Контрольная закупка орм

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Правоохранительная система в России загружена, ограничена сроками, поэтому работает в конвейерном режиме. В большинстве случаев дела поступают в суд с признательными показаниями в ситуации отсутствия спора с обвинением, что облегчает задачу и прокурорам, и судьям.

Иное дело оправдательные приговоры. Они выносятся с риском для судей, поскольку чаще, чем обвинительные, отменяются вышестоящими судами, ведут к конфликту с прокуратурой. Но для защиты установление оснований вынесения оправдательных приговоров особенно интересны и имеют практическое значение.

Поэтому рассмотрим, к примеру, оправдательные приговоры, вынесенные по делам о сбыте наркотиков, и выясним основания их вынесения.

Обвинение в незаконном сбыте наркотиков базируется на материале проверочной закупки, проводимой сотрудниками полиции. Однако и в случае признания вины по таким делам возможен оправдательный приговор.

Так, в одном из дел подсудимый признал факт передачи наркотиков. Но вот результаты проверочной закупки, по решению суда, не легли в основу приговора. Суд счел, что умысел подсудимого на сбыт наркотиков сформировался исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений, то есть в результате провокации.

Проведение оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» должно быть продиктовано стремлением поставить под контроль, под непосредственное наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся процессы, связанные с посягательством на объект уголовно-правовой охраны, и в конечном итоге прервать их развитие. Проверочная закупка производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер.

Суд счел, что решение о проведении проверочной закупки должно приниматься не только и исключительно на основании заявления о желании помочь изобличить сбытчика наркотических средств, но и должно быть подкреплено опросом заявителя, выполнением других проверочных действий. Цель данных проверочных мероприятий — получение сведений о том, что данное лицо совершило, подготавливает либо совершает преступление. И совсем другое дело, когда в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия лицу, заподозренному в преступной деятельности, различными способами навязывают вознаграждение за сбыт запрещенного к обороту вещества, даже если лицо само никаких действий, направленных на оказание данной преступной услуги, не совершает. В подобных случаях оперативно-розыскное мероприятие незаконно.

Федеральный закон от 05 июля 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности» исключает провокацию в работе оперативных подразделений. Оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст.3). Задачами оперативно-розыскной деятельности является: «выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших преступление» (ст. 2). Такой задачи, как искусственное создание преступления с целью его последующего выявления, указанным Федеральным законом не предусмотрено. Решению задач оперативно-розыскной деятельности служит и проведение проверочной закупки. Однако в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность сведения о «признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших преступление».

Современные технические средства, имеющиеся на вооружении оперативных подразделений, при умелом их использовании, с соблюдением установленного законом порядка, позволяют без всякой провокации выявлять лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств, в том числе незаконно их сбывающих.

При оценке доказательств суды учитывают, что до проведения проверочной закупки подсудимые не занимались сбытом, передача наркотиков произошла благодаря решению оперативного подразделения провести оперативно-розыскное мероприятие.

Права гражданина, гарантированные Конституцией РФ и Конвенцией «О защите прав человека и основных свобод» от 14 ноября 1950 года (в редакции от 01 сентября 1998 года), ратифицированной Федеральным Законом РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 года не могут быть нарушены полицией.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, в том числе регулирующего уголовное судопроизводство.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом, то применяются правила международного договора.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основополагающих международных договоров.

Пункт 1 статьи 6 указанной Конвенции, ратифицированный Российской Федерацией без каких либо оговорок, устанавливает, что «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Отвечая на вопрос, каким образом уголовное преследование за преступление, совершенное в результате провокации со стороны правоохранительных органов, нарушило право гражданина на «справедливое судебное разбирательство», суды руководствуются толкованием статьи 6 Конвенции, данной Европейским Судом по правам человека. Возможность и необходимость использования толкования Конвенции, данного Европейским судом, вытекает из статьи 1 Федерального Закона от 30. 03. 1998 г. № 54-ФЗ: «Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней.» Таким образом, в соответствии с данным законом, правовые позиции, выработанные Европейским Судом по делам с участием Российской Федерации, являются обязательными для Российской Федерации, в том числе, и для ее судебных органов.

Свою позицию по данному вопросу Европейский Суд по правам человека отразил в Постановлении от 15.12.2005 года по делу «Ваньян против Российской Федерации». Как указано Европейским судом, осуждение за преступление, совершенное в результате провокации со стороны милиции, нарушает пункт 1 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при этом при разрешении вопроса о справедливости судебного разбирательства необходимо отвечать и на вопрос о справедливости способа получения доказательств.

Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в статье 6 Конвенции, по мнению Европейского Суда, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических средств не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции. Если преступление было спровоцировано действиями тайного агента, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия агента уже представляют собой подстрекательство к совершению преступления.

Все доказательства, полученные в результате незаконного уголовного преследования, являются недопустимыми.

Признание же подсудимого себя виновным за деяние, запрещенное уголовным законом, совершенное в результате провокации со стороны полиции противоречит положению п.1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По делам о сбыте наркотиков очень часто сотрудники полиции заявляют в суде о том, что они располагали оперативной информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков. Эту информацию они считают основанием проведения проверочной закупки.

Имеет смысл уточнять в суде, проверялась ли имеющаяся информация об участии конкретного лица в преступной деятельности.

Верховный Суд РФ специально посвятил этой проблеме «Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков» от 27 июня 2012 г.

В обзоре особо отмечено, что проведение проверочной закупки должно быть обосновано и мотивировано.

Чтобы подозрения были достаточными, для проведения проверочной закупки необходим самостоятельной сформированный умысел на сбыт наркотиков и проведенные им подготовительные действия.

Адвокаты, аргументируя свои доводы, часто обращаются к утвержденной Приказом от 17 апреля 2007 г. Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Инструкция предписывает в случае неудачно проведенной проверочной закупки проводить повторную закупку и результаты первоначальной приобщить к материалам повторной проверочной закупки.

Причем, информация о проведенной закупке должна быть собрана с применением других оперативно-розыскных мероприятий, прослушивания телефонных переговоров, наблюдения и т.д.

Особенностями незаконный проверочной закупки является отсутствие информации о том, что осужденный ранее сбывал наркотические средства другим лицам, отсутствие понимания со стороны закупщика целей проведения проверочной закупки.

Если в постановлении о проведении проверочной закупки указано, что ее целью являлось документирование преступной деятельности, проверка информации о причастности лица к сбыту наркотических средств, то, по мнению Президиума Верховного Суда РФ, такая формулировка противоречит задачам оперативно-розыскной деятельности, указанным в ст.2 данного федерального закона, направленным на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих или совершивших. В данном случае, сотрудники наркоконтроля привлекли лицо для приобретения у осужденного наркотического средства. В осуществлении оперативно-розыскных мероприятий с целью документирования преступной деятельности отсутствует необходимость, так как оперативные сотрудники преследуют цели установления иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков. Каких-либо новых результатов дальнейшее продолжение оперативно-розыскных мероприятий не имело (подробнее см. постановление президиума Верховного Суда РФ от 20 июля 2012 г. N 131-П12).

На практике суды учитывают позицию защиты, согласно которой в показаниях подсудимого выделено, что на неоднократные предложения лица, выступавшего в роли покупателя при проведении проверочной закупки, о приготовлении для него наркотика обвиняемый он ответил отказом, а согласился к совершению противоправных действий, только после оказания на него определенного психологического давления.

Суды соглашаются с защитой в том, что в деле должны содержатся доказательства того, что подсудимый совершил бы преступление без вмешательства сотрудников полиции.

Лицо, привлекаемое в качестве посредника к приобретению наркотических средств в рамках оперативно-розыскного мероприятия, проводимого с целью выявления сбытчика(-ов) наркотических средств, схем поставок и реализации наркотических средств и т.п., может быть привлечено к уголовной ответственности при наличии, в частности, следующих условий: оно не было осведомлено о своем участии в оперативно-розыскном мероприятии и до проведения мероприятия у оперативных органов имелась достоверная информация о том, что данное лицо приобретает наркотические средства.

При выявлении оперативными и следственными органами поставщиков, сбытчиков наркотических средств, определении схем поставок, реализации наркотических средств и т.п. возникает необходимость в получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, а также о местонахождении телефонного аппарата относительно базовой станции и в определении идентификационных номеров абонентских устройств объектов оперативной заинтересованности (например, наркосбытчиков).

В соответствии с ч. 1 ст. 186.1 УПК РФ при наличии достаточных оснований полагать, что информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами имеет значение для уголовного дела, получение следователем указанной информации допускается на основании судебного решения.

Согласно п. 24.1 ст. 5 УПК РФ получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами — это в том числе получение сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций.

Для получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами необходимо идентифицировать абонентское устройство — определить его IMEI и (или) абонентский номер, а также определить местоположение телефонного аппарата относительно базовой станции. Все это взаимосвязанные процессуальные действия и могут рассматриваться судами в рамках ст. 186.1 УПК РФ.

Информацией, составляющей охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение требования статьи 23 (часть 2) Конституции Российской Федерации о возможности ограничения права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения.

На основании изложенного можно сделать вывод о необходимости получения судебного решения для определения местоположения телефонного аппарата относительно базовой станции, а также для определения идентификационных абонентских устройств объектов оперативной заинтересованности, поскольку получение данных сведений связано с вторжением в личную жизнь и влечет ограничение конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров.

Следует отметить, что на практике вышеуказанное требование закона, как правило, не соблюдается.

До недавнего времени позиция Верховного Суда РФ по поводу провокаций сотрудников полиции по делам о сбыте наркотиков была неоднозначной.

Однако 5 марта 2014 года Верховный суд в Обзоре судебной практики внес ясность в рассматриваемый вопрос. Он указал, что результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных служб.

Провокации сбыта наркотиков сотрудниками правоохранительных органов с помощью лиц, ими представленных, не единичны и имеют признаки системного характера. Такие квалификационные ошибки есть нарушения законности, поскольку они не только существенно затрагивают и нарушают права и интересы лиц, привлеченных к уголовной ответственности, осужденных и (или) лиц, пострадавших от преступных посягательств, носят системный характер, но и препятствуют эффективному применению уголовно-правовых норм.

Итак, провокация совершения преступления — прямое нарушение законности, ведущее к опасным квалификационным ошибкам.

По мнению автора, можно выделить следующие критерии оценки оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» по делам о незаконном сбыте наркотиков:

  • настойчивость сотрудников полиции или подконтрольных ими лиц (закупщиков) в совершении покупки наркотиков у лица (в том числе психологическое давление);
  • отсутствие у лица самостоятельно возникшего умысла на незаконный сбыт наркотиков;
  • приобретение наркотика по инициативе закупщика;
  • отсутствие у лица заранее приобретенных и приготовленных к продаже наркотических средств;
  • отсутствие зафиксированной документально информации о совершенном ранее или подготавливаемом сбыте, в том числе и в форме опроса закупщика;
  • необоснованность постановления о проведении проверочной закупки.

Наиболее эффективным способом устранения данной квалификационной ошибки является оказание своевременной и эффективной помощи защитника на стадии предварительного следствия, верно избранная линия защиты; признание недопустимым доказательством материалов проверочной закупки; внедрение в практику актов международно-правового характера, таких как, например, решения Европейского суда по правам человека.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

  • Провокация сбыта наркотиков
  • Сбыт наркотиков ключевые моменты
  • Доказательства сбыта наркотиков
  • Доказательства умысла на сбыт наркотиков
  • Оценка адвокатом-защитником результатов ОРД
  • Ошибки при проведении ОРМ
  • Процессуальная оценка результатов «Проверочной закупки» в суде
  • Отграничение провокации
  • Комментарии ст.228.1 УК
  • Постановление пленума ВС №14
  • Определения ВС

Верховный суд дал понятие полицейской провокации

Такие рекомендации содержатся в опубликованном высшей судебной инстанции обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Еще одна новость с полей невидимого фронта: по мнению Верховного суда России, даже если спецслужбам надо «всего лишь» «пробить» человека по номеру или узнать, где «бродил» сотовый телефон, они должны получить судебное решение. Иначе обвинения будут бездоказательны.

Родина слышит, Родина знает

Некоторые эксперты утверждают, мол, сегодня спецслужбы могут подключиться к чему угодно — телефону, компьютеру, да хоть телевизору. Так что говорить по сотовому дескать то же самое, что кричать на улице. Потенциальных слушателей на трубке может оказаться гораздо больше, чем можно себе представить.

Так или нет, кто же из нас, простых смертных, знает. Технические возможности спецслужб — тайна за семью печатями. И не только у нас, везде рыцари секретного образа предпочитают хранить молчание по поводу своих возможностей. Как бы то ни было, не стоит недооценивать и бюрократию секретных служб. Любая информация у них заносится в дело, а дело должно быть соответствующим образом оформлено. И если где-то положено подшивать решение суда с разрешением, значит, такое решение будет подшито.

К тому же любая информация, если по-хорошему, рано или поздно должна быть как-то реализована. А если прослушка получена в обход суда, как доказательство ее не примут. Еще нюанс: технические возможности специального ведомства не означают, что любой лейтенант там, щелкнув пальцем, может включить большие уши.

Следователям же процедура обязательна тем более. В каком бы они ни были звании. И здесь возникает принципиальный вопрос: может ли правоохранитель прийти в сотовую компанию, показать корочку, и забрать, скажем, данные по соединениям абонента? Или просто узнать фамилию человека по номеру сотового телефона….

Высшая судебная инстанция, изучив правовую ситуацию, сделала однозначный вывод: даже в таких казалось бы «мелочах» решение суда обязательно. Ведь «получение данных сведений связано с вторжением в личную жизнь и влечет ограничение конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров».

Для справки, в прошлом году суды выдали 326 тысяч 195 разрешений на ограничении в рамках оперативно-розыскной деятельности конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи. Еще 140 тысяч 47 разрешений на контроль телефонных разговоров было выдано в рамках следственных действий. Здесь записи прямиком ложились в уголовное дело.

Провокаторам отбой

Весьма болезненный вопрос — провокации спецслужб. Верховный суд страны постарался найти грань между обычной оперативно-розыскной деятельностью, когда преступника пытаются вывести на чистую воду, и провокаций. Это — когда под статью подводят фактически постороннего человека.

В обзоре судебной практики приведен пример подобной провокации. Некий гражданин, как потом он объяснял на суде, хотел купить компьютер ребенку. Но продавец — электроника покупалась с рук — решительно заявил, что отдаст компьютер только за наркотики. А денег ему не надо.

Покупатель — делать нечего — купил у цыган героин и отнес продавцу. Но вместо компьютера человек получил срок. Продавец, как выяснилось, работал на спецслужбе. А купля-продажа была чистейшей воды провокацией.

Как выяснилось, никогда раньше покупатель не был замечен в сбыте наркотиков. «В приговоре не содержатся доказательства того, что Ф. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции, — говорится в обзоре Верховного суда. — Из этого следует, что действия Ф. по существу были спровоцированы сотрудниками милиции, фактически совершавшими подстрекательство к совершению Ф. сбыта наркотика. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства. Действия Ф., совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце пункта 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14».

Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и последующие судебные решения по делу в части сбыта наркотического средства, а дело прекратила за отсутствием состава преступления. Однако этот же приговор в части осуждения Ф. за незаконное приобретение и хранение наркотиков остался в силе.

Как поясняет Верховный суд, значительное количество поступающих в суды уголовных дел в отношении лиц, обвиняемых в сбыте наркотических средств, возбуждается в результате оперативно-розыскных мероприятий (преимущественно проверочных закупок).

В каждом случае, когда в качестве доказательств по уголовному делу используются результаты оперативно-розыскной деятельности, суды обязаны оценивать возможность использования результатов данных мероприятий в качестве доказательств по уголовному делу. Иными словами, смотреть, законно ли действовали оперативники. Не перешли ли они где-то грань?

«Проведение проверочной закупки, как правило, обусловлено необходимостью выявления лица, занимающегося незаконной реализацией наркотических средств, а также документирования его противоправной деятельности, — говорится в обзоре. — Для проведения указанного ОРМ требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести закупку, а также следует закрепить эти данные, придать им такую процессуальную форму, которая позволит в будущем признать их доказательствами по делу».

Провокация — одно из самых опасных нарушений, совершаемых оперативниками. По мнению высшей судебной инстанции, под ней судам следует понимать подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов (или лицам, привлекаемым для проведения ОРМ).

Для справки

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, судами общей юрисдикции в 2011 году за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих средств, по ст. 228-234 УК РФ осуждено 134 474 лица. Из них для 103580 лиц обвинение в этом преступлении являлось наиболее тяжким из вмененных составов обвинения. Еще 30 894 лица осуждены за совершение этих преступлений в совокупности с другим более тяжким преступлением. Количество осужденных за такие преступления в сравнении с 2010 годом практически осталось на прежнем уровне (снижение числа осужденных на 0,9 %).

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации

О провокации преступлений оперативными сотрудниками милиции и наркоконтроля при проведении проверочной закупки наркотических средств.

Сибалаков А.Г — Адвокат Палаты адвокатов Самарской области.
Последние несколько лет в среде практикующих в сфере уголовного судопроизводства юристов часто обсуждается юридическая природа и сущность такого оперативно-розыскного мероприятия как “проверочная закупка”. Это связано с прежде всего с двумя причинами:

во-первых, в связи с образованием в 2003 году Федеральной Службы по контролю за оборотом наркотиков, когда количество проводимых в стране проверочных закупок наркотиков резко увеличилось и,

во-вторых, в связи с наличием достаточно тонкой юридической грани между оперативно-розыскным мероприятием — ”проверочная закупка” наркотических средств и провокацией сбыта наркотических средств недобросовестными оперативными сотрудниками с целью формального сбора материала проверочной закупки и последующего возбуждения уголовного дела для отчета начальству.
Политика государства в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков начиная с 2003 года приобрела более агрессивный характер, что в какой-то мере позволило, многим оперативным сотрудникам милиции и наркоконтроля проводить большое количество проверочных закупок в крупных городах. Так, в г.Тольятти Самарской области за 1 месяц проводятся десятки проверочных закупок наркотических средств разными правоохранительными органами. Количество проведения проверочных закупок наркотиков не может не сказаться на качестве проведения указанных мероприятий. В погоне за планом многие оперативные работники вышеуказанных органов, в нарушение закона и вопреки совести и присяге, стремятся облегчить себе работу, угодить руководству и проводят проверочные закупки за очень короткое время, буквально нисколько не подготавливаясь к ним, что приводит к провокациям преступлений.
Сотрудниками милиции все чаще совершаются преступления и должностные правонарушения в силу плановой системы работы органов внутренних дел и наркоконтроля. В январе 2010 года министром внутренних дел России все же был издан приказ фактически отменяющий “палочную” систему учета работы органов внутренних дел, где основным показателем было не выявление реально совершенных и совершающихся преступлений и их пресечение, а фальсификация доказательств с целью возбуждения большего количества уголовных дел из года в год, о чем выступали в СМИ и сами милиционеры, в частности, новороссийский оперуполномоченный Алексей Дымовский и участковый уполномоченный из Тольятти — Алексей Мумолин.
Как правило, при проверочных закупках наркотиков недобросовестными оперативными работниками используются понятые (“незаинтересованные лица”), которые ранее уже привлекались этими же оперативными работниками для проведения проверочных закупок наркотических средств. Указанные лица, как правило, сами являются наркоманами и оформлены в качестве агентов в органе, производящем оперативно-розыскную деятельность. При таких понятых, которые участвуют еженедельно в разных правоохранительных органах при проведении проверочных закупок не составляет труда недобросовестным оперативным работникам сфальсифицировать материалы ОРМ и совершить провокацию преступления. Многим адвокатам г.Тольятти известны такие “понятые” которых почти каждую неделю можно увидеть в судах уже на протяжении 6-7 лет, причем они участвуют и как понятые и как “закупщики” в разных правоохранительных органах Тольятти. С участием именно таких понятых и закупщиков фальсифицируются и провоцируются дела, связанные с незаконным оборотом наркотиков.
Провокации продажи (сбыта) наркотического средства при проведении проверочной закупке наркотиков обычно случаются тогда, когда в качестве “закупщика” наркотического средства выступают лица, склонные к употреблению наркотиков и задержанные с наркотиками. Ни для одного адвоката не является секретом тот факт, что граждане не приходят добровольно в милицию или отдел ФСКН с заявлением о желании участвовать в ОРМ «проверочная закупка», чтобы участвовать в качестве «закупщика» у какого-либо наркосбытчика. Как правило, закупщиками выступают задержанные за хранение наркотиков оперативными работниками лица. Задержанному с наркотиками лицу «предлагается», взамен на свободу во время предварительного следствия, указать на того, у кого он купил наркотик, или еще хуже, указать на любого наркомана, уговорив его найти наркотик и продать его. После того, как задержанный соглашается стать «закупщиком», он начинает не по своей воле проявлять инициативу по приобретению наркотиков у выбранной им или оперативными работниками жертвы, а именно: уговаривает, упрашивает, звонит множество раз и в конечном итоге заставляет, как правило, какого-либо знакомого наркомана любыми способами найти для него наркотик и продать его ему т.е. фактически провоцирует обычного наркомана на действия формально содержащие признаки сбыта наркотического средства. Указанные действия сотрудников правоохранительных органов недопустимы.

Суть провокации при проведении проверочной закупки наркотиков заключается в том, что провокаторы т.е. недобросовестные оперативные работники, через привлеченного ими “закупщика” сами возбуждают у объекта “проверочной закупки” желание совершить действия по передаче наркотика “закупщику”, которые формально содержат все признаки соответствующей части ст.228-1 УК РФ т.е. сбыта наркотиков. Статья 7 Закона “об оперативно-розыскной деятельности” предусматривает возможность совершения оперативно-розыскных мероприятий только если имеются сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших. Провокационными являются такие действия сотрудников, при которых лицо являющееся объектом в отношении которого проводится проверочная закупка решается на передачу наркотика “закупщику” только благодаря подстрекательству и провокации сотрудников милиции или их агентов, а не вследствие собственного преступного умысла.
Так 15 декабря 2005 года Европейским Судом по Правам человека было установлено нарушение ч.1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав Человека в части осуждения гражданина РФ — Ваньяна Г.А. в результате провокации преступления сотрудниками органов внутренних дел.
Обстоятельства данного дела заключались в том, что 2.06.1998 года закупщик, привлеченный сотрудниками милиции к проведению проверочной закупки позвонила Ваньяну по телефону и попросила достать ей наркотики так как у нее начались ломки. Затем под контролем и наблюдением сотрудников милиции закупщица пришла домой к Ваньяну где передала ему “помеченные” для проверочной закупки 200 рублей. Затем Ваньян приобрел за 400 рублей у другого лица 0,318 грамм героина в двух пакетиках, один из которых отдал закупщице, а другой оставил себе. Спустя некоторое время Ваньян был задержан. Ваньян был осужден в РФ за сбыт наркотиков.
Европейский Суд по данному делу признал факт нарушения ст.6 Европейской конвенции, указав что если ”действия тайных агентов (закупщики) направлены на подстрекательство преступления и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это может быть названо провокацией” Одни только показания сотрудников милиции о том, что у них имелась оперативная секретная информация о том, что задержанный занимается сбытом наркотиков явно недостаточны с позиции Европейского Суда. Именно оперативной информацией, которая является государственной тайной, многие сотрудники милиции и наркоконтроля на допросах в суде пытаются хоть как-то обосновать свои незаконные действия по подстрекательству и провокации ими сбытов наркотиков и, к сожалению, многие судьи им охотно верят не перепроверяя при этом указанную информацию ни каким образом.
При работе по уголовным делам, где могла иметь место провокация сбыта наркотиков адвокатам, а также следователям, прокурорам и судьям необходимо задаваться вопросами:
1. Было бы совершено деяние без искусственно созданных условий?
2. Решилось бы лицо на совершение передачи наркотика если бы оперативные сотрудники лично, либо через агента “закупщика” не склонили бы его к таким действиям или не способствовали бы им?
При отрицательном ответе на вопросы можно констатировать провокацию в действиях сотрудников милиции или наркоконтроля.
Никакой общественный интерес и даже никакая забота о здоровье населения и общественной нравственности не могут служить основанием для провокации преступления и обвинения человека в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Позиция Европейского Суда состоит в том, что “использование негласных агентов (закупщиков) должно быть ограничено и должны существовать гарантии прав человека-публичные интересы не могут служить оправданием провокаций со стороны правоохранительных органов… ”
В моей адвокатской практике имело место уголовное дело в г.Тольятти, возбужденное одним из районных управлений милиции г.Тольятти, когда с момента обращения гражданина К. в милицию с заявлением о желании изобличить одного из жителей г.Тольятти в продаже наркотиков до выдачи денежных средств «закупщику» для участия в проверочной закупки прошло менее 20 минут, что официально запротоколировано следователем. А ведь за это время надо успеть выслушать гражданина о совершаемом преступлении, отобрать от него заявление, принять решение о проведении проверочной закупки наркотиков, написать рапорта и вынести постановление о проведении проверочной закупки, которое нужно зарегистрировать в секретариате правоохранительного органа в качестве секретного документа и подписать у начальника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, найти 2-ух понятых, подготовить документы и бланки процессуальных документов, распланировать ОРМ и т.д. Естественно, что за эти 20 минут совершить все эти действия просто невозможно. В таких случаях, как правило, и происходит в дальнейшем провокация преступления при проведении проверочной закупки оперативными работниками. Так произошло и по указанному делу в одном из районных Управлений внутренних дел г.Тольятти, когда сотрудники милиции привлекли по собственной инициативе закупщика К. и еще одного гражданина М. К проведению проверочной закупки. В декабре 2009 года гражданину М., являющемуся наркоманом и агентом оперативных работников негласно было предложено созвонится с каким-либо из своих друзей, затем встретится с другом и попросить друга передать в свертке наркотическое средство дезоморфин другому лицу, которым должен был выступить “закупщик” К. Так оно и произошло в декабре 2009 года, когда гражданин М. несколько раз в день звонил гражданину Ш. и предлагал ему встретится не объясняя для какой цели, а когда они все-таки встретились гражданин М. передал гражданину Ш. шприц с дезоморфином в газетном свертке, не поясняя что находится в свертке и попросил Ш. передать этот сверток , находящемуся неподалеку гражданину К., который был привлечен в качестве закупщика, при этом сверток гражданин Ш. даже не раскрывал и, соответственно, не подозревал, что в нем находится. Т.е. гражданин М. использовал гражданина Ш. «в темную», причем по плану оперативных работников ОБНОН. Данное уголовное дело представляет собой наиболее одиозный случай провокации сбыта наркотика сотрудниками ОБНОН органа внутренних дел, когда гражданина Ш. фактически пригласили, чтобы вручить наркотик и пояснили через гр-на М, который в деле даже не фигурирует, кому его надо передать. Роль оперативных сотрудников свелась к провокации преступления, к тому чтобы зафиксировать формальные признаки сбыта наркотика — передачу его от одного лица другому и изъятию меченных денежных средств. Естественно в данном случае гражданин Ш. не может быть привлечен к уголовной ответственности в силу отсутствия умысла на совершение сбыта, ведь он даже не знал о содержимом наркотика и умышленно не планировал его передавать гражданину К. В данном случае имеет место не только провокация деяния, содержащего признаки преступления, предусмотренного ст.228-1 УК РФ, но и полное отсутствие состава преступления в силу отсутствия умысла даже на спровоцированный сбыт наркотиков.

Стоит отметить, что проверочная закупка наркотиков может являться правомерной лишь в том случае, если гражданин или оперативный сотрудник, привлеченный в качестве “закупщика” договаривается о покупке наркотика с торговцем наркотиками не по своей инициативе путем длительных уговоров и просьб, обманов, а по инициативе самого наркосбытчика, который заинтересован в продаже наркотиков и получении выгоды и у которого наркотики есть в наличии, которыми он торгует не первый раз и ни у кого их не собирается перекупать по просьбе закупщика. Желательно чтобы закупщик раньше уже покупал наркотики у наркосбытчика, а информация о преступной деятельности наркосбытчика собиралась длительное время, при наличии дела оперативного учета или оперативной разработки. Однако самым важным признаком законной проверочной закупки является все же инициатива по продаже наркотиков, исходящая от сбытчика наркотиков, а не от покупателя “закупщика”. Указанная инициатива сбытчика по продаже наркотиков должна подтверждаться не только свидетельскими показаниями самого “закупщика”, которому сбытчик мог заранее предложить покупать у него наркотики в определенное время и в определенном месте, но и детализацией телефонных переговоров, записями телефонных переговоров из которых было бы понятно, что сбытчик сам желал встретится с гражданином желающим выступить “закупщиком” и продать ему наркотик в будущем, другими доказательствами.
К сожалению, указанным выше образом проверочные закупки проводятся редко, так как проведение проверочной закупки при инициативе на сбыт, исходящей от сбытчика отнимает массу времени у оперативных работников и не позволяет им выполнить ежемесячный план. Да и «настоящих» наркосбытчиков в таком количестве, которого требует ежемесячный план правоохранительных органов в больших городах, как правило, не бывает. На практике все чаще встречаются уголовные дела, где оперативные работники через привлеченного ими “закупщика” наркотиков, которым выступает, как правило, наркоман, задержанный с наркотиками или наркоман, являющийся агентом оперативных работников, вынуждают и буквально заставляют не наркосбытчиков, а лиц, употребляющих наркотики, найти для них наркотики и продать их “закупщику”. Закупщик предлагает деньги, жалостливо просит помочь ему, так как ему плохо без наркотиков и он может умереть от ломок, уговаривает продать наркотики, просит их достать любым способом. По поручению оперативников закупщик создает и иные условия для формального совершения сбыта. В наше время редко кто может отказаться от денег, тем более если это лицо, употребляющие наркотики, но не торгующее ими, редко кто откажется помочь такому же наркоману как и он сам, зная что из себя представляют ломки.
С помощью проверочной закупки оперативные работники должны проверять совершает ли определенное лицо преступления или нет, а по результатам проверки передавать материал следователю для принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении, а не провоцировать граждан на то, чтобы они приобретали наркотики по их просьбе у третьих лиц, или же продавали закупщикам по инициативе оперативных работников свои наркотики, хранимые ими лишь для собственного употребления, которые они до провокации не планировали никому продавать.

Таким образом, главный вопрос в отграничении законной проверочной закупки и спровоцированной продажи наркотиков — это инициатива. Если инициатива на покупку наркотиков исходит от закупщика направленного оперативными работниками, то здесь почти всегда можно говорить о провокации преступления в виде сбыта наркотиков и, соответственно, об отсутствии какого-либо основания для привлечения к уголовной ответственности. О провокации можно говорить даже тогда, когда закупщик по инициативе оперативных работников договаривается о продаже наркотика не с обычным наркоманом, а с наркосбытчиком, так как даже любой наркосбытчик всегда может отказаться от дальнейшей преступной деятельности.

Бесспорно правомерной будет проверочная закупка если с заявлением в правоохранительный орган добровольно явился гражданин и сообщил, что кто-то желает ему продать наркотики, ищет с ним встречи, звонит с целью договорится о месте, времени и цене продаже и продает наркотики другим лицам за денежное вознаграждение.
Если же заподозренный оперативниками гражданин сам договаривается о продаже наркотиков с лицом употребляющим наркотики, который добровольно явился в органы с заявлением об изобличении указанного наркосбытчика и при этом наркосбытчик продолжает искать встреч с этим лицом с целью сбыта наркотиков, ищет во время проверки информации других покупателей, встречается с ними с целью продаж наркотиков, назначает цены, время, места сбыта, занимается этим постоянно, то и последующая деятельность оперативных работников по проведению проверочной закупки с привлечением лица, обратившегося с заявлением в отношении этого наркосбытчика будет правомерна и законна так как направлена на пресечение преступлений.
Также правомерной проверочной закупкой будет и тот случай, когда задержанное с наркотиками лицо рассказало оперативным работникам о сбытчике наркотиков, на которого заводится дело оперативной разработки и в течение более или менее длительного времени, под контролем оперативных работников, указанное лицо в рамках проверочной закупки ждет пока сам сбытчик сам ему позвонит или встретится с ним и предложит купить у него наркотики. В этом случае последующие действия оперативных работников по выдаче «меченых» денежных средств и др. мероприятий по проверочной закупки будут законны и правомерны, как и вся проверочная закупка в целом.
В борьбе с преступностью правоохранительным органам необходимо соблюдать права человека, исключать провокацию преступлений при проведении проверочных закупок. Мне видится, что указанная проблема может быть решена только при коренном изменении сознания работников правоохранительных органов. В правоохранительные органы должны приниматься только высоконравственные граждане с уважительным отношением и к закону и к правам и свободам человека. Проведение проверочных закупок, являющихся основанием для возбуждения уголовных дел, должно иметь место только при наличии достаточных сведений о совершаемых преступлениях или готовящихся преступлениях, когда инициатива о продаже наркотика исходит только от продавца наркотиков, а не от оперативных работников. Факт продаж наркотиков стоит подтверждать не одной единственной проверочной закупкой с использованием агентов понятых и агента закупщика, употребляющих наркотики, готовых дать любые показания, в связи с полной зависимостью от оперативных работников, а хотя бы двумя проверочными закупками одному лицу или двум разным лицам, с участием в проверочной закупке действительно незаинтересованных в исходе дела понятых.

Адвокат Сибалаков А.Г.

Проверочная закупка в системе оперативно-розыскных мероприятий

Проверочная закупка — это оперативно-розыскное мероприятие, которое при наличии определенных оснований и условий, предусмотренных Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», может быть проведена оперативными сотрудниками правоохранительных органов в отношении любого гражданина. Данное мероприятие представляет собой совокупность действий по искусственному созданию органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (сотрудником оперативного подразделения), ситуации мнимой сделки купли-продажи, в ходе которой с целью получить оперативно значимую информацию с ведома и под контролем органа, осуществляющего ОРД, приобретается товар (без цели потребления и сбыта) у лица — объекта оперативной заинтересованности, обоснованно подозреваемого в противозаконной деятельности (обмане потребителей, торговле запрещенными товарами и т. д.)

Информация о том, что такое «проверочная закупка» и «как проводится проверочная закупка», время от времени становится предметом заинтересованности посетителей сети Интернет. Об этом, в частности, свидетельствует статистика ключевых слов Яндекса и Google.

В настоящее время проверочная закупка занимает достойное место в арсенале методов правоохранительных органов, направленных на выявление и пресечение преступлений.

Проверочная закупка — это оперативно-розыскное мероприятие (далее ОРМ), которое при наличии определенных оснований и условий, предусмотренных Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), может быть проведена оперативными сотрудниками правоохранительных органов в отношении любого гражданина.

Проверочная закупка представляет собой совокупность действий по искусственному созданию органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (сотрудником оперативного подразделения), ситуации мнимой сделки купли-продажи, в ходе которой с целью получить оперативно значимую информацию с ведома и под контролем органа, осуществляющего ОРД, приобретается товар (без цели потребления и сбыта) у лица — объекта оперативной заинтересованности, обоснованно подозреваемого в противозаконной деятельности (обмане потребителей, торговле запрещенными товарами и т. д.)

Предметом проверочной закупки могут быть вещи и объекты, как находящиеся в гражданском обороте, так и изъятые из него (оружие, боеприпасы, наркотики и т.п.).

Оперативно-розыскная специфика данного ОРМ в том, что с его помощью можно не только добывать предметы и документы, подлежащие использованию в качестве доказательств в уголовном, административном процессе, производстве о нарушениях режима в учреждениях, исполняющих уголовные наказания, но и пресечь противоправные действия объектов ОРД.

Как отмечалось выше, проверочная закупка является одним из основных и наиболее распространенных оперативных мероприятий, так как факты сбыта объектов, изъятых из гражданского оборота (оружие, боеприпасы, наркотики и т.п.) можно выявить и процессуально зафиксировать лишь при задержании лиц, причастных к противоправной деятельности, с поличным путем проведения оперативно-розыскных мероприятий.

В роли покупателя может выступать как оперативный сотрудник, так и любой другой гражданин, давший согласие сотрудничать с оперативным подразделением. Возможность участия граждан в проверочной закупке предусмотрена статьями 15 и 17 Закона об ОРД.

Проверочная закупка сочетается с другими оперативно-розыскными мероприятиями — опросом, наблюдением, обследованием помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспорта, получением образцов для сравнительного исследования, прослушиванием телефонных переговоров, контролируемой поставкой, оперативным экспериментом. В некоторых случаях проведению проверочной закупки предшествует оперативное внедрение.

Как правило, если точно известно, что сбываемый преступниками «товар» изъят из гражданского оборота (оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, поддельные деньги, документы и др.), сбытчики в ходе проверочной закупки задерживаются непосредственно после осуществления сделки.

Вместе с тем, для пресечения незаконного оборота некоторых объектов (например, наркотиков или психотропных веществ) производят, несколько закупок — «пробную» и «повторные». Это объясняется тем, что при осуществлении «пробной» проверочной закупки еще не установлено, действительно ли приобретаемый товар является наркотическим средством, к какому виду относится и какова его масса (получение данных сведений необходимо для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и правильной квалификации уголовно-противоправного деяния). Такую информацию возможно получить только после специального исследования приобретенного вещества.

После того, как исследование проведено и получены положительные результаты, проводится «повторная» проверочная закупка, целью которой является задержание лица, причастного к сбыту наркотических средств, с поличным.

Одним из тактических приемов осуществления проверочной закупки наркотических средств является, в частности, возможность привлечения к участию в ней в качестве «покупателей» граждан из числа употребляющих наркотики и ранее осуществлявших добровольную сдачу наркотиков. Последнее обстоятельство освобождает их от уголовной ответственности. Участие в проверочной закупке таких граждан — вынужденное, но подчас необходимое условие, так как считается, что знакомство сбытчика с «покупателем» притупляет бдительность сбытчика, обеспечивает совершение сделки под контролем оперативно-розыскного подразделения.

Рассмотрим алгоритм действий следователя и сотрудников оперативно-розыскного подразделения при осуществлении оперативно-тактической операции, при которой целью реализации дела оперативной разработки является проведение комплекса оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, направленных на задержание и изобличение лиц, причастных к незаконному сбыту наркотических средств. Центральным звеном в такой оперативно-тактической комбинации является оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка».

Имеется несколько вариантов последовательности действий, проводимых в рамках проверочной закупки.

1. После проведения «пробной» проверочной закупки задержание сбытчика наркотиков не производится. В отношении него возбуждается уголовное дело. Поводом и основанием для этого служат результаты таких ОРМ, как проверочная закупка, в ходе которой получен образец для сравнительного исследования в виде приобретенного вещества, и исследование предметов и документов, позволяющее сделать вывод о том, что приобретенное вещество является наркотическим средством, установить вид и массу этого средства.

После возбуждения уголовного дела в порядке статьи 165 УПК РФ получается разрешение суда на производство обыска по месту жительства сбытчика. До производства обыска оперативное подразделение проводит «повторную» проверочную закупку (по согласованию со следователем, но без получения от него поручения о производстве ОРМ), после которой сбытчик задерживается по подозрению в совершении незаконного сбыта наркотиков. По результатам второй проверочной закупки возбуждается еще одно уголовное дело. Однако при этом обыск по месту жительства проводится в рамках первого уголовного дела. В последующем два уголовных дела соединяются в одном производстве.

2. После проведения «пробной» проверочной закупки задержание сбытчика не производится. По результатам данной проверочной закупки возбуждается уголовное дело в порядке статей 144 — 146 УПК РФ (по факту совершения преступления). В рамках исполнения поручения следователя проводится «повторная» проверочная закупка, после чего сбытчик задерживается. По результатам «повторной» проверочной закупки уголовное дело либо не возбуждается, либо возбуждается и в последующем соединяется с первым в одном производстве.

3. После проведения нескольких проверочных закупок их результаты передаются в следственное подразделение, где проводится их проверка и решается вопрос о возбуждении уголовного дела. После возбуждения уголовного дела сбытчик задерживается следователем и привлекается к уголовной ответственности.

При этом ситуация, при которой преступные действия не пресекаются и сбытчик не задерживается, несмотря на положительные результаты «пробной» проверочной закупки, в настоящее время оцениваются по-разному: либо, как противоречащая закону, либо – как не противоречащая. Это объясняется тем, что еще не сложилась единая практика проведения неоднократных ОРМ в отношении одного лица в рамках дела оперативного учета и ее однозначной оценки со стороны надзирающих прокуроров и судей, как правомерной практики.

В связи с эти необходимо согласиться с мнением авторов, которые полагают, что решение данной проблемы весьма актуально с точки зрения прокурорского надзора за оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельностью органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Давая оценку подобной ситуации и принимая соответствующее решение, прокурор должен учесть имеющую место коллизию. С одной стороны, в каждом случае проведения проверочной закупки прокурор обязан требовать немедленной легализации ее результатов и возбуждения уголовного дела. Нарушение данного требования может оцениваться как сокрытие преступления. С другой стороны, прокурор должен способствовать решению задач по пресечению преступления в полном объеме, по всестороннему установлению всех обстоятельств по уголовному делу и доказанности деяния. (См.: Новик В.В. Современные вопросы доказывания наркопреступлений // Вестник криминалистики / Отв. Ред. А.Г. Филиппов. – М.: Спарк. 2006. – С. 69).

Вместе с тем, как совершенно справедливо полагают некоторые специалисты (см., например: Новик В.В. Современные вопросы доказывания наркопреступлений // Вестник криминалистики / Отв. Ред. А.Г. Филиппов. – М.: Спарк, 2006), более корректной и не противоречащей закону является следующая последовательность и содержание следственных действий и ОРМ:

  • «пробная» проверочная закупка, без задержания сбытчика;
  • возбуждение уголовного дела по результатам «пробной» проверочной закупки;
  • проведение по поручению следователя «повторной» проверочной закупки и иных ОРМ;
  • задержание подозреваемого — сбытчика.
  • допрос подозреваемого, проведение у него обыска и проведение иных следственных действий.

Проверочная закупка включает также составление соответствующих документов, фиксирующих ее проведение и результаты.

Производство проверочной закупки можно разделить на три этапа.

Подготовительный этап, который включает:

  • проверку первичной информации;
  • вынесение постановления о проведении проверочной закупки;
  • составление акта осмотра денежных купюр, предназначенных для передачи сбытчику при совершении сделки с объектами, изъятыми из гражданского оборота. В акте фиксируются номера купюр, к акту прилагаются их ксерокопии, а также контрольный образец специальных следообразующих средств, которыми обрабатываются денежные купюры (данный образец отбирается на марлю и упаковывается надлежащим образом). В акте отмечается, что специальное химическое вещество образует свечение зеленого цвета в ультрафиолетовых лучах после обработки специальным средством денежных купюр, врученных закупщику;
  • составление протокола (акта) личного досмотра закупщика, подтверждающего отсутствие у него объектов, аналогичных тем, которые сбывают преступники, что необходимо для нейтрализации в процессе последующего доказывания преступной деятельности возможной версии стороны защиты о том, что эти объекты были приобретены не при проверочной закупке, а из другого источника;
  • составление протокола (акта) об оснащении закупщика техническими средствами с целью фиксации разговора между закупщиком и сбытчиком. В данном документе должны быть отражены данные о технических характеристиках записывающего устройства и аудиокассеты или цифрового носителя информации;
  • в случае возможности осуществления фиксации сделки (процесса переговоров, вручения денег, получения закупаемых объектов) с помощью видеосъемки осуществляется подготовка соответствующих технических средств. Использование видеосъемки оформляется актом наблюдения, в котором указываются сведения о технических характеристиках применяемых технических средств и упаковке магнитного носителя (к акту может быть приложена справка специалиста о примененных технических средствах).

На втором этапе реализуется оперативный замысел, т.е. осуществляются действия, непосредственно направленные на получение необходимого результата (сбытчику передаются деньги (или их эквивалент в виде другого имущества), а взамен получают приобретаемый «товар».

Заключительный этап может иметь два варианта, в зависимости от того, планируется ли задержание сбытчика немедленно после совершения сделки или нет.

В случае «приобретения товара» оперативным сотрудником он составляет подробный рапорт о проверочной закупке и ее результатах. Если «покупателем» был содействующий гражданин, то составляется акт проверочной закупки с фиксацией в нем факта выдачи приобретенного наркотика.

К рапорту или акту проверочной закупки прилагаются:

  • протокол личного досмотра лица, осуществлявшего закупку «товара», с указанием факта изъятия приобретенного объекта;
  • стенограмма аудиозаписи разговора между сбытчиком и «покупателем» в ходе проверочной закупки;
  • объяснение «покупателя»;
  • объяснения иных участников проверочной закупки;
  • рапорт или справку специалиста, фиксировавшего контакт сбытчика и «продавца» на видео- или фотоаппаратуру;
  • акт о выдаче звукозаписывающего устройства «закупщиком»;
  • кассеты с аудио-, видео- и фотоматериалами;
  • приобретенные объекты, изъятые у «закупщика» после осуществления сделки. Они должны быть упакованы надлежащим образом и снабжены пояснительными надписями и подписями лиц, присутствующими при изъятии.
  • образец специального средства, использованного для пометки денежных купюр.

Если в результате проверочной закупки сбытчик задерживается, производятся его личный обыск или административный досмотр лица (в зависимости от того, проводится ли задержание в ходе предварительного следствия или до возбуждения уголовного дела). В ходе личного обыска осматриваются одежда и вещи задержанного с целью обнаружения следов преступления, иных предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами по делу или иметь ориентирующее значение (например, могут быть обнаружены документы, анализ которых позволит установить круг лиц, с которыми контактирует задержанный).

При использовании в ходе проверочной закупки «меченых» денег в ходе освидетельствования задержанный осматривается в ультрафиолетовых лучах, фиксируются места и цвет свечения на теле и одежде. Затем производятся смывы раздельно с правой и левой руки, иных мест. Также производится срез ногтевых пластин. Одежда со следами красящего вещества изымается.

С целью доказывания принадлежности закупленных объектов задержанному у него отбираются образцы для последующего сравнительного исследования:

  • смывы с рук;
  • срезы ногтевых пластин;
  • смывы с губ и рта;
  • получение образцов биологических жидкостей (крови, мочи, слюны).

Изъятые образцы упаковываются раздельно друг от друга и опечатываются. Отдельно также упаковывается контрольный образец материала, с помощью которого производился смыв (например, марля, пропитанная водно-спиртовой смесью).

Кроме указанных мероприятий необходимо осмотреть место, где осуществлялась незаконная деятельность, о чем составить соответствующих протокол.

К участию в проверочной закупке на разных ее этапах (во всех вышеперечисленных процедурах с целью их удостоверения) привлекаются, при необходимости и возможности их приглашения, посторонние лица, так называемые «представителями общественности» или понятые.

Если проверочная закупка проводится в ходе расследования уголовного дела, после задержания, как правило, производится допрос подозреваемого лица. В качестве свидетелей допрашиваются участники оперативно-розыскных мероприятий. В отношении изъятых при личном обыске (досмотре) и обыске по месту жительства объектов и образцов для сравнительного исследования назначаются соответствующие судебные экспертизы.

Чтобы не пропускать новые материалы, подпишитесь на наши страницы в Facebook, Twitter, ВКонтакте или Одноклассниках.
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram, смотрите в Youtube и Instagram.
Если вышеизложенная информация оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Вместе с тем, речь о провокации преступления сотрудниками полиции может идти только в случае изъятия наркотических средств или психотропных веществ в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка», «оперативный эксперимент», «контролируемая поставка».

В соответствии со ст.5 ФЗ «Об ОРД», органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация), а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности. Однако данное требование закона на практике не всегда выполняется.

Если при передаче наркотиков инициатива исходит непосредственно от сбытчика, он сбывал наркотики ранее, или целенаправленно выполнил все подготовительные действия: приобретал или производил наркотическое средство, фасовал наркотик в удобную упаковку, преследуя цель их сбыть другим лицам, подыскивал покупателей наркотиков, сам назначал место и время встречи и сам предлагал приобрести у него наркотические средства, – такие действия должны быть квалифицированы как сбыт наркотических средств по соответствующей части статьи 228.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Однако, данные обстоятельства должны быть закреплены в виде доказательств в материалах уголовного дела.

Проводимое оперативно-розыскное мероприятие должно быть обосновано, и для его проведения необходимы конкретные данные о причастности лица к обороту наркотиков. Отсутствие у оперативных служб до проведения оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент» достоверной и проверенной информацией о причастности лица к незаконному распространению наркотических средств или психотропных веществ напрямую свидетельствует о провокации преступления (кроме оперативно-розыскных мероприятий проведенных по поручению следователя, в рамках возбужденного уголовного дела).

Согласно статьи 7 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 года, основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются, в том числе ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Данная информация подразумевает наличие конкретных сведений о противоправной деятельности человека или совершения им всех подготовительных действий.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, а так же Европейского Суда по Правам Человека любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема. (Постановление ЕСПЧ «Ваньян против РФ» параграф 49, «Худобин против РФ» параграф 134)

Также, следует отметить, что наличие такой информации для проведения ОРМ «Проверочная закупка» и предоставления ее органам следствия и суду предусмотрено п.20 Инструкции утвержденной совместным приказом МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, Следственного комитета Российской Федерации от 27.09.2013 N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68.

Результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

В последнее время уходит в прошлое проведение закупок на основании якобы наличия у оперативных служб информации о причастности лица к сбыту наркотиков, которую невозможно проверить в связи с секретностью данной информации. Данное основание оформляется в материалах дела рапортом оперативного сотрудника, которого и в настоящее время достаточно для судов, чтобы вынести обвинительный приговор и сослаться на формальное наличие подозрений в причастности к сбыту.

Если закупка проводилась только на основании подобного рапорта, и причастность к сбыту до проведения мероприятия не подтверждается другими доказательствами (показаниями свидетелей ранее приобретавших, результатами прослушивания переговоров и т.д.), то необходимо утверждать об отсутствии фактических оснований для проведения закупки, добиться при допросе сотрудников полиции в суде отказа раскрыть данную информацию.

Как отмечал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона (Определения от 4 февраля 1999 г. № 18-О и от 25 ноября 2010 г. № 1487-О-О).

Следовательно, информация изложенная в рапорте оперативного сотрудника, о наличии подозрений, а также его показания об обстоятельствах очевидцем которых он не являлся, а пришел к выводу об их наличии путем умозаключений, исходя из сведений, ставших ему известными, в связи с его участием в оперативных мероприятиях, если они не подтверждаются другими доказательствами, не могут лечь в основу обвинительного приговора суда по ст.228.1 УК РФ.

То же относится и к другим показаниям сотрудников полиции, которые не подтверждаются доказательствами.

Порочная судебная практика по делам связанным со сбытом наркотиков, сводится в подавляющем большинстве случаев, к игнорированию данных фактов в судах первой и апелляционной инстанций, но приведение данных доводов необходимо для дальнейшего обжалования приговора в кассационном порядке и в Европейский суд по правам человека.

Другим основанием для проведения закупки является якобы добровольное заявление лица, которое в дальнейшем выступает в качестве закупщика, о причастности другого лица к сбыту наркотиков. Сразу после которого оперативные службы приступают к проведению закупки, не проверяя полученную от него информацию.

При этом, иногда сотрудники полиции не скрывают, что данное лицо было задержано ими ранее за совершение преступления, однако суды не видят в данной ситуации фактов заинтересованности закупщика, формально ссылаясь на соблюдение требований закона и отсутствие запрета на его участие при проведении закупки.

Либо данное лицо сотрудничает с сотрудниками полиции на постоянной основе (выступал ранее при проведении других мероприятий в качестве закупщика, или присутствующего гражданина), что фактически свидетельствует о том, что он является агентом полиции, и действует в их интересах.

При таких обстоятельствах, необходимо либо путем допроса закупщика в первом случае, подробно выяснить все обстоятельства его задержания, оказывалось ли на него давление, разъяснить ему разницу между провокацией преступления, пособничестве в приобретении и сбыте, напомнить об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Утверждать, что сообщенные им сведения о поступившим ему предложении, до проведения закупки, проверить невозможно, подсудимый ему ничего не предлагал, а умысел на передачу закупщику наркотика, был сформирован вследствие его настойчивых просьб и уговоров, когда он уже находился под контролем сотрудников полиции.

Во втором случае, если лицо является агентом полиции, то необходимо установить уголовные дела по которым он проходил в качестве закупщика или присутствующего, истребовать из судов данные судебные решения, и приобщить к материалам дела, или хотя бы попробовать это сделать для протокола судебного заседания.

Обычно, такие закупщики в судебном заседании скрывают, что ранее принимали участие в закупках по другим делам, и путем обозрения документов в судебном заседании необходимо их уличить во лжи.

Кроме того, во всех случаях необходимо доказывать, что инициатива приобретения исходила от закупщика, и подсудимый никогда бы не совершил преступление без его настойчивых просьб, уговоров и т.д. Вместе с тем, обязательно говорите, что приобрели наркотик по просьбе закупщика помочь приобрести наркотик у третьего лица, и умыслом охватывалась именно помощь ему в приобретении, а не сбыт.

Получите детализацию телефонных соединений, приобщите ее к делу, установите свидетелей, которые слышали данные уговоры и т.д.

Провокацию в суде первой инстанции доказать очень сложно, но если вы убедите суд в ее наличии, то действия подсудимого возможно переквалифицировать на пособничество в приобретении, или получить условное наказание.

Кроме того, в дальнейшем по данным обстоятельствам вы сможете обратится в Европейский суд по правам человека.

Таким образом, если подсудимый действовал по инициативе, которая исходила исключительно от лица выступавшего закупщиком наркотических средств, находящегося в зависимости от сотрудников полиции или их агентом, который путем длительных уговоров, просьб, угроз, постановлением определенных условий склонил подсудимого к передаче наркотика, при этом в материалах уголовного дела отсутствуют объективные данные о причастности подсудимого к сбыту наркотических средств (отсутствие оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия), то такие действия подсудимого должны быть признаны совершенными в результате провокации преступления.

При доказывании сбыта по ст.228.1 УК РФ, обвинение должно доказать, что наркотические средства или психотропные вещества принадлежали именно сбытчику или третьим лицам, в сговор на совершение преступления с которыми вступил сбытчик, действующий в том числе и в их интересах (сбыт группой лиц).

Другими словами, лицо должно осознавать противоправность своих действий и ставить перед собой цель именно сбыта (распространения) наркотических средств и психотропных веществ лицам которым они не принадлежат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *