Истец рассказы

Зачем стадам дары свободы

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя —
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды…
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.
A.C. Пушкин

Свобода — это ценность, которая никому и никогда не даётся «на блюдечке с голубой каёмочкой». Чтобы повысить качество своей жизни через увеличение свободы требуется приложить много усилий. Простыми действиями уровня голосований и хождений на митинги свободным вы никогда не станете. Да и с чего вдруг кто-то будет вам давать инструменты, которые сделают вас свободными? Паситесь дальше! Ходите на стадные мероприятия, которые для вас создали пастухи , харизматичные лидеры и вожди. С вероятностью 90% вы стадо, которое никогда не выйдет за рамки созданного для него социально-информационного загона. А все попытки «выйти за рамки» будут являться обычной маргинальщиной уровня подросткового протеста либо следованием за очередным инновационным вождём с либреально-инновационно-новыми идеями.

В больших группах люди превращаются в стадо

Какими бы умными люди не были по отдельности, собираясь в большие группы — они создают совершенно глупую толпу. Потому что поведение и мышление толпы определяется эмоциями, а не разумом. Чтобы оставаться разумными, необходимо объединяться в устойчивые небольшие группы по 100-150 человек. Только так можно конструктивно обсуждать вопросы и принимать разумные решения.

Стадо всегда ищет простых решений

«Взять всё и поделить» — фраза из классического произведения, хорошо иллюстрирующая уровень мышления толпы. Широкие массы населения очень любят, когда им предлагают простую и понятную даже идиоту причину всех их бед. И решение как правило такое же простое — честные выборы, трезвость , смена правительства и т.д. А после того, как это важное событие произойдёт – то всё станет совсем по другому. Ожидание «часа икс» — типичный элемент любой секты и религии.

Даже если представитель стада решает создать более сложную систему, то она всё равно создаётся из всё тех же модных и популистских решений.

Хлеба и зрелищ

Вместо решения насущных проблем на локальном уровне, стадо любит думать о том, о чём навязывают его думать вожди и разного рода пастухи – «крымнаш» , «путин вор» и т.д. Также стадо любит мечтать о прорывных технологиях, национальных идеях и прочих вещах, которые кардинально и быстро изменят всю их жизнь. Это ведь проще и более захватывающе, чем решение реальных задач. Чтобы распространить среди стада нужное мнение используются различные харизматичные актёры, модные писатели и певцы. Почему то стадо думает, что эти люди в чём-то разбираются и прислушивается к их мнению. Больше толпе мнения брать неоткуда. Читать более мене серьёзную нехудожественную литературу им просто некогда.

Что же делать?

Искать менее популярные и более эффективные методы улучшения вашей жизни и жизни вашего окружения. Понимать, что не стоит менять всё общество. Таково естественно распределение в обществе – 90% это стадо. Если не желаете быть стадом, создавайте свои социальные среды, которые самоидентифицируют себя отдельно от окружающего общества. И стоит понимать, что это долгий (возможно десятки лет) и затратный процесс (готовы отдавать 10% от доходов?). Не готовы долго и много вкладывать в свою социальную среду? Ок, оставайтесь в том социально-экономическом загоне, который для вас сделали другие.

А знаете, что будет дальше? Да ничего, вы закроете этот сайт, даже не поинтересовавшись другими материалами, оставаясь частью окружающего вас стада…

Курортная жизнь

Часть Первая

Если выпало в империи родиться — лучше жить в глухой провинции у моря. Примерно такие строки мне вспомнились, когда мы вылезли из автобуса. Поселок представлял собой типичный пример глухой, по местным меркам, провинции. Ну с учетом того, что именно считается глушью на побережье Черного моря. Маленькая деревушка, в которой каждый сарай летом сдается понаехавшему народу из более северных областей родины. Отец подхватил чемоданы и повел нас в направлении моря, легко определяемом по запаху. Где-то там нас уже ждал «Отличный домик, рядом с пляжем, и недорого!», который отцу порекомендовал кто-то из знакомых. Так что мы ехали, предварительно созвонившись с хозяевами и точно зная где будем жить.

Нас ждали. Хозяйка, бабуля очень преклонных годов, показала нам здоровенный сарай с окнами в дальнем конце двора, почти скрытый разросшимися кустами:

— Вона. . Тама жить будете… Только не перепутайте — ваша дверь слева.

При ближайшем рассмотрении сарай оказался явно двойного назначения. В смысле, был поделен пополам на две, гм. . квартиры. В нашей была одна большая комната с тремя кроватями — нам с сестрой по одной и родителям большая, шкафом и тумбочками, маленькая прихожая, она же, из-за наличия стола и электрической плитки, кухня… и все. Я, честно говоря, по восторженным описаниям ожидал большего. Вторая половина сарая, судя по всему, была точно такая же. Как сказала бабуля, там уже живут, но сейчас они на пляже.

На пляж отправились и мы. Сразу же выявилось первое неудобство — чтобы маме с сестрой переодеться, нас с отцом выгнали на улицу.

— Ничего, вот вернемся — мы с тобой шкаф поперек развернем. — пообещал батя — Будет хоть какое-то подобие двух комнат.

Вообще настроение это нисколько не портило. На море мы последний раз были я уж и не помню когда. То времени не хватало, то денег… В этот раз все сложилось удачно, к тому же мы с Риткой в следующем году заканчивали школу — то есть ЕГЭ, поступление и все такое. В общем, не до отдыха будет точно.

Пляж, конечно, тоже оказался деревенским. Просто тянущаяся вдоль моря метров на сто полоса поросшего жухлой травкой песка. По краям берег поднимался, превращаясь в обрыв, оставляя у воды узенькую каменистую полоску, совершенно непригодную для отдыха. Народу, правда, хватало. Человек так пятнадцать развалились на полотенцах в разных позах, подставляя солнцу разной степени загорелости тела. Некоторое количество плескалось в воде, удивившей меня своей прозрачностью. Ну да, гадить-то особо некому. Мы с Риткой, конечно, первым делом окунулись. Мама с отцом в это время обустроили нам лежку, а потом и сменили нас в воде. Я развалился пузом кверху и принялся разглядывать окружающий народ. Ритка занималась тем же самым.

— Ф-ф-фууу… — выдала она через некоторое время — Ни одного приличного парня!

— А дома этот твой… как его… Димка кажется… приличный что ли?

Димка, последнее время крутившийся возле сестры, не вызывал у меня симпатии.

— Сравнишь тоже… По крайней мере получше некоторых! — ткнула она меня кулачком в бок.

Надо сказать, вопреки распространенному в народе мнению о близнецах, мы с Риткой не были особенно близки. С определенного возраста у нее начались свои подружки и интересы, у меня своя компания. Так что про Димку я знал мало и потому спорить не стал.

— А ну, двигайтесь! Разлеглись тут! — услышал я голос отца.

Они с мамой неслышно подошли, обнаружив, что мы с сестрой заняли все приготовленное на четверых место. Мама, уперев руки в бока, стояла напротив меня, всем своим видом выражая негодование. Я чисто из вредности не торопился освобождать им место, нагло уставившись на нее, непроизвольно оценивая мамину фигуру на фоне бледно-голубого неба. Волосы, собранные на затылке, открывали красивую шею, тяжелая грудь, поддерживаемая купальником, выдавалась вперед, живот, округло-выпуклый, внизу плавно переходил в скрытый трусиками лобок. Дальше трусики широкой полоской уходили между ног, не давая бедрам сомкнуться в самом верху, а вот ниже полноватые бедра соприкасались друг с другом, сужаясь к коленям и переходя в красивые лодыжки. Я подумал о Ритке — получалось что за вычетом возраста они были очень похожи. Пропорциями тела, манерой держаться… Формы вот только у Ритки были значительно скромнее, ну да с возрастом, наверное, появятся. Мои мысли прервал отец, бесцеремонно раскатив нас с сестрой в стороны.

— Вот, так-то лучше! — родители улеглись между нами, почти вытеснив нас на траву.

— Ну и ладно! — вскочила Ритка. — Федь, пошли в воду!

Вечером мы познакомились с соседями. Семья оказалась очень похожа на нашу, даже сын, Мишка, оказался примерно нашим ровесником, а вот его сестра Ира чуть старше. Не намного, на год или два. Точный возраст, конечно, никто выяснять не стал. По случаю знакомства устроили пир, на который пригласили и хозяйку. Бабуля охотно согласилась, поучаствовав здоровенной бутылью вина собственного изготовления. Заодно за столом оказался и еще один обитатель нашего двора, о котором мы не подозревали — бабулькин внучек. Парня традиционно с детства на лето отправляли сюда, и ему это давно надоело. Однако поступив в институт, он не был здесь уже года три, и вот приехал, решив вспомнить молодость. Теперь, судя по его виду, сильно об этом жалел.

В компании предков мы высидели едва ли час. Потом их разговоры о жизни в этом райском местечке (по мнению некоторых отдыхающих) или в этой богом забытой дыре (по мнению местных жителей) нам надоели. Молодежь переместилась на травку у забора, где, впрочем, мы тоже начали расспрашивать Олега как ему тут живется. Внучек безудержно жаловался на жизнь. Как выяснилось, раньше каждый год из таких как он тут собиралась теплая компания и было весело. Теперь же все выросли, закончили школу и разъехались кто куда, категорически не желая возвращаться к прежней жизни. В этом году из компании в десяток человек их оказалось здесь всего двое — он и еще какой-то Игорь. Его сюда сманил Олег, сам движимый приступом ностальгии и заразивший ею друга, за что теперь ежедневно выслушивал массу упреков. Одним словом — тоска. Мы громко сочувствовали и кивали, соглашаясь с каждым его словом, попутно пытаясь выяснить, какие тут есть развлечения.

Море и в самом деле оказалось теплым. Вволю набултыхавшись, мы выбрались на берег, поеживаясь от вечерней прохлады.

— Плавки выжимать надо. И купальники. — подсказал Олег. — А то замерзнем.

— Что, прямо здесь? — не поняла Ритка.

— Ну… — Олег понял что она хотела сказать. — Мы-то здесь, а вы вон там можете, под обрывом. Никто не увидит.

Указанный обрыв находился на краю пляжа.

— Да-а-а…? — Ирка вгляделась в темноту. — А там никого нет?

— Никого. Кто там может быть?

— Не, я боюсь…

— Хочешь, я с тобой схожу? — предложил Олег.

— Вот еще! Чтоб я с незнакомым мужчиной пошла туда, где и так страшно?

— Ир, а давай Федька с нами сходит? — предложила Ритка. — Его-то я знаю.

Ирка посмотрела на меня:

— Ну пошли…

Меня оставили у самого края, наказав отвернуться и ни за что не поворачиваться, а сами прошли на несколько шагов дальше. Я долго боролся с собой, глядя в противоположную от них сторону, но потом все же повернулся к морю, делая вид что разглядываю лениво накатывающие на берег волны. Скосив глаза немного левее, обнаружил что девчата раздеваются, повернувшись ко мне спиной, и тогда уж открыто уставился в их сторону. Они, немного нагнувшись, старательно выкручивали купальники. В сумерках белели девичьи ягодицы, худенькие Риткины, кажется, даже не касающиеся друг друга и более округлые Иркины. У Ирки уже был заметен след от загара. Кроме того, повернувшись чуть боком, она продемонстрировала мне правую грудь. Точнее, только форму незагорелого конуса, глядящего вперед и вниз. Все попытки разглядеть, что же у них между ног потерпели неудачу — темно и далековато. Любовался я недолго — как только они стали одеваться, я принял первоначальное положение.

На этом наша прогулка и закончилась. Ночь оказалось прохладной и девчонки в одних купальниках все равно подзамерзли. Вернувшись, мы обнаружили что пиршество во дворе закончилось. Перед сном мы с батей попытались развернуть таки шкаф поперек комнаты, но ничего не вышло. Оказалось, что то ли он прибит гвоздями к стене, то ли стена прибита к этой громадине. Пришлось оставить все как есть. Мы с Риткой завалились спать сразу, а родители еще чего-то пообсуждали на улице с соседями. Наверное, планы на завтра.

Заснул я быстро, но ночью меня что-то разбудило. Некоторое время я прислушивался к тишине, пока от родительской кровати не донесся шепот отца:

Правописание междометий и звукоподражаний

Слитное написание междометий и звукоподражаний

Междометия и звукоподражания пишутся слитно: ахти, айда, кукареку, ого, охти, тарарах, гопля, опля, улюлю, эхма, эва, эге, экось. Например:
Замысел был не ахти какой, но, в конце концов, я же не резидент, чтобы просчитывать каждый шаг с точностью до миллиметра.
Эй, братцы, айда к столу!
А он стоит — ни бэ, ни мэ, ни кукареку.
Ого, ягоды здесь какие-то, на клубнику похожи, но не клубника.
— Рабочий день кончился давно, а мы сидим пашем… Вдруг — трах-тарарах!..
— Теперь вы надумали совокупиться — гопля!
И ей никогда и в голову не приходило, что папы просто не стало — опля!
А уже за нами улюлю, погоня.
И там у него были цыплятки, эхма, тру-ля-ля!
— Эва, у чужих людей жить.
Эге, матушка, да не пьяна ли ты?
– Очнись, дурень! – прикрикнул Скородум. – Экось! Всё то ему маячит…

Дефисное написание междометий и звукоподражаний

1. Сложные междометия и звукоподражания пишутся через дефис: ей-богу, ей-же-ей, о-го-го, ой-ой-ой, ха-ха-ха, динь-динь-динь, кис-кис, мяу-мяу. Например:
Нет, этот город мне ей-богу нравится.
— У меня сложилось, ей-же-ей, то же самое впечатление!
Когда жена моложе тебя на четырнадцать лет, это о-го-го какой стимул!
Да… То ли ещё будет, ой-ой-ой.
Этот подлец думает, что, убив меня, он всё исправит, ха-ха-ха, как бы не так!
Динь-динь-динь раздался звонок в дверь.
Кис-кис… успокойся, это же я!..
И этот хорош: мур-мур-мур, мяу-мяу. Лев местного пошиба.
2. Некоторые составные звукоподражательные слова также пишутся через дефис: на-поди.

Написание междометий и звукоподражаний без употребления дефиса

1. Дефис не пишется в выражениях типа:
Вот те раз! Черт те знает! Я те покажу!
(те – сокращение от тебя, тебе).
2. Междометие ммм следует писать без черточки в том случае, если оно передает ощущение предвкушения чего-то приятного. Например:
Пододвинула себе… ммм, кажется, это называется соусницей.
Он уже приступил в школе к этим наукам и находил их… ммм… скучноватыми.
3. Междометия м-м, м-м-м употребляется для обозначения звука, произносимого кем-либо в состоянии нерешительности, сомнения, недоумения и т.п. при заминке речи. Часто дефисное написание таких междометий носит вспомогательный характер (сравните: у-у-у и туу-туу-туу). Например:
Как правило, производители, указывая морозостойкость своих материалов, несколько её… м-м-м… завышают.
Этот город м-м-м… в нём живут лучшие мастера огранки драгоценных камней и ковки редких пород металла.
Производные междометия, образованные из полнозначных слов, сохраняют ту же орфографию, что и исходное слово. Например:
Упаси господи! Матушки! Здравствуйте! Прощайте! Пожалуйста!
Это же касается междометий, произошедших из слов иноязычного происхождения, например:
Алло! Вау! Бис! Браво!
и из служебных частей речи (частиц — вишь, ишь):
А вон с теми, вишь, через дорогу большой дом, с ними и вовсе не водись, задаваки они.
Ишь, девица… Ладони холодные, мокрые, а глаза горят в темноте, словно у кошки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *