Иеринг теория права

Тема 14. Европейская политико-правовая мысль во второй половине XIX в.

План

  1. Реалистическая теория права. Р. Иеринг
  2. Насильственные концепции происхождения государства. Л. Гумплович, К. Каутский
  3. Политико-правовые взгляды немецких ученых. Ф. Ницше. Г. Трейчке. О. фон Гирке. Л. Вольтман
  4. Неокантианские концепции права. Р. Штаммлер
  5. Политические идеи Г. Спенсера

1.Реалистическая теория права. Р.Иеринг

Рудольф фон Иеринг (1818-1892 гг.) родился в Аурихе (Германия). Отец его был доктором права и практикующим адвокатом. По окончании курса в местной гимназии Иеринг стал изучать юриспруденцию. Посещал лекции в университетах Гёттингена, затем Гейдельберга, Мюнхена и Берлина, где в 1844 г. сдал докторский экзамен и приступил к чтению лекций. Через год был назначен ординарным профессором Базельского университета. Оттуда в 1846 г. перешел в Росток, затем через три года – в Киль, а в 1851 – в Гиссен. Здесь же им был основан журнал «Jahrbucher fur die Dogmatik», в котором публиковались и его работы. После семнадцатилетнего пребывания в университете Гессена Иеринг был приглашен в Венский университет. С 1872 г. он преподавал на юридическом факультете университета в Гёттингене. В этом городе и прошли последние годы его жизни. В разное время лекции Р. Иеринга слушали и молодые российские юристы, имена которых впоследствии стали широко известны: Н.Л. Дювернуа, С.А. Муромцев и др.

Основные произведения: «Дух римского права на различных ступенях его развития», «Борьба за право», «Цель в праве».

Теория Иеринга, которую он сам называл реалистической, изложена в его главном, неоконченном труде «Цель в праве» (1872-1883). Автор выстроил свои рассуждения по следующей логической схеме:

Основная цель человеческого существования — самосохранение, для ее удовлетворения существует общество, в обществе эта цель вызывает потребность имущества, имущественный интерес требует для своей охраны установления права и государства. Таким образом, генезис права – не цепь случайных, произвольных событий, а закономерно протекающий процесс, который несет на себе отпечаток «социокультурного своеобразия» народа. Возникает право из борьбы, постоянно ведущейся в обществе. В борьбе люди реализуют и защищают свои интересы, обретают право. В связи с этим Иеринг подчеркивает, что право — не продукт «общественного договора» (естественная школа права) и не саморазвивающийся продукт (историческая школа права), а продукт цели, служащий общественным интересам.

Сущностью права и является заключенная в нем цель – обеспечение условий социального общежития. Постигать право – значит исследовать и понимать обстоятельства, которые его порождают.

Право, согласно концепции Иеринга, есть защищенный законом интерес, но он прибегает и другим определениям: право есть «совокупность действующих в государстве принудительных норм»; право есть «система общественных целей и совокупность жизненных условий общества, обеспечиваемых внешним принуждением», т.е. государственной властью.

Иеринг различал объективное и субъективное право, которые не существуют друг без друга:

  • право в объективном смысле – это совокупность применяемых государством правовых принципов, законный распорядок жизни;
  • право в субъективном смысле – конкретное воплощение абстрактного правила в конкретном правомочии личности.

Иеринг не разграничивал право и закон — для него эти понятия являлись идентичными.

Государство. Единственный источник права – государство. Именно поэтому право отличается от иных социальных регуляторов (например, морали). Государство и право необходимо дополняют друг друга: государство выступает внешним механизмом силы, право служит формой использования (действия) этого механизма.

Именно государство осуществляет принуждение, без которого существование права невозможно. Государство — есть общество, которое принуждает. Признаки государства:

  • наличие специального аппарата принуждения,
  • отношения господства и подчинения,
  • публичный характер государственной власти, т.е. власть распространяется на все общество,
  • наличие права,
  • наличие суверенитета, но, согласно позиции Иеринга, суверенитет — это абсолютная монополия государства на принуждение.

Цели государства и права совпадают — обеспечение общих интересов.

Р. Иеринг – сторонник сильной государственной власти, устанавливающей в обществе порядок. «Бессилие, немощь государственной власти – смертный грех государства… Самая невыносимая форма государственного состояния все-таки лучше полного отсутствия ее», — пишет он.

Правовое государство. В то же время Р. Иеринг полагал, что государство должно самоограничиваться правом, т.е. в определенной степени он говорил о правовом государстве, в котором в результате самоограничения власти правом и введения конституционной системы, закрепляется господство закона. Он считал, что правовая государственность имеет место лишь там, где государственная власть сама подчиняется предписанному ею порядку, где она, пользуясь терминологией Иеринга, приобретает окончательную правовую прочность. Лишь при господстве права процветает национальное благосостояние, торговля и промыслы, развертываются присущие народу «умственные и нравственные силы».

2.Насильственные концепции происхождения государства.

Л. Гумплович, К. Каутский

Вслед за Р. Иерингом Людвиг Гумплович (1838–1909 гг.) признает государство организацией властвования, основанной на силе. Однако он пытается сделать менее отчетливым тот факт, что государство есть организация насильственного подавления одного класса другим, и для этого настаивает на решающем значении борьбы рас, а не борьбы классов.

Он считает основным движущим началом исторического процесса отношения между расами, которые «поддерживают и ускоряют весь прогресс человеческой истории, образуют вечное движение развития человечества». Затушевывая роль классовой борьбы в капиталистическом обществе, Л. Гумплович пытается свести все социальные противоречия к антагонизму враждебных друг другу племен и рас. По Л. Гумпловичу, вечная борьба рас за господство – важнейший фактор социального развития. Пытаясь изобразить насилие и завоевание как первичный фактор исторического развития, он утверждает, что избыток населения принуждает народы бороться за расширение своих границ. Победа одних приводит к подчинению других и к образованию государства и классов. Победители, по его словам, образуют правящий класс, а побежденные – класс порабощенный. Государство также возникает вследствие насилия и завоевания. «История не предъявляет нам ни одного примера, где бы государство возникало не при помощи акта насилия, а как-нибудь иначе», – утверждает этот защитник теории насилия.

Мыслитель не ставит вопроса о причинах насилия и завоевания. Теория насилия оставляет без ответа вопрос, почему одни стали более сильными, а другие – более слабыми, почему сильные захотели и сумели подчинить себе слабых. А между тем само завоевание является лишь следствием достижения завоевателем определенного уровня развития, оно может произойти лишь при наличии определенных производительных сил и такой производительности труда, при которой возможной становится эксплуатация человека человеком.

По Л. Гумпловичу, государство – естественно возникшая организация властвования. Вот почему он характеризует буржуазное государство как организацию, предназначенную для «охраны определенного правопорядка».

Восторженные похвалы расточает мыслитель в адрес «современного культурного государства», то есть буржуазного государства, изображая его как организацию власти на началах законности и участия широких масс в законодательстве и управлении, как организацию, всесторонне служащую народному благу и «всем высшим идеальным человеческим целям». При этом Л. Гумплович пытается доказать, что всякое стремление двинуть вперед общественное развитие грозит гибелью современной культуры и возвращением к исходным этапам «исторического круговорота».

Сторонником теории насилия выступал Карл Каутский (1854–1938 гг.), немецкий экономист, историк и публицист. Стремясь затушевать значение противоречий, возникающих внутри общества, Каутский утверждал, что классы и государство образуются в результате столкновения племен и покорения одних племен другими. Победившая община становится господствующим классом, а побежденная – угнетенным и эксплуатируемым. Принудительный аппарат, созданный победителем для управления побежденными, превращается в государство.

Каутский оспаривал тот факт, что государство является продуктом возникших в обществе непримиримых классовых противоречий, и утверждал, что родоплеменной строй сменился государственной организацией не в результате разложения первобытнообщинного строя и возникновения в нем непримиримых противоречий, а под ударами извне в результате войны.

3.Политико-правовые взгляды немецких ученых. Ф. Ницше. Г. Трейчке. О. фон Гирке. Л. Вольтман

Ницше Фридрих (1844 – 1900 гг.) родился в местечке Рёккен (Германия) в семье протестантского пастора. Учился в гимназии, с 1858 г. – в школе-интернате, где воспитанников готовили к религиозной деятельности. В 1864 окончил школу и поступил в Боннский университет на теологический факультет, но, не закончив его, уезжает в Лейпциг, где продолжает образование на филологическом факультете местного университета. Во время учебы проявляет блестящие способности. В 1868 г. Ницше отказывается от прусского подданства и переезжает в Швейцарию. В 1869 г. без предварительной защиты диссертации утверждается в должности экстраординарного, а годом позже – ординарного профессора Базельского университета. В 1869-79 гг. – профессор классической филологии Базельского университета. В 1878 г. Ницше окончательно убедился, что состояние его психического здоровья несовместимо с продолжением работы в университете (первые признаки болезни появились у него еще в 1862). Он подает прошение об отставке, и его просьбу удовлетворяют. Более того, университет назначил ему небольшую ежегодную пенсию. Лечился в Италии, Германии. С 1882 наступает некоторое улучшение состояния, и Ницше активно занимается научной и литературной деятельностью. В 1889 г. из-за резкого обострения болезни эта деятельность прекращается уже навсегда. Последние годы он провел в психиатрической клинике, а затем дома на попечении матери и сестры.

Основные произведения: «Так говорил Заратустра», «Рождение трагедии из духа музыки», «По ту сторону добра и зла».

Ф. Ницше, хотя жил и творил в XIX в., но при жизни его работы не были широко известны, и только в XX в. идеи его получили широкое распространение. Отдельные идеологи фашизма даже объявили Ницше своим предтечей.

Ф. Ницше – представитель иррационализма, один из основателей «философии жизни». В начальный период его творчества на него сильное влияние оказали взгляды А. Шопенгауэра и И. Канта. Произведения Ф. Ницше написаны обычно в форме отрывочных афоризмов (изречений), где отвлеченные рассуждения иногда прерываются яркими образами.

Иррационализм (от лат.irrationalis – неразумный, бессознательный)– философское учение, которое в противоположность рационализму, ограничивает познавательные возможности разума, и признает основой миропонимания нечто недоступное разуму: интуицию, чувство, инстинкт и т.п. Иррационалистические мотивы достаточно четко проявляются и во фрейдизме.

В основе учения Ницше лежит аристократическая концепции и культ сильной личности, «сверхчеловека», который стоит в таком отношении к современному человеку, как последний – к обезьяне (о пришествии этого сверхчеловека проповедует пророк Заратустра).

Основное понятие в философии Ницше, используемое им для объяснения всего совершающегося в мире – это понятие «воля к власти». С его помощью он пытался объединить и систематизировать многие свои философские идеи. Воля к власти – это постоянное стремление к власти и ее применению. При этом она является и свойством социально-правовых явлений. Поэтому вся социально-политическая история в представлении Ницше есть борьба двух воль к власти: воли сильных (аристократии, высших видов) и воли слабых (массы, толпы, стада). Аристократическая воля – инстинкт подъема, воля к жизни; вторая – инстинкт упадка, воля к смерти. Цель истории – создание великих людей, а народные массы являются только средством или препятствием для достижения этой цели.

Государство.

Происхождение государства. Аристократической концепции подчинена идея происхождения государства как средства насильственного социального процесса, в ходе которого происходит рождение привилегированного культурного человека, господствующего над массой.

В работе «Так говорил Заратустра» Ницше проводит мысль о том, что существование совершенного человека, именуемого «сверхчеловеком», и государственная организация несовместимы, т.е. он отрицает государственную жизнь как основу человеческого существования и характеризует государство как «смерть народов», учреждение «для лишних людей». Но Ницше отрицает только современное государство, оказавшееся в руках плебейского большинства. Он считает, что государство только тогда отвечает своему подлинному значению («надлежаще служит аристократической культуре и гению»), когда оно элитарно.

Форма государства. Ницше различал аристократическое государство (теплица для высокой культуры) и демократическое (упадочная форма, в котором господствует чернь).

Право. Ницше связывал появление права с социальным неравенством, с насилием. Исходя из принципа неравенства людей в зависимости от того, относятся ли они к аристократии или толпе, Ницце отвергал идею свободы и равенства и обосновывал правомерность правовых притязаний «совершенных» индивидов. Только сила дает право, и нет права, «которое в своей основе не являлось бы присвоением, узурпацией, насилием». Право – это результат войны и победы. Именно оно является подлинным естественным правом. В мирное время право фиксирует результат войны и является определенным договором борющихся сил: «без договора нет права».

Современные законы, существующее в современных ему государствах, он называл «стадным законодательством».

Современник Ф. Ницше Генрих Трейчке (1834–1896 гг.) идеализировал прусскую монархию и считал необходимым всемерно укреплять власть прусского короля.

Он убежденный монархист. Оспаривая принцип народного суверенитета, Г. Трейчке заявляет, что власть монарха никем не вручена ему и покоится на собственном его праве. Так как государство есть сила, говорит он, то лучше всего такое государство, в котором сила концентрируется в одних руках. Монархия, по его словам, ощутительно и наглядно выражает силу и единство народа. Восхваляя германскую монархию, Трейчке видит ее достоинство в том, что здесь идея единого отечества олицетворяется в личности единого императора.

Вместе с тем монархия изображается как надклассовая организация, а монархическая власть – как нейтральная и беспартийная, стоящая выше всех противоречий и частных интересов, призванная их примирять.

Мыслитель говорит о «демократической» силе монархии. Он изображает дело так, что монарх, возвышаясь над всеми частными отношениями, созерцает где-то далеко внизу под собой сословия и партии и потому якобы склоняется в своих решениях в пользу социально слабых.

Он заявляет, что монарх превосходит средних людей своим политическим кругозором и может лучше судить о внешнеполитических делах, чем отдельные граждане, что монархи – естественные полководцы и многое другое в этом же роде.

Г. Трейчке преисполнен веры в божественную миссию германского государства. Он преклоняется перед Пруссией, загипнотизирован ее военной мощью и верит в ее мировое призвание.

Отто фон Гирке (1841–1921) выступает как последователь, вернее, эпигон, исторической школы права. Подобно ее представителям, он заявляет, что право есть создание мистического «народного духа».

Черты германского права, отражение в нем феодальных отношений О. фон Гирке рассматривает как проявление его особых национальных черт, выражение восхваляемого им «германизма».

Он идеализирует феодальный строй (сословия, цехи и т.п.) и делает попытку втиснуть продукты новейшего, капиталистического развития в старые, средневековые рамки.

Изображая товарищества – союзы как организации, в которых преодолевается обособленность индивида и личность приходит в тесную связь с обществом, О. фон Гирке обрушивается на приспособленное к буржуазным условиям римское право с его индивидуализмом и выдвигает идею особого «социального» права, характерного, по его словам, для германского права. Германское частное право, по О. фон Гирке, есть «социальное» право, проникнутое идеей общности.

Он заявляет, что в германское «социальное» право просочилась «капля социалистического масла». Идеализируя средневековье, О. фон Гирке высказывается против централизации государственного аппарата. Германская государственная идея, по его словам, – это идея государства, составленного из различных объединений и представляющего ступенчатый ряд этих объединений. Германское государство есть «корпоративно» организованный союз свободных германцев.

Разделяя органические представления об обществе, мыслитель рассматривает возникающие в его пределах объединения как реальные личности, обладающие особым сознанием и волей, отличными от сознания и воли его членов. Эти объединения-союзы и право этих союзов образуются независимо от государства.

Идеи О. фон Гирке связаны с прославлением войны. Апология войны была излюбленной темой германской философской и политической литературы реакционного направления накануне и после франко-прусской войны.

В произведениях Ф. Ницше война тоже восхваляется как благодетельный акт «очищения культуры». У Г. Трейчке превознесение прусского государства сочетается с отвратительным культом войны, которой он цинически приписывает огромное положительное моральное значение и оздоравливающее действие.

В их трудах победоносная война изображается как «социальный» идеал, а сила рассматривается как достаточное основание для правомерного нападения.

Немецкий социолог и антрополог Людвиг Вольтман (1871–1907 гг.) в своих многочисленных сочинениях пытался обосновать расовое превосходство тевтонов, причем тевтонами он объявлял индивидов определенного «северного» физического типа. Однако, когда речь идет о великих людях, Л. Вольтман причисляет их к тевтонам, несмотря на отсутствие у них необходимых внешних признаков, без всяких оснований объявляет, что в этих случаях тевтонами были предки этих людей, давшие им «тевтонскую кровь».

Он пытался обосновать расизм учением Ч. Дарвина о естественном отборе и якобы происходящей в животном мире борьбе за существование. Но вместе с тем он предлагал от бессознательного естественного отбора перейти к сознательному совершенствованию «высшей» расы. Л. Вольтман пытался также к расовым различиям отнести социальные, в том числе классовые, различия. Именно поэтому его учение представляет собой попытку использовать учение Ч. Дарвина (о естественном отборе и борьбе за существование) для обоснования неустранимости классовых различий и проникнуто аристократическим пренебрежением к трудящимся массам как к существам низшей расы.

4.Неокантианские концепции права. Р. Штаммлер

Неокантианство как философское направление возникло в последние десятилетия XIX в. в Германии и получило широкое распространение в ряде других стран, в том числе и в России.

Неокантианцы выступали против материалистических элементов учения Канта. Они были носителями идеалистической философии. Перед лицом растущего влияния народа буржуазные идеологи хватаются за философию Канта, пытаются распространить неокантианскую концепцию «этического социализма», направленного на замазывание социальных противоречий, выдвигающего программу «усовершенствования», а следовательно, укрепления капитализма. Буржуазия была заинтересована в возрождении философии Каната потому, отмечал Г.В. Плеханов, что она рассчитывала, что эта философия поможет ей усыпить народные массы.

Неокантианцы утверждают ограниченность человеческого познания, стремятся установить «границы естественно-научного образования понятий», выделить особую область «ценностей», «культуры», «духа», недоступного естественно-научному познанию. Неокантианцы пытаются идеалистически истолковать кантовское понятие «вещи в себе», дают место фидеистическим представлениям (абсолютное сознание, абсолютный дух и т.п.). Вслед за Кантом они пытаются принизить разум, чтобы расчистить место вере.

Изображая долженствование как нечто противоположное бытию, неокантианцы отрывают нормы морали и права от общественных отношений и пытаются обосновать априорность юриспруденции, ее полную независимость от наук, изучающих социальную действительность.

Право рассматривается неокантианцами как долженствование независимо от действительности, от сущего. Наука о праве, по их мнению, призвана рассматривать нормы права как нечто самодовлеющее и притом произвольно установленное законодателем в соответствии с его представлениями о справедливости.

Один из представителей неокантианства среди буржуазных юристов – немецкий юрист и экономист Рудольф Штаммлер (1856–1938 гг.), посвятивший свою книгу «Хозяйство и право с точки зрения материалистического понимания истории» (1896) «опровержению» материалистического понимания истории. Штаммлер утверждал, что право первично по отношению к экономике и государству если не во временном и причинном, то, во всяком случае, в логическом плане. Общественная, жизнь во всех ее проявлениях – это упорядоченная совместная жизнь людей, важнейшей формой которой выступает право. Он пытался доказать, будто в общественных явлениях не может быть вскрыта закономерность причин и следствий. Он выступал с отрицанием возможности научного познания общественной жизни путем установления причинных связей между явлениями. Общественные явления, по Штаммлеру, следует рассматривать лишь под углом зрения целей, которые сознательно ставятся и осуществляются или должны осуществляться людьми. По Штаммлеру, общественные науки должны быть построены на соображениях о соотношении целей и средств. Закономерность социальной жизни есть «уразумение и следствие конечной цели человеческого общества».

Исходя из этого, Штаммлер пытается доказать невозможность научного предвидения хода общественного развития.

Для определения конечной цели общественного развития Штаммлер прибегает к формуле «общество свободно хотящих людей» – формуле, которая призвана увести от всех боевых вопросов современной общественной жизни и может служить оправданием для самой безобразной реакционной политики.

Штаммлер прямо заявляет, что эта цель не есть эмпирическая, почерпнутая из опыта. Она устанавливает априорно, но она должна служить «путеводной звездой» для всех общественных мероприятий. С точки зрения этого абстрактного идеала должны оцениваться все события общественной жизни, а также все действующие и проектируемые нормы права. Штаммлер избегает указаний на то, каким должен быть идеальный общественный строй, предпочитая оставаться в тумане совершенно неопределенных, абстрактных формулировок.

Штаммлер пытается придать идее естественного права значение масштаба для мелких, проводимых постепенно, частного значения изменений, осуществляемых в системе буржуазного права. Он выдвигает идею «естественного права с меняющимся содержанием», которая становится идеологическим оправданием всякого реформизма.

Подлинные причины изменений в системе права Штаммлер игнорирует. В духе субъективизма и волюнтаризма он представляет себе дело так, что право может произвольно меняться по усмотрению отдельных индивидов. Отсюда Штаммлер делает вывод, что «естественное право» представляет собой метод, «посредство которого можно было бы направлять и определять меняющийся материал исторически обусловленного права, чтобы он приобрел свойства объективно справедливого».

5.Политические идеи Г. Спенсера

В своих взглядах философ и социолог Герберт Спенсер (1820–1903 гг.) примыкает к позитивизму. Подобно О. Конту, он считает, что познаваемы только явления, сущность же вещей непознаваема, недоступна научному знанию. Наука ограничивается тем, что признает существование непознаваемого. Непознаваемое, по Г. Спенсеру, составляет предмет веры, область религии. Позитивизм у него выступает, таким образом, как философия непознаваемого, как агностицизм – мировоззрение, получившее значительное распространение в Англии.

Философ отстаивал учение о развитии как о постепенном количественном изменении без скачков (эволюция). Эволюция, по Г. Спенсеру, есть общий закон всех беспрерывно происходящих в мире изменений, это – постепенное изменение, которое приводит к некоторому «подвижному равновесию». Только внешнее воздействие выводит агрегат из состояния равновесия и вызывает его разрушение, вслед за чем вновь начинается процесс эволюции.

Эволюция состоит в концентрации материи, укреплении связей между ее частями (интеграция) и сопровождающей ее дифференциации, переходе от однородного к разнородному. Эволюция, по его мнению, есть переход от «несвязной однородности к связной разнородности». В силу этого эволюция представляет собой непрерывное изменение от менее определенного к более определенному состоянию.

Закон эволюции Г. Спенсер считает вполне применимым и к общественным явлениям. Буржуазное общество в силу того, что в нем высоко развито разделение труда (дифференциация) и большие массы людей подчиняются единой политической организации (интеграция), изображается им как высшая ступень в развитии человечества, при которой осуществляется устойчивое «подвижное равновесие».

Стремясь изобразить буржуазные общественные отношения как выражение незыблемых биологических законов, Г. Спенсер исходит из аналогии общества с животным организмом, объявляет, что общество есть не что иное, как особый «социальный» организм. Делая свои сопоставления, он сравнивает деньги с кровью, а пути сообщения, железные дороги – с кровеносными сосудами организма. Законы развития общества мыслитель объявляет тождественными с законами развития животных организмов.

Пытаясь обосновать необходимость и незыблемость буржуазных общественных отношений и буржуазного государства, Г. Спенсер использует открытие клетки, сделанное в биологической науке в 30–40-х гг. XIX столетия, в результате которого тело животного стали рассматривать как совокупность бесчисленного количества мелких частиц – клеток.

Он указывает, какими чертами общество, по его мнению, напоминает организм. Общество, по Г. Спенсеру, растет и развивается подобно животному организму. Философ находит также, что существует сходство в структуре животных и «социальных» организмов, что в последних различаются те же два основных слоя – внешний и внутренний, какие присущи животным организмам, и третий, средний, постепенно выделяющийся из внутреннего слоя, служащий распределению того, что усвоено организмом.

С помощью органической концепции он пытается доказать вечность классового общества, необходимость подчинения трудящихся классов эксплуататорской верхушке общества, внушить представление о невозможности или бесцельности классовой борьбы.

Учебно-методическая литература

Рекомендуемая литература:

Рекомендуемая дополнительная литература:

Вопросы для самоконтроля:

  1. Какова сущность права по Р. Иерингу?
  2. Что такое «живое право»?
  3. Каково содержание аристократической концепции происхождения государства по Ф. Ницше?
  4. Дайте определение понятия «иррационализм»?
  5. Для определения конечной цели общественного развития Штаммлер прибегает к формуле «общество свободно хотящих людей». В чем суть этой формулы?

обладать

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

наст. прош. повелит.
Я облада́ю облада́л
облада́ла
Ты облада́ешь облада́л
облада́ла
облада́й
Он
Она
Оно
облада́ет облада́л
облада́ла
облада́ло
Мы облада́ем облада́ли
Вы облада́ете облада́ли облада́йте
Они облада́ют облада́ли
Пр. действ. наст. облада́ющий
Пр. действ. прош. облада́вший
Деепр. наст. облада́я
Деепр. прош. облада́в, облада́вши
Будущее буду/будешь… облада́ть

об-ла-да́ть

Глагол, несовершенный вид, непереходный, тип спряжения по классификации А. Зализняка — 1a. Соответствующего глагола совершенного вида нет. Употребляется с тв. п.

Корень: -облада-; глагольное окончание: -ть .

Корень: -облад-; суффикс: -а; глагольное окончание: -ть .

Произношение

  • МФА: (файл)

Семантические свойства

Значение

  1. иметь в своей собственности; владеть, располагать кем-либо, чем-либо ◆ Теперь он задал себе вопрос: кому суждено обладать всеми этими сокровищами, старцу ли бессильному или поэту чернокудрому? М. Е. Салтыков-Щедрин, «Для детского возраста», 1863 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Мы не думаем, что этим сколько-нибудь унижается слава последнего: каким литературным талантом не обладал бы путешественник в чужую заселенную и притом обладающую письменностью страну, он поневоле должен обращаться за собиранием сведений к знатокам местного языка и его литературы. В. Васильев, «Воспоминание об И. И. Захарове», 1885 г. // «Журнал Министерства Народнаго Просвещения» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Выделить оружейный плутоний для такой «адской машинки» ― сегодня задача технически несложная. Соответствующими технологиями обладают многие страны. Анна Политковская, «Страна накануне плутониевой войны», 1997 г. // «Общая газета» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. владычествовать над чем-либо ◆ И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле. «Библия Быт. 1:28» ◆ Не хочу обладать миром; хочу твоего взора. А. С. Пушкин, «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года», 1835 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  3. иметь в числе своих свойств ◆ Она красавица, богата и вдобавок обладает чудным голосом и в настоящее время заставляет о себе много говорить в Петербурге. П. И. Чайковский, «Переписка с Н. Ф. фон-Мекк», 1878 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Но он обладал страшной силой и допьяна никогда не напивался — трудно было сладить с ним. Максим Горький, «Васька Красный», 1900 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Оказалось, что наилучшим бактерицидным действием обладают активированные угли (марок АГ-5, СКТ-2 и АР-2), на поверхности которых ионы серебра восстанавливались с помощью растворов формальдегида и сегнетовой соли. М. Иоффе, «Постигнет ли гевею участь кок-сагыза?», 1969 г. // «Химия и жизнь» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  4. перен. совершать половой акт, иметь в качестве жены или любовницы ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

  1. владеть, распоряжаться, располагать
  2. владычествовать, властвовать, хозяйничать
  3. иметь (перен.)

Антонимы

  1. конверсив: принадлежать

Гиперонимы

  1. иметь

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: обладатель, обладательница, обладание
  • глаголы: обладаться
  • причастия: обладаемый, обладающий

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

иметь в собствености

  • Английскийen: possess; have, own, hold
  • Немецкийde: besitzen; haben; verfügen

иметь в числе свойств

  • Английскийen: possess; have, own, hold
  • Немецкийde: besitzen; haben; verfügen

совершать половой акт

  • Английскийen: fuck
  • Немецкийde: ficken

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Добавить примеры словоупотребления для всех значений с помощью {{пример}}
  • Добавить все семантические связи (отсутствие можно указать прочерком, а неизвестность — символом вопроса)
  • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

Тема 10. Консервативные политические и правовые учения во Франции и Германии конца XVIII – начала XIX вв.

План

Когда власть Наполеона была свергнута и на французском троне водворились Бурбоны, во Франции начался разгул реакции. Правительство открыто покровительствовало бывшим эмигрантам, католическому духовенству, преследовало своих противников и объявило войну всем либеральным и демократическим принципам.

В этих условиях проявляют себя деятели, пытающиеся воскресить религиозное мировоззрение и призывающие к сохранению существующих феодальных отношений и даже к восстановлению их там, где они были упразднены.

Консерваторы заявляли о приверженности старым традиционным (отсюда их второе название – традиционалисты) ценностям и выступали против каких-либо глубоких перемен. Общественное неравенство они считали составной частью установленного Богом и природой порядка вещей.

1.Консервативная политико-правовая идеология. Традиционализм.

Консерватизм – идейно-политическое течение, отстаивающее неизменность существующего государственного порядка, и сохранение традиционных ценностей. Для него характерно неприятие революций и радикальных реформ, отстаивание эволюционного, самобытного развития общества и государства. Впервые термин «консерватизм» употреблен французским писателем Ф. Шатобрианом (1768-1848 гг.) и выражал идеологию аристократии периода Французской революции конца XVIII в.

Традиционализм – социально-философская доктрина или отдельные консервативно-реакционные идеи, направленные против современного состояния культуры и общества и это состояние критикующие.

Это консервативное течение появилось в результате Французской революции и объединяло тех мыслителей, которые увидели в ней угрозу для своих стран. Естественно-правовой теории они противопоставляли опыт веков и народов, разуму – традицию.

Родоначальником традиционализма был Э. Берк, в 1790 г. выпустивший памфлет «Размышления о революции во Франции», в котором он обвинял французских просветителей в уничтожении строгой общественной иерархии – основы порядка и нормального функционирования всей социальной системы. По мнению Берка идеи просветителей рано ли поздно подорвут традиционные отношения между социальными слоями и индивидами, обеспечивающие стабильность общества. Существующий общественный порядок – это результат длительной эволюции общества, установление стабильности, традиций, обычаев и предрассудков. Все это достижение предков, которые следует хранить и оберегать. В этом же духе написаны многие произведения Ж. де Местра, Ф. Савиньи и других идеологов консервативного направления того времени.

2. Реакционная доктрина Ж. М. де Местра

Жозеф Мари де Местр (1754-1821 гг.) происходил из графского рода. Воспитывался сначала под руководством иезуитов, затем изучал право в Туринском университете. Накануне революции в 1788 он был назначен сенатором Сардинского королевства. В 1792 Савойя, где жил Местр, была захвачена Францией, и, отказавшись принести присягу новому правительству, он покинул страну. Жил в крайней бедности сначала в Лозанне, потом в Венеции. В 1798 его назначили канцлером Сардинского королевства, а в 1803 Местр отправился в Россию в качестве посланника сардинского короля. Именно здесь в С-Петербурге он написал свои основные произведения. Только в 1817 он переезжает Францию, где его произведения уже получили широкое признание. Последние годы он жил в Турине, где и скончался 26 февраля 1821.

Де Местр начал писать поздно, в возрасте около 40 лет.

Основные произведения: «Размышления о Французской революции», «Рассуждения о Франции», «Рассуждения о суверенитете», «Санкт-Петербургские вечера».

Произведение «Рассуждения о Франции» (1796) было своеобразным откликом на труд английского философа и публициста Берка «Размышления о революции во Франции». В нем Местр признает неизбежность Французской революции, как «дочери века Реформации и века Просвещения»; одновременно считая, что революция не является необратимой. Альтернатива ей – традиция, которая несет в себе порядок и движение истории, вне которых нет иной альтернативы, кроме тирании или анархии.

Государство. Ж. де Местр считал, что государство не может возникнуть в результате общественного договора, его возникновение — тайна. Государство создается в результате действий одного человека (полулегендарный праотец, Ромул и Рем), который получает свою власть не от народа, а по божественному праву. Соответственно этому, отношения подданных к государству определяются не правом, а нравственной обязанностью, основанной на религиозном подчинении.

Государство. По мнению Местра, – это иерархически упорядоченное на основе суверенной власти единство народа. Народ – это группа людей, имеющих собственный язык, территорию, культуру, обычаи, характер.

Форма государства. Де Местр считал, что нет одной идеальной формы правления, того «государства разума», о котором мечтали просветители, а есть множество естественных форм, соответствующих обычаям и характеру народа (идея, заимствованная у Монтескьё), даже если эта форма – деспотизм. То есть «каждый народ имеет такое правление, которого заслуживает». Местр разделял государства на монархию, аристократию и демократию. Однако настоящим полновластным государством по его мнению, может быть только абсолютная монархия, более того теократическая монархия, где власть короля подчинена католической церкви в лице папы Римского. Именно власть папы может удержать монарха от необдуманных действий, примирить народы и государства. Де Местр был против притязаний на власть и демократии, и аристократии, так как считал, что при аристократическом режиме нация раскалывается, при демократии — крошится и от нее ничего не остается, кроме пыли.

Право. Де Местр критикует учение о свободе и равенстве как естественных правах человека, полагая, что неравенство – это естественное состояние людей и необходимое условие всякого общежития, а права человека – не более чем замаскированное желание нести меньше обязанностей. Поэтому лучшие люди страны – это не те, кто обладает какими-то особыми правами, а те, кто несет особые обязанности. Политические права отдельных классов, как и отдельных лиц, нарушают единство общественной жизни.

Особенное внимание де Местр уделял критике известного тезиса Просвещения о всесилии разумного законодательства. Человек, писал он, «не может сочинить конституцию так же, как не может сочинить язык. Задача конституции – найти законы, подходящие для конкретного народа с учетом его нравов, религии, географического положения» и пр. Подлинные конституции складываются исторически из незаметных зачатков, из элементов, содержащихся в обычаях и характере народа.

3. Историческая школа права. Г. Гуго. Ф. К. Савиньи. Г.Ф. Пухта.

Историческая школа права – одно из течений в науке права первой половины XIX в., получившее распространение в Германии, кардинально отличавшееся от доктрины естественного права и выступавшая против преобразования существующих общественных отношений с помощью нового законодательства.

Основателем исторической школы права был Густав Гуго (1764–1844), профессор Геттингенского университета.

Основные произведения: «Учебника естественного права, как философии позитивного права, в особенности – частного права» , «Являются ли законы единственными источниками юридических истин».

Право. Закон не единственный источник права. Повсеместно право образуется не только в результате законодательства, но и помимо деятельности законодателя. Так складывалось обычное право, образовывалось преторское право в Риме и т.п.

Позднее Г. Гуго разъяснил эти выдвинутые им ранее положения. Вопреки учению естественно-правовой школы, исходившей из представления о широких творческих возможностях законодателя, он утверждал, что право развивается вместе с языком и что, подобно языку и нравам, оно складывается само по себе, без чьих-либо соглашений и приказов. Г. Гуго ставит в один ряд право и язык, который, представляя собой средство общения людей, не является частью надстройки.

Образование права Г. Гуго сравнивает также с образованием правил игры. В большинстве игр многие правила складываются независимо от соглашения играющих. Они образуются с течением времени, в результате одинакового решения сомнительных вопросов от случая к случаю. Лишь постепенно, в результате сложившейся практики устанавливаются твердые правила.

Взгляды Г. Гуго были направлены на защиту неписаного права. Это было выступление против нового, буржуазного в своей основе законодательства.

То, что предписано законом, писал он, не всегда совпадает с тем, что осуществляется в действительности. Г. Гуго считает такое положение вполне нормальным. Он пытается доказать, что этим обеспечиваются возможно большая определенность норм права и знакомство с ними населения. Многие, утверждает он, не читали и не знают содержания закона, но фактический распорядок жизни каждому хорошо знаком.

Чтобы сделать более убедительной свою защиту обычного права, Г. Гуго заявляет, что определенность и известность норм права, более всего, по его мнению, достигаемая обычным правом, – важнейшая цель, нередко более важная, чем то или иное содержание права.

Придавая решающее значение в процессе образования права фактически сложившемуся порядку, Г. Гуго одобряет и оправдывает всякое фактически существующее положение вещей.

Фридрих Карл Савиньи (1779-1861) происходил из старинного немецкого дворянского рода. В 1795 поступил в Магдебургский университет. С 1800 в должности приват-доцента читал там же лекции по уголовному и римскому праву. В 1810. занял кафедру римского права в Берлинском университете. С 1812 – ректор университета. Начиная с 1815 и до 1850. издавал «Журнал исторической юриспруденции». После тяжелой болезни, перенесенной в 1822, Савиньи надолго отошел от работы. В 1842 г. покинул должность профессора и стал во главе выделенного из министерства юстиции особого министерства по пересмотру законодательства. В 1856 г. он был назначен членом палаты господ и королевским синдиком, но до своей кончины уже не принимал участия ни в какой общественной деятельности. Умер в Берлине.

Основные произведения: «История римского права в средние века» (7 т.), «Обязательственное право» (8 т.), «О призвании нашего времени к законодательству и науке права».

Государство. Отвергая концепцию общественного договора, Савиньи и его последователи утверждали, что заключение общественного договора практически невозможно, так как миллионы незнакомых людей физически не могли вступить в соглашение и более того договориться о повиновении неизвестным им лицам. Кроме того, теория общественного договора вредна, так как власть не будет прочной, если обязанность повиноваться основана только на договоре.

Государство – это «естественное целое, телесное выражение духовной общности народа, органическое проявление народа, процесс закономерного исторического развития».

Право. Представители исторической школы считали, что право в своем развитии проходит три стадии:

  • стадию спонтанного, неосознанного возникновения норм обычного права в недрах народа через развитие «национального духа». Под «национальным (народным) духом» Савиньи понимал совокупность местных обычаев и традиций, обусловленных исторической судьбой народа;
  • стадию права, излагаемого уже учеными юристами, совершенствующими позитивное право применительно к усложнявшимся общественным отношениям;
  • стадию кодифицированного права, представляющего объединение обычного права и «права юристов».

Представители исторической школы доказывали, что естественного права как такового нет, а есть лишь положительное право, которое имеет свои законы развития, причем не зависящие от разума. Право – историческое наследие народа, которое не может и не должно произвольно меняться, невозможно за короткое время сломать создаваемую веками правовую систему и навязать народу чуждые ему законы. Позитивное право производно от права обычного, а оно, в свою очередь, произрастает из недр «национального духа». Реформа права должна проходить постепенно. Не может существовать и единое для всех народов право: у каждого народа, в том числе и у германского, имеется только ему присущее свое право, определяемое историческим духом. По этой причине Савиньи и был противником теории естественного права.

Таким образом, основная идея исторической школы права – это отрицание «творческого» законодательства, так как право создается нравами и верованиями народа и только затем – законодателем.

Вслед за Ф.К. Савиньи идеи исторической школы права формулировал его последователь Георг Фридрих Пухта (1798–1846). Преподавал право в университетах Германии, до конца жизни был профессором Берлинского университета, государственным советником и членом комиссии по реформе законодательства Пруссии.

Основные произведения: «Обычное право», «Курс институций».

Право. В том же духе, что и Ф.К. Савиньи, Г.Ф. Пухта утверждает, что право есть результат деятельности народа, продукт народного духа: «Своеобразие народа обнаруживается в его праве так же, как и его языке и нравах». При этом он объявляет, что оно есть выражение «общего сознания народа», «общей воли всех участников правового общения». Правовая норма, по его словам, обязательна в силу того признания, которое она встречает в общем убеждении народа. Это означало апелляцию к обычному праву против законодательного творчества. И действительно, он объявляет первоначальным источником права обычай, который, по его словам, ближе всего стоит к основе всякого права – к «народному убеждению».

Представляя собой некоторое органическое целое, право, по его словам, и развивается органически из народного духа. Г.Ф. Пухта заявляет, что эта мысль может быть выражена кратко словами: «Право имеет свою историю».

Настаивая на органическом развитии права, он вынужден был, однако, признать, что мышление ученых-юристов оказывает заметное влияние на развитие права. Он готов даже допустить, что органическая целостность права может быть нарушена диссонансами, поскольку дух народа подвержен «болезненным явлениям» в своем развитии.

Более того, он признает наряду с чисто национальными некоторые «общие» начала в праве, которые делают возможным воздействие одного народа на другой и заимствование чужого права в качестве основы для развития собственного. Этим объясняется, по его мнению, рецепция римского права в странах Западной Европы.

Теми же чертами, как и учение о праве, отличается и учение Г.Ф. Пухты о государстве. Государство, с его точки зрения, создано той же силой, что и право. Оно имеет в качестве своей основы тот же мистический «народный дух»: «Дух народа производит государство, как и право». Развитие государства происходит так же органически, как и развитие права. Но в конечном счете и право, и государство имеют божественное происхождение. И правительство, и правительственная власть происходят от бога. Истинная свобода состоит в подчинении божественной воле.

Исходя из этих положений, он защищает монархическое правление, причем полномочия монарха он рассматривает как личное право последнего. Отношения монарха и подданных он считает необходимым строить на средневековых началах «верности». Средством для того, чтобы обеспечить публичные права индивидов, он считает феодальные корпорации.

4. Расовая теория Ж. А. де Гобино

Представители аристократических течений выдвигают и развивают различные националистические идеи и учения. Следует упомянуть и о «химии рас» Ж.А. де Гобино.

Граф Жозеф Артюр де Гобино (1816–1882), Гобино происходил из захиревшей дворянской семьи. В 1835 г. он приехал в Париж. Работал служащим во Французской компании газового освещения, затем в почтовом ведомстве, одновременно подрабатывая журналистским и литературным трудом. В 1849 г. А. де Токвиль, непродолжительное время занимавший пост министра иностранных дел, принимает его на службу в качестве начальника своей канцелярии. После отставки Токвиля Гобино находится на дипломатической службе, являясь первым секретарем, а затем главой дипломатических миссий в Берне, Ганновере, Франкфурте-на-Майне, Тегеране, Афинах, Рио-де-Жанейро и Стокгольме. Однако послом он не стал и вынужден был раньше времени уйти в отставку. Дипломатическая карьера не принесла Гобино удовлетворения. Скончался 13 октября 1882 г в психиатрической лечебнице Гренобля.

Основные произведения: «Опыта о неравенстве рас» (4 тт.).

Гобино был талантливым писателем, выступавшим в самых различных жанрах: новеллы, романа, поэмы, драмы. Он писал труды по истории Востока и оставил лингвистический «Трактат о клинописях». Публицистическая деятельность Гобино также была активной. Он увлекался и скульптурой.

Ж.А. де Гобино пытается объяснить весь ход человеческой истории, исходя из тех особенностей, которые произвольно приписываются им расам и народам. Важнейшее значение при этом он придает, с одной стороны, «чистоте», с другой – «смешению» рас. Гобино исходит из того, что некогда не было деления на расы, а существовало единое человечество – первобытный человек, «адамит», нам совершенно неизвестный. Позднее возникает доступное нашему наблюдению деление человечества на три расы: белую, желтую и черную. Смешение этих основных рас порождает дальнейшие расовые деления человечества.

Совершенно без всяких оснований Ж.А. де Гобино заявляет, что «чистота» расы имеет решающее значение для физических и психических качеств народов, и не менее произвольно приписывает одним народам расовую «чистоту», а другие объявляет продуктом «смешения» рас. Чем чище раса, тем она, по его мнению, совершеннее. Пока раса чиста, образ мыслей у всех представителей данного народа одинаков, учреждения остаются неизменными.

Ж.А. де Гобино пытается объяснить французскую буржуазную революцию XVIII в. и образование буржуазных демократий в Западной Европе «смешением рас», которое, по его мнению, неуклонно возрастает в истории человечества. Он уверяет, что «неоднородность» крови создает расхождение в воззрениях, что вследствие смешения рас происходят вырождение, неурядицы, болезненный застой, обнаруживается «дух легкомыслия», «жалкий изменчивый характер».

Наиболее «чистая» раса, по его утверждению, белая; она превосходит все остальные своей красотой, умом и силой; она одна пенит жизнь и честь: «Важнейшим пунктом земли является тот, где в данный момент живет наиболее чистая, разумная и сильная группа белых людей. Если бы под влиянием непреодолимых сил она принуждена была переселиться в полярные страны, то и центр умственной жизни склонился бы также в эту сторону».

Наблюдая укрепление буржуазной демократии и предвидя возрастающую роль масс, Ж.А. де Гобино пророчит «крушение» цивилизации, будущие судьбы человечества не внушают ему никаких надежд, так как будет продолжаться роковое влияние неуклонно происходящего «смешения рас».

Учебно-методическая литература

Рекомендуемая литература:

Рекомендуемая дополнительная литература:

Вопросы для самоконтроля и подготовки к тестированию:

  1. Как классики консерватизма понимали принцип историзма?
  2. Почему представители консерватизма отвергали концепцию общественного договора?
  3. В чем смысл выражения Ф. К. Савиньи: «Единственно разумное – живущее в народе право»?
  4. О каких формах правления говорил Ж. де Местр?
  5. В чем суть расовой теории Ж. А. де Гобино?
  6. Почему Г. Гуго считал, что закон не единственный источник права?
  7. Что такое историческая школа права?

Одной из самых заметных фигур европейской юриспруденции второй половины XIX столетия был германский правовед Рудольф фон Иеринг (1818–1892). Широкую известность принесли ему такие труды, как «Дух римского права на различных ступенях его развития», «Цель в праве» и «Борьба за право».

Уподобляя право организму, Иеринг придает ему «все качества продукта природы: единство во множестве, индивидуальность, рост из себя и т.д.». Рост или развитие права из самого себя требует исторического подхода к нему. Необходимость именно такого подхода обосновывается и показывается в «Духе римского права». Кроме того, он отмечает: «Каждый организм может подвергнуться двойному исследованию: анатомическому и физиологическому; первое имеет своим предметом его составные части и их отношения друг к другу, т.е. его структуру, второе – его функции. Мы намерены подвергнуть право обоим этим исследованиям».

Реализуя подобное намерение, Иеринг делает особый упор на раскрытии функций права, поскольку он считает, что в любых организмах функции являются носителями их целей. Организм права в данном отношении не исключение. В свою очередь, цели Иеринг приписывает значение правообразующего фактора, правосозидающей силы. Об этом иеринговский труд «Цель в праве».

Здесь, во втором главном сочинении Иеринга гораздо подробнее, нежели в «Духе римского права», рассматриваются истоки и общее понятие права.

Право, по Иерингу, выходит «из рук» общества, которое он интерпретирует как сферу «совместного действия людей, объединенных общими целями; в этой сфере каждый, действуя для других, действует также для себя, а действуя для себя, тем самым действует и для других». Однако демиургом права у Иеринга выступает не всякое, но лишь государственно-организованное общество. Венчает такое общество аппарат государства, воплощающий социальную, публичную власть. Вот этим-то аппаратом государства в конечном итоге и порождается право. Без каких бы то ни было околичностей Иеринг заявляет: «Государство – единственный источник права».

Само право характеризуется Иерингом с разных сторон. Прежде всего – со стороны содержания. Им являются интересы субъектов социального взаимодействия, но такие интересы, которые общи всем его участникам; другими словами – интересы общества в целом. Они и составляют содержание права. При одном непременном условии – их защите, гарантировании государством. Право есть защищенный государством интерес. Встречается у Иеринга и несколько иная формулировка того, что образует содержание права: «Право есть совокупность жизненных условий общества в широком смысле, обеспечиваемых внешним принуждением, т. е. государственной властью». Приведенные иеринговские формулировки представляют собой критику волевой теории права, задававшей тон в немецком правоведении первой половины XIX в.

Взятое со стороны своей формы, право характеризуется Иерингом в качестве суммы норм, общеобязательных правил поведения. Принудительность, сообщаемая государством общеобязательному правилу поведения (этой форме права), служит для Иеринга главным, решающим признаком того, что, в сущности, есть право и что к нему не относится. Право оказывается обязанным государству не только своим происхождением, но еще и способом существования.

Иеринг не проводит сколько-нибудь серьезного теоретического разграничения права и закона. Сплошь и рядом он считает их явлениями равнопорядковыми, идентичными. Но в действительности они далеко не таковы. Большинство его суждений (особенно высказанных в «Духе римского права», «Цели в праве») фактически имеют своим адресатом закон, а вовсе не право.

Первоначально право имеет односторонне-принудительную силу, направленную на подданных с целью пресечения чрезмерных притязаний частных интересов. Постепенно оно приобретает двусторонне-обязательную силу, становится обязывающим и для самой государственной власти. Иеринг полагает, что забота о самосохранении вынуждает власть подчиняться праву. Властвующие в конце концов осознают: ничем так не укрепляется в подвластных чувство правопорядка, законопослушание, без которых нет прочной государственности, как пример соблюдения норм права представителями власти, государством.

3. Политико˗правовое учение марксизма.

Марксизм возник в 40-х гг. XIX века. Карл Маркс (1818–1883) и Фридрих Энгельс (1820–1895) пытались выяснить условия и указать пути реального освобождения трудящихся от какой бы то ни было эксплуатации, от всяких форм социального угнетения, бесправия, неравенства. Они поставили перед собой задачу наметить контуры строя, который сможет преодолеть отчуждение труженика от собственности и власти, наиболее разумно организует общественную жизнь, обеспечит свободное гармоничное развитие личности.

Суть историко-материалистического подхода к государству и праву состоит в понимании этих образований в качестве надстроечных по отношению к экономической структуре общества. Уподобление государства и права надстройке – исследовательский прием, призванный доказать наличие того факта, что данные явления коренятся в «материальных жизненных отношениях», опираются на «реальный базис» и в своем бытие зависят от него.

«Реальный базис», производственные отношения не только лежат в основании политической и юридической надстройки, но и образуют ее условие, определяют ее саму: «Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще». К государству и праву от экономической структуры идет и линия причинно-следственной зависимости. Конечную причину и решающую движущую силу всех важных исторических событий марксизм находит в экономическом развитии общества.

Идея детерминации надстроечных учреждений экономическим базисом неразрывно связана с идеей относительной самостоятельности и постоянной активности надстройки (государства и права в особенности). Обе эти идеи естественно дополняют друг друга; их единство образует теоретическую модель соотношения политико-юридических систем и социально-экономической структуры классового общества.

Марксистский взгляд на классовый характер государства и права произведен от историко-материалистического понимания природы социальных классов и их взаимодействия. Благодаря этому пониманию делается очевиднее укорененность государства и права в «материальных жизненных отношениях», нагляднее проступает объективная общественная потребность в них на некоторых этапах истории, яснее становятся закономерности происходящих в них изменений и т.д.

Классовая общественно-экономическая формация, согласно марксизму, непременно передает политической и юридической надстройке качество классовости, в котором заключено два ряда свойств. Один ряд – абстрактные, общие моменты, характеризующие всякое государство и всякое право. К таким моментам марксизм относит: обусловленность факта существования политической и юридической надстройки наличием социальных классов, определяемость формы государства и права процессами взаимодействия классов, зависимость направлений и методов деятельности аппарата государства, способов реализации права от соотношения классовых сил и т.д. Второй – свойства, порождаемые конкретно-исторической спецификой определенной классовой формации. В числе этих свойств: тип связи законодательной, исполнительной и судебной властей (если таковые как-то разграничены), принципы построения, комплектования и функционирования аппарата государства, порядок нормотворчества, средства обеспечения соблюдения официальных предписаний и т.п.

В марксизме классовая борьба выступает одной из важнейших закономерностей бытия общества, расколотого на антагонистические классы. Ничто сколько-нибудь существенное в социальной жизни такого общества (тем более линия поведения господствующего класса, природа государства и права и т.п.) не может быть объяснено и понято вне контекста классовой борьбы.

В значительной мере из-за нее аппарат государства оказывается учреждением, легитимно осуществляющим целенаправленное насилие в обществе. Выделение и акцентирование в природе государства его принуждающего начала закономерно для марксизма. Изображение государства в качестве органа институционализированного насилия «подсказывается» Марксу и Энгельсу их представлением об истории цивилизованного общества как процессе, в основном «сотканном» из антагонизмов, стимулируемом борьбой противоположностей, наполненном стихией всяческих битв (внешних и внутренних) и проч.

Сущность марксистской политической теории может быть усвоена лишь в том случае, если будет понята необходимость диктатуры одного класса для всякого классового общества, в том числе и того общества, в котором станет господствовать пролетариат.

Фундаментальный характер идеи пролетарской диктатуры в общей системе марксистских воззрений на государство и право усматривается, прежде всего, из такой ее оценки самими создателями этого направления коммунизма. Тот факт, что идея диктатуры пролетариата действительно является одной из центральных в политическом учении марксизма, объективно подтверждается неизменным ее присутствием в творчестве Маркса и Энгельса. Оба они обращались к ней, использовали ее на протяжении всей своей практической и теоретической деятельности.

Помимо социально-классовых и собственно внутринаучных причин, побуждавших Маркса и Энгельса заниматься вопросом о будущем государства и права, имелся еще один момент – идеологический, требовавший пристального внимания к данному вопросу. Существенным компонентом идейно-политической жизни 40–90-х гг. XIX в. являлись всевозможные проекты устройства власти в свободном от эксплуататорских порядков мире, выдвинутые теоретиками утопического социализма, анархизма и т.п. По этим проектам общественное мнение судило о намерениях коммунистов; в немалой степени через них определялось отношение к коммунистическому движению. Такое положение вещей придавало Марксу и Энгельсу дополнительный импульс обрисовать вероятное состояние публичной власти в условиях предвозвещенной ими коммунистической формации.

Маркс и Энгельс показали, что публичная власть есть функция управления обществом. Перемены, которые предстоят публичной власти, Маркс прямо ставит в зависимость от развития коммунистической формации в целом. В исторической эпохе, которую откроет акт ниспровержения классового господства буржуазии, Маркс различает три периода: 1) переход от капитализма к первой ступени коммунистического общества – социализму; 2) первую (низшую) фазу коммунистического общества; 3) высшую фазу коммунизма. В политическом плане переход от капитализма к социализму специфичен тем, что государство данного периода должно быть орудием диктатуры пролетариата, его социальной власти и решать задачи, обусловливаемые продолжающейся классовой борьбой, сопротивлением свергнутых классов, искоренением частной собственности, строительством социалистического общества.

На первой ступени коммунистической формации (при социализме) картина иная: средства производства уже вышли из частной собственности и принадлежат всему обществу, нет больше эксплуататорских классов и поэтому классово-политическое насилие (т.е. подавление какого-либо класса) делается ненужным; но государство на этой ступени сохраняется. Что касается характеристики Марксом политического аспекта высшего этапа коммунизма, то именно она содержит предвидение полного отмирания государства.

Продолжая такой ход Марксовых мыслей, Энгельс формулирует принципиальную позицию Маркса и свою по вопросу о происхождении и отмирании государства: «Итак, государство существует не извечно. Были общества, которые обходились без него, которые понятия не имели о государстве и государственной власти. На определенной ступени экономического развития, которая необходимо была связана с расколом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью. Мы приближаемся теперь быстрыми шагами к такой ступени развития производства, на которой существование этих классов не только перестало быть необходимостью, но становится прямой помехой производству. Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство. Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *