Люстрация власти

Что должно быть в программе люстрации номенклатуры

Мы уже рассматривали, почему номенклатура является классом эксплуататоров, какими привилегиями она располагала в СССР, а также разобрали, что она не исчезла после развала Союза, а в основном продолжает контролировать политическое поле на его бывших территориях. Очевидно, что наличие номенклатуры является одной из основных проблем современной России, и социал-демократы здесь могут видеть лишь один выход, заключающийся в люстрации российской номенклатуры.

Что такое люстрация? Согласно Большому юридическому словарю, в ряде восточноевропейских государств (Венгрия, Чехия, Эстония, Латвия, Румыния) это особая процедура проверки лиц, занимающих ответственные государственные должности, а также кандидатов на эти должности на предмет их принадлежности (в прошлом) к руководству коммунистических партий, службам государственной безопасности или сотрудничества с этими службами. Люстрация проводилась на основании специальных законов (принятых в 1990-1993 гг.), как правило, особыми органами (например, в Венгрии это комитеты, избираемые парламентом в составе трёх судей). Если в ходе люстрации устанавливались факты сотрудничества с тоталитарным режимом, лицу предоставлялся выбор между добровольным уходом в отставку (с сохранением тайны выявленных фактов) и принудительной отставкой (с публичным оглашением компрометирующей информации)1. Энциклопедический словарь конституционного права сообщает также, что люстрация – это сплошная проверка граждан на предмет их нелегального сотрудничества со спецслужбами прежнего государства, режима либо выборочная, но обязательная проверка лиц, которые претендуют на то, чтобы занять государственный пост, стать депутатом и так далее2. Современные социал-демократы в рамках России должны ставить перед собой похожие задачи по отношению к номенклатуре, представляющей партии «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и прочие партии, питающиеся из государственного бюджета, а также в отношении номенклатуры из бывшей КПСС. Однако здесь их цели шире – не только полностью заменить руководящий государственный состав, но и пересмотреть итоги номенклатурной приватизации, провести в части особо вопиющих случаев экспроприацию (необходимую ввиду масштаба хищений и влиятельности партийных функционеров) и открытый судебный процесс над лидерами и идеологами номенклатуры.

Первый опыт люстраций номенклатуры

Сама идея номенклатурной люстрации не является новой. Одними из первых её примеров в истории были меры, принятые в отношении НСДАП в рамках денацификации Германии. У нас имеется один из документов о принятии таких мер – директива Контрольного Совета в Германии № 38 «Арест и наказание военных преступников, нацистов и милитаристов; интернирование, контроль и надзор за потенциально опасными немцами». Там даны основные положения об определении групп ответственных лиц, определены санкции для представителей этих групп. В числе этих санкций, к примеру: «их имущество может быть конфисковано, однако, им будут оставлены средства для минимального прожиточного минимума, с учётом семейного положения и возможного заработка»3. В целом, российской номенклатуре следует ознакомиться с этим документом для понимания того, что их ожидает.

Также люстрация номенклатуры проводилась в Австрии, Италии и Японии. Генерал Дуглас Макартур, главнокомандующий оккупационными войсками в Японии, трижды сменил личный состав японской полиции в целях борьбы с коррупцией (если верить данным журналистов «Профиля»4). Он же был организатором Токийского процесса. Макартур дал женщинам права голоса, организовывал борьбу с монополиями, разрешил профсоюзы и провёл множество других реформ, благодаря чему ныне японцы не испытывают чувство мести перед американцами за результаты войны, а самому Дугласу Макартуру дали прозвище «Gaijin Shogun» (иностранный сёгун)5, поставили ему памятник в 1995 году6 и называют в его честь различные общественные места7, а в городе Ацуги есть сад, названный в честь генерала8. То есть номенклатура и крупный капитал довели Японию до такого состояния, что её граждане стали увековечивать представителей оккупационных властей, которые смогли обеспечить ей зачатки нормального управления.

В том числе и благодаря номенклатурной люстрации Германию, Японию, Италию и Австрию ждал значительный экономический рост после войны. Правда, в Италии дефашизация была проведена недостаточно. Хотя фашистская партия и была отстранена от власти, большинство крупных военных преступников не были наказаны9; генералы, совершившие преступления в Ливии, Восточной Африке, Югославии, Греции, Албании, были отпущены на все четыре стороны и участвовали в формировании Итальянского социального движения — послевоенной фашистской партии. Использование химического оружия в Абиссинии в Италии признали только в 1996 году. Фильм о военных преступлениях режима Муссолини, снятый в Великобритании в 1989 году, был запрещён в Италии, и разрешен к показу только через 15 лет, в 2003 году10. Фильм Мустафы Аккада «Лев пустыни» про героя антиитальянского сопротивления Омара аль-Мухтара был запрещён к показу в Италии в 80-е. Такая политика полумер в дефашизации вылилась в маленькую гражданскую войну между ультралевыми и фашистами в 70-80-е годы (так называемые «свинцовые 70-е»11). Но в целом чем люстрации жёстче затрагивали номенклатуру, тем благотворнее это влияло на уровень жизни и демократии в стране.

Волна люстраций компартий

Мы также имеем и другой опыт люстраций – это люстрации бывших компартий в странах Восточной Европы, которые начались после смещения режимов. Так, в 1993 году в Чехословакии был принят «Закон о противоправности коммунистического режима», в соответствии с которым лишались на 5 лет права занимать государственные должности около 140 000 лиц, сотрудничавших с режимом в 1948–1989 годы12. Здесь люстрации были проведены радикальнее, чем в других странах бывшего Варшавского договора. К примеру, были признаны неконституционными и не подлежащими применению положения, предоставляющие Министерству обороны и Министерству внутренних дел право сохранять секретность сведений о некоторых лицах в целях национальной безопасности13. Также люстрации в Чехии подразумевали написание проверяемыми письменного заявления под присягой, где те должны были указать все формы сотрудничества с номенклатурой и совершённые правонарушения. За указание недостоверной информации предусматривалось уголовное наказание.

В 1989 году в Румынии

И всё же в целом люстрация в странах Восточной Европы была проведена в слишком лёгкой форме: она была связана в первую очередь с выявлением тех, кто сотрудничал со спецслужбами, и последующим запретом для них занимать определённые должности (как правило, на государственной службе). При этом массово увольнять исполнителей — тех, например, кто работал в полиции или пограничной службе — не стали ни в одной из стран бывшего Восточного блока. Как отмечает «Медиазона» в статье, написанной совместно с Deutshe Welle, многие наблюдатели и исследователи сходятся в мнении о том, что наиболее успешно люстрационные законы были реализованы там, где номенклатуре и аппаратчикам не удалось в полной мере сохранить своё влияние во время переходного периода. Впрочем, со временем реальность становится несколько сложнее: даже в Чехии в итоге выходцы из коммунистической партии смогли выстроить полуолигархическую систему и стать опорой президента Милоша Земана14.

Парламентская ассамблея Совета Европы в 1996 году приняла резолюцию № 1096 «Меры по ликвидации наследия бывших коммунистических тоталитарных систем» (англ. Resolution 1096 (1996) «Measures to dismantle the heritage of former communist totalitarian systems»15), в которой обобщена практика люстрации в постсоциалистических странах. Там же изложены требования введения люстраций независимой комиссией граждан, отстранения подверженных люстрациям от государственных должностей на срок не более пяти лет и другие демократические принципы проведения этого процесса. Это также один из документов, на которые следует ориентироваться при проведении люстраций. Среди важных его положений:

Никто не должен подвергаться люстрации исключительно за принадлежность к какой-либо организации или за деятельность в пользу какой-либо организации, которые являлись законными в период существования этой организации или осуществления этой деятельности… вина, будучи индивидуальной, а не коллективной, должна быть доказана в индивидуальном порядке16.

Что же касается России, то здесь люстрация номенклатуры проведена не была, как следствие номенклатура осталась у власти. 17 декабря 1992 года Галина Старовойтова внесла в Верховный Совет РФ на рассмотрение законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима»17, однако такой закон принят не был. По данным РБК, в 1997 году Старовойтова попыталась внести этот закон на рассмотрение Госдумы18. В 1998 году она была убита.

Задачи люстрации

Одна из важнейших задач люстрации – уничтожить органически присущие номенклатуре методы и механизмы кулуарного принятия управленческих решений, межличностных и групповых взаимодействий в процессе подготовки и принятии таких решений, налаженные коррупционные связи и механизмы в высших эшелонах власти. Полная замена высшего руководства страны позволит разбить подобные наработанные коррупционные связи.

Социал-демократы должны также ликвидировать и систему государственных привилегий, за счёт которой кормилась советская номенклатура (выше мы приводили ссылку на статью, где рассматривали эту систему) и продолжает кормиться сегодняшняя. Эта система привилегий – одна из мощных статей расхода, направляющих государственные бюджеты в антинародном направлении. Важно также лишить номенклатуру – напоминаем, фактически организованную преступную группировку, захватившую власть в стране в результате кровавых расправ – средств массовой информации и капиталов, которые могут позволить им осуществлять новые попытки реабилитации сталинизма. Наконец, ещё одна задача – нанести по-настоящему серьёзный удар по идеологии номенклатуры, близкой к фашизму и помогающей оправдывать преступления власти в стране.

Победить коррупцию и обеспечить благоприятную почву для создания осознанной демократии – вот цели, в выполнении которых должна помочь номенклатурная люстрация.

Кто и как должен осуществлять люстрацию

Как выше уже было упомянуто, этим должна заниматься независимая комиссия граждан из числа предложенных и утверждённых высшими органами новой власти (дополнительно нужно обеспечить максимальную защиту членам комиссии). При этом новая власть должна быть готова к проверке независимости этой комиссии со стороны, например, того же Совета Европы или представителей средств массовой информации.

Общий порядок действий проведения люстрации:

  1. Лишение современной российской номенклатуры занимаемых её представителями постов;
  2. Полный демонтаж системы государственного обеспечения государственных служащих, замена её увеличением заработной платы (и обеспечения открытого доступа к данным о ней) там, где это требуется;
  3. Составление списков лиц, представленных к люстрации;
  4. Определение категорий ответственных лиц и санкций для каждой из этих категорий;
  5. Написание лицами из вышеозначенных списков письменных заявлений под присягой, где те обязаны указать все совершённые ими злоупотребления властными полномочиями;
  6. Создание независимой комиссии по расследованию преступлений номенклатуры и итогов номенклатурной приватизации 1990-х годов;
  7. Проведение судебных процессов по итогам этих расследований;
  8. Проведение публичного судебного процесса над преступниками из первой категории ответственных лиц.

По итогам этих действий в открытом доступе должен быть представлен отчёт о ходе расследований и об имуществе подследственных. Зарубежное имущество лиц, у которых оно добыто незаконным путём, должно быть немедленно изъято и распродано в пользу государственных фондов, отвечающих за экономическое развитие. Должна быть проведена сплошная проверка близкого круга общения представителей номенклатуры на предмет их нелегального сотрудничества с номенклатурой и проведение расследований со всеми вытекающими последствиями в случае выявления таких связей.

Либерал-консерваторы вряд ли примут подобный пакет мер, так как их спонсоры попадут под расследование итогов приватизации. Сталинисты, хоть и много говорят про это, вряд ли выработают реальный план действий, так как выражают интересы номенклатуры. Социал-демократы же не могут бояться номенклатурной люстрации, поскольку выражают интересы большинства граждан, а не финансовых элит.

Какого рода наказания должна предусматривать люстрация? Мы уже писали отдельной статьёй, что смертная казнь для социал-демократов неприемлема. Для ответственных лиц первой категории наиболее вероятные наказания – тюремные заключения сроком до 20 лет с конфискацией имущества. Впрочем, для большей части лиц, принимая во внимание их подчинённость диктатуре, следует назначить лишь крупный денежный штраф (соответственно участию каждого отдельного лица в коррупционных схемах) и лишение права занимать государственные должности, взаимодействовать со средствами массовой информации и политическими организациями в течение 5 лет. Наша цель – не отомстить и заполнить тюрьмы, усиливая враждебность в обществе, а создать демократическое общество. Разумеется, не следует лишать шанса людей, исполняющих распоряжения номенклатуры не по своей воле. Необходимо предусмотреть смягчающие обстоятельства для тех, кто сможет доказать факты своей борьбы с режимом номенклатуры.

«Медиазона» отмечала, что чем радикальнее люстрационное законодательство — тем проблематичнее оно с точки зрения международных обязательств, взятых на себя принимающих его странами. Люстрации не раз становились предметом разбирательства в Европейском суде по правам человека и в большинстве случаев были признаны несовместимыми с Европейской конвенцией о защите прав человека. Критиковали люстрации и Евросоюз, и многочисленные международные организации, в том числе и ООН19. Это не должно отпугивать социал-демократов, ведь номенклатурный режим является по сути фашистским, и заслуживает мер, сопоставимых с мерами, принятыми в отношении НСДАП в Германии (особенно памятуя неполноценность люстраций в Восточной Европе). Иначе он будет продолжать представлять угрозу благосостоянию граждан России и безопасности всего человечества в целом. В этой статье мы наметили общие требования к процессу номенклатурной люстрации, которые при необходимости можно будет оформить в целостный проект.

Предыдущая Легендариум сталинистов»При Сталине хорошо жилось»

Источники

Люстрация не является новым политическим термином. Ее принципы применялись еще в середине 20-го века для окончательного устранения идеологии нацизма и во время десталинизации. В последние время данное понятие часто используют украинские политики.

Люстрация: что это значит в политике?

Люстрация означает «очищение» государственного аппарата от сторонников прежней власти. Явление характерно во время прихода к власти приверженцев другой идеологии или при желании новых руководителей по определенным причинам выставить прежнюю власть в негативном свете.

Сам процесс «очищения» может носить как мягкие, так и жесткие формы. К примеру, новая власть может полностью запрещать деятельность определенных партий или общественных движений. В лучшем случае сторонники прежней власти ограничиваются в возможностях. Например, их представители в парламенте должны быть в меньшинстве.

Люстрацию нельзя назвать однозначно положительным или отрицательным явлением. Она может быть связана со стремлением пришедших к власти людей устранить конкуренцию, а предыдущий правитель или доминирующая партия в правительстве не сделала ничего во вред государства.

Тем не менее, люстрация объявляется новой властью как необходимое и справедливое действие. В ходе нее инициируются расследования против коррумпированных чиновников и сотрудников силовых структур, преследовавших мирных граждан.

Часто люстрация происходит в нестабильные периоды политической жизни и на фоне экономических проблем. Общество, пережившее много бед и связывающее их с прежней властью, часто положительно воспринимает данное явление.

Люстрация включает следующий комплекс мер:

  • Запрет деятельности определенных партий или вообще целой политической идеологии;
  • Расследование дел, связанных с преступлениями представителей прежней власти;
  • Запрет занимать важные посты определенным людям;
  • Лишение чиновников наград или привилегий.

Примеры из истории

Стоит выделить три наиболее ярких примера люстрации:

  1. Разгром Третьего Рейха послужил началом самой крупной люстрации. Она проявлялась в полном очищении всех сфер жизни общества Германии от любых проявлений нацизма. Военные преступники либо получили большие сроки заключения, либо казнены. Их сторонники рангами пониже, которые не совершали серьезных преступлений, были ограничены в правах в течение нескольких лет. Очищать от нацизма пришлось также немецкую юриспруденцию. Были упразднены все законы, принижающие евреев и дающие особые права немецким гражданам. Реформировалась система образования, некоторые фильмы и книги были признаны частью нацисткой пропаганды;
  2. Десталинизация. Процесс, запущенный Хрущевым в 50-х годах. Хотя политическая система фактически осталась прежней, люстрация коснулась заслуг и личности Сталина и некоторых его видных сторонников, в частности Л. Берию. Его арестовали и обвинили в фальсификации множества уголовных дел. После чего расстреляли. Многие заслуги Сталина были признаны «раздутыми», его портреты и бюсты отправлялись на хранение в музеи. Хотя в учебниках тех времен отмечались беззакония Сталина, все же его называли одним из пламенных революционеров;
  3. Люстрация в посткоммунистических европейских государствах. В некоторых странах данное явление было особенно сильным. В Чехии коммунистическая партия была признана виновной в нарушении свобод граждан и попытках удушения демократии. Те чиновники, которые были уличены в сотрудничестве с коммунистами до 1989-го года, лишались своего поста в госструктурах. Граждане получали возможность доступа к делам, которые завели на них сотрудники КГБ. В Словакии новая власть прохладно отнеслась к идее подобной «чистки» и не видела особой необходимости в публичном очернении коммунизма.

Что такое люстрация в Украине?

Распад СССР открыл дискуссии по поводу начала люстрации в Украине. Предполагалось ограничить бывшим партийным коммунистам доступ к определенным управляющим должностям. Но дальше законодательных инициатив дело не пошло.

После Евромайдана и свержения Януковича в 2014-м году процесс люстрации был лишь делом времени. Именно люстрация была одним из главных требований протестующих на Майдане и тех, кто затем пришел к власти на волне политического кризиса.

Всего за полгода был создан и принят люстрационный закон. Под действия правового акта «Об очищении власти» в первую очередь попадают те, кто выступал против Евромайдана и являлся сторонником Януковича. Путь к руководящим должностям им был закрыт на 10 лет.

При этом люстрированными оказались не только чиновники, но и сотрудники силовых структур, оказывавших то или иное давление на сторонников Евромайдана.

Люстрацию, согласно опросам, поддержало большинство украинцев. Тем не менее, даже среди государственных деятелей было немало тех, кто считал закон спешным и не соответствующим международному праву.

Отрицательные последствия люстрации

Официальная люстрация на Украине запустила негативный процесс гражданской активности против некоторых госслужащих, которые считались противниками Евромайдана или подозревались во взяточничестве.

Активисты фактически устраивали самосуд, нанося побои представителю власти, а затем засовывали его в мусорный контейнер. К примеру, нападению подвергся Н. Шуфрич, который проводил предвыборную акцию в Одессе.

Пострадал от радикалов также бывший атаман А. Панченко. «Правый сектор» обвинил его в проявлении сепаратизма, так как он был замечен с георгиевской лентой на груди.

Люстрация Порошенко

По иронии подписанный несколько лет назад Порошенко люстрационный закон может обернуться против него. Зеленский считает, что бывший президент и его сторонники в органах власти допустили ряд ошибок, которые сильно навредили Украине. Поэтому будет справедливым запретить им в будущем занимать ответственные должности.

Насколько реализуема инициатива Зеленского пока неясно. С одной стороны, к Порошенко действительно накопилось немало претензий. Считается, что Петр использовал свое положение для отмывания 300 млн долларов. С другой стороны, действия Зеленского могут не поддержать другие политики и общественность.

Выходит, что люстрация при правильном применении несет немалую пользу государству. Она избавляет госаппарат от представителей старой власти, которые дискредитировали себя или даже вовсе проводили антинародную политику с применением террора.

Люстрация – что это такое простыми словами

Люстрация – введённые на законодательном уровне ограничения и запреты на занятие определённых государственных должностей для представителей бывшей власти.

Люстрации применяется для очищения новых госструктур от сотрудников скомпрометировавших себя правительств.

Происхождение термина

Слово «люстрация» имеет латинское происхождение, и дословно переводится как «очищение». В древнем Риме люстрациями называли очистительные обряды, сопровождающиеся принесением в жертву богам животных.

Проводились люстрации каждые 5 лет, по окончании очередной переписи населения. Жертву божествам первоначально приносили римские цари, а после установления в государстве республиканского строя – консулы и цензоры. Очистительная церемония производилась на Марсовом поле, вплоть до I века.

В дальнейшем люстрация была возрождёна в Речи Посполитой в XVI в. Только под этим термином уже понимались не очистительные жертвоприношения, а сам процесс произведения переписи землевладельцев и их имущества.

Польско-литовские люстрации носили фискальный характер, для уточнения налогооблагаемой базы, и производились раз в пятилетие вплоть до раздела Польши в XVIII веке.

В дальнейшем понятие «люстрация» ушло в прошлое, и возродилось лишь в конце ХХ века, после крушения коммунистического строя в странах Восточной Европы.

Под данным термином здесь подразумевали уже не перепись населения, а собственно дословное понятие люстрации – «очищение». Но не очищение не в смысле принесения жертв богам, а в смысле очищения рядов госчиновников и служащих от представителей бывшей власти.

Цели люстрации

Люстрация в современном понимании люстрация применяется, как правило, в сложные политические периоды в жизни государства. Такие периоды чаще всего сопровождаются ломкой старого политического строя, сменой курса развития страны.

В этом случае люстрация имеет целью не допустить к власти бывших государственных чиновников. Цели этого бывают различными:

  • Стремление оградить новые управленческие органы от представителей бывшего коррумпированного правительства.
  • Попытки не допустить во власть членов свергнутого диктаторского режима, избежать возможной организации ими контрреволюционного переворота.
  • Месть со стороны нового правительства представителям бывших политических элит.
  • Требования общественных масс воздать должное представителям прошлого антинародного режима.

Люстрации производятся в соответствии с законами, принимаемыми новым правительством. Подобные законодательные акты могут состоять из различных пунктов, носящих ограничительно-профилактические меры в отношении бывших госслужащих. В последние годы в отношении бывших номенклатурных деятелей часто применяются следующие процедуры:

  • Лишение бывших членов правительства, судебных и законодательных органов, силовых структур неприкосновенности.
  • Заведение уголовных дел по прошлым преступлениям.
  • Проведение проверки на лояльность новым властям с использованием «детектора лжи».
  • Запрет заниматься публичной политической деятельностью.
  • Запрет занимать ряд государственных постов.
  • Отнятие всех привилегий, заработанных на службе бывшему режиму.

Люстрация может носить не только карательный характер по отношению к деятелям свергнутых режимов, но и ставить целью национальное примирение, консолидацию нации на новой общественно-политической платформе.

В качестве примера можно привести ЮАР или ряд южноамериканских стран. Здесь люстрации после свержения диктаторских режимов носили мягкий характер, призванный чисто внешне удовлетворить естественное желание народа отомстить представителям прежних антинародных властей.

Примеры люстраций

Сам термин «люстрация» в смысле очищения власти от скомпрометировавших себя элементов, начал широко применяться сравнительно недавно. Однако процедуры, по сути, являющиеся люстрациями известны в мировой истории издавна.

В средневековой Европе, в том числе и в России, был широко распространён такой вариант запрета заниматься общественно-политической деятельностью, как постриг неугодных деятелей в монахи. В нашей стране люстрации широко применялись после обеих революций 1917г. – февральской и октябрьской, – когда многие царские чиновники, полицейские и военные деятели были попросту уволены со всех постов и должностей.

К люстрации можно также причислить такие процессы середины ХХ века, как денацификация, производимая после Второй мировой в странах фашистского блока. Служащие, связанные в прошлом с фашистскими режимами увольнялись с государственных постов, на них заводились уголовные дела. В более мягкой форме проводились люстрации в СССР после смерти Сталина.

Процесс десталинизации коснулся в Советском Союзе сравнительно небольшого числа наиболее одиозных деятелей сталинского режима. В Европе же этот процесс зачастую сопровождался вспышками насилия и погромами – достаточно вспомнить беспорядки 1953г. в восточной Германии и антикоммунистический мятеж в Венгрии 1956г.

Новый виток люстрационных процессов произошёл в Восточной Европе и на постсоветском пространстве на рубеже XX и XXI веков, после крушения коммунистических режимов. В РФ в 1991г. был принят закон об уголовном преследовании лиц, причастных к сталинским репрессиям.

Однако широкого распространения данная компания из-за сроков давности не получила. Гораздо активнее политика люстрации работников бывших коммунистических режимов проводилась в восточноевропейских странах и ряде государств бывшего СССР.

Запрет на занятие государственных постов бывшими сотрудниками госбезопасности и высшими чиновниками бывших режимов были приняты в Польше, Болгарии, Чехии, Венгрии, Румынии. В некоторых странах, таких как Румыния и Албания, началось политические чистки с привлечением к уголовному преследованию.

Правда, порой при этом вскрывались весьма курьёзные моменты, когда многие представители современных демократических властей в прошлом оказывались связанными с коммунистической госбезопасностью. К примеру, в Болгарии в ходе проведения люстраций выяснилось, что большинство церковного духовенства являлись тайными сотрудниками местной политической охранки.

Люстрация в наше время

В новом тысячелетии процессы люстрации неразрывно связаны с так называемыми «цветными революциями», произошедшими в Грузии, Киргизии, на Украине. Новые власти активно принялись «освобождать» госструктуры от своих бывших противников.

Однако далеко не всегда люстрация несёт благо для нового государства: перегибы, допускающиеся при этом, способны наоборот, накалить политическую обстановку внутри страны.

Например, увольнение из армии в Ираке, после падения режима Саддама Хусейна, значительного количества офицеров и генералов привело к усилению террористической организации ИГИЛ. Оставшиеся не удел, озлобленные на новое правительство боевые генералы и офицеры саддамовской армии массово вербовались террористами в свои ряды.

С этим связаны внезапные успехи исламистов на военном фронте, позволившие ИГИЛ захватить значительные территории в Ираке и Сирии.

pora_valit


Люстрация, это понятие периодчиески всплывает перед началом конца крупнейших диктатур, поэтому мы имеем некоторые основания считать, что Россия также скоро оценит актуальность темы.
Целесообразность применения люстрации, как меры воздействия, заключается в нескольких аспектах:

  • Раскрытие объективной информации о прошлом страны и её ключевых фигур.
  • Предотвращение угрозы реванша тоталитарных сил и сокрытия ими совершенных деяний
  • Предотвращения шантажа лиц связанных с прошлым режимом и «публичное покаяние» их
  • Восстановление стараых номенкулатурных сетей и возврат их к прежнему влиянию через какое-то время
  • Восстановление доверия к публичной сфере жизни общества и устранение механизмов государственной пропаганды.

Возврат полковника КГБ в кресло президента, было символическим актом, воскрешения советского опыта, за которым быстро последовало восстановление старых же методов управления, стратегий, врагов и даже ключевых фигур.
Результат также стал предсказуем и наблюдая финал комедии » Восставший из мертвых совок-2″, забавно будет прочесть, как дургие страны ликвидировали возможность возврата в прошлое и захвата власти цепкими пальцами бывшей агентуры. Материал взят: http://urokiistorii.ru/node/52826
Ранняя и жесткая люстрация: Германия
Первыми государствами, принявшими законодательные решения о люстрации и открытии архивов в регионе, стали Германия и Чехословакия. При этом программы декоммунизации в этих странах оказались наиболее жесткими и последовательными.
Восточная Германия. В ГДР, которая фактически стала первопроходцем в выработке различных мер, связанных с преодолением наследия коммунистического режима, борьба за их принятие началась задолго до объединения двух германских государств. Как отмечалось ранее, движущей силой процесса расчета с прошлым в Восточной Германии являлись участники гражданского движения. Уже осенью 1989 года в ходе массовых акций протеста активисты требовали ликвидации Министерства госбезопасности (МГБ или Штази), выступая с лозунгами: «Свободу моему досье!», «Преступники из Штази, вон из политики», «Не спящий народ – лучшая госбезопасность» и т. п. Позднее, когда стало понятно, что сотрудники Штази в массовом порядке уничтожают архивы, активисты включились в борьбу за их сохранение. Чтобы воспрепятствовать уничтожению документов, протестующие с начала декабря 1989 года стали занимать местные отделения госбезопасности в восточногерманских городах и создавать гражданские комитеты для обеспечения сохранности архивов. 15 января 1990 года активисты взяли под свой контроль главное управление МГБ в Восточном Берлине.
Фактически люстрация началась сразу после объединения Германии: так как по Договору об объединении 1990 года можно было увольнять госслужащих, если существовали сведения об их сотрудничестве с МГБ/ГДР или причастности к нарушениям прав человека. После вступления в 1992 году в силу закона о документации Штази, люстрация проводилась уже на его основании. Законом создавалось Ведомство по управлению архивами Штази (его возглавил Йоахим Гаук и ведомство стало принято называть его именем). Помимо обеспечения доступа к архивам, Ведомство Гаука также отвечало и за проверку госслужащих на предмет сотрудничества со Штази.
По закону проверять сотрудников были обязаны все государственные и муниципальные учреждения, а также ограниченное количество частных институтов. Закон предусматривал также обязательную проверку всех желающих занять какой-нибудь важный государственный пост в ФРГ – «стать членом земельного или федерального правительства, депутатом парламента, высокопоставленным чиновником или служащим министерства, судьей, штабным офицером или военным атташе в немецком посольстве за рубежом, главным редактором одной из структур общественно-правового телерадиовещания, функционером Национального олимпийского комитета, представителем немецкого спорта в какой-нибудь международной организации или тренером национальной сборной».
Все госслужащие, к которым в Германии относятся в том числе работники системы образования, судьи и прокуроры, заново подавали заявление о приеме на работу и заполняли анкеты с вопросами о сотрудничестве со Штази, а люстрационные комиссии на местах рассматривали эти заявления и направляли запросы в Ведомство Гаука, чтобы установить факт сотрудничества или несотрудничества того или иного кандидата с МГБ. Ведомство производило проверку и информировало потенциального работодателя о том, содержится ли в архивных документах информация о сотрудничестве со спецслужбами того или иного претендента на должность, после чего решение о приеме на работу оставалось за работодателем.
В случае отказа в приеме на работу кандидат мог оспорить решение работодателя в суде. Именно суды были уполномочены определять, являлось ли увольнение оправданным или нет. Поскольку ни в Договоре об объединении, ни в Законе о документации Штази не оговаривалось, в каких конкретно случаях увольнение с госслужбы могло считаться обоснованным, не содержалось уточнений насчет продолжительности, интенсивности и характера взаимодействия с органами госбезопасности, критерии касательно применения закона приходилось вырабатывать земельным судам по трудовым спорам (а пересмотр дел осуществлялся в Федеральном суде по трудовым спорам).
К декабрю 2014 года в Ведомство поступило 1 755 406 запросов на проверку государственных служащих. Хотя из-за большой децентрализации процессов люстрации подсчитать точное количество уволенных за взаимодействие со Штази сотрудников довольно сложно, общая цифра, по приблизительным оценкам экспертов, может составлять около 55 000 человек. За тот же период в Ведомство по управлению архивами Штази было направлено 3 050 334 заявок от граждан на ознакомление с персональными секретными досье госбезопасности и еще 30 456 – от заинтересованных исследователей и представителей средств массовой информации.

Мягкая люстрация: Польша
Переход к демократии в Польше и Венгрии – странах, обладавших в коммунистический период наиболее развитым гражданским обществом и массовым протестным движением, – был осуществлен в результате компромиссов, достигнутых в ходе переговоров между коммунистическими властями и оппозицией. В отличие от Германии и Чехословакии, Польша и Венгрия проводили менее решительную и последовательную политику декоммунизации.
Польша. В 1988 году польскому оппозиционному профсоюзу «Солидарность» удалось инициировать общенациональную забастовку и заставить власти сесть за стол переговоров. В ходе «круглого стола», проходившего с 6 февраля по 5 апреля 1989 года, между представителями Польской Народной Республики и оппозицией была достигнута договоренность о проведении полусвободных парламентских выборов 4 июня 1989 года. За правящей коммунистической Польской объединенной рабочей партией и ее сателлитами резервировалось 65% мест в Сейме, в то время как лишь 35% мест избирались на альтернативной основе. Выборы в Сенат были полностью свободными. Вопреки ожиданиям обеих сторон, выборы завершились убедительной победой «Солидарности», которая получила 99 из 100 мест в Cенате и все мандаты, избираемые на альтернативной основе, в Cейме, и формированием кабинета во главе с представителем «Солидарности» Тадеушем Мазовецким.
Хотя премьер-министр Мазовецкий не являлся сторонником люстрации и, вступая в должность, заявил о намерении «подвести толстую черту под прошлым», некоторые общественные институты самостоятельно инициировали внутриведомственные проверки сотрудников. Так, в результате проверок прокурорского корпуса своих должностей в 1990 году лишились 10% польских прокуроров (341 человек), в то время как в Генеральной прокуратуре работу потеряли 33% сотрудников.
В апреле 1990 года польский парламент упразднил политическую полицию – Службу безопасности – и создал в структуре Министерства внутренних дел гражданскую спецслужбу – Управление охраны государства. Чтобы продолжить работу, бывшим сотрудникам Службы безопасности пришлось пройти так называемую «верификацию», в ходе которой специально созданные квалификационные комиссии проверяли их на предмет причастности к нарушениям прав человека и участия в противоправных действиях. Центральные и районные квалификационные комиссии формировались из депутатов, сенаторов, юристов, представителей полиции, а также членов «Солидарности». В итоге, из 24 000 бывших сотрудников Службы безопасности «верификацию» решились пройти 14 500 человек. Из них 8 000 были приняты на работу в Министерство внутренних дел и около 4 000 в Управление охраны государства, остальные трудоустроились в полицию или частные охранные агентства.
В ноябре – декабре 1990 года победу на президентских выборах одержал лидер «Солидарности» Лех Валенса, а в ноябре 1991 года первые свободные выборы в парламент также завершились победой «Солидарности» и формированием нового правительства во главе со сторонником радикальной декоммунизации Яном Ольшевским. 28 мая 1992 года Сеймом была принята первая резолюция о люстрации, на основании которой Министр внутренних дел Антоний Мачаревич должен был раскрыть информацию о сотрудничестве представителей новой польской элиты с бывшей Службой безопасности. На базе архивных материалов к 4 июня был подготовлен список, содержавший имена 64 депутатов, сенаторов и высокопоставленных чиновников для передачи президенту, главам Сейма и Сената. Список, в котором оказались множество известных имен, в том числе и имя президента Валенсы, сразу же проник в прессу и вызвал огромный скандал. На следующий день Сейм выразил вотум недоверия правительству, которому пришлось уйти в отставку.
Несмотря на столь неудачный опыт, история с люстрацией в Польше на этом не завершилась. Вскоре польский Сенат принял резолюцию, согласно которой «отстранение бывших агентов и сотрудников служб безопасности от осуществления важных государственных функций, а также принятие правовых мер, способных предотвратить выполнение ими подобных функций в будущем, является основным требованием справедливости и необходимым условием безопасного развития демократии в Польше».
Проверкой достоверности письменных заявлений чиновников и политиков занимался Уполномоченный по общественным интересам (люстрационный прокурор). В случае наличия подозрений в несоответствии люстрационной декларации правде он мог обратиться в люстрационный суд – специальную коллегию в составе трех судей, решения которой могли быть обжалованы в том же суде в течение 14 дней. Решение по апелляционной жалобе являлось окончательным, и вердикт о виновности ответчика в предоставлении недостоверных сведений в декларации публиковался в официальном правительственном вестнике «Монитор польски» (Monitor Polski). Согласно положениям закона, окончательный вердикт суда о несоответствии декларации правде был «равносилен утрате моральных требований, необходимых для осуществления государственных функций,… таких как: безупречный характер, безупречная репутация, хорошая гражданская репутация или уважение основных нравственных норм» (§ 30).На этом основании чиновник на ближайшие 10 лет лишался права занимать государственные должности.
В 1997 году был также частично открыт доступ к архивам органов госбезопасности коммунистической Польши: пострадавшие от режима граждане получили доступ к досье, собранным на них Службой безопасности, а историки и журналисты – к досье некоторых должностных лиц. Для обеспечения сохранности и доступа к документам польских спецслужб за период с 22 июля 1944 по 31 июля 1990 года, а также органов безопасности Третьего Рейха и СССР в декабре 1998 года специальным законом был учрежден Институт национальной памяти – Комиссия по расследованию преступлений против польского народа.
С середины 2000-х годов с приходом к власти национал-консервативной партии «Право и справедливость» братьев Леха и Ярослава Качинских Польша пережила новую волну декоммунизации. Вступая в должность президента в июле 2005 года, Лех Качинский провозгласил курс на «моральное очищение» от коммунистического прошлого. В своей инаугурационной речи он, в частности, заявил: «Польше абсолютно необходимо установить моральный порядок, и этот моральный порядок означает также наши усилия по борьбе с бременем прошлого, отказ от него… Это может быть достигнуто путем политического отбора. Люстрация должна быть реализована со всей решимостью».
Закон существенно расширил список должностей, подлежащих проверке: если под действие первого закона 1997 года попадали приблизительно 27 000 человек, то новый закон затрагивал уже около 700 000 должностных лиц. Хотя Конституционный трибунал Польши в своем решении от 11 мая 2007 года существенно сузил список лиц, обязанных проходить проверку, он по-прежнему довольно широк. По закону подавать люстрационную декларацию с заявлением о сотрудничестве или несотрудничестве со Службой безопасности обязаны первые лица государства, члены парламента, высшие должностные лица (руководители национального банка, почты, управления социального страхования и др.), директора государственных предприятий, судьи и прокуроры, председатели судов и работники прокуратуры, адвокаты, юрисконсульты, нотариусы, судебные исполнители; руководящие работники науки и высшей школы, директора школ; военнослужащие, занимающие служебные должности, имеющие звания полковников (командоров) и генералов (адмиралов) и другие должностные лица, родившиеся до 1 августа 1972 года (§ 4).
Отказ от люстрации: Россия
В отличие от большинства стран ЦВЕ, проблематика переходного правосудия в России на протяжении всего постсоветского периода оставалась маловостребованной. Нельзя сказать, что в обществе не существовало запроса на обновление элит: в массовых акциях протеста против ГКЧП в августе 1991 года принимали участие сотни тысяч человек под лозунгами «Долой КПСС!», а в 1992 году 58% россиян согласились с тем, что бывших членов компартии нужно было отстранить от важных постов в государстве годом ранее.
Однако, новые российские власти не имели политической воли и интереса к выработке специальных кадровых мер. Хотя президент Ельцин издал после августовского путча ряд указов о приостановке деятельности компартии и о передаче ее имущества государству, он сразу же пообещал, что никакого преследования коммунистов в России не будет. Президент не раз положительно высказывался о том, что управление в стране сохранилось в руках «профессионалов». Отвергнув идею люстрации, Ельцин, по сути, обезопасил себя и свое ближайшее окружение: ведь в случае принятия любых ограничительных мер в отношении бывшего партийного руководства, президент, более 10 лет занимавший должность первого секретаря Свердловского обкома партии, наверняка, стал бы одним из кандидатов на исключение.
Убедительный ответ на тезис о всеобщей виновности дал в начале 1993 года руководитель питерской организации «Гражданский контроль» Борис Пустынцев. Приводя аргументы в пользу мер переходного правосудия, Пустынцев говорил о принципиальном различии между палачами и жертвами советского режима, о разной степени ответственности власти и общества: «Первое типичное возражение – в том, что с нами произошло, виноваты все. Опыт показывает, что сентенции типа „виноваты все“ действуют на общество крайне деморализующе. И сегодня мы пожинаем их плоды… Дело было совсем иначе. Существовала организация, которая в течение многих десятилетий занималась нравственным растлением народа, то есть культивировала доносительство, предательство, руками которой создавалась атмосфера повального страха, а конформизм являлся гражданской доблестью. И были растлеваемые, то есть жертвы. Да, совращенные становились соучастниками преступления, но это не лишает их изначального статуса жертв. А в палачи шли, в основном, добровольно. И это становилось профессией. И говорить о равной ответственности палачей и жертв, значит наводить тень на плетень. Несоизмерима вина профессионального „ловца душ“, опиравшегося на всю мощь огромного, тоталитарного государства и абсолютно беззащитного человека, которого он сломал, заставил предать жену, брата, друга. Да, все мы виноваты в том, что не протестовали каждый день, каждый час, даже участники сопротивления. Но это уже совершенно другой уровень вины. И подобные требования можно предъявлять только к самому себе. Говорить людям, что они разделяют ответственность с палачами, так как не выступали против режима, значит упрекать их за то, что они не шли на Голгофу. Это аморально».
По мнению Пустынцева, необходимость принятия закона о люстрации в России была даже выше, чем в других странах, поскольку «страны Восточной Европы просто не успели подвергнуться столь глубокой моральной деградации, как Россия, где нужно восстанавливать азы нравственности, систему самых примитивных поведенческих табу, простейшие ориентиры для вступающих в жизнь. Нам крайне необходимо начать называть вещи своими именами на самом высоком уровне, на уровне закона. И закон о люстрации, может быть, первый шаг на этом пути».

Несмотря на то, что сторонники идеи люстрации, подобные Борису Пустынцеву, в постсоветской России все же были, они находились в абсолютном меньшинстве. В начале 1993 года народный депутат и сопредседатель движения «Демократическая Россия» Галина Старовойтова внесла в Верховный совет проект федерального закона «О люстрации (о временном запрете на профессии для лиц, осуществлявших политику тоталитарного режима)», предусматривавший временный, на 5-10 лет, запрет на замещение руководящих должностей в исполнительной власти для бывших секретарей райкомов, горкомов, обкомов и крайкомов КПСС, бывших работников республиканских и союзного ЦК, а также для «действовавших штатных сотрудников, включая резерв, и давших подписку о сотрудничестве с органами НКВД-МГБ-КГБ». Однако, поддержки ни парламентариев, ни большинства коллег по демократическому движению данный законопроект не получил, как и доработанный вариант, повторно внесенный Старовойтовой на рассмотрение Государственной Думы в 1997 году. 20 ноября 1998 года Галина Старовойтова была убита, и ее законопроект о люстрации так и остался единственным за всю историю существования российской Госдумы.
Что касается тех первоначальных шагов в направлении декоммунизации, которые были предприняты президентом Ельциным, то, как уже было отмечено, сразу после неудавшегося переворота ГКЧП в августе 1991 года был издан ряд указов, запрещающих коммунистическую партию и предписывающих передачу ее активов и имущества государству. Так, указ «О приостановлении деятельности Коммунистической Партии РСФСР» поручал МВД и Прокуратуре «провести расследование фактов антиконституционной деятельности органов Коммунистической партии РСФСР» и направить «соответствующие материалы на рассмотрение судебных органов».А указ «Об имуществе КПСС и коммунистической партии РСФСР» объявлял государственной собственностью все имущество и денежные средства, принадлежащие КПСС и российской компартии.
Исследователь советских спецслужб Эми Найт осенью 1993 года констатировала, что «хотя КГБ перестал существовать в конце 1991 года, возникший на его месте новый аппарат госбезопасности, был сильно заинтересован в удержании своих архивов и сделал все возможное, чтобы предотвратить их передачу для последующего рассекречивания. Со своей стороны, Ельцин не предпринял никаких усилий, чтобы его указ был реализован». По мнению Найт, российский президент полностью устранился от решения этого вопроса, «несмотря на его ключевое значение как для исторических исследований, так и для будущего демократических реформ в России».
В октябре 1991 года президент Ельцин также подписал принятый Верховным советом РСФСР закон «О реабилитации жертв политических репрессий», который признавал «многолетний террор и массовые преследования народа, осуществленные коммунистической властью». Согласно статье 18 этого закона, «работники органов госбезопасности ВЧК, ГПУ–ОГПУ, УНКВД–НКВД, МГБ, прокуратуры, судьи, члены комиссий, „особых совещаний“, „двоек“, „троек“, работники других органов, осуществлявших судебные полномочия, судьи, участвовавшие в расследовании и рассмотрении дел о политических репрессиях, несут уголовную ответственность на основании действующего уголовного законодательства. Сведения о лицах, признанных в установленном порядке виновными в фальсификации дел, применении незаконных методов расследования, преступлениях против правосудия, периодически публикуются органами печати».
Несмотря на наличие в законе приведенного положения, оно никогда не применялось в действительности: никаких судебных разбирательств в отношении бывших советских функционеров и чекистов в постсоветской России не проводилось. Поэт Ростислав Евдокимов, арестованный в Ленинграде в июне 1982 года, приговоренный в апреле 1983 года Ленгорсудом к пяти годам исправительно-трудовых лагерей и двум годам ссылки по статье 70 УК РСФСР «Антисоветская агитация и пропаганда» и освобожденный в 1987 году по амнистии, позднее довольно просто объяснял факт своего необращения в суд. Дело в том, что следователем по делу Евдокимова, как и практически по всем делам питерских диссидентов, выступал Виктор Черкесов, который с 1988 года к тому же являлся главой следственного отдела ленинградского Управления КГБ. А уже в новой России с 1992 по 1998 год Черкесов служил начальником Управления Министерства безопасности РФ (МБ, позже – ФСК, ФСБ) по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. В 1998 году Черкесов был назначен первым заместителем директора ФСБ РФ Владимира Путина (тоже бывшего сотрудника ленинградского УКГБ), а с мая 2000 года он являлся полномочным представителем президента в Северо-Западном федеральном округе. Затем, в 2003–2008 гг., Черкесов руководил Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков, а в 2008–2010 гг. – Федеральным агентством по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств. «Вы что, предлагаете всерьез, чтобы мы подали в суд на Черкесова?», – задавал в одном из интервью риторической вопрос Ростислав Евдокимов.
Вскоре после распада СССР прежние члены коммунистической номенклатуры начали восстанавливать свое влияние и, располагая обширными связями и доступом к ресурсам, стали пользоваться привилегиями и извлекать максимальную выгоду уже в новых рыночных условиях. О «номенклатурном реванше» в начале 1993 года, в частности, много говорила и писала Галина Старовойтова.
Что касается органов госбезопасности, то, хотя изначально и шла речь об их реформировании, очень скоро стало понятно, что преемники КГБ – Министерство безопасности (МБ, 1992-1993), Федеральная служба контрразведки (ФСК, 1993-1995) и Федеральная служба безопасности (ФСБ, с 1995 года) – все больше воспроизводят черты прежней структуры. Как констатировал уже в 1993 году Борис Пустынцев, «пережив после августа 1991 года период некоторой растерянности, ряд переименований и формальных преобразований, связанных в основном с распадом империи, а не с логическими последствиями своей неудавшейся роли в путче, политическая полиция сегодня воспрянула духом, рассчитывая снова стать одной из влиятельных сил в государстве».
Хотя основное укрепление силовых структур в России произошло с приходом к власти в мае 2000 года бывшего офицера КГБ и директора ФСБ Владимира Путина, логика нереформированных спецслужб в России в принципе не менялась на протяжении всех 1990-х годов. В качестве примера стоит привести одну небольшую цитату из доклада ФСК, отразившего взгляд аналитиков спецслужбы на работу в России ряда иностранных фондов, в том числе Фонда Сороса. «Функционирование американских научных центров, направляемых американскими спецслужбами и Пентагоном, – писали авторы доклада, частично опубликованного 10 января 1995 года в „Независимой газете“, – лежит в области разведывательно-подрывной деятельности… Истинной целью деятельности фондов является содействие реализации внешнеполитического курса США, направленное на сдерживание России, как государства, потенциально способного составить конкуренцию единственной сверхдержаве». Так что принятые в 2012–2015 годах репрессивные законы об «иностранных агентах», «нежелательных организациях» и государственной измене не только воспроизводили советскую законодательную практику, но и реализовывали представления о мире нереформированных постсоветских спецслужб.
Как уже отмечалось, приход к власти Владимира Путина сопровождался резким притоком силовиков и военных на ключевые государственные посты. С 2000-х годов практически все главные должности в администрации президента, правительстве, экономической сфере находятся под контролем выходцев из силовых структур. По некоторым оценкам, процент их присутствия на различных руководящих постах в государстве может достигать 80%.

Tags: Россия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *