ГК 313

3. Ответственность за действия третьих лиц

Стремление повысить чувство ответственности за надлежащее выполнение обязательства и уровень защиты интересов потребителей вызвало необходимость установить ответственность должника не только за соб- ственные правонарушающие действия, но также за действия других лиц, участвующих в исполнении обязательства.

Ст.ст. 362, 363 ГК предусматривают, что должник отвечает за действия: а) своих работников; б) лиц, на которых должник возложил исполнение своего обязательства; в) лиц, от действия которых зависит исполнение должником своего обязательства.

Так, ст. 362 ГК определяет, что «действия должностных лиц либо иных работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства».

Действия должника — юридического лица проявляются в действиях его работников, исполняющих обязательства или принимающих исполнение. Поэтому юридическое лицо должно отвечать за действия (бездействие) своих работников, как за собственные действия. И вина юридического лица выражает вину его работников, не принявших всех необходимых мер, чтобы обязательства были исполнены надлежащим образом. При этом, разумеется, предприниматель отвечает за действия своих работников, ненадлежащим образом исполнявших свои служебные обязанности, даже тогда, когда сами работники допустили нарушения не по своей вине.

Но юридическое лицо отвечает только за такие действия своих работников, какие совершаются в связи с исполнением служебных обязанностей: неполучение поступивших товаров, несвоевременное направление в банк платежных документов и т. п. Следовательно, если работник совершает неправомерные поступки, не исполняя при этом служебных обязанностей (например, не оплатив магазину купленную для себя мебель), юридическое лицо не несет ответственности за такие действия.

Юридическое лицо, выплатив суммы ответственности за служебные нарушения работников, вправе требовать от них возмещения своих расходов. Но эта регрессная ответственность работника перед юридическим лицом, в котором он работает, опирается не на гражданское, а на трудовое законодательство, предусматривающее иные основания ответственности и иной ее размер.

На практике возможны случаи, когда должником по обязательству выступает не юридическое, а физическое лицо, исполняющее обязательства через своих работников. Это, например, бывает при осуществлении гражданином предпринимательской деятельности без образования юридического лица. И в этих случаях работодатель отвечает за действия сво- их работников, непосредственно исполняющих обязательство, на таких же условиях, какие рассмотрены выше.

Нередко предприниматель — должник передает совершение действий по исполнению своего обязательства не тем, кто работает у него по трудовому контракту, а лицам, с которыми заключает гражданско-правовой подрядный или иной подобный договор.

Подрядчик в таком случае выступает в обязательстве от имени должника, и тогда вся ответственность за действия подрядчика также ложится на должника.

На сходных основаниях ст. 363 ГК определяет ответственность должника за действия третьих лиц, которые привели к невозможности надлежащего исполнения обязательства.

Так, ч. 2 п. 1 ст. 363 ГК устанавливает, что должник несет перед кредитором ответственность за действия и бездействие третьих лиц, на которых должником было возложено исполнение его обязанности перед кредитором.

Здесь имеются в виду случаи, когда должник поручает третьим лицам исполнить полностью или частично свое обязательство перед кредитором. Например, оптовая организация — поставщик, обязанная поставлять товары розничным магазинам, поручает заводу — изготовителю, у которого закупила большую партию товаров, направит их по своей разнарядке непосредственно розничным магазинам, являющимся ее покупателями.

В судебной практике был случай, когда поставщик отправил покупателю партию рабочих тракторов. Договор поставки предусматривал, что тракторы поставляются в комплекте со всеми навесными орудиями, которые должен был отгрузить покупателю непосредственно завод — изготовитель.

В обоих случаях поставщик поручил непосредственное исполнение договоров перед покупателем полностью (как в первом примере) либо частично (как во втором) производителям товаров.

И если непосредственный исполнитель нарушает обязательство, вытекающее из договора поставки, заключенного другим лицом (поставщиком), ответственность за действия исполнителя перед покупателем несет поставщик, так как нарушен заключенный им договор.

Предъявление пострадавшим кредитором претензий к непосредственным исполнителям, как правило, невозможно, так как между кредитором и исполнителем не было договора, значит, — не было обязательства.

Из общего правила закон устанавливает иногда исключение, возлагая ответственность за нарушения обязательства не на того, у кого куплен товар или кто принимал заказ на исполнение работ, а непосредственно на изготовителя товаров или производителя работ (см., например, п. 3 ст. 428 ГК и п. 1 ст. 948 ГК).

Ч. 1 п. 1 ст. 363 ГК предусматривает несколько иную ситуацию: третье лицо не исполняет или ненадлежащим образом исполняет обязательство непосредственно перед должником. И вследствие этого сам должник нарушает обязательство перед кредитором.

Завод, например, изготовляющий и поставляющий покупателю сложное изделие, заказывает комплектующие детали для сборки у других заводов. Один из таких заводов задержал отгрузку деталей, вследствие чего изготовитель и поставщик конечного изделия (должник по основному обязательству) не смог его вовремя изготовить и отправить покупателю (кредитору по основному обязательству).

Поставщик конечного изделия отвечает перед покупателем за действия поставщика деталей.

Во всех подобных случаях должник может освободиться от ответственности за действия третьих лиц, если докажет, что не было оснований (т.е. оснований, предусмотренных ст. 359 ГК) для привлечения к ответственности непосредственных исполнителей (изготовителей).

Разумеется, должник по основному обязательству отвечает перед кредитором за действия третьих лиц лишь в силу того, что сам по договору с этими третьими лицами поручает им совершение действий, обеспечивающих исполнение им (должником) своих обязанностей перед кредитором. Значит, не исполнив порученных действий, третье лицо нарушило собственные обязательства перед должником. И оно должно нести за это ответственность, но не перед кредитором по основному обязательству, а перед должником. При этом такая ответственность возможна и тогда, когда кредитор по основному обязательству не будет привлекать своего должника к ответственности.

Возможна и такая ситуация, когда привлеченный к ответственности за действия третьих лиц должник выплатил кредитору надлежащую сумму, превышающую по размерам ту сумму, которую должник получил или может получить в качестве ответственности с третьего лица по договору последнего с должником.

Например, ТОО, выпускающее конфеты, приостановило их отгрузку потребителям, так как изготовитель картонных коробок для затаривания конфет задержал поставку коробок. Общая ответственность за задержку поставки составляла 5% стоимости продукции, несвоевременно отправленной покупателю. В итоге ТОО — изготовитель конфет уплатил покупателю сумму, равную 5% стоимости конфет, а изготовитель коробок, виновный в задержке поставки конфет, уплатил своему покупателю тоже 5%, но от стоимости коробок. В подобной ситуации ТОО — изготовитель конфет вправе взыскать с изготовителя коробок прямую неустойку независимо от того, будет ли оно само отвечать перед покупателем конфет. Если же будет, то вправе в регрессном порядке взыскать с изготовителя коробок понесенные по вине последнего убытки в виде разницы между выплаченной и полученной суммами.

Таковы основания ответственности должника за действия третьих лиц, которые привел к нарушению обязательства. Вина третьих лиц рассматривается как вина самого должника. Это значит, во-первых, что вина третьих лиц за действия, которые привели к неисполнению или ненадлежащему исполнению обязательства, предполагается. Чтобы освободиться от ответственности, должник должен доказать кредитору, что третье лицо было невиновным.

Это значит, во-вторых, что должник, занимающийся предпринимательской деятельностью, должен отвечать и тогда, когда правонарушаю- щие действия третьего лица были невиновными. Но, если сами такие лица действовали не в качестве предпринимателей, то должник, уплативший штрафные суммы за невиновные действия третьих лиц, не вправе взыскать с них свои убытки в регрессном порядке, так как они (третьи лица), не будучи предпринимателями, не несут ответственности перед должником при отсутствии вины в нарушениях.

Например, А — знакомый предпринимателя Б — продавца дорогостоящих мехов должен был поехать по своим делам в другой город, где клиент предпринимателя ожидал доставку купленных мехов. Предприниматель попросил знакомого доставить меха покупателю. По дороге, во время ночной стоянки, машина А была ограблена. Грабители унесли меха. Б обязан ответить перед покупателем за неисполнение обязательства, но Б не сможет привлечь к ответственности А, если он был не виноват в ограблении машины.

Норма об ответственности должника за действия своих работников (ст. 362 ГК) не может быть изменена его соглашением с кредитором, ибо носит императивный характер. Напротив, норма об ответственности должника за действия третьих лиц, не являющихся егоработниками (ст. 363 ГК), может быть изменена соглашением должника с кредитором.

Статья 313. Исполнение обязательства третьим лицом

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:
1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;
2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

(Статья в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

Комментарий к статье 313 ГК РФ

1. По общему правилу исполнение должно быть осуществлено должником — стороной в обязательстве. Однако в большинстве случаев кредитору безразлично, кто предоставит ему соответствующее имущественное благо, поскольку это не приводит к изменению субъектов обязательства и ответственным перед кредитором по-прежнему остается должник.

Учитывая это, комментируемая статья закрепляет возможность исполнения обязательства третьим лицом за должника.

2. Привлечение к исполнению третьего лица (возложение исполнения), как правило, производится должником.

КП: примечание.

В качестве правового основания возложения исполнения обычно выступает договор последнего с третьим лицом. Вместе с тем комментируемая статья выносит за свои пределы вопрос об основаниях возложения исполнения, как и в целом — об отношениях третьего лица с должником (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 300 (автор главы — М.И. Брагинский)). Соответственно, кредитор, принимая исполнение от третьего лица, не должен проверять наличие и действительность правового основания такого возложения.

3. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общее правило о том, что третье лицо, исполняющее обязательство за должника, является надлежащим субъектом исполнения. Как следствие, такое исполнение должно быть принято кредитором. В противном случае кредитор будет рассматриваться как просрочивший принятие исполнения (см. п. 2 ст. 406 ГК и коммент. к ней).

Изъятие из указанного правила — обязанность личного исполнения обязательства должником — может быть установлена законом (см., например, п. 1 ст. 770, ст. 780 ГК) либо вытекать из условий обязательства или его существа. Так, специфика предмета предполагает личное исполнение обязательства по созданию произведения литературы, науки или искусства. В подобной ситуации кредитор вправе не принимать исполнения, произведенного третьим лицом.

4. Начальное предложение п. 1 комментируемой статьи не должно толковаться обособленно от второго и приводить к выводу о невозможности возложения исполнения на третье лицо в случаях, когда исполнение должно быть произведено лично должником.

Пункт 1 комментируемой статьи направлен на защиту интересов кредитора. При этом законодатель не вмешивается в отношения должника и третьего лица. Единственным последствием возложения на третье лицо исполнения обязательства в нарушение установленного законом или договором запрета является право кредитора не принимать подобного исполнения (подробнее см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 126 — 129).

Следует иметь в виду, что закон не возлагает на кредитора обязанности воспользоваться предоставленной ему возможностью отказа. Поскольку рассматриваемое правило направлено именно на его защиту, кредитор может самостоятельно решить, соответствует ли предложенное третьим лицом в нарушение установленных запретов исполнение его интересам. Принятие кредитором такого исполнения придает ему надлежащий характер и, как следствие, прекращает обязательство.

5. При возложении исполнения обязательства на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (см. ст. 391 ГК и коммент. к ней), результатом которого является замена должника. Как следствие, ответственным перед кредитором продолжает оставаться должник, а у кредитора отсутствует право требования к третьему лицу.

Должник, возложивший исполнение обязательства на третье лицо, непосредственно отвечает перед кредитором за действия указанного лица (см. ст. 403 ГК и коммент. к ней). Так, в случае нарушения денежного обязательства третьим лицом, на которое было возложено исполнение этого обязательства, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, взыскиваются не с этого лица, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения (п. 9 Постановления ВС и ВАС N 13/14).

Поскольку третье лицо не вступает в правоотношение с кредитором, оно не приобретает каких-либо притязаний к кредитору и в случае, когда отпало основание возложения (например, при расторжении договора третьего лица с должником, на основании которого было произведено возложение). В подобной ситуации третье лицо не вправе истребовать от кредитора возврата исполненного, а может предъявить иск о возврате неосновательно сбереженного имущества от должника (п. 13 письма ВАС N 49).

6. Должник вправе возложить на третье лицо исполнение не только договорного, но и иного, в частности деликтного или кондикционного, обязательства.

7. При возложении исполнения на третье лицо произведенное последним надлежащее исполнение прекращает обязательство (см. ст. 408 ГК и коммент. к ней).

8. Третье лицо может исполнить обязательство за должника и при отсутствии возложения со стороны последнего по собственной инициативе. По смыслу п. 2 комментируемой статьи в подобном случае третье лицо должно получить согласие должника на такое исполнение. Согласие представляет собой одностороннюю сделку должника и порождает правовые последствия с момента восприятия волеизъявления третьим лицом. Последствия, аналогичные согласию, порождает и последующее одобрение произведенного третьим лицом исполнения со стороны должника. Поскольку закон не предусматривает специальных правил относительно формы такого согласия (одобрения) в силу положений п. 1 ст. 159 ГК (см. коммент. к ней), оно может быть совершено устно, в том числе посредством конклюдентных действий.

9. Последствия для должника исполнения, произведенного третьим лицом по собственной инициативе, регулируются правилами гл. 50 ГК «Действия в чужом интересе без поручения».

При отсутствии условий, указанных в ст. 980 ГК (например, если третье лицо не было лишено возможности испросить согласие либо действия третьего лица преследовали исключительно цель возникновения задолженности должника перед ним или умаления деловой репутации последнего), произведенное третьим лицом исполнение приводит к неосновательному обогащению должника. Однако возврат такого неосновательного обогащения должен быть исключен в силу п. 4 ст. 1109 ГК. Кроме того, должник, которому подобным исполнением был причинен имущественный или моральный вред, вправе требовать его возмещения (подробнее см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. С. 140).

10. Как исключение п. 2 комментируемой статьи предусматривает возможность исполнения обязательства третьим лицом и при отсутствии согласия должника (более того, даже при его запрете). Основанием такого исполнения комментируемая норма устанавливает опасность утраты третьим лицом права на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество.

Данная формулировка, заимствованная, видимо, из § 268 ГГУ, представляется не совсем удачной. Она оставляет без реальной защиты иные законные интересы третьего лица, не подпадающие под указанные условия.

Еще менее удачными являются приводимые комментируемой нормой примеры прав третьего лица, которые могут подвергнуться утрате, — право аренды и право залога. Обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам является производным способом приобретения права собственности (см. ст. 237 ГК и коммент. к ней). Таким образом, в силу присущего и праву аренды (ст. 617 ГК), и праву залога (см. ст. 353 ГК и коммент. к ней) свойства следования эти права не прекратятся, а перейдут как обременения к новому собственнику (иное мнение см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. С. 144). Лишь в случае продажи заложенного имущества с публичных торгов (подп. 4 п. 1 ст. 352 ГК) право залога прекращается. Соответственно, комментируемая норма защищает лишь интерес последующих залогодержателей при обращении взыскания на предмет залога и реализации его первым залогодержателем.

11. В изъятие из общего правила ст. 408 ГК (см. коммент. к ней) надлежащее исполнение, произведенное третьим лицом в случаях, указанных в п. 2 комментируемой статьи, влечет не прекращение обязательства должника, а переход прав кредитора по этому обязательству к третьему лицу.

Указанная ситуация является частным случаем перехода прав кредитора к другому лицу в силу закона (см. ст. 387 ГК и коммент. к ней). Соответственно, к такому переходу применяются положения п. п. 2, 3 ст. 382, ст. ст. 383 — 386, 388, 412 ГК.

Другой комментарий к статье 313 ГК РФ

1. В интересах участников гражданского оборота в п. 1 комментируемой статьи закреплена презумпция в пользу права должника возложить исполнение на третье лицо и установлены основания, позволяющие эту презумпцию оспорить.

Отсылка к «существу обязательства» имеет в виду, что допустимость передачи исполнения зависит от характера действий, составляющих его предмет. В частности, при отсутствии прямого указания в обязательстве должник не может передать исполнение третьему лицу в случаях, когда обязательство носит творческий характер (например, договор с художником, режиссером, писателем).

2. Отдельными нормами для ряда случаев устанавливается презумпция, прямо противоположная закрепленной в комментируемой статье. Так, ст. 895 ГК запрещает передачу вещи на хранение третьему лицу, кроме случаев, когда на это получено согласие поклажедателя либо хранитель вынужден поступить подобным образом силою обстоятельств в интересах поклажедателя и притом лишен возможности получить согласие последнего.

3. Возложение обязательства на третье лицо весьма широко распространено в гражданском обороте, особенно применительно к предпринимательской деятельности и прежде всего при субконтрагентских отношениях. Чаще других п. 1 комментируемой статьи действует при транзитных поставках (поставщик вместо того, чтобы самостоятельно отгрузить товары покупателю, поручает сделать это своему поставщику — изготовителю товаров), при субподряде (по поручению подрядчика субподрядчик передает исполненное непосредственно заказчику), при субаренде (субарендатор по поручению арендатора вручает арендную плату непосредственно арендодателю), при субкомиссии (субкомиссионер передает приобретенный товар непосредственно комитенту во исполнение данного комиссионером поручения) и др. По договору финансовой аренды предполагается возложение арендодателем на продавца обязанности передать имущество арендатору (ст. 668 ГК).

4. Пункт 2 комментируемой статьи представляет собой новеллу ГК. В отличие от п. 1, который направлен главным образом на защиту интересов должника, передавшего исполнение третьему лицу (эти интересы гарантируются обязанностью кредитора принять исполнение от третьего лица), п. 2 призван защитить особый, самостоятельный интерес третьего лица, в т.ч. в случаях, когда он не совпадает с интересами самого должника.

Закрепленная в п. 2 императивная норма порождает определенное обязательство между третьим лицом и кредитором. Указанное обязательство имеет своим содержанием адресованное кредитору право третьего лица требовать от кредитора принятия предложенного исполнения.

Совершение третьим лицом соответствующих действий влечет прекращение данного обязательства подобно тому, как если бы эти действия совершил сам должник.

5. Содержащаяся в п. 2 отсылка к ст. 382 — 387 ГК, в частности, означает, что при оценке исполнения кредитором обязанности принять исполнение, предложенное третьим лицом, следует руководствоваться указанными нормами.

Распределение ответственности по договору строительного подряда.

опубликовано: 17.10.2017

Распределение ответственности между заказчиком — застройщиком и техническим заказчиком на этапе проектных работ и строительных работ.

Техническая документация.

Все работы должны выполняться в соответствии с договором строительного подряда, технической документацией и требованиями строительных технических норм. Данный вывод следует из п. 1 ст. 743 Гражданского кодекса РФ (далее – «ГК РФ»).

Закон не устанавливает лицо, которое должно предоставлять техническую документацию. Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 743 ГК РФ договором строительного подряда должны быть определены состав и содержание технической документации, а также должно быть предусмотрено, какая из сторон и в какой срок должна предоставить соответствующую документацию.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным с момента согласования всех существенных условий. К существенным условиям относятся условия, которые прямо названы в ГК РФ. Таким образом, условие о содержании технической документации, и о лице, которое ее предоставляет, является существенным. Без данного условия договор строительного подряда является незаключенным.

В настоящее время отсутствует единая позиция судов относительно распределения ответственности по работам, выполненным на основании технической документации заказчика. Часть судов придерживается мнения, что подрядчик в любом случае несет ответственность за работы, выполненные на основании технической документации заказчика. Другая часть судов указывает на то, что подрядчик несет ответственность только в том случае, если подрядчик знал или должен был знать о том, что выполнение работ на основании предоставленной документации приведет к некачественному результату.

В обоснование первой позиции суды указывают, что недостатки технической документации не освобождают подрядчика от ответственности за результат работы, выполненной с нарушением действующих в строительстве норм и правил. Данный вывод основан на ст. 716 ГК РФ в силу которой подрядчик обязан предупредить заказчика о недостатках технической документации. Подрядчик, не предупредивший заказчика об указанных обстоятельствах не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства. Аналогичная позиция изложена в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 13.08.2015 N Ф09-5329/15 по делу N А60-34000/2014 (Определением Верховного Суда РФ от 08.12.2015 N 309-ЭС15-15808 отказано в передаче дела N А60-34000/2014 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления), Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.09.2014 по делу N А45-22211/2013 Постановлении ФАС Центрального округа от 13.02.2006 по делу N А23-2227/04Г-8-185.

Вас может заинтересовать: Представительство в арбитражном суде.

Рассматривая вторую позицию следует отметить, что суды признаются невозможным применение статьи 716 ГК РФ к обстоятельствам, связанным с недостатками технической документации заказчика, если подрядчик не мог предвидеть их. В частности, данный вывод сделан в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 10.07.2009 по делу N А56-46575/2007, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 09.06.2009 N Ф04-3316/2009(8122-А70-30) по делу N А70-5408/2008, Постановлении ФАС Центрального округа от 13.02.2006 по делу N А23-2227/04Г-8-185.

Таким образом, как правило, ответственность за техническую документацию, предоставленную заказчиком, несет подрядчик, вместе с тем, в ряде случаев суды приходят к выводам, что ответственность может быть возложена и на заказчика. Если же техническая документация предоставлялась подрядчиком, то вся ответственность за такую документацию лежит на подрядчике.

Ответственность за материалы

По общему правилу работы выполняются из материалов и с использованием оборудования подрядчика (п. 2 ст. 704 ГК РФ). В случаях, когда материал предоставляется заказчиком, то в этом случае следует руководствоваться статьей 713 ГК РФ, в силу которой подрядчик может потребовать оплаты за некачественный результат работы, если он явился следствием скрытых недостатков материалов заказчика. Такое право не распространяется на те случаи, когда недостатки материала могли быть выявлены при приемке (п. 3 ст. 713 ГК РФ). Также следует учитывать, что риск случайной гибели материала несет предоставившая его сторона (ст. 705 ГК РФ).

Таким образом, если материал предоставлен подрядчиком, то он сам несет ответственность за качество материала и работ, выполненных из такого материала. Если же материал предоставлен заказчиком, то ответственность на подрядчика может быть возложена лишь в тех случаях, когда недостатки материала являлись скрытыми и не могли быть выявлены при обычной приемке.

Ответственность за качество работ

В силу п. 1 ст. 754 ГК РФ подрядчик несет ответственность перед заказчиком за допущенные отступления от требований, предусмотренных в технической документации и в обязательных для сторон строительных нормах и правилах, а также за недостижение указанных в технической документации показателей объекта строительства, в том числе таких, как производственная мощность предприятия.

Согласно п. 2 ст. 754 ГК РФ подрядчик не несет ответственности за допущенные им без согласия заказчика мелкие отступления от технической документации, если докажет, что они не повлияли на качество объекта строительства.

Недостатки могут быть выявлены в течение гарантийного срока, установленного договором и(или) законом.

Таким образом, подрядчик несет ответственность за качество выполняемых работ, за исключением случаев, когда недостатки возникли по вине заказчика в случаях, описанных выше (недостатки технической документации и недостатки материала заказчика),

Возможно вас заинтересует: Юридическое сопровождение строительства.

Привлечение третьих лиц стороной договора строительного подряда.

Под третьими лицами в данном случае понимаются любые лица, привлекаемые стороной для исполнения своих обязательств. Данный термин охватывает в том числе и вопросы, связанные с привлечением технических заказчиков.

По общему правилу, застройщик будет нести гражданскую ответственность за действия привлеченного технического заказчика как за свои собственные, при этом застройщик не будет нести уголовную ответственность за действия привлеченного технического заказчика, такую ответственность технический заказчик (конкретное физ. лицо) понесет самостоятельно, если вред возникнет по его вине.

Кроме того из смысла термина «технический заказчик», определенного в ГК РФ, следует, что технический заказчик действует от имени застройщика. Таким образом, все права и обязанности, связанные с действиями технического заказчика, возникают непосредственно у застройщика. По общему правилу привлечение технического заказчика не влияет на ответственность застройщика.

В обоих приведенных выше ситуациях гражданскую ответственность всегда несет заказчик, уголовную – лицо, по вине которого возникли неблагоприятные последствия (фактический разработчик проектной документации).

В силу ч. 1 ст. 60 ГК РФ ответственность по возмещению вреда (до 3-х миллионов рублей в результате смерти), причиненного в результате разрешения сооружения или нарушения требований к безопасности здания несет собственник здания, если не докажет, что такой вред возник в результате умысла потерпевшего, непреодолимой силы или по вине третьих лиц.

Вместе с тем, положения ч. 3 ст. 60 ГК РФ допускает возможность возложить на технического заказчика обязанность по возмещению ответственности, превышающей 3 миллиона рублей, если это прямо предусмотрено договором.

Вам могут быть интересны: Услуги по регистрации недвижимости.

Также следует учитывать вывод судов о том, что технический заказчик не является лицом, осуществляющим строительство, он осуществляет только некоторые представительские функции застройщика и не несет ответственности за качество исполнения работ, выполненных лицом, осуществляющим строительство, — подрядчиком. (Решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.03.2015 по делу N А60-57459/2014, Постановление ФАС Московского округа от 16.01.2014 N Ф05-16283/2013 по делу N А40-124446/12-129-930, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2014 N 15АП-836/2014 по делу N А32-9696/2013.

Собственник здания, возместивший ущерб, имеет право предъявить соответствующие регрессные требования лицу, вследствие действий которого возник такой вред. Однако первоначально убытки компенсирует именно собственник здания (застройщик).

Таким образом, если работы (техническая документация) выполняются (разрабатывается) с привлечением третьего лица, то ответственность за действия такого лица несет та сторона, которая его привлекла. Данный вывод следует из ст. 403 ГК РФ, в силу которой должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнения обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение. Аналогичная норма содержится в ст. 706 ГК РФ.

По общему правилу генеральный подрядчик вправе привлекать субподрядчиков, если иное не определено договором (ст. 706 ГК РФ). Генеральный заказчик несет ответственность за действия заказчика перед субподрядчиком, а за действия субподрядчика – перед заказчиком.

Таким образом, привлекая субподрядчика, генеральный подрядчик несет перед ним ответственность за действия заказчика, а также ответственность перед заказчиком за действия субподрядчика. Вместе с тем, заказчик, разрабатывая документацию с привлечением третьего лица, несет ответственность за действия привлекаемого третьего лица. Следует учесть, что в отношениях, связанных с привлечением третьих лиц, речь идет лишь о гражданско-правовых последствиях. Исполнение обязательств за виновное третье лицо дает право требовать от него компенсации в порядке регресса. Публичную ответственность (административную, уголовную) в любом случае несет конкретное виновное лицо, вне зависимости от того, что такое лицо было привлечено заказчиком или генеральным подрядчиком.

Риски заказчика — застройщика при самостоятельном выполнении функций технического заказчика.

Административные, уголовные и т.п., например, если проектировщик не корректно произвел расчет строительных конструкций, что привело к несчастному случаю — какую ответственность будет нести заказчик при выполнении функций технического заказчика самостоятельно, какую ответственность при привлечении стороннего технического заказчика?

Уголовная ответственность заказчика — застройщика при самостоятельном выполнении функций технического заказчика

В силу положений УК РФ в качестве субъекта преступления могут выступать только физические лица, юридические лица к субъекту преступления не относятся. Таким образом, ответственность за преступление может нести только конкретное физическое лицо, на которое возложены функции по подготовке технической документации. Если такое лицо установить нельзя, то ответственность возлагается на единоличный исполнительный орган (директора, генерального директора и т.п.).

В силу п. 2 ст. 751 ГК РФ подрядчик не вправе использовать в ходе осуществления работ материалы и оборудование, предоставленные заказчиком, или выполнять его указания, если это может привести к нарушению обязательных для сторон требований к охране окружающей среды и безопасности строительных работ.

При определении вины ответственность распределяется на стороны аналогичным образом – как это описано в комментарии к первому вопросу. В частности, заказчик может быть привлечен к ответственности лишь тогда, если подрядчик при должной осмотрительности не знал и не мог знать о последствиях использования оборудования или технической документации, предоставленных заказчиком.

Например, в Определении Свердловского областного суда от 22.01.2013 по делу N 33-828/2013 (33-16574/2012) суд пришел к выводу о наличии вины в действиях проектировщика (подрядчика).

Вместе с тем, не исключено, что при рассмотрении уголовных дел судами может не применяться подход, речь о котором идет в комментарии к первому вопросу. В частности, суды могут исходить из совокупной виновности подрядчика и заказчика, несмотря на сложившуюся практику по рассмотрению гражданских споров. В связи с этим всегда целесообразно назначать лиц, ответственных за выполнение работ на объекте, а также проводить различные мероприятия для обеспечения безопасности выполняемых работ.

Если говорить об уголовной ответственности, которая могут применяться за нарушение требований строительства, то ответственность предусмотрена статьей 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ), 246 УК РФ (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ), 269 УК РФ (нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов), 215 УК РФ (нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики).

Если говорить о вине проектировщика, архитектора или иного должностного лица заказчика, то в этом случае специальная норма (ст. 216 УК РФ) не применяется, а применению подлежит ст. 109, 118 УК РФ. Кроме того, ответственность может быть возложена на должностных лиц государственных и муниципальных органов, согласовавших проектно-техническую документацию заказчика.

Как уже и говорилось выше, юридические лица не привлекаются к уголовной ответственности. Кроме того, уголовная ответственность не возлагается на лицо, выполнившее работы силами третьих лиц. В частности, конкретную уголовную ответственность несет то лицо, которое фактически выполнило работы, если такое выполнение возложено на него договором, законом или иными документами.

Возможно, вас заинтересует: Подготовка правового заключения.

Административная ответственность заказчика — застройщика при самостоятельном выполнении функций технического заказчика

Административная ответственность может быть возложена на юридическое лицо, в обязанности которого входит соблюдение конкретных норм и требований в сфере строительства. Административная ответственность предусмотрена следующими нормами: статья 9.4 КоАП РФ (нарушение обязательных требований в области строительства и применения строительных материалов (изделий)), 9.5.1 КоАП РФ (выполнение инженерных изысканий, подготовка проектной документации, строительство, реконструкция, капитальный ремонт объектов капитального строительства без свидетельства о допуске к соответствующим видам работ или с нарушением минимально необходимых требований к выдаче свидетельств о допуске к соответствующим видам работ).

Оценивая положения статьи 9.5.1 КоАП РФ следует учитывать, что виды работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, должны выполняться только индивидуальными предпринимателями или юридическими лицами, имеющими выданные саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к таким видам работ (ч. 2 ст. 52 ГрК РФ). Иные виды работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства могут выполняться любыми физическими или юридическими лицами. Перечень работ, для которых требуется СРО установлен Приказом Минрегиона РФ от 30.12.2009 N 624 «Об утверждении Перечня видов работ по инженерным изысканиям, по подготовке проектной документации, по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства».

То же самое касается и строительного контроля за работами, выполнение которых требует СРО. Такой вывод сделан в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2013 N 17АП-5069/2013-АК по делу N А60-3434/2013.

Так, суд апелляционной инстанции, проанализировав нормы действующего законодательства (ГрК РФ, Перечень, СП 48.13330.2011), отметил, что лицо, осуществляющее строительный контроль, должно обладать специальными познаниями, наличие которых и возможность реализации которых при осуществлении строительного контроля подтверждается свидетельством о допуске к такому виду работ, выданному саморегулируемой организацией.

Как указал суд, отсутствие в Перечне вида работ по осуществлению строительного контроля непосредственно застройщиком не означает, что заказчики или застройщики не имеют права самостоятельно осуществлять строительный контроль, но и не дает оснований полагать, что для проведения строительного контроля собственными силами заказчика не требуется получение свидетельства о допуске.

Кроме того, суд отклонил ссылку заказчика на письмо Минрегиона России от 06.12.2010 N 40915-ИП/08, указав, что данный документ не является нормативным правовым актом. Данные судебные акты оставлены в силе ВАС РФ (Определение от 01.08.2013 N ВАС-10699/13). Аналогичный подход содержится и в Определение ВАС РФ от 09.11.2011 N ВАС-14190/11. Таким образом, осуществление заказчиком строительного контроля не допускается без СРО.

Вас может заинтересовать: Постановка помещений в торговом центре или офисном здании на кадастровый учет.

Обязательства вследствие причинение вреда, возникающие заказчиком.

Также следует учитывать, что лицо, виновное в причинение вреда, может быть привлечено не только к уголовной или административной ответственности, но и понести обязанность по компенсации причиненного вреда. В данном случае юридическое лицо всегда несет ответственность за действиях своих работников. Безусловно, юридическое лицо сможет предъявить требования к работнику в порядке регресса, однако изначально все требования будут предъявляться именно к юридическому лицу, по вине которого возник вред.

Также возможны ситуации, когда вред будет возмещаться непосредственно владельцем источника повышенной опасности. Данный вывод следует из п. 1 ст. 1079 ГК РФ, в силу которого обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

К источникам повышенной опасности следует относить не материальный предмет, а деятельность, которая несет повышенную опасность. ГК РФ относит к такой деятельности использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др. Данный перечень не является исчерпывающим.

Как отметил суд в Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2016 N 05АП-1501/2016 по делу N А51-21769/2015, из смысла статьи 1079 ГК РФ следует, что возмещению подлежит вред, причиненный источником повышенной опасности, лицом, владеющим таким источником повышенной опасности. Само по себе осуществление лицом строительной деятельности не свидетельствует о безусловном несении им ответственности за причинение вреда независимо от вины. Указанное основание возникает для такого лица в случае причинения вреда источником повышенной опасности при непосредственном осуществлении строительной деятельности.

Таким образом, важное значение имеет то обстоятельство, при каких условиях мог возникнуть вред здоровью (при осуществлении строительной деятельности или же до начала строительной деятельности).

Другой подход можно увидеть в постановлении Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.08.2015 N Ф04-21668/2015 по делу N А75-11254/2014, в котором суд указал, что нефтепровод является источником повышенной опасности, следовательно, ответственность за вред должен нести его владелец — нефтяная компания. Данный подход представляется не совсем обоснованным, однако иногда поддерживается судами.

ВЫВОД:

Из вышеизложенного можно сделать общий вывод, что в большинстве случаев гражданскую ответственность несет подрядчик. Гражданская ответственность может быть возложена на заказчика только в тех случаях, когда он предоставил проектно-техническую документацию (материалы, оборудование) и при этом подрядчик не мог разумно предвидеть негативные последствия при использовании такой документации (материалов, оборудование). Лицо, привлекшее третьих лиц, несет гражданскую ответственность за их действия как за свои собственные.

Вместе с тем, ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда может быть возложена не только на подрядчика, но и на заказчика (как владельца объекта – источника повышенной опасности). Например, если речь идет о различных объектах, которые являются потенциально опасными по своему характеру и последствиям, могущим возникнуть в результате их использования. Как правило, это справедливо для тех случаев, когда речь идет не о строительстве вновь создаваемого объекта, а о его реконструкции, улучшении и т.п. Ответственность за действия работников в случае причинения вреда всегда несет юридическое лицо, привлекшее их.

Если рассматривать обязательства, связанные с уголовной и административной ответственностью, то она должна определяться аналогично гражданской ответственности. Однако при к уголовной ответственности будет привлекаться конкретное физическое лицо (юр. лица не являются субъектами уголовного права). При этом правило об уголовной ответственности за действия привлеченных третьих лиц не применяются. Административная ответственность за действия третьих лиц может быть возложена на привлекшее лицо лишь в том случае, когда конкретное соблюдение конкретных норм и требований определено для этого лица в силу закона. Юридические лица также несут административную ответственность за действия своих работников (к ответственности привлекается как само юр. лицо, так и работник).

Вместе с тем, не исключено отступление судов от общего подхода, который применяется при рассмотрении гражданских споров, что обусловлено спецификой публичного права. Также ответственность может быть возложена на государственные или муниципальные органы, если ими согласована проектно-техническая документация, предоставленная заказчиком. Кроме того, следует учитывать, что при проведении заказчиком строительного надзора необходимо наличие СРО, без которого заказчик может быть привлечен к административной ответственности.

Вас может заинтересовать: Абонентское юридическое обслуживание бизнеса.

Если вам понравилась статья, подпишитесь на группы Прайм лигал в соц. сетях и порекомендуйте нашу компанию друзьям и знакомым.

1. Согласно комментируемой статье исполнение любого, кроме требующего личного исполнения, обязательства может быть возложено на третье лицо. Пункт 1 комментируемой статьи предусматривает возложение исполнения на третье лицо именно должником. Однако п. 2 этой статьи делает исключение из правила о возложении исполнения самим должником: указанные здесь лица могут без согласия должника исполнить за него обязательство, при этом, как вытекает из текста нормы, речь идет главным образом о погашении денежного долга за счет этих третьих лиц.

Из изложенного не следует, что кредитору запрещено принимать исполнение, добровольно осуществляемое другими, кроме указанных в комментируемой статье, третьими лицами за должника. Если кредитор согласен, он может, например, принять сумму долга, предложенную гражданином за родственника-должника, не требуя согласия последнего. Вместе с тем с учетом обычаев делового оборота и деловых обыкновений кредитор должен уведомлять должника о предложении третьего лица уплатить за него долг, исполнить иное обязательство и уже в зависимости от содержания ответа должника решать вопрос о принятии или отказе принять предложенное исполнение.

Исполнение, предлагаемое третьим лицом по поручению должника или в силу закона (п. 2 комментируемой статьи), кредитор обязан принять. В противном случае кредитор признается просрочившим с последствиями, предусмотренными ст. 406 ГК. В иных случаях кредитор может не принимать исполнение, если возложения в смысле ст. 313 ГК не было. В таком случае просрочившим исполнение считается должник (ст. 405 ГК).

2. Обязательства личного характера должник обязан исполнить лично. Например, ст. 974 ГК устанавливает необходимость личного исполнения поручения поверенным. Личными являются обязательства автора создать произведение изобразительного искусства; обязательства, связанные с деятельностью артистов-исполнителей, обязательства по договору о возмездном оказании услуг (ст. 780 ГК и пр.).

Личный характер обязательства может вытекать из закона, иных правовых актов, договора, существа обязательства. В силу существа обязательства недопустима, например, передача выполнения работы квалифицированным мастером, которому заказчик доверил выполнение индивидуального заказа, не обладающему соответствующей квалификацией лицу (такое может случиться, например, при заключении договора подряда с гражданином, индивидуально осуществляющим предпринимательскую деятельность).

Во избежание споров по данному вопросу при заключении любого договора можно предусматривать запрет на передачу исполнения третьим лицам, т.е. условиями договора можно определить обязательство как связанное с личностью должника, хотя без такого указания в договоре оно в принципе личным обязательством и не является.

3. При возложении исполнения на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (ст. 391 ГК), результатом которого является замена должника. При переводе долга обязанность переходит к новому должнику.

Должник, возложивший исполнение на третье лицо, отвечает перед кредитором по обязательству как за свои действия, так и за действия третьего лица (ст. 403 ГК). В установленных законом случаях может быть предусмотрена ответственность перед кредитором непосредственного исполнителя обязательства — третьего лица (см. коммент. к ст. 403 ГК).

4. В условиях перехода к рынку возложение исполнения обязательства на третье лицо особенно широко применяется в предпринимательских правоотношениях. Оно имеет место, в частности, при так называемых транзитных поставках; привлечении к подрядным работам субподрядчика; выплате арендных платежей не лизинговой компании, а по ее указанию — кредитору лизинговой компании; субкомиссии; субагентском договоре; при возложении исполнения банком клиента обязательства о перечислении средств клиента на счет поставщика на другие банки и пр.

5. При добровольном без ведома должника исполнении за него обязательства третьим лицом к нему права кредитора по обязательству не переходят. Если же требования кредитора удовлетворяют указанные в п. 2 комментируемой статьи лица: арендаторы, залогодержатели и др., опасающиеся утратить свои права на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на него, — к ним переходят права кредитора по обязательству в соответствии с нормами о переходе прав кредитора к другому лицу в силу закона (ст. ст. 382 — 387 ГК).

При возложении исполнения на третье лицо самим должником исполнение обязательства приводит к прекращению обязательства исполнением (ст. 408 ГК).

Одновременно прекращается исполнение обязательства третьего лица перед должником, если и оно оформлено договором.

Например, торговая фирма заключила договор поставки с другой фирмой. Фирма-поставщик, в свою очередь, заключила договор поставки с предприятием-изготовителем, которое по указанию покупателя (посредника) отгружает продукцию в адрес получателя.

Предприятие-изготовитель по отношению к получателю является третьим лицом, а по отношению к покупателю — должником.

Исполнение обязательства в адрес получателя (транзитная поставка) прекращает обязательство по поставке между двумя фирмами и одновременно — обязательство предприятия-изготовителя перед покупателем (в случае если исполнение было надлежащим, а объем поставки по двум договорам одинаков).

6. Исполнение обязательства третьим лицом по смыслу комментируемой статьи сходно с исполнением обязательства за счет должника третьим лицом по поручению кредитора (ст. 397 ГК). Аналогия заключается в том, что в рамках действующего обязательства его реальное исполнение достигается действиями третьих лиц.

Различие между ними заключается в следующем:

1) по комментируемой статье исполнение третьему лицу поручается должником, а по ст. 397 ГК — кредитором. При этом кредитор может выполнить часть работ и своими силами;

2) должник, возложивший исполнение, отвечает за действия третьего лица. Кредитор же привлекает другое лицо для выполнения работы (если работа является объектом обязательства) по самостоятельному соглашению. Соответственно, появляется еще один должник, который отвечает по этому соглашению;

3) при возложении исполнения должником кредитор связан обязательством только с должником, а при привлечении кредитором третьего лица кредитор одновременно состоит в договорном обязательстве с неисправным должником и с тем, кого кредитор дополнительно привлек для выполнения работы. Соответственно, кредитор рассчитывается с дополнительным должником за счет средств, не освоенных неисправным должником, и за счет взыскания с него необходимых расходов и других убытков. При возложении исполнения должником расчеты производятся между должником и кредитором за счет средств кредитора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *