Исключительные права

Правовые и бухгалтерские вопросы реализации лицензий на программное обеспечение Клеверенс

В этой статье рассматриваются вопросы бухгалтерского оформления перепродажи лицензий Клеверенс. В ней вы узнаете, почему нет счета-фактуры, почему неправильно приходовать лицензии как товар и как не попасть на лишний НДС.

Лицензия — товар или услуга?

С 01.01.2008 Федеральным законом от 18.12.2006 № 231-ФЗ была введена в действие часть четвертая ГК РФ, регулирующая права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Статья 1225 ГК РФ содержит перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (патент, программа для ЭВМ и т.п.). Закон признает существование интеллектуальных прав, которые не являются товарами. Причем особо оговаривается, что интеллектуальное право не связано с каким либо материальным носителем или с правом собственности на материальный носитель. Передача интеллектуального права — особый вид услуги.

При этом продажа экземпляра программы на материальном носителе (продажа диска или коробки) не является предоставлением права на её использование. Пользователю, вообще говоря, не требуется лицензия на ПО для инсталляции или использования программы. Однако, еще до начала использования программы (а именно, во время установки) пользователю предлагается присоединиться к лицензионному соглашению правообладателя (так называемая EULA). По желанию покупателя (конечного клиента), лицензионное соглашение может быть заключено и в письменном виде, с печатями и подписями.

Ключевым в этой сложной области является понятие исключительного права. Никто не может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, такое использование является незаконным. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, как указано в ст. 1228, первоначально принадлежит автору, чьим творческим трудом создан такой результат.

Согласно ст. 1229, правообладатель может предоставить другому лицу право использовать результат своей интеллектуальной деятельности. Соглашение оформляется либо договором присоединения (EULA) либо лицензионным/сублицензионным договором.

Лицензия буквально переводится как «разрешение». Предоставление права или разрешения — это услуга.

Понятие лицензионного договора раскрывается в ст. 1235 ГК РФ. Одна из сторон лицензионного договора, обладатель исключительного права, называется лицензиаром. Лицензиар предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования результата интеллектуальной деятельности. Лицо, которому передаются те или иные права распоряжаться интеллектуальной собственностью лицензиара называется лицензиатом. В договоре оговаривается, как именно лицензиат может использовать предмет договора.

Если лицензиар (Клеверенс) даст на это письменное согласие (через сублицензионный договор), то лицензиат (Партнер) может предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности другому лицу.

Таким образом, партнерский (сублицензионный) договор с Клеверенс дает Партнеру право оказывать услуги по предоставлению другим лицам права пользоваться программами Клеверенс.

Платить или не платить НДС?

С 1 января 2008 г. в НК РФ (пп. 26 п. 1 ст. 149) введена норма об освобождении от налогообложения НДС операций по передаче прав на использование нематериальных активов разных видов на основании лицензионного договора. Сама Клеверенс работает по упрощенке и не предоставляет счетов-фактур. Если ваша организация работает на общем налогообложении, то вы, как партнер, должны будете предоставлять своим покупателям счета фактуры с НДС = 0 руб.

Как было рассмотрено в предыдущем разделе, лицензия на программное обеспечение — это разрешение, нематериальное право, и передача имущественных прав на них осуществляется по EULA или письменному договору.

Ключевым здесь является слово нематериальные. Минфин РФ стоит на позиции, что операции по передаче прав на использование программного обеспечения при реализации их экземпляров на носителях в товарной упаковке, пусть даже содержащей условия лицензионного договора (упаковочная лицензия), подлежат налогообложению НДС. НДС не начисляется, только если на момент такой реализации заключался лицензионный договор в письменной форме (см. Письмо Минфина РФ от 29 декабря 2007 г. № 03-07-11/648, Письмо Минфина РФ от 21 февраля 2008 г. № 03-07-08/36, Письмо Минфина РФ от 01.04.2008 № 03-07-15/44).

Таким образом, если вы реализуете лицензии по товарным накладным, то вы не сможете доказать, что продавали «нематериальные активы», а не диски, и подпадаете под уплату всей суммы НДС по сделке.

Не могу оприходовать

Кроме того, при перепродаже лицензий как товара передача прав строится «по цепочке». Для предоставления клиенту прав на использование программ лицензиату нужно приобрести такие права у лицензиара, однако согласно ГК при наличии сублицензионного договора для реализации программ они ему в принципе не требуются. В случае дистрибьюции коробочного ПО, его экземпляр уже введен в гражданский оборот путем продажи самым первым продавцом. Следовательно, право на воспроизведение и распространение экземпляров уже было использовано, а сублицензионные договоры на предоставление прав по коробочному программному обеспечению могут быть признаны ФНС притворными сделками, направленными на получение налоговой выгоды от применения льготы по НДС. Например, под видом программ вы могли перепродавать оборудование, уклоняясь от уплаты НДС с наценки.

Таким образом, если вы реализуете лицензии «по цепочке» по схеме купли-продажи, то можете быть обвинены в уклонении от уплаты НДС.

Для реализации прав на программы не требуется приобретать никаких дополнительных прав кроме тех, которые уже юридически даны сублицензионным договором. ФНС может с полным правом считать оприходование подтверждением того, что договор был заключен задним числом, для сокрытия ошибки не начисления НДС по перепродаже материальных носителей программ.

Правильное отражение продаж лицензий в бухгалтерском учете

Поскольку цены, по которым партнер производит реализацию, могут отличаться от рекомендованных розничных цен Клеверенс (относительно коротых считается роялти), учет взаиморасчетов по роялти удобнее будет вести на специальном забалансовом счете, например 012:

При продаже лицензий покупателю:
Дебет 51 — Кредит 62.01 получена оплата от клиента за переданные права;
Дебет 62.01 — Кредит 91.01 (или 90.01) отражена выручка по сублицензионному договору;
Кредит 012 количественный и суммовой учет роялти по реализованным лицензиям.
При оплате роялти лицензиару:
Дебет 91.02 (или 90.02) — Кредит 60.01 отражена задолженность по уплате роялти по сублицензионному договору;
Дебет 012 количественный и суммовой учет роялти по оплаченным лицензиям;
Дебет 60.01 — Кредит 51 оплачено вознаграждение лицензиару в виде роялти за полученные неисключительные права.

Выводы

  1. Лицензия — это право. Она не является товаром — это услуга;
  2. Т.к. это услуга и в сублицензионном договоре не определено, сколько прав и на какие продукты будут переданы конечному клиенту, то она не требует количественного учета на складе. Нет необходимости заранее приходовать услугу, её можно просто оказать, т.к. на это есть право: подписанный с Клеверенс сублицензионный договор!
  3. Наименование лицензий заводится в справочник «Номенклатура» с пометкой «Услуга» и указанием счетов учета реализации (90 или 91). Учет роялти можно вести на отдельном забалансовом счете;
  4. Для отражения у себя затрат по уплате роялти в конце любого оговоренного периода (месяца, квартала), лицензиар (Клеверенс) предоставляет лицензиату (Партнеру) отчет и акт, сколько и каких лицензий было активировано конечными потребителями. На основании таких актов производится оплата роялти.

Забудьте о "неисключительных правах"!

В этой статье речь пойдет об очень распространенной ошибке, встречающейся при заключении лицензионных договоров. Чаще всего она встречается в отношениях авторов и издателей. Уже не первый раз ко мне обращаются клиенты (авторы и сами издательства) по вопросам, возникающим при работе по уже заключенным лицензионным договорам. Обычно вопрос начинается со слов «между автором и издательством заключен договор о передаче неисключительных прав на такой-то срок…». Когда я такое слышу, то уже понимаю какие проблемы есть у сторон. А ведь проблемы эти, могут оказаться весьма серьезными.

Все дело в том, что действующее законодательство не содержит понятия «неисключительные права». Такая формулировка содержалась в законе до 2008 года, но сейчас, когда отношения в области интеллектуальной собственности регулируются 4 частью ГК, такого понятия нет. Несмотря на это, многие издательства продолжают с упорством паровоза использовать это понятие и строят на этом правоотношения с автором.

Давайте разберемся, какие понятия в отношении распоряжения результатами интеллектуальной деятельности существуют сейчас .

1. Отчуждение исключительного права на произведение. Исключительное право – это имущественное право. Первоначально оно возникает у автора, но впоследствии может принадлежать и другому лицу. Если проводить некую аналогию, то его можно сравнить с правом собственности. Исключительное право может быть отчуждено по договору от отчуждении исключительного права. Исключительное право отчуждается в полном объеме (ст.1234 ГК РФ) без любых ограничений и на весь срок действия исключительного права. После заключения такого договора автор теряет возможность распоряжаться исключительным правом на произведение, а сохраняет лишь личные неимущественные права (такие как право на имя, право авторства и т.п.).

2. Предоставление права использования произведения. Правообладатель (тот, кто обладает исключительным правом) вправе предоставить другому лицу право использования произведения. Для этого заключается лицензионный договор. Это как раз та ситуация, когда ошибочно используется формулировка 1993 года и заключается договор о предоставлении неисключительных прав. Лицензионный договор заключается на определенный срок, и лицензиат вправе использовать произведение только теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором.

В свою очередь лицензионные договоры могут делиться на договоры о предоставлении исключительной лицензии и неисключительной лицензии.

а) исключительная лицензия – это предоставление права использования произведения без сохранения за правообладателем права выдачи лицензий другим лицам. Обратите внимание: именно тот, кто предоставляет право в данном случае лишается возможности заключения аналогичных договоров. Это дает возможность пользователю произведения получить эксклюзивные права, которых не будет больше ни у кого.

б) неисключительная лицензия — предоставление права использования произведения с сохранением за правообладателем права выдачи лицензий другим лицам. То есть правообладатель праве заключать такие же договоры на то же произведение с кем угодно.

Кроме того, лицензионные договоры делятся еще и по признаку возможного или невозможного сублицензирования т.е. договором может быть предусмотрено или не предусмотрено право уже пользователя на предоставление права использования этого произведения.

Чем может быть опасно использование в договоре неактуальных формулировок? Прежде всего, расхождением в понимании сути правоотношений, регулируемых договором. Издатель, например, может подразумевать под «неисключительными правами, предоставленными на 5 лет» совсем не то, что автор. Из-за этого возникают споры, эти споры передаются в суды, а суды вынуждены цепляться за какие-то обрывки здравого смысла, содержащиеся в подобных договорах, и тем или иным образом квалифицировать отношения сторон или же признавать договоры или отдельные их условия недействительными. Кстати, даже в официальных документах появляются подобные ошибки. Особенно этим грешит Минфин. В своих позициях, предназначенных в основном для бухгалтеров, это ведомство с завидным постоянством использует понятие неисключительных прав, что видится очень странным.

Так что, друзья, если Вам в договоре встречаются «неисключительные права», перечеркивайте такой документ, даже не читая его дальше. Идите к юристу и просите привести договор в соответствие с действующим законодательством. Это избавит Вас от многих проблем в будущем.

Как определить срок использования программного обеспечения, на которое получены неисключительные права

ИА ГАРАНТ

Организацией приобретено программное обеспечение. В договоре на приобретение программного обеспечения не указан срок использования нематериальных активов. Исключительные права на программное обеспечение не передаются, то есть программное обеспечение не является нематериальным активом.

Какими документами можно определить срок использования нематериальных активов для начисления амортизации и на какой период?
Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Организация вправе самостоятельно установить порядок признания расходов на приобретение программного обеспечения как в бухгалтерском, так и в налоговом учете, который необходимо отразить в учетной политике организации.
Обоснование вывода:
Отношения, связанные с правовой охраной и использованием программ для ЭВМ и баз данных, регулируются частью 4 ГК РФ. Исключительные права принадлежат правообладателю (ст. 1229 ГК РФ). Заключение лицензионного (сублицензионного) договора не влечет за собой перехода исключительного права к лицензиату (ст. 1233 ГК РФ).

Бухгалтерский учет

Исходя из п. 3 ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов» (далее — ПБУ 14/2007) программное обеспечение в целях бухгалтерского учета признается нематериальным активом (НМА) только в том случае, если организация получает исключительные права на это программное обеспечение. Приобретенные по лицензионному договору неисключительные права на использование результата интеллектуальной деятельности объектами НМА не признаются.
Нематериальные активы, полученные в пользование, учитываются пользователем (лицензиатом) на забалансовом счете в оценке, определяемой исходя из размера вознаграждения, установленного в договоре (п. 39 ПБУ 14/2007).
При этом платежи за предоставленное право использования результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, производимые в виде периодических платежей, исчисляемые и уплачиваемые в порядке и сроки, установленные договором, включаются пользователем (лицензиатом) в расходы отчетного периода. Платежи за предоставленное право использования результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, производимые в виде фиксированного разового платежа, отражаются в бухгалтерском учете пользователя (лицензиата) как расходы будущих периодов и подлежат списанию в течение срока действия договора.
Если расходы организации, связанные с приобретением неисключительных прав на использование программного обеспечения по лицензионным договорам, будут использоваться в производстве или продаже продукции (товаров) или для управленческих нужд организации, затраты на их приобретение признаются в бухгалтерском учете в качестве расходов по обычным видам деятельности на основании п. 5 и п. 7 ПБУ 10/99 «Расходы организации» (далее — ПБУ 10/99).

Согласно п. 19 ПБУ 10/99 расходы признаются в отчете о прибылях и убытках путем их обоснованного распределения между отчетными периодами, если расходы обуславливают получение доходов в течение нескольких отчетных периодов и когда связь между доходами и расходами не может быть определена четко или определяется косвенным путем. Причем расходы признаются в том отчетном периоде, в котором они имели место, независимо от времени фактической выплаты денежных средств (п. 18 ПБУ 10/99).
На основании п. 65 ПБУ N 34н затраты, произведенные организацией в отчетном периоде, но относящиеся к следующим отчетным периодам, отражаются в бухгалтерском балансе в соответствии с условиями признания активов, установленными нормативными правовыми актами по бухгалтерскому учету, и подлежат списанию в порядке, установленном для списания стоимости активов данного вида.
Для обобщения информации о расходах, произведенных в данном отчетном периоде, но относящихся к будущим периодам, предназначен счет 97 «Расходы будущих периодов».
Если приобретенные неисключительные права на программное обеспечение используются по назначению в течение нескольких отчетных периодов, затраты на приобретение прав на их использование могут первоначально отражаться в бухгалтерском учете по дебету счета 97 с последующим их списанием в дебет счетов учета производственных затрат (расходов на продажу, общехозяйственных расходов) в порядке, установленном организацией в учетной политике.
Таким образом, организация имеет право учитывать на счете 97 «Расходы будущих периодов» затраты, произведенные организацией в отчетном периоде, но относящиеся к следующим отчетным периодам. Если в лицензионном договоре не указан период использования программного обеспечения (как в рассматриваемой ситуации), то в бухгалтерском учете организация должна установить его самостоятельно.
При этом нормативные акты по бухгалтерскому учету не регулируют вопросы определения срока списания в случае, когда в договоре не указан срок использования программного обеспечения.
Полагаем, что порядок определения сроков может быть установлен в учетной политике организации (п. 7 ПБУ 1/2008 «Учетная политика организации» (далее — ПБУ 1/2008)) следующим образом:
1. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного п. 3 ст. 1238, п. 4 ст. 1235 ГК РФ (по общему правилу — 5 лет);
2. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного самостоятельно.
В данном случае, на наш взгляд, при установлении срока следует исходить из реального планируемого срока использования программного обеспечения в своей деятельности.
3. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются единовременно.
В бухгалтерском учете делаются следующие записи:
Дебет 97 Кредит 60 (76)
— отражены в составе расходов будущих периодов затраты, связанные с приобретением прав на использование программного обеспечения.
По мере признания расходов:
Дебет 20 (26, 44) Кредит 97
— списана часть расходов, приходящаяся на отчетный период.
Если расходы признаются единовременно:
Дебет 20 (26, 44) Кредит 60 (76)
— отражены в составе расходов затраты, связанные с приобретением прав на использование программного обеспечения.
Сроки списания расходов на приобретение неисключительных прав в бухгалтерском и налоговом учете могут отличаться (смотрите также постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.08.2011 N Ф07-7033/11 по делу N А56-52065/2010).

Налоговый учет

В налоговом учете так же, как и в бухгалтерском, программное обеспечение, на которое у налогоплательщика не имеется исключительных прав, не может быть включено в состав нематериальных активов (п. 3 ст. 257 НК РФ).
При этом в силу пп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по договорам с правообладателем (по лицензионным и сублицензионным соглашениям).
При методе начисления на основании п. 1 ст. 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений ст.ст. 318-320 НК РФ. Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.
Если же договор не содержит условий о периоде возникновения расходов и связь между доходами и расходами не может быть определена четко, то расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно.
По вопросам сроков списания расходов на приобретение неисключительных прав на программное обеспечение, если из условий договоров нельзя определить срок использования программ, разъяснения Минфина России носят неоднозначный характер.
Так, например, из писем Минфина России от 18.03.2014 N 03-03-06/1/11743, от 18.03.2013 N 03-03-06/1/8161, от 10.09.2012 N 03-03-06/1/476, от 31.08.2012 N 03-03-06/2/95, от 25.05.2012 N 03-03-06/1/276, от 13.02.2012 N 03-03-06/2/19, от 16.01.2012 N 03-03-06/1/15 следует, что, если из условий договора на приобретение неисключительных прав нельзя определить срок использования программы для ЭВМ, налогоплательщик, применяющий метод начисления, распределяет произведенные расходы с учетом принципа равномерности признания доходов и расходов. При этом налогоплательщик в налоговом учете вправе самостоятельно определить период, в течение которого указанные расходы подлежат учету для целей налогообложения прибыли организаций.
В то же время в других разъяснениях специалисты финансового ведомства со ссылкой на п. 4 ст. 1235 ГК РФ приходят к выводу, что, если условиями лицензионного соглашения срок использования программы для ЭВМ не установлен, расходы на приобретение неисключительных прав на данное программное обеспечение принимаются при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций равномерно с учетом срока, установленного ГК РФ, то есть 5 лет (письма Минфина России от 23.04.2013 N 03-03-06/1/14039, от 02.02.2011 N 03-03-06/1/52, от 23.10.2009 N 03-03-06/1/681).
В письмах Минфина России от 30.12.2010 N 03-03-06/2/225, от 29.01.2010 N 03-03-06/2/13, от 16.08.2010 N 03-03-06/1/551 указывается, что если из условий договора на приобретение неисключительных прав или требований гражданского законодательства Российской Федерации (ст.ст. 1235, п. 3 ст. 1238 ГК РФ) нельзя определить срок использования программ для ЭВМ, то произведенные расходы распределяются с учетом принципа равномерности признания доходов и расходов; при этом налогоплательщик в налоговом учете вправе самостоятельно определить период, в течение которого указанные расходы подлежат учету для целей налогообложения прибыли.
Ещё раньше в письме Минфина России от 06.02.2006 N 03-03-04/1/92 сообщалось, что если из условий договора на приобретение неисключительных прав нельзя определить срок использования программ для ЭВМ, к которому относятся произведенные расходы, то такие расходы признаются единовременно на дату начала использования этих программ.
Сложившаяся на данный момент арбитражная практика по рассматриваемому вопросу исходит из того, что если заключенным договором не установлен срок использования программного продукта, то налогоплательщик вправе признать расходы на приобретение программного продукта при исчислении налога на прибыль единовременно (смотрите, например, постановления АС Поволжского округа от 13.10.2015 N Ф06-1371/2015 по делу N А12-45813/2014, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2014 по делу N А78-4284/2013, ФАС Центрального округа от 20.09.2011 N Ф10-3147/11 по делу N А68-1047/08-47/12, ФАС Московского округа от 01.09.2011 N Ф05-8188/11 по делу N А40-5385/2011, ФАС Северо-Кавказского округа от 16.08.2011 N Ф08-4624/11 по делу N А63-6159/2009-С4-20, ФАС Северо-Западного округа от 09.08.2011 N Ф07-7033/11 по делу N А56-52065/2010, ФАС Поволжского округа от 26.01.2010 по делу N А57-4800/2009).
Так, в постановлении ФАС Московского округа от 18.03.2014 N Ф05-1208/2014 по делу N А40-14277/12 приведена следующая аргументация.
В силу пп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по договорам с правообладателем (по лицензионным соглашениям).
При этом нормы главы 25 НК РФ не предписывают равномерное признание расходов на приобретение программных продуктов в течение срока, на который предоставлено право неисключительного пользования ими.
В данном случае применяется общее правило, установленное в п. 1 ст. 272 НК РФ, согласно которому расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, и определяются с учетом положений ст. ст.ст. 318-320 НК РФ. Из п. 1 и п. 2 ст. 318 НК РФ следует, что прочие расходы входят в состав косвенных расходов, которые в полном объеме относятся к расходам текущего отчетного (налогового) периода.
Оценив представленные в материалах дела доказательства и установив, что приобретенные обществом неисключительные права на использование программного продукта не образуют нематериального актива и не могут быть признаны амортизируемым имуществом в соответствии с положениями п. 1 ст. 256 и п. 3 ст. 257 НК РФ, суд, руководствуясь положениями вышеприведенных норм главы 25 НК РФ, пришел к выводу о правомерности единовременного включения обществом в состав прочих расходов затрат, связанных с приобретением спорного программного продукта.

Таким образом, следует признать, что рассматриваемый вопрос не является однозначным. Кроме того, следует учитывать, что положения главы 25 НК РФ не содержат прямого требования о распределении расходов на приобретение неисключительных прав на программное обеспечение.
В силу п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов). Мы полагаем, что в рассматриваемой ситуации налогоплательщику следует выбрать один из вышеуказанных в предыдущем разделе способов признания расходов на приобретение неисключительных прав на программное обеспечение, закрепив его в учетной политике для целей налогообложения:
1. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного п. 3 ст. 1238, п. 4 ст. 1235 ГК РФ (по общему правилу — 5 лет).
Данный вариант предпочтителен с точки зрения минимизации налоговых рисков;
2. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного налогоплательщиком самостоятельно.
На наш взгляд, при установлении срока налогоплательщику следует исходить из реального планируемого срока использования программного обеспечения в своей деятельности, а не из сроков, рекомендованных производителем. При этом планируемый срок может совпадать и со сроком, рекомендованным производителем программного обеспечения или иным уполномоченным лицом.
Если налогоплательщик планирует использовать программное обеспечение в своей деятельности, например, в течение 1 года, то он имеет право установить и такой срок;
3. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются единовременно.
Наличие арбитражной практики свидетельствует о возможности возникновения налогового спора в этом случае.
В любом случае порядок признания рассматриваемых расходов должен быть отражен в учетной политике организации.
Рекомендуем ознакомиться со следующими материалами:
— Энциклопедия решений. Учет расходов, связанных с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по лицензионным договорам;
— Энциклопедия решений. Расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по лицензионным договорам.
Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
профессиональный бухгалтер Молчанов Валерий
Ответ прошел контроль качества

Статья 1229 ГК РФ. Исключительное право

Новая редакция Ст. 1229 ГК РФ

1. Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

2. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно.

3. В случае, когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. Взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними.

Распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации осуществляется правообладателями совместно, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное.

Доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо от совместного распоряжения исключительным правом на такой результат или на такое средство распределяются между всеми правообладателями в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

Каждый из правообладателей вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

4. В случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1454, пунктом 2 статьи 1466 и пунктом 2 статьи 1518 настоящего Кодекса, самостоятельные исключительные права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или на одно и то же средство индивидуализации могут одновременно принадлежать разным лицам.

5. Ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, в том числе в случае, когда использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, устанавливаются настоящим Кодексом.

При этом ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, объекты смежных прав, изобретения и промышленные образцы, товарные знаки устанавливаются с соблюдением условий, предусмотренных абзацами третьим, четвертым и пятым настоящего пункта.

Ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы или искусства либо на объекты смежных прав устанавливаются в определенных особых случаях при условии, что такие ограничения не противоречат обычному использованию произведений либо объектов смежных прав и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

Ограничения исключительных прав на изобретения или промышленные образцы устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения необоснованным образом не противоречат обычному использованию изобретений или промышленных образцов и с учетом законных интересов третьих лиц не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

Ограничения исключительных прав на товарные знаки устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения учитывают законные интересы правообладателей и третьих лиц.

Комментарий к Ст. 1229 ГК РФ

1. Исключительное право — важнейшее из интеллектуальных прав (иногда составляет все содержание конкретного интеллектуального права).

Исключительное право — это право имущественное и абсолютное. Объектом исключительного права является результат интеллектуальной деятельности, субъектом — правообладатель. При раскрытии содержания исключительного права законодатель намеренно избегает терминологии, которая свойственна отношениям собственности на традиционные (материальные) объекты. Так, результатом интеллектуальной деятельности не владеют, а обладают; им не пользуются, а используют; правда, как и в отношении вещей, им распоряжаются. Соответственно, содержанием исключительного права являются правомочия правообладателя использовать объект по своему усмотрению, распоряжаться им, а также пресекать незаконное использование объекта всеми третьими лицами.

2. Исключительное право отчуждаемо и поэтому оно и является тем объектом, который участвует в обороте (или, по словам В.Ф. Яковлева и Е.А. Суханова, исключительные права «способны оформлять оборот «интеллектуальной собственности»).

Наука.

«Исключительность» права имеет не филологическое, а юридическое значение. «Исключительное» право надо понимать в том смысле, что оно обозначает имущественное право, принадлежащее исключительно одному лицу или нескольким точно обозначенным в соответствии с законом лицам.

В.А.Дозорцев

Наука.

Исключительные абсолютные права обеспечивают их обладателям легальную монополию на совершение различных действий (по использованию результатов их творчества и распоряжению ими) с одновременным запрещением всем другим лицам совершать указанные действия.

И.А.Зенин

3. Отличия исключительного права от права собственности видят в том, что: 1) объектом исключительного права является нематериальное благо; 2) у обладателя исключительного права отсутствует правомочие владения; 3) объект исключительного права может быть использован одновременно неопределенным кругом лиц; 4) исключительное право чаще всего срочное; 5) действие исключительного права часто может быть ограничено определенной территорией.

Наука.

Исключительное право — не просто абсолютное право по типу права собственности на новый (нематериальный) объект, а право с новым содержанием даже на первом этапе его становления. Первая задача исключительного права — обеспечить обособление объекта как условие товарного оборота. Вторая задача заключается в том, чтобы создать правовой механизм для самого товарного оборота, соответствующий специфики объекта.

В.А.Дозорцев

Другой комментарий к Ст. 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья посвящена исключительному праву на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которое является важнейшим субъективным правом в составе интеллектуальных прав и в связи с этим занимает центральное место среди юридических категорий части 4 ГК.

Статья 1229 содержит положения, общие для всех результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые конкретизируются в статьях, посвященных исключительному праву на соответствующие виды таких результатов или средств индивидуализации (см. ст. ст. 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1405, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519 и 1539 ГК РФ).

Термин «исключительное право» используется в ГК в единственном числе, т.к. это право рассматривается как единое, состоящее из ряда правомочий. Во множественном числе этот термин употребляется только в тех случаях, когда в Кодексе идет речь о правах на несколько видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации.

Положения ст. 1229 распространяются на всех обладателей исключительного права: как граждан, так и юридических лиц. То есть она охватывает как авторов и других лиц, являющихся первоначальными правообладателями, так и всех лиц, имеющих производное исключительное право (см. п. 8 комментария к ст. 1228).

2. Исключительные права как самостоятельная юридическая категория выделяются в правовой науке и в законодательстве с конца XIX в. Сам термин возник в связи с тем, что при описании правомочий обладателя имущественных прав на нематериальный объект (произведение, изобретение, торговую марку и т.п.) исследователи, а затем и законодательные акты обязательно ссылались на то, что этот правообладатель имеет «исключительное право» использования такого объекта. Исключительность права строилась на том, что закон устанавливал монополию автора (или иного правообладателя, например, издателя) на использование охраняемого нематериального объекта. Причем по аналогии с таким классическим абсолютным правом, как право собственности, исключительное право также предусматривало, что правообладателю противостоит неопределенный круг лиц, обязанных воздерживаться от каких бы то ни было нарушений его права.

В России сторонником теории исключительных прав был выдающийся цивилист Г.Ф. Шершеневич. По его мнению, поскольку цель юридической защиты прав на нематериальные объекты во всех случаях сводится «к предоставлению известным лицам исключительной возможности совершения известных действий с запрещением всем прочим возможности подражания… эти права следовало бы назвать исключительными» <1>. Г.Ф. Шершеневич проводил свои исследования в отношении авторского права, но сделал вывод о том, что в ту же группу прав должны быть включены привилегии на промышленные изобретения, права на фирму, клеймо, фабричные рисунки и модели. Первоначально он полагал, что с точки зрения классификации место исключительных прав должно быть среди имущественных прав между вещными и обязательственными правами. Позднее он пришел к мнению, что исключительные права должны находиться среди абсолютных прав, рядом с вещными правами <2>.
———————————
<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 72.

<2> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права (Юридическое наследие). Тула, 2001. С. 332 — 334.

Концепция исключительного права была использована в последнем российском дореволюционном законе, посвященном охране результатов интеллектуальной деятельности, — «Положении об авторском праве» от 20 марта 1911 г. Им было установлено, что «автору принадлежит исключительное право всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение» (ст. 2). Исключительное право рассматривалось в Положении как право имущественное.

<2> См.: Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 46 — 49, 112 — 116 и др.

3. В комментируемой статье нет определения понятия исключительного права, однако приводится характеристика его содержания, позволяющая судить об абсолютном характере этого права.

Основой содержания исключительного права служит то, что правообладатель может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (абз. 1 п. 1 ст. 1229). Этому праву корреспондирует обязанность всех других лиц воздерживаться от использования таких результатов или средств индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом (абз. 3 п. 1 ст. 1229).

Подробный, но не исчерпывающий перечень способов использования, которые одновременно являются правомочиями, составляющими исключительное право на произведение, содержится в каждой из статей, посвященных исключительным правам на конкретные виды результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Вторым важным элементом содержания исключительного права является то, что правообладатель может распоряжаться этим правом, если Кодексом не предусмотрено иное. В абзаце 2 п. 1 ст. 1229 установлено, что правообладатель может по своему усмотрению разрешать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При этом правообладатель осуществляет распоряжение своим исключительным правом, т.к. он либо предоставляет им право использования такого результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) в установленных договором пределах, либо отчуждает им свое исключительное право в полном объеме (ст. 1233 ГК РФ).

В абзаце 2 п. 1 ст. 1229 указано также, что правообладатель может запрещать другим лицам использование соответствующего результата или средства индивидуализации. Данная формулировка позволяет обладателю исключительного права запрещать конкретным лицам и в конкретных случаях использование определенных охраняемых результатов или средств индивидуализации (например, в соответствии с п. 6 ст. 1252 ГК РФ). Одновременно Кодекс предусматривает, что отсутствие запрета не считается согласием, т.е. разрешением правообладателя на использование соответствующего объекта. Это еще раз подчеркивает наличие общего запрета в отношении использования, обращенного ко всем третьим лицам.

5. Таким образом, в составе исключительного права можно выделить два самостоятельных субъективных права — право использования и право распоряжения исключительным правом. Право использования направлено на реализацию правомочий, составляющих исключительное право, тогда как право распоряжения исключительным правом обеспечивает введение этого права в гражданский оборот.

<2> См.: Там же. С. 291.

Право распоряжения исключительным правом может осуществляться в форме отчуждения права использования (полной передачи его другому лицу по договору об отчуждении исключительного права) или в форме выдачи разрешения (лицензии) на использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных пределах (по лицензионному договору). Согласно абз. 1 п. 1 комментируемой статьи право распоряжения исключительным правом в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом, может отсутствовать или быть ограничено. Так, не допускается распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (п. 2 ст. 1474 ГК РФ), на коллективный товарный знак (п. 2 ст. 1510 ГК РФ), на наименование места происхождения товара (п. 4 ст. 1519 ГК РФ); ограничено распоряжение исключительным правом на коммерческое обозначение (п. 4 ст. 1539 ГК РФ).

6. Абзац 3 п. 1 ст. 1229 содержит также положение, предусматривающее санкцию за нарушение исключительного права. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которое осуществляется без согласия правообладателя (как способами, предусмотренными Гражданским кодексом, так и иными способами, прямо не указанными в ГК РФ), является незаконным и влечет ответственность, установленную Гражданским кодексом и другими законами. За незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации наряду с гражданской предусмотрена уголовная (ст. ст. 146, 147, 180, 183 УК) и административная (ст. ст. 7.12, 7.28, 13.14, 14.10 КоАП) ответственность.

Вместе с тем в Кодексе содержится оговорка, что использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя не является незаконным и не влечет за собой ответственности в тех случаях, когда такое использование допускается ГК. Здесь подразумеваются случаи свободного использования соответствующих результатов и средств (см. п. 10 настоящего комментария).

7. Пункт 2 ст. 1229 указывает на то обстоятельство, что исключительное право может принадлежать как одному лицу, так и двум и более (нескольким) лицам. Единственным изъятием из этого правила является исключительное право на фирменное наименование. Это право индивидуализирует юридическое лицо, тесно с ним связано, неотчуждаемо и поэтому может принадлежать только одному юридическому лицу.

Исключительное право может принадлежать нескольким лицам в связи с тем, что они являются его соавторами либо иными первоначальными правообладателями. Другой причиной этого может служить совместное приобретение исключительного права по договору, получение в наследство или переход его к нескольким лицам по иным основаниям.

Исключительное право рассматривается в Гражданском кодексе как единое и неделимое целое. В частности, оно может быть отчуждено третьему лицу только в полном объеме (п. 1 ст. 1234 ГК РФ). Представляется, что к нему применимы по аналогии нормы ст. 133 ГК о неделимой вещи.

8. Пункт 3 ст. 1229 предусматривает последствия ситуации, когда исключительное право принадлежит нескольким лицам совместно.

Согласно абз. 1 п. 3 каждый из правообладателей может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению (т.е. самостоятельно), если иное не предусмотрено в ГК или соглашением между этими правообладателями. Исключения из данного правила содержатся в п. 2 ст. 1258 ГК, в соответствии с которым произведение науки, литературы или искусства, созданное в соавторстве, используется соавторами совместно, если между ними не будет заключено иное соглашение, и в п. 2 ст. 1314 ГК, устанавливающем, что право на использование совместного исполнения осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии — членами такого коллектива совместно. И в том и в другом случае элементы произведения (совместного исполнения), использование которых возможно независимо от других элементов, могут быть использованы создавшими их авторами (исполнителями) по своему усмотрению, если соглашением между соавторами не предусмотрено иное.

В абзаце 2 п. 3 ст. 1229 ГК установлен общий принцип, согласно которому доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации распределяются поровну между всеми правообладателями. Соглашением между ними может быть установлен иной порядок распределения доходов от совместного использования (например, может быть учтен вклад каждого из соавторов в создание произведения или установлены доли в соответствии с долями в наследстве). Упомянутое правило не распространяется ни на случаи использования правообладателями соответствующего результата или средства индивидуализации по своему усмотрению, ни на случаи совместного распоряжения исключительным правом. В этих целях вопрос о распределении доходов необходимо решить в соглашении, заключаемом между правообладателями.

Взаимоотношения между лицами, которым совместно принадлежит исключительное право, не только могут, но и должны определяться заключенным между ними соглашением. В частности, в таком соглашении они вправе не только решить, в каком порядке будут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а также договориться о распределении доходов от реализации исключительного права, но и поручить осуществление своих прав одному из правообладателей или третьему лицу, определить порядок обозначения имен соавторов при использовании произведения и т.п.

Указанное соглашение может быть заключено в виде договора. Если правообладателями являются наследники, то по их желанию такое соглашение может быть отражено в свидетельстве о праве на наследство либо оформлено в виде самостоятельного документа.

Распоряжение исключительным правом, по общему правилу, осуществляется правообладателями совместно (абз. 3 п. 3 ст. 1229). В комментируемой статье допускается существование исключений из этого правила, установленных в ГК, но отсутствует возможность иного решения данного вопроса путем заключения соглашения между правообладателями. Согласно п. 2 ст. 1314 ГК распоряжение исключительным правом на совместное исполнение осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии — членами коллектива совместно, если иное не предусмотрено их соглашением.

9. В пункте 4 комментируемой статьи названо несколько случаев (п. 3 ст. 1454, п. 2 ст. 1466, п. 1 ст. 1510 и п. 1 ст. 1519 ГК РФ), в которых исключительные права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или одно и то же средство индивидуализации, хотя и возникают у разных лиц одновременно, не принадлежат им совместно, а носят самостоятельный характер. Это означает, что на упомянутые случаи не распространяется действие п. 3 ст. 1229. Правообладатели могут по собственному усмотрению не только использовать соответствующие результаты или средства индивидуализации, но и самостоятельно распоряжаться исключительным правом (если такое распоряжение допускается ГК РФ).

10. Пункт 5 ст. 1229 содержит общую характеристику ограничений исключительных прав, о которых ранее уже упоминалось (см. п. 6 настоящего комментария).

В отношении исключительных прав действуют различные ограничения, например, по срокам действия (см. комментарий к ст. 1230) и по территории действия (см. комментарий к ст. 1231), но прежде всего положения п. 5 ст. 1229 касаются случаев свободного использования. К ним относятся ситуации, в которых Гражданским кодексом допускается использование результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) третьими лицами без разрешения правообладателя. Такие случаи предусматриваются также в законодательстве других стран и в международных актах, поскольку отражают объективную необходимость допускать в некоторых ситуациях свободное использование охраняемых нематериальных объектов в интересах общества в целом или его отдельных групп. К числу таких общественно значимых интересов относятся: получение информации, обучение и научные исследования, интересы лиц с ограниченными физическими возможностями и т.д.

В абзаце 1 упомянутого пункта предусмотрено, что любые ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации могут быть установлены только в Гражданском кодексе. Таким образом подчеркивается, что перечень подобных ограничений должен быть исчерпывающим и не может быть расширен путем включения подобных норм в другие законы или подзаконные акты.

Согласно норме абз. 2 п. 5 ст. 1229 ограничения могут устанавливаться при условии, что: а) не наносят неоправданного ущерба обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации; б) не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей. Вместе с требованием абз. 1 п. 5 о том, что ограничения исключительных прав могут устанавливаться только в ГК, эти положения воспроизводят т.н. трехступенчатый (или трехшаговый) тест, являющийся по своему назначению публично-правовой нормой международного законодательства в сфере интеллектуальной собственности. Пункт 5 ст. 1229, по существу, воспроизводит положения, закрепленные в ряде международных соглашений, адресованные законодателю и призванные установить возможные пределы введения в национальном российском законодательстве ограничений исключительных прав.

Впервые трехступенчатый тест был установлен в п. 2 ст. 9 Бернской конвенции в отношении объектов авторских прав. Три его элемента заключаются в том, что за странами-участницами признается право разрешать воспроизведение охраняемых литературных и художественных произведений: 1) в определенных особых случаях; 2) при условии, что воспроизведение не наносит ущерба нормальной эксплуатации произведения, и 3) при условии, что воспроизведение не ущемляет необоснованным образом законные интересы автора.

В настоящее время положения трехступенчатого теста применительно к сфере авторских и смежных прав содержатся также в ст. 13 Соглашения ТРИПС. Они воспроизведены в ст. 10 ДАП и в ст. 16 ДИФ. В статьи 17, 26 и 30 Соглашения ТРИПС, кроме того, включены сходные требования, касающиеся ограничений исключительных прав на изобретения, промышленные образцы и товарные знаки и сформулированные в несколько смягченном виде.

Положение п. 2 ст. 9 Бернской конвенции было воспроизведено почти дословно в п. 5 ст. 16 Закона об авторском праве, из которого оно практически без изменений перешло в п. 5 ст. 1229. Однако правила, включенные в ст. 1229, должны применяться ко всем видам результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации (а не только к произведениям науки, литературы и искусства, как раньше).

В отличие от п. 5 ст. 16 Закона об авторском праве ст. 1229 не содержит перечня ограничений исключительного права или ссылок на соответствующие статьи Кодекса, а лишь предусматривает общий принцип, применимый к любым таким ситуациям. В Гражданском кодексе подобные ограничения названы по-разному: например, в ст. ст. 1274 — 1280 говорится о свободном использовании произведений, в ст. ст. 1359, 1422 и 1456 — о действиях, не являющихся нарушением исключительного права, а в ст. 1306 — об использовании объектов смежных прав без согласия правообладателя и без выплаты вознаграждения. Положения п. 5 ст. 1229 распространяются на все случаи ограничений исключительного права, которые предоставляют третьим лицам возможность использовать результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия автора или иного правообладателя.

11. Различаются два вида случаев использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации без согласия их правообладателя: без выплаты вознаграждения и с выплатой вознаграждения (к числу последних относятся, в частности, все случаи принудительных лицензий — ст. 1239 ГК РФ).

В абзаце 1 п. 5 ст. 1229 указывается, что Гражданским кодексом устанавливаются и такие ограничения исключительных прав, при которых «использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение». Данная запись свидетельствует о том, что упомянутое в ней право на вознаграждение рассматривается в Кодексе как составная часть исключительного права. В определенных ситуациях, когда Кодексом разрешается свободное использование результатов интеллектуальной деятельности (без согласия автора или иного правообладателя), право на вознаграждение сохраняется за ним, даже если остальные правомочия в составе исключительного права оказываются в силу закона недействующими. Такой подход не требует выделения для подобных случаев специального права на вознаграждение («right of equitable remuneration» <1>), которое в ряде стран рассматривается как самостоятельное право, отличное от исключительного права.
———————————
<1> См. ст. 12 Римской конвенции, ст. 15 ДИФ, ст. 7 ДАП, ст. 15 Соглашения ТРИПС.

Таким образом, право на вознаграждение, упомянутое в ст. 1245, п. 3 ст. 1263, ст. 1326 ГК, с точки зрения ГК является частью исключительного права, а не самостоятельным правом. Этим объясняется отсутствие специального упоминания права на вознаграждение в ст. 1226 и других статьях ГК, включающих перечни интеллектуальных прав.

12. Постановление Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15 констатировало, что бездоговорное использование произведений и объектов смежных прав возможно только в целях и объеме, прямо указанных в законе (в настоящее время в пределах ограничений исключительных прав, содержащихся в ГК РФ). Пленум разъяснил, что в таких случаях суд, решая вопрос о правомерности действий сторон, должен установить, соответствовали ли закону цели бездоговорного использования и не превышал ли объем использования пределы, предусмотренные законом для данных объектов авторского права и смежных прав (п. 41).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *