Ложные сведения в суде

Комментарий к статье 56 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ

1. Одним из видов доказательств является показание свидетеля. АПК РФ посвящает свидетелю две статьи. Одна статья определяет свидетеля как участника арбитражного процесса (комментируемая статья), другая посвящена непосредственно свидетельским показаниям как разновидности доказательств по делу (ст. 88). Согласно комментируемой статье свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела. Следовательно, свидетелем может быть любое физическое лицо, которое располагает сведениями об обстоятельствах, относящихся к делу. Закон не устанавливает возрастных границ для свидетелей. Аналогичным образом поступает и ГПК РФ. Впрочем, для арбитражного процесса возрастные ограничения не имеют особого значения, так как очень сложно представить малолетнего свидетеля в процессе рассмотрения экономических споров.

Закон не предъявляет к физическому лицу как свидетелю каких бы то ни было требований, кроме осведомленности об обстоятельствах дела. Однако процесс формирования свидетельских показаний, основанный на отражении обстоятельств, их запоминании и воспроизведении, предполагает определенные требования к психическому, а иногда и физическому (зрение, слух и пр.) состоянию свидетеля. Указанные обстоятельства рассматриваются судом при решении вопроса о вызове свидетеля в суд и при оценке достоверности показаний свидетеля. Однако закон не предусматривает в качестве основания для отказа в вызове свидетеля для дачи показаний в суде психическое состояние свидетеля или другие факторы, связанные с предварительной оценкой достоверности будущего свидетельского показания. Например, в суде апелляционной инстанции было заявлено ходатайство о вызове свидетеля, который, по мнению заявителя, мог подтвердить отсутствие на складе товара, который, как следует из объяснений истца, якобы находился там и сгорел во время пожара. В материалах дела находились протоколы допроса данного свидетеля по уголовному делу, возбужденному в связи с указанным пожаром. Из протоколов показаний следовало, что свидетель пьет, в связи с чем был уволен с работы. Суд апелляционной инстанции решил, что такое свидетельское показание не будет отличаться достоверностью, и отказал заявителю в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля. Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционного суда, справедливо указав на необоснованность отказа в допросе свидетеля. Практически здесь имела место предварительная оценка еще неполученного доказательства, хотя показания свидетеля относились к материалам дела, а достоверность следовало оценить после произведенного допроса.

Свидетель относится к лицам, содействующим отправлению правосудия, а потому не имеет материально-правовой и процессуально-правовой заинтересованности в исходе дела. Вместе с тем свидетель может иметь служебную, родственную заинтересованность в исходе дела; данные обстоятельства влияют на достоверность полученных доказательств и должны быть всесторонне оценены судом. Миссия свидетеля в процессе — дать объективные показания о тех обстоятельствах, которые ему известны и относятся к делу, рассматриваемому судом.

2. Свидетель вызывается в суд по инициативе либо лиц, участвующих в деле, либо суда. Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его фамилию, имя, отчество и место жительства (ч. 1 ст. 88 АПК РФ). Арбитражный суд по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство (ч. 2 ст. 88 АПК РФ).

На свидетеле лежит обязанность явиться по вызову арбитражного суда в суд (ч. 2 комментируемой статьи). АПК РФ предусматривает последствия неявки свидетеля в суд. В случае неявки свидетеля, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания, суд выносит определение об отложении судебного разбирательства. При признании неявки свидетеля как произошедшей без уважительных на то причин суд может наложить на него штраф в порядке, предусмотренном гл. 11 АПК РФ.

Другая обязанность свидетеля — сообщить арбитражному суду сведения по существу рассматриваемого дела, которые известны ему лично, и ответить на дополнительные вопросы арбитражного суда и лиц, участвующих в деле (ч. 3 комментируемой статьи). АПК РФ в отличие от ГПК РФ не устанавливает порядок проведения допроса свидетеля (за исключением ст. 88 АПК РФ). Возможно, что причина этого в том, что свидетельские показания нечасто имеют место в арбитражном процессе, хотя суд нередко вызывает для допроса лицо, составившее письменный документ.

Порядок допроса свидетеля в суде определен ст. 88 АПК РФ. Допрос свидетеля может быть осуществлен и с целью обеспечения доказательств как до возбуждения дела в арбитражном суде, так и по возбужденному делу в порядке, установленном ст. 72 АПК РФ. Судебное поручение также может касаться проведения допроса свидетеля (ст. 73 АПК РФ).

3. Свидетель несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, за отказ от дачи показаний — по ст. 308 УК РФ, о чем он предупреждается арбитражным судом и дает подписку. Свидетель освобождается от ответственности, если добровольно в ходе судебного разбирательства (до вынесения решения по делу) заявит о том, что им даны ложные показания.

Свидетель не подпадает под уголовную ответственность, если он не дает показания в силу установленного законом свидетельского иммунитета <1>.

4. Законом установлен свидетельский иммунитет, освобождающий определенных лиц от обязанности давать показания в качестве свидетелей. При этом в АПК РФ названо несколько (но не все) случаев проявления свидетельского иммунитета. Один из них предусмотрен ст. 51 Конституции РФ: никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. В данном случае имеет место относительный иммунитет, т.е. лицо, подпадающее под действие данной нормы, может самостоятельно решить вопрос, давать или не давать свидетельские показания. Но суд, другие органы не могут заставить его сделать это. Свидетельский иммунитет, предусмотренный ст. 51 Конституции РФ и ч. 6 комментируемой статьи, распространяется на само лицо и его близких родственников. К близким родственникам принято относить супруга, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков (п. 4 ст. 5 УПК РФ).

Другой случай, указанный в комментируемой статье, — это абсолютный иммунитет, т.е. запрет давать показания. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судьи и иные лица, участвующие в осуществлении правосудия, об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в рассмотрении дела. Закон предоставляет свидетельский иммунитет судьям, арбитражным и присяжным (по уголовным делам) заседателям, поскольку они в силу закона участвуют в рассмотрении дела. Иные лица (помощники судьи, секретари судебного заседания) не обладают свидетельским иммунитетом, поскольку не участвуют в осуществлении правосудия; недаром нормы, регулирующие их правовое положение (ст. 58 АПК РФ), отнесены к гл. 5, а не к гл. 2 АПК РФ;

2) представители по гражданскому и иному делу — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителей. Представительство часто возникает до судебного разбирательства и не всегда заканчивается в период вынесения судебного акта, поэтому и свидетельский иммунитет действует в отношении представителей на всем протяжении выполнения ими обязанностей представителей;

3) лица, которые в силу психических недостатков не способны правильно понимать факты и давать о них показания. Обоснование введения данного свидетельского иммунитета очевидно. Если свидетель не может дать показания по причине имеющихся психических недостатков, то он не должен и нести ответственность за отказ от дачи свидетельских показаний, за дачу заведомо ложных показаний в суде, так как субъективная сторона в данных деяниях будет отсутствовать;

4) не подлежат допросу в качестве свидетелей посредники, оказывающие содействие сторонам в урегулировании спора, в том числе медиаторы, об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением соответствующих обязанностей. Это — новая норма, в которой нашла отражение тенденция по развитию альтернативных способов разрешения дел.

В АПК РФ приводятся не все случаи, установленные законом в качестве свидетельского иммунитета. Так, священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые ему стали известны во время исповеди (п. 7 ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»); адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ч. 2 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

5. Свидетель имеет право на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, и на получение денежной компенсации в связи с потерей времени (см. комментарий к ст. 107 АПК РФ).

Согласно ст. 309 УК РФ подкуп свидетеля в целях дачи им ложных показаний наказывается штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Ответственность по доверенности

Фабула дела

Конкурсным управляющим в рамках дела о банкротстве кредитной организации были заявлены требования о привлечении руководства к субсидиарной ответственности по обязательствам кредитной организации-должника. Кредитной организацией были заключены 78 договоров с 52 техническими организациями. В среднем на одну из технических организаций сумма кредитов достигает 30-40 миллионов рублей.

При этом, некоторые из технических организаций расположены по месту нахождения кредитной организации, их участники – бывшие работники должника, отчетность оформлялась одной аудиторской компанией, собственником которой является также бывший работник банка.

Техническими организациями были предоставлены недостоверные сведения об их финансовом состоянии, количестве работников, наличии офисов и т.д., кредитная организация не осуществила должным образом оценку заемщиков. Кредитные договоры были подписаны.

Одобрение сделок осуществлялось на кредитном комитете, после чего подписывались кредитные договоры: как единоличным исполнительным органом (Председатель Правления), так и членами кредитного комитета по доверенности.

Суд привлек к субсидиарной ответственности всех лиц, которыми были подписаны кредитные договоры: как Председателя Правления кредитной организации, так и членов кредитного комитета, реализовавших свои полномочия по подписанию кредитных договоров, отказав в привлечении к субсидиарной ответственности лиц, являвшихся членами кредитного комитета, но не имевших доверенности на подписание кредитных договоров и не осуществивших такое подписание.

Судебный акт: Постановление 15 Арбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2017 г. по делу А32-25196/2008.

Позиция суда

1. Суд счел, что кредитная организация осуществляла формальный анализ заемщиков, подписывая кредитные договоры с компаниями, не являющимися добросовестными плательщиками.

2. Суд, исследуя содержание каждого из договоров, заключенных кредитной организацией, а также порядок их заключения пришел к выводу об их убыточности для кредитной организации, что является основанием привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дел о банкротстве.

3. Судом констатирована аффилированность кредитной организации и компаний-заемщиков по всему спектру ведения дел: собственники указанных компаний являются бывшими работниками банка, бухгалтерский учет в большинстве из них ведет одна и та же компания, собственником которой выступает также бывший работник кредитной организации, некоторые из компаний непосредственно расположены в офисе кредитной организации.

4. Судом проанализирована степень вовлеченности каждого из лиц, в отношении которых заявлено требование о привлечении к субсидиарной ответственности, в нанесении ущерба кредитной организации.

5. Суд пришел к выводу, что на основании материалов дела, лица, непосредственно подписавшие договоры (в том числе на основании доверенности) являются максимально вовлеченными в процессе нанесения ущерба, в отличие от лиц, являвшихся членами кредитного комитета, но не имевших доверенностей на подписание договоров и не осуществивших такое подписание ввиду отсутствия полномочий.

1. Доверенность – доказательство в рамках судебного дела: это письменный документ о передаче полномочий, и достаточно часто эти полномочия существенны для деятельности компаний.

2. Доверенность выдается только с согласия будущего доверенного лица, и с момента выдачи доверенности такое лицо как получает права, так и несет ответственность за их реализацию без ущерба для лица, ее выдавшего.

3. Ввиду того, что доверенность выдается от имени компании, уполномоченное лицо обязано не причинять вред доверителю реализацией предоставленных полномочий.

4. В рассматриваемом деле наличие факта выдачи доверенности, реализации полномочий, в ней указанных вопреки интересам выдавшей доверенность компании, стал ключевым фактором при разрешении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих компанию лиц.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Елена Миронова, юрист-аналитик. Блондинка. Люблю розовое. Нравится поп-музыка. Отдаю предпочтение судебным спорам по банкротству, займам.

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

1) Вывод активов предприятия

2) Признание права собственности на землю через суд

3) Незаключенный и недействительный договор

4) Параллельный бизнес у директора и участника общества

5) Возврат арендованного имущества

6) Подготовка схемы расположения земельного участка

7) Защита прав миноритарных акционеров

8) Взыскание аванса по договору подряда

9) Оптимизация налогов и налогобложения

10) Схемы оптимизации НДС

Добавлено в закладки: 0

Судебное представительство регламентируется Гражданско-процессуальным кодексом. Здесь описываются права и обязанности представителя, продудела оформления полномочий и круг лиц, которые не допускаются к выполнению подобных функций. Ответственность представителя в суде бывает двух видов – административной и уголовной. Мера наказания определяется судом.

Кто такие представители

Представитель – лицо, наделенное полномочиями на ведение в суде дел граждан и юридических лиц (ст.ст.48–49 ГПК РФ). Любой человек вправе нанять юриста или адвоката для защиты своих интересов. Судебное слушание может проходить без участия истца или ответчика. Единственное условие – выдача доверенности (ст.53 ГПК РФ).

Документ обычно оформляется у нотариуса. Если доверенность выдает предприятие, то на ней должна быть подпись руководителя, печать организации (кооператив, ТСЖ, ООО). Документ оформляется исключительно в письменном виде. Доверенность должна внятно описывать полномочия представителя. Например, подача основного/встречного иска, составление мирового соглашения, отзыв заявления, уменьшение/увеличение исковых требований, подача апелляции/кассации, представление интересов доверителя в органах исполнительной власти.

Что касается детей, то их интересы представляют родители/опекуны (ст.52 ГПК РФ). При этом законные представители доверить ведение дел адвокату. Его полномочия определяются при подписании договора. В суде адвокат действует на основании ордера.

Для самостоятельной защиты детей или опекаемых лиц законным представителям доверенность не требуется. Достаточно предоставить свидетельство о рождении (иной документ). Законодатель учитывает, что малыши не способны оценивать происходящее, а значит, защищать себя они не могут. Исключен6ием являются лица лишенные родительских прав. Им запрещено представлять в суде интересы малолетних граждан.

Судьи, прокуроры и следователи также не могут быть представителями (ст.51 ГПК РФ). Исключение – участие в судебном процессе от имени государства.

Полномочия представителя

Уполномоченное лицо может совершать любые процессуальные действия, предусмотренные законом и доверенностью (ст.54 ГК РФ). Основные полномочия:

  • подача основного/встречного иска;
  • обращение в третейский суд;
  • уменьшение/отказ от исковых требований;
  • изменение предмета спора;
  • возможность передоверия;
  • заявление отводов участникам процесса;
  • получение денег/материальных ценностей по решению суда;
  • подача апелляции или кассации.

Уполномоченное лицо действует исключительно в рамках закона. Неисполнение обязанностей является основанием для привлечения к ответственности представителя по доверенности.

Когда нужен представитель

Всегда ли нужен юрист или можно обойтись без него? Увы, далеко не все граждане имеют юридические познания, необходимые для самостоятельной судебной защиты. Только на изучение порядка ведения дел в суде уйдет слишком много времени. Поэтому легче нанять адвоката. Например, для решения финансовых проблем или при разделе имущества. Стоимость услуг представителя зависит от сложности и длительности процесса, количества участников.

После заключения договора с адвокатом к нему переходит ответственность представителя в гражданском процессе. Однако он не может гарантировать благоприятный исход судебного слушания. Поэтому не отвечает за конечное решение суда. Однако адвокат может подать апелляционную или кассационную жалобу на судебное решение (ст.ст.320, 376 ГПК РФ).

Если гражданин не способен защищать себя самостоятельно или находится под следствием, то суд назначает ему защитника за счет государства. Однако адвокат может оспорить принятое решение и отказаться от участия в арбитражном процессе (ст.50 ГПК РФ).

Общая ответственность

В чем заключается ответственность представителя в суде? Уполномоченное лицо представляет интересы истца или ответчика и действует от его имени, полагаясь на собственные знания или жизненный опыт. Превышение полномочий или нарушение закона является основанием для привлечения его к ответственности.

Наказать могут даже за речь в суде, например, если выявится недостоверная информация. За ложные сведения предусмотрена ответственность в виде штрафа или обязательных работ (ст.ст.128.1, 306 УК РФ).

Уголовная ответственность представителю грозит также за распространение личной информации (ст.137 УК РФ). Например, когда перед третьими лицами оглашены сведения, составляющие конфиденциальную информацию, защищенную законом (история болезни, номер паспорта, данные банковских счетов).

Ответственность представителя в суде также закреплена Административным законодательством. Например, за неисполнение законного распоряжения судьи адвокату грозит штраф или административный арест сроком до 15 суток (ст.17.3 КоАП РФ).

Представитель несет полную ответственность перед доверителем. Так как от него зависит дальнейшая судьба конкретного человека, жизнь его иждивенцев, родных и близких.

За фальсификацию данных адвокату отдельно грозит:

  • ограничение или приостановление деятельности;
  • исключение из коллегии адвокатов;
  • выговор;
  • штраф.

Представитель действует в интересах истца или ответчика. Для участия в судебном слушании требуется доверенность. Документ заверяется у нотариуса или руководителем предприятия. Представитель вправе получать деньги или вещи, определенные решением суда.

Запрещается подлог сведений, предоставление ложной информации, разглашение личной жизни или коммерческой тайны. Отказ представителя от возложенных на него обязанностей осуществляется в установленном законом порядке. За нарушение законодательства предусмотрена дисциплинарная, административная или уголовная ответственность.

Что грозит за фальсификацию доказательств в гражданском процессе?

В ходе рассмотрения гражданского дела иногда встречаются ситуации, когда одна из сторон конфликта прибегает к недозволенным методам для получения выгодного для себя решения суда. Одним из таких методов может являться фальсификация доказательств, используемых в деле. Что касается собственно фальсификации в гражданском судопроизводстве, то намного уместнее употреблять термин «уголовно наказуемое деяние», чем просто «недозволенный метод».

Чтобы говорить о предоставлении ложных доказательств или искажении фактов по гражданскому делу следует иметь представление, что собственно представляют собой сами доказательства. В ходе судебного рассмотрения стороны конфликта предоставляют для рассмотрения факты, материальные вещи, сведения о каких-либо событиях, одним словом, любые подтверждения своей правоты. Чем убедительнее будут такие подтверждения, тем больше вероятность того, что суд примет приемлемый вердикт.

Именно эти подтверждения своей правоты и называются доказательствами и на основе их рассмотрения суд примет решение.

В ходе подготовки к гражданскому процессу у некоторых недобросовестных граждан может возникнуть желание увеличить свои шансы на выигрыш путём предоставления суду доказательств заведомо ложных, сфальсифицированных. Расчёт в данном случае прост – дела гражданское, а не уголовное, поэтому особо присматриваться к предоставляемой информации никто не будет. Тем более что иногда такие сведения проверить довольно сложно.

Таким категориям граждан наш портал bukva-zakona.com напоминает, что, во-первых, предоставление сфальсифицированных доказательств суду (даже гражданскому) является уголовно наказуемым. Во-вторых, при выявлении факта фальсификации высока вероятность пересмотра результатов судебного рассмотрения дела.

Наказание за подобные действия оговаривается в ст. 303 УК РФ. Это может не только крупный денежный штраф (максимальный размер возможного штрафа составляет 300 000 рублей или величину совокупного дохода виновного за два года). Предоставивший сфабрикованные доказательства вполне может лишиться свободы, поскольку максимальное наказание предусматривает арест до 4 месяцев.

Фальсификация доказательств характеризуется наличием объективной и субъективной стороны. Объективная сторона выражается во внесении изменений в реальные сведения, что делает их недостоверными, а иногда и попросту ложными. Само по себе такое внесение изменений может выражаться в подчистке информации в документах, внесение в них информации ранее не содержавшейся, исправление дат, подписей и так далее.

Преступление будет считаться совершённым с момента предоставления сфабрикованных доказательств на рассмотрение суда. Именно момент предоставления сфальсифицированных сведений будет определять факт преступления, а вовсе не то, что такие сведения повлияли на решение суда.

Субъективной стороной преступления будет считаться наличие умысла в действиях стороны гражданского судопроизводства, предоставившей сфабрикованные доказательства. Это означает, что предоставление сфальсифицированной информации было спланировано, и гражданин полностью осознавал возможные последствия этого.

Введение в заблуждение гражданского суда при помощи предоставления недостоверных доказательств возможно не только одной из сторон рассмотрения дела, но их представителями. В таком случае для определения виновности важно знать был ли предварительный сговор между лицом, являющимся стороной дела, и его законным представителем.

Юристы сайта bukva-zakona.com обращают ваше внимание на следующий нюанс, касающийся фальсификации доказательств. Не будет считаться фальсификацией намеренное предоставление ложного экспертного заключения или неверный (неточный) перевод с иностранного языка, даже если действия повлекли за собой неправомерное принятие судебного решения. Такие действия попадают под действие совершенно другой статьи УК РФ.

Определить, сфабрикованное доказательство представлено суду или нет можно несколькими способами. Одним из самых действенных является сопоставление сведений из разных источников. Если информация из одного из них противоречит остальным, можно заподозрить наличие фальсификата.

Можно проверить подлинность документов путём проведения различных экспертиз, например, почерковедческих. Существуют различные способы выявления внесённых изменений в текст документа.

Большую роль в выявлении сфабрикованных доказательств может сыграть опрос свидетелей.

Выявление факта фальсификации должно проходить по следующей схеме. Если существуют подозрения, что определённые доказательства по гражданскому делу, используемые второй стороной, имеют признаки недостоверности или подлога, следует написать заявление с просьбой назначить проверку этих доказательств. В качестве проверки могут использоваться, в том числе, различные экспертизы, которые придётся проводить за свой счёт, но при признании фальсификата средства будут возвращены из бюджета. Возможно также привлечение к делу других свидетелей или использование дополнительных источников информации.

Следующим шагом должна стать подача заявления в органы полиции по факту использования фальсифицированных доказательств в гражданском суде. К нему следует приобщить результаты экспертиз, свидетельские показания и другие подтверждения использования сфабрикованных доказательств. Обращение в полицию обусловлено тем, что начало уголовного производства по отношению к лицам, сфальсифицировавшим доказательства, в компетенцию гражданских судов не входит.

Ответственность представителя за утверждения о фактах в гражданском процессе

Вчерашний научный круглый стол по вопросу об ответственности за ложь в суде и предшествующая ему дискуссия в фейсбуке побуждают меня написать на эту тему. Я не ставлю своей целью полностью осветить эту проблему и остановлюсь только на ответственности представителей, поскольку именно по этой теме звучали самые спорные, на мой взгляд, утверждения. Впрочем, многие мои утверждения будут не менее спорны, и скорее представляют собой отправные точки для развития дискуссии, чем описание законченной концепции.

Как известно, в российском процессе судебные представители нередко опрашиваются судьями по вопросам факта. Например, судья спрашивает представителя ответчика о том, получил ли его доверитель товар от истца или нет. Представитель отвечает, что нет, хотя и знает, что в действительности товар был получен. Причина этого состоит в том, что представитель предполагает, что у истца не имеется доказательств отгрузки товара, и на этом основании рассчитывает выиграть дело. Стал ли представитель источником ложных доказательств в описанной ситуации?

Объяснения лиц, участвующих в деле, — разновидность личных доказательств. Доказательство, в свою очередь, это след обстоятельства, входящего в предмет доказывания. Для того, чтобы доказательство закрепилось, и его можно было принести в суд, должен существовать следоноситель. Для письменных доказательств — это, как правило, бумага, а для объяснений лиц, участвующих в деле, и свидетельских показаний — это память. Именно в человеческой памяти отпечатывается реальная действительность, что впоследствии позволяет установить факты прошлого путем опроса или допроса этого человека.

В памяти судебного представителя нет следов обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела (за редкими исключениями, о которых имеет смысл поговорить отдельно). Все, что он знает, известно ему лишь со слов доверителя, который, впрочем, тоже может знать часть обстоятельств лишь со слов третьих лиц. Таким образом, представитель никак не может нести ответственность за дачу ложных объяснений по той причине, что он в процессе никаких объяснений не дает.

Чем же тогда являются заявления представителя по вопросам факта? Где бы ни делались эти заявления — в процессуальных документах или в судебном заседании — они не являются доказательствами. Речь идет о выполнении судебным представителем бремени утверждения.

Как известно, суд формирует бремя доказывания по делу на этапе подготовки к судебному разбирательству исходя из утверждений сторон (ст.133 АПК, ст.148 ГПК). Следовательно, до выполнения бремени доказывания стороны должны выполнить бремя утверждения, изложив свою позицию относительно обстоятельств, по их мнению, имеющих значение для разрешения дела. Именно этим и занимается представитель, транслируя суду утверждения о фактах.

Впоследствии представитель должен будет доказать все или хотя бы часть из них, прибегая в случае необходимости и к личным доказательствам, то есть приглашая своего доверителя прийти в судебное заседание для дачи объяснений или вызывая свидетелей для допроса.

Хорошо, представитель не может отвечать за ложность доказательств, но может ли он отвечать за ложность утверждений об обстоятельствах в тех случаях, когда он знает, что они ложны? В сознании российского практикующего юриста укрепилась идея о том, что представитель зачастую не только излагает суду версию своего доверителя, но и активно участвует в конструировании этой версии.

Это первый из поставленных вопросов, который, на мой взгляд, не имеет очевидного ответа. Тут может быть множество подходов.

Запрет на предоставление суду ложных объяснений направлен, во-первых, на обеспечения уважения к суду, которое будет подорвано, если в обществе будет распространяться мнение, что суд разрешает дело не по справедливости (праву), а в пользу того, кто лучше солжет. Во-вторых, он направлен на вынесение обоснованного судебного решения.

Сама по себе возможность представления ложной версии событий, на мой взгляд, не подрывает доверие к суду и не приводит к вынесению решения в пользу стороны по делу, поскольку суд руководствуется доказательствами, а не утверждениями. Проигрыш другой стороны в результате того, что она представила менее убедительную версию событий либо не смогла подкрепить ее доказательствами, будет восприниматься как поражение вследствие непредусмотрительности, типичное для состязательного процесса.

Впрочем, в ответ на это можно возразить, что современный российский арбитражный процесс знает институт признания фактов путем их неоспаривания (ч. 3.1 ст. 70 АПК), и, таким образом, роль утверждений, сделанных другой стороной, существенно возросла. Однако, мне представляется, что ч. 3.1 ст. 70 АПК скорее инструментальна. Она подлежит применению лишь тогда, когда все стороны спора представили свои версии событий, и позволяет не доказывать лишь те факты, которые прямо не оспорены и существование которых не входит в противоречие ни с одной из представленных версий.

Но может быть именно профессия налагает на судебного представителя определенные требования? Даже если представление заведомо ложной версии событий не угрожает самому судопроизводству, возможно представитель просто не может позволить себе делать это по иным причинам. Это определенно было бы так, если бы судебный представитель воспринимался не столько оружием в руках клиента, сколько служителем правосудия. Эта концепция, выглядящая почти шуткой в современных российских реалиях, принята, например, в Англии.

Естественно, что просто назвать судебного представителя служителем правосудия мало. Для того, чтобы это действительно стало так, люди, которые сегодня себя чувствуют находящимися по разные стороны баррикад, судьи и профессиональные судебные представители, должны почувствовать себя носителями одной профессии. И те, и другие должны ощутить, что их клиент в широком смысле — общество. Я сомневаюсь в том, что такое чувство может быть обретено вне единого профессионального сообщества, когда сегодняшний профессиональный представитель завтра без труда становится судьей, а судья уходит в отставку и начинает практиковать в качестве судебного представителя.

Неполным было бы рассмотрение вопроса о запрете предоставления ложной версии событий без соотнесения его с состязательной формой процесса. Артем Карапетов, выступая на научном круглом столе, привел следующий пример: представитель ответчика по делу о взыскании долга по договору поставки заявляет о том, что договор не заключен. Когда истец представляет доказательства того, что договор заключен, представитель ответчика утверждает, что товар не поставлен. Когда истец доказывает, что товар поставлен, представитель ответчика приводит новые возражения по фактам и т.д.

В принципе состязательная форма процесса и сам принцип состязательности допускают, что одна сторона может препятствовать другой стороне в достижение нужного ей решения любыми процессуальными средствами. Однако чистый состязательный процесс (процесс как состязание без ограничений) и чистый принцип состязательности (идея о том, что доказательства представляются только сторонами) почти не встречаются. Вопрос, таким образом, состоит в том, предусматривают ли наши процессуальные кодексы ограничение на изменение презентованной стороной версии событий по ходу процесса?

И ГПК, и АПК предусматривают, что предмет доказывания формируется на стадии подготовки к судебному разбирательству, хотя это не означает, что он вместе с версией событий не может изменяться в дальнейшей. Однако, АПК к тому же предусматривает процедуру раскрытия доказательств (ч. 4 ст. 65 АПК), которая, как нам всем хорошо известно, не работает. Сами же арбитражные суды и привели к тому, что институт раскрытия доказательств не заработал с самого момента его появления в кодексе. А ведь именно этот институт мог бы исключить ситуации наподобие той, которая описана нашим коллегой, поскольку раскрыть доказательства в начале процесса означает лишить себя большей части возможностей изменить свою версию событий впоследствие.

В чем же причина низвержения института раскрытия доказательств судами? Конечно, его применение требует от судей дополнительной квалификации, однако, со временем он облегчил бы работу самим судьям. Причина, по-видимому, состоит в том, что арбитражный процесс, как и гражданский, воспринимается судами как непрофессиональный. Так что лишь немногие попытки привнести в него повышенные требования для участников удаются.

Возможно, есть и еще одна менее рациональная причина — как известно, в сознании многих российских судей стремление к постижению объективной истины по делу неистребимо. Какой судья удержится от того, чтобы исследовать доказательство, проливающее свет на истинное положение дел, хотя бы и представленное с нарушением правил о раскрытии доказательств?

Вместе с тем возможно требование стабильности представляемой сторонами версии событий могло бы стать тем естественным сдерживающим фактором, которое заставляет сторону с самого начала придерживаться версии событий, которая максимально близка к правдивой. Ведь чем сильнее было бы отклонение от нее, тем выше, по общему правилу, риск проиграть дело.

Подводя итог, действующий закон и судоустройственная реальность, на мой взгляд, не позволяют возложить на судебного представителя ни ответственность за дачу ложных объяснений, ни ответственность за предоставление суду заведомо ложной версии событий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *