Кондикционный иск в римском праве

Кондикционные иски

Кондикционные иски или просто кондикции, condictiones (condicdo — дословно «требование обратно») представляют собой важнейшую группу цивильных личных исков, главным признаком которых был абстрактный характер требования: в их формуле не упоминалась causa, т.е. те обстоятельства, на основании которых у ответчика возникло обязательство что-либо сделать для истца. Это означает, что в кондикции судья обязан был по своей должности уточнить у истца, какие обстоятельства заставили его предъявить данный иск, и установить, защищается ли указанное истцом отношение какой-либо действующей нормой цивильного права. Если судья не мог отыскать ничего такого в jus civile, ответчик освобождался.

Интенция в кондикции могла иметь следующий вид: «Если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию 10 000 сестерциев, о которых идет речь». На какой каузе (т.е. основании) могло покоиться данное требование? Практически на любой, признававшейся цивильным правом: письменный контракт; завещательное распоряжение; стипуляция (формализованный абстрактный устный контракт); заем; кража; обстоятельства, которые без всякого договора и без всякого деликта привели к неосновательному обогащению одного лица за счет другого. Кондикция могла иметь место, если имелось любое из этих оснований. Поэтому в классическом праве кондикции подразделялись не по каузе, а по предмету спора. В данной связи различаются три вида кондикций:

  • (i) кондикция об определенной должной сумме — condictio certae creditae pecuniae; здесь требование направлено на определенную денежную сумму;
  • (Н) кондикция о возврате определенной вещи или определенного количества заменяемых вещей, кроме денег — condictio certae rei, которая называлась также «пшеничной кондикцией» — condictio triticaria, поскольку неденежные займы чаще всего заключались по поводу пшеницы;
  • (ш) кондикция, в которой предметом взыскания являлось неопределенное действие — condictio incerti. Этот термин главным образом встречается в интерполяциях юстиниановской эпохи (т.е. в исправленных юстиниановскими юристами фрагментах классических авторов).

Следует отметить еще один важный момент: поскольку кондикция носила абстрактный характер и возможность ее предъявления не зависела от того или иного основания иска, она в принципе не могла привести к такому результату, как гражданское бесчестие, даже если поводом для вчинения послужило правонарушение, обычно предполагающее такой побочный эффект (например, кража; см. ниже об инфамирую- щих исках).

Позднее, а именно в праве Юстиниана, все же появилась классификация кондикций по основанию иска (по каузе). В основном это было сделано для регулирования различных случаев неосновательного обогащения, в частности: кондикция о возврате уплаченного по ошибке, кондикция о возврате полученного посредством кражи, кондикция о возврате исполнения, цель которого не осуществилась, кондикция из займа, и пр. (см. главу об обязательствах как бы из деликтов). Эти названия встречаются и в текстах классических юристов, но для последних они не имели технического значения и носили лишь описательный характер.

Casus 12

Скавр, нуждавшийся в деньгах, взял крупный заем у ростовщика, заложив свою коллекцию юбилейных монет. Вернув долг, Скавр по ошибке получил обратно чрезвычайно похожую по составу, но чужую коллекцию, принадлежавшую Флакку, причем монет в ней оказалось несколько больше, чем в его собственной. Вопросы: (1) Обязан ли Скавр отдавать монеты Флакку, с которым он не заключал никакого соглашения и против которого он не совершал никакого деликта? (2) Кто и какие иски может вчинить Скавру?

Кондикция в римском праве

ГлавнаяКондикция в римском праве

Социальное развитие Чувашии: тенденции, перспективы, проекты

(сборник научных трудов) Выпуск 13 г. Чебоксары, 2014 г.

Мищенко С. В., адвокат Адвокатской

палаты Чувашской Республики.

Михайлов О. Л.., ст. преподаватель

кафедры гражданского права

КОНДИКЦИЯ В РИМСКОМ ПРАВЕ

Еще древнеримские юристы осознавали, что позитивное право в силу присущего ему формализма иногда дает сбои, приводя к ситуациям, когда баланс интересов различных участников имущественных отношений оказывается нарушенным. Исходя из этого, в римском праве получила развитие идея недопустимости неосновательного обогащения покоящаяся на началах aegutas (справедливости) и iusnaturale (естественного права).

В литературе по римскому праву данный вопрос остается не вполне разрешенным. Зачастую исследователи ограничивались лишь указанием на неосновательность обогащения и сразу же переходили к изложению отдельных видов кондикции, которых сегодня можно насчитать более тридцати. Между тем, как справедливо отмечал М. Гуревич, «в перечисленных категориях соответствующим римским condictiones «sinecausa» «obcausamdotorum» и т.д. само понятие отсутствие основания остается нераскрытым, оно лишь … разбито на частные свои проявления, ни в какой мере не разрешающие основную загадку неосновательности» .

Кондикционный иск возникает как один из «законных исков» (legis actiones) древнего римского гражданского процесса (конец III века — начало II века до н. э., эпоха легисакционного процесса) и представляется абстрактным цивильным иском строгого права, направленным на истребование определённой денежной суммы (определённой вещи, определённого множества заменимых вещей), которая дается из строго определённых контрактов, не защищенных иными цивильными исками. Когда был введен формулярный процесс область применения кондикции значительно расширилась, и в эпоху классического римского права категорией «condictio» охватились все личные иски, которые основаны на цивильном праве. В постклассической эпохе развития (IV—V вв.) дифференцировали отдельные случаи применения кондикции на самостоятельные виды исков.Согласно легальной классификации кондикции делились по юридическим фактам, лежащим в их основании, на следующие категории:

1. Condictio indebiti (кондикция о недолжном). Указанная кондикция служила для осуществления требования о возврате ошибочно уплаченного.

Необходимыми условиями для предъявления этого иска были:

— отсутствие долга, погашение которого имелось в виду потерпевшим, совершившим платёж.

— факт платежа.

— ошибка, извинительное заблуждение, при котором совершается платёж.

— получателю платежа не должна быть вменена недобросовестность при получении.

Данная кондикция относится к числу обязательств из неосновательного обогащения потому, что, раз нет долга (и нет намерения одарить получателя), нет основания для платежа а следовательно, нет основания для оставления предмета платежа в имуществе лица, получившего его.

2. Condictio ob causam datorum или condictio causa data causa non secuta. Этот иск подавался в тех случаях, когда одно лицо совершало предоставление чего-либо другому ввиду будущей цели, и цель эта не осуществлялась.

Необходимыми условиями этой кондикции были:

— предоставление истцом какой-либо имущественной выгоды ответчику.

— условленная между сторонами будущая добропорядочная, ради которой было задумано предоставление.

— предполагаемая цель, ради которой было сделано предоставление, не осуществилась. При этом причина такого неосуществления не имела значения.

При наличии названных условий лицо, за счет которого обогатилось другое лицо, имело к последнему кондикционный иск о возврате сделанного предоставления.

3. Condictio ob turpem causam. Иск подавался в случаях, когда одно лицо совершало какое-либо предоставление другому лицу ввиду будущей, безнравственной для принимающего, цели.

4. Condictio ob injustam causam. Иск был направлен против того, кто принял предоставление вопреки законному запрету.

5. Condictio ex causa furtiva. Украденная вещь не становилась собственностью вора, поэтому могла быть возвращена путем подачи виндикационного иска.

Однако с целью предоставления собственнику больших удобств для истребования своих вещей допускался также и кондикционный иск для возврата полученного посредством кражи. Хотя кондикционный иск предполагал факт кражи, однако юридическим основанием являлся факт обогащения, т.е. получение вором определенных вещей или денежной суммы из имущества другого лица.

Для истца эта кондикция давала, прежде всего, возможность восстановить свой имущественный интерес в случае утраты или отчуждения вещи вором.

И.Б. Новицкий в качестве особенности этой кондикции выделяет субъективный момент — недобросовестность обогатившегося (должника). Истцом по данному иску мог быть только тот, за чей счёт обогатился вор, т.е. собственник украденной вещи. Ответчиком — только сам вор, но не его пособники и соучастники, отвечающие по деликтному иску actio furti.. И ещё благоприятным для истца моментом являлось то, что ему должны были возвращаться не только все полученное, но и доходы, что он мог бы получить, не случись кражи.

6. Condictio sine causa. Эта кондикция особо выделяется на фоне других. И. Б. Новицкий рассматривает эту кондикцию как общий иск о возврате неосновательного обогащения , в отличие от специальных, рассмотренных выше. Она давалась в силу одного факта неосновательного обогащения одного лица за счёт другого.

Для применения иска было необходимо наличие двух следующих условий:

а) приобретение ответчиком имущества за счёт истца.

б) приобретение должно опираться на основание, не существующее с самого начала (sine causa), или на основание, отпавшее впоследствии (causa finita).

Примеры подобного рода, относящиеся к классическому праву, можно обобщить следующим образом: кондикция дается в тех случаях, когда вещи одного лица фактически потреблены другим лицом или стали принадлежать ему на праве собственности без юридического на то основания, так что собственник вещей утрачивал возможность предъявить виндикационный иск для истребования вещей. Тогда на место утраченной виндикации давалась кондикция.

Завершая на этом общую характеристику кондикции в римском праве, можно сказать следующее, что единой чертой случаев кондикций о возврате неосновательного обогащения, является отсутствие правового основания (causa) для удерживания обогатившимся лицом полученного имущества, следовательно все эти иски, по существу охватываются выражением condictionessinecausa (о возврате неосновательного обогащения), в форме приобретения и сбережения. Именно данные две формы присущи действующему российскому законодательству.

Литература

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *