Кант о государстве и праве

Иммануил Кант(1724—1804) — основатель немецкой классической философии, политический и правовой мыслитель.

Эпоха. В конце XVIII — начале XIX в. Германия была политически раздробленной и экономически отсталой страной. Кант — современник политических событий, имевших место в Западной Европе в конце XVIII в. (Великая французская революция, Базельский мирный договор 1795 г.).

Биография. Родился в Кенигсберге в семье ремесленника. В возрасте восьми лет был отдан в государственную гимназию («коллегию Фридриха»). Закончил теологический факультет Кенигсбергского университета. С 1755 г. — приват-доцент, с 1770 г. — ординарный профессор логики и метафизики Кенигсбергского университета. Кант не выезжал дальше Восточной Пруссии, был большим педантом. По Канту, который выходил на прогулку в одно и то

же время, горожане сверяли часы. Лишь раз он задержался, когда читал работу Руссо «Об общественном договоре».

Логическое основание политико-правового учения. На правовые и политические взгляды Канта большое влияние оказали идеи представителей французского Просвещения (Руссо, Монтескье).

Основные работы: «Критика чистого разума», «Критика практического разума», «Критика способности суждений», «Метафизика нравов», «К вечному миру» и др.

Содержание правового и политического учения. Правовое учение: категорический императив и право.

Кант как представитель эпохи Просвещения рассматривал человека как существо со свободной разумной волей. Из такого понимания следовало, что поведение человека зависит не только от общества, в котором человек живет, — оно может определяться самим человеком, т.е. автономно.

Кант предложил различать императивы (правила) поведения, которые индивид создает для себя сам:

• гипотетические, т.е. условные императивы;

• категорические, т.е. безусловные императивы.

Если гипотетический императив — это правило, которое человек устанавливает для того, чтобы достигнуть конкретной цели, то категорический императив — это правило должного поведения, которое никак не связано с достижением конкретной цели. Смысл категорического императива — «должен, потому что должен». Человек, который следует категорическому императиву, — моральная личность.

Кант — философ морали. Он предложил несколько формулировок категорического императива, т.е. морального закона:

—>»поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»;

—> «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству».

Способность человека быть моральной личностью восхищала Канта так же, как и звездное небо. Однако философ понимал, что не каждый человек следует категорическому императиву в своей повседневной жизни. Например,

такой категорический императив: «все люди как разумные существа должны свидетельствовать правду», — не является всеобщим правилом.

Признав недостаточность категорического императива как регулятора человеческого поведения, Кант обратился к праву.

Кант отличает право от законодательства. Он поставил перед собой задачу постигнуть разумом именно право, чтобы «установить основу для возможного положительного законодательства».

Кант выработал понятие права, которое имеет ценностное измерение (право определяется через свободу, понима- емую как ценность) и может быть использовано любым законодателем как руководство к действию: «Право есть ограничение свободы каждого условием ее согласия со свободой каждого другого, насколько это возможно по всеобщему закону…».

Понятие права непосредственно связано не только с понятием свободы, но и с понятием внешнего принуждения, которое ограничивает возможность нарушения свободы: «Право соединяется с возможностью принуждения в отношении того, кто препятствует его осуществлению».

Это внешнее принуждение, по Канту, отличает право от нравственного закона, который опирается только на «самопринуждение».

Политическое учение. Кант — приверженец договорной теории происхождения государства. Как представитель естественной школы права, он априорно допускал, что вначале люди жили в естественном состоянии, а затем заключили общественный договор и стали жить в государстве: «Надо выйти из естественного состояния… и объединиться со всеми остальными… с тем, чтобы подчиниться внешнему, опирающемуся на публичное право, принуждению, т.е. вступить в состояние, в котором каждому будет по закону

определено и достаточно сильной властью… предоставлено то, что должно быть признано своим».

Кант определил государство следующим образом: «Государство — объединение множества людей, подчиненных правовым законам».

Согласно Канту целью государства является не благо и не счастье каждого подданного, а состояние наибольшего соответствия государственного устройства «с принципами права, к чему нас обязывает стремиться разум при помощи категорического императива».

Основная цель государства — обеспечение правопорядка. Кант как представитель немецкого Просвещения развивал теорию раннего либерализма. Поэтому патерналистскому государству (imperium paternale), которое было типичным

для немецких княжеств XVIII в., он противопоставил идеал правового государства (термин «Rechtsstaat» — «правовое государство» Кант еще не использовал). В патерналистском государстве: «суверен хочет по своим понятиям сделать народ счастливым и становится деспотом».

Напротив, целью правового государства должно стать не достижение всеобщего счастья, которое каждый гражданин понимает по-своему, а создание такого права, которое обеспечивает согласование внешней свободы индивида со свободой всех остальных.

Кант использовал два критерия классификации форм правления государства: разделение властей и количество правящих.

Идеальной формой правления для Канта была республика, под которой он понимал конституционную монархию с разделением властей. Ничего похожего в современной Канту Германии не было. Переход к идеалу для Канта был возможен только через реформы «сверху», а не через насильственную революцию. Кант выступал против революции, которую рассматривал как «горячечный бред», а казнь короля народом считал нарушением справедливости (Карл I, Людовик XVI). Кант делал ставку на реформы. Лучше всего для проведения реформ, считал он, подходит такая форма правления, как автократия. Чем меньше лиц, обладающих властью, тем легче осуществить реформы.

Проект вечного мира. В работе «К вечному миру» (1795) Кант говорит о том, что для вечного мира необходимо соблюдение шести предварительных и четырех основных условий.

Предварительные условия:

1) нельзя включать в мирный договор то, что могло бы возобновить войну;

2) нельзя приобретать государства по нормам частного права (например, передавать государство в приданное или по наследству, дарить государство): «государство (в отличие, скажем, от земли, на которой оно находится) не представляет собой имущества (patrimonium). Государство — это общество людей, повелевать и распоряжаться которыми не может никто, кроме него самого»;

3) постоянные армии должны быть постепенно распущены: «будучи постоянно готовыми к войне, они непрестанно угрожают ею другим государствам. Они побуждают их к стремлению превзойти друг друга в количестве вооруженных сил, которое не имеет предела, и поскольку связанные с миром военные расходы становятся в конце концов обременительнее короткой войны, то сами постоянные армии становятся причиной военного нападения с целью избавиться от этого бремени»;

4) не должно быть государственных займов, средства которых использовались бы для ведения войны: «Поиски средств внутри страны или вне ее не вызывают подозрения, если это делается для экономических нужд страны (улучшения дорог, строительства новых населенных пунктов, создания запасов на случай неурожайных лет и т.д.), но как орудие борьбы держав между собой кредитная система, при которой долги могут непомерно увеличиваться … являет собой опасную денежную силу, а именно фонд для ведения войны»;

5) не должно быть вмешательства одного государства во внутреннюю политику другого: «вмешательство посторонних держав означает нарушение прав независимого народа, борющегося лишь со своей внутренней болезнью»;

6) военные действия не должны в будущем вызывать недоверие между сторонами: «например, засылка тайных убийц, отравителей, нарушение условий капитуляции, подстрекательство к измене в государстве неприятеля».

Основные условия:

1) договор о вечном мире должны заключать республики, потому что при республиканском строе труднее начать войну;

2) результатом договора должна стать федерация свободных государств;

3) должно быть обеспечено всеобщее гостеприимство государств (например, культурные обмены и т.д.);

4) тайное условие: правители должны советоваться с философами: «Нельзя ожидать, чтобы короли философствовали или философы стали королями; да этого и не следует желать, так обладание властью неизбежно повреждает свободное суждение разума. Но короли или самодержавные (самоуправляющиеся по законам равенства) народы не

должны допустить, чтобы исчез или умолк класс философов, а должны дать ему возможность выступать публично; это необходимо и тем, и другим для внесения ясности в их деятельность».

С философией И. Канта связан ценностный подход к праву. Из творческого наследия философа актуальным до сих пор остается проект установления вечного мира.

Кант

(от лат. cantus — пение, песня) — род бытовой многоголосной песни, распространённый в России, на Украине и в Белоруссии в 17-18 вв. Первоначально К. создавались на религиозные тексты и бытовали лишь в кругах духовенства и монастырского населения. Возникновение К. связано с развитием силлабич. поэзии (с сер. 17 в.). В первых сборниках К. (80-90-е гг. 17 в.) встречаются тексты Симеона Полоцкого, иеромонаха Германа, Дмитрия Ростовского и др. (имя автора иногда зашифровывалось в акростихе). В этих сборниках уже определяются осн. черты муз. строения К., сохранявшиеся в дальнейшем: 3-голосное изложение с параллельным движением двух верхних голосов и басом, создающим гармонич. опору, квадратная муз. строфа, охватывающая, как правило, 2-4 строки текста с цезурами, приходящимися на границы строк. Нек-рое количество К. было заимствовано из польских сборников (т. н. кантычки, отсюда назв. «кант») с сохранением текста подлинника или в переводе на церк.-слав. язык. Интонац. строй ранних К. представляет собой сложный сплав элементов знаменного распева, рус. и укр. нар. песни, а также польской мелодики. Разновидностью К. является псальма, т. е. К. на тексты псалмов, изложенных в стихотворной форме.
Страницы из сборника кантов 18 в. Государственный Исторический музей (Москва). Музейное собрание, No 3134, листы 80 (оборот) и 81.
После 1682 В. П. Титовым была написана музыка к «Стихотворной псалтыри» С. Полоцкого, включающей все 150 псалмов Давида. В дальнейшем слово «псальма» употреблялось в более широком смысле, по существу став равнозначным слову «К.».
В 18 в. тематика К. расширяется, появляются К. патриотич., бытового, любовно-лирич. содержания. Расширяется и сфера бытования К. — они становятся излюбленной формой музицирования средних слоёв гор. населения. В период царствования Петра I возникают «приветственные», или «панегирические», К., посвящённые крупным событиям гос. жизни, воен. победам и т. д. Мелодика этих К. характеризуется фанфарными оборотами, торжественными ритмами полонеза, пространными ликующими руладами. Исполнение их часто сопровождалось звучанием труб и колокольным звоном.
Кант на победу при Полтаве (1717).
К этому же времени относится зарождение лирич. любовного К., но окончательно этот вид К. складывается в 30-х и 40-х гг. 18 в. Наиболее ранний нотный сборник лирич. К. под назв. «Куранты» датирован 1733. Курантами (или корантами) называются лирич. любовные К. и в нек-рых позднейших сборниках. Возможно, что это определение исходит от назв. танца куранта, применявшегося на Западе к песням лирич. характера. В формировании К. значит. роль сыграла поэзия В. К. Тредиаковского, на тексты к-рого было сложено неск. десятков К. Они создавались также на стихи М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова и др. выдающихся рус. поэтов, однако в большинстве К. слова, как и музыка, оставались анонимными. Нередко стихи любовного лирич. содержания распевались на мелодию духовного или панегирич. К., что приводило к резкому противоречию между образами текста и музыкой. Вместе с тем интонац. строй лирич. К. обогащается за счёт новых источников, впитывая в себя элементы бытующих танц. форм, гл. обр. менуэта. Хотя эти К. записывались по традиции на 3 строчках, не исключено, что их могли петь соло с сопровождением инструмента. На мелодику К. оказывала влияние и нар. песня. В кантовый репертуар 18 в. вошёл ряд популярных укр. песен. Близкое родство с рус. плясовой нар. песней обнаруживают многие К. шуточно-сатирич. характера. Но в целом муз. и поэтич. стиль К. отличался от народнопесенного. Различными были формы бытования К. и нар. песни. Встречающиеся в рукописных сборниках образцы подлинных народных песен в типичном для К. 3-голосном изложении немногочисленны и большинство их относится уже к последней трети 18 в.
Период наивысшего расцвета К. приходится на сер. 18 в. (40-60-е гг.). В дальнейшем К. постепенно вытесняется новым типом сольной лирич. песни с сопровождением («российская песня»). Резко критически высказывались о словесной стороне К. один из основоположников рус. лит. классицизма А. П. Сумароков и его последователь М. И. Попов. Тем не менее развитие К. продолжалось до кон. 18 в., а отчасти и позже (гл. обр. в провинции и у старообрядцев). Нек-рые К. в изменённом виде вошли в устную нар. традицию.

Литература: Перетц В. Н., Историко-литературные исследования и материалы, т. 1. Из истории русской песни, СПБ, 1900; его же, Заметки и материалы для истории песен в России, «Известия отделения русского языка и словесности императорской академии наук», т. VI, кн. 2, СПБ, 1901; Смоленский С. В., Значение XVII века и его кантов и псальмов в области современного церковного пения так называемого «простого напева», в сб.: Музыкальная старина, вып. V-VI, СПБ, 1911; Финдейзен Н., Петровские канты, «Известия Академии наук», 1927, No 7-8; его же, Очерки по истории музыки в России…, т. I-II, М. — Л., 1928-29; Ливанова Т., Очерки и материалы по истории русской музыкальной культуры, М., 1938; её же, Русская музыкальная культура XVIII века…, т. I, M., 1952 (в прилож. опубликован рукописный сборник 18 в.); Позднеев А. В., Рукописные песенники XVII-XVIII веков, «Учёные записки Московского педагогического института», т. I, M., 1958; его же, Проблемы изучения поэзии петровского времени, в кн.: XVII век… Сборник 3, М. — Л., 1958; Келдыш Ю., Русская музыка XVIII века, М., 1965; его же, Об исторических корнях канта, в сб.: «Musica Antiqua», Acta scientifica, t. 2. Bydgoszcz — Warsz., 1969. Ю. В. Келдыш.

Кант и право

Кант и право

Раз уж нам в очередной раз напомнили о том, что «Кант — наше все», хочется поговорить на тему не совсем обычную и порассуждать о политико-правовых воззрениях Иммануила Канта, умершего почти 180 лет тому назад, но до сих пор будоражащего прогрессивное человечество своими идеями. Тем более что «ТР» читает в основном публика почтенная, ей теперь про нашего выдающегося земляка по статусу знать положено, а изучение сочинений немецкого философа — занятие не для слабонервных

Итак, основное, что надо знать о Канте, все и так знают: родился и умер он в Кенигсберге (годы жизни на гробнице написаны: 1724 — 1804). Не выезжая из города, наряду с остальными горожанами умудрился какое-то время побыть подданным императора всероссийского, был действительным членом Императорской академии наук, в быту скромен, холост. Словарь Брокгауза и Ефрона, да и все остальные словари и энциклопедии, называют его основателем классической философии, «имевшей глубокое значение для всей истории развития человеческой мысли».

Вопросы права и морали Кант рассматривал только в одной своей работе. В знаменитой «Метафизике нравов» праву посвящена первая часть («Метафизические начала учения о праве»), занимающая чуть больше двухсот страниц. Вот о ней и поговорим, обогатив тем самым сведения уважаемых господ читателей о новом-старом символе нашего города. К тому же о «нравственном императиве» кое-где в наших властных коридорах, возможно (хотя бы на уровне словосочетания), и слышали, а вот об отношении Канта к власти как таковой — вряд ли. Постараемся восполнить этот пробел — глядишь, и пригодится при случае.

Кант вообще никак не анализировал законодательство, не основывал на нем свои рассуждения, а исследовал «право как таковое», пытаясь его вывести из разума, а не из свода законов.

Правом он называл «совокупность условий, при которых произволение одного лица совместимо с произволением другого с точки зрения законов свободы». Но это определение весьма условно: Кант писал о том, что вопрос о том «Что такое право?», обращенный к правоведу, сродни философскому вопросу «Что есть истина?». Это вполне справедливо: всеобщий критерий, на основании которого можно отличать «правое» и «неправое», отсутствует, потому философ и выводил его определение из двусторонних поступков людей, сообразных со всеобщим законом.

«Всеобщим правовым законом» (юристы называют его категорическим правовым императивом) Кант провозгласил следующий: «Поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произволения было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом».

Оригинальна трактовка Кантом частного права. Например, «право домашнего быта» (семейное) он относил к лично-вещному, по которому мужчина приобретает женщину, чета приобретает детей, а семья — прислугу. При том что брак, по версии Канта, порождается договором, он одновременно создает и вещные отношения: «Если один из супругов ушел от другого или отдался во владенье третьего, другой вправе в любое время и беспрекословно вернуть его, словно вещь, в свое распоряжение». То же самое и с детьми: «дети могут быть даже против их собственной воли возвращены из владения другого лица во владение родителей». Может быть, поэтому у Канта и не было жены и детей (но это — в скобках).

К государству он относился исходя из модной в те времена (да и среди современных правозащитников) теории общественного договора, признавая этот договор лишь идеей разума и никогда не существовавшим в реальности, однако саму идею считая полезной: она налагает на каждого законодателя обязанность издавать свои законы так, чтобы «они могли исходить от объединенной воли народа». «На каждого подданного, поскольку он желает быть гражданином, следует смотреть так, как если бы он наряду с другими дал свое согласие на такую волю». Однако Кант вовсе не считал благом государства благополучие граждан и их счастье! Он говорил, что граждане могут быть счастливы и при деспотии, и в естественном состоянии. Нет — благом государства называется высшая степень согласованности государственного устройства с правовыми принципами, и ничего более!

Кант — явный сторонник разделения властей. Он очень подробно прописывает, как государственная власть должна разделяться, а также чем должна заниматься каждая из ее ветвей: верховная — в лице законодателя, исполнительная — в лице правителя, правящего согласно закону, и судебная — в лице судьи, присуждающая каждому свое (тоже согласно закону).
Верховной властью в стране Кант считал законодательную. Она может принадлежать только объединенной воле народа, всякое право должно исходить только от нее. Однако не стоит думать, будто Кант считал народом-законодателем всех членов общества — вовсе нет. Одним из главных признаков граждан он называл атрибут гражданской самостоятельности — «быть обязанным своему существованию и содержанию не произволению кого-то другого в составе народа, а своим собственным правам и силам». Он говорил о недостойных права голосовать «пассивных» гражданах: приказчике или подмастерье, слуге (не на государственной службе), несовершеннолетнем, женщинах и всех тех, кто вынужден поддерживать свое существование (питание и защиту) не собственным занятием, а по распоряжению других. То есть — наемные работники права голоса, в соответствии с мнением Канта, иметь не могут, что никак не умаляет их права на естественную свободу. Они вправе требовать, чтобы к ним относились как к пассивным частицам государства в соответствии с законами естественной свободы и равенства, а участвовать в управлении не могут.

Правитель государства — это то лицо, которому принадлежит исполнительная власть. Он является своеобразным «поверенным государства», назначающим должностных лиц и предписывающим народу правила в соответствии с законом. Кант считал, что смешение в одном лице правителя и законодателя невозможно, а правительство, которое одновременно законодательствует, является самым деспотическим.

Взгляды Канта на судебную власть были романтичны и прагматичны одновременно. С одной стороны — он отказывал законодателю и правительству в праве вершить правосудие: они вправе лишь назначать судей как должностных лиц. «Было бы ниже достоинства главы государства играть роль судьи, то есть ставить себя в такое положение, когда можно поступать не по праву и таким образом сделать свое решение предметом апелляционной жалобы». С другой стороны — являлся сторонником повсеместного введения суда присяжных: «только народ может творить суд над каждым в его составе, хотя и опосредованно, через самим им избранных представителей (суд присяжных)».

Внутригосударственное устройство, по Канту, может быть только республиканским, о чем он прямо пишет в работе «К вечному миру». Оно основано на принципах свободы членов общества как людей, зависимости их как подданных и равенства всех как граждан государства. По версии Канта, только оно может привести к вечному миру, так как «если для решения вопроса о том, быть войне или нет, требуется согласие граждан, то они хорошенько подумают, прежде чем начинать столь скверную игру». И главное — не путать республиканское устройство с демократическим, Кант их разделял четко, называя демократическую форму правления деспотией, поскольку в ней государство само себе дает законы и их же исполняет, в отличие от отделения законодательной власти от исполнительной в республиканском режиме. Демократия делает службу государству невозможной, поскольку каждый хочет быть господином. По этой причине аристократии труднее, чем монархии, а демократии совершенно невозможно (кроме как путем насильственной революции) достигнуть совершенного правового устройства.

В XVIII веке принципа учета мнения меньшинства при принятии решений не существовало (шляхетская Польша не в счет, потому и растворилась среди более сильных соседей), и Кант считал, что высшим основанием установления гражданского устройства должен быть принцип учета большинства голосов граждан (или депутатов, если народ многочисленный).

Эти воззрения были чрезвычайно прогрессивными для XVIII века, а потому к ним нельзя подходить с современными рамками всеобщего равного избирательного права или защиты прав женщин. Именно они, в развитии своем, и составляют костяк современных юридических норм развитых государств Европы.

А) Кант о соотношении права и морали, понятие права

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

1234

Философ отказался выводить нравственность и право из теоретического знания. В этом отношении он следовал демократической традиции, заложенной Руссо. Кант воспринял руссоистскую идею о том, что носителями нравственности могут стать все люди без каких бы то ни было исключений, но пересмотрел позицию Руссо относительно источника морали. Источником нравственных и правовых законов, по мнению Канта, выступает практический разум, или свободная воля людей. Новизна такого подхода заключалась в том, что, «удерживая демократическое содержание руссоизма, он позволял восстановить рационалистические приемы обоснования этики и права».

Стать моральной личностью человек способен лишь в том случае, если возвысится до понимания своей ответственности перед человечеством в целом, провозгласил мыслитель. Поскольку же люди равны между собой как представители рода, постольку каждый индивид обладает для другого абсолютной нравственной ценностью. Этика Канта утверждала, таким образом, примат общечеловеческого над эгоистическими устремлениями, подчеркивала моральную ответственность индивида за происходящее в мире. 1

Опираясь на эти принципы, Кант вывел понятие нравственного закона. Моральная личность, считал философ, не может руководствоваться гипотетическими (условными) правилами, которые зависят от обстоятельств места и времени. В своем поведении она должна следовать требованиям категорического (безусловного) императива. В отличие от гипотетических правил категорический императив не содержит указаний, как нужно поступать в том или ином конкретном случае, и, следовательно, является формальным. Он содержит лишь общую идею «долга перед лицом человечества», предоставляя индивиду полную свободу решать самостоятельно, какая линия поведения в наибольшей мере согласуется с моральным законом. Категорический императив Кант называл законом нравственной свободы и употреблял эти понятия как синонимы.

Философ приводит две основные формулы категорического императива. Первая гласит: «Поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом» (под максимой здесь понимается личное правило поведения). Вторая формула требует: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству».1 Несмотря на смысловое различие формулировок, по сути они близки друг другу — в них проводятся идеи достоинства личности и автономии нравственного сознания.

Кант связывает право с правомочием принуждать.

Кант различает право в широком и в узком смыслах слова.

«Строгим правом (правом в узком смысле слова) можно назвать лишь совершенно внешнее право. Оно основывается, правда, на осознании обязательности каждого по закону, но для того чтобы определить в соответствии с этим произволом строгое право, чтобы быть чистым, не должно и не может ссылаться на это осознание как на мотив; поэтому оно опирается на принцип возможности внешнего принуждения, совместимого со свободой каждого, сообразной со всеобщими законами… С любым правом в узком смысле этого слова (ius strictum) связано правомочие принуждать. Но можно мыслить себе еще и право в более широком смысле (ius latum), где правомочие принуждать не может быть определено никаким законом. – Этих истинных или мнимых прав имеется два: справедливость и право крайней необходимости; из них первая допускает право без принуждения, второе – принуждение без права, и легко заметить, что такая двусмысленность покоится, собственно говоря, на том, что бывают случаи сомнительного права, для решения которых нет никакого судьи».1

С одной стороны, Кант разграничивает моральное и легальное поведение, право с объективной стороны и право с субъективной стороны.

Моральным можно назвать такое поведение, которое продиктовано внутренним осознанием долга. Правовое же поведение основано на выполнении предписаний закона, независимо от внутренних мотивов субъекта.

Моральное поведение – сфера мотивов, в основе которой лежит особая моральная справедливость. Право — внешнее поведение; в основе его — внешние проявления воли. Здесь мотивы не важны. Власть не должна указывать, как поступать личности, и не должна регулировать свободу мысли. Государство не может задавать этические каноны. В сферу мотивов поведения, душевных побуждений, по Канту, государство не должно вмешиваться, нельзя заставлять человека быть счастливым и свободным. 1

С другой стороны, Кант связывает нравственность и право, так как в основе права заложен нравственный принцип категорического императива, но мир права и мир морали нельзя отождествить, так как они автономны.

Таким образом,по Канту, право с объективной стороны заключается в подчинении всех общему моральному закону, а право с субъективной стороны характеризуется тем, что каждый должен согласовывать свой произвол (свободу) со свободой (произволом) каждого другого человека.

По определению Канта право — это совокупность условий, при которых произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. К таким условиям относятся: наличие принудительно осуществляемых законов, гарантированный статус собственности и личных прав индивида, равенство членов общества перед законом, а также разрешение споров в судебном порядке.

Учение Канта о праве

Кант различает три правовые категории:

1) естественное право, которое имеет своим источником самоочевидные априорные принципы;

2) положительное право, источником которого является воля законодателя;

3) справедливость – притязание, не предусмотренное законом и потому не обеспеченное принуждением.

Естественное право, в свою очередь, распадается на две ветви: частное право и право публичное. Первое регулирует отношения индивидов как собственников. Второе определяет взаимоотношения между людьми, объединенными в союз граждан (государство), как членами политического целого. 1

Под естественным правом Кант подразумевает естественные, прирожденные права личности. Кант, не останавливаясь на достигнутом в правовой мысли, далее развивал естественно-правовую интерпретацию прав человека. Он ставит вопрос об основании притязаний человека на признание своих прав. Естественные права человека до Канта просто декларировались, исходя из факта самого человеческого существования. Он создал свое учение о человеке и его прирожденных правах. По Канту, как физическое существо человек подчинен законам природы, но как волевое существо он подчинен законам морального мира. Эти законы Кант сформулировал в своём категорическом императиве, в котором заключена кантовская идея естественного права, под власть которого должны поставить себя каждое государство и издаваемые им законы.

Самым ценным и существенным во всей кантовской теории является принцип, согласно которому каждое лицо обладает совершенным достоинством, абсолютной ценностью; личность не есть орудие осуществления каких бы то ни было планов, даже благороднейших планов общего блага. Человек – субъект нравственного сознания, в корне отличный от окружающей природы, – в своем поведении должен руководствоваться велениями нравственного закона. Закон этот априорен, не подвержен влиянию никаких внешних обстоятельств и потому безусловен. 1

Положительное право, основанное на воле законодателя, должно соответствовать естественному праву, т.е. требованиям категорического императива, и поддерживаться силой принуждения. «Естественному праву в состоянии гражданского устройства (т. е. тому праву, которое можно для такого устройства вывести из априорных принципов), – отмечает Кант, – не могут нанести ущерб статутарные законы гражданского устройства и, таким образом, остается в силе правовой принцип: “Тот, кто поступает согласно максиме, по которой становится невозможно иметь предмет моего произвола моим, наносит мне ущерб; в самом деле, только гражданское устройство есть правовое состояние, благодаря которому каждому свое лишь гарантируется, но в сущности не устанавливается и не определяется».2

Справедливость Кант связывает со свободой «Свобода (независимость от принуждающего произвола другого), поскольку она совместима со свободой каждого другого, сообразной со всеобщим законом, – утверждает Кант, – и есть это единственное первоначальное право, присущее каждому человеку в силу его принадлежности к человеческому роду «.3

Рассматривая соотношение частного и публичного права, Кант выступает как сторонник отграничения гражданского общества от государства.

Частное право, по Канту, – это отношения индивидов как частных собственников. В сфере должного данные отношения должны строиться на основе свободы, равенства, независимости, так как это вытекает из принципов естественного права. Основным признаком права Кант считает формальное равенство: в гражданском обороте люди выступают как лица, формально равные. Формальное равенство может быть только в свободе. Не должно быть привилегий в сфере права. «Будь человеком, действующим по праву… Не поступай с кем-либо не по праву»,1 – пишет Кант. Он выступает против средневекового неравенства, против права-привилегии.

Кант различает право на вещь и вещное право: «Право на вещь – это право частного пользования вещью, которой я владею (первоначально или в силу установления) совместно со всеми другими… Под словами вещное право (ius reale) подразумевается не только право на вещь (ius in re), но и совокупность всех законов, касающихся вещного мое и твое». 2

Собственность (dominium), по Канту, – это «внешний предмет, который по своей субстанции есть чье-то свое, кому неотъемлемо принадлежат все права на эту вещь (как акциденции присущи субстанции), которой собственник (dominus) может распоряжаться по своему усмотрению (ius disponendi de re sua)».3

В системе частного права Кант выделяет личное право. «Владение произволом другого как способность по законам свободы определять этот произвол моим произволом к тому или иному действию (внешнее мое и твое в отношении причинности другого) – это некое право (каковых прав я могу иметь много по отношению к одному и тому же лицу или к другим лицам); совокупность же (система) законов, на основании которых я могу находиться в этом владении, – это само личное право, которое бывает только одно». 4

Вещно-личное право как одна из трех разновидностей частного права (вещное, личное), по Канту, «представляет собой право владения внешним предметом как вещью и пользования им как лицом». 1 Оно регулирует также и отношения между мужем и женой, родителями и детьми, господином и рабом.

В числе других прав в системе частного права Кант выделяет брачное право, родительское право, право хозяина дома, наследственное право и др.

Кант считает, что частное право соответствует естественному состоянию, а гражданскому состоянию (status civilis) общества, подчиняющегося распределяющей справедливости, соответствует состояние публичного права. Он утверждает, что «из частного права в естественном состоянии вытекает постулат публичного права: ты должен при отношениях неизбежного сосуществования со всеми другими людьми перейти из этого состояния в состояние правовое, т.е. в состояние распределяющей справедливости. – Основание для этого можно аналитически вывести из понятия права во внешних взаимоотношениях в противоположность насилию (violentia)». 2

Публичное право регулирует отношения лиц как граждан. По Канту, главным в этих отношениях является право народа участвовать в принятии конституции.

Право должно быть общеобязательным, так как цель человека – совместить свой произвол (свободу) с произволом (свободой) других. Но для соблюдения права необходимо принуждение, а осуществление принуждения Кант связывает с государством.

Таким образом,Кант переходит от нравственности к праву и от права к государству, которое должно базироваться на требованиях категорического императива и соответственно на принципах права. Отсюда Кант выводит идею правового государства.

2. б) Кант о задачах и устройстве государства. Теоретическое обоснование правового государства. Проект вечного мира

С учением Канта тесно связана теория правового государства, так как Кант считал, что цели государства являются обеспечением торжества права. Государство должно подчиняться требованиям конституции.

Кант определяет государство как соединение большего числа лиц под действием права. Таким образом, Кант изображает государство как правовую организацию. Цели государства, по Канту, — не счастье граждан, а торжество идеи права.

Правовое государство – такое государство, где соблюдены все естественные права и где не пренебрегают свободой, равенством и независимостью воли отдельных индивидов, а значит, соблюдены требования категорического императива. У Канта нет термина «правовое государство», но идея правового государства вытекает из всей его правовой теории.

Кант представляет государство как соединение множества людей под властью правового закона. Наилучшим государством он считает республику как правовой союз (а не как форму правления). Он ведет речь о правовом государстве как о республике в духе еще цицероновской традиции. Главная задача государства, где суверенитет принадлежит народу, заключается, по Канту, в том, чтобы охранять и гарантировать права и свободы граждан. 2

В основу классификации форм правления Кант положил два признака: число законодательных лиц; наличие (отсутствие) разделения власти. По первому признаку формы правления делятся на автократические, аристократические, демократические. По второму признаку: республиканские, деспотические. Автократия — одна из лучших форм. Демократия — худшая, так как наиболее сложная форма правления.

Кант много работал над темой «народ и власть».

Народ не имеет прав сопротивляться высшей законодательной власти. Государственная власть не может иметь частную собственность, так как иначе она могла бы забрать всю собственность и уничтожить ее.

Кант утверждает, что правомерны только оборонительные войны, так как народы в них отстаивают свою независимость. Он отрицает, что во время войны все дозволено и считает необходимым запретить коварные средства: шпионаж, тайные убийства. Война не может быть сама по себе целью, но может быть только средством для восстановления мира народов.

Цель человечества — стремление к миру.

Кант предлагал организовать федерацию государств, в которых государственный строй каждого государства должен быть таким, в котором осуществлено разделение власти.

Либеральные традиции кантовского учения о правах и свободах человека и гражданина, идеи Канта о правовом государстве и правовом законе играли и продолжают играть огромную роль в философии права и в практике государственно-правовой организации общества. В конституциях большинства стран нашли отражение такие основные принципы правовой государственности, как верховенство права, неотчуждаемость естественных прав и свобод, разделение властей, взаимная ответственность личности и государства. Особое значение имеют эти ценности для государства (тем более и для России), выбравшего демократический правовой путь развития.

Как идеолог раннего либерализма, Кант сводит деятельность государства к правовому обеспечению индивидуальной свободы. Кант выделяет в государстве три главных органа — по изданию законов (парламент), их исполнению (правительство) и охране (суд). Идеалом организации государства для него служила система разделения и субординации властей. В свою очередь данный принцип был положен мыслителем в основу разграничения форм государства на республиканскую и деспотическую. Обсуждая способы перехода к идеальному государству, философ категорически отверг путь насильственной революции. Правового состояния общества, подчеркивал он, невозможно достичь противоправными средствами. Будущее развитие человечества мыслитель связывал с образованием мировой конфедерации правовых республиканских государств. С этой точки зрения, его доктрина предвосхитила основную тенденцию политического развития в XIX в. — переход к парламентским формам правления при сохранении института монархии. Сам Кант, впрочем, был далек от того, чтобы рассматривать образование правового государства как ближайшую перспективу. «Совершенное правовое устройство у людей — это вещь в себе», — указывал он. В учении о международном праве Кант выдвинул проект установления вечного мира. Философ мечтал о мире без захватнических войн, о создании международно-правового порядка, основанного на принципах равенства народов и невмешательства во внутренние дела государств. Призывы Канта признать за людьми «права всемирного гражданства» намного опережали свое время.

Учение Гегеля о государстве и праве:
а) Философия права в системе гегелевской философии. Понятие абстрактного права, морали, нравственности

Право, по Гегелю, состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли. Диалектика этой воли совпадает с философским конструированием системы права как царства реализованной свободы. Свобода, по Гегелю, составляет субстанцию и основное определение воли. В том, что свободно, и есть наличие воли, так как мышление и воля в гегелевской философий отличаются друг от друга не как две различные способности, а лишь как два способа — теоретический и практический — одной и той же способности мышления.

В гегелевском учении тремя главными формообразованиями свободной воли и соответственно тремя основ­ными уровнями развития понятия права являются:

1. Абстрактное право

2. Мораль

3. Нравственность.

Эти три этапа развития понятия права осуществляют общий путь развития понятия в гегелевской философии.

Учение об абстрактном праве включает в себя проблематику собствен­ности, договора и неправды; учение о морали — умысел и вину, намерение и благо, добро и совесть; учение о нравственности — семью, гражданское общество и государство.

Абстрактное право — первая ступень в движении понятия права от абстрактного к конкретному. В основе права — свобода отдельного человека. “Личность начинается только здесь, поскольку субъект имеет самосознание о себе не только вообще, как о конкретном и каким-то образом определенном “я”, а скорее имеет самосознание о себе, как о совершенно абстрактном «я»2. Абстрактное право имеет тот смысл, что вообще в основе права лежит свобода отдельного человека (лица, личности). Личность, по Гегелю, подразумевает вообще правоспособность. Абстрактное право представляет собой абстракцию и голую возможность всех последующих более конкретных определений права и свободы. На этой стадии позитивный закон еще не обнаружил себя, его эквивалентом является формальная правовая заповедь: «…будь лицом и уважай других в качестве лиц».

Первая ступень – абстрактное право. Свободная воля первоначально является сознанию человека в качестве индивидуальной воли, воплощенной в отношениях собственности. На этой ступени свобода выражается в том, что каждое лицо обладает правом владеть вещами (собственность), вступать в соглашение с другими людьми (договор) и требовать восстановления своих прав в случае их нарушения (неправда и преступление). Абстрактное право, иными словами, охватывает область имущественных отношений и преступлений против личности. Абстрактное право имеет формальный характер, поскольку оно наделяет индивидов лишь равной правоспособностью, предоставляя им полную свободу действий во всем, что касается определения размеров имущества, его назначения, состава и т.п. Предписания абстрактного права формулируются в виде запретов.

Основное внимание в этом разделе “Философии права” уделено обоснованию частной собственности. Признавая неограниченное господство лица над вещью, Гегель воспроизводит идеи, получившие закрепление в Кодексе Наполеона 1804 г. и других законодательных актах победившей буржуазии. Лишь благодаря собственности человек становится личностью, утверждал философ. Одновременно с этим Гегель подчеркивает недопустимость обращения в собственность самого человека. “В природе вещей, – писал он, – заключается абсолютное право раба добывать себе свободу”.

Гегель отвергает платоновские проекты обобществления имущества и критикует эгалитаристские лозунги. Уравнение собственности Гегель считал неприемлемым.

Вторая ступень в развитии идеи права – мораль. Она является более высокой ступенью, потому что абстрактные и негативные предписания формального права в ней наполняются положительным содержанием. Моральное состояние духа возвышает человека до сознательного отношения к своим поступкам, превращает лицо в деятельного субъекта. Если в праве свободная воля определяется внешним образом, по отношению к вещи или воле другого лица, то в морали – внутренними побуждениями индивида, его намерениями и помыслами. Моральный поступок поэтому может вступить в коллизию с абстрактным правом. Например, кража куска хлеба ради поддержания жизни формально подрывает собственность другого человека, однако заслуживает безусловного оправдания с моральной точки зрения.

На данной ступени свобода проявляется в способности индивидов совершать осознанные действия (умысел), ставить перед собой определенные цели и стремиться к счастью (намерение и благо), а также соизмерять свое поведение с обязанностями перед другими людьми (добро и зло). В учении о морали Гегель решает проблемы субъективной стороны правонарушений, вины как основания ответственности индивида.

Третья, высшая, ступень осмысления права человеком – нравственность. В ней преодолевается односторонность формального права и субъективной морали, снимаются противоречия между ними. Согласно взглядам философа, человек обретает нравственную свободу в общении с другими людьми. Вступая в различные сообщества, индивиды сознательно подчиняют свои поступки общим целям. К числу объединений, формирующих нравственное сознание в современную ему эпоху, философ относил семью, гражданское общество и государство.

Теория правового государства И. Канта.

Иммануил Кант (1724-1804 гг.). Родился в Кенигсберге в семье ремесленника. В 16 лет Кант поступил в университет, одновременно работал домашним учителем в богатых семьях, что давало материальные средства для занятий философией. В 1755 г. завершает обучение в университете, защищает диссертации и получает звание приват-доцента. Следующие 15 лет он в ожидании профессорской должности служил в Кенигсбергской дворцовой библиотеке в должности помощника библиотекаря. В 1770 г. занимает кафедру логики и метафизики в Кенигсбергском университете. В 1786 и 1788 гг. избирался ректором университета. Ярких внешних событий в его жизни не было. Он полностью сосредоточился на науке. За время своей преподавательской деятельности он читал лекции по самому широкому кругу предметов, от математики до философии. Кант служил профессором до 1796 г., когда вынужден был прекратить чтение лекций из-за слабого здоровья, а в 1801 г. оставил университет.

Основные произведения: «К вечному миру», «Метафизические начала учения о праве», «Метафизика нравов», «Критика чистого разума», «Критика практического разума» и др.

Государство.

Происхождение государства. Кант, так же как и Руссо, считал, что до образования государства люди находились в естественном состоянии и могли быть более счастливы, чем в государственном. Однако правовая незащищенность, угроза насилия приводит людей к мысли учреждения государства посредством общественного договора. Государствоесть результат соглашения, в силу которого каждый отказывается от естественной свободы, чтобы пользоваться свободой в качестве членов государства. Принимая в целом идею общественного договора, Кант называет его первоначальным договором. Этот договор, по его мнению, не исторический факт, а не более чем объяснение, одна из версий событий, о которых мы не можем иметь достоверных сведений.

Правовое государство. И. Кант рассматривал государство, как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам», но это определение не конкретного государства, а его идеи, т.е. каким оно должно быть. Благо государства, по Канту, состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми принципами, и стремиться к такой согласованности нас обязывает разум через категорический императив. Правовой категорический императив (Кант назвал его законом нравственной свободы) основан на чувстве долга и его можно сформулировать следующим образом: поступок будет моральным только в том случае, если он совершается единственно из уважения к нравственному закону.


Именно Канту принадлежит разработка ряда основополагающих начал правовой государственности: свобода и самостоятельность каждого члена общества как человека и гражданина; ограничение всеохватывающего вмешательства государства в частную жизнь; связанность государства и общества правом и законом; господство закона в жизни народа, общества, государства.

Разделение власти: законодательная (принадлежит суверенной «коллективной воле народа»), исполнительная (сосредоточена в руках законного правителя) и судебная. В отличие от Ш.Монтескьё Кант писал о разделении власти не как о системе сдержек и противовесов, а как о четкой субординации всех ее ветвей: верховная – законодательная власть, ей подчинена исполнительная, которая в свою очередь формирует судебную. Именно субординация и согласие всех ветвей власти, по мнению Канта, способны предотвратить деспотизм и гарантировать благоденствие государства.

Форма правления. В соответствии с количеством носителей высшей власти Кант выделял автократию, аристократию и демократию. Однако по критерию разделения властей он выделял две формы правления: республиканскую, где существует разделение власти и деспотическую, при которой происходит их слияние. Считал, что республика есть такое общественное устройство, в котором власть означает господство законов, а последние соответствуют интересам граждан, ибо «чего народ не может решить относительно самого себя, того и законодатель не может решить относительно народа». Сам Кант был сторонником конституционной монархии, полагая, что самодержавие может быть и республикой, если в ней четко разделены законодательная и исполнительная ветви власти.

И.Кант осуждает право народа на восстание, т.к. все политические изменения должны проводиться плавно, путем реформ сверху.


Право. Право по Канту является реализацией свободы члена общества, ограниченной лишь свободой других его членов, т.е. право есть совокупность условий, при которых произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. К таким условиям относятся: наличие всеобщих принудительных законов, равенство граждан перед такими законами, правовое гарантирование личных прав граждан, разрешение конфликтов через суд. То есть нормы права как бы очерчивают границы, внутри которых человек может действовать свободно.

Общая структура права согласно воззрениям Канта такова:

  • естественное (прирожденное), которое имеет своим источником явные априорные принципы; оно делится на две части: частное (регулирует отношения индивидов как собственников) и публичное (отношения между людьми как членами общества);
  • положительное право, источник которого — воля законодателя;
  • справедливость – совокупность притязаний личности, которые не предусмотрены законами и поэтому не имеют обязательной силы.

Осуществление права требует того, чтобы оно было общеобязательным. Всеобщая обязательность права достигается принудительной силой. Придать праву принудительную силу способно лишь государство.

Международное право. Часть философии Канта – это идея вечного мира. Будущее развитие человечества он связывал с образованием мировой конфедерации суверенных республик, где международный правовой порядок основан на принципах равенства народов, невмешательства во внутренние дела друг друга. Это своего рода общественный договор на государственном уровне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *