Эстоппель, что это?

Принцип «эстоппель» в действии: когда участник спора может лишиться права выдвигать возражения

Эстоппель (от англ. «estop» — лишать права выдвигать возражения) представляет собой правовой принцип, в силу которого лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих требований и возражений при наступлении определенных обстоятельств. Применение указанного принципа позволяет внести определенность в правоотношения компаний, защитить их от необоснованных требований и претензий, не нарушить их разумных ожиданий относительно поведения контрагентов, сделать гражданский оборот более стабильным и предсказуемым.

Эстоппель имеет широкую сферу применения, используется в области материального и процессуального права и позволяет добросовестным участникам гражданского оборота обезопасить себя от неожиданных притязаний контрагентов, которые, несмотря на достигнутые договоренности, могут выдвигать свои возражения и требования повторно или же заявлять новые требования. Применение эстоппеля поз­волит отклонить такие притязания без рассмотрения их по существу, что является эффективным средством правовой защиты. Рассмотрим, в каких случаях допустимо использование данного принципа.

Оспоримые сделки

Нередко на практике коммерсанты совершают сделки, которые могут быть признаны недействительными при определенных обстоятельствах. На те или иные спорные аспекты при согласовании условий сделки коммерсанты могут закрыть глаза, поскольку размер выгод от ее совершения является значительным и перевешивает возможные риски. Если недобросовестный контрагент или иное заинтересованное лицо обратится с иском в суд о признании сделки недействительной, использование эстоппеля позволит защититься от предъявленного иска.

Недобросовестными являются действия стороны сделки, которая вела себя таким образом, что не возникало сомнений в том, что она согласна со сделкой и намерена придерживаться ее условий, но впоследствии уже после ее исполнения контрагентом обратилась в суд с требованием о признании сделки недействительной, чтобы получить для себя необоснованные выгоды и преференции, в то время как никто не вправе извлекать какие-либо преимущества из своего незаконного поведения (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.11.2014 по делу № А56-68173/2013).

Согласно п. 5 ст. 166 ГК РФ заявление о недействительнос­ти сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

В качестве таких действий, которые свидетельствуют о фактическом принятии условий сделки, согласии с ее содержанием, могут рассматриваться, в частности, подписание сделки без замечаний, получение исполнения по ней без возражений, оформление сопроводительных до­кумен­тов и др. (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.10.2014 по делу № А40-15580/13-102-145).

На основании данного принципа можно будет отклонить иск о признании сделки недействительной, если он заявлен недобросовестной стороной, которая получила причитающее­ся ей исполнение, однако от предоставления своего исполнения стремится уйти (решение Арбитражного суда Респуб­лики Марий Эл от 08.04.2015 по делу № А38-3908/2014). Дополнительным аргументом в этом случае для применения эстоппеля будет указание на то, что приводимые в подтверждение недействительности сделки обстоятельства могли быть установлены на момент ее совершения (например, формальное несоответствие закону, отсутствие корпоративного ­одобрения и т.п.), однако компания заявляет об этом только спустя значительное время после совершения сделки, когда она со стороны добросовестного ответчика была в полном объеме или в значительной степени исполнена, например, выдан кредит или передано имущество, выполнена работа и др. (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.01.2015 по делу № ­А32-527/2014).

Так, например, в одном деле суд отклонил иск о признании недействительным дополнительного соглашения к договору аренды, которое продлевало его срок и в течение длительного периода времени исполнялось сторонами. Суд отметил, что в соответствии с действую­щим законодательством заявление о недействительнос­ти сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (правило эстоппель). Кроме того, суд указал на недоб­росовестность истца, который, ссылаясь на недействительность дополнительного соглашения к договору аренды без заявления самостоятельного искового требования о признании недействительным самого договора аренды, по существу, пытался обойти нормы ГК РФ о применении срока исковой давности, что является недопустимым (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.01.2015 по делу № А32-6342/2014).

Переписка по e-mail

Важное значение принцип эстоппель имеет в сфере взаимодействия компаний при исполнении заключенных догово­ров. Для ускорения работы и оперативного обмена до­кумен­тами и информацией они используют современные средства коммуникаций, в частнос­ти электронную поч­ту.

Такой способ взаимодействия признается допустимым в соответствии с п. 2 ст. 434, п. 1 ст. 452 и п. 1 ст. 6 ГК РФ (постановления Президиума ВАС РФ от 12.11.2013 № 18002/12, ФАС Центрального округа от 21.01.2010 по делу № А14-3050/2009/122/15, Московского округа от 17.05.2013 по делу № А40-102005/12-57-977) при условии, что переписка велась уполномоченными представителями сторон (постановление АС Московского округа от 23.04.2015 по делу № А40-102005/12-57-977).

Возможность использования электронной переписки в гражданском обороте лучше всего закрепить в соглашении сторон с указанием конкретных адресов почты, с которых будет вес­тись переписка, либо сделать ссылку на домен с указанием на то, что юридически значимые стороны признают перепис­ку с любых адресов, зарегистрированных на данном домене.

Письма с почты, зарегистрированной на корпоративном домене, будет проще доказывать как исходящие от контрагента, чем письма, отправленные с почты, зарегистрированной на открытом домене (www.mail.ru, www.yandex.ru и др.). Дело в том, что на таких открытых доменах, в отличие от корпоративного, почту может зарегистрировать любое лицо. К корпоративной же почте доступ ограничен — он возможен только для сотрудников соответствующей компании.

Однако и при отсутствии в договоре условия о возможности использования электронной поч­ты в процессе его исполнения либо наличие условия о возможности ее использования для определенных целей (например, для выставления счетов и направления актов) не исключает возможнос­ти ссылаться на электронную перепис­ку как на доказательство тех или иных обстоятельств (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08.08.2012 по делу № А53-11601/2011). Помогут в этом конклюдентные действия самих сторон договора, которые осуществляют и принимают исполнение по нему (постановление АС Северо-Западного округа от 24.10.2014 по делу № А56-77438/2013). Например, подтверждением фактического согласования возможности использования электронной переписки может быть длительное ее использование для направления до­кумен­тов (счетов, счетов-фактур, писем, уведомлений и т.д.) в совокупности с действиями по исполнению договора (передача имущества, сдача результата работ, перечисление платежей, принятие исполнения и т.п.) (постановление АС Московского округа от 16.03.2015 по делу № ­А40-84594/14).

В такой ситуации одна из сторон договора будет не вправе в дальнейшем ссылаться на формальное несогласование в договоре условия о возможности использования электронной почты, а также ставить вопрос о том, что она не получила какой-либо корреспонденции, а элект­ронную переписку считает ненадлежащим доказательством. Такое недобросовестное поведение будет считаться злоупотреблением правом (постановление ФАС Московского округа от 17.02.2014 по делу № А40-66373/13-173-590). Например, получив от заказчика уведомление о расторжении договора по электронной поч­те, исполнитель, действуя доб­росовестно и разумно, должен при возникновении у него сомнений в статусе договора запросить у него разъяснения. Не сделав этого, он выражает свое согласие с расторжением договора, что лишает его права в дальнейшем выдвигать свои возражения по поводу действия расторг­нутого договора (эстоппель) (постановление ФАС Дальневосточного округа от 11.10.2011 по делу № ­А04-587/2011).

Если исполнитель не представит достоверных и допустимых доказательств оказания своих услуг заказчику и их принятия именно последним (ст. 65 АПК РФ), он не вправе претендовать на получение оплаты (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.11.2009 по делу № ­А70-34/2009), что при этом не исключает его права предъявить свои требования к тому лицу, кто действительно пользовался услугами.

Обжалование судебных решений

На основании принципа эстоппель можно отклонять многие доводы и возражения процессуального оппонента при рассмотрении спора вышестоящими судебными инстанциями со ссылкой на то, что такие доводы и возражения не заявлялись им суду первой инстанции (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12.02.2015 по делу № А60-12264/2014).

Так, к примеру, кассационный суд при рассмотрении дела об изменении размера арендной платы земельного участка отклонил довод арендатора о том, что определенная на основании отчета об оценке рыночная стоимость земельного участка является недостоверной, поскольку он не заявлял возражений относительно рыночной стоимости спорного земельного участка и достоверности отчета в судах первой и апелляционной инстанций, указывая при этом на отсутствие необходимости представления в материалы дела отчета в полном объеме, оспаривая правовые, а не фактические основания заявленного иска. Эти обстоятельства влекут потерю арендатором права на возражение (эстоппель) в отношении рыночной стоимости спорного земельного участка, определенной на основании отчета об оценке и отклонение довода арендатора (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.03.2015 по делу № А19-688/2013).

Проиграв спор в суде первой инстанции, некоторые компании при обжаловании судебного акта в вышестоящих инстанциях приводят в подтверждение своих доводов, в частности, аргумент о том, что суд при разрешении дела нарушил правила подведомственности, поскольку он вообще не имел права его рассматривать. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ). Вмес­те с тем при рассмотрении дела в вышестоящих судебных инстанциях такой довод будет отклонен, поскольку в целях соблюдения принципа правовой определенности нарушение правил подведомственности не является основанием для отмены судебного акта и прекращения производства по делу при условии, что стороны не ссылались на неподведомственность дела и были согласны на рассмотрение дела арбитражным судом (постановление Президиума ВАС РФ от 28.04.2009 № 13798/08).

Для суда в такой ситуации очевидно, что сторона, проиг­равшая судебный спор, пытается использовать всевозможные доводы, чтобы отменить принятое против нее судебное решение. Однако такой аргумент, как нарушение правил подведомственности, обязательно должен быть заявлен суду первой инстанции.

Если же он не заявлялся, сторона участвовала в заседаниях, приводила аргументы и доказательства, реализовывала процессуальные права и обязанности, оснований для выдвижения такого аргумента в дальнейшем не имеется. Иными словами, участвуя в разбирательстве дела определенным судом и не заявляя по этому поводу возражений, участник спора теряет право в будущем выдвигать возражения по поводу того, что данному суду дело неподведомственно в силу принципа эстоппель. Такие действия являются конклюдентными и свидетельствуют о признании стороной компетенции арбитражных судов на рассмотрение возникшего спора и влекут потерю права на возражение в отношении подведомственнос­ти спора (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.02.2015 по делу № А60-27960/2014).

Возможность применения принципа эстоппель в арбитражном процессе, в том числе и по вопросу определения компетентного суда, была подтверждена Президиумом ВАС РФ в постановлениях от 22.03.2011 № 13903/11, от 23.04.2012 № 1649/13, от 24.06.2014 № 1332/14.

Подсудность спора и судебное извещение

Помимо довода о нарушении правил подведомственности, использование принципа эстоппель позволит также отклонить довод о нарушении подсудности спора, если будет установлено, что соответствующее возражение у проигравшей спор стороны появилось только на стадии, когда решение было принято против нее, при том, что при рассмотрении дела судом первой инстанции она активно участвовала в процессе и на это обстоятельство не ссылалась.

Указанные действия свидетельствуют о признании стороной компетенции соответствующего суда посредством конклюдентных действий, что влечет за собой потерю права на возражение (эстоппель) в отношении подсудности спора (постановления Президиума ВАС РФ от 23.04.2012 № 1649/13, ФАС Западно-Сибирского округа от 04.04.2014 по делу № ­А45-20941/2010).

Эстоппель может быть применен против довода о некомпетентности как государственного, так и третейского суда. Даже если третейский суд был аффилирован со вторым участником спора, само по себе это обстоятельство не свидетельствует о нарушении им принципов беспристрастности и объективности при отсутствии конкретных и достоверных доказательств того, что такой участник может действительно влиять на принимаемые судом решения (Определение ВС РФ от 09.02.2015 по делу № 310-ЭС14-4786). Поэтому, если участник третейского разбирательства при рассмотрении дела третейским судом не ссылался на отсутствие у того компетенции, активно участвовал в процессе, оснований отменить принятое таким судом решение не получится: он теряет право на возражение об отсутствии у суда компетенции по рассмотрению спора. Кроме того, если сторона знала об аффилированности и умолчала об этом факте в третейском разбирательстве в целях оспаривания компетенции, заявление об отсутствии компетенции в государственной процедуре может быть расценено как недобросовестное процессуальное поведение со стороны такого субъекта (Определение ВС РФ от 19.03.2015 по делу № 310-ЭС14-4786, А62-171/2014).

Надлежащим волеизъявлением на выбор арбитража как компетентного суда будет указывать также факт ведения с ним переписки юрис­том материнской компании, представляющим интересы дочерней компании (участника спора). Вступая в переписку с ним, арбитраж мог учитывать подконт­рольность дочерней компании материнской, общие цели их деятельности, в том числе возможность материнской компании давать указания дочерней. Исходя из этого, юрист контролирующего общества, взявший на себя обязанность представлять интересы дочернего, выполняет свои служебные обязанности, и его полномочия явствуют из обстановки, в которой он действует (п. 1 ст. 182 ГК РФ). Эти обстоятельства влекут за собой потерю дочерним обществом как участником спора права ссылаться на его недолжное уведомление о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или на невозможность по другим причинам представить свои объяснения (постановление Президиума ВАС РФ от 24.06.2014 № 1332/14).

Эстоппель можно также использовать в противовес довода о том, что участник спора не был надлежащим образом уведомлен о времени и месте судебного разбирательства, если такой довод заявляется на стадии кассационного обжалования судебного акта, при том, что в суде апелляционной инстанции он не заявлялся (постановление ФАС Московского округа от 10.12.2012 по делу № А40-97061/09-78-446Б).

Так, в одном деле от имени компании в апелляции участвовал представитель по доверенности, он же подавал апелляционную жалобу, делал заявления по существу спора. При этом в суде апелляционной инстанции компания не заявляла о ненадлежащим уведомлении ее о судебном процессе, данный довод был приведен только в суде кассационной инстанции. Полномочия представителя действовать от имени компании в кассации не оспаривались, данный довод был приведен только в рамках надзорной жалобы.

Совокупность действий компании, по мнению суда надзорной инстанции, повлекло утрату права ссылаться на возражения в отношении ненадлежащего уведомления при молчаливом одобрении действий (принцип эстоппель). При таких условиях (в ситуации учас­тия представителя компании в разбирательстве дела в апелляции и отсутствия заявления об оспаривания его правомочий в суде кассационной инстанции), нельзя было сделать вывод о том, что компания была лишена возможности предоставить доводы в свою защиту (Определение ВАС РФ от 28.10.2011 № ВАС-8661/11).

Мировое соглашение

Особо важное значение рассматриваемый принцип имеет в сфере использования такой примирительной процедуры как заключение мирового соглашения (Определение КС РФ от 24.02.2004 № 1-О).

В соответствии с задачами судопроизводства, а также ч. 1 ст. 128 АПК РФ, регламентирующей примирительные процедуры, утвержденное судом мировое соглашение является процессуальным способом урегулирования спора, который основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях, что влечет за собой ликвидацию спора о праве в полном объеме.

В части 2 ст. 9 АПК РФ преду­смотрено, что лица, участ-вующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Невключение в текст мирового соглашения условий о необходимости выполнения каких-либо дополнительных обязательств означает соглашение сторон о полном прекращении гражданско-правового конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель), вытекающих как из основного обязательства, так и из дополнительных по отношению к основному обязательств (постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 № 13903/10, п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе»).

Не включив в текст мирового соглашения условия о разрешении тех или иных требований, связанных с предметом спора, стороны теряют право в дальнейшем их заявлять. Такой подход не нарушает баланс интересов участников спора, поскольку они заключают мировое соглашение, исходя из существующих реалий и рассчитывая на ликвидацию спора полностью без риска для себя предъявления дополнительных требований со стороны процессуального оппонента. В ином случае мировое соглашение могло бы быть вообще не заключено (постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.10.2014 по делу № А40-189500/13). Заключение мирового соглашения удовлетворяет интересам обеих сторон, и должник будет вправе рассчитывать на прекращение любых претензий по спору.

Риск негативных последствий несет кредитор, который обладал соответствующим правом и должен был понимать, что мировое соглашение должно влечь прекращение конфликта как из основного обязательства, так и из всех дополнительных, связанных с ним обязательств. Выдвигая же новые требования, соответствующая сторона спора действует непоследовательно и нивелирует последствия прекращения спора, что противоречит правовой природе мирового соглашения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.04.2015 по делу № А40-189980/2014).

Исключение составляет случай, когда в мировом соглашении специально было оговорено право одной из сторон на предъявление определенных требований, например, право кредитора на взыскание неустойки с должника (решение Арбитражного суда Свердловской области от 07.04.2015 по делу № А60-57297/2014). Такое право утвержденное судом мировое соглашение не прекращает, поэтому в отношении подобных требований эстоппель не действует.

Складочное право

Штапельный склад Stapelhaus в Кёльне

Складочное (штапельное) право (нем. Stapelrecht, фр. droit d’étape) — право, принадлежавшее избранным городам в средневековой Европе принуждать купцов, осуществлявших транзит своих товаров через окрестности города, торговать этими товарами в специально отведенном месте в пределах таких городов.

Складочное право было важной привилегией средневековых городов, так как оно облегчало снабжение необходимыми для города продуктами, увеличивало доходы городской казны за счёт взимания рыночных сборов с продаваемых товаров. Помимо обогащения, это давало городским властям дополнительные рычаги экономического влияния на другие города, позволяя задерживать или перекупать идущий транзитом товар.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/3 Просмотров:306 1 084 472
  • ✪ Лекция 5.2 Организационно-правовые формы предпринимательской деятельности в России, выб…
  • ✪ Обращение взыскания на денежные средства должника
  • ✪ Изменения в учете основных средств. Посмотрите в 2016 году изменения в учете основных средств!

Субтитры

Эстоппель: ВС рассказал, где его надо применять

Эксперты «Право.ru» отмечают, что суды общей юридикции редко применяют такой правовой принцип, как эстоппель, в отличие от арбитражей. На примере земельного спора из Краснодарского края Верховный суд объясняет нижестоящим инстанциям, когда новый для российского законодательства правовой институт можно использовать. ВС обратил внимание и на другие нарушения в акте краевого суда.

В 2013 году в российском законодательстве появился новый правовой институт под названием эстоппель (п. 5 ст. 166 ГК). Эта новация, являясь продолжением принципа добросовестности, распространилась как на материальное право, так и на процессуальное. Если говорить о процессуальном эстоппеле, то его можно применить, начиная с того момента, когда спор дошел до апелляционной инстанции, поясняет Евгений Пугачев, руководитель практики «Земля.Недвижимость.Строительство» юрфирмы «Интеллектуальный капитал». Суть такого института заключается в том, что сторона разбирательства не сможет реализовать свое право в апелляции, если не пыталась это сделать в первой инстанции. Подобная ситуация и возникла в земельном споре из Краснодарского края.

Эстоппель (от англ.»estop» — лишать права выдвигать возражения) – правовой принцип, согласно которому лицо теряет право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своей позиции.

Началось все еще в 2006 году, когда колхоз «Память Ленина» арендовал 0,5 га земли в селе Новоленинский Краснодарского края. Этот участок находился в общей долевой собственности местных жителей, поэтому арендодателями выступили сразу несколько десятков человек. Спустя три года, несколько владельцев этой земли ее поделили и зарегистрировали право собственности на свои части недвижимости. После успешного разделения участка новые земли передали в аренду ЗАО «Лебяжье-Чепигинское». Таким образом, «Память Ленина» лишился возможности пользоваться ранее арендованными территориями.

Колхоз не согласился со сложившейся ситуацией и оспорил разделение единого участка в судебном порядке. Тимашевский районный суд в 2009 году признал тремя решениями выделы земельных долей недействительными и постановил отменить арендные соглашения с «Лебяжье-Чепигинское». Однако новый арендатор не спешил выполнять принятые судебные решения и продолжал пользоваться землей.

Борьба за единство

В начале 2016 года колхоз «Память Ленина» стал банкротом (дело № А32-2426/2009) и потерял возможность добиться исполнения судебных актов 2009 года. Тогда уже другие сособственники 0,5 га земли во главе с Андреем Исаевым* обратились в Тимашевский райсуд с иском к «Лебяжье-Чепигинское», потребовав восстановить единый участок и право общей долевой собственности на него. Ответчик с такими требованиями согласился, удовлетворила их и первая инстанция (дело № 2-813/2016). Суд сослался на то, что еще в 2009 году выдел долей из единой недвижимости признали недействительным, поэтому участок надо вернуть в прежние границы. Но после такого решения «Лебяжье-Чепигинское» изменило свое мнение по этому спору и обжаловало акт первой инстанции в апелляцию.

Краснодарский краевой суд решил, что истцам в этом деле надо отказать. Апелляционная инстанция указала на то, что заявители в рассматриваемом споре не доказали, как ответчик нарушил их права по пользованию землей (дело № 33-16849/2016). Апелляция подчеркнула, что «Лебяжье-Чепигинское» не меняло границы участка в 0,5 га, так как это сделали другие его сособственники, а возможное удовлетворение иска может затронуть их права.

Проглядели эстоппель

Исаев и соистцы не согласились с актом апелляции, обжаловав его в Верховный суд. ВС в первую очередь обратил внимание на то, что апелляция безмотивировочно квалифицировала заявленный иск как негаторный (об устранении препятствий по пользованию имуществом). Хотя первая инстанция, наоборот, посчитала эти требования «применением последствий недействительности сделки». Судьи ВС пояснили, что абстрактное утверждение о том, будто удовлетворение иска нарушит права третьих лиц, неверно (дело № 18-КГ17-68). Апелляции нужно было установить, кто именно владеет долями в праве собственности на участок и привлечь этих лиц к делу, отметил ВС.

Помимо этого нижестоящий суд не оценил возможность применить в этом споре процессуальный эстоппель, посчитала Судебная коллегия по гражданским делам ВС. Судьи ВС указали на то, что в первой инстанции ответчик согласился с требованиями истца, а после решения Тимашевского райсуда «Лебяжье-Чепигинское» поменяло свою позицию, подав апелляционную жалобу.

«Тройка» судей под председательством Вячеслава Горшкова отменила акт апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Краснодарский краевой суд (прим. ред. – пока еще не рассмотрено).

Эксперты «Право.ru»: «ВС обоснованно обратил внимание на недобросовестность ответчика»

Суды общей юрисдикции менее охотно применяют эстоппель, нежели арбитражные суды, отмечает юрист АБ «Линия Права» Фаррух Саримсоков. По его мнению, рассматриваемое решение ВС может стать триггером, чтобы усилить использование обсуждаемого правового института. Юрист петербургской практики «Пепеляев Групп» Вадим Инсаров предупреждает, что процессуальный эстоппель должен использоваться с осторожностью и в исключительных случаях. В частности, когда речь идет об очевидном и грубом злоупотреблении со стороны участника спора. Юрист уверен, что в этом деле не стоит применять обсуждаемый институт. По его словам, ответчик мог изменить свою позицию в апелляции по самым разным причинами, которые могут быть и не связаны с недобросовестностью. Буквальное восприятие позиции ВС нижестоящими судами может ограничить право сторон на судебную защиту, что приведет к серьёзным негативным последствиям, добавляет Инсаров.

Противоположного мнения придерживается юрист КА «Юков и партнеры» Александра Воскресенская. Она считает, что в этом споре ВС обоснованно обратил внимание на недобросовестное поведение ответчика: «Изменение процессуальной позиции «Лебяжье-Чепигинское» являлось для истца непредвидимым и затруднило выработку по делу собственных доводов для их представления в апелляции». Эксперт подчеркивает, что сторону разбирательства нужно заранее уведомлять обо всех значимых для процесса действиях: «Это обеспечит справедливое судебное разбирательство, основанное на принципах состязательности и равноправия».

Принцип эстоппель в гражданском процессе. Когда применяется процессуальный эстоппель.

Процессуальный эстоппель.

Буквально на прошлой неделе ко мне обратилась организация, чтобы оценить перспективы обращения в СКЭС ВС РФ с кассационной жалобой на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Северо-Западного округа. До ознакомления с данными решениями я в своей адвокатской практике с применением процессуального эстоппеля не сталкивался. Да, знал о данном средстве права справедливости США.Ззнал, как он применяется там и почему. И здесь я в тексте постановления прочитал ссылки АС Северо-Западного округа на применение процессуального эстоппеля.

Итак, ситуация была следующая.

Истец являлся продавцом определенной продукции. Он счел, что поставленная ему более года назад продукция не соответствует по качеству тому, что было предусмотрено договором, и решил воспользоваться ст. 475 ГК РФ, потребовав возврат денег. В иске он сослался на наличие договора между ним и ответчиком, которым было предусмотрено применение Инструкции о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по качеству, утвержденной Постановлением Госарбитража СССР от 25.04.66 N П-7 по договорам поставки.

Первая инстанция иск удовлетворила, но вторая отменила решение, так как приемка продукции согласно данной Инструкции не производилась. Тот, кто читал мою публикацию «Приемка товара по качеству. Применение Инструкции Госарбитража № П-7 при поставке товара», тот поймет, каковы последствия нарушения правил приемки. Истец подает кассационную жалобу, в которой уже утверждает, что никакого договора, в котором предусмотрены такие правила, не заключалось, а точнее они говорили, что это была речь о договоре между другой организацией, которая раньше также возглавлялась тем же директором.

АС Северо-Западного округа в постановлении написал, что необоснованное противоречивое поведение в суде не допускается (процессуальный эстоппель). Я, естественно, не увидел никаких перспектив в обжаловании судебных актов, но решил изучить практику применения процессуального эстоппеля судами, а также сделать её краткий обзор.

Начать я хочу с происхождения данного эстоппеля.

Происхождение процессуального эстоппеля

Процессуальный эстоппель происходит из права справедливости в США. Право справедливости в своем развитии создало различного вида эстоппели: справедливый эстоппель; эстоппель на основании обещания; квази-эстоппель; судебный эстоппель. Например, та же ч.5 ст. 166 ГК РФ фактически представляет в усеченном виде, так называемый квази-эстоппель права справедливости США. Я не буду подробно останавливаться на всех видах эстоппеля, но у них есть одна общая черта, заключающаяся в запрете на противоречивое поведение, на которое полагалась другая сторона в ущерб себе.

Эстоппель представляет собой защиту оправданных и обоснованных ожиданий стороны, если другая сторона после того, как первая сторона положилась на действия последний, она меняет свое поведение, результатом чего будет ущерб первой стороне. Правда, процессуальный эстоппель защищает не столько интересы участников спора, сколько интересы правосудия. Так, в решении одного из федеральных окружных судов США говорится:

Процессуальный эстоппель, иногда называемым «доктриной против утверждения несовместимых позиций» создана судами, чтобы не дать участнику процесса возможности утверждать позицию, которая является несовместимой с той, которую он же утверждал ранее в данном или другом процессе. Он не призван, чтобы устранить все несовместимости, но изобретен, чтобы предотвратить участника спора от ведения двойной игры с судом.

Отмечу еще, что в данном случае идет речь не об изменении правовой позиции стороны, а именно позиции относительно фактических обстоятельств дела. Иначе говоря, сначала сторона, например, отрицает определенный факт, имеющий значение для дела, а затем, наоборот, изменяет свою позицию и начинает утверждать существование этого факта. Конечно, мы говорим только о необоснованном изменении позиции. Есть хорошая максима: venire contra factum proprium (никто не может противоречить собственному предыдущему поведению), которая емко выражает идеи эстоппеля.

Итак мы видим, что арбитражные суды восприняли данную идею права справедливости, которая в общем-то никаких возражений не вызывает, как и иные виды эстоппеля. Кстати, нашему праву явно не хватает правовых средств, таких, какие существуют в праве справедливости. В то же время некоторые доктрины права справедливости, как например, субординация требований контролирующих корпорации лиц, принимаются на уровне СКЭС ВС РФ. Процессуальный эстоппель в судебной практике применяют не только арбитражные суды, но и некоторые суды общей юрисдикции.

Я сделал краткий обзор судебной практики, который раскрывает идею процессуального эстоппеля

Так, в апелляционном определении Московского городского суда от 14.05.2018 по делу N 33-20054/2018 говорится:

Следует отметить, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции указанных обстоятельств ответчик не оспаривал. В связи с чем, применительно к процессуальному эстоппелю, доводы апелляционной жалобы ДГИ г. Москвы об отсутствии документов, подтверждающих трудовой стаж Е.К., как следствие — законных оснований для заключения договора социального найма, — судебная коллегия находит несостоятельными.

Иначе говоря, здесь апелляционный суд исходит из того, что в суде первой инстанции ответчик не оспаривал определенных обстоятельств, но стал их оспаривать во второй инстанции.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.08.2019 N 33-16366/2019 по делу N 2-1586/2019
Отклоняя доводы апелляционной жалобы Г. о несогласии с решением суда, судебная коллегия учитывает поведение истца, подписавшей в ходе ранее рассмотренного дела 2 февраля 2016 года письменное соглашение с О., С., согласно которому Г. подтвердила отсутствие материальных претензий по договору займа и расписке, а также обстоятельство того, что после заключения оспариваемого соглашения Г. длительное время не предъявляла к ответчику каких-либо претензий относительно возврата заемных денежных средств.

В данной связи судебная коллегия находит обоснованным применение судом первой инстанции принципа процессуального эстоппеля, препятствующего недобросовестному лицу изменять свою первоначальную позицию, выбранную ранее модель поведения и отношения к определенным юридическим фактам.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 25.04.2019 по делу N 33-2679/2019
Отклоняя доводы апелляционной жалобы против данного вывода, судебная коллегия учитывает также поведение А., утверждавшего при рассмотрении гражданского дела <Номер обезличен> Тушинским районным судом города Москвы о добросовестном исполнении им принятых на себя перед С. договорных обязательств, и применяет принцип процессуального эстоппеля, препятствующего недобросовестному лицу изменять свою первоначальную позицию, выбранную ранее модель поведения и отношения к определенным юридическим фактам.

Как видим, некоторые суды общей юрисдикции в решениях ссылаются на принцип процессуального эстоппеля и применяют его в своей практике.

Применяют процессуальный эстоппель и арбитражные суды. Один из первых актов ВС РФ, в котором был высказан принцип запрета противоречивого процессуального поведения, было Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 09.10.2014 по делу N 303-ЭС14-31, А51-1943/2011, в котором ВС РФ счел, что противоречие утверждений корпорации на новом круге рассмотрения дела, тому, что она утверждала на первом круге, может являться основанием запрета заявлять новые возражения.

Нормативной базой для применения эстоппеля в арбитражном процессуальном праве арбитражные суды считают ч.2 ст. 9 АПК РФ и рассматривают измененение своей позиции относительно фактов, как злоупотребление процессуальными правами, а эстоппель как раз и является средством борьбы с такими злоупотребления.

Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29.11.2017 N Ф02-6071/2017 по делу N А19-1567/2017
Довод заявителя жалобы о неправомерном включении в заявленные требования задолженности, возникшей до заключения спорных договоров, подлежит отклонению, поскольку в отзыве на исковое заявление ответчик признавал спорную задолженность в полном объеме и, с учетом положений статей 9 (риск совершения процессуальных действий), 41 (недопустимость злоупотребления процессуальными правами), частей 3 и 5 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лишается права возражать по обстоятельствам, если ранее с ними соглашался (процессуальный эстоппель).

В одном из дел гражданин согласился с тем, что спор о расторжении договора доверительного управления подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Затем он начал заявлять доводы относительно того, что данный спор подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. Арбитражный суд Уральского округа (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 28.03.2019 N Ф09-1813/19 по делу N А76-38510/2018) счел, что здесь применим принцип процессуального эстоппеля, то есть принцип утраты права на возражение при недобросовестном или противоречивом поведении лица.

Думаю, что идея процессуального эстоппеля ясна и понятна: участник процесса в одном деле или в разных делах сначала утверждает в своих интересах, что факт А существует (не существует), а затем в том же процессе или в другом процессе, поняв, что данная позиция для него невыгодна, делает противоположное заявление относительно существования или несуществования такого факта. Такое поведение, как мы видим, и на родине процессуального эстоппеля и у нас рассматривают, как злоупотребление правом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *