Лотфуллин субсидиарная ответственность

Контролирующее должника лицо. Субсидиарная ответственность. Обзор правовых позиций СКЭС ВС РФ.

Контролирующее должника лицо. Субсидиарная ответственность. Обзор судебной практики по признанию лиц, контролирующими должника.

Как я уже писал в своей первой публикации из серии банкротной тематики для своего удобства, а также для тех, кто сталкивается с банкротными процедурами, я решил сделать обзор наиболее важных судебных актов по разным тематикам, таким как признание сделок недействительными, привлечение к субсидиарной ответственности и так далее. В рамках каждой отдельной темы, например, субсидиарной ответственности, невозможно все охватить в одном обзоре, что требует нескольких публикаций по каждой теме.

Чем важны определения СКЭС ВС РФ по банкротной тематике? Если суды общей юрисдикции часто проходят даже миом разъяснений пленумов ВС РФ, то тем более для них имеют мало значения и определения их СКГД ВС РФ. В то же время в судебных актах арбитражных судов мы постоянно видим ссылки на правовые позиции определений СКЭС ВС РФ. Таким образом, эти определения являются своего рода базисом банкротного права. Нигде банкротное право не может охватить весь спектр жизненных ситуаций, а поэтому важна творческая роль судебной практики по развитию того, что заложено в духе закона. Поэтому, зная этот базис, этот фундамент банкротного права, можно более уверенно и квалифицированно оказывать помощь доверителям. А если имеются еще и конспективные обзоры по каждой тематике, то очень легко отыскивать нужную информацию для построения позиции по делу. Я надеюсь, что публикации могут оказаться полезными в быстром поиске нужных правовых позиций судов и формировании представления о современном банкротном праве.

Субсидиарная ответственность – это практически того же плана явление, как и прокалывание корпоративной вуали, основанной на праве справедливости в США. В США еще в 19 веке понимали, что юридическое лицо является фикцией или правовым явлением, созданным для таких целей, как обособление капитала от лиц, наделяющих им юридическое лицо. Это вполне правомерная цель, направленная на стимулирование инвестиций, так как не каждый готов рисковать всем своим состоянием по долгам бизнеса. В то же время согласно известной максиме права справедливости «справедливость смотрит на намерение, а не на форму». Если ограниченную ответственность юридического лица используют для злоупотребления, т.е. структурируют отношения так, что бенефециары корпорации получают от неё все, фактически маскируя свою деятельность по извлечению прибыли под деятельность корпорации, вводя в заблуждение кредиторов, то при определенных условиях они не могут ссылаться на то, что они отдельны и обособленны от юридического лица. Их называют вторым я или alter ego корпорации. Соответственно, лишение их права ссылаться на ограниченную ответственность корпорации и взыскание с них её долгов и называют прокалыванием корпоративной вуали.

Субсидиарная ответственность в отечественном банкротном праве также является средством снятия корпоративной вуали. За корпоративной вуалью прячутся лица, которые контролируют юридическое лицо и используют все плюсы ограниченной ответственности, но делают это недобросовестно, например, зная о грядущей несостоятельности и изымая активы, на которые может быть обращено взыскание. Поэтому важно понимать, какие принципы определения таких лиц.

Про корпоративную вуаль смотрите мою публикациюКорпоративная вуаль, недокапитализация и исполнение судебных решений о взыскании штрафов и неустоек с застройщиков

Одним из ключевых понятий ФЗ «О банкротстве (несостоятельности)» является определение контролирующего должника лица. Оно имеет большое значение в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности. Это понятие раскрывается в самой первой статье главы данного закона, регламентирующей субсидиарную ответственность.

До того, как приступить к рассмотрению вопросов субсидиарной ответственности руководителя должника и иных лиц в процедурах банкротства, необходимо понимать, что представляет контролирующее должника лицо. Здесь я не буду разбирать тривиальные и очевидные случаи, когда ясно, кто является контролирующим лицом (далее по тексту – КДЛ). Например, исполнительный орган должника. Нет, мне интересны менее тривиальные случаи, когда не так просто установить такое лицо.

Итак, ст. 61.10 ФЗ «О банкротстве (несостоятельности)» предусматривает следующее:

Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

!!! Важно наличие контроля определяется не более, чем за три года до возникновения признаков банкротства. Иначе говоря, для целей привлечения к субсидиарной ответственности признаки КДЛ имеют временные ограничения.

Какой же это момент. Обратимся к разъяснениям пленума ВС РФ.

!!! В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» даются следующие разъяснения (далее — ППВС № 53):

По смыслу взаимосвязанных положений абзаца второго статьи 2, пункта 2 статьи 3, пунктов 1 и 3 статьи 61.10 Закона о банкротстве для целей применения специальных положений законодательства о субсидиарной ответственности, по общему правилу, учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов (далее — объективное банкротство).

!!! Важно там же:

Указанные положения законодательства не исключают возможность привлечения контролирующего лица к иной ответственности за действия, совершенные за пределами названного трехлетнего периода, например, к ответственности, предусмотренной законодательством о юридических лицах (ст. 53.1 ГК РФ, статья 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах), статья 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) и т.д.).

Далее переходим к определению КДЛ. Ст. 61.10 ФЗ «О банкротстве (несостоятельности)» предусматривает следующее:

Возможность определять действия должника может достигаться:

1) в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного положения;

2) в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии;

3) в силу должностного положения (в частности, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника либо лиц, указанных в подпункте 2 пункта 4 настоящей статьи, а также иной должности, предоставляющей возможность определять действия должника);

4) иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

Далее в законе вводится презумпция КДЛ если это лицо:

1) являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;

2) имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;

3) извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в пункте 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так как в законе невозможно охватить все случаи признаков КДЛ, то та же норма позволяет суду признать лицо контролирующим и по иным основаниям.

Итак, первым шагом либо в привлечении лица к субсидиарной ответственности, либо к его защите от соответствующего требования является установление того, является ли оно КДЛ.

Так как нас не интересуют тривиальные случаи, когда статус КДЛ очевиден, например, у директора хозяйственного общества, то мы обратимся к случаям установления неочевидного КДЛ, а именно того, кто извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в пункте 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В ППВС № 53 находим следующие разъяснения:

…контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.

так, в частности, предполагается, что контролирующим должника является третье лицо, которое получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершенной руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой организации и ее кредиторов (например, на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.) либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, и т.д.). Опровергая названную презумпцию, привлекаемое к ответственности лицо вправе доказать свою добросовестность, подтвердив, в частности, возмездное приобретение актива должника на условиях, на которых в сравнимых обстоятельствах обычно совершаются аналогичные сделки.

Также предполагается, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки. В этом случае для опровержения презумпции выгодоприобретатель должен доказать, что его операции, приносящие доход, отражены в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а полученная им выгода обусловлена разумными экономическими причинами.

Приведенный перечень примеров не является исчерпывающим.

Приведу примеры из судебной практики.

Так, интересен пример установления фактического акционера и выгодоприобретателя ЗАО, которое было признано несостоятельным. Речь идет оПостановлении Арбитражного суда Московского округа от 04.06.2019 N Ф05-214/2018 по делу N А40-183417/2015. В данном деле, некий гражданин Кругликов был признан фактическим акционером и выгодоприобретателем на основании в том числе письменными показаниями генерального директора Павленка, который до приема в данную организацию фактически, ни финансовой или экономической деятельностью не занимался, специальных познаний не имел, в таможенном деле не разбирался. На работу в ЗАО его принимал владелец ЗАО Кругликов при участии учредителя Винникова.

Иначе говоря, Кругликов не фигурировал в реестре акционеров в качестве такового, но, тем не менее, давал участникам ЗАО распоряжения о приеме на работу. Кроме того, факт того, что Кругликов являлся выгодоприобретателем ЗАО подтверждался решением Арбитражного суда г. Москвы, которым установлено, что платежным поручением ЗАО перечислило сумму в размере 65 890 292 руб. на расчетный счет ООО, учредителем которого был Кругликов. ООО не был возвращен заем в полном объеме, проценты по займу также не выплачивались. Конкурсный управляющий указывал, что выдача ООО займа в размере 65 890 292,00 руб. была произведена на нерыночных условиях, без обеспечительного залога и не преследовало целью возврата денежных средств заимодавцу. Погашение денежных средств, как суммы основного долга, так и начисленных процентов, по заключенному между ЗАО и ООО договору займа никогда не производилось.

В данном случае суды пришли к выводу, что Кругликов является КДЛ.

Таким образом, даже если гражданин формально не является акционером или участником общества, а также его исполнительным органом, то он при наличии доказательств того, что он выгодоприобретатель от сделок, которые стали причиной банкротства, то его можно признать КДЛ.

Замечательные разъяснения по поводу определения КДЛ по данному признаку приведены в Письме ФНС России от 16.08.2017 N СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ». Отмечу для тех читателей Праворуба, которые видят в праве США упрощенчество, что фактически в данном письме разъяснения практически полностью совпадают с обоснованием решений судов США о снятии корпоративной вуали. Это я о том, что право в современном мире развивается путем взаимодействия и принятия всего того, что помогает достижению его целей.

Например, в разделе 2.1.2 Письма говорится следующее:

Недобросовестным (в ряде случае незаконным) является использование преимуществ, которые предоставляет возможность ведения бизнеса через корпоративную форму, и построение бизнес-модели с разделением на рисковые (т.н. «центры убытков») и безрисковые (т.н. «центры прибылей») части, позволяющие в случае проблем с оплатой поставщикам, подрядчикам, работникам или бюджету в короткие сроки поменять рисковую часть (обанкротив предыдущую) и продолжить ведение деятельности, не утрачивая активы. Это свидетельствует о том, что контроль и над рисковой, и над безрисковой частями бизнеса осуществлялся из одного центра.

При этом получение выгоды при такой бизнес-модели может осуществляться разными путями (а также их комбинацией):

— недостаточной (тонкой) капитализацией, когда вклад в уставный капитал вносится не как вклад, а оформляется в виде гражданско-правовых договоров (займа, аренды основных средств и т.п.), соответственно, выплаты по таким договорам при определенных условиях можно считать получением дивидендов от деятельности;

— применением такого ценообразования внутри группы, которое позволяет контролировать размер выручки, получаемой рисковой частью, обеспечивая ее поступление фактически на грани себестоимости, а всю прибыль выводить на безрисковую часть;

— применением такого движения товарного (материального) потока внутри группы, которое позволяет контролировать размер добавленной стоимости на безрисковой составляющей, сводя ее и, как следствие, налоговую нагрузку практически к нулю, и выводить всю добавленную стоимость на рисковую составляющую.

Примерами — характеристиками рисковой части могут быть:

— ведение производственной деятельности, которая дает основную добавленную стоимость на арендованных основных средствах и (или) на давальческом сырье и материалах;

— ведение торговой деятельности через технические компании, на которые ложится вся налоговая нагрузка на маржинальный доход от закупки товара группой компаний и ее реализации за пределы группы компаний конечным покупателям.

Поэтому полученной выгодой, например, может считаться ситуация, когда фактическая экономия возникает на оплате поставщикам, подрядчикам, персоналу налогов, а выгоду при этом получает та компания (группа связанных компаний), которая выпускает товар на рынок, имея для этого соответствующие возможности (складские и/или торговые помещения, транспортные средства, персонал и т.п.), в том числе оформленные на разных членов группы.

В США критерий недокапитализации корпорации для ведения того вида и объема деятельности, который она ведет, является одним из главных, как для субординации требований участников корпораций, так и для прокалывания корпоративной вуали. Совершенно аналогичные разъяснения мы видим и у ФНС.

Иными словами, если ООО «Рога и копыта» с уставным капиталом в 10 000 рублей ведет строительство нескольких многоквартирных домов, а деньги, полученные от дольщиков, уходят, например, через определенную схему на конечного бенефициара, который реально контролирует и застройщика и подрядчика, и не это ООО впадает в банкротство, например, в связи с нарушением сроков строительства и требованиями о возврате денежных средств со стороны дольщиков, то недокапитализация и аккумуляция денежных средств у лиц, у которых нет никаких долгов, является свидетельством злоупотребления корпоративной формой. Такой уставный капитал явно не является достаточным для ведения подобной деятельности. Фактически пользу и прибыль от такой деятельности извлекают одни, а долги остаются на юридическом лице, которое заведомо неспособно их отдать.

Также представляют интерес те случаи, когда лицо признается КДЛ по иным основаниям, которые непосредственно в законе не указаны. Приведу примеры.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 28.05.2018 N Ф03-1932/2018 по делу N А73-3672/2016

Вместе с тем судами из материалов дела установлено, что Кривошеев О.А., Пак В.В. и Калашников Олег Дмитриевич (конечный бенефициар) знакомы друг с другом длительное время (ранее проходили обучение в авиационном училище) и являются группой лиц, которые имеют прямое или косвенное влияние на деятельность группы компаний — ООО «Минутка», ООО «Цивилизация», обществ с ограниченной ответственностью (далее — ООО) «Привал», «Восточный проект».

Согласно пункту 5 статьи 61.10 Закона о банкротстве суд может признать лицо контролирующим должника лицом по любым иным доказанным основаниям, которые прямо в законе не указаны.

Этими основаниями могут служить, например, любые неформальные личные отношения, например, совместное проживание, длительная совместная служебная деятельность (в том числе военная служба, гражданская служба), совместное обучение (одноклассники, однокурсники) и т.п.

Следует учитывать, что бенефециары хозяйственных обществ стремятся скрыть свой статус таковых. На то они и создают структуру, в которой их не видно, чтобы в случае банкротства не быть привлеченным к субсидиарной ответственности. Так, в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 07.10.2019 N 307-ЭС17-11745(2) по делу N А56-83793/2014 находим следующее:
Делая вывод об отсутствии контроля над должником у Грабара В.В., суд округа сослался на положения должностной инструкции, принятой обществом.

Вместе с тем установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника.

При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо.

Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений.

Обращаясь с настоящим заявлением в арбитражный суд, уполномоченный орган помимо прочего ссылался на следующие обстоятельства:

— согласно карточкам банковских счетов Грабар В.В. вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно;

— Грабар В.В. является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО «Холдинговая компания „Ладога“, которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности);

— на встрече с представителями уполномоченного органа при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО „Группа Ладога“, а также через СМИ Грабар В.В. позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний „Ладога“.

Совокупность указанных обстоятельств позволила судам констатировать наличие у Грабара В.В. признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализацией финансовых и иных административно-хозяйственных решений.

Бремя опровержения представленных уполномоченным органом доводов возлагается на Грабара В.В. как процессуального оппонента. При этом, защищаясь против предъявленного иска, ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, необходимо представить собственную версию инкриминируемых ему событий. Однако Грабар В.В. имеющимся у него правом обоснованного возражения не воспользовался: не объяснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в настоящем обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом.

Таким образом, представление косвенных доказательств, которые сложно объяснить, кроме как наличием контроля лицом над должником, переносит на лицо, которое формально не имеет никакого отношения к хозяйственному обществу, создает фактическую презумпцию контроля, которая может быть им опровергнута. Простого отрицания контроля здесь явно недостаточно, а необходимо представить убедительную версию обратного. Подобная судебная практика, конечно, учит бенефициаров и выявлять их влияние на принятие решений хозяйственных обществ, будет в дальнейшем труднее.

В другом судебном акте ВС РФ говорится о том, что для доказательства статуса КДЛ необязательно представлять прямые доказательства. Да с точки зрения здравого смысла это и невозможно. Если бы для доказательства того, что лицо является КДЛ, требовалась представлять подтверждения дачи им указаний и так далее, то скрытых бенефициаров невозможно было бы привлекать к субсидиарной ответственности. Поэтому вполне достаточно косвенных доказательств, которые как говорилось выше создают фактическую презумпцию КДЛ.

Обратимся к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2018 г. № 302-ЭС14-1472 (4, 5, 7) по делу № А33-1677/2013. В нем говорится:

Кроме того, разрешая спор в этой части, суды, по сути, сочли, что вменяемый Абазехову Х.Ч. контроль над обществом «ИНКОМ» должен быть подтвержден лишь прямыми доказательствами – исходящими от бенефициара документами, в которых содержатся явные указания, адресованные должнику, относительно его деятельности. Однако конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица. Наоборот, он обычно скрывает наличие возможности оказания влияния на должника. Его отношения с подконтрольным обществом не регламентированы какими-либо нормативными или локальными актами, которые бы устанавливали соответствующие правила, стандарты поведения.

В такой ситуации судам следовало проанализировать поведение привлекаемого к ответственности лица и должника. О наличии подконтрольности, в частности, могли свидетельствовать следующие обстоятельства: действия названных субъектов синхронны в отсутствие к тому объективных экономических причин; они противоречат экономическим интересам должника и одновременно ведут к существенному приросту имущества лица, привлекаемого к ответственности; данные действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при наличии подчиненности одного другому и т.д.

Учитывая объективную сложность получения арбитражным управляющим, кредиторами отсутствующих у них прямых доказательств дачи указаний, судами должна приниматься во внимание совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств, сформированная на основании анализа поведения упомянутых субъектов. Если заинтересованные лица привели достаточно серьезные доводы и представили существенные косвенные доказательства, которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными их аргументы о возникновении отношений фактического контроля и подчиненности, в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания обратного переходит на привлекаемое к ответственности лицо.

Представляет интерес относительно доказывания фактического контроля над должником и Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.06.2019 N 13АП-4548/2019 по делу N А56-42617/2014/суб. В нем исследовался вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности лица, которое формально участником общества не являлось. В данном постановлении суд исходил из следующего:

Учитывая, что Петров К.М. и Васильев С.Л. не являлись непосредственно ни участниками (учредителями), ни руководителями должника в период осуществления спорных операций/сделок, при разрешении вопроса о допустимости привлечения их к субсидиарной ответственности в числе прочего доказыванию подлежит отнесение их к категории контролирующих лиц, которые, несмотря на отсутствие формального статуса участника или руководителя, имели фактическую возможность давать должнику обязательные для исполнения указания либо иным образом определять его поведение, то есть осуществляли контроль над его деятельностью. Доказывание соответствующего контроля может осуществляться путем приведения доводов о существовании между лицами формально юридических связей, позволяющих ответчику в силу закона либо иных оснований (например, учредительных документов) давать такие указания, а также путем приведения доводов о наличии между лицами фактической аффилированности в ситуации, когда путем сложного и непрозрачного структурирования корпоративных связей или иным способом скрывается информация, отражающая объективное положение дел по вопросу осуществления контроля над должником.

Разрешая вопрос о наличии у Васильева С.Л. статуса контролирующего должника лица, суд первой инстанции заслушал пояснения Борсука В.В., явившегося в судебное заседание 20.11.2018, обозрел и проанализировал представленные в материалы дела пояснения кредитора-контрагента Общества ИП Поповой О.П., включая переписку (в том числе электронную) с иными кредиторами.

Так, в материалы дела заявителем представлен нотариально составленный протокол от 04.10.2018 осмотра доказательств, а именно, адресованных Васильеву С.Л. документов — фрагментов переписки с контрагентами Общества, свидетельствующих о том, что документы направлялись в мае, июле, августе, октябре 2013 года кредиторами должника Васильеву С.Л. (на его электронный почтовый ящик vasiliev1985@mail.ru) как лицу, имеющему право без доверенности представлять интересы Общества, генеральному директору.

Такой вывод позволяет сделать характер направляемой документации — проекты договоров, претензии, акты сверок, а также обратная связь — направляемые в ответ письма, подписанные от имени ООО „Магистраль“ Васильевым С.Л.

Однако, как справедливо утверждают суды, не всякие косвенные доказательства должны создавать фактическую презумпцию контроля юридического лица, а только лишь те, которые с помощью согласующихся между собой косвенных доказательств могут подтверждать факт возможности давать прямо либо опосредованно обязательные для исполнения должником указания. Поэтому данные косвенные доказательства должны быть ясными и убедительными.

Все остальные положения о КДЛ не столь сложны и интересны, так как говорят об очевидных КДЛ.

Субсидиарная ответственность при банкротстве: правовая конструкция юридического лица под угрозой?

С 30 июля 2017 года действует новая глава III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве», включенная в текст Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Банкротный закон»).

Принятие и введение в действие указанной главы Банкротного закона вызвало недоумение и непонимание со стороны той части юридического сообщества, которая активно вовлечена в рассмотрение банкротных дел.

У данного вопроса, связанного с ответственностью менеджмента организаций и их собственников по долгам управляемого ими юридического лица, есть своя история, которая дает возможность понять, что же на самом деле происходит с институтом субсидиарной ответственности в банкротстве.

Почему ужесточили субсидиарную ответственность при банкротстве?

Для начала полезно будет понять причины, побудившие законодателя ввести такие жесткие правила ответственности контролирующих должника лиц в банкротстве.

Зайцев О.Р. (бывший сотрудник аппарата ВАС РФ, участник разработки новой главы Банкротного закона) в предисловии к книге Лотфуллина Р.К. «Субсидиарная и иная ответственность контролирующих должника лиц при банкротстве» говорит буквально следующее: «Правопорядок сгущается тогда, когда это требуется. Финансовый кризис последних лет заставил наше банкротное право усилить все способы достижения максимального удовлетворения кредиторов. В ситуации, когда по неофициальной статистике (ибо официальной, увы, нет) необеспеченный кредитор третьей очереди в корпоративном банкротстве в среднем получает сумму близкую к нулю, взгляды кредиторов не могли не обратиться на тех, кто стоит за юридическим лицом должника…»

Другими словами, раз в банкротном процессе кредиторы не имеют возможности получить от должника причитающиеся им суммы задолженности, то априори виноваты в таком положении вещей руководители и (или) собственники данного юридического лица, независимо от того, явились ли их действия (или бездействие) причиной его банкротства.

Наверное, такая точка зрения имеет право на существование, но ведь в банкротстве организаций далеко не всегда виноваты менеджмент и (или) собственники. В реальности существует множество факторов, влияющих на финансовое положение организации, которые приводят к его банкротству.

Разумеется, неквалифицированное управление коммерческой организацией может быть и является причиной какой-то части из общей массы банкротств, но далеко не всех. Существует такое понятие как «предпринимательская деятельность», которое расшифровывается в п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ (далее – «ГК РФ»): «Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг…»

Из понятия «предпринимательская деятельность» вытекает понятие предпринимательского риска. Предпринимательский риск – опасность потенциально возможной, вероятной потери ресурсов или недополучения доходов в сравнении с их ожидаемой (прогнозной) величиной. Сложность классификации предпринимательских рисков заключается в их разнообразии. Существуют определённые категории рисков, которые оказывают воздействие на все виды предпринимательской деятельности, но в тоже время существуют и специфические риски, оказывающие влияние лишь на компании, которые функционируют в определённых сферах деятельности. Например, специфические риски присущи производственной, торговой, банковской, страховой деятельности.

Исходя из источников возникновения, все предпринимательские риски можно разделить на внутренние и внешние.

Внутренние риски возникают непосредственно в самой компании: риски, порождаемые персоналом (низкий уровень квалификации, некомпетентность, злоупотребления); неэффективный менеджмент, просчёты в стратегическом планировании и т.п.

К внешним рискам относятся риски, которые неподвластны компании, т.е. компания не может оказать на них влияние, а может только предвидеть (и то далеко не всегда): стихийные бедствия, забастовки, военные действия, изменение законодательства и системы налогообложения, национализация, введение санкций, ограничений на финансово-кредитном рынке и т.п.

Вместе с тем в силу п. 3 ст. 53 ГК РФ руководитель юридического лица должен действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.). На основании п. 1 ст. 53.1 ГК РФ в случае нарушения этой обязанности руководитель обязан возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

Вопросам привлечения менеджмента организации к ответственности за причиненные их действиями (бездействием) убытки целиком и полностью посвящено постановление Пленума ВАС РФ от 20.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – «Постановление № 62»).

В пункте 1 Постановления № 62, в частности, говорится следующее:

«…Арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

В силу п. 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (ст. 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора».

Со слов Егорова А.В. (бывшего заместителя руководителя аппарата ВАС РФ), Постановление № 62 было призвано направить российскую правоприменительную практику по пути взыскания убытков с руководителей организаций, поскольку такой институт уже существует в российском праве, а не «изобретать велосипед» с расширением сферы применения субсидиарной ответственности в банкротных делах.

Что изменилось

Дело в том, что новая глава III.2 Банкротного закона вводит ряд презумпций, при наличии которых субсидиарная ответственность наступает для бывших руководителей и собственников юридического лица-банкрота автоматически. Например:

Пример 1: Пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств (п. 2 ст. 61.11 Банкротного закона):

2) документы бухгалтерского учета и (или) отчетности к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством РФ, либо указанная информация искажена…

4) документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством РФ об АО, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об ООО, о ГУПах и МУПах и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют либо искажены;

5) на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице:

в ЕГРЮЛ на основании представленных таким юридическим лицом документов;

в ЕФРСоФДЮЛ в части сведений, обязанность по внесению которых возложена на юридическое лицо.

Пример 2: Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены ст. 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд. При нарушении указанной обязанности несколькими лицами эти лица отвечают солидарно (п. 1 ст. 61.12 Банкротного закона).

Это было сделано для того, чтобы кредиторам не нужно было доказывать конкретный размер убытков, причиненных действиями (бездействием) менеджеров, их вину в причинении убытков, а также причинно-следственную связь между их действиями и наступившими неблагоприятными последствиями в виде убытков.

Такого, как утверждают специалисты, нет ни в одном развитом правопорядке.

Эрозия правовой конструкции юридического лица

Глава III.2 ставит под угрозу саму конструкцию юридического лица, смысл которой как раз и состоит в ограничении имущественной ответственности его участников при осуществлении ими предпринимательской деятельности.

Основополагающее значение для укрепления доктрины юридического лица и прямо связанной с ней доктрины корпоративной вуали имела судебная тяжба Salomon v Salomon & Co. Ltd. 1897 года.

Обувщик Арон Саломон продал свою обувную мастерскую по «цене, из ряда вон выходящей», причем случилось это накануне кризиса, следствием которого стала процедура ликвидации компании. Ликвидатор попытался через суд вернуть сумму, выплаченную Саломону и избавиться от ряда других обязательств компании, взятых прежним собственником.

Суд первой инстанции встал на сторону истца, решив, что компания не может рассматриваться как что-то отдельное от владельца.

Апелляционный суд решение поддержал, но с другим обоснованием: по его мнению, схема Саломона была создана для обмана кредиторов.

Однако Палата лордов отменила решение, причем единогласно. Высшая инстанция постановила, что компания обладает собственной правоспособностью, которая по сути является корпоративной вуалью, и суд не может убрать эту вуаль только на том основании, что это нечестно и несправедливо.

Палата лордов сказала, что юридическое лицо является фикцией, но это требование установлено законом. Даже если компания управляется единственным акционером, отдельная сущность юридического лица не утрачивается. Другими словами, Саломон воспользовался правами, предоставленными ему по закону.

В свое время Минэкономразвития представило «Концепцию развития корпоративного законодательства до 2008 года», в п. 46 которой отмечалось, что взятая на вооружение российским законодателем европейская практика установления минимального размера имущества, гарантирующего права кредиторов, в виде уставного капитала, не работает. Минимальный размер уставного капитала для ООО и существовавших в тот период ЗАО в размере 10 000 руб., а для ПАО – в 100 000 руб. превращает эту норму в декларацию. Уставный капитал не выполняет свою гарантийную функцию и никоим образом не защищает кредиторов такого юридического лица. Но даже законодательное увеличение уставного капитала до 250 000 руб. для ООО и ЗАО и до 3 000 000 руб. – для ОАО (были такие предложения), на мой взгляд, не решило бы проблему, поскольку ключевым показателем успешности организации является превышение размера активов над размером ее обязательств, прибыльность деятельности, отсутствие отрицательных чистых активов.

Гарантировать кредиторам, что задолженность их контрагентов будет погашена в любом случае, крайне затруднительно, если вообще возможно. Для этого и был изобретен правовой институт банкротства, когда в момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом уже, как правило, известно, что имущества должника для погашения всех требований кредиторов будет недостаточно. Избежать таких ситуаций на практике, к сожалению, не получится.

Согласно п. 1 ст. 65 ГК РФ юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.

Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ или другим законом (п. 2 ст. 65 ГК РФ).

Исключение, о котором говорится в п. 2 ст. 65 ГК РФ, должно быть действительно исключением, а не правилом, как в новой редакции Банкротного закона с учетом положений главы III.2.

Выводы

Как представляется, в настоящее время в российском банкротном законодательстве наметился существенный крен в сторону учета интересов кредиторов, преимущественно крупных, таких, например, как ФНС России, в ущерб интересам должника и контролирующих его лиц. Такая ситуация не может не сказаться отрицательно как на пресловутом «инвестиционном климате» в России, на деловой активности в целом, так и на темпах экономического роста. Сложившееся положение вещей стимулирует собственников бизнеса и топ-менеджеров сворачивать свою деятельность в России и выводить капиталы за рубеж.

Для исправления ситуации и восстановления баланса интересов кредиторов с одной стороны и должника с контролирующими его лицами – с другой, необходимо существенно ограничить область применения субсидиарной ответственности путем исключения из текста Банкротного закона вышеозначенных презумпций и тем самым заставить кредиторов доказывать в суде, что банкротство данной организации было вызвано действиями (бездействием) ее менеджмента и (или) собственников. Целью таких законодательных изменений должно быть желание вернуть банкротным процессам присущие им изначально черты состязательности и хотя бы минимальной справедливости.

Также для исправления сложившейся ситуации следовало бы уделить больше внимания правовому институту взыскания убытков с руководителей юридического лица и Постановлению № 62.

Но для реального исправления дел необходимо реализовывать обе вышеприведенные меры одновременно, иначе станет только хуже.

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС17-11745 (2) по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности должника его контролирующих лиц и взыскании с них свыше 2,7 млрд рублей.

Обстоятельства дела

С ноября 2000 г. Вениамин Грабар являлся президентом ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участником АО «Холдинговая компания «Ладога», которая была собственником торговых марок группы компаний. В июле 2014 г. данный гражданин стал управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» (участник ООО «Ран-Эстейт», в собственности которого находится имущественный комплекс группы компаний «Ладога»). В период с 1999 г. до февраля 2010 г. Вениамин Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г. – президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего дистрибуцию алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

В свою очередь, Андрей Купоросов в период с марта 2010 г. по февраль 2015 г. являлся руководителем, а в последующем ликвидатором ОАО «Промышленная группа «Ладога». Он также был участником АО «Холдинговая компания «Ладога», до сентября 2015 г. – участником КТ «Ладоком холдинг КГ».

В ходе выездных налоговых проверок «Промышленной группы «Ладога» было установлено, что в 2010–2011 гг. общество при участии подконтрольных ему фирм-«однодневок» осуществляло мероприятия, направленные на уменьшение налоговой нагрузки и получение необоснованной налоговой выгоды. В результате выявления искажения данных бухгалтерской отчетности налоговики доначислили обществу суммы налогов, сборов, пеней и штрафов.

Контролирующие органы также выявили факт вывода значительного объема денежных средств должника (свыше 1 млрд руб.) в пользу иностранной компании «Максбурн Лимитед». Так, поступающие от хозяйственной деятельности общества денежные средства перечислялись по цепочке в течение одного или двух банковских дней на расчетные счета доверенных лиц, а далее на счета организаций, имеющих договорные отношения с должником, либо на счета фирм-«однодневок». Указанные действия осуществлялись с января 2012 по декабрь 2013 г.

В марте 2014 г. при наличии задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет РФ произошла реорганизация «Промышленной группы «Ладога»: имеющиеся активы юрлица были переведены на вновь созданное ООО «Группа Ладога», которое фактически начало работать в тех же помещениях и на оборудовании, ранее принадлежавшем должнику, с теми же работниками и контрагентами.

Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц

В рамках дела о банкротстве должника ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности ряда лиц, включая Вениамина Грабара и Андрея Купоросова, а также о взыскании с них в солидарном порядке свыше 2,7 млрд руб.

Арбитражный суд удовлетворил заявление налоговой службы лишь частично. Он привлек Вениамина Грабара и Андрея Купоросова к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, отказав в удовлетворении остальной части заявления. Производство по обособленному спору было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами. Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции.

Обе инстанции исходили из того, что спорные действия должника не могли осуществляться без одобрения, участия и контроля указанных граждан, занимающих ключевые позиции в его руководстве. Суды также учли, что признаки неплатежеспособности общества возникли из-за привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и взыскания с него значительной суммы задолженности в бюджет РФ. Впоследствии в результате перевода всего имущественного комплекса, товарных знаков и персонала общества в ООО «Группа Ладога» должник окончательно утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами. Следовательно, несостоятельность «Промышленной группы «Ладога» связана не с объективными рыночными факторами, а исключительно с его поведением, воля которого формируется именно контролирующими лицами.

Однако впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций относительно привлечения к субсидиарной ответственности Вениамина Грабара, отказав в удовлетворении заявления в этой части. Суд округа отметил, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору последнего. Он лишь контролировал эффективное взаимодействие трудового персонала должника, его структурных подразделений в целях достижения наибольшей экономической и маркетинговой эффективности, а также внедрение научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным

В кассационной жалобе в Верховный Суд ФНС России просила отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм права.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция отметила, что различные редакции Закона о банкротстве предусматривали и продолжают предусматривать возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации, когда невозможно погасить требования кредиторов).

«Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась. Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству», – отмечено в определении.

В то же время Верховный Суд подчеркнул, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве от 21 декабря 2017 г. № 53). «Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника. При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо. Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений», – пояснил Суд.

В рассматриваемом деле, указал ВС, Вениамин Грабар, согласно карточкам банковских счетов, был вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно. Он является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО»Холдинговая компания «Ладога», которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности). На встрече с представителями ФНС России при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО «Группа Ладога», а также в СМИ этот гражданин позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний «Ладога».

Как пояснил ВС РФ, именно совокупность вышеуказанных факторов позволила первой и второй судебным инстанциям констатировать наличие у Вениамина Грабара признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализации финансовых и иных административно-хозяйственных решений. Следовательно, бремя опровержения доводов ФНС России возлагается на указанного гражданина как процессуального оппонента. При этом ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, так как ему необходимо представить собственную версию вменяемых ему событий.

Высшая судебная инстанция заключила, что Вениамин Грабар не пояснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в рассматриваемом обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС

В судебном разбирательстве интересы Вениамина Грабара представлял управляющий партнер юридического центра «Lex&Juris» Захарий Моллер.

В комментарии «АГ» он сообщил, что определение Верховного Суда повлечет формирование отрицательной практики привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Он также отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам скорее внесла путаницу, чем единообразие в вопросах определения лица в качестве контролирующего.

По его мнению, вывод Суда о том, что Вениамин Грабар является бенифициарным владельцем, основан лишь на следующих обстоятельствах:

  • возможность (но не фактическая реализация права) распоряжаться денежными средствами должника;
  • участие и управление компаниями, которым принадлежат используемые должником основные активы (по сути, контрагенты должника);
  • встречи с представителями налогового органа;
  • якобы «позиционирование» себя в качестве бенефициара в СМИ.

«При этом Верховный Суд вышел за пределы своих полномочий, так как переоценил ряд фактических обстоятельств. Суды первой и апелляционной инстанций в основу своего вывода о наличии у Вениамина Грабара признаков контролирующего лица положили лишь только факт его участия и управления АО «Холдинговая компания «Ладога» и КТ «Ладоком холдинг КГ». ВС РФ, отменяя постановление окружного суда, не дал никакой оценки его выводам об экстраординарности такого механизма защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность. Таким образом, Верховный Суд противоречит сам себе, так как в своем постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53 он прямо указал, что «привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов». Совокупность обстоятельств, на которые сослался Верховный Суд РФ, не является достаточной для того, чтобы однозначно сделать подобный вывод, они являются косвенными доказательствами, которые напрямую друг с другом не согласуются», – полагает Захарий Моллер.

По его словам, в материалах дела нет ни единого доказательства того, что непосредственно Вениамин Грабар совершал какие-либо действия или заключил сделку, направленные на причинение вреда должнику или его кредитором. Он подчеркнул, что в противном случае налоговый орган в первую очередь сослался бы на это, а суды бы указали это в своей мотивировке решений. «Поэтому возложение на указанного гражданина бремени опровергать доводы налогового органа не имеет под собой законного основания. Бремя доказывания наличия оснований для ответственности лежит в данном случае на кредиторе – налоговом органе», – пояснил юрист.

Захарий Моллер добавил, что неопределенность в вопросах определения лица как контролирующего заключается также и в том, что Верховный Суд не дал внятную систему координат, по которой должностные лица компаний смогли бы однозначно определить себя как контролирующее лицо. «Подход ВС РФ не согласуется и с признаками для определения лица как контролирующего в ст. 61.10 Закона о банкротстве. Он также противоречит ст. 10 Закона, действующей на момент признания должника банкротом. «В определении Верховного Суда мы не видим то, как соотносятся установленные судом обстоятельства с нормой закона, раскрывающей признаки контролирующего лица», – подытожил юрист

Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев полагает, что определение ВС является важным, в первую очередь из-за того, что Суд дал более-менее ясные критерии и примеры того, какими косвенными доказательствами может быть подтвержден статус бенефициара должника и как их следует опровергать привлекаемому к ответственности бенефициару.

«Основной проблемой в данной категории споров является все-таки процесс доказывания того, что то или иное лицо осуществляло фактический контроль за должником и могло определять действия его органов управления, при этом формально не являясь руководителем должника. Вторым, не менее важным, выводом суда является указание на обязанность привлекаемого к ответственности лица со ссылками на доказательства раскрыть собственную версию инкриминируемых ему событий, что само по себе должно служить наиболее объективной оценке всех обстоятельств дела», – пояснил эксперт.

По его словам, тем самым Верховный Суд разъяснил стандарт доказывания бенефициаром своей добросовестности. «Выводы ВС, безусловно, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров, а также будут способствовать наиболее всестороннему судебному разбирательству по такой категории споров», – заключил Иван Хорев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *