Как оспорить сделку?

Содержание

Признание сделки недействительной — судебная практика

Решения судов, основанные на применении нормы статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Ст. 167 ГК РФ. Общие положения о последствиях недействительности сделки

Судебная практика

  • Апелляционное постановление № 22К-1943/2019 от 29 ноября 2019 г. по делу № 3/10-16/2019

    Смоленский областной суд (Смоленская область) — Уголовное …2019 года незаконным. Вынести новое судебное решение либо материал направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. На основании ст. 167 ГК РФ рассмотреть апелляционную жалобу без участия заявителя. В возражениях представитель МО МВД России «Дорогобужский» Прощенков О.В. считает доводы апелляционной жалобы необоснованными, просит постановление суда оставить …

  • Постановление № 44Г-128/2019 4Г-2104/2019 от 25 ноября 2019 г. по делу № 2-1053/18

    Приморский краевой суд (Приморский край) — Гражданские и административные …договора купли-продажи земельного участка незаключенным. Однако указанное обстоятельство судом не учтено. Решение суда апелляционной инстанции в части определения цены земельного участка противоречит нормам статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, которыми реституция установлена в качестве последствия недействительности сделки, и нормам статей 153-154, 420 того же Кодекса о понятиях сделки и договора, в …

  • Постановление № 44Г-129/2019 4Г-2634/2019 от 19 ноября 2019 г. по делу № 2-6484/2018

    Красноярский краевой суд (Красноярский край) — Гражданские и административные …и фактического приема (подачи) напряжения и мощности; е) составления акта об осуществлении технологического присоединения. В соответствии с положениями пункта 1 статьи 166, пункта 1 статьи 167 и статьи 168 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания её таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка); недействительная …

  • Решение № 7-295/2019 от 23 октября 2019 г. по делу № 7-295/2019

    Верховный Суд Республики Дагестан (Республика Дагестан) — Административные правонарушения …18000 м2 с кадастровым номером 05:05:000051:2661 №01 от 03.11.2017 года и применении последствий недействительности сделки, в порядке предусмотренном статьями 166, 167 ГК РФ. В случае отказа от заключения соглашения о расторжении вышеуказанного договора купли-продажи, обратится в порядке, предусмотренном ГПК РФ с заявлением в суд с требованием о …

  • Постановление № 44Г-38/2019 4Г-431/2019 от 23 октября 2019 г. по делу № 2-346/2019

    Верховный Суд Республики Адыгея (Республика Адыгея) — Гражданское …момента ее совершения, то есть с 27.02.2008, не может считаться действительной и влечь предусмотренные ею правовые последствия…». Подобные последствия предусмотрены п.1 ст. 167 Гражданского кодекса РФ, то есть при признании сделки недействительной. На момент заключения договора ипотеки от 28.01.2009 между ПАО «Сбербанк» и Хутом А.А. имущество передавалось …

  • Апелляционное постановление № 22К-2103/2019 от 23 октября 2019 г. по делу № 22К-2103/2019

    Верховный Суд Республики Дагестан (Республика Дагестан) — Уголовное …указанный автомобиль, а именно претендует на возврат похищенного имущества, в связи, с чем и обратилась в следственные органы о возбуждении уголовного дела. В силу ст. 167 ГК РФ, ввиду ничтожности первой сделки, последующие лица не приобрели права собственности на спорный автомобиль и, следовательно, не могли его отчуждать, последующий договор купли-продажи, заключенный также …

  • Решение № 3А-105/2019 3А-105/2019~М-164/2019 М-164/2019 от 21 октября 2019 г. по делу № 3А-105/2019

    Новосибирский областной суд (Новосибирская область) — Гражданские и административные …а также государственная регистрация права собственности и государственный кадастровый учет объектов централизованных систем холодного водоснабжения и водоотведения. В связи с чем, ссылаясь на положения статьи 167 , 168, 608 Гражданского кодекса Российской Федерации, департамент по тарифам Новосибирской области признал договоры аренды № 1В, № 3В, № 4В, № 5В, 7В заключенные с ООО «Т», ничтожными сделками (том 1 …

  • Постановление № 44Г-121/2019 4Г-1913/2019 4Г-1913/201944Г-121/2019 от 16 октября 2019 г. по делу № 2-1524/2018

    Верховный Суд Республики Крым (Республика Крым) — Гражданские и административные …от ДД.ММ.ГГГГ носят предположительный характер. Признавая договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ недействительным, суд апелляционной инстанции также допустил нарушения п. 2 ст. 167 ГК РФ, поскольку не разрешил вопрос о возврате покупателю уплаченных денежных средств за квартиру. Ссылка в апелляционном определении на то, что в договоре купли-продажи указана заниженная …

  • Постановление № 44Г-52/2019 44Г-54/2019 4Г-1173/2019 от 16 октября 2019 г. по делу № 2-2622/2018

    Томский областной суд (Томская область) — Гражданские и административные …не приведен закон, предусматривающий случаи взыскания в доход Российской Федерации полученного по ничтожной сделке, противной основам правопорядка и нравственности, в связи с чем положения ст. 167 , 169 Гражданского кодекса Российской Федерации в рассматриваемом случае применены судебными инстанциями неверно. Ссылается на то, что санкцией ст. 291.2 Уголовного кодекса Российской Федерации не предусмотрена конфискация …

  • Апелляционное постановление № 22К-893/2019 от 15 октября 2019 г. по делу № 22К-893/2019

    Рязанский областной суд (Рязанская область) — Уголовное …закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Учитывая, что условие о необходимости …

Страницы← предыдущая

Кто и с какими доказательствами: оспариваем сделки правильно

Перефразируя классика, все действительные сделки похожи друг на друга, каждая недействительная сделка оспорима по-своему, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право × . Если стоит цель обжаловать соглашение, то надо не основания подгонять под эту задачу, а существующие обстоятельства под них, добавляет Алмаз Кучембаев, руководитель юрагентства Кучембаев и партнеры Кучембаев и партнеры Региональный рейтинг × . И один из базовых вопросов этой темы заключается в том, кто имеет право на такое оспаривание. По общему правилу подобными полномочиями обладают стороны сделки.

В 2013 году законодатель принципиально изменил подход к оспариванию сделок. С этого момента основанием для признания сделки недействительной являются не формальные моменты, а реальное нарушение оспариваемой сделкой прав истца. Для этого презумпция ничтожности сделок, не соответствующих закону (ст. 168 ГК), изменена на презумпцию их оспоримости. То есть сами по себе нарушения закона, допущенные при заключении сделки, не позволят считать ее недействительной. Истец должен доказать суду, какие реальные неблагоприятные последствия он получил от спорной сделки.

Роман Речкин, старший партнер INTELLECT INTELLECT Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании ×

Но при существующем регулировании этим лицам как раз и сложнее всего оспорить соглашение, говорит Айнур Ялилов, партнер Шаймарданов и Партнеры Шаймарданов и Партнеры Региональный рейтинг × . По его словам, суды ориентируют контрагентов на сохранение обязательств со строгим исполнением, а не их аннулирование. Юрист добавляет, что помешает сторонам оспорить сделку и принцип эстоппеля. Он появился в российском гражданском законодательстве пять лет назад и защищает от недобросовестного поведения контрагента, основываясь на правиле «не противоречь сам себе». Так, сторона не может требовать признать договор ничтожным, если раньше она действовала так, будто считает его действительным.

1. Определение надлежащего субъекта, имеющего право на оспаривание.

2. Выбор правильного способа защиты права.

3. Выявление и формирование доказательственной базы с учетом актуальной судебной практики в отношении выбранного способа защиты.

4. Учет сроков исковой давности и специальных сроков на оспаривание.

Источник: Артур Зурабян, руководитель практики в Art de Lex

Из-за перечисленных обстоятельств гораздо легче обжаловать соглашение стороннему лицу, чьи права нарушает этот документ, отмечает Ялилов. Либо тому, кто указан в законе (п. 2 ст. 166 ГК). Роман Речкин, старший партнер INTELLECT INTELLECT Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × , добавляет, что судебная практика последовательно расширяет круг лиц, которые имеют право на оспаривание сделок. По его словам, особенно показательна эта ситуация на примере оспаривания операций должника, совершенных в целях злоупотребления правом: «Правовым основанием для обращения в суд являются ст. 10 и 168 ГК, но в этих нормах кредитор не упоминается как лицо, которое вправе оспаривать сделки должника по выводу активов». По этой причине четко разобраться в том, кто же может оспорить ту или иную сделку, помогает именно судебная практика.

1. При корпоративных основаниях это сама корпорация и ее участники. Другие лица, например члены совета директоров корпорации, не имеют права на иск.

2. При банкротных основаниях это конкурсный управляющий и конкурсные кредиторы. При санации банка этими правами обладает временная администрация.

3. Закон также допускает наличие иных специально указанных в законе истцов. Например, уполномоченных государственных органов, прокуратуры и т. д.

Источник: Артур Зурабян, руководитель практики в Art de Lex

Что могут оспорить прокурор и поручитель

Так, если при совершении сделки затронуты государственные и общественные интересы, то ее может оспорить и прокурор (п. 18 Информационного письма Президиума ВАС от 13 марта 2001 г. № 62). А вот обжаловать заключенные фирмой договоры, которые противоречат целям ее деятельности, у надзорного органа уже не получится, замечает Ялилов. В деле № А40-98055/2013 прокурор наравне с другими истцами пытался оспорить продажу здания военным издательством, что привело к исчезновению активов у предприятия и его реорганизации. Но суды указали на то, что такой заявитель не относится к числу лиц, по иску которых подобное соглашение можно признать недействительным (ст. 173 ГК).

Судебный пристав тоже может обратиться в суд с требованием признать недействительной сделку. Речь идет о ситуации, когда в отношении должника возбуждено исполнительное производство, а тот пытается продать часть своего имущества, чтобы спасти активы от взыскания. У Николая Гарина* приставы арестовали прицеп, стимулируя его скорее рассчитаться с кредиторами. Но вместо этого должник умудрился продать это имущество, пока шло исполнительное производства.

Тогда сотрудники ФССП обратились в суд с требованием оспорить договор купли-продажи имущества. Но суд не принял у них иск, сославшись на отсутствие законных интересов у таких заявителей в спорной ситуации. Апелляция оставила такое решение без изменений. А Верховный суд отменил акты нижестоящих инстанций и подчеркнул, что приставы в этом случае могут обжаловать соглашение (дело № 77-КГ 17-7).

ВС подчеркнул, что такое право есть у сотрудников ФССП, если при совершении сделки должник злоупотребил правом в ходе исполнительного производства, действовал в обход закона и преследовал противоправную цель избежать обращения взыскания на принадлежащее ему имущество. Хотя Речкин замечает: из п. 2 ст. 174.1 ГК («Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено») следует, что подобную сделку не нужно признавать недействительной, так как она не мешает арестовать проданный актив.

1) Совершенные в целях вывода активов:

– Наличие цели совершения сделки, отличной от той, которая обычно преследуется при заключении подобных соглашений.
– Наличие злоупотребления правами, которое совершили стороны сделки.
– Наличие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.
– Наличие у сторон соглашения иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

Если сделки совершены лишь для вида и прикрывают вывод активов, то доказывается одновременное выполнение следующих условий:
– Стороны сделки не собирались ее исполнять или требовать ее исполнения.
– При заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.

2) Торги и сделки по ее результатам:

– Сделка еще не исполнена заказчиком и победителем торгов.

– При проведении торгов существенно нарушены положения профильных законов о закупках (44-ФЗ, 223-ФЗ):
есть сведения о несоответствии конкретных положений закупочной (конкурсной/аукционной) документации требованиям законодательства о закупках.

3) Сделки с недвижимостью, совершенные лицом, которое не понимало значений своих действий:

– Заключения экспертов, полученные по результатам судебной психологической (психолого-психиатрической) экспертизы.

– Подробные и точные показания свидетелей.

– Пояснений нотариусов, которые свидетельствовали сделку.

4) Сделки при фальсификации самого договора

– Заключение экспертов по результатам экспертизы (химической, почерковедческой).

Источник: Вячеслав Голенев, адвокат Железников и партнёры Железников и партнёры Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право Профайл компании ×

С корпоративными отношениями спорные моменты в обсуждаемой теме возникают в тех случаях, когда они «осложняются» другими спорами. В частности, наследственными. Так, судам пришлось разбираться, есть ли у наследника доли в ООО право оспорить сделки, которые мог бы обжаловать наследодатель, но так этого и не сделал при жизни. Три инстанции разошлись в оценке этой ситуации (дело № А33-18938/2011). А Президиум ВАС подчеркнул, что наследник обладает теми же правами, которые имелись и у наследодателя и может защищать их при нарушении. В том числе оспорить сделки, которые в свое время привели к уменьшению стоимости полученной доли в ООО.

Участникам обществ вообще стоит внимательнее следить за теми сделками, которые проводят их организации. В деле № А60-29583/2011 директор ООО продал недвижимость компании (нежилые помещения) сторонним лицам. Один из участников общества заметил, что сделка носит кабальный характер и попытался оспорить ее в судебном порядке, но безрезультатно. Истец уверял, что спорное имущество было бы выгоднее продать по отдельности и за более высокую цену. Кроме того, в отношении ООО возбуждено исполнительное производство, так что момент для распродажи активов не самый удачный. Но суды эти аргументы не убедили. Три инстанции указали на то, что сделку можно признать кабальной при стечении сразу нескольких тяжелых обстоятельств, а не одного. Да и условия соглашения должны быть не просто «невыгодными», а «крайне невыгодными», подчеркнули суды, отказав в иске.

Значительно проще добиться признания сделки кабальной, если при ее заключении одну из сторон серьезно обманули. Сослан Гаджинов купил компанию «Энергия» у Андрея Тарасенко. При подписании договора купли-продажи продавец в акте-приема передачи перечислил долги, которые есть у фирмы, – 111 000 руб. Но уже после сделки выяснилось, что общая задолженность компании перед всеми кредиторами составляет около 300 000 руб. Указав на то, что Тарасенко об этом не сообщил покупателю, Гаджинов попросил признать недействительной соглашение купли-продажи организации. И суды удовлетворили требования заявителя, признав сделку кабальной (дело № А61-2982/2013).

А вот поручителю обжаловать основное обязательство будет непросто. Компания «Южный металл» взяла кредит на 82 млн руб. в ВТБ, но смогла отдать лишь 6 млн руб. Остальную сумму банк стал требовать с поручителей, те в ответ попытались признать кредитное соглашение недействительным (дело № А32-28266/2010). Заявители уверяли, что договор займа изначально заключен на кабальных условиях. Но три инстанции подчеркнули, что поручители, не являясь стороной спорного договора, не могут его оспаривать из-за «крайне невыгодных» условий в документе.

Поручителю покупателя-компании тоже не удастся оспорить договор купли-продажи, даже если это соглашение директор фирмы подписал, выйдя за пределы своих полномочий (п. 1 ст. 174 ГК). В соответствии с этой нормой подобную сделку суд может признать недействительной только по иску лица, «в интересах которого установлены ограничения» (п. 10 информационного письма Президиума ВАС № 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК о поручительстве»). В спорной ситуации – это компания-покупатель.

Сделки за рамками полномочий

Основания по оспариванию сделок из п. 2 ст. 174 ГК актуальны исключительно для бизнеса и на практике вызывают немало трудностей.

1) Сделки, совершенные представителями или органами юрлица в ущерб интересам представляемого или организации, если другая сторона сделки должна была знать об этом.

2) Сделки, совершенные в результате сговора либо иных совместных действий представителя или органа юрлица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам компании.

В российских судах сложно подтвердить наличие сговора (этого требует норма), объясняет Мерген Дораев, партнер ЕМПП ЕМПП Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Рынки капиталов группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право 20 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 48 место По выручке × : «Исключением служат ситуации, когда есть приговор по уголовному делу, подтверждающий факт злоупотребления полномочиями». А экономические последствия от заключенного соглашения могут быть разнесены во времени с моментом его подписания, добавляет юрист: «То есть сделка, выгодная для общества в момент совершения, может нести обратный эффект из-за поменявшейся конъюнктуры рынка». Да и доказать неравноценность встречного предоставления бывает непросто, так как нет ее четких критериев, поясняет эксперт.

– Сам представляемый или юридическое лицо, руководителем которого заключена оспариваемая сделки.

– Участник хозяйственного общества.

– Арбитражный управляющий в рамках банкротства.

Что должен доказать заявитель.

По первому основанию:

– Совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях. Например, при неравноценности встречных предоставлений.

– Осведомленность другой стороны об убыточном характере сделки для представляемого.

– Отсутствие обстоятельств, позволяющих считать сделку экономически оправданной.

По второму основанию:

– Факт сговора или иных совместных действий в ущерб интересам представляемого.

Источник: Мерген Дораев, партнер ЕМПП ЕМПП Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Рынки капиталов группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право 20 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 48 место По выручке ×

Общий подход к доказыванию состава нарушения, которое содержит обсуждаемая норма, 9-й ААС представил в своем решении по делу № А41-41596/17. Суд указал, что основания недействительности соглашения из п. 2 ст. 174 ГК являются «средством правовой защиты в тех случаях, когда контрагенты заключили сделку, которая сама по себе не запрещена законом или иным правовым актом, но при этом причиняет одной из сторон явный и очевидный ущерб».

«В такой ситуации необходимо доказать только обстоятельства того, что сделка причинила или причинит стороне явный ущерб. А другой участник соглашения должен был знать об этом. Кроме того, спорная сделка не является экономически оправданной для стороны, которой она причинила или причинит явный ущерб».

Этот подход может служить ориентиром для подготовки доказательственной базы по такой категории дел, считает Дораев. В подобных спорах при вынесении решения о недействительности сделок суды отталкиваются от рыночной стоимости проданных товаров или оказанных услуг, целесообразность которых истцы ставят под сомнение. Так, в деле № А40-89325/17 заявителю удалось успешно оспорить договор подряда, так как цена работ многократно превосходила рыночную. Это делало сделку экономически нецелесообразной. В другом споре суд признал соглашение купли-продажи автомобиля недействительным по п. 2 ст. 174 ГК, так как стоимость машины оказалась значительно ниже рыночной (дело № А40-14781/17).

Обсуждаемая норма активно применяется судами и в отношении сделок тех банков, которые находятся в предбанкротном состоянии. Суд признал недействительным допсоглашение кредитной организации, которым она продлила своему акционеру срок возврата займа на 10 лет (дело № А40-151926/15). Суд указал на то, что из-за этого договора банк потерял возможность извлечь выгоду от отношений со своим должником. И акционер-заёмщик не мог не знать об этом.

По п. 2 ст. 174 ГК две инстанции признали недействительным и соглашение Мособлбанка, который в предбанкротном состоянии пожертвовал «Национальному фонду Святого Трифона» 15 млн руб. При этом учредителем этой организации являлся председатель правления банка. Ссылаясь на это обстоятельство, суды указали, что фонд знал о том, какой ущерб банку наносит этот договор пожертвования (дело № А40-50329/15).

Несмотря на подробное законодательное регулирование и разъяснения правоприменительной практики, остаются проблемные аспекты по вопросам оспаривания. В частности, речь идет о круге субъектов, которые могли бы обжаловать корпоративные решения, когда они приняты с целью нарушения закона и/или злоупотребления правом, замечает Зурабян: «Сделки в таком случае может оспорить заинтересованное лицо». А если дело касается корпоративных решений, то суды считают, что никакие специальные основания не дают возможности их обжаловать лицам, не входящим в число участников компании, констатирует юрист. Таким образом, бенефициары бизнеса в подобных случаях выглядят беззащитными.

  • Арбитражный процесс
  • Гражданский процесс

Разбираем, как мы отстояли сделку по покупке Рендж Ровера в трех инстанциях.

Прежде, чем перейти к сути, начну с небольшого примера.

У «Ромашки» был грузовик. Фирма остро нуждалась в деньгах, поэтому транспорт продали. Авто ушло хорошим знакомым по балансовой стоимости — 8 рублей.

Дальше дела у фирмы пошли хуже: клиент не хотел брать товар без доставки, а внешние перевозчики обходились намного дороже. Отсутствие своего транспорта привело к росту расходов. Прибыль падала. Долги накапливались.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, на нашем сайте. Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Через пару лет на «Ромашку» подали заявление о банкротстве. Пришел конкурсный управляющий, увидел сделку с грузовиком, сделал оценку его рыночной стоимости и выяснил, что железный конь на момент продажи стоил аж 25 рублей. Сделку оспорил и обязал покупателя вернуть авто. Новый владелец сказал: «Да не вопрос!» — и сдал грузовик обратно.

Но вот «Ромашку» это уже не вернет из банкротства. А ведь все могло бы быть иначе, если бы директор просто не продал транспорт. Уловили тему?

Оспаривание сделок — это прелюдия к субсидиарке (СО). Успешно оспоренная сделка — трамплин к ней. Причина проста: априори предполагается, что «кривая» сделка запустила механизм падения бизнеса и привела к его банкротству. А вынесенный судебный акт об ее оспаривании достоверно устанавливает виновных лиц и степень их распущенности. Обратное придется доказывать уже директору и другим КДЛ в рамках дела о привлечении их к субсидиарке.

Если по взаимосвязи между «отменой сделки» и «попаданием на субсидиарку» остались вопросы, то вам сюда: “Как избежать субсидиарной ответственности”, а мы переходим к сути.

Начало

Александр был совладельцем и директором компании «Рив Гош». Несмотря на косметическое название, компания занималась поставками алкогольной продукции и имела достаточно обширные складские запасы + автопарк.

Аккурат перед уходом с поста директора в 2016 году Александр продал пару корпоративных автомобилей своей супруге.

А в 2017 году началось банкротство «Рив Гош». Арбитражный управляющий запросил информацию в ГИБДД о сделках организации. Оттуда пришли копии договоров купли-продажи двух авто, среди которых и интересующий нас Range Rover Evoque.

Из документа следовали следующие условия сделки:

  • Цена: 350 000 руб.
  • Покупатель: Валентина, она же супруга директора Александра.
  • Дата заключения договора: 06.04.2016 (за 10 месяцев до принятия заявления о банкротстве организации).

Рендж Ровер? За 350 тысяч? Заинтересованному лицу? В предбанкротный период? Да вы прикалываетесь?!

Большого ума не надо, чтобы почуять неладное. Конкурсный подал заявления о признании обеих сделок недействительными.

Первую Александр достаточно быстро проиграл и отдал автомобиль конкурсному, чтобы избежать обвинений в причинении ущерба. А вот со злосчастным Range Rover Evoque история подзатянулась. А после нескольких судебных заседаний на Александра еще подали и заявление о привлечении к субсидиарке. Вот в этот момент он и появился на пороге «Игумнов Групп», «компании с подтвержденным опытом и оптимальным соотношением качества / стоимости услуг» — так Александр охарактеризовал свой выбор.

На наш вопрос, почему не предпринимаются активные действия, чтобы отбиться от очередного оспаривания сделки с авто, Александр ответил философски: «Оспорили и оспорили. Я же вернул автомобиль, в чем вопрос?». И вот здесь мы поняли, что пришло время для небольшого ликбеза.

Дело в том, что сама по себе оспоренная сделка — это установление факта недобросовестности. Раз КДЛ заключал сделки, которые приводили к убыткам, кто как не он виноват в банкротстве? А это — прямой билет к субсидиарке. Учитывая, что дело по субсидиарке и без того развивалось активно, еще одна оспоренная сделка точно играла не в пользу нашего клиента.

Александр выслушал нашу позицию и так же философски ответил: «Действуйте».

Плюсы

Первая инстанция

Несмотря на прошедшие заседания, это была еще только первая инстанция. У нас еще была возможность скорректировать позицию клиента и приобщить новые доказательства.

Тип задачи

Оспаривание сделок предполагает, что бремя доказывания лежит на конкурсном. Наша задача — просто опровергать его слова. А ломать, как говорится, — не строить.

Ответственный клиент

Хотя сделка оспаривалась между организацией и супругой директора, по факту в итогах этого суда был заинтересован именно наш клиент. А Александр — очень ответственный человек, который сохранил все документы и был глубоко в теме.

Наличие опыта

Оспаривание сделок и, наоборот, защита от оспаривания для нас не новое направление.

Минусы

Неравноценность сделки

В каком бы состоянии не был Рендж Ровер, он точно не тянул на 350 тысяч. Даже на миллион. Основания для оспаривания были вполне реальны.

Сделка в предбанкротный период

Для того, чтобы оспорить сделку, совершенную в течение 12 месяцев до принятия заявления о банкротстве, достаточно доказать, что она была совершена по цене ниже рынка.

Наличие оспоренной сделки

Аналогичная сделка по тем же основаниям и между теми же лицам только с другим автомобилем уже была оспорена судом в рамках параллельного дела. Суд по-любому уже успел сформировать свое мнение по поводу ситуации с корпоративными автомобилями. Нам предстояло с ним работать.

Аффилированность лиц

В данном случае это уже не имело большого значения, но точно не облегчало ситуацию. Из всего вышесказанного, ситуацию мы охарактеризовали как «пациент скорее мертв, чем жив», но мы были бы не «Игумнов Групп», если бы не попытались выжать максимум возможного для победы.

Позиция конкурсного управляющего

Тезисно:

Сумма сделки. Автомобиль отчужден за год до банкротства, при этом цена по договору составляет 350 тысяч рублей — сделка явно не по рыночной цене. В подтверждение своих доводов управляющий приложил скриншоты с тематических сайтов, а там машина продается в диапазоне от 2 до 3,5 млн. Сравните с 350 тысячами — разница ощутима.

Отсутствие платежа. Исходя из банковских выписок по счетам «Рив Гош» в банке ВТБ, в указанную дату 350 тысяч не поступали. При этом регистрация автомобиля на покупателя состоялась. Налицо неравноценная сделка: Валентина автомобиль получила, а деньги платить не стала.

Аффилированность лиц. Сделка совершена с супругой Александра — куда уж еще более заинтересованное лицо найти?

Просительная часть: Валентина должна вернуть машину должнику, а Александр — получить билет на субсидиарку по полной программе!

Работа над делом

Мы проанализировали дело и выложили следующие козыри:

Срок исковой давности. По закону срок на подачу заявления об оспаривании сделки, совершенной по заниженной цене, составляет 1 год с момента, как об этой сделке стало известно. Полное руководство по срокам исковой давности вы найдете

А теперь следите за цифрами:

  • сделка купли-продажи была совершена 06.04.2016
  • заявление о признании компании банкротом было принято 09.02.2017
  • ответ из ГИБДД был получен конкурсным 07.07.2017
  • конкурсный подал заявление об оспаривании сделки 17.08.2018

Итак, сверяем две последние даты из списка, видим, что прошло больше года — вуаля, срок исковой давности пропущен.

Но идти в суд с одним патроном — не наш формат.

Сумма сделки. Несмотря на сумму в 350 тыс., указанную в договоре купли-продажи (ДКП), по факту в кассу компании поступил 1 миллион.

Мы понимали, что у суда могут возникнуть резонные вопросы: где доказательства поступления хоть какой-то суммы? А почему в ДКП сумма меньше? Почему не составили допник на 650 тысяч?

А если не доказать факт поступления миллиона, суд посчитает, что по сделке в лучшем случае прошло 350 тысяч. Или вообще ничего. А это — 100% залет на оспаривание сделки, а значит, +1 в пользу привлечения нашего клиента к субсидиарке. Этого мы допустить не могли.

Значит, нам требовалось найти подтверждение поступления денежных средств.

В этом смысле нам очень повезло с Александром: он не только реально руководил своим делом и ответственно подходил к исполнению обязанностей, но и подтверждал это на бумаге. Все договоры, счета, перечисления средств — он хранил абсолютно все документы, которые сыграли не последнюю роль в исходе дела.

Так, его супруга предоставила нам два ПКО на сумму 650 и 350 тысяч рублей, которые как раз и подтверждали версию Александра: «Да, в ДКП указано 350 тысяч, но я понял, что это слишком мало и запросил у супруги еще 650 тысяч за автомобиль. Вот подтверждение».

Соответственно, в тот же день сумма в размере 1 млн рублей была внесена из кассы на расчетный счет организации. А конкурсный не распознал их, потому что назначение платежа указано как «Торговая выручка» (а не как выручка по договору купли-продажи автомобиля).

Мы знаем, версия вызывает «некоторые» вопросы, но и с фактами не поспоришь — деньги-то на месте. Собственно, и это был не последний козырь в рукаве.

Нерыночность сделки. Самой главной задачей было опровергнуть нерыночность условий отчуждения авто. Т.е. нужно было доказать, что автомобиль реально стоил тот самый единственный миллион, на который мы вышли в абзаце выше. Чтобы понять, как обстоят дела на самом деле, мы заказали оценку автомобиля. И тут подтвердились худшие опасения — хочешь-не хочешь, а цена самых убитых авто этой марки — 1,5 млн.

Да, 1,5 млн — не 3,5, за которые топил конкурсный, но разница все-таки существенная. По этой причине отчет об оценке мы не стали прикладывать к делу: слишком велик риск сыграть против себя.

Раз оценка послужила бы гвоздем в гроб, мы решили пойти другим путем — доказать, что фактически автомобиль был не в лучшей форме. И снова не обошлось без помощи Александра: он хранил все чеки из авторемонта, документы по замене комплектующих. Более того, в свое время автомобиль был в лизинге, так что к делу мы приложили акт приема-передачи. Из всех собранных документов вытекало, что фактический износ автомобиля составлял более 90%. А вот с этим уже можно идти в суд.

Правовая слабость управляющего. Хотя у сделки были все основания, чтобы быть оспоренной, подмога пришла от… самого управляющего. Как я и говорила ранее, в случае оспаривания сделки, кто нападает, тот и доказывает (это вам не субсидиарка, где вина ответчика предполагается изначально). И доказательства надо обосновывать грамотно: в соответствии с требованиями АПК и сложившейся судебной практикой.

Но в нарушение всех норм процессуального законодательства наши оппоненты решили обойтись просто скриншотами с тематических авто сайтов. При этом скриншоты не были заверены надлежащим образом, а автомобили на фото были разной комплектации, годов выпуска, степени износа.

Уж простите, но рыночная стоимость автомобиля никак не может доказываться скриншотами с непонятных сайтов. Может, сам управляющий разместил объявления с указанием такой стоимости?

Поле боя

Идти в суд, не подумав минимум на 5 шагов вперед — не в наших правилах. Мы прикинули, что если срок исковой давности не выстрелит, то исходы могут быть следующими:

Самый лучший: наши доводы про износ автомобиля лягут идеально + суд примет тот факт, что сделка была совершена за 1 миллион рублей, несмотря на условия договора в 350 тысяч. В этом случае сделка 100% устоит.

Так себе: суд сочтет условия договора купли-продажи приоритетными. В этом случае к зачету будет принят только ПКО на 350 тысяч. Да, это лучше, чем по нулям, но тогда исход дела будет зависеть от того, чей вариант рыночной стоимости суд примет за основу: наш с учетом износа или вариант управляющего на основе непонятных распечаток? Но, в любом случае, ситуация не в нашу пользу. Значит надо готовиться ломать доказательства управляющего на основе процессуальных нарушений.

Дела плохи: суд не сочтет надлежащей информацию по поступлениям из ПКО и посчитает, что деньги по сделке не проходили. А если не поступили, налицо неравноценность. А это… в общем, даже думать не хотелось.

Хоть мы и подготовили железные аргументы, перед судом у нас были некоторые опасения. Как ни крути, а перевес объективно был на стороне конкурсного. Очередь из точечных ударов по условиям ДКП, нерыночность сделки и все это под соусом качественной оценки — все, сделка будет оспорена.

И вот начинается заседание. По доверенности со мной в качестве представителя был Александр: официально сделка же оспаривалась между «Рив Гош» и супругой директора, значит, он может участвовать.

Ход заседания можно разделить на три этапа в зависимости от наших аргументов в защиту сделки:

По срокам исковой давности. Несмотря на то, что мы очень рассчитывали отбить сделку по этому основанию, затея с треском провалилась. В своем отзыве мы опирались на июль 2017, в котором управляющий получил ответ из ГИБДД. Однако нашему оппоненту удалось обосновать, что непосредственно копию договора купли-продажи авто он получил позже — только в феврале 2018. А именно договор с условиями заключенной сделки позволяет определить, есть ли основания для ее оспаривания.

Итак, возможность давить на срок исковой давности слетела.

Сумма сделки. Как я и написала выше, мы рассматривали 3 варианта, по которым может развернуться ситуация по сделке: засчитать могут 1 миллион, 350к или скажут, что вообще ничего не перечисляли.

По итогу суд выбрал золотую середину и не засчитал начисленные 650 тысяч, но и не отрицал поступление 350 тысяч. Объяснение: «Ребята, в договоре написана конкретная сумма сделки. Раз сумма поменялась, что, сложно было еще одну бумажку подписать?».

В общем, и здесь нас развернули. Оставался последний козырь — тактика нападения.

Бремя доказывания. То, что автомобиль не стоил даже перечисленного миллиона, в процессе понимали все, включая судью. Но судья же не может делать работу за конкурсного, а бремя доказывания, напомним, лежит именно на нем. А он строит свою позицию на скринах с сайтов. Незаверенных. За разные даты. По автомобилям с разными состояниями.

Такой шанс упускать нельзя, так что бить я начала в самое уязвимое: «А что это за скрины? А почему не заверены? Почему вы нарушаете закон о нотариате? Почему автомобили в объявлениях взяты разных годов выпуска? Вы учли изменения курса валют и экономической ситуации с момента первичной покупки автомобиля Рив Гошем? А вообще откуда уважаемому суду знать, что это реальные объявления, а не сделанные вами накануне?».

Последний вопрос суду особенно зашел и, как потом выяснится, даже будет отражен в вынесенном судебном акте. В общем, тактика нападения сыграла свою роль. Суд отказал в оспаривании сделки как раз на том основании, что конкурсным не исполнена возложенная на него обязанность по доказыванию неравноценности сделки.

Новое поле боя

Ожидаемо, конкурсный пошел в апелляцию.

Если честно, наблюдая за работой оппонентов в первой инстанции, мы немного выдохнули: раз он там не привел весомых доказательств, дальше его шансы на победу были ниже. По крайней мере, если он не сменит тактику — а на это рассчитывать не приходилось.

Ох, как же мы ошибались.

После провала первой инстанции в апелляцию начал ходить уже другой представитель конкурсного. И это был реальный боец, готовый рвать нас в клочья, минуя все приличия.

С подачи свежей крови и обновленного состава суда мы получили следующие удары:

  • Опа! А с каких пор Рендж Роверы продаются за такие деньги?
  • А вы доказали, что сделка не мнимая?
  • А откуда вы вообще миллион взяли?

Понимаете, что произошло? В апелляции стали заявляться основания, которые вообще не упоминались в первой инстанции. Не верите? Просто оставьте свою почту и посмотрите судебные акты первой инстанции — там ни разу не встречается словосочетание «мнимая сделка».

Чтобы получить судебный акт по этому делу, оставьте свою почту на нашем сайте.

Когда я начала объяснять суду, что в первой инстанции об этом даже речи не было и поэтому данные доводы сейчас рассматриваться не могут, конкурсный, понимая, в чью пользу клонит суд, замотал гривой: «Что вы — что вы, заявлялись, конечно!».

Более того, управляющий тут же решил, что у него есть сомнения, что 350 и 650 тысяч, поступившие из кассы на расчетный счет, действительно имели отношение к продаже автомобиля: «В назначении платежа же указано «Торговая выручка». А учитывая, что компания-должник занималась алкогольной продукцией, эти суммы наверняка поступили от продажи товара, а не в счет оплаты автомобиля».

Улавливаете весь фарс?

Мы тут бьемся, придумываем, как красиво все разложить по полочкам и обосновать, ссылаемся на недоказанность своей позиции заявителем, а апелляция берет и разворачивает ситуацию на 180 градусов.

Теперь нам нужно отбиваться и доказывать, что сделка не была мнимой. Хотя этого основания в первой инстанции даже не заявлялось. Но нам к такому не привыкать, а с учетом того, что апелляция объявила перерыв на 5 дней, в наличии была масса времени, чтобы подумать и обосновать позицию.

Главная битва

Новая цель — доказать, что совершенная сделка не была мнимой.

В чем разница:

  • Нерыночность сделки предполагает, что сделка была совершена по заниженной цене. К примеру, в среднем по рынку помидоры стоят 150 рублей за кг, а тут их продали по рублю.
  • Мнимая сделка означает, что сделка была заключена только для виду, а по факту ее условия не выполнены. К примеру, по чеку помидоры были проданы по цене 150 рублей/кг, но по факту деньги за них не поступили, и помидоры остались у исходного владельца. Кстати, об оспаривании подобных сделок можете почитать в отдельной статье “Оспаривание мнимой сделки в банкротстве”.

Т.е. теперь встал вопрос не цены автомобиля, а поступили ли вообще за него деньги. Ясно, что теперь одних только ПКО будет недостаточно.

В итоге свою защиту мы решили строить исходя из следующих доказательств:

Платежеспособность покупателя. Нужно было доказать, что у Валентины было достаточно средств для оплаты своей покупки. Для этого мы собрали доказательства того, что на момент сделки она находилась в браке и имела совместные с супругом накопления. Их размер подтверждался информацией о счетах, вкладах и доходах Валентины и Александра за 2014-2016 годы.

Более того, мы приложили информацию о том, что еще до покупки автомобиля Валентина продала квартиру, деньги с продажи которой хранила на счете в банке.

Расходование выручки. Мы запросили у Александра выписку по расчетному счету компании за период с 2016 по 2019 год, чтобы судья мог отследить, как, когда, куда и какие суммы поступлений расходовались. Это нужно сделать для того, чтобы избежать подозрений в прогоне денег по кругу: мол Валентина оплатила, а Александр тут же кинул ей эти деньги обратно.

Назначение платежа. Поскольку конкурсный заявил претензии к сомнительному назначению платежа, с помощью той же выписки с расчетного счета компании мы подчеркнули, что с таким назначением за весь 2016 год была совершена только одна операция и как раз в день перечисления средств за автомобиль.

Дело в том, что законом не определено понятие «торговая выручка», а значит, каждое юр. лицо самостоятельно решает, какой смысл в него вкладывать. При этом платежи по алкогольной продукции до этого момента проходили исключительно с назначением «оплата по договору». Т.е. «Рив Гош» продал автомобиль и счел это «торговой выручкой». Какие проблемы?

В суд мы явились буквально с чемоданом макулатуры. Одна только выписка с расчетного счета организации чего стоила.

И, видимо, своей подготовленностью мы потрясли судей, потому они вынесли постановление, которого даже мы не ожидали. Сделка не только устояла, но суд еще и счел, что она была совершена не за 350 тыс, как решила первая инстанция, а за 1 миллион, как и было указано в выписках о поступлениях.

Финишная прямая

Жалоба в кассацию — предсказуемый ход управляющего. Учитывая страсти в апелляции, конкурсный думал, что и там его фишки пройдут. Но нет. На все попытки обратить внимание на пришедшее озарение по поводу дела, судья задавал один простой вопрос: «Любезнейший, вы уверены, что не переоценили полномочия кассационного суда?» — на что конкурсный согласно кивал, но продолжал гнуть свое.

Несмотря на эти попытки, 28 февраля 2020 года Валентина и Александр официально получили возможность оставить автомобиль себе.

Итоги

1. Лучший шанс попасть на субсидиарку — проиграть сделку. Помните об этом.

2. Каждая из сторон судебного процесса имеет право подавать ситуацию под своим углом. Выигрывает тот, кто сможет сделать это наиболее убедительно.

3. Чтобы построить эффективную защиту, желательно понимать, в чем разница в основаниях оспаривания сделки и разбираться в законодательстве, регулирующем ход судебного разбирательства (процессуальные нормы). Не можете сделать этого сами — будет дешевле нанять профессионалов.

Информация в статье актуальна на дату публикации на нашем сайте igumnov.group. Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Кондратьева Екатерина

юрист «Игумнов Групп», профи по банкротствам юридических и физических лиц, специалист-схемотехник

Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.

Решение суда о признании сделки недействительной заключенной под влиянием насилия и угроз | Судебная практика

Главная >> Судебные решения по гражданским делам >> Решение суда о признании сделки недействительной заключенной под влиянием насилия и угроз | Судебная практика

РЕШЕНИЕ СУДА
Именем Российской Федерации

05 февраля 2014 года г. Москва

Бабушкинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Рябовой Е.В., при секретаре Крыловой А.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-421/14 по иску Артамоновой Н.А. к Артамонову А.А. о признании договора дарения недействительным,

УСТАНОВИЛ:

Артамонова Н.А. обратилась в суд с иском к ответчику Артамонову А.А. о признании договора дарения жилого помещения недействительными, обосновывая свои требования тем, что она являлась собственником жилого помещения в виде отдельной двухкомнатной квартиры по адресу: <адрес>. Она является инвалидом 1 группы с детства, по состоянию здоровья ей тяжело передвигаться, в связи с чем она 31.08.2010 г. выдала доверенность на имя супруга Артамонова А.А. с целью регистрации ее права собственности на данное жилое помещение в Управлении Росреестра по Москве. 25.01.2013 г. было зарегистрировано ее право собственности на указанную выше квартиру. После получения свидетельства о государственной регистрации права собственности, ответчик не отдал ей документы, начал требовать заключения с ним договора дарения на вышеуказанную квартиру, что она отказалась сделать. Ответчик под угрозой применения физической силы продолжал требовать заключение с ним договора дарения, забрал паспорт для того, чтобы она не смогла отозвать доверенность, регулярно избивал ее, оборвал стационарный телефон, отобрал мобильный телефон. Под влиянием насилия, а также угрозами со стороны ответчика она была лишена возможности свободно выразить свою волю и в конце февраля — начале марта 2013 г. вынуждена была подписать договор дарения принадлежащей ей квартиры Артамонову А.А., который, используя ранее выданную доверенность, зарегистрировал право собственности на принадлежащую ей квартиру на себя, в настоящее время пытается продать спорное жилое помещение. Ссылаясь на ст.179 ГК РФ истец обратилась в суд с указанными выше исковыми требованиями.

Истец и ее представитель в судебное заседание явились, заявленные исковые требования поддержали, настаивали на удовлетворении иска, пояснив, что фактически между сторонами на момент дарения квартиры семья распалась, ответчик в спорную квартиру привел гражданскую супругу с детьми, при этом применял к истцу насилие, не давал общаться с родственниками, угрожал, закрывал ее в комнате, угрожал тем, что она не увидит ребенка, все ее документы хранил у себя. В силу состояния здоровья истец не могла обратиться за помощью. Договор дарения она подписала дома под угрозами, а также по причине применения к ней насилия со стороны ответчика, после подписания договора ответчик не дал ей копию, произвел регистрацию договора на основании доверенности. В июне 2013 г. ответчик выгнал ее из квартиры, порвав все документы. После этого она восстановила документы, обратилась в органы прокуратуры, в сентябре 2013 г. она забрала ребенка к себе.

Ответчик Артамонов А.А. в судебное заседание явился, с иском не согласился, мотивируя свои возражения тем, что истец добровольно подписала оспариваемый договор дарения, насилие к истцу он не принимал.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по Москве в суд не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, о причинах неявки не сообщил, возражений по иску не представил, в связи с чем дело рассмотрено в его отсутствие.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, исследовав письменные материалы дела, приходит к выводу об удовлетворении исковых требований.

В соответствии со ст.ст. 12, 56 ГПК РФ, гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая из которых должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

В ходе судебного разбирательства установлено, что спорной является квартира, расположенная по адресу: <адрес>, состоящая из 2 комнат, общей площадью 47,7 кв.м. В настоящее время в квартире зарегистрирован только ответчик Артамонов А.А., который является собственником данной квартиры.

Согласно материалам регистрационного дела ранее данное жилое помещение принадлежало истцу на праве собственности на основании свидетельства о государственной регистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним, выданным 25.01.2013 г. Право собственности перешло к истцу в порядке наследования после смерти бабушки.

06 февраля 2013 г. между истцом Артамоновой Н.А. и ответчиком Артамоновым А.А. в простой письменной форме заключен договор дарения данной квартиры, в соответствии с которым истец безвозмездно передала в собственность ответчика квартиру по адресу: <адрес>. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке в Управлении Росреестра по Москве 18.02.2013 г. При регистрации договора истец в Управлении Росреестра не присутствовала, регистрацию осуществил ответчик на основании доверенности, выданной Артамоновой Н.А. на его имя 31.08.2010 г. Впоследствии 22.02.2013 г. ответчик зарегистрировался в спорной квартире.

В соответствии с положениями ст.ст.166, 167 ГК РФ, сделка, недействительно по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка); недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Согласно ст.179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Таким образом, учитывая требования закона, оценивая представленные сторонами доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что договор дарения спорной квартиры, заключенный 06.02.2013 г. между Артамоновой Н.А. и Артамоновым А.А., был совершен под влиянием насилия, угроз со стороны ответчика.

Данный вывод суда основан на исследованных судом доказательствах: показаниях истца Артамоновой Н.А., согласно которым она до подписания договора, а также после его подписания подвергалась насилию, а также угрозами применения насилия и отобрания ребенка со стороны ответчика; показаниях допрошенного свидетеля Караваевой Н.В., матери истца, согласно которым с конца 2012 г. ответчик препятствовал всякому общению истца с ней, не подзывал к телефону, у ребенка был изменен номер мобильного телефона, когда она приезжала, то ответчик не открывал дверь, впоследствии о продаже квартиры она узнала от органов опеки и попечительства, дочь приехала к ней жить летом 2013 г., восстановила паспорт, обратилась в органы прокуратуры за защитой своих прав, а также в суд по вопросу передачи ей ребенка на воспитание; о применении насилия со стороны ответчика она узнала со слов дочери. Свидетель Киракосян К.В., допрошенный в судебном заседании, пояснил, что знает истца с конца 2012 г., дал ей свой номер телефона на случай если истцу понадобиться помощь; летом 2013 г. ему позвонила истец и рассказала об избиении мужа, сообщила, что муж порвал ее паспорт, он сразу приехал к истцу, которая находилась в подъезде, была вся в синяках, без обуви, он привез ей туфли и отвез к себе домой, некоторое время истец жила у него, т. к. боялась идти жить к родителям; у истца не было страхового полиса, в связи с чем он обратился к знакомым врачам с целью оказания медицинской помощи истцу, которая была избита. Свидетель Тицко В.Г. пояснил в судебном заседании, что летом 2013 г. видел истца, она была в синяках и на его вопросы ответила, что ее избивает муж. Свидетель Алексанович К.А. пояснил в судебном заседании, что занимается частным извозом, его попросил Киракосян К.В. приехать в Москву, где недалеко от станции метро Бабушкинской Киракосян К.В. помог спуститься истцу, которая была избита, жаловалась на избиение и издевательства мужа, плакала, говорила, что ее заставляли подписать какие-то документы.

Из письменных материалов дела также следует, что договор дарения принадлежащей Артамоновой Н.А. спорной квартиры не был нотариально удостоверен, совершен в простой письменной форме, при регистрации договора дарения в Управлении Росреестра по г.Москве истец не присутствовала, от ее имени действовал ответчик на основании доверенности, выданной 31.08.2010 г., то есть за два с половиной года до совершения оспариваемой сделки, что также подтверждает доводы истца о том, что она не имела намерения отчуждать, а тем более подарить принадлежащую ей квартиру.

Достоверных и убедительных доказательств, опровергающих доводы истца, со стороны ответчика представлено не было. Суду не было представлено доказательств того, что волеизъявление истца Артамоновой Н.А. при совершении сделки по отчуждению принадлежащей ей квартиры было направлено на совершение оспариваемой сделки.

На основании изложенного, суд признает недействительным договор дарения, заключенный 06.02.2013 г. между Артамоновой Н.А. и Артамоновым А.А., зарегистрированный в Управлении Росреестра по Москве 18.02.2013 г. по основаниям ст.179 ГК РФ, поскольку судом установлено, что истец совершила оспариваемую сделку под влиянием насилия, угроз со стороны ответчика. Доказательства добровольного отчуждения истцом своей квартиры, наличие намерения и желания продать жилое помещение суду представлено не было. При этом, суд учитывает и тот факт, что истец является инвалидом 1 группы, по состоянию здоровья не может полноценно передвигаться.

В силу п.2 ст.179 ГК РФ если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пункте 1 статьи 179 ГК РФ, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах.

Таким образом, спорная квартира по указанному выше адресу подлежит возвращению истцу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Признать недействительным договор дарения жилого помещения по адресу: <адрес>, заключенный 06.02.2013 г. между Артамоновой Наталией Александровной и Артамоновым Александром Александровичем.

Применить последствия недействительной сделки: вернуть в собственность Артамоновой Наталии Александровны жилое помещение по адресу: <адрес>.

Решение и переход права собственности подлежит государственной регистрации в Управлении Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Москве.

Отменить меры по обеспечению иска, принятые на основании определения Бабушкинского районного суда г.Москвы от 28.10.2013 г., в виде запрета отчуждать или иным способом распоряжаться квартирой, расположенной по адресу: <адрес>, а также совершать любые иные действия, направленные на обременение указанной квартирой каким-либо образом.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение месяца.

Судья:

Решения суда по гражданским делам
Судебная практика по гражданским делам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *