Истина это процесс

Понятие и содержание истины в уголовном процессе

Истина — это свойство наших знаний об объективной действительности, определяющее их соответствие реально в прошлом имевшим место событиям.

Применительно к содержанию истины существует три позиции.

  • 1. Истина в уголовном процессе касается всего-навсего исследуемого события и может подразделяться на элементы, исключительно исходя из структуры предмета доказывания.
  • 2. Истина не может ограничиваться констатированием соответствия знаний обстоятельствам происшествия. С этими обстоятельствами должна согласовываться и квалификация, иначе юридическая оценка события.
  • 3. Содержание истины состоит из:
    • — соответствия знаний — обстоятельствам происшествия;
    • — соответствия квалификации — совершенному преступлению;
    • — соответствия назначенного наказания — тяжести преступления и личности виновного.

Автору ближе второй из приведенных подходов, но с небольшим уточнением. Действительно, говорить об истинности или ложности знаний о преступлении в отрыве от его юридической оценки невозможно. Поэтому она, несомненно, присутствует при характеристике таковых. Между тем вычленение квалификации как самостоятельного элемента содержания истины возможно лишь в теории и затруднительно на практике. Разделение содержания истины на отдельно взятые структурные элементы может быть оправдано лишь целями, стоящими перед учебным процессом.

Истина в уголовном процессе материальная, а не формальная. Материальная истина существует вне зависимости от предусмотренных уголовнопроцессуальным законом тех или иных требований. Материальная истина объективна. В уголовном процессе компетентные органы должны стремиться к установлению объективной истины.

Объективная истина в уголовном процессе — это не зависящее от сознания и воли конкретного исполнителя точное соответствие знаний (запечатленных в выводах) суда, судьи, следователя (дознавателя и др.), начальника органа дознания обстоятельствам конкретного уголовно наказуемого происшествия в их социально-юридической, а на определенном этапе может быть и политической, оценке.

Истина может быть абсолютной и относительной. Согласно теории доказательств абсолютная истина представляет собой полное и всестороннее соответствие знаний, которыми располагает компетентный орган, обстоятельствам объективной действительности, охватывающее все свойства и характеристики познаваемых предметов и явлений. Относительная истина — истина неполная, не исчерпывающая всех свойств и характеристик познаваемой действительности.

В уголовном процессе истина абсолютно-относительная. При вынесении приговора абсолютно истинными должны быть знания о том, что:

  • — инкриминируемое деяние имело место;
  • — деяние это общественно опасно и противоправно;
  • — это было действие (бездействие);
  • — деяние содержит состав преступления;
  • — подсудимый принимал участие в совершении этого деяния;
  • — уголовный закон, криминализирующий деяние, распространяется на него, исходя из времени и места совершения преступления;
  • — подсудимый виновен в совершении преступления и др.

Неполным, к примеру, следует считать расследование, когда не установлено количество ранений, причиненных потерпевшему, нарушал ли Правила дорожного движения и т.п. потерпевший, а также причинная связь между деянием и наступившими общественно опасными последствиями.

Большинство остальных знаний абсолютно точно установить невозможно и в основном именно поэтому не требуется.

Абсолютной истины в уголовно-процессуальном доказывании гораздо меньше, чем относительной. Более того, орган следователь (дознаватель и др.), суд (судья), а равно защитник даже по вопросам, по которым обычно должна быть установлена абсолютная истина, стремятся к таковой, но не всегда ею располагают.

Истина — это свойство наших знаний об объективной действительности, определяющее их соответствие реально в прошлом имевшим место событиям.

Применительно к содержанию истины существует три позиции.

  • 1. Истина в уголовном процессе касается всего-навсего исследуемого события и может подразделяться на элементы, исключительно исходя из структуры предмета доказывания.
  • 2. Истина не может ограничиваться констатированием соответствия знаний обстоятельствам происшествия. С этими обстоятельствами должна согласовываться и квалификация, иначе юридическая оценка события.
  • 3. Содержание истины состоит из:
    • — соответствия знаний — обстоятельствам происшествия;
    • — соответствия квалификации — совершенному преступлению;
    • — соответствия назначенного наказания — тяжести преступления и личности виновного.

Автору ближе второй из приведенных подходов, но с небольшим уточнением. Действительно, говорить об истинности или ложности знаний о преступлении в отрыве от его юридической оценки невозможно. Поэтому она, несомненно, присутствует при характеристике таковых. Между тем вычленение квалификации как самостоятельного элемента содержания истины возможно лишь в теории и затруднительно на практике. Разделение содержания истины на отдельно взятые структурные элементы может быть оправдано лишь целями, стоящими перед учебным процессом.

Истина в уголовном процессе материальная, а не формальная. Материальная истина существует вне зависимости от предусмотренных уголовно-процессуальным законом тех или иных требований. Материальная истина объективна. В уголовном процессе компетентные органы должны стремиться к установлению объективной истины.

Объективная истина в уголовном процессе — это не зависящее от сознания и воли конкретного исполнителя точное соответствие знаний (запечатленных в выводах) суда, судьи, следователя (дознавателя и др.), начальника органа дознания обстоятельствам конкретного уголовно наказуемого происшествия в их социально-юридической, а на определенном этапе может быть и политической, оценке.

Истина может быть абсолютной и относительной. Согласно теории доказательств абсолютная истина представляет собой полное и всестороннее соответствие знаний, которыми располагает компетентный орган, обстоятельствам объективной действительности, охватывающее все свойства и характеристики познаваемых предметов и явлений. Относительная истина — истина неполная, не исчерпывающая всех свойств и характеристик познаваемой действительности.

В уголовном процессе истина абсолютно-относительная. При вынесении приговора абсолютно истинными должны быть знания о том, что:

  • — инкриминируемое деяние имело место;
  • — деяние это общественно опасно и противоправно;
  • — это было действие (бездействие);
  • — деяние содержит состав преступления;
  • — подсудимый принимал участие в совершении этого деяния;
  • — уголовный закон, криминализирующий деяние, распространяется на него, исходя из времени и места совершения преступления;
  • — подсудимый виновен в совершении преступления и др.

Неполным, к примеру, следует считать расследование, когда не установлено количество ранений, причиненных потерпевшему, нарушал ли Правила дорожного движения и т.п. потерпевший, а также причинная связь между деянием и наступившими общественно опасными последствиями.

Большинство остальных знаний абсолютно точно установить невозможно и в основном именно поэтому не требуется.

Абсолютной истины в уголовно-процессуальном доказывании гораздо меньше, чем относительной. Более того, орган следователь (дознаватель и др.), суд (судья), а равно защитник даже по вопросам, по которым обычно должна быть установлена абсолютная истина, стремятся к таковой, но не всегда ею располагают.

М.С. Строгович писал: «Целью уголовного процесса по каждому делу является прежде всего установление совершенного преступления и совершившего его лица». И далее: «Таким образом, целью советского уголовного процесса является установление истины по делу, изобличение и наказание совершившего преступление лица и ограждение невиновного человека от неосновательного обвинения и осуждения». Так, А.Я. Вышинский полагал, что истина это установление максимальной вероятности тех или иных фактов, подлежащих оценке. С.А. Голунский считал, что истина это та степень вероятности, которая необходима и достаточна для того, чтобы положить эту вероятность в основу приговора.

Абсолютной истиной признается — знание, которое в принципе не может быть ни дополнено, ни уточнено, ни изменено.

Относительной истиной считается — знание, которое хотя и отражает действительность в целом правильно может быть уточнено, дополнено или даже частично изменено. уголовный доказательство истина

В уголовном судопроизводстве, как известно устанавливаются не общие закономерности, и конкретные факты действительности. Нетрудно заметить, что знание, получаемое в ходе уголовного судопроизводства, не обладает ни одним из вышеназванных признаков но не является исчерпывающе полным и абсолютно точным. Как известно, закон оставляет возможность проверки и отмены или изменения даже вступившего в законную силу приговора. Поэтому считать истину, получаемую в уголовном судопроизводстве, абсолютной, нет никаких оснований.

В то же время, ее нельзя признать и относительной. Относительная истина всегда предполагает ее последующее уточнение, дополнение, и вообще она рассматривается как какой-то этап, момент в достижении истины абсолютной. В уголовном же процессе истина, зафиксированная в приговоре, представляет собой конечный итог познания и обычно не нуждается в каком-то дополнении, изменении и уточнении (хотя и не исключает этого полностью).

Под объективной истиной и в философии, и в уголовно-процессуальной науке понимается такое знание, содержание которого соответствует объективной действительности, правильно ее отражает. Это так называемое классическое (и самое простое) определение истины, которое идет еще со времен Аристотеля. В уголовно- процессуальной науке объективная истина именовалась также еще материальной.

Под формальной истиной понимается соответствие выводов каким-то формальным условиям, безотносительно к тому, соответствуют они объективной реальности или нет.

В настоящее время в уголовном процессе существуют следующие разновидности формальной истины.

  • 1. Преюдиции, т.е. факты, имеющие преюдициальное значение. К таковым относятся обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда либо определением суда или постановлением судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению. Преюдициальность означает «обязанность суда, рассматривающего дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу решением или приговором по какому-либо другому делу».
  • 2. Обстоятельства, признаваемые судом установленными при рассмотрении уголовного дела в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, установленным гл. 40 УПК РФ.

В обоих этих случаях отсутствует познавательный процесс .

Если же познавательный процесс имел место, то достигаемая в его результате истина может быть только содержательной, а не формальной.

В уголовно-процессуальном же доказывании возможно достижение только содержательной истины, посредством постепенного накопления доказательств, оцениваемых без каких-то заранее заданных формальных правил, по внутреннему убеждению.

Следует отметить, что весь советский период в уголовно-процессуальной науке господствующей была концепция объективной (материальной) истины. Однако в наше время появилась (а точнее была заимствована из зарубежной науки) другая концепция — формальной истины, под разными названиями — «юридическая истина» или «процессуальная истина».

Так, основным признаком юридической истины называется то, что она должна соответствовать собранным по уголовному делу доказательствам.

Однако этот банальный и общеизвестный факт на характер истины никак не влияет. Oтносится только к средствам получения истины создает определенные ограничения и метода достижения. Поэтому обратимся к концепции юридической (процессуальной) истины, авторы которой формулируют ее более определенно. Вот несколько цитат.

«В той сфере, которая именуется уголовным процессом, можно и нужно говорить об истинности способа осуществления уголовно-процессуальной деятельности, но не ее результата».

«Таким образом, юрист отвечает не за обнаружение истины, а лишь за то, чтобы результат судоговорения был достигнут определенным образом”.

«Объективная (материальная) истина есть фикция, позволяющая использовать Уголовный кодекс для постановления приговора, а потому ее сохранение как средства уголовного процесса предполагает, что на первое место будет поставлена процессуальная истина», т.е. «соответствие судебного процесса (а значит и его результата) требованиям процессуального права».

В этой трактовке истины уже совершенно отчетливо смещаются акценты. Определяющий признак классической истины — соответствие знания объективной действительности — откровенно отбрасывается. Основным (и единственным) признаком истины объявляется способ ее получения, соблюдение процессуальных правил. Цель подменяется средством ее достижения.

Истина как цель доказывания по уголовному делу

Практическая задача расследования, рассмотрения и разре­шения уголовного дела состоит в том, чтобы установить обстоя­тельства дела в соответствии с тем, что имело место в действи­тельности, при этом:

    • государственные органы, должностные лица, дейст­вующие на стороне обвинения, обязаны использовать все предос­тавленные им процессуальные средства для обоснования доказа­тельствами выдвинутого против лица обвинения;
    • обвиняемый презюмирует невиновным и не обязан доказывать свою невинов­ность;
    • суд в состязательном процессе исследует доказательства, представленные сторонами, и разрешает дело по существу.

Полномочия суда отличаются от полномочий органов дозна­ния, следователя, прокурора. Назначение уголовного судопроизводства, его принципы, в первую очередь презумпция невиновности и состязательность, объясняют отказ в УПК РФ от возложения на суд обязанности установить истину по делу. Обязанность доказывать виновность обвиняемого лежит на том, кто эту виновность утверждает, т. е. на стороне обвинения.

Истине как цели доказывания в уголовно-процессуальной теории на протяжении десятилетий уделялось очень большое внимание, придавалось особое идеологическое значение, кото­рое должно направлять деятельность следователя, судьи. При характеристике истины, достигаемой в уголовном процессе, ис­пользовались такие высокие философские понятия, как «абсо­лютная», «относительная» истина. При этом практические зада­чи, поставленные перед следователем, прокурором, судом, обосновывались с этих методологических и идеологических по­зиций, а именно как доступность познания абсолютной истины применительно к обстоятельствам дела, устанавливаемым в уго­ловном процессе (или даже и применительно к квалификации преступления и назначаемой судом меры наказания).

В литературе последних лет к доступность познания истины выражено различное отношение.

Так, Ю. В. Кореневский исходит из чисто практического по­нимания истины в уголовном процессе, как соответствию выводов о происшедшем событии тому, что имело место в дейст­вительности, и пишет о неприемлемости философских характе­ристик истины («абсолютная» и «относительная» истина) к практической задаче, стоящей в уголовном процессе.

Противоположный взгляд на этот вопрос выражает Ю. К. Ор­лов, который считает, что все философские аспекты характери­стики истины в уголовном судопроизводстве и ее предмета не потеряли своего значения, и поэтому критикует УПК РФ за от­сутствие в нем норм, которые бы обязывали суд, наравне со следователем, прокурором при­нимать меры к установлению истины.

Если понимать истину в сфере уголовного судопроизводства как соответствие выводов следствия и суда фактическим об­стоятельствам дела, тому, что имело место в действительности, то для ответа на вопрос о том, может ли истина рассматривать­ся как цель доказывания, без достижения которой не может быть достигнуто назначение уголовного судопроизводства, не­обходимо обратиться к процессуальным средствам и процедуре доказывания в уголовном судопроизводстве.

Очевидно, что принцип презумпции невиновности и выте­кающие из него правила доказывания, право обвиняемого на молчание (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК), право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и родственников, а также иные случаи освобождения лиц от обязанности давать свиде­тельские показания могут служить объективным препятствием для установления обстоятельств дела такими, какими они были в действительности. Устанавливая право на свидетельский им­мунитет, законодатель явно предпочел охрану лежащих в осно­ве этого иммунитета ценностей (презумпция невиновности, со­хранение родственных отношений и др.) установлению истины «любыми средствами». Записанное в Конституции РФ и разви­тое в нормах УПК правило о недопустимых доказательствах также является существенной гарантией прав обвиняемого и в то же время препятствием на пути установления истины любы­ми средствами.

Вопрос о истине как необходимом условии достижения на­значения уголовного судопроизводства должен рассматриваться с учетом различий требований, которые закон предъявляет к обвинительному и оправдательному приговору. По существу, об истине, понимаемой как соответствие установленных об­стоятельств дела тому, что имело место в действительности, можно говорить применительно к обвинительному приговору. Обвинительный приговор не может быть основан на предполо­жении и постановляется лишь при условии, что в ходе судебно­го разбирательства виновность подсудимого в совершении пре­ступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК).

Выводы, содержащиеся в обвинительном приговоре, долж­ны быть достоверны, т. е. доказаны, обоснованы совокупно­стью доказательств. Поэтому доказанность обвинения, при ус­ловии строгого соблюдения закона, регулирующего правила со­бирания, проверки и оценки доказательств, дает основание считать установленные судом обстоятельства соответствующие тому, что имело место в действительности.

Убедиться в истинности полученного знания можно, лишь сопоставив знание с действительностью, что невозможно в уго­ловном процессе (проверить знание о преступлении опытным путем невозможно), поэтому при действии принципа свобод­ной оценки доказательств, приходит «решимость признать из­вестное мнение за истинное или ложное и положить его в ос­нову своей деятельности».

Рассматривая категорию истины как идеальную и нравст­венную цель уголовного судопроизводства, нельзя отождеств­лять стремление суда установить истину с обязанностью истину установить.

Состязательность судопроизводства невозможна без незави­симости суда. Суд, стремящийся во что бы то ни стало устано­вить истину, неизбежно переходит на позицию обвинения. Тем самым нарушается равенство сторон, а истина, вне состязания или в условиях, когда стороны были поставлены в неравное по­ложение, считается нелегитимной.

Поэтому для выполнения назначения уголовного судопроиз­водства, суд, постановляя приговор, должен быть убежден, что судебное разбирательство было справедливым, а убеждение су­да, выраженное в обвинительном приговоре, основано на уста­новленных с соблюдением всех правил доказывания обстоя­тельствах. Обоснованное убеждение, выраженное в приговоре (или ином решении), означает его доказанность, именуемую в теории уголовного процесса «формальной» или «материальной истиной». Эти достоверные знания, принимаемые за истину, дают право судьям (должностным лицам в досудебном произ­водстве) действовать в соответствии со своими полномочиями.

Правила вынесения оправдательного приговора не требуют доказанности невиновности лица, так как в силу презумпции невиновности «недоказанная вина есть доказанная невинов­ность». При этом принцип презумпции невиновности требует толковать неустранимые сомнения в виновности лица в его пользу (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК).

Доказанная «вне разумных сомнений» виновность лица, по­ложенная в основу обвинительного приговора, подлежит про­верке путем сопоставления сделанного вывода с имеющейся совокупностью доказательств, которые, в свою очередь, долж­ны быть проверены с точки зрения соблюдения процессуаль­ных и логических законов, при проверке и оценке доказа­тельств. Поэтому вышестоящий суд вправе отменять приговор не потому, что истина по делу не установлена, а потому, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции (ст. 389.15 УПК РФ).

Объективная и формальная истина как разные формы одного явления.

Вопрос соотношения объективной и формальной истины актуален не только для отечественного уголовного судопроизводства, но и для иных видов судопроизводства, в том числе административного, гражданского. Кроме того, в Конституционном Суде РФ, а также в ЕСПЧ устанавливаются отдельные фактические обстоятельства, а выводы этих судов основываются на доказательствах, которые получены по их инициативе. Теоретический спор по поводу объективной и юридической истины имеет определенное значение и для судопроизводства Международными уголовными трибуналами.Как и каждое правовое явление объективная истина имеет свои исторические рамки, в ходе которых она проходит определенные этапы развития, взаимодействуя с иными процессами и явлениями. Возражения противников концепции «объективной истины» покоятся на представлении о том, что указанная абстракция не только реально недостижима, не является плодом исторического развития. Вместе с тем, объективную и формальную истины следует рассматривать не как содержание и форму, а как наиболее характерные особенности правовой формы одного и того же явления, которое называется истиной. Как право выражается в форме публичного либо частного. Так и истина (в процессуальном аспекте) выражается в форме объективной и формальной. Континентальная система права отдает предпочтение объективной истине, не отвергая наличие юридической истины, а англосаксонская система – юридической истине. Элементы объективной и юридической истины присутствуют ныне в отечественном смешанном уголовном процессе, изменяя друг друга. Так, наряду с активностью суда в собирании и исследовании доказательств и доминированием публичных начал, УПК РФ предусмотрел преюдицию, дифференциацию форм, диспозитивность сторон. В результате изменяется как роль суда в процессе, так и значение преюдиций, презумпций. Повышенное внимание одной из форм в ущерб другой – это нормальный объективный процесс развития отечественного права в различные исторические моменты под влиянием конкретных экономических, политических и иных факторов.

Понятие и содержание истины, как цели доказывания в уголовном процессе

Размещено на http://www.allbest.ru/

Реферат

Понятие и содержание истины, как цели доказывания в уголовном процессе

Введение

Для раскрытия преступления, для законного, обоснованного, справедливого принятия решения по делу необходимо установить истину по конкретному уголовному делу. Но в уголовной-правовой науке, также как и в философии до сих пор остаются открытыми вопросы: что же такое истина? каково ее содержание? и зачем ее нужно устанавливать в процессе рассмотрения конкретного дела? открытым является вопрос по поводу того, что же является целью доказывания в уголовном процессе? истина или что-то другое?

Я бы хотела несколько осветить данные вопросы, а также проблемы, которые с ними связаны и пути решения данных проблем, насколько это возможно.

Необходимо начать с того, что учение об истине является одним из древнейших в философии. Принципиальная возможность познания истины утверждалась еще античными философами. Возникновение классической концепции истины связано с именем Аристотеля, который создал учение о формах постигающего истину мышления, т.е. логику. В новое время считалось, что знание лишь тогда будет истинным, когда верно отражает описываемый фрагмент действительности, соответствует ему.

Известные русские процессуалисты истину называли по-разному (объективная, материальная, юридическая, нравственная, практическая), но никто не отрицал ее значения и необходимости установления в уголовном судопроизводстве. На самом деле, установление истины по уголовному делу имеет большое не только теоритическое, но и практическое значение. Поскольку оно затрагивает права и свободы гражданина, чьи интересы затрагиваются при производстве по уголовному делу и, соответственно, установление истины является важным моментом для поддержания статуса и, если можно так выразиться, имиджа органа осуществляющего производство по делу, а также обеспечение на надлежащем уровне соблюдения прав и свобод граждан.

В учебных источниках понятие истины дается по-разному, но по-разному в плане формулировки, и, в большинстве случаев, формулировка сути не меняет. Следовательно, можно сказать что, истинным является знание, которое правильно отражает действительность, но это обозначение данного понятия в философском аспекте. Однако, существуют противоречия по поводу того, что же такое истина в уголовном процессе, в основном в литературе встречаются формулировки объективная или материальная истина, т. е такая посредством которой происходит отражение событий независимо от участников этого познания, но здесь необходимо отметить, что истина всегда конкретна, она едина и неделима, это наши представления о ней могут быть различными. Следовательно, истина в уголовном процессе — это всестороннее, полное, объективное соответствие действительности по делу выводам органов осуществляющих производство по этому делу.

Однако нужно отметить то, что в юридической литературе нет единства мнений по вопросу о содержании истины. Авторы отстаивают свои позиции по поводу того, что же включает в себя понятие содержания истины. Я бы выделила две основные точки зрения, а именно: истина заключается в установлении фактов, обстоятельств уголовного дела, но не сводится к квалификации данных фактов; содержание истины включает не только установление фактов и обстоятельств по делу, а также и их юридическую оценку. Я придерживаюсь первой точки зрения, поскольку вторая представляет собой более широкую трактовку понятия содержания истины, а именно происходит установление истины, на базе первой истины, т. е первая истина, обозначим ее так, это установление всех, тех фактов, которые имели место быть в прошлом в отношении конкретного уголовного дела, а вторая истина, в соответствии с вышеприведенной точкой зрения, это правильная квалификация совершенного деяния и, следовательно, получается, что вторая истина вытекает из первой. Но возникает вопрос: а что если обстоятельства по делу установлены неверно, что если имеет место быть ошибка, тогда нельзя говорить об истине? ведь, в данном случае, при наличии ошибки в установлении первой истины, вторая истина тоже будет неверной и соответственно цель доказывания в уголовном процессе не будет достигнута, но о цели немного позже. И все же, на мой взгляд, содержанием истины в уголовном процессе является установление фактов, обстоятельств по конкретному уголовному делу, которые имели место быть в прошлом.

Что касается цели доказывания в уголовном процессе, хочется отметить, что в литературе по данному вопросу в основном мнения едины, а именно: цель доказывания в уголовном процессе — это установление истины по делу. Дело в том, что я придерживаюсь несколько иной точки зрения, и поэтому, я пыталась найти мнения, которые бы несколько отличались от традиционных. Так, Зайцева Л.Л во вступительной статье к Уголовно-процессуальному кодексу пишет: «согласно ч.1 статьи 102 целью доказывания, состоящего из собирания, проверки и оценки доказательств, является законное, обоснованное и справедливое разрешение уголовного дела. Думается, что это — реальная и достижимая цель в отличие от установления истины по делу». И я бы позволила себе покритиковать опровержение данного мнения, а именно Соркин В.С в своей монографии «Особенности процессуального доказывания в уголовном судопроизводстве» пишет, что мнение Зайцевой Л.Л неверно, так как, во-первых, в ч. 1 ст. 102 УПК РБ ничего не сказано о том, что целью доказывания является законное и обоснованное разрешение уголовного дела. И что это как раз является следствием доказывания в уголовном судопроизводстве. Этапы процесса доказывания, собирание, проверка и оценка доказательств составляют его содержательную сторону; во-вторых, установление истины по уголовному делу видится вполне реальной и достижимой целью, исходя из гносеологических аспектов доказывания и философского суждения об истине. Может, будет и очень смело заявлять, но мне кажется, что это опровержение только красивые слова, так как я склоняюсь к мнению, что на данном этапе развития общества все же допустимы ошибки в осуществлении производства по уголовным делам и ошибки в установлении истины в событиях, которые имели отношение к конкретному уголовному делу в прошлом и, следовательно, правильное, обоснованное, законное разрешение уголовного дела является более оптимальным, чем установление истины, которая может быть и не найдена вовсе. Конечно, я не отрицаю, что, истина вовсе не может быть установлена, но чтобы ее установить нужно провести немалое количество следственных операций, сделать правильные выводы, правильно оценить обстановку данного дела в прошлом, необходимо учитывать желание лиц, осуществляющих производство по делу устанавливать эту истину, т. е немаловажно учитывать человеческий фактор, и свойство каждого человека ошибаться. Также, нужно отметить, что в действующем УПК РБ истина не стоит как цель, это больше философская категория, в старом УПК целью являлось установление истины по делу. Следовательно, можно сказать что, программа максимум — это установление истины — соответствие наших знаний о событии преступления к тому, что имело место в действительности. Программа минимум — установление предмета доказывания и на его основе принятие законного, обоснованного, справедливого решения. В качестве примера может служить пословица: лучше синица в руках, чем журавль в небе. Т. е синица — это обоснованное, законное, справедливое решение, а журавль — это истина.

Хочется отметить опыт наших соседей, относительно цели доказывания в уголовном процессе, так действующий УПК РФ отказался от требования всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела, которое по существу означало требование устанавливать в ходе доказывания объективную истину и отсюда вытекает что, центральной частью уголовно-процессуальной деятельности остается доказывание, но какую конкретную цель оно должно преследовать, в законе не сказано. Более удачно, данная проблема решена в УПК Казахстана, в котором ст. 24 «Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела»:

1. Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных для правильного разрешения дела.

2. Органы уголовного преследования выявляют фактические данные, на основе которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для дела.

3. Рассматривающий уголовное дело суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на всестороннее и полное исследование обстоятельств дела.

3-1. Суд не связан мнением сторон по вопросам необходимости и достаточности исследования имеющихся в деле и представленных в судебном заседании сторонами доказательств, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 361 настоящего Кодекса.

4. Выяснению по делу подлежат обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность и наказание. Органом, ведущим уголовный процесс, должны быть проверены все заявления о невиновности или меньшей степени виновности, а также о наличии доказательств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого либо смягчающих их ответственность, а также заявления о применении недозволенных методов следствия при собирании и закреплении материалов дела в качестве доказательств.

Т. е здесь при наличии действия принципа состязательности и равноправия сторон можно говорить об истине в уголовном судопроизводстве. юридический уголовный судопроизводство истина

Также, в соответствии со ст. 310 УПК Франции, судья — председательствующий принимает меры, «которые он сочтет полезными для установления истины». Часть 2 ст. 244 УПК ФРГ сформулирована так: «В целях установления истины суд обязан исследовать все факты и доказательства, которые имеют значение для разрешения дела». Правило 2 Федеральных правил использования доказательств в судах США требует, чтобы судопроизводство велось «с целью установления истины». В российском Уставе уголовного судопроизводства говорилось о способствовании «достижению истины».

Заключение

В заключение хотелось бы отметить что, вышеизложенные проблемы, а именно: проблема понятия и содержания истины доказывания в уголовном процессе, проблема цели доказывания в уголовном процессе являются дискуссионными и наличие разных мнений по данных проблемам не приводит к их окончательному решению, так как в любом случае остаются вопросы, на которые приходится давать ответы. Нерешенность данных проблем обусловливается их философским содержанием, которое порождает дискуссионность и, хотя проблема цели доказывания в уголовном судопроизводстве с одной стороны и решена посредством закрепления соответствующего положения в УПК, со второй стороны проблема обнаруживается непосредственно в толковании данной нормы различными лицами и, соответственно, существованием различных мнений по данному поводу. Что касается УПК РБ, то, на мой взгляд, наш законодатель оптимально подошел к данной проблеме, закрепив в ч.1 ст. 102 что, доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела. Что же касается проблемы содержания истины в уголовном процессе то я прихожу к выводу что, истина в уголовном процессе — это всестороннее, полное, объективное соответствие действительности по делу выводам органов осуществляющих производство по этому делу и содержание ее заключается в установление фактов, обстоятельств по конкретному уголовному делу, которые имели место быть в прошлом. Но данная проблема является исконно философской, и решить ее на уровне закрепления в каком-либо документе путем дачи соответствующему понятию определения нельзя.

Список использованных источников

2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Вступ. ст. Л.Л Зайцевой. — Мн.: «Тесей», 2000. — 352 с.

3. Корнакова С.В Логические основы уголовно-процессуального доказывания / С.В. Корнакова. — Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2009. — 188 с.

4. Кобликов А.С., Буробин В.Н., Мамыкин А.С., Дроздов Г.В. Учебник уголовного процесса. — М.: Фирма «СПАРК», 1995. — 382 с.

6. Соркин В.С Особенности процессуального доказывания в уголовном судопроизводстве : Монография. — Гродно: ГрГУ, 2002. — 95 с.

7. Быков В.М Назначение или цели и задачи уголовного судопроизводства / Быков В.М // Следователь. — 2006. — № 6. — С. 18-22.

Размещено на Allbest.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *