она заболела и просила разбирательство отложить.

Спустя два дня, 30 января, в пятницу на прошлой неделе, ВККС вновь собралась по этому поводу. Амбалова опять отсутствовала, не смог приехать и Мордасов.

– удалось передать СМС-сообщение о времени заседания, – сообщил докладчик по делу, председатель 3-го окружного военного суда Александр Сбоев. По его словам, косвенно о ее уведомлении говорит то, что вскоре после СМС-сообщения Амбалова прислала дополнение к своим возражениям и в этих документах просьбы об отложении не было, а больничный истек. «Она пишет лишь то, что наша комиссии не имеет юридической силы и рассматривать ничего не нужно. С ней связи нет, на телефонные звонки она не отвечает», – добавил Сбоев.

ВККС решила посовещаться, можно ли проводить заседание при такой явке. А спустя 15 минут, глава коллегии Николай Тимошин сообщил, что решено вопрос рассмотреть в отсутствие Амбаловой.

Слово вернули Сбоеву. Он напомнил, что поводом для создания комиссии для проверки работы Амбаловой стали многочисленные жалобы судей 20-й апелляции, поток которых все не прекращался. Работала она в Туле два дня – с 15-го по 17 декабря прошлого года. За это время комиссия, куда входил и Сбоев, опросила всех участников конфликта, до сих пор работающих в суде, а также разыскала уволившихся судей и сотрудников аппарата. По словам докладчика, суд за время работы Амбаловой покинули опытные судьи, причем часть из них именно ушли в другой суд. Так, Владимир Яценко был назначен на пост зампреда в сентябре 2012 года из ФАС СКО, где ранее работал с Амбаловой, но уже через пять месяцев ушел. Еще один зампред, Альбек Фриев, продержался чуть больше года и ушел в отставку, а 29 января он был рекомендован на должность судьи 9-го арбитражного апелляционного суда. Должность Яценко 16 месяцев не объявлялась вакантной, в суде длительное время нет вообще ни одного заместителя, подчеркнул докладчик.

Рекомендованная на пост зампреда в декабре 2014 года судья Марина Токарева, а также Дайнеко, Мордасов и Ирина Сентюрина заявили комиссии, что планируют участвовать в конкурсах на другие должности, а Заикина собралась в отставку. Если все это претворится в жизнь, то работа суда будет, по всей видимости, парализована, заключил Сбоев. За то время, пока Амбалова руководила судом, из него ушли восемь судей. Кроме того, по словам докладчика, за время руководства судом Амбаловой «было уволено более 70 сотрудников аппарата суда».

Он отметил, что многие судьи жалуются на оскорбления, угрозы и запугивания. Амбалова публично заявляла, что нужна полная смена судей, приводил Сбоев слова опрошенных. По его словам, упоминали они голословные обвинения по поводу того, что «вас купили». Отставники при этом, добавил докладчик, были более раскованы и все сказали, что ушли из-за «тяжелейшей морально-психологической обстановки в суде».

– Мы попытались выяснить, зачем это нужно. Они говорят, что она сломала ранее налаженную работу в суде ради своего личного самоутверждения. Характеризуют ее как бессердечного руководителя, который не интересуется мнением коллектива, – говорил Сбоев. – По каждому делу в производстве судьи они составляли аналитическую справку, по объему превосходящую само судебное решение.

В жалобах говорится, что Амбалова избегает общения с коллективом и лишь письменно раздает поручения и принимает только письменные обращения, рассказывал докладчик. При этом зайти в приемную к председателю судьи не имеют права, как и позвонить. Не удалось это с первого раза и комиссии, присланной ВККС: на двери приемной был кодовый замок, достучаться, хотя Амбалова находилась в кабинете, по словам Сбоева, не удалось, и дверь она открыла только после того, как ей позвонил «пойманный в коридоре сотрудник приемной». А непосредственно на двери кабинета Амбаловой комиссия обнаружила устройство, считывающее папиллярный узор с пальцев.

– По поводу доступа в кабинет она сказала следующее: «Кабинет председателя суда является режимно-секретным объектом, доступ в который ограничен», – добавил Сбоев.

– График приема есть у нее? – поинтересовался кто-то из членов коллегии.

– Есть, но в кабинет не попасть. Мы в этом просто убедились.

В жалобах была информация о том, что во время встреч и заседания Амблова ведет скрытую аудиозапись. По словам Сбоева, в этом комиссия тоже удостоверилась. «Когда мы работали, я специально спросил у Амбаловой, не желает ли она записать нашу беседу, уведомив нас, – рассказывал он. – Но она сказала, что никаких устройств для этого нет. Однако в ходе беседы установлено, что на столе стоит закамуфлированный микрофон и идет запись. Мы указали ей на это, и она нам сказала, что отношения к этому не имеет».

Решили члены коллегии расспросить и Дайнеко с Заикиной. Они подтвердили, что поговорить с Амбаловой было невозможно. «У нас доступа к ней не было. Мы не люди для нее. Вместо того чтобы урегулировать конфликт, она говорила, что напишет на нас жалобу в Следственный комитет, что мы клевещем. Вот так она решала конфликт, – расстроенно говорила Заикина. А бессердечность Амбаловой, по мнению судьи, иллюстрировал случай с одной из ее коллег. Той вызвали скорую из-за высокого давления и сделали укол. Сразу после этого, по словам Заикиной, пришла Амбалова и сказала, что ей судьи больные ей не нужны, ищите, мол, другую работу.

Она рассказала также, что не президиум распределял судей по составам, как это должно быть, а Амбалова в конце заседания заявляла, кого куда отправит, и выглядело это, скорее, как наказание. В пример был приведен случай, когда она судью налогового состава отправила слушать дела о строительном подряде с комментарием: «Вы слишком много выступаете». «Мне она вообще сказала, что просто сгноит меня на налоговых делах», – добавила Заикина.

– Все это повлияло на качество? – спросила одна из членов ККС.

– Качество примерно одинаковое и до и после. Потому что люди остались те же и работаем, – отметила Заикина, а Дайнеко упомянул странности в процессе автоматического распределения дел. Во-первых, по его словам, только неугодным судьям доставались дела определенной категории. Во-вторых, были случаи, когда им компьютер почти месяц не распределял дел, а потом, выравнивая нагрузку, в течение недели выдавал с двойной-тройной нагрузкой.

– По большому счету это не дисциплинарный проступок, а ненадлежащая функция руководителя? – поинтересовался в ходе обсуждения один из членов коллегии у Сбоева. Тот согласился.

Эти формулировка в итоге и оказалась в решении ВККС. Коллегия прекратила председательские полномочия Амбаловой досрочно в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей. Решение было принято единогласно. Оспорить его Амбалова может в Верховный суд.

Возражения Амбаловой на заседании ВККС не зачитывали. Докладчик лишь охарактеризовал их в целом. Амбалова, по его словам, оспаривала буквально каждую строчку заключения. «Она считает, что все, что она делала, направлено на укрепление коллектива, строгое соблюдение норм закона при осуществлении правосудия и укрепление климата в суде», – резюмировал Сбоев. «Право.Ru» Амбалова сказала, что не готова сегодня комментировать ситуацию.

Светлана Меркулова, «Право.RU»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *