Когда в СССР разрешили аборты?

История запретов и разрешений абортов в России

Следственные органы Москвы возбудили уголовное дело в отношении акушера-гинеколога Елены Олейниковой, по вине которой, как утверждает следствие, во время операции по прерыванию беременности скончалась пациентка — гражданка Узбекистана.

Слово «аборт» (лат. Abortus) в медицинской терминологии означает «выкидыш», который может быть как искусственным, так и самопроизвольным.

Операции искусственного прерывания беременности в Российской Федерации регламентируется законодательством об охране здоровья граждан, согласно которому, женщина может принять решение об искусственном прерывании беременности по своему желанию при сроке до 12 недель беременности.

Отношение общества и государства к аборту в различные времена было различным — оно зависело от особенностей общественного и государственного строя, от экономических и социальных условий жизни, от численности и плотности населения в стране, от развития религиозных верований и т. д.

В России XV — XVIII веков за вытравление плода зельем или с помощью бабки-повитухи священник накладывал на женщину епитимью сроком от 5 до 15 лет.

Во второй половине XVII века специальным законом, принятым царем Алексеем Михайловичем Романовым, за искусственное прерывание беременности как мера наказания была установлена смертная казнь. В 1715 году Петр I своим указом смягчил это наказание, отменив смертную казнь.

По положению о наказаниях 1845 года аборт приравнивался к умышленному детоубийству. Вина за это преступление возлагалась как на людей, осуществлявших изгнание плода, так и на самих женщин. Аборт карался каторжными работами от 4 до 10 лет для врача и ссылкой в Сибирь или пребыванием в исправительном учреждении от 4 до 6 лет для самой женщины.

Согласно статье 1462 «Уложения о наказаниях», виновные в «преступном плодоизгнании» подвергались, если операция прошла успешно, «лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдаленнейших местах Сибири». Если аборт наносил вред здоровью женщины, то виновному грозило шесть-восемь лет каторги. Причем наличие у производящего аборт медицинского образования рассматривалось как отягчающее вину обстоятельство.

Более поздний законопроект российского министерства юстиции грозил матери, виновной в умерщвлении плода, заключением в исправительном доме сроком до 3 лет. Такое же наказание было предусмотрено и в отношении всякого лица, виновного в умерщвлении плода беременной, причем, если этим лицом являлся врач или повивальная бабка, то суд был вправе лишить виновного практики сроком до 5 лет и опубликовать свой приговор. Наказанию подлежали также и третьи лица, даже если они с согласия беременной участвовали в деянии, а также пособники, доставлявшие необходимые средства для истребления плода. Если же умерщвление плода произошло без согласия беременной, то виновные наказывались каторгой до 8 лет. Неосторожный аборт наказанию не подлежал.

После революции ситуация изменилась. Свободная любовь начала восприниматься как условие раскрепощения женщины. В сочетании с отсутствием противозачаточных средств это вело к стремительному росту числа внебрачных детей.

Постановлением Народного комиссариата здравоохранения и Народного комиссариата юстиции от 16 ноября 1920 года «Об искусственном прерывании беременности» аборты» в Советской России были легализованы. Желающим предоставлялась возможность сделать операцию по искусственному прерыванию беременности в специальном медицинском учреждении бесплатно.

Советская республика стала первой в мире страной, узаконившей прерывание беременности по желанию женщины.

В 1925 году на 1000 жителей крупных городов приходилось, примерно, 6 случаев искусственного прерывания беременности. Преимуществами на аборт вне очереди пользовались фабрично-заводские работницы.

Однако эра легальных абортов оказалась недолгой. Государство постепенно брало под контроль едва ли не все сферы жизни своих граждан, и в 1930-е годы очередь дошла до деторождения.

В 1926 году в России были полностью запрещены аборты впервые забеременевших женщин, а также делавших эту операцию менее полугода назад.

С 1930 года операция по искусственному прерыванию беременности стала платной. В 1931 году она стоила примерно 18-20 рублей, в 1933 — от 2 до 60, а в 1935 — от 25 до 300 рублей, в 1970-1980-х годах, получая в среднем 80-100 рублей, женщина за аборт платила 50. Бесплатно прерывали беременность больным туберкулезом, эпилепсией, шизофренией и страдающим врожденным пороком сердца.
Рост числа абортов в довоенной России происходил параллельно со стремительным снижением рождаемости. Уже через 4-5 лет после легализации абортов уровень рождаемости начал активно снижаться.

В 1936 году, в связи со сложной демографической ситуацией, операции по искусственному прерыванию беременности вновь были запрещены под страхом уголовной ответственности (Постановление ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г. «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родительных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и некоторые изменения в законодательство о разводах»). Теперь аборт производили только по медицинским показаниям.

Инициаторы запрета надеялись, что в результате удастся увеличить численность населения. При отсутствии противозачаточных средств эта мера на первых порах действительно способствовала повышению рождаемости. Однако практически сразу подпольные аборты стали важной сферой теневой экономики. Нормой стали криминальные аборты.

В результате того, что подпольные аборты нередко проводились людьми, не имеющими медицинского образования, множество женщин становились бесплодными. К тому же в случае осложнений женщины не решались обратиться к врачу: последний был обязан донести на свою пациентку в компетентные органы. В конечном счете, запрет способствовал не увеличению, а сокращению рождаемости.
Закон о запрете абортов действовал в СССР до 1955 года. 23 ноября 1955 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об отмене запрещения абортов» производство операции искусственного прерывания беременности было разрешено всем женщинам при отсутствии медицинских противопоказаний.

Указ разрешал проведение абортов в стенах специализированных медицинских учреждений. Аборт на дому по-прежнему оставался уголовно наказуемым. Врачу в этом случае грозило тюремное заключение до одного года, а в случае смерти пациентки — до восьми лет.
Приказом Минздрава СССР от 29 ноября 1956 года была принята Инструкция «О порядке проведения операции искусственного прерывания беременности (аборта)», детально регулировавшая этот вопрос, в 1961 году в нее были внесены некоторые изменения, касающиеся выдачи больничных листов.

Сохранение спроса на незаконные аборты объяснялось просто: после аборта женщина должна была некоторое время находиться в больнице, по выходе из которой она получала листок нетрудоспособности, где в графе «диагноз» стояло слово «аборт». Поскольку далеко не все женщины жаждали обнародовать подробности своей личной жизни, многие предпочитали обращаться к частнику. Интересно, что юристы даже обсуждали предложение писать при аборте в листке нетрудоспособности «бытовая травма». Этот диагноз был выбран потому, что по советским законам операция аборта, как и бытовая травма, не предполагала выплат по социальному страхованию. Однако эта идея так и не была реализована.

В начале 1980-х срок искусственного прерывания беременности был увеличен с 12 до 24 недель. В 1987 году искусственно прерывать беременность разрешили даже на сроках до 28 недель, если для этого имелись социальные показания (инвалидность 1–2-й групп у мужа, смерть мужа во время беременности жены, расторжение брака, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, многодетность, беременность в результате изнасилования).

В 1989 году разрешили амбулаторное прерывание беременности на ее ранних сроках путем вакуум — аспирации, по-другому — мини-аборт. Начали производить медикаментозный аборт.

В 1996 году предельный срок для искусственного прерывания беременности был сокращен до 22 недель (таковы и нормы ВОЗ), а перечень социальных показаний расширен. Показаниями к аборту стали считаться: отсутствие жилья, статус беженца или переселенца, безработица, доход семьи ниже прожиточного минимума, установленного в данном регионе, незамужество.

Российское законодательство об абортах до сих пор считается одним из самых либеральных в мире.
Согласно «Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года, каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве.

Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям – при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины – независимо от срока беременности.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Рубрику ведет кандидат экономических наук
Виктория Ивановна САКЕВИЧ

Что было после запрета аборта в 1936 году

Как мы уже писали в предыдущем номере, ровно полвека назад, 1 ноября 1955 года, в СССР были отменены запрет на аборт и уголовное преследование за него.

В ближайшее время выходит из печати большая коллективная монография, подготовленная сотрудниками Центра демографии и экологии человека ИНП РАН. В этой книге под названием «Демографическая модернизация России: 1900-2000» рассматриваются перипетии демографического развития нашей страны на протяжении всего ХХ века. Есть там и раздел о том, что предшествовало снятию запрета на аборт, как развивались события после того, как в 1936 году аборт в СССР был запрещен. Ниже воспроизводится этот раздел.

Аборт запрещен (1936–1955)

27 июня 1936 года было принято постановление ЦИК и СНК СССР, запрещавшее аборт1. Перед этим была организована «широкая поддержка трудящимися» проекта закона о запрещении аборта (проект был опубликован в мае 1936 года) в средствах массовой информации. В самом тексте постановления говорится, что советское правительство пошло «навстречу многочисленным заявлениям трудящихся женщин».

Уже после принятия нового закона было предпринято немало усилий, чтобы дать идеологическое обоснование произошедшего поворота. «В то время как все буржуазные страны мира не знают, куда девать своих людей, где найти им работу, чем их накормить, нам людей не хватает. Нам так много надо сделать! …Нам нужны все новые и новые борцы — строители этой жизни. Нам нужны люди. Аборт, уничтожение зарождающейся жизни, недопустим в нашем государстве строящегося социализма. Аборт — это злое наследие того порядка, когда человек жил узко-личными интересами, а не жизнью коллектива… В нашей жизни не может быть разрыва между личным и общественным. У нас даже такие, казалось бы, интимные вопросы, как семья, как рождение детей, из личных становятся общественными. Советская женщина уравнена в правах с мужчиной. Для нее открыты двери во все отрасли труда. Но наша советская женщина не освобождена от той великой и почетной обязанности, которой наделила ее природа: она мать, она родит. И это, бесспорно, дело большой общественной значимости», — писал крупный партийный функционер А. Сольц2. Народный комиссар здравоохранения Н. Семашко выступил со статьей под названием «Какой замечательный закон! (К отмене абортов в СССР)»3.

Сразу после принятия закона о запрете абортов их число, естественно, резко сократилось, а число рождений возросло. Например, в ленинградских больницах в первой половине 1936 года было произведено 43,6 тыс. операций по прерыванию беременности, а во второй половине года — всего 7354. Число рождений в Москве увеличилось с 70 тыс. в 1935 году до 136 тыс. в 1937-м5. Но этот эффект был кратковременным. Факторы, способствовавшие ограничению рождаемости, оказались сильнее пронаталистской политики партии и правительства.

После 1937 года число зарегистрированных прерываний беременности стало возрастать (табл. 1). В СССР в целом в 1937 году было учтено 568 тыс. абортов, в 1939 году — 723 тыс., в 1940-м — 807 тыс.6. Доля абортов среди всех беременностей в 1939 году составила в РСФСР 10,8%, в том числе 22% в городах и 3% в сельской местности7. В 1939 году в городах России уровень абортов, по расчетам Е. Садвокасовой, достигал 36,5 на 1000 женщин в возрасте 15–49 лет, а в Москве — 34,7 (показатели, близкие к показателям конца ХХ века)8.

Таблица 1. Число зарегистрированных абортов, Россия, 1937–1940

Всего

В том числе неполные

Доля неполных абортов, %

355 025

327 898

429 695

396 362

464 246

424 500

500 516

452 557

В условиях законодательного запрета была быстро налажена система производства нелегального аборта, получила также распространение практика самоаборта. Появились люди, которые за определенную плату давали советы, как можно прервать беременность: «Аборт, после того как он был запрещен, когда производство его стало незаконным, превратился в дорого оплачиваемое преступление»9.

В числе зарегистрированных абортов в России в целом аборты по медицинским показаниям (разрешенные) составляли в эти годы менее 10%, остальные были начаты вне лечебного учреждения. По отдельным регионам доля неполных абортов была еще выше: например, в первом квартале 1938 года в городах Челябинской области она составила 95% от числа всех абортов, а в городах Ярославской области — 98%10. Какая часть неполных абортов — действительно носила криминальный характер, сказать невозможно, но на основе данных о том, что примерно треть женщин с внебольничным абортом поступили в больницы с септическим состоянием, Е. Садвокасова сделала вывод, что, по крайней мере, треть неполных абортов были криминальными; весьма вероятно, их доля была даже более высокой11.

В докладной записке начальника ЦУНХУ при Госплане СССР (май 1938 года) приводятся данные о том, что по 29 областям, краям и республикам СССР в 24% случаев внебольничных абортов в сельских больницах и в 13% случаев внебольничных абортов в городах было установлено, что они начаты искусственно12. Но такой низкий процент, скорее всего, свидетельствует о том, что врачи бескорыстно или за плату «покрывали» женщин, помогая им избежать наказания. Видимо, нередко врачи давали разрешение на аборт по медицинским показаниям, когда таковых не было (например, подменяя результаты анализов). Так, в 1937 году абортные комиссии Ленинграда выдали разрешение на аборт почти половине обращавшихся женщин, а в Выборгском районе эта цифра достигла 70%13.

Незаконные аборты производили не только профессионалы-врачи, но и люди, далекие от медицины. В 1936 году среди привлеченных к уголовной ответственности за производство искусственного аборта врачи и медсестры составляли 23%, рабочие — 21%, служащие и домохозяйки — по 16%, прочие — 24%14. «Аборты производят во многих случаях “бабушки” и знахарки, кроме того санитарки, прачки и тому подобные работники медицинских учреждений», — читаем мы в журнале «Социалистическая законность»15. Кроме того, органы здравоохранения оказались неподготовленными к повышению рождаемости, что, как было сказано в одном официальном документе, «привело к скученности и перегрузке родильных домов — факторам, повлекшим повышение смертности как среди новорожденных, так и среди рожениц»16.

Смертность от искусственного аборта и его последствий возросла сразу же: если в 1935 году в городах России (по сельской местности такая статистика не велась) был зафиксирован 451 случай смерти от этой причины, то в 1936-м — уже 910 случаев17. Смертность от абортов росла неуклонно до 1940 года (рис. 1), достигнув в городах более 2 тыс. случаев18. Всего в 1940 году материнская смертность среди городского населения составила почти 4 тыс. случаев, или 329 на 100 тыс. родившихся (для сравнения: в 2000 году в городах России — 35 на 100 тыс. родившихся). В 1935 году смерти от аборта составляли 26% случаев материнской смерти, а в 1940 году — уже 51%19. В начале 1950-х гг. эта доля превысила 70% (рис. 2).

Рисунок 1. Число случаев материнской смертности в городах России, 1934–200020

Рисунок 2. Доля абортов в материнской смертности в городах России, 1933–2000

Источник: См. источник к рис. 1.

К последствиям введения запрета на аборт можно также отнести увеличение числа детоубийств. К сожалению, статистика детоубийств до 1930-х годов, за исключением данных по отдельным губерниям, отсутствует. Поэтому нельзя достоверно судить о динамике этого показателя. Есть сведения, что в первой половине 1930-х годов число осужденных за детоубийство в РСФСР уменьшалось21. М. Авдеева относит рост числа выявленных детоубийств в середине 1930-х годов на счет усиления борьбы органов прокуратуры с детоубийством. В августе 1935 года было разослано инструктивное письмо Верховного суда РСФСР (№03/58), в котором среди прочего говорилось о необходимости «усиления репрессий» по делам о детоубийстве22. В результате, если в 1925–1927 годах в Московской области среди женщин, осужденных за детоубийство, 59% были осуждены условно, 39% — приговорены к лишению свободы до 2 лет и только 2% — к лишению свободы свыше 2 лет, то в первой половине 1936 года в РСФСР только 8% женщин, осужденных за детоубийство, были осуждены условно, а 85% были приговорены к лишению свободы, в том числе 42% — на срок от 2 до 5 лет и 39% — от 5 до 10 лет23.

До 1935 года смягчающими обстоятельствами в случаях убийства матерью новорожденного ребенка считались материальная нужда, «чувство стыда под давлением невежественной среды», особое состояние психики после родов. В указанном письме Верховного суда отмечалось, что «в новых условиях быта, материальной обеспеченности и возросшей культурности» следует усилить наказание за это преступление. В циркуляре прокурора СССР от 14 апреля 1937 года было сказано, что основными причинами детоубийств были «сопротивление враждебных социализму элементов мероприятиям партии и правительства по охране прав и интересов детей, нежелание иметь детей и платить алименты, угрозы и издевательства над матерью со стороны отца ребенка, рожденного от случайной связи, ложный стыд малокультурных матерей и тому подобные обстоятельства»24.

Косвенным свидетельством роста таких преступлений может служить, в частности, показатель доли убийств детей в возрасте до 1 года в общем числе зарегистрированных убийств (рис. 3), который за 1934–1940 годы увеличился в городах России почти в 2,5 раза — с 5,8% до 14,3%. В Ленинграде эта доля достигала 25%25.

Рисунок 3. Доля убийств детей в возрасте до 1 года в общем числе убийств, города России, 1933–1959

После 1936 года заметен рост абсолютного числа как убийств младенцев, так и неестественных смертей в возрасте до года вообще. В 1935 году в городах было учтено 194 убийств младенцев, в 1936-м — 307, а в 1937-м — уже 36726. В 1940 году от неестественных причин, включая также травмы и насильственные смерти неустановленного характера, погибли 1,4 тыс. детей в возрасте до 1 года27. Но здесь надо, видимо, делать поправку на разную полноту учета и меняющуюся численность городского населения.

В годы войны эти показатели снизились, а после войны доля убийств детей в возрасте до 1 года в общем числе убийств вновь приблизилась к уровню конца 1930-х годов (рис. 3). В 1952 и 1953 годах в городах было зарегистрировано по 398 убийств младенцев28.

Очень скоро после введения запрета на искусственный аборт стало ясно, что он не принес ожидаемых результатов. Руководители разных уровней пытались найти причины этого и заодно снять с себя ответственность. Начальник ЦУНХУ при Госплане СССР И. Саутин в докладной записке «О недостатках работы по борьбе с незаконными абортами» (май 1938 года), адресованной заместителю председателя Совета народных комиссаров СССР, наркому здравоохранения, прокурору СССР и секретарю ВЦСПС, писал, что «НКЗдрав СССР и его местные органы не ведут надлежащей борьбы с абортами, как в части активного выявления лиц, производящих аборты, так и в части широкой разъяснительной работы о вреде аборта. В громадном большинстве случаев врачебный персонал и руководство больниц уклоняется от выяснения обстоятельств, вызвавших неполный аборт»29.

Действительно, участники незаконного производства абортов выявлялись слабо, особенно в первые месяцы после принятия закона. Женщины, поступившие в больницы в тяжелом состоянии после внебольничного аборта, не хотели выдавать тех, кто помогал им прервать беременность («даже перед смертью», как пишет В. Тадевосян30. В крайнем случае, они заявляли, что сделали аборт сами, или получили травму. Уголовные дела по факту незаконного аборта заводились относительно редко, и еще реже дела передавались в прокуратуру (табл. 2), на что в упомянутой докладной записке И. Саутин предлагал обратить внимание прокурору СССР. Среди переданных суду в первый квартал 1937 года (по 8 республикам СССР) было: врачей и других лиц, привлеченных за производство абортов, — 42%, лиц, понуждавших женщин к совершению абортов, — 9% и беременных женщин, производивших аборт в нарушение закона, — 49%31.

Таблица 2. Число выявленных незаконных абортов в городах некоторых регионов России, первый квартал 1938 года

Произведено неполных абортов в городах

В том числе установлено, что они начаты искусственно

Передано дел в прокуратуру

То же, % от числа неполных абортов

Челябинская обл.

1,3

Орловская обл.

3,1

Свердловская обл.

Н/д

6,7

Ярославская обл.

3,7

Дагестанская АССР

Н/д

1,8

Москва

2,8

Источник: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 1. Д. 1063.

В другой докладной записке — «О рождаемости и приросте населения СССР в 1-м квартале 1938 года» — начальник ЦУНХУ при Госплане СССР И. Саутин опять же обращает внимание на недостаточно интенсивную работу Наркомздрава «по проведению в жизнь мероприятий, способствующих увеличению рождаемости», в частности, на невыполнение плана строительства детских яслей (за 1937 год до апреля 1938 года план был выполнен всего на 17,8%)32. Вследствие «халатного, преступно-бюрократического отношения к делу со стороны органов здравоохранения» не были выполнены и планы строительства родильных домов33.

Были даже созданы социально-правовые кабинеты по борьбе с абортами, в обязанности которых входило «регулярное, своевременное получение от врачебных комиссий по выдаче разрешений на аборт списка женщин, которым отказано в производстве аборта (не позднее 24 часов после заседания комиссии) для организации патроната» (из инструкции Наркомздрава СССР от 25 октября 1939 года34). Практически это означало, что вводилась слежка за беременными женщинами.

После окончания войны и демобилизации число зарегистрированных абортов стало увеличиваться. Ибо если законодательно аборт можно было запретить, то с демографическими и социальными сдвигами, которые делали регулирование деторождения объективной необходимостью, ничего поделать было нельзя. У миллионов семей часто не было иного выхода, нежели прервать незапланированную беременность. Вопреки закону и вопреки традиции аборт стал едва ли не основным инструментом регулирования деторождения в СССР.

Аборты в Российской Федерации

Вопросы применения абортов в России строго регулируются положениями действующего законодательства. Данная проблема является спорной с моральной, этической, и, соответственно – медицинской и юридической точек зрения. Существует большое количество нюансов, с которыми связано прерывание беременности, поэтому российское законодательство обеспечивает фиксацию основных принципов подобных медицинских вмешательств с целью обеспечения здравоохранения населения.

Оглавление: 1. Правовой статус абортов в мире 2. Регулирование и статус абортов в РФ 3. Ответственность за незаконный аборт

Правовой статус абортов в мире

Проблема абортов, как прерывания беременности в мире существует ещё с доантичных времён. В частности, одним из главных морально-этических вопросов, затрагивающих данную тематику, является наличие ценности жизни ещё не рожденного ребёнка. Так, античные философы Древнего Рима часто признавали за плодом полноценные человеческие права, в том числе и право на жизнь, а проведение абортов стигматизировалось и часто фиксировалось как незаконное, преследуемое аналогичным образом, как и детоубийство.

Впоследствии, на большинстве мировых территорий проведение абортов было запрещено, так как во-первых – данные действия считались аморальными с точки зрения главенствующих религиозных догматов, которые оказывали влияние на структуру права, а во-вторых – методики проведения абортов являлись опасными и для жизни матери. Впервые законодательное разрешение прерывания беременности было зафиксировано в СССР.

На сегодняшний день, отношение в мире к абортам не имеет однородности. В отдельных государствах они разрешены полностью и их проведение зависит лишь от позиции женщины. В других мировых странах могут устанавливаться определённые ограничения, в-третьих – действовать полный и абсолютный запрет на аборты. В целом, разделяются следующие факторы, по которым может вводиться запрет на ведение абортов:

  • Желание женщины;
  • Социально-экономические факторы;
  • Изнасилование;
  • Угроза жизни или патология матери;
  • Угроза жизни или патология плода;
  • Иные медицинские показания.

Важный факт

В некоторых мировых странах, где действуют ограничения на проведение абортов, подразумевается уголовная ответственность за таковые действия. При этом, в зависимости от законодательства, ответственности может подвергаться как врач, совершивший аборт, так и сама мать. В отдельных государствах также допускается уголовная ответственность матери и за совершение аборта за пределами территории страны.

Регулирование и статус абортов в РФ

Правовой статус абортов в РФ является весьма либеральным в сравнении с положениями законодательства многих других мировых государств. Регулирование данного вопроса практически в полной мере обеспечивается положениями ФЗ №323 от 21.11.2011. В частности, данный Федеральный закон разделяет основные ситуации, в которых можно проводить прерывание беременности в России. К ним относятся:

  • Желание женщины. В случае, если женщина хочет самостоятельно принимать решение о реализации её материнских способностей, она имеет право произвести аборт в медицинском учреждении при наличии информированного и добровольного её согласия с данной процедурой, а также при ознакомлении с возможными последствиями. Аборт в таковом случае проводится не позднее 12-й недели беременности.
  • Социальные показания. Данные обстоятельства позволяют проводить прерывание беременности до 22-й недели. Перечень социальных показаний ранее включал в себя наличие бедственного положения, препятствующего осуществлению материнских обязанностей, однако на сегодняшний день, согласно Постановлению правительства №98 от 06.02.2012, единственным социальным показанием для прерывания беременности является факт свершенного изнасилования в отношении женщины.
  • Медицинские показания. В случае, если беременность несёт риски для здоровья или жизни матери, а также при наличии патологий плода, как опасных для жизни матери, так и безопасных, однако исключающих или предусматривающих маловероятное рождение полноценного здорового человека, допускается прерывание беременности на любых её сроках.

Обратите внимание

При ведении аборта по желанию женщины, он должен проводиться не ранее 48 часов с момента её обращения в медицинское учреждение, если она обратилась за таковым в 4-7 или 11-12 недели беременности и не ранее одной недели, если обращение проводилось в 8-10 недели.

Прерывание беременности, в том числе и по желанию женщины, входит в комплекс услуг, оказываемых в рамках системы обязательного медицинского страхования. Таким образом, при обращении за такой услугой в государственные медучреждения, аборт должен проводиться бесплатно.

Важный факт

Проведение абортов в государственных медучреждениях проводится в России в подавляющем большинстве случаев по устаревшей системе дилатации и кюрежа, которая не рекомендуется ВОЗ. Именно по этой причине многие женщины предпочитают систему частной платной медицины, где чаще всего используются медикаментозные методы либо вакуумная аспирация.

Заявление о проведении аборта у недееспособного лица может быть подано его официальным опекуном. При этом окончательное решение о проведение такой медицинской процедуры должно приниматься в судебном порядке и с обязательным привлечением самого недееспособного лица к рассмотрению дела и с учётом его мнения. В частности, данный аспект касается и лиц, не достигших совершеннолетия.

Ответственность за незаконный аборт

Незаконное прерывание беременности в России преследуется как в соответствии с административным правом, так и по положениям уголовного законодательства. В частности, ведение незаконных абортов преследуется в уголовном порядке в соответствии с положениями ст. 123 УК РФ. К уголовным преступлениям относят аборты:

  • Проводимые вне медицинских учреждений;
  • Проводимые неквалифицированными лицами;
  • Проходящие без согласия женщины.
  • Лишение свободы за такое прерывание беременности предусмотрено лишь в случае смерти женщины либо нанесения тяжкого вреда её здоровью.

Административное наказание за аборт, соответственно положениям ст. 6.23 КоАП РФ предусматривается за непредоставление полной информации и проведение прерывания беременности в нарушение установленных законодательно сроков, за игнорирование сроков, либо неполучение добровольного информированного согласия женщины.

Важный факт

За проведение незаконных абортов, женщина, подвергаемая таким действиям, не привлекается.

Аборты – это узаконенный паразитической властью геноцид русского народа

Легальный геноцид. Как в СССР уничтожали собственное население

Автор – minskblog

Двадцатый век стал для истории поистине знаковым, помимо прорывных открытий в науке и технике, человечество осуществило настоящий рывок в демографии. За 100 лет население планеты выросло в 3,5 раза, никогда раньше в человеческой истории оно не росло так быстро.

Демографы начала XX века довольно точно предсказали этот взрыв, их оценки численности населения на конец тысячелетия в большинстве случаев подтвердились. В Российской Империи на момент распада в 1917 году проживало около 170 миллионов человек из них около 120 миллионов на территории современной России:

По всем прогнозам к концу XX века население самой большой страны мира должно было перевалить за 600 миллионов. Однако, по данным переписи 2002 года в России проживало всего 145,2 миллиона человек, то есть всего на 25 миллионов больше, чем в начале века:

В то время как население планеты выросло в 3,5 раза, население России увеличилось всего на 18%. Почему так произошло? Государственная пропаганда традиционно списывает все на ВОВ, сетуя на 27 миллионов человек, погибших более 70 лет назад:

К моменту начала войны в СССР проживало почти 200 миллионов человек. 27 миллионов погибших составляли чуть более 13% от населения, к тому же женщин среди жертв нацизма было всего 6 миллионов, а рождаемость в стране зависит именно от них, мужчины в количестве потомства никак не ограничены:

Однако, как мы видим по итогам столетия, разница с общемировым ростом населения составила не 13%, а более 200%. Это значит, что ВОВ, несмотря на чудовищное количество жертв, так повлиять на демографию страны не могла. На самом деле причина была в другом – 16 ноября 1920 года постановлением Народного комиссариата здравоохранения и Народного комиссариата юстиции «Об искусственном прерывании беременности» коммунисты впервые в человеческой истории легализовали убийство человека на стадии внутриутробного развития и назвали это «абортом», используя таким образом подмену понятий, поскольку изначально абортом (от латинского abortus) называли выкидыш, а убийство ребенка, в том числе и внутри утробы, называлось детоубийством и каралось смертной казнью, которую к началу XX века заменили на 10 лет заключения или каторги:

До 1920 года никому в мире и в голову не приходило приравнивать ребенка в утробе к комку клеток. Люди отлично понимали, что жизнь человека начинается в момент его зачатия, смысловой и юридической разницы между убийством взрослого и ребенка никто не делал, право на жизнь человек имел вне зависимости от стадии своего развития:

Что случается когда определенную категорию лиц официально перестают считать за людей хорошо известно из истории на примере рабовладения, колониализма и фашизма – «недочеловеков» начинают уничтожать в промышленном масштабе – десятками миллионов. Именно это и произошло сначала в Советской России, а потом и в СССР после легализации абортов. Научный сотрудник Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктория Сакевич в своем докладе «Аборт – кривое зеркало демографической политики» приводит статистические данные по абортам в Советской России и СССР в 20-е-30-е годы:

Так, если в 1924 году в Москве на 100 родов приходилось 27 абортов, то в 1927 году уже 86. И если в Ленинграде в 1924 году был сделан 21 аборт на 100 родов, то в 1927 году уже 81. Такой огромный 3-4 кратный рост числа абортов всего за три года продолжился и дальше. По данным доклада В. Сакевич, в Ленинграде в 1931 году делалось на 100 родов 174 аборта, а в Москве в 1934 году уже делалось 272 аборта на 100 родов. Таким образом, в сталинской Москве за 10 лет с 1924 по 1934 год число абортов выросло в 10 раз, достигнув поистине рекордной отметки. Коммунистическая Москва, отвергнув христианские принципы отношения к жизни, стремительно катилась к демографическому упадку. Общее число абортов в нашей стране в 1935 году достигло 1,9 млн. В этой связи постановление о запрете абортов от 27 июня 1936 года стало вынужденной мерой остановки дальнейшего драматического падения рождаемости

На деле же никакого запрета не было, я не поленился и нашел текст того постановления, в том числе и санкции, которые вводились в 1936 году для женщин, которые в нарушение запрета все же решались на аборт. Если читатель думает, что детоубийцам снова стала грозить смертная казнь, как до Революции, или 10 лет сталинских лагерей, то он глубоко заблуждается:

За первый случай детоубийства женщине грозило «общественное порицание», за рецидив – штраф в 300 рублей. Естественно выговор на партсобрании и смехотворный штраф никого особо не испугал, к тому же полного запрета на аборты не вводилось, как ясно следует из пункта 1 на вышеприведенном скане. Этот факт также отражен в докладе Виктории Сакевич:

Хотя количество абортов и сократилось, однако в СССР при так называемом запрете на аборты вполне легально производилось абортов больше, чем во всем остальном мире вместе взятом. Если во всех без исключения странах мира аборты в те годы были запрещены и легально не производились и осуждались обществом, то по только в РСФСР в 1937 году было вполне на законных основаниях произведено 355 тыс. абортов, в 1938 году 430 тыс., в 1939 году 464 тыс. и в 1940 году 500 тыс. В дальнейшем количество абортов росло неуклонно. В статье Я.Шаповаловой «Государственная политика в отношении абортов в послевоенный период (1945-1950)» упоминаются материалы заседания в Наркомате Здравоохранения 16 августа 1945 года, где говорилось, что в 1944 году в РСФСР было произведено 46,2 аборта на 100 беременностей. В той же статье Я.Шаповаловой приведены данные статистики по абортам за 1949 и 1950 годы. Так, в 1949 году легально в нашей стране было произведено 899 тыс. абортов, а в 1950 году 1140 тыс. абортов. В дальнейшем в 1951 году при жизни Сталина производство аборта было еще более упрощено. Запреты настолько ослабли, что в крупных городах положительные решения об абортах выносились в 90% случаев.

В итоге, к 1955 году смысл в бутафорском запрете отпал окончательно, и его официально отменили, в результате чего в стране начался настоящий бум абортов, который достиг своего апогея через 9 лет. Всего за 12 месяцев 1964 года в СССР было официально зарегистрировано 5,6 миллиона абортов, на одного рожденного ребенка приходилось 3-4 убитых внутриутробно. Статистика зафиксированная в последние годы существования СССР просто поражает, в научном журнале «Акушерство и гинекология» за 1990 год приведены следующие сведения:

С увеличением возраста растет вероятность наличия в анамнезе женщин искусственного аборта: если в возрасте до 20 лет только 15% женщин имели искусственный аборт, то к 25 годам – уже 30%, к 30 годам – 80% женщин. К концу репродуктивного периода на каждую женщину приходится в среднем по 3,6 аборта

На КАЖДУЮ женщину в стране приходилось 3,6 аборта. Итог такого поведения не просто шокирует, он отправляет в нокаут, за 70 лет советской власти только по официальным данным внутриутробно были убиты 180 миллионов детей.

После распада СССР ситуация не сильно улучшилась, количество абортов хоть и не побило рекордов середины 1960-х, но все равно заметно превышало число рожденных детей. За 27 лет независимости в результате абортов РФ потеряла более 40 миллионов человек, а общее число убитых внутриутробно детей с 1920 года превысило 220 миллионов.

Источник

Об абортах

О ложных диагнозах на аборт беременным женщинам

Об ответственности за аборты

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Оксана Пушкина назвала очень опасной идею об ограничении абортов

Замглавы думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила РБК, что выступает против предложения Кузнецовой, так как считает его в нынешней социально-экономической ситуации «непродуманным и очень опасным».

«Причина большого числа абортов не в легкомысленности и низкой морали россиянок, а в недостатке средств для нормального воспитания детей. Рождение ребенка по-прежнему остается у нас основным риском скатывания в бедность. Вот с чем нужно бороться! Искусственно созданный дефицит медикаментов и давление на врачей едва ли решат проблему», — полагает Пушкина.

По словам депутата, число абортов в России постепенно снижается в результате предпринимаемых государством мер поддержки семьи, а запреты «никогда ни к чему хорошему не приводили» и тем более не улучшат ситуацию теперь, когда из-за пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 многие женщины лишились работы.

«Вы хотите снова получить проблему кустарных абортов, умерших младенцев и матерей? Если нет, то не нужно ограничивать женщин в возможности прервать беременность. У нас огромное число матерей-одиночек, для которых рождение еще одного ребенка повлечет нищенское существование. Пока мы не решили острейшие социальные проблемы материнства и детства, любые запреты и ограничения на прерывание беременности будут плодить бедность и социальное неблагополучие», — сказала Пушкина.

Депутат также отметила, что врачи и медицинские учреждения должны оказывать людям помощь, а не вмешиваться в их личную жизнь и заставлять делать это неправильно.

«Право женщины самостоятельно решать вопрос о материнстве гарантировано законом об основах охраны здоровья граждан, реализация этого права происходит в том числе через возможность искусственного прерывания беременности. Кроме того, для прерывания беременности существуют также медицинские и, что не менее важно, социальные показания. Лишать такого права или ограничивать его значит создавать угрозу здоровью женщины и социальному благополучию семей», — считает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, заведующая кафедрой семейного и жилищного права МГЮА Екатерина Тягай.

Руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия адвокат Мари Давтян отмечает, что предложение Кузнецовой нарушает право женщин на доступ к медицинской помощи.

«Прерывание беременности — право женщины в силу закона. Создание искусственных препятствий к доступ к медицинскому аборту, в том числе путем урезания финансирования медицинских организаций, — это дискриминация», — пояснила она.

Сооснователь сети взаимопомощи для женщин «Ты не одна» Алена Попова усомнилась, что тот, кто призывает к ограничению чьих-либо прав, может быть омбудсменом.

«Непродуктивные права — это права человека, тем более право на репродуктивный выбор. Люди, призывающие ограничить права человека, не могут быть омбудсменами. Ибо омбудсмен — борец за права, а не против прав», — пояснила свою позицию Попова.

В январе патриарх Кирилл заявил, что сокращение числа абортов даст возможность за десять лет увеличить население России на 10 млн человек.

«Никакие иные способы не смогут помочь так радикально решить тему народонаселения, как значительное ограничение абортов», — сказал предстоятель, выступая в Совете Федерации.

Ранее глава РПЦ сравнивал аборты с жертвоприношениями ради достижения материальных благ.

Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *